Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1988,   статей на доработке: 315 отклонено статей: 754 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Судьба храма иконы Божией Матери «Живоносный Источник» в Царицыно в 1920-1930-е годы
Бабич Ирина Леонидовна

доктор исторических наук

главный научный сотрудник, Институт этнологии и антропологии РАН

119334, Россия, г. Москва, Ленинский проспект, 32а

Babich Irina Leonidovna

Doctor of History

Chief Scientific Associate, Institute of Ethnology and Anthropology of the Russian Academy of Sciences

119334, Russia, g. Moscow, ul. Leninskii Prospekt, 32a

irina@babich1.net
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Статья подготовлена на основе собранных в архивах новых материалов, а также на основе материалов устной истории – проведенных интервью с потомками священников и прихожан царицынского храма. Изучение жизни духовенства на микроуровне – на примере одного храма – помогает исследователям выстроить целостную картину судеб православия в 1920-1930-е годы в Советском союзе. До сих пор не было ни одной научной статьи по истории этой церкви этого периода. Автор данной статьи уже издал несколько статей о жизни храма в другие исторические периоды. В настоящее время в России собираются все материалы по истории репрессий духовенства в советские годы. Данная статья позволяет восполнить этот пробел. В статье применен исторический метод исследования, в ходе которого были собраны и проанализированы архивные материалы, собрана информация с помощью метода устной истории (интервью с потомками духовенства и прихожан церкви Живоносный Источник). Это позволило провести историческую реконструкцию жизни храма в 1920-1930-е годы. Новизна данной статьи состоит в том, что, во-первых, впервые введены архивные материалы (следственные дела репрессированных священников и прихожан храма, Государственный архив Российской федерации), частные семейные архивы (архивы семей Введенских, Казанцевых), и, во-вторых, собраны материалы устной истории – потомков. Это позволило впервые дать описание жизни церкви Живоносный Источник в 1920-1930 - е годы.

Ключевые слова: Православие, духовенство, община, Царицыно, церковь, советская власть, репрессии, СССР, архивы, устная история

DOI:

10.25136/2409-868X.2018.2.25148

Дата направления в редакцию:

27-01-2018


Дата рецензирования:

12-01-2018


Дата публикации:

17-02-2018


Автор сердечно благодарит потомков священников - Казанцевых, Фивейских и Введенских за возможность ознакомиться с архивами семей и за возможность проведения с ними интервью.

Abstract.

This article leans on the new archival materials alongside the oral history – interviews with the successors of the priests and congregation of the Church in Tsaritsyno. Examination of the life of clergy at micro-level – using the example of single temple – helps the researchers to structure the holistic image of the fate of Orthodoxy in the 1920’s – 1930’s in Soviet Union. Until present, there was not a single scientific article on the history of the indicated church of this period. The author has already published several article about the life of the temple during other historical periods. Currently in Russia, are gathered all materials on the history of clergy repression during the Soviet time. This article allows filling such gap. This work conducts a historical reconstruction of the life of the temple during 1920’s – 1930’s. The scientific novelty lies in introduction of the archive materials (investigation cases of the priests and congregation members, State Archive of the Russian Federation), (archives of the Vvedensky and Kazantsevy families), as well as compilation of the oral history materials – the successors. This allowed providing the description of life of the Church Of Our Lady Life Giving Spring In Tsaritsyno in the 1920’s – 1930’s.

Keywords:

repression, Soviet power, church, Tsaritsyno, community, clergy, Orthodoxy, USSR, archives, oral history

Введение

1920-30-е годы стали тяжелым испытанием для российских православных монастырей и церквей. Их жизнь менялась, постепенно они закрывались, а духовенство репрессировалось. Многие обстоятельства влияли на то, что судьбы церковных институций в СССР в 1920-1930-е годы складывались по-разному. Цель данной статьи: показать историю подмосковного храма иконы Божией Матери «Живоносный Источник» в Царицыно (ныне Москва) в 1920-1930-е годы. Объектом исследования стали процессы, осуществляемые советской властью по ограничению православной жизни в СССР, а предметом - различные стороны жизни отдельного храма. Исследование всех обстоятельств этой жизни позволяет сформулировать основные тенденции в церковном строительстве в 1920-1930-е годы. Изучение жизни духовенства и отчасти прихожан на микроуровне – на примере одного храма – помогает исследователям выстроить целостную картину судеб православия в 1920-1930-е годы в СССР. Данная тема актуальна еще и потому, что в 1990-2010-е годы РПЦ занимается канонизацией наиболее достойных священников и монахов как новомучеников. В Синодальной комиссии по канонизации существует концепция, позволяющая определять возможность или невозможность канонизации того или иного духовного лица. В настоящее время в России собираются все материалы по истории репрессий духовенства и прихожан в советские годы. Данная статья позволяет восполнить этот пробел.

Статья подготовлена на основе собранных в архивах новых материалов [1, 2, 3], а также на основе материалов устной истории – проведенных интервью с потомками священников и прихожан царицынского храма. В статье применен исторический метод исследования, что позволило собрать, проанализировать и интерпретировать собранные архивные материалы и материалы устной истории. Это дало возможность провести историческую реконструкцию историю храма иконы Божией Матери «Живоносный Источник» в Царицыно и описать по возможности жизнь храма в 1920-1930-е годы.

Новизна данной статьи состоит в том, что, во-первых, впервые введены архивные материалы (следственные дела репрессированных священников и прихожан храма из Государственного архива Российской федерации, куда были переданы материалы из ФСБ, а также дела из частных семейных архивов: семей Введенских, Казанцевых,). Как нам представляется, сохранение в советские годы частных, семейных архивов о жизни предков-священников и возможность ознакомления с их материалами является важной частью современных исследований православия в СССР. Во-вторых, собраны материалы устной истории. Это позволило впервые дать описание жизни церкви Живоносный Источник в 1920-1930 - е годы. До сих пор не было ни одной научной работы по истории данной церкви этого периода. Автор этой публикации уже издал несколько статей о жизни храма в другие исторические периоды - в ХIХ - начале ХХ вв. [4,5].

Храм в 1920-30-е годы

Храм Живоносный источник в Царицыно в первые годы советской власти закрыт не был. Он продолжал функционировать. Сохранился и дореволюционный состав причта: священником церкви был о. Алексей (Фивейский). В 1924 г. был прислан второй священник – о. Дмитрий (Введенский) 6, с.32].

Церковь проводила регулярные службы, духовенство совершало таинства. Так, 22 апреля 1927 г. у сына о. Алексея Фивейского - Николая и его жены – Елены родился сын Борис, 29 сентября 1928 г. - второй сын – Дмитрий [1, Д.319]. Оба сына были крещены в храме Живоносный источник [7]. В 1920-е годы многие «дореволюционные» прихожане по-прежнему посещали храм. По материалам советского ЗАГСА Ленинского района видно, что в 1919 г. в церкви венчалась дочь активного прихожанина церкви В. Самолетова – Анастасия с А.А. Федоровым [1, Д.136]. В 1921 г. у церковного старосты П.М. Филатова родился сын Николай, в 1925 г. – второй сын Дмитрий. Оба сына были крещены в церкви Живоносный Источник [1, Д.173].

По воспоминаниям внука священника храма – о. Владимира Казанцева (служил в храме до революции) – Юрия Васильевича , о. Дмитрий ввел в храме новое правило – перед крупными праздниками он проводил общие исповеди. Несмотря на советские запреты, в храм на большие праздники стекалось много народу, а на воскресные службы приходило 100-300 чел. Пели два хора [8]. В 1926 г. о. Дмитрий был награжден саном протоиерея, в 1928 г. –получил золотой крест с украшениями [2].

В Царицыно продолжал жить князь Владимир Васильевич Оболенский, у которого в 1927 г. родился сын Николай [1, Д.319]. Его также крестили в церкви Живоносный источник. Юрий Андреевич Бычков, праправнук церковного старосты П.Д. Бычкова, родился в 1927 г. Он был крещен в храме Живоносный Источник [9].

В 1920-е годы в Царицыно сохранялись дачи и дачники, среди которых по-прежнему было много прихожан церкви Живоносный Источник [4]. Однако, как показывают источники, многие владельцы дач были вынуждены делить свои дачи с другими людьми (красноармейцами и рабочими), а иногда – на этих дачах уже жили новые «советские» владельцы [1, ДД.142, 145, 147, 289]. Например, на даче Андреева в Новом Царицыно – жили Виноградовы, в доме Волчкова в Старом Царицыно жили Моисеевы и Волчковы, на даче Волкова в Царицыно – жили Суховы, в доме Бухаркина жил сам Николай Васильевич Бухаркин и новые жильцы и т.д. В 1926 г. в номерах гостиницы Дипмана поселились новые советские люди, на даче Романовского - Авдеевы, на даче юриста Мейера - Егоровы, на даче Леонова - Воеводины. Но были и старые жильцы: дети купцов и других дачников отчасти продолжали жить в Царицыно.

По материалам устной истории, Царицынский Дворец и другие здания дворцового комплекса были заселены перед отечественной войной [10]. Однако, согласно архивным материалам, это произошло раньше: в 1927 г. рабочие и красноармейцы стали уже жить в царицынском Дворце (А.П. Некрасов, М. Петрушечкин и т.д.) [1, Д. 319].Во Дворце были созданы обычные комнаты. В «Хлебном» доме Дворца проживало около 800 чел.

Новые, «советские» жильцы дач и царицынского комплекса игнорировали церковную жизнь Живоносного Источника. Ю.А. Бычков вспоминает, что хотя прихожане активно посещали храм, но и были такие «помощники» (например, Шукины, Котовы), которые в конце 1930-х годов ходили по домам и собирали подписи о согласии жителей деревень «закрыть храм» [9]. В ноябре 1930 г. был арестован один из священников церкви - о. Дмитрий [2]. Больше он в храм не вернулся. Тем не менее второй священник - о. Алексей продолжал служить в церкви до 1939 г., когда она была закрыта [7]. Потомки прихожан и духовенства помнят, что церковь была закрыта именно в 1939 г. [9]. Внук о. Алексея – Виталий , который родился в 1937 г., был крещен в храме Живоносный Источник. Значит церковь в 1937 г. была еще открыта [10]. Об этом же писал и местный житель Царицыно, краевед Александр Тоготин : «Церковь работала как приходская до 1939 г., когда она была закрыта за неуплату долгов» [11]. Известно точно, что к началу войны церковь уже была закрыта. В 1940-е годы с храма были сняты крест и колокол. Ю.В. Казанцев – внук священника о. Владимира (Казанцева) вспоминает, что еще в 1941 г. его как студента 5-ого курса отправили на прохождение железнодорожной практики в Царицыно. И вот во время практики 22 июня студентов повели снимать крест с колокольни храма Живоносный Источник. Когда они пришли к храму, всем объявили, что началась война. Студентов отпустили. В результате крест и колокол были сняты только после войны - в 1945 г. [7]. В храме была устроена трансформаторская подстанция и склад. В 1970 г. - типография. Старинные иконы были переданы в музей «Коломенское». Лишь одна икона вернулась в храм, остальные - по-прежнему в музее [8].

Жизнь духовенства

и их семей после закрытия храма

После закрытия церкви местное духовенство и их семьи продолжали жить рядом с церковью: либо внутри ограды церкви, либо за ее оградой. Во дворе церкви находился дом священника о. Владимира Казанцева, в которой проживал его сын - Василий Владимирович Казанцев вместе со своей семьей. Василий Казанцев вел активную деятельность в созданном в те годы музее «Царицыно» [5]. Вместе с ним проживал его сын Юрий, который в советские годы посещал церковные службы, за что был исключен из пионеров [7]. Казанцевы и в советские годы сохраняли свои две летние дачи, которые были недалеко от дома, на берегу царицынского пруда. Дачи сдавались на лето, в одной из них жила Мария Шереметьева - сестра последнего владельца Останкино Павла Шереметьева , в другой – семья князя В. Оболенского . Рядом с домом Казанцевых располагался еще один небольшой дом, в котором жила просвирня и священник о. Дмитрий Введенский [7, 8].

По воспоминаниям внука о. Алексея – Виталия Сергеевича Фивейского до 1927 г. о. Алексею принадлежал дом, который располагался за мостом, в 300 метрах от церкви, в урочище Поповка. Там же, за мостом были дома дьякона о. Дмитрия Ветвинского и псаломщика, которые проживали со своими семьями. Фивейские также имели две летние дачи. В 1927 г. чтобы избежать ареста, о. Алексей отдал свой дом советским властям, а сам вместе с семьей перебрался в одну из своих летних дач. В доме поселились коммунисты. Семья стала жить на дачах: в одной даче жили сыновья Борис и Николай и дочь Ольга, а во второй – сам о. Алексей и его сын – Сергей. Позднее советские власти потребовали у о. Алексея уплату большой суммы денег в качестве налогов за храм. Денег у священника не было, поэтому он был вынужден продать часть второй дачи. Полученные за дом деньги он отдал советским налоговым органам. Фивейские и Казанцевы проживали в своих домах вплоть до начала 1980-х годов, когда все деревянные и каменные дома внутри Дворца Екатерины стали ломать. Тогда же потомки царицынского духовенства разъехались по Москве [7, 8, 10, 11].

Годы репрессий:

судьбы духовенства и прихожан храма

По воспоминаниям внука о. Алексея – В.С. Фивейского, храм Живоносный Источник был так называемой «красной церковью», т.е. признавшей советскую власть. Однако мы не знаем точно, верно ли это, поскольку и эту церковь не обошли стороной годы репрессий: был репрессирован один из священников - о. Дмитрий Введенский, псаломщик, дьячки храма, родственники причта: сын священника о. Алексея Фивейского Иван, и наконец, прихожане церкви: Оболенские, Шереметевы, Гудовичи, Львовы, Сабуровы и др.

Первым был арестован князь Владимир Васильевич Оболенский (1890 г. рожд.). Это случилось в 1929 г. Он происходил из старинного рода князей Оболенских. Владимир был глубоко верующим человеком. Его родные братья (Василий, Александр и Алексей) эмигрировали после революции в Европу, а он остался на Родине и проживал по-прежнему в Царицыно вместе с женой – дочерью одного из кавказских губернаторов - графиней Варварой Александровной Гудович, тремя детьми, тремя родными сестрами и матерью. В советские годы он работал бухгалтером на кирпичном заводе, который располагался в Царицыно. В 1929 г. Владимир был арестован органами ОГПУ. В 1930 г. Особым Совещанием при Коллегии ОГПУ СССР он был осужден по ст. 58 п. 7 УК РСФСР на три года ИТЛ. Обвинение звучало так: «с целью нанести вред Советской власти, лишившей его княжеского звания и имущества, в отчетности выводил неправильную стоимость выпускаемого заводом кирпича с целью ее удешевления, показывая фиктивную прибыль, получаемую заводами, тем самым сознательно укрывал вредительскую деятельность на заводе бывшего директора завода Куликова, способствуя дальнейшему продолжению вредительских действий последнего». Его место ссылки стала КОМИ АССР, Ухтпечлаг НКВД. Через три года он вернулся в Царицыно и стал работать бухгалтером в Дачно-строительном кооперативе «Академик» (ул. Пятницкая, 48). В 1937 г. он был вновь арестован и тройкой при УНКВД СССР по Московской области был обвинен в «контрреволюционной агитации погромно-террористического характера и шпионской деятельности в пользу Финляндии» и был приговорен к расстрелу, который состоялся 21 октября 1937 г. в Бутово [3, Д. П-19963; 12].

В ноябре 1930 г. был арестован священник храма Живоносный источник о. Дмитрий (Введенский). Он был осужден по ст. 58 п.10 ч.1 УК РСФСР на три года ссылки за антисоветскую агитацию и был сослан в город Котлас (Архангельская область), а затем в г. Сыктывкар (Коми АССР). В сентябре 1933 г. он был освобожден, но в церковь Живоносный Источник священник не вернулся. Тем не менее дальнейшая судьба о. Дмитрия Введенского оказалась очень интересной.

О. Дмитрий вернулся в Москву. В Патриархии он получил приход в Егорьевске (Московская область). Однако вскоре он был вновь арестован [3, Д - П.78582. Т.3]. На этот раз он проходил по групповому делу. В 1938 г. органами НКВД была выявлена в Москве и Московской области «церковно - монархическая группа» по ст.58 п.10-11 УК РСФСР (контреволюционная деятельность). В группу осужденных входили священник Кривенок С.М., учитель Халецкий Н. А., священник Дзергалов И.С., архимандрит Игошкин И.И. и др. [3, П.78582. Т.1].Групповое дело возникло в связи т.н. «Декларация Патриаршего Управления православной церкви по вопросу Конституции» (автор документа – священник Разумович). О. Дмитрий Введенский виновным себя не признал[3, П.78582. Т.2].20 января 1937 г.Особое Совещание НКВД СССР приговорило О. Дмитрия к пяти годам пребывания в ИТЛ. Он был отправлен Ухто-Ижельский лагерь (Коми АССР). После отбытия наказания, в мае 1942 г., советские власти предложили ему остаться в лагере и работать вольнонаемным в проектно-техническом бюро управления лагерями в качестве оформителя документов и переплетчика. Ему была предоставлена квартира в пос. Ухта. Он получил годичный паспорт и прописку в этой квартире. О. Дмитрий остался, написав в Московскую Патриархию письмо с просьбой о назначении его на службу священником.

В конце 1943 г. Патриархия определила о. Дмитрия в Николаевскую церковь г. Ярославля. О. Дмитрий уехал в Ярославль и прослужил в этой церкви совсем немного - с 11 января по 29 февраля 1944 г. Вскоре его обстоятельства жизни сильно изменились [3, П.78582. Т.4]. В Ярославле он познакомился с митрополитом Иоанн, который получил назначение в Киев на должность Патриаршего Экзарха Украины. Митрополит предложил Дмитрию поехать с ним и работать Управляющим делами. Совет по делам русской православной церкви при Совете Министров СССР дал на это разрешение. О. Дмитрий уехал вместе с о. Иоанном в Киев, где находился до октября 1945 г. [3, П.78582. Т.3; 2]. Патриарх Алексий I отозвал о. Дмитрия из Киева и назначил священником Всесвятского храма г. Москвы (Сокол) (годы службы 1945 - 1948 гг.) [2].

О. Дмитрий решил, что трудные испытания его жизни позади. 3 июня 1946 г. он написал заявление в Президиум Верховного Совета СССР о снятии с него двух судимостей (1931 и 1937 гг.) [3, П.78582. Т.4]. Дело было рассмотрено Особым совещанием при МГБ СССР 19 апреля 1947 г. О. Дмитрию было отказано. 17 ноября 1948 г. он был вновь арестован Следственным отделом УМГБ МО по обвинению в «организованной антисоветской работе» [3, П.78582. Т.3]. Особым совещанием при Министре Государственной Безопасности Союза ССР священник был сослан на поселение в Красноярский край «без указания срока», т.е. пожизненно. О. Дмитрий стал жить в сел. А.- Ерша (Красноярский край) и служить настоятелем Троицкой церкви. Любопытно, что во время работы в красноярской епархии в 1954 г. он даже получил церковную награду [2]. О. Дмитрий не успокоился и в 1949 г. вновь отправил прошение в МГБ СССР о пересмотре его дела, поскольку виновным себя он не признал. Однако органы, «не находя оснований к пересмотру решения по делу», оставили «жалобу без удовлетворения». В 1950 г. о. Дмитрий подал вторую жалобу. И вновь получил отказ. 16 февраля 1952 г. ему объявили, что он должен остаться в Красноярском крае навечно. Следующий раз он подал заявление 18 марта 1952 г. в МГБ СССР и одновременно в ЦК ВКП (б). Священнику вновь было отказано. После смерти Сталина 2 ноября 1953 г. дело Введенского было пересмотрено на основании его нового заявления. 3 марта 1954 г. заместитель Начальника Управления МВД Московской области Гаврилин постановил снять судимость Д.А. Введенского на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1953 г. «Об амнистии» и освободить его от дальнейшего пребывания в ссылке [3, П.78582. Т.3].

Д.А. Введенский вернулся в Москву. Патриархия назначила его священником церкви Преображения на Преображенской площади, в 1955 г. – священником во Всесвятский храм на Соколе, в котором служил ранее [2]. В судьбе о. Дмитрия появляются любопытные факты: в 1955-1958 гг. именно в этот храм стали приезжать зарубежные делегации (Митрополит Илья – Бейрутский, Канадская церковная делегация, Французская делегация, Югославское духовенство, Каталикос-Патриарх Всея Грузии Мелхиседек, Румынская делегация), которых принимал о. Дмитрий [2]. Во время служения на Соколе о. Дмитрий был награжден Правом открытия царских врат до Отче наш и был похоронен на Пятницком кладбище [13].

Третьим из церкви забрали сына псаломщика о. Дмитрия Ветвинского - Алексея (1891 г. рожд.). Он был арестован 7 февраля 1935 г. 28 апреля ОСО НКВД СССР он был осужден и приговорен на пять лет лагерей (Воркута). 10 мая 1939 г. Печорским окружным судом священник был обвинен по ст. 58 п. 10 ч.1. УК РСФСР и осужден на десять лет лишения свободы. Алексей Ветвинский умер в лагере 25 февраля 1944 г. [14].

По воспоминаниям родственников о. Алексея Фивейского, в 1937 г. из храма Живоносный Источник забрали двух дьячков храма – «они были оба старенькие и их погрузили в машину, в которой один умер сразу, а второй – сгинул, в храм не вернулся» [10].

В том же году был арестован и сын о. Алексея Фивейского - Иван (1894 г. рожд.). Иван, окончив в 1917 г. Московскую духовную семинарию, но священником не стал, а пошел работать на Московскую Донбасскую железную дорогу. В обвинительном постановлении, датируемом 22 октября 1937 г., было указано, что И. Фивейский «будучи сыном служителя религиозного культа и враждебно настроенным против советской власти, систематически проводил антисоветскую агитацию среди рабочих и служащих Ж.Д. транспорта, направленную на дискредитацию советского правительства... Будучи дежурным по станции занимался подрывной К-Р деятельностью, направленной на устройство крушения и аварии поездов». 1 ноября 1937 г. он был обвинен по ст.58 п.7 и 10 УК РСФСР в «злостной антисоветской агитации с террористическими тенденциями» И. Фивейский признавал, что был виноват в проблемах с транспортом, но антисоветскую агитацию не вел. 19 ноября 1937 г. тройка приговорила его заключить в ИТЛ сроком на десять лет. Иван Фивейский был отправлен в Амурскую область [3, Д. П - 27808]. В октябре 1947 г. он освободился. В мае 1951 г. Иван Фивейский подал заявление в МГБ с просьбой о снятии судимости, однако он был вновь арестован 1 июня 1951 г. и обвинен по ст. 58 п.7 и ст. 58 п.10 ч.1. УК РСФСР. В обвинительном заключении было подчеркнуто, что он «из семьи служителя религиозного культа… будучи настроен к существующему в СССР политическому строю, проводил антисоветскую агитацию и подрывную работу на транспорте». И.А. Фивейского отправили на поселение в Усть-Кемь (Красноярский край). В 1954 г. Иван написал жалобу Генеральному Прокурору СССР с просьбой о пересмотре дела. В 1955 г. Транспортной Коллегией Верховного Суда СССР были отменены Постановление Тройки УНКВД и Постановление Особого совещания «за необоснованностью предъявленного ему обвинения». Иван Фивейский смог вернуться домой, в Москву [3, Д. П - 27808].

В том же 1937 г. была арестована и вдова князя В. Оболенского – В.А. Гудович. Она была суждена на десять лет с заключением в ИТЛ по обвинению в антисоветской агитации, клеветнической пропаганде против советского государства и ВКП (б). Для отбытия наказания она была отправлена в Сиблаг НКВД (Кемерово), где 3 марта 1938 г. умерла от туберкулеза легких [3,Д. П - 72563].

В 1938 г. был арестован один из сыновей дьякона храма о. Дмитрия (Херсонского) – Сергей (1893 г. рожд.). Сергей был признан виновным в шпионаже в пользу Польши и приговорен к расстрелу, который состоялся 26 мая 1938 г. в Бутово [12]. Таким образом, два человека из храма Живоносный Источник были расстрелены на Бутовском полигоне.

Заключение

Проследив историю храма иконы Божией Матери «Живоносный Источник» в Царицыно, мы увидели, что храм пережил советскую власть и сохранял свою деятельность вплоть до 1939 г. ДЛя СССР это было редким явлением, поскольку большинство храмов и монастырей были закрыты в течение 1920-х годов. Отчасти православная жизнь данной церкви начала ограничиваться в 1929 г., когда был арестован один из активных прихожан храма – князь В. Оболенский. До 1939 г. из храма в советские тюрьмы попали и один из священников церкви - о. Дмитрий Введенский, и сын второго священника – Иван Фивейский, другие служители церкви, их родственники, а также прихожане. Поскольку церковь находилась внутри Дворца в Царицыно, куда постепенно были переселены красноармейцы, жители стали охотно поддерживать закрытие данного храма. В 1939 г. жизнь церкви закончилась: ее закрыли как церковное учреждение, используя под различные хозяйственные нужды. Любопытно, что и отдельные представители причта, и их потомки продолжали жить в принадлежащих им домах в Царицыно, вплоть до 1980-х годов, когда произошло полное обновление территории вокруг Дворца.

Библиография
1.
Районный архив Ленинского района г.Видное (РАЛРВ). Архивные материалы. Материалы ЗАГС Ленинского района. Ф.75. Оп.1. Акты записей рождения, смерти и браков Ленинской волости отдела ЗАГС.
2.
Церковно-исторический музей Мужского Ставропигального Данилова монастыря Русской Православной церкви. Архив протоиерея Дмитрия Введенского. КП 1986/ 1-17, КП 1823.
3.
Государственный архив Российской федерации.
4.
Бабич И.Л. Православная жизнь дачников Подмосковья конца ХIХ – начала ХХ в. // Genesis: исторические исследования. 2017. № 4. С. 91-104.
5.
Бабич И.Л. Священнические династии и духовный кризис в предреволюционной России // Genesis: исторические исследования. 2017. № 7. С. 122-132.
6.
Некролог // Журнал Московской Патриархии 1969. № 1.
7.
Интервью Бабич И.Л с внуком о. Владимира (Казанцева) – Юрием Васильевичем Казанцевым. № 1. 23 апреля 2007 г. Москва.
8.
Интервью Бабич И.Л. с Ю.В. Казанцевым. № 2. 28 апреля 2007 г. Москва.
9.
Интервью Бабич И.Л с праправнуком церковного старосты - Юрием Андреевичем Бычковым. 1927 г. рожд., 25 февраля 2008 г. Москва.
10.
Интервью Бабич И.Л. с внуком о. Алексея (Фивейского) – Виталием Сергеевичем Фивейским. 25 февраля 2008 г. Москва.
11.
Тоготин А. Историческая справка о церкви Божией Матери Живоносный источник в Царицыно. Рукопись // Архив храма Божией Матери Живоносный источник в Царицыно.
12.
Сайт Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Мартиролог расстрелянных и захороненных на полигоне НКВД «Объект Бутово» 08.08.1937-19.10.1938.
13.
Интервью Бабич И.Л. с потомками о. Дмитрия (Введенского) - Р.М. Введенским и его женой Еленой Павловной, Москва, 14 февраля 2009 г.
14.
Книга памяти Республики Коми // http://www.kp.rkomi.ru/txt/index.html
References (transliterated)
1.
Raionnyi arkhiv Leninskogo raiona g.Vidnoe (RALRV). Arkhivnye materialy. Materialy ZAGS Leninskogo raiona. F.75. Op.1. Akty zapisei rozhdeniya, smerti i brakov Leninskoi volosti otdela ZAGS.
2.
Tserkovno-istoricheskii muzei Muzhskogo Stavropigal'nogo Danilova monastyrya Russkoi Pravoslavnoi tserkvi. Arkhiv protoiereya Dmitriya Vvedenskogo. KP 1986/ 1-17, KP 1823.
3.
Gosudarstvennyi arkhiv Rossiiskoi federatsii.
4.
Babich I.L. Pravoslavnaya zhizn' dachnikov Podmoskov'ya kontsa KhIKh – nachala KhKh v. // Genesis: istoricheskie issledovaniya. 2017. № 4. S. 91-104.
5.
Babich I.L. Svyashchennicheskie dinastii i dukhovnyi krizis v predrevolyutsionnoi Rossii // Genesis: istoricheskie issledovaniya. 2017. № 7. S. 122-132.
6.
Nekrolog // Zhurnal Moskovskoi Patriarkhii 1969. № 1.
7.
Interv'yu Babich I.L s vnukom o. Vladimira (Kazantseva) – Yuriem Vasil'evichem Kazantsevym. № 1. 23 aprelya 2007 g. Moskva.
8.
Interv'yu Babich I.L. s Yu.V. Kazantsevym. № 2. 28 aprelya 2007 g. Moskva.
9.
Interv'yu Babich I.L s prapravnukom tserkovnogo starosty - Yuriem Andreevichem Bychkovym. 1927 g. rozhd., 25 fevralya 2008 g. Moskva.
10.
Interv'yu Babich I.L. s vnukom o. Alekseya (Fiveiskogo) – Vitaliem Sergeevichem Fiveiskim. 25 fevralya 2008 g. Moskva.
11.
Togotin A. Istoricheskaya spravka o tserkvi Bozhiei Materi Zhivonosnyi istochnik v Tsaritsyno. Rukopis' // Arkhiv khrama Bozhiei Materi Zhivonosnyi istochnik v Tsaritsyno.
12.
Sait Pravoslavnogo Svyato-Tikhonovskogo gumanitarnogo universiteta. Martirolog rasstrelyannykh i zakhoronennykh na poligone NKVD «Ob''ekt Butovo» 08.08.1937-19.10.1938.
13.
Interv'yu Babich I.L. s potomkami o. Dmitriya (Vvedenskogo) - R.M. Vvedenskim i ego zhenoi Elenoi Pavlovnoi, Moskva, 14 fevralya 2009 g.
14.
Kniga pamyati Respubliki Komi // http://www.kp.rkomi.ru/txt/index.html