Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2056,   статей на доработке: 304 отклонено статей: 787 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Философская мысль
Правильная ссылка на статью:

Отношение к смерти и религиозное сознание молодежи
Забелина Екатерина Юрьевна

аспирант, Сибирский федеральный университет

660041, Россия, Красноярский край, г. Красноярск, пр-т Свободный, 79

Zabelina Ekaterina Yur'evna

Post-graduate student, the department of Philosophy, Siberian Federal University

660041, Russia, Krasnoyarskii krai, g. Krasnoyarsk, pr-t Svobodnyi, 79

ezabelina@sfu-kras.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Феньвеш Татьяна Анатольевна

кандидат философских наук

доцент, кафедра социологии, Сибирский федеральный университет

660041, Россия, Красноярский край, г. Красноярск, пр. Свободный, 79

Fenvesh Tatyana Anatolevna

PhD in Philosophy

Docent, the department of Sociology, Siberian Federal University

660041, Russia, Krasnoyarskii krai, g. Krasnoyarsk, pr. Svobodnyi, 79

tfenvesh@sfu-kras.ru

Аннотация.

В статье рассмотрены некоторые результаты исследования отношения к смерти религиозных людей - преимущественно христиан с целью возможного определения современного образа смерти. На базе Сибирского федерального университета было проведено исследование отношения к смерти среди студенческой молодежи. Была выделена группа респондентов, указавших приверженность к той или иной религии, веру в Бога; их ответы были проинтерпретированы на предмет отношения к смерти, сформировавшегося образа смерти и вариантов защиты от страха смерти. Предпосылками для формирования гипотезы исследования послужили методологические концепции отношения к смерти таких авторов как Филипп Арьес, Жильбер Дюран, а также русской космической философии. В ходе исследования выяснилось, что у большинства студенческой молодежи сформировался негативный образ смерти, несоответствующий религиозной системе взглядов. Было выделено несколько концепций, отражающих отношение к смерти и пути борьбы со страхом смерти среди молодежи.Были также сделаны и опосредованные выводы о состоянии религиозного сознания студенческой молодежи, заключающиеся в незнании религиозных норм, смешении традиций различных религий.

Ключевые слова: смерть, страх смерти, христианство, религия, космизм, русская философия, социология воображения, социальный институт, русский космизм, исследования смерти

DOI:

10.25136/2409-8728.2019.1.28039

Дата направления в редакцию:

16-11-2018


Дата рецензирования:

16-11-2018


Дата публикации:

24-01-2019


Abstract.

This article examines some results of the study of the attitude of religious people towards death, mainly Christians, with the purpose of determining the modern representation of death. On the basis of the Siberian Federal University, the author conducted a research on the attitude of student youth towards death. A group of the respondent demonstrated the affiliation to one or another religious, faith in God; their answers were interpreted on the subject of their attitude towards death, established representation of death, and variations of protection against the fear of death. The methodological concepts on the attitude towards death of such authors as Philippe Ariès and Gilbert Durand, as well as the Russian cosmism, served as the prerequisite for formation of hypothesis of the research. In the course of this work, the authosr determined that the majority of student youth formed a negative representation of death that does not correspond with the religious ideology. Several concepts that reflect the attitude of youth towards death and their method of fighting the fear of death are described. The authors draw a conclusion on the state of religious consciousness of student youth that is a result of unfamiliarity with the religious norms or fusion of the traditions of various religions.

Keywords:

social institutions, imaginaire, Russian philosophy, cosmism, religion, Christianity, death anxiety, death, Russian cosmism, death studies

Религиозные воззрения влияют на многие аспекты человеческого бытия. Одной из важных и смыслообразующих характеристик религии является ее влияние на отношение к смерти.

Отношение к смерти менялось по мере изменения и развития общества и культуры. Если смерть на ранних этапах развития общества воспринимается как несчастный случай и следствие неосторожности и ошибки, то далее отношение к смерти претерпевает ряд изменений. В дальнейшем, по мере возрастания обособления бытия индивидов от бытия общины и становления монотеистических религий, усиливается рефлексия по поводу отношения к собственному существованию и смерть начинает рассматриваться как личная трагедия [12].

По мере того как отношение к смерти трансформируется в сторону индивидуального, личностного осмысления феномена, превращаясь в трагедию и неся в себе преимущественно негативные коннотации, возникает страх смерти и, следовательно, потребность в защите от страха смерти.

Возникновение той или иной потребности в обществе оборачивается созданием нового социального института или трансформацией старого. В данном случае религия как социальный институт выполняет вполне конкретные функции.

Одними из важнейших функций религии являются компенсаторная и терапевтическая. Суть их состоит в способности порождать идеи, утешающие людей [10]. То есть человек, обращаясь к религии, пытается найти в ней путь к спасению от земных несовершенств, в том числе и от смерти.

Социальный институт религии призван удовлетворять те потребности, которые не может в полной мере удовлетворить ни один другой институт - духовные. Смертному человеку необходимы идеалы и ценности, способные заполнить разрывы в сознании, - такое возможно путем принятия другой, высшей реальности [13], где торжествует справедливость и вечная жизнь.

Последний жизненный кризис в виде смерти - эпицентр большинства религиозных концепций, тогда, перед лицом смерти, человек надеется на вечную жизнь, так как не может смириться с неизбежным концом и полным прекращением существования, обращаясь к идее души и духовного существования [4]. В этом случае религия как нельзя кстати встраивается с утешительными представлениями и верой в бессмертие, наделяя человека душой, которая, как правило, бессмертна.

На современном этапе развития общества и государства, которое хоть и является светским, социальный институт религии все еще выполняет свои функции и существует он постольку, поскольку в нем есть потребность.

Наличие этой потребности определяет как направление философской мысли в общем контексте бытия человека, так и активное развитие отдельных теорий, отражающих проблему смерти и бессмертия более частным порядком. Здесь разумно уделить некоторое время анализу этих теорий в рамках современной европейской и русской философии. Общее, что объединяет все эти направления мысли на современном этапе выражается в том, что смерть рассматривается как зло, с которым необходимо бороться.

Одной из популярных и интересных теорий, а точнее, - схем истории смерти является схема, разработанная Ф. Ариесом. Ариес выделил пять этапов восприятия смерти в западноевропейской культуре: «прирученная смерть», «смерть своя», «смерть далекая и близкая», «смерть твоя», «смерть перевернутая». По мнению Ариеса, в основе эволюции нашего отношения к смерти лежит общая эволюция внутреннего мира индивида в его отношении к природе и к «другому». Революция в отношении к смерти, по Ариесу, наступает в начале XX века. Истоки ее — в определенном умонастроении, сформировавшемся еще в середине XIX века: окружающие щадят больного, скрывают от него тяжесть его состояния. Однако со временем стремление оградить последние мгновения, отпущенные человеку в этом мире, от напрасных мучений приобретает иную окраску: оградить от эмоционального шока не столько самого умирающего, сколько его близких. Так постепенно смерть становится постыдным, запрещенным предметом. Он называет ее «смертью перевернутой», что соответствует и нашему времени, это покажет наше исследование. Эта тенденция усиливается с середины XX века, что связано с изменением места умирания. Человек теперь уходит из жизни, как правило, не у себя дома, среди родных, но в больнице, встречает смерть один. Опять изменяется «главное действующее лицо» драмы: для XVII-XVIII веков Ариес констатирует переход инициативы от самого умирающего к его семье, сейчас же «хозяином смерти» становится врач, больничная команда. Смерть обезличивается, банализируется. Обряды в главных чертах сохраняются, но лишаются драматизма, слишком открытое выражение горя вызывает уже не сочувствие, а воспринимается как признак либо дурного воспитания, либо слабости, либо умственного сдвига [5].

Исследователь социологии воображения Жильбер Дюран отмечал определяющую роль мифоса, бессознательного, над логосом, а также существование только воображаемого - как ответ на существование смерти, и саму смерть. Смерть - время, а время, не нагруженное никакими событиями в чистом виде - есть ни что иное как приближение к смерти. По мнению исследователя, всё, что создает человек вокруг себя - это ответ на смерть. Более того, бессознательное воспроизводит смерть как то, с чем нужно бороться и чему нужно противостоять. Демонизация смерти порождает дуалистические конструкции борьбы темного и светлого, все типы дуалистических мифов [1]. Таким образом, подчеркивается определяющая роль смерти в жизни человека и их имманентное противостояние.

Особым стремлением к борьбе со смертью, преодолению смерти и достижению бессмертия отличается русская философия. Она вбирает в себя и отождествление свободы человека с его бессмертием [11], и видение жизни как борьбы со смертью [9], и даже определение смерти как предельного зла [8]. Русская философия в основном придерживалась мнения о тождественности материи и Вселенной, они считались вечными; соответственно и человек как часть космоса тоже может быть вечным, для этого предлагались различные пути дальнейшего развития, но единым было одно - стремление к совершенству как гаранту бессмертия.

В этой связи необходимо упомянуть о таком феномене как постгуманизм, в рамках которого рассматривается переход от человечества к постчеловечеству (зачастую постгуманизм отождествляют с трансгуманизмом - биотехнологическим совершенствованием человека - но постгуманизм, скорее, целая философская школа [2, 3]. Переход этот обусловлен достижениями в области нанотехнологий, биотехнологии, информационных технологий и когнитивной науки [6, 7]. Одной из проблем постгуманизма является модернизация человека с помощью современных технологий в стремлении преодолеть смертность как свойство человека или же максимально продлить ему жизнь. Данная школа также рассматривает философские проблемы стремления человека усовершенствоваться с помощью технологичных устройств (замена органов, частей тела), и ставит под сомнение саму суть человека: будет ли он являться прежним биологическим видом.

Таким образом, говоря о смерти, мы говорим о несовершенстве, о зле, о том, с чем нужно бороться, и выдвигаем соответствующую гипотезу.

Перед тем как перейти к обсуждению исследования, проведенного на базе Сибирского федерального университета (далее - СФУ), необходимо условиться, что речь пойдет о христианстве в целом, и православном христианстве в частности, как доминирующей религии на территории РФ, а также, что мы понимаем основные постулаты христианства и принципиальные отличия от других мировых, и не только, религий.

Нами было проведено социологическое исследование среди студентов СФУ с целью выяснения их отношения к смерти и выявления концептов, которые они используют для защиты от страха смерти. Всего было опрошено 370 студентов, из них 222 отметили веру в Бога, с ними и проводилась дальнейшая работа по распределению ответов. По результатам исследования, 52% респондентов отметили, что исповедуют христианство, 6 % ислам, 1% буддизм, 1% язычество, а оставшиеся 40% отметили, что не принадлежат ни к какой религиозной конфессии. Учитывая, что разделение по направлениям обучения было однородным, можно считать, что среди ответивших было равное количество представителей гуманитарных и естественнонаучных направлений.

На вопрос «Верите ли Вы в Бога?» распределение ответов соответствовало ответам о религиозной принадлежности, однако примерно 2% респондентов, которые отметили свою веру в Бога, указали, что они не принадлежат ни к какой религиозной конфессии. И наоборот, респонденты, указавшие свою религиозную принадлежность как христианство (4 %), отметили, что не верят в Бога. Очевидно, это свидетельствует о крайне поверхностном понимании религии респондентами. Так как одним из основных, как было упомянуто ранее, аспектов той или иной религии является определенное отношение к смерти, а именно – представления о загробной жизни, нужно было посчитать, сколько верующих респондентов вне зависимости от религии считают, что жизнь после смерти существует.

В анкете была дана шкала суждений, с каждым из которых необходимо было согласиться или не согласиться в той или иной степени. Напомним, что в дальнейших обзорах использованы ответы только тех респондентов, которые указали, что верят в Бога (большинство из них – 98% – христиане).

Таблица 1.

Суждение

% согласившихся с суждением

% не согласившихся с суждением

% затруднившихся ответить

после смерти ничего нет

23

48

29

после смерти существует переселение душ

42

24

34

смерть – это лишь физическое прекращение жизни

73

16

11

после смерти начинается существование бессмертной души

56

13

31

смерть пугает неизвестностью того, что будет после нее

79

13

8

жизнь человека определяет то, что будет после смерти

46

16

38

после смерти душа отправляется в рай или ад

46

16

38

все равны перед лицом смерти

94

3

3

смерти можно избежать

24

66

10

все, что связано со смертью вызывает негативные эмоции

63

22

15

за смертельно больными людьми должны ухаживать специалисты в медицинских учреждениях

65

23

12

По распределению ответов видно, что большинство (79%) респондентов отмечают, что смерть их пугает. Также, можем наблюдать интересное разделение мнений по поводу возможности избежать смерти.

Больше половины опрошенных указали, что смерть и все, что с ней связано вызывают у них негативные эмоции. Примерно такое же количество респондентов отмечают необходимость содержания в медицинских учреждениях смертельно больных людей.

Мы видим четкое представление о смерти как о вызывающем страх, негативном феномене, что в нашем случае вызывает особый интерес, так как мы интерпретируем ответы верующих людей, которые, в свою очередь, должны быть защищены от страха смерти институтом религии. Далее, рассмотрим некоторые выводы, вытекающие из анализа отношения к смерти, - отношение к религии.

Около половины (42%) респондентов отметили, что после смерти существует переселение душ, что характерно для буддизма, а не христианства. Большинство называющих себя верующими отметили страх неизвестности того, что будет после смерти, а также что смерть - лишь физическое прекращение жизни. Очевидно, они питают надежду на так называемую жизнь после смерти именно вследствие работы действующих на уровне бессознательного механизмов защиты от страха неизбежности смерти.

В теории, христианство, как и вообще религия, определенными нормативами и сформированными мировоззренческими ориентирами является главным защитным механизмом от страха смерти и обеспечивает человека необходимой ему верой и надеждой, которая подкрепляется религиозными практиками и выражается, в конечном счете, в виде оформленного социального института.

Кроме того, представленные результаты указывают на сильную размытость представлений современной молодежи о религии, в частности, о христианстве.

Но на самом деле происходит нечто иное, и люди, определившие себя христианами, верующими в Бога, выбирают для себя свои собственные модели спасения, будь то вера в переселение душ, в загробную жизнь или в иную возможность избежать окончательного, абсолютного небытия.

В силу психологических и физиологических особенностей группы респондентов - студенты до 25 лет - можно сделать ряд предположений.

Во-первых, страх смерти у данной социальной группы, скорее всего, не оформился как таковой по причине отсутствия экзистенциального переживания. В традиционных обществах со смертью сталкивались намного раньше, как близких, так и сверстников [5].

Во-вторых, имеет место быть некоторая инфантилизация, когда смерть воспринимается как нечто весьма далекое, а потому и не важное для переживания здесь и сейчас.

В-третьих, современная культура выдавливает смерть на периферию массового сознания, делает все возможное, чтобы человек не столкнулся с феноменом смерти при жизни, избегая любого упоминания о ней как о чем-то неприятном, вредном, злом.

Из этого неминуемо следует отсутствие ощущения своей смертности, так как ее попросту не видят, не сталкиваются и смертный начинает ощущать себя бессмертным.

Таким образом, можно выделить несколько концепций, отражающих отношение к смерти и пути борьбы со страхом смерти среди молодежи: атеистическая как наиболее популярная среди молодежи, заключающаяся в отрицании посмертного существования и так называемом смирении с конечностью человеческого бытия; буддийская, основанная на веровании в переселение душ; инфантильная, отражающая в некотором роде отрицание смерти в данный момент, потому как она воспринимается как далекий, не касающийся сегодняшнего бытия феномен.

Данное исследование не ставит перед собой целью выяснить причину таких представлений о смерти и посмертной жизни среди христиан, но рассматривает это как социальный факт, требующий дальнейшего изучения.

Библиография
1.
Durand G. The anthropological structures of the imaginary / G. Durand, Brisbane: Boombana Publications, 1999. 448 c.
2.
Evans W. Posthuman Rights: Dimensions of Transhuman Worlds // Revista Teknokultura. 2015. № 2 (12). C. 373–384.
3.
Garis H. de The Artilect War : Cosmists vs. Terrans : A Bitter Controversy Concerning Whether Humanity Should Build Godlike Massively Intelligent Machines / H. de Garis, ETC Books, 2005.
4.
Malinowski B. Magic, Science and Religion and Other Essays / B. Malinowski, Alcester: Read Books, 2012. 276 c.
5.
Philippe Ariès The Hour of Our Death / Philippe Ariès, Oxford University Press, 1991. 651 c.
6.
Roden D. Deconstruction and Excision in Philosophical Posthumanism // Journal of Evolution and Technology. 2010. № 1 (21). C. 27–36.
7.
Roden D. Posthuman Life: philosophy at the edge of the human / D. Roden, 2014.
8.
Бердяев Н.А. О назначении человека / Н.А. Бердяев, Москва: АСТ, 2010. 478 c.
9.
Булгаков С.Н. Философия хозяйства / С.Н. Булгаков, Москва: Издательство Юрайт, 2018. 343 c.
10.
Данильян О.Г., Тараненко В.М. Религиоведение / О.Г. Данильян, В.М. Тараненко, Москва: ИНФРА-М, 2013. 334 c.
11.
Соловьев В.С. Сочинения в 2 томах / В.С. Соловьев, Москва: Мысль, 1988. 892 c.
12.
Феньвеш Т.А., Андреева А.В. Смерть как социльный феномен // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2013. (1–2). C. 33–36.
13.
Философия: энциклопедический словарь под ред. А.А. Ивин, Москва: Гардарики, 2006. 1072 c.
References (transliterated)
1.
Durand G. The anthropological structures of the imaginary / G. Durand, Brisbane: Boombana Publications, 1999. 448 c.
2.
Evans W. Posthuman Rights: Dimensions of Transhuman Worlds // Revista Teknokultura. 2015. № 2 (12). C. 373–384.
3.
Garis H. de The Artilect War : Cosmists vs. Terrans : A Bitter Controversy Concerning Whether Humanity Should Build Godlike Massively Intelligent Machines / H. de Garis, ETC Books, 2005.
4.
Malinowski B. Magic, Science and Religion and Other Essays / B. Malinowski, Alcester: Read Books, 2012. 276 c.
5.
Philippe Ariès The Hour of Our Death / Philippe Ariès, Oxford University Press, 1991. 651 c.
6.
Roden D. Deconstruction and Excision in Philosophical Posthumanism // Journal of Evolution and Technology. 2010. № 1 (21). C. 27–36.
7.
Roden D. Posthuman Life: philosophy at the edge of the human / D. Roden, 2014.
8.
Berdyaev N.A. O naznachenii cheloveka / N.A. Berdyaev, Moskva: AST, 2010. 478 c.
9.
Bulgakov S.N. Filosofiya khozyaistva / S.N. Bulgakov, Moskva: Izdatel'stvo Yurait, 2018. 343 c.
10.
Danil'yan O.G., Taranenko V.M. Religiovedenie / O.G. Danil'yan, V.M. Taranenko, Moskva: INFRA-M, 2013. 334 c.
11.
Solov'ev V.S. Sochineniya v 2 tomakh / V.S. Solov'ev, Moskva: Mysl', 1988. 892 c.
12.
Fen'vesh T.A., Andreeva A.V. Smert' kak sotsil'nyi fenomen // Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kul'turologiya i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki. 2013. (1–2). C. 33–36.
13.
Filosofiya: entsiklopedicheskii slovar' pod red. A.A. Ivin, Moskva: Gardariki, 2006. 1072 c.