Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1993,   статей на доработке: 313 отклонено статей: 756 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Этнолукизм как фактор понижения психологической безопасности этно-культурных групп с различными типами внешнего облика
Лабунская Вера Александровна

доктор психологических наук

профессор, ФГАОУ ВО "Южный федеральный университет"

344006, Россия, г. Ростов-на-Дону, ул. Большая Садовая, 105/42

Labunskaya Vera Aleksandrovna

Doctor of Psychology

professor at Southern Federal University

344006, Russia, g. Rostov-Na-Donu, ul. Bol'shaya Sadovaya, 105/42, kab. Nagibina, 13.-219

vlab@aaanet.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом исследования является наблюдаемый этнолукизм, трактуемый нами, как «обыденная» дискриминационная практика, направленная на представителей этно-культурных групп с определенным типом внешнего облика. Новые аспекты бытия человека, в частности, «цифровое пространство», ставят вопрос, касающийся психологической безопасности личности в различных контекстах взаимодействия в связи с актуализацией дискриминационного поведения, обусловленной влиянием различных факторов. Появляется необходимость изучения субъектно –личностных факторов, влияющих на принятие наблюдаемого этнолукизма, следовательно, на определение психологической безопасности человека.Гипотеза: принятие наблюдаемого этнолукизма может быть обусловлено самооценками молодых людей внешнего облика. Методики: 1)ситуативная методика «Диагностика уровня принятия дискриминационного поведения Другого, направленного на представителей этно-культурных групп в различных ситуациях взаимодействия»; 2) опросник «Оценочно-содержательная интерпретация своего внешнего облика». Математические процедуры: однофакторный дисперсионный анализ, Т – критерий парных выборок, критерий Манна-Уитни - U. В исследовании приняли участие 66 молодых людей в возрасте от 25 до 35 лет, 36% мужчин и 64% женщин Основные выводы: 1. Диапазон принятия наблюдаемого этнолукизма указывает на то, что у 25% участников исследования достаточно высокий уровень принятия наблюдаемого этнолукизма. Эти молодые люди могут быть угрозой психологической безопасности конкретных групп, имеющих определенный тип внешнего облика. 3. Чем выше у молодых людей самооценка внешнего облика, тем терпимее они относятся к проявлениям этнолукизма, тем чаще они будут определять уровень психологической безопасности групп.

Ключевые слова: психологическая безопасность, этно-культурные группы, наблюдаемая дискриминация, этнолукизм, принятие, субъектно-личностные факторы, самооценка, гендер, тип внешнего облика, молодые люди

DOI:

10.25136/2409-7543.2018.6.27853

Дата направления в редакцию:

30-10-2018


Дата рецензирования:

31-10-2018


Дата публикации:

01-11-2018


Исследование выполнено при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ), проект № 16-36-00049-ОГН18

Keywords:

psychological safety, ethno-cultural groups, the observed discrimination, ethno lookism, acceptance, subject-personality factors, self-esteem, gender, type of appearance, young people

Введение. Проблема психологической безопасности личности, определенных групп населения становится особенно актуальной в связи с изменением среды социализации человека. Последние десятилетия трансформировали образ мира, расширили пространство бытия человека за счет формирования цифрового пространства. Новые аспекты бытия человека ставят перед психологией безопасности ряд вопросов, в частности, вопрос, касающийся психологической безопасности личности в различных контекстах взаимодействия в связи с актуализацией дискриминационного поведения, обусловленной влиянием различных факторов. Данный вопрос требует многостороннего изучения, именно, потому, что в цифровом пространстве открываются новые возможности дискриминационного отношения к различным группам. Если ранее исследователи [2,10,12,13,11] отмечали, что в современном обществе многие дискриминационные практики (сексизм, эйджизм и т.д.) становятся скрываемыми, маскируемыми, то в настоящее время некоторая бесконтрольность цифрового пространства позволяет выражать дискриминационное отношение к Другому более откровенно, выбирать способы обращения, комментарии, которые не косвенно, а прямо указывают на дискриминационное поведение.

Учитывая тот факт, что цифровое пространство переполнено «визуальными текстами», фото и видио информацией, усиливается стремление людей отреагировать на внешний облик человека и группы лиц. Все чаще, в основе категоризации людей лежит какой-либо признак внешнего облика. Цифровое пространство возвращает к феномену «клички», но, если такая «школьная практика» имела границы, то цифровое пространство снимает любые ограничения. Язык интернета становится проводником «Языка вражды» [1,17], обыденные обозначения этно – культурных групп на основе типа внешнего облика преобразуются в цифровом пространстве в способы демонстрации дискриминационного отношения к Другому. В этой связи, по-новому звучит проблема наблюдаемого или воспринимаемого дискриминационного поведения [5], поскольку, именно, в цифровом пространстве в режиме «реального времени» появляются оценки, комментарии, свидетельствующие о том, принимает или не принимает субъект воспринимаемое дискриминационное поведение. В соответствие с проблемой, описанной выше, появляется необходимость изучения различных социально-психологических, субъектно –личностных факторов, влияющих на принятие-непринятие воспринимаемого дискриминационного поведения.

В данной статье рассматривается влияние такого субъектно-личностного фактора, как самооценка субъекта восприятия дискриминационного поведения Другого. Самооценка изучается, как самооценка внешнего облика, а в качестве дискриминационной практики рассматривается этнолукизм.

Методология исследования. В наших публикациях [4,6,7] мы отмечали, что этнолукизм – это «обыденная» дискриминационная практика, направленная на представителей этно-культурных групп с определенным типом внешнего облика. О взаимосвязи лукизма и этнической дискриминации свидетельствуют распространенные не только в политической, но и в повседневной коммуникации обозначения этнокультурных групп с помощью таких словосочетаний, как «лица кавказской национальности», «лица славянской внешности» [17], перекочевавшие в пространство интернета. «Кокетливый, шутливый расизм», за которым стоит «новая волна расизма» [14], иными словами, этнолукизма – это один из способов маскировки этнолукизма в цифровом пространстве. Слова и словосочетания «азиаты», «укропы», «кавказцы» или «лица славянской внешности» не имеют прямого отношения к антропологическим особенностям внешнего облика, порой, эти слова не фиксируют конкретную этническую группу, но актуализируют сложившиеся стереотипы, предрассудки, которые начинают управлять не только поведением, но и восприятием, в целом, отношением.

В основе заявляемого в наших публикациях [4,5] подхода лежит структурно-системный анализ отношения к этнолукизму и на передний план выходит изучение когнитивно-эмоциональных образований, в частности, оценочного компонента отношения и самооценки, как единицы самоотношения. Несмотря на наличие большого количества работ, включающих изучения дискриминационного поведения, например, в качестве факторов рассматриваются предрассудки, предубеждения, сложившиеся стереотипы [10,15,16], до настоящего времени остается недостаточно исследованным вопрос о влиянии субъектно-личностных факторов, не только на дискриминационное поведение человека, но и на его отношение к воспринимаемой дискриминации.

Таким образом, в данной статье мы рассматриваем восприятие и отношение к этнолукизму как дискриминационному поведению Другого, направленному на представителей этнокультурных групп, отличающихся типом внешнего облика. В качестве эмпирического фактора изучаем роль самооценки внешнего облика, как компонента самоотношения, в принятии воспринимаемого этнолукизма. В эмпирической части исследования проверялась гипотеза: принятие/непринятие воспринимаемого дискриминационного поведения Другого, направленного на представителей этно-культурных групп, отличающихся типом внешнего облика, может быть обусловлено самооценками компонентов и характеристик внешнего облика.

Методы исследования

1.С целью определения уровня принятия дискриминационного поведения, направленного на представителей этно-культурных групп, отличающихся типом внешнего облика (в нашей терминологии «принятия этнолукизма»), использовалась ситуативная методика «Диагностика уровня принятия дискриминационного поведения Другого, направленного на представителей этно-культурных групп в различных ситуациях взаимодействия», разработанная В.А. Лабунской, А.А. Бзезян [3,7]. Она включает 15 ситуаций, в которых одним из действующих лиц выступает либо мужчина, либо женщина, отличающиеся типом внешнего облика, а другим – человек, осуществляющий по отношению к первому дискриминационные действия. Ситуации взаимодействия были следующие: «Оказание услуги», «Совместное проживание», «Прогулка по городу», в контексте которых изменялся гендер дискриминируемого лица, его этно-культурная принадлежность, обозначенная посредством принятых в современном языке определений типа внешнего облика («славянский внешний облик», «кавказский внешний облик» и «азиатский внешний облик»). В процессе выполнения задания респондентам необходимо было выбрать меру согласия (по пятибалльной системе) с дискриминационными действиями, направленными на человека с определенным гендерным статусом и этнокультурным типом внешнего облика.

2.Опросник «Оценочно-содержательная интерпретация своего внешнего облика», разработанный В.А. Лабунской [8,9]. Он включает следующие шкалы: эстетические оценки лица; тела; оформления внешнего облика; интегральные характеристики внешнего облика - шкалы: оценки привлекательности своего внешнего облика для противоположного пола; феминности – маскулинности внешнего облика. Респондентам предлагается оценить на основе десяти бальной системы степень соответствия эстетических параметров различных компонентов внешнего облика своему внешнему облику. самооценка внешнего облика рассчитывается на основе суммирования баллов по каждому виду самооценок и деления суммы баллов на число видов самооценок.

3. Математические процедуры: однофакторный дисперсионный анализ, Т – критерий парных выборок,критерий Манна-Уитни - U.

В исследовании приняли участие 66 молодых людей в возрасте от 25 до 35 лет, 36% мужчин и 64% женщин.

Результаты.

Важным результатом нашего исследования является то, что участники исследования не принимают дискриминационное поведение Другого, проявление этнолукизма.

Таблица 1. Средние показатели уровня принятия наблюдаемого этнолукизма

Показатели принятия наблюдаемого этнолукизма

N

Минимум

Максимум

Среднее

Стд. отклонение

Интегральный уровень принятия ситуаций дискриминации

66

1,00

5,00

1,5873

,91882

Ситуация дискриминации «Оказание услуги»

66

1,00

4,66

1,2953

,65467

Ситуация дискриминации «Совместное проживание»

66

1,00

5,00

1,5164

,81919

Ситуация дискриминации «Прогулка по городу»

66

1,00

5,00

1,3514

,72490

Славянский ВО

66

1,00

3,40

1,3221

,52663

Кавказский ВО

66

1,00

5,00

1,5312

,82249

Азиатский ВО

66

1,00

3,40

1,3200

,56938

Уровень принятия дискриминации мужчин

66

1,00

3,50

1,4244

,62187

Уровень принятия дискриминации женщин

66

1,00

3,33

1,3848

,63334

N валидных (целиком)

66

Средние показатели: «интегральный показатель уровня принятия дискриминационного поведения Другого в различных ситуациях взаимодействия»; «уровень принятия дискриминационного поведения Другого в конкретных ситуациях взаимодействия («оказание услуги», «совместное проживание», «прогулка по городу»); «уровни принятия наблюдаемого дискриминационного поведения, направленного на людей с различным типом внешнего облика («славянский тип внешнего облика (ВО), «кавказский тип внешнего облика(ВО)», «азиатский тип внешнего облика(ВО)»; «уровни принятия наблюдаемого дискриминационного поведения, направленного на мужчин или женщин не зависимо от ситуации и типа внешнего облика» находятся в диапазоне от 1,29 до 1, 58 баллов. В соответствие с пятибальной оценкой согласия с наблюдаемым дискриминационным поведением, такие средние показатели являются низкими. Они свидетельствуют о том, что большинство участников исследования не принимают наблюдаемый этнолукизм. Вместе с этим, исходя из минимальных и максимальных оценок согласия с дискриминационным поведением, направленным на людей, отличающихся типом внешнего облика и полом, можно констатировать, что внутри группы участников исследования имеются те, у которых высокий уровень принятия этнолукизма. Именно, эти участники исследования могут быть угрозой психологической безопасности конкретных людей и групп, имеющих определенный тип внешнего облика.

Таблица 2. Сравнительный анализ показателей принятия наблюдаемого этнолукизма (критерий t парных выборок)

Ситуации принятия наблюдаемого этнолукизма

Т

Р

(2-сторонняя)

Пара 1

Ситуация «Оказание услуги» - Ситуация «Совместное проживание»

-2,337

,023

Пара 2

Ситуация «Оказание услуги» - Ситуация «Прогулка по городу»

-,724

,472

Пара 3

Ситуация «Совместное проживание» - Ситуация «Прогулка по городу

1,437

,155

Пара 4

Славянский ВО – Кавказский ВО

-3,556

,001

Пара 5

Славянский ВО – Азиатский ВО

,078

,938

Пара 6

Кавказский ВО - Азиатский ВО

3,218

,002

Пара 7

Принятие дискриминации мужчин – Принятие дискриминации женщин

1,762

,083

Учитывая этот факт, мы сравнили уровни принятия этнолукизма в различных ситуациях взаимодействия (см. таблицу 2).

Критерий Т – парных выборок указывает на то, что молодые люди – участники исследования имеют более высокие показатели принятия этнолукизма, если они наблюдают дискриминацию в ситуации «Совместное проживание» (Т=-2,337; р=0,0231) по сравнению с другими ситуациями, если в различных ситуациях взаимодействия дискриминируются лица с «кавказским типом внешнего облика» по сравнения с показатели принятия наблюдаемого этнолукизма, направленного на людей со «славянским типом внешнего облика» (Т=-3,556; р=0,001) и «азиатским типом внешнего облика» (Т=3,218; р=0,002). Участники исследования имеют более высокие показатели принятия наблюдаемого этнолукизма, если дискриминация направлена на мужчин, по сравнению с теми ситуациями, в которых объектом дискриминации выступают женщины (Т= 1,76; р==0,083).

3.С целью проверки влияния гендерного фактора на показатели принятия наблюдаемого этнолукизма, был осуществлен сравнительный анализ с использованием критерия Манна-Уитни - U. Показатель U указывает на отсутствие влияния гендерного фактора на оценки согласия с наблюдаемым дискриминационным поведением. Можно отметить только тот факт, что у женщин «интегральный показатель принятия наблюдаемого дискриминационного поведения» выше, чем у мужчин (U =402,500; р=0,161).

С целью проверки выдвинутой гипотезы, был применен однофакторный дисперсионный анализ. В данной статье рассматривается влияние интегральной самооценки внешнего облика, которая включает самооценки телосложения, лица, оформления внешнего облика. Выполненный дисперсионный анализ фиксирует влияние интегральной самооценки внешнего облика на «интегральный показатель уровня принятия дискриминационного поведения Другого в различных ситуациях взаимодействия» (F= 2,046; p=0,037). Эти данные говорят о том, что уровень самооценки внешнего облика может объяснять индивидуальные различия в принятии – согласии с наблюдаемым дискриминационным поведением – этнолукизмом.

Выводы

1. Большинство участников исследования не принимают наблюдаемый этнолукизм, то есть они не могут представлять угрозу психологической безопасности других людей.

2. Диапазон принятия наблюдаемого этнолукизма (минимальные и максимальные показатели) указывает на то, что группа участников исследования включает тех молодых людей, у которых высокий уровень принятия наблюдаемого этнолукизма. Эти участники исследования могут быть угрозой психологической безопасности конкретных людей и групп, имеющих определенный тип внешнего облика.

3. Исходя из сравнительных данных принятия наблюдаемого этнолукизма, чаще других будут становиться объектами дискриминации, приводящей к снижению уровня психологической безопасности, мужчины, группы людей с «кавказским типом внешнего облика», особенно, в ситуации совместного проживания.

4. На индивидуальные различия в принятии наблюдаемого этнолукизма оказывает влияние такой личностно-субъектный фактор, как самооценка внешнего облика. Чем выше будет у молодых людей самооценка внешнего облика, тем терпимее они будут к проявлениям этнолукизма – дискриминации, направленной на представителей этно-культурных групп, отличающихся типом внешнего облика.

Заключение. Большинство современных молодых людей не принимают наблюдаемое дискриминационное поведение, направленное на представителей этнокультурных групп, отличающихся типом внешнего, несмотря на то, что существенным аспектом их социализации является цифровое пространство. Влияние сложившихся стереотипов и предрассудков, которые сформировались до «цифровой эпохи», но не изменились в результате воздействия коммуникации, осуществляемой в цифровом пространстве, проявляется в том, что повышается уровень принятия наблюдаемого дискриминационного поведения, направленного на представителей этнокультурных групп с «кавказским типом внешнего облика», разворачивающего в ситуации «совместного проживания», направленного на мужчин. Субъектно –личностный фактор – самооценка внешнего облика оказывает влияние на принятие-непринятие воспринимаемого дискриминационного поведения. Уровень самооценки внешнего облика объясняет индивидуальные различия в принятии – согласии с наблюдаемым дискриминационным поведением. Следовательно, можно ожидать, что молодые люди с высокой оценкой своего внешнего облика будут склоны к осуществлению дискриминационных действий, снижающих психологическую безопасность личности и группы

Библиография
1.
Альперович В.Д. Образы «своих» и «чужих» людей, врага и друга в метафорах и представлениях личности// Успехи современной науки и образования, 2016. Т. 4. №7. С. 96-102.
2.
Бзезян А.А. Лукизм и этническая дискриминация//Северо-Кавказский психологический вестник, 2012. №10/3. С.21-23.
3.
Бзезян А.А. Социально-психологические особенности отношения к дискриминации представителей этнических групп с различным типом внешнего облика. Автореферат диссертации кандидата наук. Ростов-на-Дону, 2015. 23с.
4.
Лабунская В.А. Методология исследования взаимосвязей отношений, образов, форм обращений в контексте межэтнического общения //ОТ ИСТОКОВ К СОВРЕМЕННОСТИ: 130 лет организации психологического общества при Московском университете: Сборник материалов юбилейной конференции. М.: Когито-Центр, 2015.Т.3. С.264-267.
5.
Лабунская В.А. От психологии внешнего облика А.А. Бодалева к построению эмпирических моделей изучения отношения к этнолукизму в обыденном общении// Лицо человека в пространстве общения. М.: Московский институт психоанализа – Когито – Центр, 2016. С.73-97.
6.
Лабунская В.А., Бзезян А.А. Особенности «Appearance» стереотипов этно-культурных групп с различными типами внешнего облика//Международный научно-исследовательский журнал успехи современной науки и образования, 2016. №9, Т. 2. С.77-84.
7.
Лабунская В.А., Бзезян А.А. Особенности дискриминационного отношения к представителям этнокультурных групп: гендерно-ситуационный анализ / Гендерные реалии 21 века: сборник научных статей. Ростов-на-Дону: Изд-во ЮФУ, 2014. С. 130-134.
8.
Лабунская В.А., Капитанова Е.В. Самооценка и оценка внешнего облика членов студенческой группы как предикторы отношений межличностной значимости // Социальная психология и общество, 2016. Т. 7. № 1. С. 72–87.
9.
Лабунская В. А. Не язык тела, а язык души! Психология невербального выражения личности. Ростов на Дону: Феникс, 2009. 344 с.
10.
Майерс Д. Социальная психология. СПб.: Прайм-Еврознак, 2002. 512с.
11.
Орех Е.А. Феномен лукизма и возможности его социологического анализа / Социологический журнал, 2016. № 3. С.67-81.
12.
Погонцева Д.В. Виды дискриминации по внешнему облику// Психология и психотехника, 2013. № 9. С. 858-861.
13.
Погонцева Д.В. Формы проявления этнолукизма (на примере современных зарубежных исследований)/Личность и бытие: человек как субъект социокультурной реальности: материалы Всероссийская научно- практическая конференция. Краснодар: Кубанский государственный. Университет, 2016. С.112-114.
14.
Расизм, ксенофобия, дискриминация. Какими мы их увидели/ Сб. статей; сост. и отв. ред. Екатерина Деминцева. М.: Новое литературное обозрение, 2013. 384 с.
15.
Татарко А.Н., Лебедева Н.М. Психология межэтнических отношений. Этническая идентичность и стратегии межкультурного взаимодействия. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2010. 190с.
16.
Шефер Б., Скарабис М., Шледер Б. Социально-психологическая модель восприятия чужого: идентичность, знание, амбивалентность // Психология, 2004.№1. С.24–51.
17.
Ярская В.Н. Язык мой - враг мой: расистский дискурс в российском обществе// Социологические исследования. 2012, № 6. С. 46-53
References (transliterated)
References (transliterated)
1.
Al'perovich V.D. Obrazy «svoikh» i «chuzhikh» lyudei, vraga i druga v metaforakh i predstavleniyakh lichnosti// Uspekhi sovremennoi nauki i obrazovaniya, 2016. T. 4. №7. S. 96-102.
2.
Bzezyan A.A. Lukizm i etnicheskaya diskriminatsiya//Severo-Kavkazskii psikhologicheskii vestnik, 2012. №10/3. S.21-23.
3.
Bzezyan A.A. Sotsial'no-psikhologicheskie osobennosti otnosheniya k diskriminatsii predstavitelei etnicheskikh grupp s razlichnym tipom vneshnego oblika. Avtoreferat dissertatsii kandidata nauk. Rostov-na-Donu, 2015. 23s.
4.
Labunskaya V.A. Metodologiya issledovaniya vzaimosvyazei otnoshenii, obrazov, form obrashchenii v kontekste mezhetnicheskogo obshcheniya //OT ISTOKOV K SOVREMENNOSTI: 130 let organizatsii psikhologicheskogo obshchestva pri Moskovskom universitete: Sbornik materialov yubileinoi konferentsii. M.: Kogito-Tsentr, 2015.T.3. S.264-267.
5.
Labunskaya V.A. Ot psikhologii vneshnego oblika A.A. Bodaleva k postroeniyu empiricheskikh modelei izucheniya otnosheniya k etnolukizmu v obydennom obshchenii// Litso cheloveka v prostranstve obshcheniya. M.: Moskovskii institut psikhoanaliza – Kogito – Tsentr, 2016. S.73-97.
6.
Labunskaya V.A., Bzezyan A.A. Osobennosti «Appearance» stereotipov etno-kul'turnykh grupp s razlichnymi tipami vneshnego oblika//Mezhdunarodnyi nauchno-issledovatel'skii zhurnal uspekhi sovremennoi nauki i obrazovaniya, 2016. №9, T. 2. S.77-84.
7.
Labunskaya V.A., Bzezyan A.A. Osobennosti diskriminatsionnogo otnosheniya k predstavitelyam etnokul'turnykh grupp: genderno-situatsionnyi analiz / Gendernye realii 21 veka: sbornik nauchnykh statei. Rostov-na-Donu: Izd-vo YuFU, 2014. S. 130-134.
8.
Labunskaya V.A., Kapitanova E.V. Samootsenka i otsenka vneshnego oblika chlenov studencheskoi gruppy kak prediktory otnoshenii mezhlichnostnoi znachimosti // Sotsial'naya psikhologiya i obshchestvo, 2016. T. 7. № 1. S. 72–87.
9.
Labunskaya V. A. Ne yazyk tela, a yazyk dushi! Psikhologiya neverbal'nogo vyrazheniya lichnosti. Rostov na Donu: Feniks, 2009. 344 s.
10.
Maiers D. Sotsial'naya psikhologiya. SPb.: Praim-Evroznak, 2002. 512s.
11.
Orekh E.A. Fenomen lukizma i vozmozhnosti ego sotsiologicheskogo analiza / Sotsiologicheskii zhurnal, 2016. № 3. S.67-81.
12.
Pogontseva D.V. Vidy diskriminatsii po vneshnemu obliku// Psikhologiya i psikhotekhnika, 2013. № 9. S. 858-861.
13.
Pogontseva D.V. Formy proyavleniya etnolukizma (na primere sovremennykh zarubezhnykh issledovanii)/Lichnost' i bytie: chelovek kak sub''ekt sotsiokul'turnoi real'nosti: materialy Vserossiiskaya nauchno- prakticheskaya konferentsiya. Krasnodar: Kubanskii gosudarstvennyi. Universitet, 2016. S.112-114.
14.
Rasizm, ksenofobiya, diskriminatsiya. Kakimi my ikh uvideli/ Sb. statei; sost. i otv. red. Ekaterina Demintseva. M.: Novoe literaturnoe obozrenie, 2013. 384 s.
15.
Tatarko A.N., Lebedeva N.M. Psikhologiya mezhetnicheskikh otnoshenii. Etnicheskaya identichnost' i strategii mezhkul'turnogo vzaimodeistviya. M.: Izd-vo «Institut psikhologii RAN», 2010. 190s.
16.
Shefer B., Skarabis M., Shleder B. Sotsial'no-psikhologicheskaya model' vospriyatiya chuzhogo: identichnost', znanie, ambivalentnost' // Psikhologiya, 2004.№1. S.24–51.
17.
Yarskaya V.N. Yazyk moi - vrag moi: rasistskii diskurs v rossiiskom obshchestve// Sotsiologicheskie issledovaniya. 2012, № 6. S. 46-53
References (transliterated)