Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1933,   статей на доработке: 310 отклонено статей: 743 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Арктика и неарктические страны: эколого-правовые и международно-правовые аспекты на примере арктической политики Китая.
Куделькин Николай Сергеевич

кандидат юридических наук

Старший научный сотрудник, Сектор экологического, земельного и аграрного права ИГП РАН

119019, Россия, г. Москва, ул. Знаменка, 10

Kudel'kin Nikolai Sergeevich

PhD in Law

Senior Scientific Associate,  the sector of Environmental, Land and Agrarian Law, Institute of State and Law of the Russian Academy of Sciences

119019, Russia, g. Moscow, ul. Znamenka, 10

nkkix@inbox.ru
Редникова Татьяна Владимировна

кандидат юридических наук

научный сотрудник, Сектор эколого-правовых исследований ИГП РАН

119019, Россия, г. Москва, ул. Знаменка, 10

Rednikova Tatiana Vladimirovna

PhD in Law

Scientific Associate, the sector of Environmental, Land an Agrarian Law, Institute of State and Law of the Russian Academy of Sciences

119019, Russia, g. Moscow, ul. Znamenka, 10

trednikova@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

В настоящее время Арктика становится территорией столкновения интересов широкого круга государств, не только арктических, но и расположенных вдалеке от полярного круга. Целью статьи является анализ целей и задач таких стран в Арктике, а также возможных последствий активизации их деятельности. В Белой книге «Арктическая политика Китая» декларируется интерес к сотрудничеству в таких сферах, как изменение климата, окружающая среда, научные исследования, использование морских путей, разведка и эксплуатация ресурсов, безопасность и международные отношения, подчеркивается зависимость Китая от состояния природной среды Арктики. В результате применения таких научных методов, как анализ и синтез, сравнительно-правовой метод, авторы пришли к следующим выводам. Из-за столкновения интересов арктических и неарктических государств и стремления последних к занятию прочных позиций в регионе, остро встает вопрос о принятии специального документа международного характера, регламентирующего порядок и пределы деятельности всех субъектов. По мнению авторов, совместная работа арктических и неарктических государств, направленная на сохранение природы Арктики, может стать мощным природоохранным инструментом, позволяющим использовать научный, экономический потенциал всего человечества. При этом осуществление природоохранной деятельности не должно предоставлять субъектам приоритетное право на освоение природных ресурсов региона. Также неарктические страны могут внести значимый вклад в сохранение природы Арктики путем проведения такой внутренней политики, которая будет направлена на минимизацию их негативного влияния на окружающую среду. Названные меры могут оказаться более действенными для охраны окружающей среды Арктики, чем осуществляемые непосредственно в этом регионе планеты.

Ключевые слова: Арктика, охрана окружающей среды, государственная политика, природные ресурсы, международное сотрудничество, Китай, Северный морской путь, климат, биоразнообразие, туризм

DOI:

10.25136/2306-9899.2018.3.27585

Дата направления в редакцию:

03-10-2018


Дата рецензирования:

04-10-2018


Дата публикации:

07-10-2018


Abstract.

Currently, the Arctic becomes a territory of the conflict of interest for a wide variety of countries, including those located far from the polar circle. The goal of this work is the analysis of tasks and goals of such countries in the Arctic, as well as the possible consequences of escalation of their activities. The White Paper “China’s Arctic Policy” declares the interest to cooperation in the following spheres: climate change, environment, scientific research, use of sea routes, resource survey and exploitation, security and international relations, as well as emphasizes China’s reliance on environmental situation in the Arctic. Due to the conflict of interests between the Arctic and non-Arctic states and desire of the latters to take strong positions in the region, a question on the adoption of special international document that would regulate the order and limits of activities of all subjects becomes urgent. The authors believe that collaborative work of the Arctic and non-Arctic states aimed at preservation of nature of the Arctic, can become a powerful environment-oriented instrument, which allows applying the scientific and economic potential of the entire humanity. At the same time, the realization of environment-oriented activity should not grant the priority right to the subjects for the natural resource development. The non-Arctic countries can also significantly contribute to preservation of the Arctic nature through introduction of the domestic policy aimed at minimization of their negative impact on the environment. Such measures can become more efficient for the protection of Arctic environment, than the measures implemented directly in this region.  

Keywords:

Northern sea route, China, international cooperation, natural resources, state policy, environmental protection, Arctic, climate, biodiversity, tourism

Помимо арктических стран к Арктике проявляют особый интерес и государства, расположенные вдалеке от полярного круга. Такое положение вещей обусловлено рядом причин: данная часть света богата полезными ископаемыми, биологическими ресурсами, в Арктике сосредоточены огромные запасы пресной воды (по мнению специалистов, значение этого ресурса со временем будет возрастать). Стратегическое значение имеет и Северный морской путь, являющийся кратчайшим морским путем из Европы в Азию. Данные факты, вместе с усиливающимся глобальным потеплением, вызывающим таянье полярных льдов, из-за чего судоходство в высоких широтах становится более доступным, приводят к повышенному интересу неарктических стран к северному региону земли, в результате этого Арктика становится территорией столкновений интересов широкого круга государств, а не только арктической пятерки [1, c.146].

Одной из неарктических стран, серьезно заявляющих о своих интересах в Арктике, является КНР. Еще в 1925 г. Китаем был подписан Договор о Шпицбергене (Собрание Законов и Распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства Союза Советских Социалистических Республик № 17, Отдел второй. 1935 г. ст. 138. /в сборнике «Действующее международное право». Т. 1. ), однако в течение длительного времени страна не уделяла повышенного внимания деятельности в Арктике. Ситуация начала меняться в 90-х годах прошлого века, когда глобальное потепление и связанное с ним таяние полярных льдов стало открывать дополнительные возможности для судоходства и других видов деятельности в высоких широтах. Уже в 2004 г. на Шпицбергене была открыта первая в истории Китая научно-исследовательская полярная станция «Хуанхэ», представляющая собой двухэтажное здание общей площадью 500 м2, в котором есть лаборатории, офисы, читальные залы, кладовые и жилые помещения, в здании могут разместиться до 25 человек. На крыше здания расположена обсерватория (URL: http://www.china.org.cn/english/features/CPR/168820.htm (дата обращения: 23.06.2018 г.) ). Данная станция является плацдармом для научных исследований и международного сотрудничества в регионе. Немаловажным является наличия у КНР своего ледокола «Xue Long» (Снежный дракон), построенного на Украине в 1993 г. на его борту есть центр обработки данных, а также семь лабораторий общей площадью 200 квадратных метров (URL: https://thebarentsobserver.com/ru/arktika/2017/08/kitayskiy-ledokol-rabotaet-v-centralnoy-arktike (дата обращения: 23.06.2018 г.) ). Отметим, что в 2012 году Полярный научно-исследовательский институт Китая (PRIC) заключил контракт с «Aker Arctic» на разработку концепции и базового проекта нового китайского полярного исследовательского судна. Спуск судна на воду запланирован в 2019 г. (URL: https://akerarctic.fi/en/news/aker-arctic-designed-new-chinese-polar-research-vessel (дата обращения: 23.06.2018 г.) ). Необходимо учитывать и то, что Китай обладает большим опытом полярных исследований, которые осуществлялись и осуществляются в Антарктике. Так, у КНР на настоящий момент есть четыре антарктических станции – «Great Wall» (основана в 1985 г. на острове Кинг-Джордж), «Zhongshan» (1989 г., Холмы Ларсеманн), «Kunlun» (2009 год, Ледовый купол А (Dome А), Восточная Антарктида) и «Taishan» (2014 г., Земля Принцессы Елизаветы). 7 февраля 2018 года, во время проведения 34-й китайской антарктической экспедиции, специалисты из КНР заложили основу пятой антарктической исследовательской станции на острове Инэкспрессибл (Inexpressible Island), в заливе Терра-Нова, море Росса. Ожидается, что строительство будет завершено к 2022 году. Пятая станция Китая рассчитана на круглогодичную исследовательскую работу, в ней смогут разместиться 80 человек летом и 30 человек зимой (URL: https://thediplomat.com/2018/06/what-does-chinas-fifth-research-station-mean-for-antarctic-governance/ (дата обращения: 13.07.2018) ). Данные факты свидетельствуют о серьезных намерениях и больших возможностях Китая закрепить свои позиции в Арктике, как, впрочем, и в Антарктике.

Китай особенно заинтересован в решении межрегиональных и глобальных проблем Арктики в таких сферах, как изменение климата, окружающая среда, научные исследования, использование морских путей, разведка и эксплуатация ресурсов, безопасность и международные отношения. По мнению А. Загорского, изменение климата и расширение экономической деятельности в регионе в международном сотрудничестве в Арктике на первый план выдвигают именно вопросы невоенной безопасности человека и эколого-техногенной безопасности [9, c. 104].

Для изучения официальной позиции КНР по различным вопросам, связанным с Арктикой, большой интерес представляет опубликованная 26 января 2018 г. Белая книга «Арктическая политика Китая» (далее – Белая книга) (URL: http://english.gov.cn/archive/white_paper/2018/01/26/content_281476026660336.htm (дата обращения: 14.08.2018) ) – документ государственной политики Китая, содержащий руководящие принципы в отношении деятельности, а также нормы (правила) поведения государства в ходе выполнения задач на определенный исторический период и реализации своего курса [2].

В предисловии к Белой книге говорится, что ситуация, складывающаяся сейчас в Арктике, выходит за рамки интересов арктических государств и приобретает жизненно важное значение для стран, расположенных за пределами арктического региона, для интересов международного сообщества в целом, а также для выживания, развития и общего будущего человечества. Проблемы Арктики имеют глобальное и международное значение. Из анализа данного раздела документа можно сделать вывод о том, что, говоря о глобальной роли Арктики, Китай особо подчеркивает ее важность и значение именно для неарктических стран.

В разделе I Белой книги отмечается, что государства, расположенные за пределами арктического региона, не имеют территориального суверенитета в Арктике, но обладают правами в отношении научных исследований, навигации, пролета, рыболовства, прокладки подводных кабелей и трубопроводов в открытом море и других соответствующих морских районах в Северном Ледовитом Океане, правами на исследование и эксплуатацию ресурсов в Районе в соответствии с такими договорами, как Конвенция ООН по морскому праву 1982 г., а также нормами международного права в целом. Кроме того, Договаривающиеся стороны договора о Шпицбергене, обладают свободой доступа в определенные районы Арктики, правом в соответствии с законом и в условиях равенства, осуществлять научные исследования, а также такую деятельность, как охота, рыболовство и добыча полезных ископаемых в этих районах. Основной идеей данного раздела можно назвать то, что изменения, происходящие в Арктике, помимо негативного влияния на природную среду, открывают широкий спектр возможностей для осуществления различного рода деятельности в регионе, в том числе и для неарктических стран. При этом отмечается возможность наступления неблагоприятных последствий от такой деятельности и о необходимости решения этих проблем на глобальном уровне.

В Белой книге подчеркивается, что неарктические страны, в соответствии с международным правом, обладают определенными правами в арктическом регионе и провозглашается тезис об отнесении КНР к государству, географически расположенному рядом с Арктикой «Near-Arctic State», т.е. одному из континентальных государств, близко расположенных к полярному кругу. Отмечено, что природные условия Арктики и их изменения оказывают непосредственное влияние на климат и экологическую среду Китая, что в свою очередь влияет на экономические интересы КНР в сельском, лесном хозяйстве, рыболовстве, морской промышленности и других отраслях (раздел II Белой книги). Например, на сайте Арктической и Антарктической администрации Китая приведены данные о том, что средний уровень моря в прибрежном регионе Китая повышается быстрее, чем в большинстве других местах на земле, этот процесс оказывает влияние на прибрежную среду. В качестве одной из причин такого явления названо таяние льдов Арктики (URL: http://www.chinare.gov.cn/english/gb_news.php?id=1792&modid=13001 (дата обращения: 16.07.2018) ).

Таким образом, в анализируемом документе основной акцент смещен в сторону зависимости Китая, в том числе и его экономики, от состояния Арктики, в первую очередь от ее природной среды. Данное положение доктрины может быть использовано для оправдания активности Китая в Арктическом регионе, заботой об экологической безопасности КНР и всего человечества, а не только о извлечении выгоды из эксплуатации ресурсов Арктики и осуществления судоходства, объяснения присутствия Китая в регионе и его повышенного интереса к арктическим делам. При этом необходимо отметить, что именно неарктические государства оказывают существенное воздействие на арктический регион, например, основные источники выбросов черного углерода находятся на территориях Китая и Индии, как известно технический углерод способствует глобальному потеплению, и загрязнение им окружающей среды представляет серьезную угрозу для Арктики (URL : http://bellona.ru/2018/04/27/minig-vs-environment-how-to-balance (дата обращения: 03.07.2018.) ).

В разделе II документа говорится о том, что, как постоянный член Совета Безопасности ООН, Китай несет важную миссию по содействию миру и безопасности в Арктике. Использование морских путей, разведка и освоение ресурсов Арктики может оказать огромное влияние на энергетическую стратегию и экономическое развитие Китая, который является большим торговым государством и основным потребителем энергии в мире. Ожидается, что капитал, технологии, рынок, знания и опыт Китая будут играть важную роль в расширении сети судоходных маршрутов в Арктике, а также в содействии экономическому и социальному прогрессу прибрежных государств, расположенных вдоль таких маршрутов. Китай разделяет интересы с арктическими государствами и общее будущее, связанное с Арктикой, со всем миром. Политические цели Китая в Арктике заключаются в понимании, защите, развитии Арктики и участии в управлении ею, для того чтобы обеспечить общие интересы всех стран и международного сообщества в Арктике, а также содействовать устойчивому развитию региона, работать со всеми другими странами над созданием в нем сообщества с общим будущим для человечества (раздел III Белой книги). Преследуя свои собственные интересы, Китай намерен уделять должное внимание интересам других стран и международного сообщества, учитывать важность защиты и развития Арктики, а также поддержания надлежащего баланса своих текущих и долгосрочных интересов в целях содействия устойчивому ее развитию. Анализ соответствующего раздела Белой книги показывает, что КНР имеет намерения участвовать во всех возможных аспектах деятельности в Арктике, как совместно с другими государствами, так и самостоятельно.

Особого внимания заслуживает IV раздел Белой книги «Политика и позиции Китая по отношению к арктическим вопросам», в котором определены приоритеты участия КНР в арктических делах. Так, приоритетным для Китая при осуществлении деятельности в регионе является изучение и понимание Арктики. В документе подчеркивается, что основные интересы КНР лежат исключительно в области научных исследований, а также указываются их основные направления: мульти-дисциплинарные исследования, в том числе по арктической геологии, географии, гидрологии, метеорологии, биологии, экологии, геофизике, морской химии и др. Также среди направлений указывается мониторинг и оценка локальных климатических и экологических изменений, осуществление многоуровневого непрерывного наблюдения за атмосферой, морем, морским льдом, ледниками, почвой, качеством окружающей среды. Китай стремится улучшать свои способности в арктических экспедициях и исследованиях, совершенствовать исследовательские станции, содействовать постройке ледоколов для научных целей, а также постоянно увеличивать свои инвестиции в научные исследования, строя современные исследовательские платформы и повышать потенциал и уровень исследований, проводимых в Арктике.

Следует обратить особое внимание на положение документа, в котором сказано, что доступность технического оборудования имеет важное значение для понимания, использования и защиты Арктики. Китай поощряет разработку эколого-дружелюбного полярного технического оборудования, принимает активное участие в строительстве инфраструктуры для освоения Арктики, подталкивает к модернизации оборудования в области глубоководных исследований, продвигает технологии и инновации в арктическом бурении и добычи нефти и газа, развитии возобновляемых источников энергии, судоходства и строительства ледоколов нового типа.

Вопросы охраны окружающей среды Арктики и усилия Китая в борьбе с изменениями климата, подробно изложенные в Белой книге, были уже рассмотрены авторами в ранее вышедшей работе [2].

Китай выступает за защиту и рациональное использование природных ресурсов региона при надлежащем уровне защиты окружающей среды Арктики и уважения интересов ее коренных народов, что вполне совпадает с аналогичными подходами Российской Федерации [13]. По мнению Т.В. Редниковой, при планировании и осуществлении хозяйственной деятельности в Арктике, следует особое внимание уделять необходимости минимизации воздействия на хрупкие экосистемы региона [5, с. 74]. Согласно положениям Белой книги, предприятия КНР должны принимать активное участие в международном сотрудничестве в области разведки и использования арктических ресурсов, наилучшим образом используя свои преимущество в капитале, технологии и на внутреннем рынке с учетом соблюдения норм международного законодательства и уважения законов арктических государств. С учетом уважения суверенных прав арктических государств на нефтяные, газовые и другие минеральные ресурсы в районах, находящихся под их юрисдикцией в соответствии с международным правом, а также интересов и проблем жителей региона, Китай поощряет свои предприятия к участию в разработке нефти, газа и других минеральных ресурсов в Арктике через различные формы сотрудничества и при условии надлежащей защиты окружающей среды Арктики, а также соблюдения законов стран, в чьей юрисдикции планируется ведение такой деятельности.

В научной литературе китайскими учеными высказывается мнение о взаимном интересе Китая и России в области обеспечения судоходства по Северному морскому пути, инвестициях в освоение углеводородных ресурсов шельфа. Китай также заинтересован в доступе к ресурсной базе региона, в том числе и к богатым рыбным промыслам в Северном Ледовитом океане [7, c. 129]. Однако, по мнению их российских коллег, Российской Федерации следует опасаться стремительного вхождения Китая в арктические дела, поскольку заинтересованность этой страны в Северном морском пути может закончится ее стремлением к установлению монопольного использования этого транспортного маршрута для снижения стоимости перевозок и ухудшения условий для своих потенциальных конкурентов [8, c. 26].

В сферу интереса Китая входит также укрепление сотрудничества с арктическими государствами в области выработки экологически чистой энергии и низкоуглеродного развития региона. Отметим, что Арктика может похвастаться изобилием геотермальных, ветровых и других экологически чистых энергетических ресурсов.

В Белой книге отмечается, что Китай принимает участие в освоении и использовании арктических ресурсов исключительно при условии уважения им традиций и культуры жителей Арктики, включая коренные народы, сохраняя их уникальный уклад жизни и ценности, а также уважая усилия арктических государств по поддержке местных жителей, способствовать их социальному, экономическому прогрессу, повышению уровня образования и медицинского обслуживания, так что жители Арктики, включая коренные народы, получат реальную пользу от освоения Арктики. При этом Китай выступает за открытое и разумное исследование и использование генетических ресурсов Арктики, а также за справедливое и равноправное распределение и использование выгод от эксплуатации таких ресурсов. По мнению Редниковой Т.В., особое значение это имеет для получения дополнительного дохода коренными малочисленными народами региона от использования традиционных знаний и технологий в различных отраслях промышленности, включая биотехнологии, международными корпорациями развитых стран. Следует также отметить, что принятый в 2010 г. Нагойский протокол к Конвенции о биологическом разнообразии, вступивший в силу в 2014 г., призванный защитить развивающиеся страны от ущемления их интересов развитыми странами, эксплуатирующими их генетические ресурсы [6, c. 577], до сих пор не подписан Российской Федерацией. Хотя соответствующая работа Министерством природных ресурсов и экологии РФ ведется. Так, среди национальных целей в области сохранения биоразнообразия значатся: способствование ратификации Нагойского протокола Российской Федерацией, гармонизация национального законодательства в соответствии с выполнением обязательств нашей страны в его рамках, определение организационной структуры, необходимой для его осуществления, создание условий для эффективной его реализации на национальном и региональном уровнях (См.: Пятый национальный доклад «Сохранение биоразнообразия в Российской Федерации» ( URL : http://biodat.ru/doc/nd_biodiv-2014.pdf (дата обращения: 10.09.2018)).

Отдельное внимание в политике КНР уделяется участию в сохранении и использовании рыбных запасов и других живых ресурсов. В ней подчеркивается, что из-за наблюдаемой тенденции к перемещению рыбных запасов на север, вызванной изменением климата и другими факторами, в будущем Арктика может стать новым районом рыбного промысла. При этом Китай последовательно занимал и занимает твердую позицию сохранения на научной основе и рационального использования морских биологических ресурсов и считает, что, пользуясь своим законным правом на проведение исследований рыбных запасов и разработок в открытом море в Северном Ледовитом океане, все государства должны выполнять свои обязательства по сохранению промысловых ресурсов и экосистемы региона. КНР выступает за необходимость разработки международного соглашения об управлении рыболовством в открытом море Северного Ледовитого океана, и поддерживает соответствующие усилия других государств, предпринимаемые в данном направлении. Китай также поддерживает создание арктической организации по управлению рыбными ресурсами или создание других институциональных механизмов на основе Конвенции ООН по морскому праву (1982 г.). Среди задач государства в регионе в Белой книге указаны активизация деятельности по обследованию и исследованию рыбных ресурсов в открытом море в Арктике, осуществление соответствующей рыбопромысловной разведки. Китай намерен играть конструктивную роль в управлении рыболовством в открытом море в Северном Ледовитом океане и надеется на укрепление сотрудничества с прибрежными государствами Арктики в области исследований, сохранения и использования рыбных ресурсов.

Особый интерес Китай проявляет в развитии судоходных путей Арктики, поскольку в результате глобального потепления арктические судоходные маршруты, вероятно, станут важными транспортными маршрутами для международной торговли. При этом в Белой книге подчеркивается, что Китай уважает законодательные, правоприменительные и судебные полномочия арктических государств в водах, находящихся под их юрисдикцией, в ней также закрепляется идея создания «Полярного шелкового пути». Шелковый путь 21-го века (инициатива пояса и пути), важная инициатива сотрудничества Китая, которая дает возможность для заинтересованных сторон совместно построить «Полярный Шелковый путь», а также возможность для соединения и устойчивого экономического и социального развитию Арктики. Использование такого названия, как «Арктических Шелковый путь» говорит о серьезных намерениях КНР закрепить за собой одно из лидирующих мест в осуществлении транспортных перевозок по Северному Ледовитому океану, а также неизбежно вызывает ассоциации с Великим Шелковым Путем – одним из древнейших торговых маршрутов, связывавших Китай и страны Центральной Азии со Средиземноморьем, символом надежности и традиций, который, впрочем, не имеет никакого отношения к Арктике.

По мнению КНР, управление арктическими судоходными маршрутами должно осуществляться в соответствии с договорами, включая Конвенцию ООН по морскому праву (1982 г.) и международное право в целом, а свобода судоходства, которой обладают все страны в соответствии с правом, а также их права на использование арктических морских путей, должны быть обеспечены. Китай утверждает, что споры вокруг арктических морских путей должны быть надлежащим образом урегулированы в соответствии с международным правом. В документе подчеркивается, что большое значение Китай придает безопасности судоходства на арктических маршрутах, соблюдает Полярный кодекс и поддерживает Международную морскую организацию, играющую активную роль в формулировании навигационных правил для Арктики. Кроме того, Китай призывает к укреплению международного сотрудничества в области строительства инфраструктуры и эксплуатации арктических маршрутов. По мнению А.Л. Вороненко, возможность использовать полярный маршрут имеет большое значение, не только из-за сокращения расстояния, но и возможности диверсификации поставок, а также повышения их надежности [10, c. 296]. Сотрудничество России и Китая в освоении Северного морского пути может заключаться в обустройстве совместных пунктов обеспечения судов, а также полярных станций для мониторинга ледовой ситуации и метеорологических условий навигации [11, c. 304].

По мнению Н.С. Куделькина, увеличение объемов судоходства по Северному Морскому Пути повысит нагрузку на окружающую среду, причем не только от увеличения числа судов, проходящих по арктическим водам, но и от неизбежного развития инфраструктуры, связанной с обеспечением судоходства. Кроме того, возрастет вероятность морских катастроф, следовательно, увеличатся и риски для окружающей среды.

Еще одним планируемым направлением деятельности Китая в Арктике является развитие туризма. В Белой книге подчеркивается, что арктический туризм является развивающейся отраслью, и КНР является источником туристов для Арктики. Китай одновременно поддерживает и поощряет сотрудничество своих компаний с Арктическими государствами для развития туризма в регионе и призывает к продолжению усилий, направленных на укрепление систем безопасности, страхования и спасения для обеспечения безопасности туристов в Арктике. В стране планируется проведение обучения и специальное регулирование деятельности китайских туристических агентств и специалистов, занимающихся Арктическим туризмом.

Согласно Белой книге КНР планирует активное участие в международном управлении Арктикой. В ней указано, что Китай привержен делу совершенствования и дополнения режима управления в регионе, стремится к укреплению общей координации своей арктической политики и связанных с ней вопросов, играет конструктивную роль в разработке, толковании, применении и развитии международных норм, касающихся Арктики, и защищает общие интересы всех стран и международного сообщества, активно участвует в разработке правил, касающихся мировой окружающей среды, изменения климата, вопросов международного судоходства и управления рыболовством в открытом море, и в соответствии с законом выполняет все свои международные обязательства. Китай проводит работу по регулированию и надзору за деятельностью китайских граждан, юридических лиц или других организаций в Арктике в соответствии с законом для обеспечения того, чтобы их деятельность соответствовала международному праву и уважала соответствующие национальные законы об охране окружающей среды, сохранении ресурсов и устойчивом развитии.

Международное сотрудничество планируется развивать по многим направлениям: в области охраны окружающей среды, содействия энергосбережению, сокращению выбросов и низкоуглеродному развитию, обеспечения безопасности морского судоходства и предотвращению загрязнения морской среды со своих судов, в борьбе с изменением климата. При этом в Белой книге указывается, что Китай поддерживает принципы справедливости, общей, но дифференцированной ответственности и соответствующих возможностей.

Китай играет конструктивную роль в работе Международной морской организации и выступает за укрепление международного сотрудничества в области морских технологий и согласованное на глобальном уровне решение проблемы сокращения выбросов парниковых газов морским транспортом в рамках Международной морской организации. Китай принимает активное участие в переговорах по регулированию рыболовства в открытом море в Арктике и призывает к заключению обязательного международного соглашения об управлении рыбными ресурсами в открытом море Арктики. Это соглашение должно позволить проводить научные исследования и вести разведочный рыбный промысел в открытом море Арктики и защищать свободу всех государств в открытом море в соответствии с международным правом.

В Документе отмечено, что на региональном уровне Китай принимает активное участие в работе арктических межправительственных механизмов. Как наблюдатель при Арктическом Совете Китай высоко оценивает позитивную роль Совета в арктических делах и признает его в качестве главного межправительственного форума по вопросам, касающимся окружающей среды и устойчивого развития Арктики. Китай поддерживает обязательства, взятые им при подаче заявления о предоставлении статуса наблюдателя в Совете. Китай уважает Соглашение о сотрудничестве в авиационном и морском поиске и спасании в Арктике, Соглашение о сотрудничестве в сфере готовности и реагирования на загрязнение моря нефтью в Арктике и Соглашение по укреплению международного арктического научного сотрудничества, принятые Арктическим Советом. Китай также поддерживает международное сотрудничество через такие платформы, как Арктические научные министерские встречи.

На двустороннем и многостороннем уровнях Китай содействует практическому сотрудничеству во всех областях, особенно в отношении изменения климата, научных экспедиций, охраны окружающей среды и экосистем, морских путей, освоения ресурсов, подводных оптоволоконных кабелей, культурных обменов и наращивания потенциала. Китай предлагает наладить сотрудничество между Арктическими и неарктическими государствами, Китай провел двусторонние консультации по Арктическим вопросам со всеми Арктическими государствами. В 2010 г. Китай и Соединенные Штаты создали механизм ежегодного диалога для двусторонних диалогов по морскому праву и полярным вопросам. С 2013 г. Китай и Россия ведут диалог по вопросам Арктики. В 2012 г. Китай и Исландия подписали рамочное Соглашение об Арктическом сотрудничестве, которое стало первым межправительственным соглашением по Арктическим вопросам между Китаем и Арктическим государством. Китай также ценит сотрудничество с другими Арктическими государствами. Он провел двусторонние диалоги по морскому праву и полярным вопросам с Соединенным Королевством и Францией. В 2016 г. Китай, Япония и Республика Корея начали трехсторонний диалог высокого уровня по Арктическим вопросам в целях содействия обмену информацией о политике, практике и опыте в области международного сотрудничества в Арктике, научных исследований и коммерческом сотрудничестве.

Китай поддерживает участие всех заинтересованных сторон в управлении Арктикой и международном сотрудничестве. Китай поддерживает такие платформы, как «Арктика - территория диалога», «Северный Полярный круг», «Арктические границы», «Китайско-Нордический Арктический исследовательский центр», в продвижении обменов и сотрудничества между заинтересованными сторонами. Китай также поддерживает участие научно-исследовательских институтов и предприятий в управлении Арктикой, используя свой собственный опыт. Китай поощряет научно-исследовательские институты к взаимодействию с зарубежными аналитическими центрами и академическими институтами и поддерживает участие предприятий в законном и планомерном коммерческом освоении и использовании Арктики.

Китай призывает к мирному использованию Арктики и обязуется поддерживать мир и стабильность, защищать жизнь и имущество, обеспечивать безопасность морской торговли, операций и транспорта в регионе. Китай поддерживает мирное урегулирование всеми заинтересованными сторонами споров о территориальных и морских правах и интересах в соответствии с такими договорами, как Устав Организации Объединенных Наций и Конвенция ООН по морскому праву (1982 г.), а также международным правом и поддерживает усилия по обеспечению безопасности и стабильности в регионе.

Китай стремится укреплять сотрудничество с Арктическими государствами в области поиска и спасания на море и в воздухе, раннего предупреждения на море, реагирования на чрезвычайные ситуации и обмена информацией в целях надлежащего решения проблем безопасности, таких как морские аварии, загрязнение окружающей среды и преступления на море.

Подводя итог, отметим, что, исходя из анализа Белой книги Китая об арктической политике, можно прийти к выводу о том, что КНР намерена принимать серьезное участие в освоении региона, участвовать во всех возможных видах деятельности в Арктике, как совместно с арктическими и другими государствами, так и самостоятельно, развивать международное сотрудничество в данной сфере. Также следует подчеркнуть, что в Белой книге повышенное внимание уделено вопросам охраны природы и сохранения ресурсов Арктики.

По мнению Н.С. Куделькина, факт того, что Арктика – регион, влияющий на весь земной шар, в том числе и на страны, находящиеся далеко за пределами полярного круга, является неоспоримым. Но, объективно, наиболее существенное воздействие Арктика, состояния ее природной среды оказывает на арктические страны, чьи территории (их части) расположены непосредственно в северном регионе. От Арктики, ее ресурсов во многом зависит не только экологическое состояние таких государств, но и их экономика, безопасность, здоровье граждан, в том числе и представителей коренных малочисленных народов, проживающих на севере. Естественно, что в сохранении природной среды Арктики, рациональном, неистощительном использовании ее ресурсов в первую очередь заинтересованы арктические страны. С этой точки зрения стремление неарктических государств, например, Китая всесторонне участвовать в охране природы региона заслуживает высокой положительной оценки; одновременно желание таких государств самостоятельно осуществлять экономическую и хозяйственную деятельность в Арктике вызывает определенные опасения, как за состояние природной среды, так и за возможности усиления конфликтов интересов между странами, которые могут повлечь за собой самые серьезные последствия.

Одними из самых эффективных средств, обеспечивающих сохранение природы, являются запрет либо ограничение хозяйственной деятельности, а также строжайший контроль за такой деятельностью в случае ее осуществления. При этом необходимо понимать, что любая деятельность даже научная может оказывать (и зачастую оказывает) негативное влияние на окружающую среду, особенно такую чувствительную к внешним воздействиям, как арктическая. Таким образом, с точки зрения охраны природы Арктики желательным является ограничение деятельности неарктических стран в регионе, в том числе и в открытом море, в целях сокращения числа действующих лиц в Арктике и понижения антропогенной нагрузки на неё. Очень пристального внимания заслуживает и такое безобидное, на первый взгляд, направление, как арктический туризм, поскольку он связан с пребыванием большого количества людей в Арктике и обеспечением их жизнедеятельности, что при низком уровне контроля может привести к неблагоприятным для природы последствиям. Однако современная реальность такова, что установление каких-либо существенных запретов и ограничений на осуществление деятельности в Арктики вряд ли возможно либо затруднительно. Это обусловлено и тем, что для развития экономики арктических стран, например, России необходима разработка ресурсов Арктической зоны и серьезное освоение региона, в том числе и с привлечением возможностей других стран (например, Китая). Так, на Международном арктическом форуме «Арктика – территория диалога», проходившем 29-30 марта 2017 года в Архангельске, Президент Российской Федерации В.В. Путин сказал, что Россия не намерена препятствовать работе нерегиональных стран в Арктике и заинтересована в привлечении ресурсов и возможностей других государств для освоения этого региона (URL: https://ru.arctic.ru/international/20170330/587684.html (дата обращения: 20.08.2018) ). Но здесь речь идет именно об осуществлении в Арктике совместной деятельности, одной из сторон которой выступает Российская Федерация – арктическая страна с богатой историей и большим опытом освоения Севера, что несколько понижает риски от осуществления деятельности в регионе.

Учитывая всю сложность ситуации в Арктике, вызванную столкновением интересов арктических и неарктических государств и стремлением последних к занятию прочных позиций в регионе, в том числе и к осуществлению различной хозяйственной деятельности, остро встает вопрос о принятии специального документа международного характера, четко регламентирующего порядок и пределы осуществления деятельности всех лиц в регионе, например, разрешить неарктическим государствам осуществлять определенные виды деятельности только совместно с арктическими государствами, установить запрет на деятельность частных компаний и т.д.

Однако совместная работа арктических и неарктических государств, направленная не только на освоение ресурсов, но главным образом на сохранение природы Арктики может стать мощным природоохранным инструментом, позволяющим использовать научный, экономический потенциал всего человечества. При этом деятельность, например, по сохранению биологических ресурсов Арктики, не должна предоставлять приоритетного права на их использование лицам, её осуществляющим. Необходимо учитывать и то, что природоохранная, а также научная деятельность может использоваться в роли своеобразного прикрытия для разработки природных ресурсов, особенно биологических. В данном контексте можно привести только лишь один пример, хорошо иллюстрирующий указанную проблему. Так, Япония под прикрытием научных исследований ведет китобойный промысел в Антарктике; факт того, что промысел осуществляется в коммерческих целях подтвержден и признан мировым сообществом [3, с. 111] (См. также: URL https :// www . nytimes . com /2018/05/30/ world / asia / whales - japan . html (дата обращения: 22.08.2018 ). При этом в литературе высказываются также опасения, что Китай может стремиться к поддержке на политико-дипломатическом уровне инициатив, направленных на нейтрализацию прав арктических государств на шельф и ревизию правового режима Арктики в пользу неарктических государств [12, с. 8].

В свою очередь, неарктические страны могут внести значимый, позитивный вклад в сохранение природы Арктики путем проведения такой внутренней политики, которая будет направлена на сокращение выбросов загрязняющих веществ в атмосферу, переработку бытового мусора и иных отходов производства и потребления, борьбу с различными видами загрязнения морской среды. Названные меры могут оказаться более действенными для охраны окружающей среды Арктики, чем осуществляемые непосредственно в северном регионе планеты.

Библиография
1.
Гончаров В.В., Ковалева Л.И. Арктика как зона столкновения геополитических интересов России и стран Запада (современные проблемы и пути их разрешения) // Арктика и Антарктика. – 2016.-№ 2.-С.146-151. DOI: 10.7256/2453-8922.2016.2.20326.
2.
Редникова Т.В., Куделькин Н.С., Ма Синь. Государственная политика России и Китайской Народной Республики в сфере охраны окружающей среды Арктики: перспективы международного и двустороннего сотрудничества // Международное право и международные организации / International Law and International Organizations. 2018. № 2. С. 17-31.
3.
Софьина К.А. Китобойный промысел – «яблоко раздора» между Австралией и Японией // Актуальные проблемы современных международных отношений. 2014. № 3. С. 110-114.
4.
Шэнь Цзунлинь. Теория права: Учебник. Пекин: Пекинский университет. 2014.-400 с.
5.
Редникова Т.В. Обеспечение устойчивого развития Арктики: правовая охрана экосистем и их компонентов // Гражданин и право. 2018. № 8. С. 72-77.
6.
Редникова Т.В. Охрана компонентов биологического разнообразия и правовое регулирование обеспечения равного доступа к извлекаемым из них благам: реализация положений конвенции о биологическом разнообразии // Международное право и международные организации. 2013. № 4. С. 572-577.
7.
Чень Чень. Российско-китайское сотрудничество в Арктике: возможности и вызовы // Россия-Китай: развитие регионального сотрудничества в XXI веке / Сборник статей XV Международной научно-практической конференции. Отв. ред. Дондоков Ц.С. Чита, 2017. С. 127-133.
8.
Гусевская Н.Ю., Муромова Ю.В. Российско-китайское сотрудничество в Арктике: возможности и вызовы // Россия-Китай: развитие регионального сотрудничества в XXI веке / Сборник статей XV Международной научно-практической конференции. Отв. ред. Дондоков Ц.С. Чита, 2017. С. 20-27.
9.
Загорский А. Международное сотрудничество в Арктике // Мировая экономика и международные отношения. 2016. Т. 60. № 7. С. 104-112
10.
Вороненко А.Л. Перспективы российско-китайского сотрудничества в области освоения Северного морского пути и его коммерческого использования // Сотрудничество Китая и России в рамках инициативы "Один пояс, один путь" сборник материалов международной научно-практической конференции. 2017. С. 296-303
11.
Гао Тяньмин. «Один пояс, один путь» и Северный морской путь: перспективы и риски участия Китая //Сотрудничество Китая и России в рамках инициативы "Один пояс, один путь" сборник материалов международной научно-практической конференции. 2017. С. 304-312.
12.
Конышев В.Н., Сергунин А.А. Освоение природных ресурсов Арктики: пути сотрудничества России с Китаем в интересах будущего // Приоритеты России. 2012. № 39 (180). С. 2-9.
13.
Андросов М.В., Бажайкин А.Л., Бортник И.Ю., Бринчук М.М., Вершило Н.Д., Вершило Т.А., Дубовик О.Л., Зозуля В.В., Калинченко М.М., Калиниченко В.Т., Куделькин Н.С., Кузнецова О.Н., Мисник Г.А., Редникова Т.В., Семенихина В.А., Степаненко В.С., Чолтян Л.Н. Комментарий к Федеральному закону от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды», Москва, 2016.
References (transliterated)
1.
Goncharov V.V., Kovaleva L.I. Arktika kak zona stolknoveniya geopoliticheskikh interesov Rossii i stran Zapada (sovremennye problemy i puti ikh razresheniya) // Arktika i Antarktika. – 2016.-№ 2.-S.146-151. DOI: 10.7256/2453-8922.2016.2.20326.
2.
Rednikova T.V., Kudel'kin N.S., Ma Sin'. Gosudarstvennaya politika Rossii i Kitaiskoi Narodnoi Respubliki v sfere okhrany okruzhayushchei sredy Arktiki: perspektivy mezhdunarodnogo i dvustoronnego sotrudnichestva // Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations. 2018. № 2. S. 17-31.
3.
Sof'ina K.A. Kitoboinyi promysel – «yabloko razdora» mezhdu Avstraliei i Yaponiei // Aktual'nye problemy sovremennykh mezhdunarodnykh otnoshenii. 2014. № 3. S. 110-114.
4.
Shen' Tszunlin'. Teoriya prava: Uchebnik. Pekin: Pekinskii universitet. 2014.-400 s.
5.
Rednikova T.V. Obespechenie ustoichivogo razvitiya Arktiki: pravovaya okhrana ekosistem i ikh komponentov // Grazhdanin i pravo. 2018. № 8. S. 72-77.
6.
Rednikova T.V. Okhrana komponentov biologicheskogo raznoobraziya i pravovoe regulirovanie obespecheniya ravnogo dostupa k izvlekaemym iz nikh blagam: realizatsiya polozhenii konventsii o biologicheskom raznoobrazii // Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii. 2013. № 4. S. 572-577.
7.
Chen' Chen'. Rossiisko-kitaiskoe sotrudnichestvo v Arktike: vozmozhnosti i vyzovy // Rossiya-Kitai: razvitie regional'nogo sotrudnichestva v XXI veke / Sbornik statei XV Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. Otv. red. Dondokov Ts.S. Chita, 2017. S. 127-133.
8.
Gusevskaya N.Yu., Muromova Yu.V. Rossiisko-kitaiskoe sotrudnichestvo v Arktike: vozmozhnosti i vyzovy // Rossiya-Kitai: razvitie regional'nogo sotrudnichestva v XXI veke / Sbornik statei XV Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. Otv. red. Dondokov Ts.S. Chita, 2017. S. 20-27.
9.
Zagorskii A. Mezhdunarodnoe sotrudnichestvo v Arktike // Mirovaya ekonomika i mezhdunarodnye otnosheniya. 2016. T. 60. № 7. S. 104-112
10.
Voronenko A.L. Perspektivy rossiisko-kitaiskogo sotrudnichestva v oblasti osvoeniya Severnogo morskogo puti i ego kommercheskogo ispol'zovaniya // Sotrudnichestvo Kitaya i Rossii v ramkakh initsiativy "Odin poyas, odin put'" sbornik materialov mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. 2017. S. 296-303
11.
Gao Tyan'min. «Odin poyas, odin put'» i Severnyi morskoi put': perspektivy i riski uchastiya Kitaya //Sotrudnichestvo Kitaya i Rossii v ramkakh initsiativy "Odin poyas, odin put'" sbornik materialov mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. 2017. S. 304-312.
12.
Konyshev V.N., Sergunin A.A. Osvoenie prirodnykh resursov Arktiki: puti sotrudnichestva Rossii s Kitaem v interesakh budushchego // Prioritety Rossii. 2012. № 39 (180). S. 2-9.
13.
Androsov M.V., Bazhaikin A.L., Bortnik I.Yu., Brinchuk M.M., Vershilo N.D., Vershilo T.A., Dubovik O.L., Zozulya V.V., Kalinchenko M.M., Kalinichenko V.T., Kudel'kin N.S., Kuznetsova O.N., Misnik G.A., Rednikova T.V., Semenikhina V.A., Stepanenko V.S., Choltyan L.N. Kommentarii k Federal'nomu zakonu ot 10 yanvarya 2002 g. № 7-FZ «Ob okhrane okruzhayushchei sredy», Moskva, 2016.