Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1933,   статей на доработке: 310 отклонено статей: 743 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Развертывание объединенной научной инфраструктуры в рамках образования единого рынка услуг сектора НИР в ЕАЭС
Захаров Евгений Алексеевич

преподаватель, кафедра Финансового права, Уральский государственный юридический университет

620034, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Колмогорова, 54, каб. 202

Zakharov Evgenii

Educator, the department of Financial Law, Ural State Law University

620034, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Kolmogorova, 54, kab. 202

eugene.zakharov.cz@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Формирование единого рынка в рамках интеграционного образования предполагает внесение изменений во взаимоотношения между государствами-участниками такого интеграционного образования. Взаимодействие государств-членов ЕАЭС при функционировании единого рынка услуг сектора НИР не может быть продуктивным без единой научной инфраструктуры. Функционирование единого рынка услуг сектора НИР в ЕАЭС неизбежно приведет к необходимости изменения действующего законодательства, принятию соответствующих национальных и межгосударственных нормативно-правовых актов. Статья посвящена исследованию правовой базы государств-членов ЕАЭС на предмет закрепления в правовых актах положений о научной инфраструктуре, необходимости таких правовых актов для формирования единой научной инфраструктуры в рамках образования единого рынка услуг сектора НИР, приводятся примеры регулирования единого рынка в рамках Европейского союза. В работе используется общенаучный диалектический метод научного познания, описание, наблюдение, сравнение, анализ и синтез, обобщение, сопоставление, метод сравнительного правоведения. В ходе проведенного исследования выявлено, что научная инфраструктура государств-членов ЕАЭС в настоящее время фрагментирована, ее отдельные структурные элементы в государствах-членах ЕАЭС регулируются по-разному, существуют различия в подходах государств-членов ЕАЭС к реформированию и развитию научно-технического потенциала. Основным выводом проведенного исследования является необходимость систематизации отдельных элементов системы, составляющих научную инфраструктуру, в единый блок для более эффективного функционирования.

Ключевые слова: единый рынок услуг, научно-исследовательские работы, Евразийский экономический союз, Европейский союз, региональная интеграция, ЕАЭС, законодательство интеграционных образований, научная инфраструктура, инновации, научно-технический прогресс

DOI:

10.25136/2306-9899.2018.3.27386

Дата направления в редакцию:

23-09-2018


Дата рецензирования:

12-09-2018


Дата публикации:

07-10-2018


Abstract.

The establishment of the single services market within the framework of integration institution anticipates the introduction of changes to the relationship between its member-states. Interaction of the EAEU member-states in terms of functioning of the single services market of research and development sector cannot be productive without the unified scientific infrastructure. Functioning of the single services market of EAEU research and development sector will inevitably lead to the need for changes in acting legislation, adoption of the corresponding national and transnational normative legal acts. The article is dedicated to examination of the legal framework of EAEU member-states regarding the enshrinement of the positions on the establishment of scientific infrastructure within the framework of formation of the single services market of research and development sector; the examples of regulation of the single market in terms of EU are provided. In the course of this work, the author determined that currently the scientific infrastructure of the EAEU member-states is fragmented; its separate structural elements are regulated differently in the EAEU member-states; there are discrepancies in the approaches of EAEU member-states towards reforming and development of the scientific-technical potential. The main conclusion lies in the relevancy for systematization of separate elements of the system that comprise the scientific infrastructure into a single block for the more efficient performance.

Keywords:

legislation of integration entities, EAEU, regional integration, the European Union, the Eurasian Economic Union, research and development, services in the single market, scientific infrastructure, innovation, scientific-and-technological advance

Статья подготовлена в рамках выполнения государственного задания Минобрнауки России, шифр проекта: 26.12267.2018/12.1

Согласно пп. 51, 52 Решения Высшего Евразийского экономического совета от 23 декабря 2014 г. N 110 «Об утверждении перечня секторов (подсекторов) услуг, в которых функционирует единый рынок услуг в рамках Евразийского экономического союза» с 1 января 2020 года на территории ЕАЭС должен начать функционирование единый рынок услуг по проведению научно-исследовательских работ и внедрению в области общественных и гуманитарных наук (п. 51), услуг по проведению научно-исследовательских работ и созданию опытных разработок в сфере естественных наук в части прикладных исследований (п. 52). За время переходного периода государствам-членам ЕАЭС предстоит работа по выявлению и устранению барьеров, препятствующих функционированию единого рынка указанных секторов услуг. Среди выявленных групп барьеров исследователями выделяются: административные, технические, фискальные[1]. По мнению указанных авторов, наличие обозначенных барьеров обуславливается в большей степени национальным уровнем правового регулирования научной и научно-технической отрасли, а также сопутствующими положениями налогового законодательства, соответствующих административных процедур и регламентов, в то время как наднациональное регулирование научной деятельности, доступа к рынку научно-исследовательских работ/услуг на сегодняшний день декларируется общими положениями о необходимости создания такого единого рынка и необходимости дальнейшего взаимодействия по указанным вопросам.

Наряду с обозначенными проблемами регулирования, по нашему мнению, единый рынок услуг сектора НИР не может полноценно и эффективно функционировать без должного уровня трансграничного научного взаимодействия между государствами-членами ЕАЭС. Под научным взаимодействием в данном случае можно понимать не только участие в совместных научных/научно-практических конференциях и иных подобных мероприятиях, но и заочное взаимодействие в виде информационного обмена научными знаниями, результатами научной деятельности. В этой части также не наблюдается детального правового регулирования на уровне законодательства ЕАЭС, однако некоторые положения Договора о Евразийском экономическом союзе и протоколов к нему безусловно свидетельствуют о возможности и намерениях такого взаимодействия со стороны государств-членов ЕАЭС. Так в ст. 23 Договора о Евразийском экономическом союзе указано, что «в целях информационного обеспечения интеграционных процессов во всех сферах, затрагивающих функционирование Союза, разрабатываются и реализуются мероприятия, направленные на обеспечение информационного взаимодействия с использованием информационно-коммуникационных технологий и трансграничного пространства доверия в рамках Союза»[2]. Приложение N 3 к Договору о Евразийском экономическом союзе «Протокол об информационно-коммуникационных технологиях и информационном взаимодействии в рамках Евразийского экономического союза» содержит понятие «интегрированная информационная система Союза» под которой понимается организационная совокупность территориально распределенных государственных информационных ресурсов и информационных систем уполномоченных органов, информационных ресурсов и информационных систем Комиссии, объединенных национальными сегментами государств-членов и интеграционным сегментом Комиссии[3]. Сотрудничество государств-членов осуществляется по направлению поддержки научного и инновационного развития[4]. Кроме того, отдельные сегменты экономики – промышленный и агропромышленный содержат специальные нормы о научном взаимодействии:

· Государства-члены для достижения целей осуществления промышленной политики в рамках Союза могут проводить совместные научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки с целью стимулирования высокотехнологичных производств[5];

· Решение задач согласованной (скоординированной) агропромышленной политики предполагает использование механизмов межгосударственного взаимодействия по направлению научного и инновационного развития агропромышленного комплекса[6];

· Для реализации согласованной (скоординированной) агропромышленной политики Комиссия осуществляет координацию действий при осуществлении государствами-членами совместной научно-инновационной деятельности в сфере агропромышленного комплекса, в том числе в рамках реализации государствами-членами межгосударственных программ[7].

Как видно из указанных норм и дефиниций государства-члены в рамках ЕАЭС подразумевают научное сотрудничество через призму каких-то отдельных отраслей и секторов экономик, между тем не уделяется должного внимания взаимодействию в рамках т.н. фундаментальной науки. Качество такого взаимодействия будет определять и эффективность функционирования рынка, и перспективы его развития и конкурентоспособности. Важно понимать, что ЕАЭС, территориально находится между крупнейшими научными регионами – Китаем и Европейским союзом (далее – ЕС). По состоянию на 2015 год эти два региона занимали вторую и третью строчки в рейтинге валовых внутренних расходов на НИОКР c объемами финансирования 408,8 млрд. и 386,5 млрд. долларов США соответственно (по паритету покупательной способности)[8]. Нельзя отрицать что исследования из ЕС и Китая занимают ведущие позиции в мире, не уступая при этом лидеру исследований – США. Таким образом перед ЕАЭС стоит непростая задача: необходимо не только создать живо взаимодействующий единый рынок научно-исследовательских услуг, но при этом также обеспечить достойную конкуренцию в научной среде с другими научными геополитическими мировыми центрами. «Современная геоэкономическая и геополитическая ситуация такова, что успешное развитие экономик стран ЕАЭС требует широкого использования внутренних ресурсов региона, особенно ресурсов партнеров, обладающих значительным интеллектуальным потенциалом. Без объединения усилий в научно-технологической сфере ни одна страна, включая Россию, не сможет развивать экономическое взаимодействие с внешним миром на подлинно партнерской основе»[9].

В общем виде научная инфраструктура интеграционного образования представляет собой объединение национальных научных инфраструктур, их взаимодействие как на академическом, так и на производственном уровнях, т.е. такая инфраструктура фактически есть объединение и взаимодействие научно-академического и научно-технического потенциала государств-членов интеграционного образования для решения поставленных для такого объединения целей и задач. В ЕС объединенная научная инфраструктура построена именно по такому принципу. Согласно Рабочей программе по развитию исследовательских инфраструктур в ЕС на 2018-2020 годы, исследовательские инфраструктуры - это объекты, ресурсы и услуги, которые используются исследовательскими сообществами для проведения исследований и развития инноваций в своих областях. Там, где это уместно, они могут использоваться вне исследований, например, для образования или общественных услуг. К исследовательской инфраструктуре относятся: основное научное оборудование (или комплекты приборов); основанные на знаниях ресурсы, такие как коллекции/фонды, архивы или научные данные; электронные инфраструктуры, такие как системы сбора, обработки и хранения данных, вычислительные системы и сети связи; и любые иные уникальные инфраструктуры, необходимые для достижения превосходства в исследованиях и инновациях[10]. При этом ставку в ЕС делают на развитие образовательных и научных учреждений, т.к. они формируют научный и в дальнейшем научно-технический потенциал того или иного государства и в целом ЕС[11]. Такая единая научная инфраструктура призвана усилить позиции единой исследовательской платформы ЕС (The European Research Area, ERA), которая включает в себя вопросы кооперации научно-исследовательских центров и научных работников и режим финансирования НИР.

Следует отметить, что на сегодняшний день наблюдаются различия научных инфраструктур государств-членов ЕАЭС – как качественные, так и количественные. В государствах-членах ЕАЭС в настоящее время действует блок научного законодательства[12], однако он не регулирует вопросы создания и функционирования научной инфраструктуры ни в одном из них. Когда речь идет о создании научной инфраструктуры, наука – это только часть системы, в которую кроме неё включается техническая и технологическая составляющая, финансирование. Для выявления состояния уровня функционирования и подготовленности национальных научных инфраструктур к потенциальному объединению следует обратиться к законодательству государств-членов ЕАЭС на основании которого можно судить о системе регулирования научной инфраструктуры. Отметим, что вопрос инфраструктурного развития во всех государствах-членах ЕАЭС решается посредством стимулирования и развития т.н. инновационной деятельности. Далее будут рассмотрены примеры блоков научного и инновационного законодательства государств-членов ЕАЭС.

Республика Армения

Статья 2 Закона Республики Армения от 14 июня 2006 года №ЗР-63 «О государственном содействии инновационной деятельности» содержит следующие определения: инновационный проект - проект деятельности, направленный на реализацию в экономическом обороте, создание нового или усовершенствованного технологического процесса, новой или усовершенствованной услуги или продукции с использованием результатов научных исследований, разработок, опытно-конструкторских работ или других научно-технических результатов; государственная инновационная политика - составляющая часть экономической политики, направленная на развитие и стимулирование инновационной деятельности; инновационная инфраструктура - организации, способствующие осуществлению инновационной деятельности: научно-инновационные центры, бизнес - инкубаторы, технопарки, фонды и другие специализированные организации; научно-инновационный центр - созданный на договорной основе союз ученых, специалистов, высококвалифицированной рабочей силы, нацеленных на централизацию научных и технологических исследований научно-исследовательских организаций, университетов, институтов, технопарков, бизнес - инкубаторов, производственных и других организаций; технопарк - юридическое лицо или созданный на основе договора о совместной деятельности союз юридических лиц (участников), главной задачей которого является формирование инновационной среды, то есть реализация инвестиционных и инновационных программ посредством создания соответствующей материально-технической и финансовой базы; деятельность, направленная на внедрение наукоемких разработок и высоких технологий и на производство товара, конкурентоспособного на мировом рынке. В соответствии со ст. 1 Закона Республики Армения от 26 декабря 2000 года №ЗР-119 «О научной и научно-технической деятельности» инновационная деятельность - деятельность, направленная на использование научных результатов, получение новых результатов, повышение качества выпускаемой продукции и сокращение затрат.

В части международного сотрудничества Закон Республики Армения «О научной и научно-технической деятельности» допускает такую форму взаимодействия научных организаций как с физическими, так и с юридическими лицами[13], при этом международная научная кооперация также допускается[14]. Одним из принципов осуществления государственной политики в научной и научно-технической сферах является развитие международного научного и научно-технического сотрудничества[15]. Организация научного сотрудничества с международными организациями в области науки и технологий является одной из задач государственного управления наукой[16].

Республика Беларусь

Указом президента Республики Беларусь от 31 января 2017 года № 31 была утверждена Государственная программа инновационного развития Республики Беларусь на 2016–2020 годы[17]. Согласно указанной программе ее основные положения в части прогнозирования и регулирования научной, научно-технической и инновационной деятельности соответствуют Национальной стратегии устойчивого социально-экономического развития Республики Беларусь на период до 2030 года, одобренной Президиумом Совета Министров Республики Беларусь (протокол от 10 февраля 2015 г. № 3). Государственная инновационная политика является составной частью государственной социально-экономической политики и направлена на объединение усилий и ресурсов государственного и частного секторов экономики. Реализация Государственной программы будет осуществляться на основе проектно-целевого принципа.

В соответствии с главой 5 указанной программы развитие международного научно-технического и инновационного сотрудничества является одним из основных направлений государственной инновационной политики Республики Беларусь на указанный период; организация разработки и реализации инновационных проектов, имеющих государственное значение, предполагает концентрацию научно-технологического потенциала республики на формировании и развитии высокотехнологичных секторов национальной экономики, разработку и реализацию инновационных проектов, предусматривающих коммерциализацию результатов научно-технической деятельности, организацию инновационных производств по выпуску экспортоориентированной продукции, в том числе созданной на основе зарубежных лицензий и патентов.

Для развития инновационной структуры планируются, в частности, следующие действия: реализация политики, ориентированной на создание благоприятных условий для финансирования научной, научно-технической и инновационной деятельности; увеличение объемов финансирования совместных инновационных проектов за счет средств (фондов) Евразийского экономического союза, Союзного государства и других международных интеграционных объединений; укомплектование органов государственного управления, структурных подразделений организаций, ответственных за научно-техническую и инновационную деятельность, управление интеллектуальной собственностью, квалифицированными кадрами; решение вопросов охраны и защиты за рубежом прав субъектов Республики Беларусь на объекты интеллектуальной собственности; создание инновационных организаций, функционирующих в составе научных организаций и учреждений высшего образования, в рамках инновационно-промышленных кластеров; привлечение иностранных и отечественных инвестиций; коммерциализация результатов научно-технической деятельности, формирование развитого рынка научно-технической продукции.

Республика Казахстан

В соответствии со ст. 1 Закона Республики Казахстан от 23 марта 2006 года № 135-III «О государственной поддержке инновационной деятельности» (в настоящее время утратил силу) инновация — результат научно-технической деятельности, получивший реализацию в виде новой или усовершенствованной продукции (работы, услуги) или технологии, обладающий качественными преимуществами при использовании в практической деятельности по сравнению с применяемыми аналогами и имеющий экономическую и (или) общественную выгоду; инновационный проект — комплекс мероприятий, направленных на внедрение инноваций и предусматривающих инвестиции, а также реализуемых в течение определенного срока времени и имеющих завершенный характер; инновационная инфраструктура — совокупность организаций, обеспечивающих поддержку инновационной деятельности; инновационная деятельность — деятельность, направленная на реализацию инновационного проекта.

Указанный закон утратил в силу в соответствии с Законом РК от 9 января 2012 года № 534-IV «О государственной поддержке индустриально-инновационной деятельности» (утратил силу с 1 января 2016 года в соответствии с Кодексом РК от 29 октября 2015 года № 375-V «Предпринимательский кодекс Республики Казахстан») в ст. 1 которого под инновацией понимается результат деятельности физических и (или) юридических лиц, получивший практическую реализацию в виде новых или усовершенствованных производств, технологий, товаров, работ и услуг, организационных решений технического, производственного, административного, коммерческого характера, а также иного общественно полезного результата с учетом обеспечения экологической безопасности в целях повышения экономической эффективности; индустриально-инновационная деятельность - деятельность физических или юридических лиц, связанная с реализацией индустриально-инновационных проектов с учетом обеспечения экологической безопасности в целях повышения производительности труда и обеспечения стимулирования развития приоритетных секторов экономики либо с продвижением отечественных обработанных товаров, работ и услуг на внутренний и (или) внешние рынки; субъекты индустриально-инновационной деятельности - физические и (или) юридические лица, реализующие индустриально-инновационные проекты в приоритетных секторах экономики либо осуществляющие деятельность по продвижению отечественных обработанных товаров, работ и услуг на внутренний и (или) внешние рынки.

Государственная программа индустриально-инновационного развития Республики Казахстан на 2015-2019 годы и Закон Республики Казахстан от 31 октября 2015 года № 381-V «О коммерциализации результатов научной и (или) научно-технической деятельности» направлены на реализацию положений Предпринимательского кодекса Республики Казахстан.

В соответствии с пп. 8 п. 2 ст. 17 Закона Республики Казахстан от 18 февраля 2011 года №407-IV ЗРК «О науке» управление научной и (или) научно-технической деятельностью основывается в т.ч. на принципе развития международного научного и научно-технического сотрудничества. Статья 28 указанного закона посвящена коммерциализации результатов научной и (или) научно-технической деятельности. Международное сотрудничество осуществляется на основе соответствующих международных договоров, международных научных, научно-технических проектов и программ, а также в форме содействия установлению и расширению научно-технического сотрудничества между казахстанскими и зарубежными научными и иными организациями; на территории Республики Казахстан в установленном порядке могут создаваться научные организации и научные центры с участием иностранцев, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц[18].

Кыргызская Республика

В Киргизии постановлением Правительства Кыргызской Республики от 8 февраля 2017 года № 79 утверждена Концепция научно-инновационного развития Кыргызской Республики на период до 2022 года. В Концепции закреплены следующие понятия: национальная инновационная система (НИС) - совокупность организаций частного и государственного сектора, которые во взаимодействии друг с другом в рамках юридических и неформальных норм поведения обеспечивают и ведут инновационную деятельность в масштабе государства. Эти организации действуют во всех сферах, связанных с инновационным процессом: в исследованиях и разработках, образовании, производстве, сбыте и обслуживании нововведений, финансировании этого процесса и его юридически-правовом обеспечении; инновационный потенциал - совокупность различных видов ресурсов, включая материальные, финансовые, интеллектуальные, научно-технические и иные ресурсы, необходимые для осуществления инновационной деятельности; инновационная инфраструктура - комплекс взаимосвязанных структур, обслуживающих и обеспечивающих реализацию инновационной деятельности. Цель Концепции заключается в определении путей и способов обеспечения в среднесрочной перспективе динамичного развития экономики Кыргызской Республики. Достижение цели предполагается за счет решения следующих задач: развитие инновационной инфраструктуры и обеспечение тесной взаимосвязи науки и бизнеса; формирование и интеграция науки, образования и бизнеса как элементов национальной инновационной системы, ориентированной на международный трансфер технологий и знаний[19]; и иные.

Развитие национальной инновационной системы Киргизии видится авторам Концепции через применение импортируемых научно-технических достижений, поскольку, по данным Национального статистического комитета, уровень износа оборудования в производственной сфере достиг более 50% и наиболее рациональным видится именно трансфер новых проверенных технологий, а не разработка собственных[20]. В соответствии со ст. 2 Закона Кыргызской Республики от 26 ноября 1999 года №128 «Об инновационной деятельности» цель инновационной деятельности - эффективная передача в производство научно-технических достижений в виде знаний, технологий, оборудования и способов организации производств с целью получения новых товаров (услуг) или товаров (услуг) с новыми качествами.

В соответствии с п. 10 ст. 5 Закон Кыргызской Республики от 16 июня 2017 года №103 «О науке и об основах государственной научно-технической политики» государственная научно-техническая политика основывается в т.ч. на принципе максимального использования возможностей мировой науки и международного научно-технического сотрудничества для обеспечения научно-технического прогресса. Глава 8 указанного закона содержит положения о порядке международного взаимодействия в научной сфере как на территории Кыргызской Республики, так и за её пределами.

Российская Федерация

Согласно проекту Федерального закона «О научной, научно-технической и инновационной деятельности в Российской Федерации»[21] инфраструктура научной, научно-технической и инновационной деятельности – совокупность субъектов и инструментов, обеспечивающих материально-техническое, финансовое, организационно-методическое, информационное, консультационное и иное сопровождение научной, научно-технической, инновационной деятельности, и объектов, используемых для указанного обеспечения. Согласно приведенному определению в инфраструктуру можно включить: во-первых – непосредственных исполнителей научно-исследовательских работ и услуг в виде высших учебных заведений, научно-исследовательских центров и институтов, и коммерческие организации, занимающиеся научными изысканиями; во-вторых – это субъекты, осуществляющие финансирование научной деятельности указанных выше субъектов: государство и государственные органы, коммерческие организации, осуществляющие частные инвестиции в отдельные проекты, различные некоммерческие организации в виде фондов, основной целью которых является способствование научной деятельности, в том числе и через финансирование такой деятельности; в-третьих – это материально-техническая и информационная база, которой пользуются субъекты научно-исследовательской деятельности.

Во время парламентских слушаний по проекту федерального закона «О научной, научно-технической и инновационной деятельности в Российской Федерации» первый заместитель председателя Комитета СФ по науке, образованию и культуре Лилия Гумерова отметила, что цель закона: «формирование открытой, удобной и технологичной системы управления наукой и инновационной деятельностью»; «законопроектом предусмотрено комплексное и основанное на единых принципах регулирование научной, научно-технической, инновационной, научно-просветительской и научно-экспертной деятельности»; «научная сфера имеет целью получение новых знаний, а инновационная — коммерческого эффекта, прибыли»[22].

Подводя итог исследованию законодательства государств-членов ЕАЭС следует отметить основные его черты: во-первых, на законодательном уровне в настоящее время отсутствует понятие «научная инфраструктура»[23]; во-вторых, законодательство о науке и законодательство об инновациях существуют параллельно друг другу (что по нашему мнению не является недостатком), т.е. наблюдается косвенное взаимодействие указанных направлений государственного развития, логически можно прийти к выводу о взаимосвязи науки и научных исследований с инновациями, о первичной роли науки в процессе создания инновационных продуктов и разработок. При этом развитию науки отдельно не уделяется внимания, наблюдается перекос в сторону инноваций – все без исключения государства в настоящее время нацелены на коммерциализацию результатов научной деятельности, т.е. первичным для государств видится результат, который потенциально способен приносить прибыль, а не процесс создания новых знаний, технологий и т.д. Наиболее ярко этот вывод прослеживается при анализе законодательства Республики Казахстан, где от Закона «О государственной поддержке инновационной деятельности» со временем пришли к Предпринимательскому кодексу Республики Казахстан. Представляется, что развитию науки следует уделять не меньше внимания, чем инновационному развитию, поскольку наука является локомотивом инновационных процессов; в-третьих, национальные правовые акты находятся в разной степени разработанности относительно вопросов международного научного сотрудничества: в каких-то юрисдикциях это декларативные положения, общие принципы и приоритеты, а в каких-то вопросы международного сотрудничества раскрываются более подробно. Несмотря на то, что международное сотрудничество поддерживается и поощряется как на национальном уровне, так и в Договоре о Евразийском экономическом союзе, по нашему мнению, недостаточно закрепления общих норм о международном взаимодействии. Необходимо более подробное и системное регулирование вопросов межгосударственного научного взаимодействия в рамках ЕАЭС, гармонизация законодательств государств-членов ЕАЭС в части международного научного взаимодействия. Отметим, что в настоящее время между государствами-членами ЕАЭС имеется ряд двусторонних межправительственных соглашений о научном сотрудничестве в отдельных секторах (отраслях) хозяйствования, которые можно использовать при нормативном закреплении положений о научном сотрудничестве на уровне ЕАЭС поскольку уже имеющаяся и действующая договорная база безусловно может служить основой для разработки многостороннего документа. Проводить работу по налаживанию научных связей в данном случае не требуется. От государств-членов ЕАЭС требуется рассмотреть вопрос об имплементации действующих актов в единый многосторонний документ с соответствующими изменениями и дополнениями.

Научная инфраструктура в ЕАЭС

На сегодняшний день приходится констатировать факт отсутствия объединенной научной инфраструктуры на территории ЕАЭС. Более того, в каждом из государств-членов ЕАЭС наблюдаются пробелы в части создания, функционирования и финансирования научных инфраструктур. Безусловно имеется позитивный вектор развития научного и инновационного потенциала, заложенный в ранее рассмотренных государственных программах и законодательстве государств-членов ЕАЭС.

Анализ приведенного выше законодательства государств-членов ЕАЭС об инновационной деятельности и направлений развития экономики в научном секторе позволяет сделать вывод о том, что инновационное развитие национальных экономик государства-члены ЕАЭС связывают с развитием т.н. инновационного предпринимательства, все большим вовлечением частных инвестиций в сектор науки, более активным использованием результатов научной деятельности в производственном секторе экономики. В настоящее время практически завершена работа по формированию 7 пилотных евразийских технологических платформ («Суперкомпьютеры», «Медицина будущего», «Светодиоды», «Фотоника», «Биотехнологии», «Легкая промышленность», «Технологии пищевой и перерабатывающей промышленности АПК»), в рамках которых определен перечень совместных пилотных кооперационных и инфраструктурных проектов[24].

Инновационное развитие имеет производственную направленность, но при этом научная кооперация остаётся без должного внимания. Двусторонние научные связи, которые имеются между государствами на уровне национальных академий наук и высших учебных заведений, совместные научные конференции и единичные проекты не позволяют в полной мере реализовать научный потенциал, который имеется в ЕАЭС. При этом у ЕАЭС есть все предпосылки к более тесному научному сотрудничеству – все государства-члены ЕАЭС имеют общее научное наследие СССР: исследования в том числе базируются на советских теоретических научных изысканиях, научные связи и теоретическая база не утрачены. Фундаментальная наука должна развиваться наравне с прикладной наукой и производством, а в этой части национальное законодательство государств-членов ЕАЭС изолировано – отсутствует взаимосвязь между наукой, образованием и производством. На уровне ЕАЭС законодательство о научной кооперации отсутствует, за исключением возможностей двустороннего взаимодействия между национальными научными организациями, ВУЗами, на уровне национальных академий наук.

В настоящее время основной проблемой, которую, по нашему мнению, стоит решить для формирования научной инфраструктуры, является фрагментированность и разобщенность системы «образование-наука-производство». Сейчас каждый из элементов системы развивается самостоятельно или локально (без широкого выхода на международный уровень) и не всегда вступает во взаимодействие друг с другом. Как отмечено А.Р. Дарбиняном[25]: «Евразийский экономический союз предполагает образование, создание единой технологической цепочки. А технологии предполагают взаимодействие в науке. Без такого взаимодействия ничего не получится. Я думаю, что здесь университеты могут сыграть ключевую роль – роль генераторов и стимуляторов этого процесса. И мне кажется, что нам предстоит превратить университеты евразийского пространства в центры развития, трансфера технологий»[26]. Как правило, инновационная инфраструктура ВУЗа включает в себя 4 блока — а) образование (специализированные кафедры, программы); б) научно-производственные мощности (генерация разработок, создание прототипов, опытных образцов); в) поддержка инновационной деятельности (сопровождение инновационных проектов, создание малых инновационных компаний, защита прав интеллектуальной собственности и т.д.); г) управление инновационной деятельностью и собственно инновационной инфраструктурой[27]. Научная инфраструктура конкретного ВУЗа создается и развивается в зависимости от территориального расположения ВУЗа, тематики и содержания соответствующих учебных программ. Например, некоторые ВУЗы в РФ на конкурсной основе могли получить бюджетные средства на создание и развитие своих научных инфраструктур, если образовательные учреждения выполняли фундаментальные и прикладные научные исследования по приоритетным направлениям развития науки, техники и технологий в Российской Федерации[28]. Постановлением Правительства России от 21 мая 2013 г. № 426 «О федеральной целевой программе «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2014-2020 годы» предусмотрено субсидирование на конкурсной основе научно-исследовательских, опытно-конструкторских, производственных, социально-экономических, организационных и других мероприятий, обеспечивающих решение целевых задач в области государственного, экономического и социального развития Российской Федерации. В конкурсе могут принимать участие научно-исследовательские организации и университеты стран ЕАЭС. «По показателю внутреннего финансирования НИР лидирует Россия, далее следуют Беларусь и Армения. В Казахстане и Киргизии уровень финансирования НИР примерно одинаков. Основная доля затрат на НИР по видам работ приходится на разработки. Данная тенденция характерна для всех стран ЕАЭС, кроме Казахстана (основная доля затрат на НИР приходится на прикладные исследования). Особо следует отметить показатель структуры внутренних затрат на НИР по секторам науки. По этому показателю ЕАЭС отстает от общемировых тенденций и стран ОЭСР. Для сравнения, в странах ОЭСР в государственном секторе затраты на НИР составляют от 0,8 % (Швейцария) до 30,5 % (Мексика), в предпринимательском секторе от 33,3 % (Греция) до 82,7 % (Израиль), в секторе высшего образования – от 9,2 % (Корея) до 42,3 % (Эстония), в секторе некоммерческих организаций – от 0,2 % (Швеция, Испания) до 21 % (Чили). Таким образом, общая тенденция свидетельствует о том, что основная доля затрат на НИР аккумулируется в предпринимательском секторе и секторе высшего образования. В странах ЕАЭС эта структура смещена в сторону предпринимательского и государственного секторов. В секторе высшего образования уровень затрат на НИР крайне низок (за исключением Казахстана)»[29]. Частные инвестиции с большей долей вероятности будут вкладываться в те научные знания, которые реально будут приносить прибыль, при этом финансирование и развитие фундаментальной науки сейчас в основном происходит за счет государственных средств в виде субсидий и грантов на национальном уровне.

Финансовая поддержка науки в ЕС реализована через рамочные программы по развитию научных исследований и технологий. Первая программа была реализована в период с 1984 по 1987 год. Эффективность подобных программ отмечена Еврокомиссией. В частности, по результатам реализации седьмой рамочной программы отмечается мультипликационный эффект: повышение количества рабочих мест, увеличение профессиональной научной мобильности и увеличение количества исследований и разработок, развитие общеевропейской научной базы[30]. Восьмая рамочная программа Горизонт 2020 в своей структуре имеет три приоритетных направления: развитие непосредственно науки, в т.ч. научной инфраструктуры; развитие промышленных технологий; проведение исследования в области жизнеобеспечения и комфортного существования человека. Бюджет программы составляет 80 миллиардов евро (в ценах 2011 года) без учёта частных инвестиций. Программа рассчитана на 7 лет – с 2014 по 2020 годы. Цель программы обеспечение глобальной конкурентоспособности Европы, доведение европейской науки до мирового класса, устранение препятствий для инноваций и облегчение совместной работы государственного и частного секторов в области внедрения инноваций. Горизонт 2020 является открытой программой, в ней могут принимать участие исследователи и организации не только из стран-членов ЕС. Следующая программа – Horizon Europe имеет предполагаемый бюджет в размере 100 млрд. евро[31]. Разработка аналогичных программ финансирования науки и инноваций на наднациональном уровне в рамках ЕАЭС позволили бы вывести научное сотрудничество на иной уровень, сблизить национальные научные центры, поскольку одним из препятствий видится в т.ч. недостаток и несистемный характер финансирования.

Ещё одной важной задачей для формирования единого рынка и единой научной инфраструктуры является обеспечение профессиональной мобильности учёных, мобильности в ходе обучения в ВУЗах, улучшение качества и эффективности образования. Также необходимо повышать привлекательность и престиж образования, создавать единое образовательное пространство. В настоящее время на территории ЕАЭС имеется опыт создания сетевых университетов, функционирования филиалов ВУЗов в иностранных юрисдикциях, ведёт работу Евразийская ассоциация научных исследований. Необходимо развивать это направление сотрудничества не только в формате государств-членов ЕАЭС, но и с иностранными государствами. Возможно стоит рассмотреть использование площадки Международной ассоциации академий наук (МААН)[32] для выработки единой политики в области науки в ЕАЭС.

Последним элементом системы взаимодействия можно обозначить информационное взаимодействие. Положение об обмене электронными документами при трансграничном взаимодействии органов государственной власти государств - членов Евразийского экономического союза между собой и с Евразийской экономической комиссией устанавливает порядок обмена электронными документами при трансграничном взаимодействии в интегрированной информационной системе внешней и взаимной торговли и создаваемой на основе расширения ее функциональных возможностей интегрированной информационной системе ЕАЭС в целях обеспечения обмена юридически значимыми электронными документами в рамках интегрированной системы, а также определяет состав участников обмена электронными документами, общие требования к электронным документам, требования к подписанию электронного документа электронной цифровой подписью (электронной подписью) и ответственность участников обмена электронными документами[33]. Видится необходимым создание и системы информационного обмена научными разработками, с возможностью хранения такой информации в т.н. «облачных хранилищах». Для этого целесообразно предусмотреть создание национальных научных баз данных, к которым, в свою очередь, будут иметь доступ иностранные специалисты из государств-членов ЕАЭС. Безусловно такая информация должна быть защищена как от несанкционированного доступа со стороны третьих лиц, так и с точки зрения авторского права на соответствующие научные изыскания и разработки.

На уровне наднационального регулирования интересным, в контексте рассматриваемой темы, представляется Решение Совета глав правительств СНГ «О Межгосударственной программе инновационного сотрудничества государств-участников СНГ на период до 2020 года»[34]. В СНГ участвуют все государства-члены ЕАЭС, поэтому положения программы могут влиять на взаимоотношения и внутри ЕАЭС. Указанная программа содержит ряд подпрограмм, которые призваны решить обозначенные проблемы мобильности кадров, финансирования, информационного обмена. В частности, к ним можно отнести: Подпрограмма «Развитие межгосударственной кооперации в инновационной сфере» («Кооперация»), Направление «Формирование технологических платформ»; Подпрограмма «Мобилизация и развитие научно-технологического потенциала» («Потенциал»), Направление «Поддержка поисковых исследований»; Подпрограмма «Кадровое обеспечение межгосударственного инновационного сотрудничества» («Кадры»), Направление «Создание карьерных возможностей для исследователей и инженеров»; Подпрограмма «Совместное использование и развитие инновационной инфраструктуры» («Инфраструктура»), Направление «Развитие межгосударственной инновационной инфраструктуры»; Подпрограмма «Межгосударственное регулирование инновационной деятельности» («Регулирование»), Направление «Координация научно-технической и инновационной политики государств-участников СНГ», Направление «Выработка совместных мер экономического стимулирования инновационной деятельности».

Декларация создания единого рынка – первый шаг на пути реального ежедневного взаимодействия. По результатам исследования можно сделать следующие выводы: во-первых, и в национальном законодательстве, и на уровне интеграционного образования отсутствует закрепление понятий «национальная научная инфраструктура», «научная инфраструктура ЕАЭС»; во-вторых, у государств-членов ЕАЭС нет единого подхода в отношении стратегии научного развития на национальном уровне, поскольку экономический и технологический потенциал отдельных государств-членов ЕАЭС находится на разных уровнях – традиционно государства-члены ЕАЭС сильны в различных отраслях и секторах экономики, следовательно, это влияет и на отсутствие такового единого подхода на наднациональном уровне; в-третьих, на сегодняшний день, в рамках исследуемой темы, наиболее разработанным элементом системы потенциальной единой научной инфраструктуры в рамках ЕАЭС является производственно-технологическая кооперация. Остальные элементы – многостороннее научное и образовательное сотрудничество, система финансирования совместной научной деятельности в рамках интеграционного образования и информационный обмен либо отсутствуют, либо находятся в зачаточном состоянии.

Указанные выводы находят продолжение в следующих предложениях для преодоления барьеров в создании единой научной инфраструктуры в рамках ЕАЭС. Государствам-членам ЕАЭС, по нашему мнению, необходимо: во-первых – провести ревизию национального и международного законодательства (в части исследуемой темы), необходимо трансформировать программные заявления в действующие международно-правовые акты ЕАЭС.

Как было ранее установлено, база для многостороннего научного взаимодействия у государств-членов ЕАЭС имеется, в том числе в программных правовых актах международного уровня, например, актах СНГ. В актах ЕАЭС необходимо согласовать и закрепить понятия «национальная научная инфраструктура», «научная инфраструктура ЕАЭС», поскольку отсутствие единого подхода в толковании указанных определений ведет к отсутствию многостороннего взаимодействия; во-вторых – определить стратегию взаимодействия образования, науки и производства в качестве единой системы как на национальном, так и на интеграционном уровнях.

Необходимо повышать уровень взаимного обмена профессиональных кадров в сфере образования, науки и производства, наладить систему информационного взаимодействия и обмена информацией, в том числе посредством телекоммуникационных систем. Основы экономического взаимодействия, закрепленные в Договоре о Евразийском экономическом союзе, не могут в полной мере решить этот вопрос. Между тем механизмы взаимного признания документов об образовании, признание уровня профессиональной подготовки специалистов, создание сетевых образовательных и научных структур играют важную роль в экономике государств, формируют профессиональные кадры для производства и науки. Следовательно, необходим переход от двустороннего к многостороннему сотрудничеству, требуется разработка многосторонних нормативно-правовых актов союза, которые будут регулировать обозначенные вопросы; в-третьих – необходимо придать финансированию в области науки системный характер не только на национальном уровне, но и на уровне интеграционного образования. Для этого представляется обоснованным разработка системы финансирования следующих областей взаимодействия: научных и научно-технологических разработок, повышения мобильности, информационных систем по аналогии с рамочными программами ЕС, поскольку последние на практике показывают положительные результаты в развитии научного и технического потенциала, материально-производственной базы в рамках ЕС. При этом решения о финансировании не должны отсылать к национальному законодательству государств-членов ЕАЭС, необходима разработка наднационального источника регулирования финансовой поддержки науки в ЕАЭС, в котором следует закрепить: источники и схемы финансирования совместной научной деятельности, роль и возможность государственно-частного партнерства в вопросах финансирования науки, размеры бюджета поддержки каждого из выбранных направлений научного взаимодействия, долю финансового участия каждого государства-члена ЕАЭС в финансировании совместной научной деятельности, ответственность за нецелевое использование средств финансовой поддержки.

По нашему мнению, указанные меры должны способствовать привлечению в науку новых специалистов, повышению привлекательности и престижа научной деятельности, обеспечению финансовой прозрачности научной деятельности в рамках ЕАЭС, расширению международного научного сотрудничества не только в рамках ЕАЭС, но и во взаимоотношениях с другими странами, что в конечном итоге должно способствовать повышению конкурентоспособности ЕАЭС как на общемировом рынке научных исследований, так и в экономике в целом.

[1] Подробнее см. Пустовалов Е.В. Барьеры и ограничения единого рынка услуг ЕАЭС в секторе научно-исследовательских работ // Международное право и международные организации / International Law and International Organizations. — 2018. - № 3. - С.16-26; Д.А. Курочкин Особенности фискальных барьеров при доступе на рынок услуг по проведению научно- исследовательских работ в свободных (особых) экономических зонах государств евразийского экономического союза (на примере налоговых льгот и «дедушкиной оговорки») // Журнал правовых и экономических исследований, - 2018, 2: 48–57; Захаров Е.А. Функционирование единого рынка научно-исследовательских услуг в ЕАЭС и ЕС, сравнительно правовое исследование // Международное право. — 2018. - № 1. - С.28-34.; Савицкий А.И. Фискальные барьеры на пути к единому рынку услуг в секторе научно-исследовательских работ в Евразийском экономическом союзе // Евразийский юридический журнал. 2017. № 11. С. 209-212.; Курочкин Д.А. Правовые проблемы доступа на рынок научно-исследовательских работ в свободных (особых) экономических зонах в контексте евразийской интеграции // Евразийский юридический журнал. 2017. № 11. С. 21-25.

[2] См. п 1 ст. 23 Договор о Евразийском экономическом союзе (Подписан в г. Астане 29.05.2014) (ред. от 08.05.2015) (с изм. и доп., вступ. в силу с 12.08.2017)

[3] См. п. 2 Приложения № 3 к Договору о Евразийском экономическом союзе Протокол об информационно-коммуникационных технологиях и информационном взаимодействии в рамках евразийского экономического союза (Подписан в г. Астане 29.05.2014) (ред. от 08.05.2015) (с изм. и доп., вступ. в силу с 12.08.2017)

[4]См пп. 1 п. 2 ст. 89 Договор о Евразийском экономическом союзе (Подписан в г. Астане 29.05.2014) (ред. от 08.05.2015) (с изм. и доп., вступ. в силу с 12.08.2017)

[5] Там же: пп. 7 п. 4 ст.92

[6] Там же: пп. 6 п. 1 ст. 95

[7] Там же: пп. 11 п. 7 ст. 95

[8] См. Science & Engineering Indicators 2018, Gross domestic expenditures on R&D, by the United States, the EU, and selected other countries: 1981–2015. Электронный режим доступа: https://www.nsf.gov/statistics/2018/nsb20181/assets/1038/figures/fig04-06.pdf (Дата обращения: 23.09.18)

[9] См. абз. 2 стр. 25 АНАЛИТИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК № 56 (655) Государственная поддержка инновационной экономики: проблемы и решения на примере государств – членов Евразийского экономического союза. Под общей редакцией начальника Аналитического управления Аппарата Совета Федерации, доктора экономических наук В.Д. Кривова, Москва, 2016 – 47 с.

[10] См. Horizon 2020, Work Programme 2018-2020, 4. European research infrastructures (including eInfrastructures) (European Commission Decision C(2018)4708 of 24 July 2018) – 90 p

[11] См. The Strategy Report on Research Infrastructures. ESFRI ROADMAP 2016. – 207 p.

[12] Федеральный закон от 23.08.1996 № 127-ФЗ «О науке и государственной научно-технической политике» (Россия), Законы Республики Беларусь от 19.01.1993 № 2105-XІІ «Об основах государственной научно-технической политики» и от 21.10.1996 № 708-XІІІ «О научной деятельности» (Республика Беларусь), Закон Республики Казахстан от 18.02.2011 № 407-IV ЗРК «О науке» (Республика Казахстан), Закон Кыргызской Республики от 16.06.2017 № 103 «О науке и об основах государственной научно-технической политики» (Кыргызская Республика), Закон Республики Армения от 26.12.2000 № ЗР-119 «О научной и научно-технической деятельности» (Республика Армения).

[13] См. п. 6 ст. 6 Закона Республики Армения от 26 декабря 2000 года №ЗР-119 «О научной и научно-технической деятельности»

[14] Там же : ст. 24

[15] Там же: пп. «е» п. 2 ст. 12.

[16] Там же: п. «д» ст. 15.

[17]Указ президента Республики Беларусь О Государственной программе инновационного развития Республики Беларусь на 2016–2020 годы

[18] П. 1, 3 ст. 29 Закона Республики Казахстан от 18 февраля 2011 года №407-IV ЗРК «О науке»

[19] См. § 2.3. Цель и задачи Концепции научно-инновационного развития Кыргызской Республики

[20] Подробнее см. Концепция научно-инновационного развития Кыргызской Республики на период до 2022 года, раздел 4 Формирование национальной инновационной системы в Кыргызской Республике.

[21] Проект Федерального закона «О научной, научно-технической и инновационной деятельности в Российской Федерации» (подготовлен Минобрнауки России) (не внесен в ГД ФС РФ по состоянию на 23.09.2018)

[22] Подробнее см. Материалы парламентских слушаний по проекту федерального закона «О научной, научно-технической и инновационной деятельности в Российской Федерации». Электронный режим доступа: http://council.gov.ru/events/news/90615/ (дата обращения 20.09.18)

[23] Исключение составляет Российская Федерация, однако исследуемый нормативный акт носит статус проекта.

[24] См. абз. 2 стр. 22 АНАЛИТИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК № 56 (655) Государственная поддержка инновационной экономики: проблемы и решения на примере государств – членов Евразийского экономического союза. Под общей редакцией начальника Аналитического управления Аппарата Совета Федерации, доктора экономических наук В.Д. Кривова, Москва, 2016 – 47с.

[25] Ректор Российско-Армянского государственного университета.

[26] См. абз 1-2 Стр. 20 Ежегодный доклад Интеграционного клуба при Председателе Совета Федерации за 2016 год «Евразийская интеграция: современные вызовы и новые горизонты» Под общей редакцией начальника Аналитического управления Аппарата Совета Федерации, ответственного секретаря Интеграционного клуба, д.э.н. В.Д. Кривова. Москва. – 115 с.

[27] Инновационная инфраструктура вуза: Учебно‐методическое пособие/Волков А.Т. и др. Под общ. ред. Медовникова Д.С. – М.: МАКС Пресс, 2011. – 236 с.

[28] См. Постановление Правительства РФ от 09.04.2010 N 219 (ред. от 25.05.2016) "О государственной поддержке развития инновационной инфраструктуры в федеральных образовательных учреждениях высшего профессионального образования" (вместе с "Положением о государственной поддержке развития инновационной инфраструктуры, включая поддержку малого инновационного предпринимательства, в федеральных образовательных учреждениях высшего профессионального образования")

[29] Иваницкая А.Е., Названова К.В. ФОРМИРОВАНИЕ ИНТЕГРИРОВАННОЙ ИННОВАЦИОННОЙ СИСТЕМЫ ЕВРАЗИЙСКОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОЮЗА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ // Фундаментальные исследования. – 2016. – № 12-4. – С. 868-872.

[30] Подробнее см. "Research and innovation funding: making a real difference". European Commission. 2016 – 12 p.

[31] Подробнее см. Horizon Europe - the next research and innovation framework programme. Электронный режим доступа: https://ec.europa.eu/info/designing-next-research-and-innovation-framework-programme/what-shapes-next-framework-programme_en (дата обращения: 23.09.2018)

[32] Международная ассоциация академий наук – неправительственная организация, была создана в 1993 году в Киеве для организации взаимодействий между Академиями разных стран. Подробнее об организации см. http://www.int-maan.by/

[33] Решение Коллегии Евразийской экономической комиссии от 28.09.2015 N 125 «Об утверждении Положения об обмене электронными документами при трансграничном взаимодействии органов государственной власти государств - членов Евразийского экономического союза между собой и с Евразийской экономической комиссией» // СПС «КонсультантПлюс».

[34] Решение Совета глав правительств СНГ «О Межгосударственной программе инновационного сотрудничества государств - участников СНГ на период до 2020 года» (принято в г. Санкт-Петербурге 18 октября 2011 г.) // СПС «КонсультантПлюс».

Библиография
1.
Договор о Евразийском экономическом союзе (Подписан в г. Астане 29.05.2014) (ред. от 08.05.2015) (с изм. и доп., вступ. в силу с 12.08.2017)
2.
Приложение № 3 к Договору о Евразийском экономическом союзе Протокол об информационно-коммуникационных технологиях и информационном взаимодействии в рамках евразийского экономического союза (Подписан в г. Астане 29.05.2014) (ред. от 08.05.2015) (с изм. и доп., вступ. в силу с 12.08.2017)
3.
АНАЛИТИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК № 56 (655) Государственная поддержка инновационной экономики: проблемы и решения на примере государств – членов Евразийского экономического союза. Под общей редакцией начальника Аналитического управления Аппарата Совета Федерации, доктора экономических наук В.Д. Кривова, Москва, 2016 – 47 с.
4.
Horizon 2020, Work Programme 2018-2020, 4. European research infrastructures (including eInfrastructures) (European Commission Decision C(2018)4708 of 24 July 2018)-90 p.
5.
The Strategy Report on Research Infrastructures. ESFRI ROADMAP 2016 – 207 p.
6.
Закон Республики Армения от 26 декабря 2000 года №ЗР-119 «О научной и научно-технической деятельности»
7.
Указ президента Республики Беларусь О Государственной программе инновационного развития Республики Беларусь на 2016–2020 годы
8.
Закон Республики Казахстан от 18 февраля 2011 года №407-IV ЗРК «О науке»
9.
Концепция научно-инновационного развития Кыргызской Республики на период до 2022 года.
10.
Проект Федерального закона «О научной, научно-технической и инновационной деятельности в Российской Федерации» (подготовлен Минобрнауки России) (не внесен в ГД ФС РФ по состоянию на 23.09.2018)
11.
АНАЛИТИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК № 56 (655) Государственная поддержка инновационной экономики: проблемы и решения на примере государств – членов Евразийского экономического союза. Под общей редакцией начальника Аналитического управления Аппарата Совета Федерации, доктора экономических наук В.Д. Кривова, Москва, 2016 – 47с.
12.
Ежегодный доклад Интеграционного клуба при Председателе Совета Федерации за 2016 год «Евразийская интеграция: современные вызовы и новые горизонты» Под общей редакцией начальника Аналитического управления Аппарата Совета Федерации, ответственного секретаря Интеграционного клуба, д.э.н. В.Д. Кривова. Москва. – 115 с.
13.
Инновационная инфраструктура вуза: Учебно‐методическое пособие/Волков А.Т. и др. Под общ. ред. Медовникова Д.С. – М.: МАКС Пресс, 2011. – 236 с.
14.
Постановление Правительства РФ от 09.04.2010 N 219 (ред. от 25.05.2016) "О государственной поддержке развития инновационной инфраструктуры в федеральных образовательных учреждениях высшего профессионального образования" (вместе с "Положением о государственной поддержке развития инновационной инфраструктуры, включая поддержку малого инновационного предпринимательства, в федеральных образовательных учреждениях высшего профессионального образования")
15.
Иваницкая А.Е., Названова К.В. ФОРМИРОВАНИЕ ИНТЕГРИРОВАННОЙ ИННОВАЦИОННОЙ СИСТЕМЫ ЕВРАЗИЙСКОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОЮЗА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ // Фундаментальные исследования. – 2016. – № 12-4. – С. 868-872.
16.
"Research and innovation funding: making a real difference". European Commission. 2016. – 12 p
17.
Решение Коллегии Евразийской экономической комиссии от 28.09.2015 N 125 «Об утверждении Положения об обмене электронными документами при трансграничном взаимодействии органов государственной власти государств-членов Евразийского экономического союза между собой и с Евразийской экономической комиссией»».
18.
Решение Совета глав правительств СНГ «О Межгосударственной программе инновационного сотрудничества государств-участников СНГ на период до 2020 года» (принято в г. Санкт-Петербурге 18 октября 2011 г.)
References (transliterated)
1.
Dogovor o Evraziiskom ekonomicheskom soyuze (Podpisan v g. Astane 29.05.2014) (red. ot 08.05.2015) (s izm. i dop., vstup. v silu s 12.08.2017)
2.
Prilozhenie № 3 k Dogovoru o Evraziiskom ekonomicheskom soyuze Protokol ob informatsionno-kommunikatsionnykh tekhnologiyakh i informatsionnom vzaimodeistvii v ramkakh evraziiskogo ekonomicheskogo soyuza (Podpisan v g. Astane 29.05.2014) (red. ot 08.05.2015) (s izm. i dop., vstup. v silu s 12.08.2017)
3.
ANALITIChESKII VESTNIK № 56 (655) Gosudarstvennaya podderzhka innovatsionnoi ekonomiki: problemy i resheniya na primere gosudarstv – chlenov Evraziiskogo ekonomicheskogo soyuza. Pod obshchei redaktsiei nachal'nika Analiticheskogo upravleniya Apparata Soveta Federatsii, doktora ekonomicheskikh nauk V.D. Krivova, Moskva, 2016 – 47 s.
4.
Horizon 2020, Work Programme 2018-2020, 4. European research infrastructures (including eInfrastructures) (European Commission Decision C(2018)4708 of 24 July 2018)-90 p.
5.
The Strategy Report on Research Infrastructures. ESFRI ROADMAP 2016 – 207 p.
6.
Zakon Respubliki Armeniya ot 26 dekabrya 2000 goda №ZR-119 «O nauchnoi i nauchno-tekhnicheskoi deyatel'nosti»
7.
Ukaz prezidenta Respubliki Belarus' O Gosudarstvennoi programme innovatsionnogo razvitiya Respubliki Belarus' na 2016–2020 gody
8.
Zakon Respubliki Kazakhstan ot 18 fevralya 2011 goda №407-IV ZRK «O nauke»
9.
Kontseptsiya nauchno-innovatsionnogo razvitiya Kyrgyzskoi Respubliki na period do 2022 goda.
10.
Proekt Federal'nogo zakona «O nauchnoi, nauchno-tekhnicheskoi i innovatsionnoi deyatel'nosti v Rossiiskoi Federatsii» (podgotovlen Minobrnauki Rossii) (ne vnesen v GD FS RF po sostoyaniyu na 23.09.2018)
11.
ANALITIChESKII VESTNIK № 56 (655) Gosudarstvennaya podderzhka innovatsionnoi ekonomiki: problemy i resheniya na primere gosudarstv – chlenov Evraziiskogo ekonomicheskogo soyuza. Pod obshchei redaktsiei nachal'nika Analiticheskogo upravleniya Apparata Soveta Federatsii, doktora ekonomicheskikh nauk V.D. Krivova, Moskva, 2016 – 47s.
12.
Ezhegodnyi doklad Integratsionnogo kluba pri Predsedatele Soveta Federatsii za 2016 god «Evraziiskaya integratsiya: sovremennye vyzovy i novye gorizonty» Pod obshchei redaktsiei nachal'nika Analiticheskogo upravleniya Apparata Soveta Federatsii, otvetstvennogo sekretarya Integratsionnogo kluba, d.e.n. V.D. Krivova. Moskva. – 115 s.
13.
Innovatsionnaya infrastruktura vuza: Uchebno‐metodicheskoe posobie/Volkov A.T. i dr. Pod obshch. red. Medovnikova D.S. – M.: MAKS Press, 2011. – 236 s.
14.
Postanovlenie Pravitel'stva RF ot 09.04.2010 N 219 (red. ot 25.05.2016) "O gosudarstvennoi podderzhke razvitiya innovatsionnoi infrastruktury v federal'nykh obrazovatel'nykh uchrezhdeniyakh vysshego professional'nogo obrazovaniya" (vmeste s "Polozheniem o gosudarstvennoi podderzhke razvitiya innovatsionnoi infrastruktury, vklyuchaya podderzhku malogo innovatsionnogo predprinimatel'stva, v federal'nykh obrazovatel'nykh uchrezhdeniyakh vysshego professional'nogo obrazovaniya")
15.
Ivanitskaya A.E., Nazvanova K.V. FORMIROVANIE INTEGRIROVANNOI INNOVATsIONNOI SISTEMY EVRAZIISKOGO EKONOMIChESKOGO SOYuZA: PROBLEMY I PERSPEKTIVY // Fundamental'nye issledovaniya. – 2016. – № 12-4. – S. 868-872.
16.
"Research and innovation funding: making a real difference". European Commission. 2016. – 12 p
17.
Reshenie Kollegii Evraziiskoi ekonomicheskoi komissii ot 28.09.2015 N 125 «Ob utverzhdenii Polozheniya ob obmene elektronnymi dokumentami pri transgranichnom vzaimodeistvii organov gosudarstvennoi vlasti gosudarstv-chlenov Evraziiskogo ekonomicheskogo soyuza mezhdu soboi i s Evraziiskoi ekonomicheskoi komissiei»».
18.
Reshenie Soveta glav pravitel'stv SNG «O Mezhgosudarstvennoi programme innovatsionnogo sotrudnichestva gosudarstv-uchastnikov SNG na period do 2020 goda» (prinyato v g. Sankt-Peterburge 18 oktyabrya 2011 g.)