Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2000,   статей на доработке: 331 отклонено статей: 802 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Этапы американской политики в Центрально-Азиатском регионе (1991-2015)
Бейшеналиев Алмазбек Бейшеналиевич

кандидат педагогических наук

доцент, Региональный Институт Центральной Азии

720010, Киргизия, г. Бишкек, ул. Турусбекова, 109/1

Beishenaliev Almazbek Beishenalievich

PhD in Pedagogy

Docent, Regional Institute of Central Asia

720010, Kirgiziya, g. Bishkek, ul. Turusbekova, 109/1

lmzbeishenaliev@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

В статье показаны основные этапы развития американской политики в Центральной Азии, куда входит 5 государств - Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркмения и Узбекистан. США в числе первых признали эти государства в качестве полноценных субъектов международных отношений. Автор выделяет три этапа развития отношений США с государствами этого региона. Первый начался с обретения ими независимости после распада Советского Союза и завершился в конце 20 века. Второй этап пришелся на период правления Джорджа Буша-младшего (2001-2009) и завершился в 2014 г. Третий этап начался с 2015 г. В статье приведены тексты двусторонних договоров США с пятью республиками Центральной Азии. Всего их более 60, наибольшее количество было подписано с Казахстаном, что было связано с проблемой уничтожения ядерных вооружений на ее территории. За последний период в политике США по отношению к Кыргызстану появились некоторые проблемы и недопонимания, и они вынуждают искать новые направления и возможности в отношениях между двумя странами. Таким образом, продолжение исследования геополитических интересов США в Центральной Азии и в Кыргызстане, особенно в сфере международной безопасности является крайне необходимым.

Ключевые слова: американская политика, Новый Шелковый путь, Астанинская декларация, Большая Центральная Азия, Энциклопедия Афганского Джихада, региональная безопасность, Центральная Азия, этапы, США, Кыргызстан

DOI:

10.25136/2409-868X.2018.9.27034

Дата направления в редакцию:

04-08-2018


Дата рецензирования:

02-08-2018


Дата публикации:

28-09-2018


Abstract.

This article demonstrates the key stages of the advancement of US policy in Central Asia region, which includes five countries: Kazakhstan, Tajikistan, Turkmenistan and Uzbekistan. The United States were among the first to recognize these countries as the full-fledged actors of international relations. The author determines the three stages in development of the relations between the United States and the countries of Central Asia. The first stage marks the acquisition of sovereignty after dissolution of the Soviet Union in the late XX century; the second falls on the presidency of George W. Bush (2001-2009) and ended in 2014; the third began in 2015. The article presents the texts of bilateral agreements between the United States and five republics of Central Asia; a total of over 60 agreements, the majority of which have been signed by Kazakhstan due to the problem of annihilation of nuclear armaments on its territory. Over the recent time, in US policy with regards to Kyrgyzstan have occurred certain issues and misunderstandings, which forces to search for new vectors and opportunities in the relations of these two countries. Therefore, it is imperative to continue studying the geopolitical interests of the United States in Central Asia and Kyrgyzstan in the area of international security.

Keywords:

USA, stages, Central Asia, American politics, New Silk Road, Big Central Asia, Astana declaration, Encyclopedia of Afghan Jihad, regional security, Kygyzstan

После распада СССР на его просторах образовались независимые государства, выступающие как субъекты международного права. После распада Советского союза республики постсоветского пространства взяли курс на путь самостоятельного развития. Многие ученые, политики и эксперты утверждали, что Центральная Азия превратится в периферию мировой политики и международных отношений и останется забытой. Однако Центральная Азия стала самостоятельной и в кратчайшие сроки стала одним из ключевых факторов влияния политики США на регион. Данный факт прослеживается в эволюции проводимой политики США по отношению к Центральной Азии. Таким образом, в конце XX в. Центральная Азия являлась зоной стратегической конкуренции США с Россией, а позднее и с Китаем [1].

Существует ряд трудов американских ученых, исследовавших политику США по отношению к Центральной Азии, обосновав мировой гегемонизм Америки, таких как: Б.Адамс [2] и Дж.Тэрнер [3,4]. Следует также особо отметить труды ученых России и Центральной Азии как Г.Арбатов [5], М.Братерский [6], А.И. Уткин [7,8], К.В. Плешаков [9] и А. О. Копылов [10-13]. Однако политика США по отношению к Кыргызстану и отдельных стран Центральной Азии не рассматривалась в качестве специального и глубокого исследования.

Проводимая политика США по отношению к странам Центральной Азии, состоящей из Казахстана, Туркменистана, Таджикистана, Узбекистана и Кыргызстана, осуществлялась от финансово-экономических до образовательных направлений. В то же время одним из главных направлений являются вопросы международного политического характера. Главной целью которых являлось использование США стран Центрально-Азиатского региона в качестве союзников посредством влияния на их внешнюю политику. Ряд действий со стороны США в рамках международного сотрудничества со странами Центральной Азии был осуществлён как: действия антитеррористической коалиции в Афганистане; Узбекистан и Казахстан принимали участие в военной операции в Ираке. Вскоре Узбекистан принял отрицательное решение по отправке войск, в то время как Казахстан отправил 200 солдат, под управлением польских военных которые участвовали в очистке воды, в разминировании местности и оказывали медицинскую помощь. Казахские военные были выведены из Ирака в 2008 году [14]; сдерживание влияния России, Китая и Ирана в регионе; пресечение торговли наркотиками, оружием и людьми; контроль и ликвидация оружия массового поражения.

Главной целью США являлось активное вмешательство и участие во внутренних делах государств и иметь возможность влияния на политические, экономические, культурные аспекты стран региона. Следует отметить тот факт, что в первой половине 1990-х гг. США участвовали в политике Центральной Азии не столь активно. Так, в 1992 г. в докладе Комитету международных отношений Сената США сенатор Алан Крэнстон отметил, что Центральная Азия далекий и экономически слаборазвитый регион, не имеющий этнических связей с США. По его мнению, в американской политике в постсоветском пространстве внимание должно было уделяться только России, которая развивается по демократическому пути. В то же время нельзя было оставлять без внимания Центральную Азию, богатую природными ресурсами, нельзя было забывать, что, если демократические процессы в регионе будут протекать безуспешно, то этот регион вполне может стать угрозой региональной безопасности [15]. Международный интерес к Центральной Азии обусловливался двумя причинами: географической близостью к Южной Азии с ее «пороховой бочкой» и запоздалым осознанием запада того факта, что государственные просчеты в постсоветской Центральной Азии чреваты серьезными рисками для Запада, который стремится искоренить террористические структуры типа «Аль-Каиды» [16, c.92]. Таким образом, политика Вашингтона в Центральной Азии в период с 1990 и до 2002 гг. характеризовалась, во-первых, признанием независимости новых государств; во-вторых, после трагических событий 11 сентября 2001 г. была внедрена широкомасштабная антитеррористическая кампания, превратив регион из зоны “самой далекой в географическом расположении, нестабильной и малоинтересной” в зону соприкосновений национальных интересов с США [17]. Также изменилось направление внешней политики США по отношению к постсоветским государствам Центральной Азии, которая прошла эволюционный путь, став причиной разработки долгосрочной стратегии.

После 11 сентября 2001 г. США начали военные операции против Афганистана, в срочном порядке стали предпринимать действия по размещению своих военных и политических баз в странах Центральной Азии. В то время решения находили проблемы тактического характера, в то время как вопросы прочного укрепления США в постсоветском регионе и стратегические вопросы оставались неопределенными. С целью уничтожения движения Талибан и Аль-Каиды в Афганистане совместно с коалиционными силами, США объявили «войну против терроризма», и 7 октября 2001 г. США вместе с Британией начали проводить бомбардировки на территории Афганистана. Следует отметить, что организация Аль-Каида был основана в 1988 г. Усамой Бен Ладеном выходцем Саудовской Аравии. Основой идеологией Аль-Каиды являлось избавление Исламского мира от влияния Запада, уничтожение Израиля, создание единого государства от Испании до Индонезии, которое бы управлялось законами шариата [18]. Костяк Аль-Каиды состоял из арабских добровольческих боевиков, воевавших в 1979-1989 гг. в Афганистане против СССР. Так финансируемые Бен Ладеном террористы участвовали в боевых операциях в Сомали, Горном Карабахе, Боснии, Косово и Чечне. В 1990 г. эта организация выпустила «Энциклопедию Афганского Джихада», где были описана тактика ведения террористических действий, методы подготовки взрывчатых веществ и способы их использования. В 1997 г. ЦРУ США объявило Бен Ладена «террористом №1». 11 сентября 2001 г. были захвачены четыре самолета США, выполнявшие внутренние рейсы. Два самолета (American Airlines и United Airlines) протаранили здание башен-близнецов Мирового Торгового Центра в Нью- Йорке. Самолет 77 маршрута American Airlines упал на здание Пентагона в городке Арлингтон, а самолет United Airlines 93 маршрута, планировавший протаранить здание Конгресса в Вашингтоне или здание Белого дома, благодаря сопротивлению пассажиров, упал в районе Сомерсет штата Пенсильвания. В результате атаки погибли 19 террористов, захвативших самолеты и 2996 мирных граждан, более 6000 человек получили ранения. 16 сентября Бен Ладен дал информацию по этому событию и заявил о непричастности к теракту [19], но 29 октября 2004 г. в опубликованном видео он впервые взял на себя ответственность за этот акт и заявил, что все 19 человек, захвативших самолеты, он воспитывал сам [20]. Бен Ладен скрывался на территории Афганистана, которая была под контролем талибов. В связи с отказом движения «Талибан» о его выдаче, США начали антитеррористическую кампанию в Афганистане. Коалиционные силы вместе с НАТО начали боевые действия и в ноябре 2001 г. захватили Кабул, тем самым ознаменовав падение Талибанского режима под названием Исламский Эмират [21]. Многие руководители Аль-Каиды были уничтожены во время боев, однако Бен Ладен не был пойман.

Сбалансированная оценка американских интересов по отношению к постсоветскому Центрально-Азиатскому региону была дана лишь в середине 2000 гг. Существуют разные мнения касательно формирования и развития политики США, проводимой ими в Центральной Азии. Здесь мы выделяем три этапа.

Первый этап начинается с 90­-х гг. ХХ века, когда страны Центральной Азии получили независимость и заканчивается 2000 г. Как было указано ранее, в 1991-1995 гг. регион не рассматривался как самостоятельный объект внешней политики США. Лишь в 1996–2000 гг. регион стали рассматривать в качестве одного из важных стратегических объектов во внешней политике США. Доказательством данному явлению служит ряд важных документов. Так в октябре 1992 г. Конгресс принял Закон «О защите свободы», в 1993 г. Закон «О сотрудничестве снижения опасностей», в июле 1994 г. проект «Стратегическая помощь и экономическое сотрудничество по отношению к Центральной Азии», в апреле 1997 г. проект «О стратегических интересах США в Центральной Азии», в 1999 г. принят закон «О стратегии Шелкового пути». Характеризуя политику США на данном этапе, в октябре 1996 г. специальный советник по новым независимым государствам Госсекретаря США Дж. Коллинз отметил, что приоритетным направлением для США в этом регионе является обеспечение свободы и независимости государствам Центральной Азии, их изолирование от влияния России, сдерживание Китая и изоляция Ирана.

Причиной агрессивной эскалации отношений США к Центральной Азии во втором этапе отношений (2001-2015) можно считать такие факторы:

1. Причины изменения политики США к Центральной Азии связаны с неспокойной обстановкой в Корее, Ближнем и Среднем Востоке.

2. Начало активных действий в регионе, инициируемые Россией, Китаем и Ираном (ШОС и ОДКБ).

3. Политика установления «Нового порядка» перешла в стадию применения силы «управляемого хаоса» и «гибридных войн».

Второй этап начался с 2001 г. и совпал с периодом правления Дж. Буша-младшего (2001-2009 гг.), он продлился до 2015 г. Официальным документом, послужившим основой для ведения политики США в Центральной Азии можно считать доктрину «Большая Центральная Азия». Данная доктрина является частью стратегии Вашингтона, нацеленной на трансформацию Азии в масштабное подконтрольное США геоэкономическое пространство, включающее в себя регион Каспия, Центральную Азию, Средний Восток и Южную Азию [22, c.115]. В свою очередь, усовершенствованным образцом «Большой Центральной Азии» следует считать доктрину «Новый Шелковый путь», рекомендованную в 2011 г. Госсекретарем США Х.Клинтон [23].

Начатая после теракта в Нью-Йорке антитеррористическая операция «Несокрушимая свобода» считалась стартом для осуществления этой доктрины. В течении этих пяти лет политика США в Центральной Азии имела активный и в то же время агрессивный характер. Такой подход был направлен, во-первых, к оппонентам в регионе - России, Китаю и Ирану, во-вторых, к международным террористическим исламистским силам, в-третьих, для замены государственно-политических систем и политической элиты стран Ближнего Востока и «Большой Центральной Азии» (БЦА). С появлением проекта БЦА американская политика в Центральной Азии стала концептуально оформленной. Примечательным является тот факт, что данная доктрина появилась именно на данном этапе исторического развития. Так как традиционная система международных отношений переживала кризис, который был связан в первую очередь с эрозией Вестфальской системы (примат суверенитета национальных государств) [17]. Для осуществления этой политики в Центральной Азии появились «цветные революции», как составная часть тактики «управляемого хаоса», распространяемого вплоть до Северной Африки. События в Кыргызстане (мартовская революция 2005 г.) и Узбекистане (Андижанские события в мае 2005 г.) вызвали большой резонанс в Центральной Азии.

В то же время США и Западные страны выразили резкую критику по случаю гибели участников Андижанского восстания 13 мая 2005 г., в результате чего резко похолодели отношения Вашингтона и Ташкента. США и международное сообщество беспрерывно требовали ответов на вопросы по Андижанским событиям, но узбекская власть, ссылаясь на суверенитет, отказались их давать, считая подобное попыткой вмешательства во внутренние дела республики. В ноябре 2005 года консул ЕС отказал в выдаче виз 12 узбекским чиновникам, имевшим непосредственное отношение к применению силы к невинным людям Андижанского восстания. Эти чиновники к тому же отказались давать разрешение на свободные опросы. Консул также поставил эмбарго на экспорт оборудования, боеприпасов, военных снаряжений, не исключая возможность применения их властями для внутренней репрессии [24]. Во время пятого саммита ШОС в 2005 году в Астане впервые были озвучены негативные позиции по отношению к политике США в этом регионе. Например, президент Узбекистана Ислам Каримов, имея в виду США, дал определение такой политике как “попытке отдельных стран установить демократию в Центральной Азии”. В такой обстановке была принята Астанинская декларация (2005) антиамериканского настроения, и в мягком, косвенном стиле было поставлено условие о закрытии военной базы США в аэропорту «Манас». Характеризуя Астанинскую декларацию Дж. Сорос сказал: «Путин и авторитарные руководители Среднеазиатских республик договорились о поддержке друг друга в борьбе против общественных волнений».

В сентябре 2009 г. Госдепартамент США признал Исламское Движение Узбекистана (ИДУ) как террористическую организацию, представляющую опасность интересам страны и несущую угрозу гражданам США. Признал, как опору терроризма, получающую помощь от Талибана и Аль-Каиды в Афганистане. Кроме того, они озвучили аргумент, согласно которому считалось, что ИДУ признало основной своей целью свержение узбекской власти, в виду чего были причастны к терактам 1999-2000 гг. в Узбекистане. Определено, что Исламская Группа Джихада составляет большую опасность интересам США и местным властям в регионе [25]. В 2005 г. в мае Госдепартаментом США ИГД/ИОД она признана как иностранная и глобально организованная террористическая группа. Секретариат ООН внес ИГД в список террористических организаций [26]. Такому решению предшествовали убийства глав ИДУ Намангани в Афганистане во время операций США против террористических организаций, арест узбекского гражданина, имеющего отношение к организации, организовавшей теракт в США 2011 г.

Конец 2001 и начало 2002 гг. остались в памяти активными визитами высокопоставленных чиновников США в Центральную Азию. В ходе официальных встреч с пятью руководителями были обсуждены три группы проблем: 1) общая обстановка в мире, в частности в Афганистане; 2) взаимодействия этих государств в рамках борьбы против международного терроризма; 3) вопросы торгово-экономических отношений. Также со стороны пяти руководителей были проведены совместные консультации с военными и государственными чиновниками США – заместителем Госсекретаря США по делам Европы и Евразии Э. Джонсом, министром обороны США Д.Рамсфельдом, командующим штабом Центрального командования США Т.Фрэнксом и другими. Дальнейшее усиление антиамериканского настроения сопровождалось усилением влияния России, Китая, Ирана в регионе. Завершение второго этапа оценивается ослаблением позиций США в Центральной Азии. Ярким примером этому может служит закрытие военной базы “Манас” (июль 2014 г.) и неудачная попытка восполнить этот пробел за счет других государств региона.

Третий этап политики США в Центральной Азии начинается с 2015 г. и продолжается по настоящее время. За это время стороны ищут новые направления и политические решения. Двусторонние договоры между США и Казахстаном, Кыргызстаном, Таджикистаном, Туркменией и Узбекистаном, начиная с обретения независимости и до 1 января 2013 г., сохранены в архиве Госдепартамента США. Так в рассматриваемый период между США и странами Центральной Азии 1991-2013 гг. был подписан 61 договор, по результатам которых были созданы несколько меморандумов и проектов. Таким образом, первое место по заключению договоров занимает Казахстан (35), второе Узбекистан (13), Кыргызстан третье место (12), Туркменистан четвертое (8) и Таджикистан на последнем месте (5 договоров). Договоры, подписанные за этот период с данными государствами, имеют различные направления и цели. Так, США и Казахстан заключили наибольшую часть договоров касательно уничтожения атомных ядерных вооружений. В то время как существенную часть договоров с Кыргызстаном составляют проблемы военной обороны и экономические вопросы. Военные и экономические договоры преобладают в отношениях с Таджикистаном. В случае с Узбекистаном упор ставился на военно-политические аспекты. С Туркменией преимущество отдано экономическим связям.

Необходимо отметить, что геополитические ценности Центрально-Азиатского региона в новых реалиях для США обуславливается следующими обстоятельствами:

Во-первых, постсоветская Центральная Азия по определению английского ученого Х. Маккиндера, считается «хартлендом», важной частью геополитического региона, а также географическим стержнем человеческой истории. Немаловажен факт становления данного региона стратегической зоной «Новой Большой игры» для России и США.

Во-вторых, этот регион, имеющий границы с КНР, РФ, Ираном, Афганистаном, Индией и Пакистаном, занимая важное место в геополитической стратегии в каждом из них, несомненно, вызвал интерес США, которые постепенно добивались здесь превосходства.

В-третьих, близкое расположение этого региона к Афганистану и возможность выхода к Каспийскому морю способствовали росту влияния региона на международное сотрудничество в 1990-2000 гг.

В-четвертых, в перспективе прослеживалась возможность проложения различных транспортных коридоров, включая автомобильные, железнодорожные и газонефтяные.

В-пятых, для США была необходимость учесть иранскую ядерную программу; позицию и роль Индии и Пакистана; становление ШОС.

Стратегия и направления проводимой внешней политики США в Центральной Азии изменяются в зависимости от интересов других активных государств, которые проводят в регионе свою политику. Так, наиболее активными в этих пяти постсоветских государствах считаются Евросоюз, Российская Федерация и Китай. В амбициях Турции, имеющей схожие корни, наблюдается желание вести за собой Центральную Азию, но внутренние и внешние факторы не позволяют сделать этого, а самое главное – это внутренняя нестабильность в самой Турции, характеризующая низкой грамотностью населения по сравнению с постсоветской Центральной Азией, что сдерживает её амбиции. Еще одно соседнее государство Иранская Республика, также проявляющая интерес к региону, и другие соседние страны, среди которых Таджикистан, негативно относятся к шиитским взглядам, что в свою очередь отрицательно влияет на теплые отношения с Ираном.

Основные направления отношений США со странами Центральной Азии были различными, в зависимости от состояния, направления развития и возможностей каждой страны региона. Вследствие большей приближенности Таджикистана к России, эта страна осталась на периферии политических интересов США в Центральной Азии. Кроме того, известно также, что на такое состояние в отношениях Таджикистана и США повлияли исламизация страны и гражданская война. Основные направления политики США в Кыргызстане имели политический, военно-политический, гуманитарный и антитеррористический характер. В то время как экономические факторы не были ощутимы.

Библиография
1.
Огурцова М.И. Стратегия США в Центральной Азии (1990 – 2013) // Вестник РГГУ. Серия: Политология. История. Международные отношения. Зарубежное регионоведение. Востоковедение. 2014. № 18. С. 205-213.
2.
Adams B. The New Empire. New York: The Macmillan Company, 1902. 255 pp.
3.
Тейлор П. Дж. Вторая мировая война: Два взгляда. М.: Мысль, 1995.
4.
Taylor P. J. Political Geography: World-Economy, Nation-State and Locality. London: Harlow, 2000.
5.
Арбатов Г. Современная внешняя политика США. Отв.ред. Трофименко Г. М.: Наука, 1984. С.33-36.
6.
Братерский М.В. США и проблемные страны Азии: обоснование, выработка и реализация политики в 1990-2005 гг. М.: 2005. С.178-191.
7.
Уткин А.И. Мировой порядок в ХХI веке. – М: Эксмо, 2002.
8.
Уткин А. Доктрина Буша: концепция, разделившая Америку // Россия в глобальной политике. – 2005.-№4.
9.
Плешаков К.В. Компоненты геополитического мышления // Международная жизнь. 1994. №10.
10.
Копылов А. О понятии «национальная безопасность» в американской политологии // Безопасность. 1996. №3-4.
11.
Копылов А. Политика национальной безопасности США в 90-е годы: содержание и процесс реализации. Монография. М.: ВАГШ, 1999.
12.
Копылов А. Современная военная стратегия США: содержание и тенденции развития. М.: ВАГШ, 2006.
13.
Копылов А. Современная стратегия национальной безопасности США: концепции и политическая практика. М.: ВАГШ, 2009.
14.
Nichol J. Central Asia: Regional Developments and Implications for U.S. Interests. // Congressional Research Service 7-5700, RL33458, CRS Report, Prepared for Members and Committees Congress. March 21, 2014. 9-page.
15.
Cranston A. Central Asia in Transition. Washington: US Government Printing Office, 1992.
16.
Братерский М. США и проблемные страны Азии: обоснование, выработка и реализация политики в 1990-2005 гг. М: МОНФ, 2005. С.178-191.
17.
Румер Е. США и Центральная Азия после 11 сентября // Россия и мусульманский мир. 2003. № 11. C. 90-103.
18.
Riedel B. The Search for Al Qaeda: Its Leadership, Ideology, and Future. Washigton: Brookings Institution Press, 2010. Pp. 121-122.
19.
BBC News. [Электронный ресурс] URL: http://web.archive.org/web /20160511220657/http://news.bbc.co.uk/2/hi/middle_east/3966817.st (дата обращения 11.05.2016)
20.
CNN. [Электронный ресурс] URL: http://edition.cnn.com:80/2001/US/09/ 16/inv.binladen.denial/index.html?iref=storysearch (дата обращения 14.11.2015)
21.
CNN. U.S. rejects Taliban offer to try bin Laden. [Электронный ресурс]. URL: http://edition.cnn.com/2001/US/10/07/ret.us.taliban/ (дата обращения 4.03.2016)
22.
Вязгина Е.А. Идея «Большой Центральной Азии» во внешнеполитических дискуссиях в США (2004-2008) // Вестник Московского университета. Серия 8: История. 2010. № 4. C. 101-116
23.
U.S. Department of State, Secretary Clinton Co-Chairs the New Silk Road Ministerial Meeting // DipNoteFact Sheet on New Silk Road Ministerial. September 22, 2011. See also U.S. Department of State, Remarks Robert D. Hormats, Under Secretary for Economic, Energy and Agricultural Affairs, Address to the SAIS Central Asia-Caucasus Institute and DSIS Forum. September 29, 2011.
24.
Council of the European Union, Uzbekistan: Council Adopts Restrictive Measures: U.S. officials argued that the United States already had been limiting military assistance at congressional request-because of human rights abuses // Press Release. 2005. No.14392/05.
25.
U.S. Senate, Committee on Armed Services, Testimony of the Director of Central Intelligence, The Honorable Porter J, Goss. March 17, 2005.
26.
U.S. Department of State, Press Statement: U.S. Department of State Designates the Islamic Jihad Group Under Executive Order 13224, May 26, 2005; U.N. Security Council, The Al-Qaida and Taliban Sanctions Committee, Press Release: Security Council Committee AddsOne Entity to AL-Qaida Section of Consolidated List, SC/8405, June 3, 2005.
References (transliterated)
1.
Ogurtsova M.I. Strategiya SShA v Tsentral'noi Azii (1990 – 2013) // Vestnik RGGU. Seriya: Politologiya. Istoriya. Mezhdunarodnye otnosheniya. Zarubezhnoe regionovedenie. Vostokovedenie. 2014. № 18. S. 205-213.
2.
Adams B. The New Empire. New York: The Macmillan Company, 1902. 255 pp.
3.
Teilor P. Dzh. Vtoraya mirovaya voina: Dva vzglyada. M.: Mysl', 1995.
4.
Taylor P. J. Political Geography: World-Economy, Nation-State and Locality. London: Harlow, 2000.
5.
Arbatov G. Sovremennaya vneshnyaya politika SShA. Otv.red. Trofimenko G. M.: Nauka, 1984. S.33-36.
6.
Braterskii M.V. SShA i problemnye strany Azii: obosnovanie, vyrabotka i realizatsiya politiki v 1990-2005 gg. M.: 2005. S.178-191.
7.
Utkin A.I. Mirovoi poryadok v KhKhI veke. – M: Eksmo, 2002.
8.
Utkin A. Doktrina Busha: kontseptsiya, razdelivshaya Ameriku // Rossiya v global'noi politike. – 2005.-№4.
9.
Pleshakov K.V. Komponenty geopoliticheskogo myshleniya // Mezhdunarodnaya zhizn'. 1994. №10.
10.
Kopylov A. O ponyatii «natsional'naya bezopasnost'» v amerikanskoi politologii // Bezopasnost'. 1996. №3-4.
11.
Kopylov A. Politika natsional'noi bezopasnosti SShA v 90-e gody: soderzhanie i protsess realizatsii. Monografiya. M.: VAGSh, 1999.
12.
Kopylov A. Sovremennaya voennaya strategiya SShA: soderzhanie i tendentsii razvitiya. M.: VAGSh, 2006.
13.
Kopylov A. Sovremennaya strategiya natsional'noi bezopasnosti SShA: kontseptsii i politicheskaya praktika. M.: VAGSh, 2009.
14.
Nichol J. Central Asia: Regional Developments and Implications for U.S. Interests. // Congressional Research Service 7-5700, RL33458, CRS Report, Prepared for Members and Committees Congress. March 21, 2014. 9-page.
15.
Cranston A. Central Asia in Transition. Washington: US Government Printing Office, 1992.
16.
Braterskii M. SShA i problemnye strany Azii: obosnovanie, vyrabotka i realizatsiya politiki v 1990-2005 gg. M: MONF, 2005. S.178-191.
17.
Rumer E. SShA i Tsentral'naya Aziya posle 11 sentyabrya // Rossiya i musul'manskii mir. 2003. № 11. C. 90-103.
18.
Riedel B. The Search for Al Qaeda: Its Leadership, Ideology, and Future. Washigton: Brookings Institution Press, 2010. Pp. 121-122.
19.
BBC News. [Elektronnyi resurs] URL: http://web.archive.org/web /20160511220657/http://news.bbc.co.uk/2/hi/middle_east/3966817.st (data obrashcheniya 11.05.2016)
20.
CNN. [Elektronnyi resurs] URL: http://edition.cnn.com:80/2001/US/09/ 16/inv.binladen.denial/index.html?iref=storysearch (data obrashcheniya 14.11.2015)
21.
CNN. U.S. rejects Taliban offer to try bin Laden. [Elektronnyi resurs]. URL: http://edition.cnn.com/2001/US/10/07/ret.us.taliban/ (data obrashcheniya 4.03.2016)
22.
Vyazgina E.A. Ideya «Bol'shoi Tsentral'noi Azii» vo vneshnepoliticheskikh diskussiyakh v SShA (2004-2008) // Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya 8: Istoriya. 2010. № 4. C. 101-116
23.
U.S. Department of State, Secretary Clinton Co-Chairs the New Silk Road Ministerial Meeting // DipNoteFact Sheet on New Silk Road Ministerial. September 22, 2011. See also U.S. Department of State, Remarks Robert D. Hormats, Under Secretary for Economic, Energy and Agricultural Affairs, Address to the SAIS Central Asia-Caucasus Institute and DSIS Forum. September 29, 2011.
24.
Council of the European Union, Uzbekistan: Council Adopts Restrictive Measures: U.S. officials argued that the United States already had been limiting military assistance at congressional request-because of human rights abuses // Press Release. 2005. No.14392/05.
25.
U.S. Senate, Committee on Armed Services, Testimony of the Director of Central Intelligence, The Honorable Porter J, Goss. March 17, 2005.
26.
U.S. Department of State, Press Statement: U.S. Department of State Designates the Islamic Jihad Group Under Executive Order 13224, May 26, 2005; U.N. Security Council, The Al-Qaida and Taliban Sanctions Committee, Press Release: Security Council Committee AddsOne Entity to AL-Qaida Section of Consolidated List, SC/8405, June 3, 2005.