Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1990,   статей на доработке: 326 отклонено статей: 783 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Россияне и жители других европейских стран о материальном положении пенсионеров
Прохода Владимир Анатольевич

кандидат социологических наук

старший научный сотрудник, Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова; доцент, Департамент социологии, истории и философии, Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации

125993, Россия, г. Москва, Ленинградский проспект, 49

Prokhoda Vladimir

PhD in Sociology

Senior Scientific Associate, M. V. Lomonosov Moscow State University; Docent, the department of Sociology, History and Philosophy, Financial University under the Government of the Russian Federation

125993, Russia, g. Moscow, Leningradskii prospekt, 49

prohoda@bk.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Анализируются результаты сравнительного социологического исследования – «Европейское социальное исследование». Цель работы – выявление представлений россиян и жителей других европейских государств о материальном положении пенсионеров. Особое внимание уделено рассмотрению оценок самих пенсионеров. Уровень материального положения пенсионеров рассматривается как один из критериев оценки населением пенсионной системы. Представления населения рассмотрены в соотношении с показателями национальных пенсионных систем - коэффициентом замещения пенсии и государственными расходами на выплаты пенсий в процентах к ВВП. Опрос проводился в странах Европы среди населения в возрасте 15 лет и старше по репрезентирующей население выборке. Метод сбора первичной социологической информации – личное интервью на дому у респондентов. Выявлено, что европейские страны дифференцированы по оценкам населения материального положения пенсионеров. На общеевропейском фоне жители России крайне низко оценивают уровень материального положения пенсионеров. Констатируется, что пенсионеры по сравнению с остальными россиянами демонстрируют более пессимистичную оценку. Оценка респондентами-пенсионерами материального положения пенсионеров страны статистически значимо связана с их самооценкой материального положения. Отмечается, что в представлении россиян национальная система пенсионного обеспечения не достаточно эффективно реализует функцию предоставления достойного уровня жизни нетрудоспособным членам общества. Обосновывается необходимость учета результатов социологических исследований при оценке эффективности системы пенсионного обеспечения.

Ключевые слова: пенсионеры, пенсионная система, пенсия, пенсионное обеспечение, эффективность пенсионного обеспечения, материальное положение пенсионеров, благосостояние пенсионеров, самооценка материального положения, коэффициент замещения пенсии, европейские страны

DOI:

10.25136/2409-7144.2018.9.26951

Дата направления в редакцию:

21-07-2018


Дата рецензирования:

25-07-2018


Дата публикации:

27-09-2018


Abstract.

This article analyzes the results of the comparative sociological research– “European Social Survey”. The goal is to determine the representations of Russians and residents of other European countries on the financial situation of pensioners. Particular attention is given to consideration of assessments of the pensioners themselves. Financial situation of the retirees is viewed as one[WU1]  of the criterion of assessment of pension system by the population. The representations of population are considered in correlation with indexes of the national pension systems – the coefficient of pension substitution and government expenditure with pension payments as percentage of GDP. The survey was conducted in European countries among the population ages 15 and above in accordance with representative selection. It is determined that the European countries are differentiated based on the population assessment of the financial situation of retirees. On the pan-European background, the residents of Russian assess the financial situation of retirees as extremely low. It is stated that the pensioners, in comparison with other Russians, demonstrate a more pessimistic assessment. The assessment of financial situation of pensioners of the country by the respondents-pensioners statistically significant relates to self-esteem of their financial situation. It is noted that in perception of the Russians, the national pension system does not successfully perform the function of providing decent standard of living to the dependent members of society. The author substantiates the need for consideration of the results of sociological surveys in assessing the effectiveness of pension system.



 [WU1]




Keywords:

self-assessment of financial situation, pensioners' welfare, pensioners 'material condition, effectiveness of pensions, pension provision, pension, pension system, pensioners, pension replacement rate, European countries

Введение. Эффективность пенсионного обеспечения одна из острых социально-экономических проблем современности, привлекающая внимание научного сообщества и обсуждаемая на официальном уровне, как в России, так и за рубежом [1-3; 5-6; 9; 13; 15-17]. Вопросы уравнивания и повышения пенсионного возраста, объема пенсионных отчислений, развития негосударственного пенсионного обеспечения, моратория накопительной части пенсий и др. обсуждаются на уровне руководства страны, вызывают дискуссии среди специалистов. Перманентные изменения национальной пенсионной системы призваны обеспечить достижение социально приемлемого уровня пенсионного обеспечения. Однако результаты опросов показывают, что усилия властей по изменению пенсионного законодательства не пользуются популярностью среди населения страны [4; 10].

Результаты эмпирических исследований позволяют констатировать крайне низкий уровень осведомленности россиян в вопросах функционирования пенсионной системы. По данным ВЦИОМ только 8% опрошенных россиян оценивают свои знания о пенсионной системе как хорошие [12]. В условиях слабой информированности и низкой финансовой грамотности россиян в сфере пенсионного обеспечения, одним из основных критериев оценки пенсионной системы выступает достойный уровень жизни после выхода на пенсию, и в том числе уровень материального положения пенсионеров.

Данные официальной статистики позволяют получить объективную информацию, характеризующую благосостояние пенсионеров, но в полной мере не учитывают субъективные оценки респондентов. Однако существенная часть людей, в повседневной жизни руководствуется не объективным знанием, а собственными представлениями, при этом субъективные оценки отражают настроения в обществе, влияют на отношение населения к деятельности власти. Объективный размер пенсии будет восприниматься как достойный, только если соответствует социальным ожиданиям населения. В такой ситуации, социологические опросы выполняют функцию обратной связи, а их результаты представляют определенную ценность для органов государственного управления при оценке эффективности пенсионного обеспечения.

Проблемы российской пенсионной системы, хотя и приобретают национальную специфику, не являются уникальными для Европы. Многие европейские страны пытаются решить похожие проблемы в сфере пенсионного обеспечения. Из последних событий можно упомянуть референдум 2017 г. в Швейцарии о выравнивании пенсионного возраста для женщин и мужчин и введении гибкого графика выхода на пенсию или законодательное снижение пенсионного возраста в Польше в 2017 г. Исследователи акцентируют внимание на необходимости учета в российской практике опыта реформирования пенсионных систем европейских стран [5], при этом подчеркивается необходимость адаптации зарубежного опыта [7]. Потребность в использовании передовых практик пенсионного обеспечения, учета провалов и неудач, предполагает возможность компаративного анализа результатов социологических исследований.

Отметим, определенный дефицит современных сравнительных социологических исследований, затрагивающих рассматриваемую проблематику. В связи с этим представляется интересным, обратиться к результатам масштабного межстранового социологического проекта, позволяющим рассмотреть проблему эффективности пенсионного обеспечения сквозь призму оценок населения.

Материал и методы. Публикация базируется на данных восьмой волны социологического исследования «Европейское социальное исследование» (ESS), проведенного в 2016 г. «ESS» - проект, в рамках которого с 2002 г. проводится многолетнее сравнительное изучение установок, взглядов, ценностей и поведения населения европейских стран (Россия участвует в «ESS» с 2006 г.). Опрос проводился в странах Европы среди населения в возрасте 15 лет и старше по репрезентирующей население выборке. Выборка составила от 880 человек в Исландии до 2852 человек в Германии. Метод сбора первичной социологической информации – личное интервью (face-to-face) на дому у респондентов. В России опрос проведен ЦЕССИ (Институт сравнительных социальных исследований) в октябре 2016 - январе 2017 года, размер выборки - 2430 респондентов. На международном уровне проект координируют сотрудники City University London и еще шести европейских научных организаций: NSD (Норвегия), GESIS (Германия), The Netherlands Institute for Social Research/SCP (Нидерланды), Universitat Pompeu Fabra (Испания), University of Leuven (Бельгия), University of Ljubljana (Словения). В публикации анализируются данные по 17 странам.

Одной из основных функций системы пенсионного обеспечения является реализация принципа социальной справедливости и обеспечение определенного жизненного уровня членам общества при наступлении старости, инвалидности и реализации других социальных рисков [8]. В таком контексте, с некоторыми оговорками, одним из показателей эффективности пенсионной системы может выступать оценка населением материального положения пенсионеров. В ходе исследования опрошенных просили оценить материальное положение пенсионеров в стране от 0 баллов - «очень плохое положение» до 10 баллов - «очень хорошее положение».

Результаты и обсуждение. Исследование показало, что страны-участницы проекта ESS весьма дифференцированы по рассматриваемому показателю (см. рисунок 1). Минимальный и максимальный показатели оценки различаются более чем в 2,5 раза .

Рис.1. Оценка населением материального положения пенсионеров (средний балл, от 0 баллов - «очень плохое положение» до 10 баллов - «очень хорошее положение»)

Можно констатировать, что россияне крайне негативно оценивают материальное положение пенсионеров. В России средний балл составил - 2,54 балла и это - минимальный показатель среди европейских стран. В процентном выражении плохо или скорее плохо характеризуют благосостояние пенсионеров - 78,4% россиян, при этом минимальную оценку (0 баллов) ставит каждый четвертый (25,2%) опрошенный. Доля респондентов, оценивающих положение пенсионеров как хорошее или скорее хорошее существенно меньше – 10,1% респондентов. Нейтральные пять баллов отметили 11,5% опрошенных. Иными словами абсолютное большинство россиян констатирует крайне низкий уровень материального положения пенсионеров.

Для сравнения, например, в Норвегии плохо или скорее плохо характеризуют материальное положение пенсионеров - 16,9% респондентов, а минимальную оценку (0 баллов) ставит всего 0,7% опрошенных. Абсолютное большинство норвежцев (72,9%) оценивает положение пенсионеров как хорошее или скорее хорошее. Ближе остальных европейских стран, хотя и с существенным отрывом к России оказались: Исландия; Польша; Словения; Чехия; Эстония. Интересно, что большинство этой группы составляют бывшие социалистические страны. В тоже время на общеевропейском фоне выделяется представительная группа государств, чье население в целом позитивно оценивает положение пенсионеров (Норвегия, Нидерланды, Швейцария, Австрия, Бельгия, Германия, Финляндия), что дает веские основания положительно характеризовать их национальные системы пенсионного обеспечения.

При рассмотрении оценок материального положения пенсионеров важно учитывать не только представления жителей страны в целом, но и степень дифференциации оценок различных групп населения. Пенсионное обеспечение как совокупность экономических, организационных, правовых институтов и норм, в той или иной степени, затрагивает каждого человека. В тоже время отдельные категории населения, имеют сравнительно больше возможностей на собственном примере в полной мере оценить эффективность пенсионной системы. Как субъект отношений в системе пенсионного обеспечения в первую очередь к их числу относятся пенсионеры.

В зависимости от оценки материального положения пенсионеров самими пенсионерами и остальным населением европейские государства можно условно разделить на три группы. В первую группу оказались включены Австрия, Исландия, Нидерланды, Норвегия, Польша, Финляндия, Эстония - государства, в которых отсутствует статистически значимое различие (U-критерий Манна-Уитни) между оценками пенсионеров и остальным населением. Интересно, что перечисленные государства существенно различаются по пессимизму-оптимизму оценок населения в целом.

Вторую группу составили Великобритания, Германия, Ирландия, Франция, Швейцария, Швеция, где респонденты, находящиеся на пенсии, оценивают материальное положение пенсионеров страны лучше, чем остальное население, что в целом можно рассматривать как положительную характеристику пенсионного обеспечение этих стран. Наконец в третью, самую малочисленную группу были включены Бельгия, Россия, Словения, Чешская Республика. В этих странах респонденты, находящиеся на пенсии, оценивают материальное положение пенсионеров пессимистичнее остального населения. При этом в Бельгии различие минимально (0,17 балла). Российские пенсионеры демонстрируют куда более негативную оценку (среднее значение - 2,2 балла), по сравнению с остальными россиянами (2,66). В данном случае, сказывается возможность оценки ситуации на собственном опыте.

Оценка респондентами-пенсионерами материального положения пенсионеров в стране, во всех странах–участницах ESS статистически значимо связана с их самооценкой материального положения (от r=-0,170; р<=0,01 в Финляндии до r=-0,409; р<=0,01 во Франции). Чем выше самооценка материального положения, тем позитивнее оценка положения пенсионеров в стране в целом. В этом отношении Россия не выделяется на общеевропейском фоне (r=-0,293; р<=0,01).

Характеризуя уровень доходов своей семьи, 21,8 % опрошенных российских пенсионеров отметили, что жить на имеющийся доход очень трудно, а 39,3% - констатировали, что жить довольно трудно. Это максимальные цифры среди всех стран-участниц проекта. Для сравнения в Норвегии отметили, что жить на получаемый доход очень трудно – 0% пенсионеров, в Нидерландах – 0,3%, в Швеции – 0,7%, в Великобритании – 0,8%, в Ирландии – 1,3%, во Франции – 1,4%, в Исландии – 1,5%, в Польше – 1,6%, в Финляндии, Швейцарии, Бельгии - 1,7%. Ближе остальных государств по рассматриваемому показателю к России оказались с существенным отрывом Эстония – 9,9% и Чехия 9,5% опрошенных пенсионеров.

Только 4,3% российских пенсионеров живут на получаемый доход, не испытывая материальных затруднений (Норвегия – 75%, Исландия – 63,5%, Швеция – 61,6%, Нидерланды – 61,6%, Великобритания – 55,9%, Швейцария 55,7% и т.д.), и лишь немногим более трети опрошенных в России пенсионеров (34,7%) заявили, что получаемого дохода хватает на жизнь (Финляндия – 70,8%, Польша – 63,7%, Эстония – 58,7%, Австрия – 55,6%, Франция 54,3%, Бельгия – 50,4% и т.д.). Отметим, что в большинстве европейских стран пенсионеры в целом оценивают уровень дохода своей семьи лучше, чем остальное население, а в России – наоборот. При этом наблюдается максимальное для Европы различие в оценках пенсионеров и остальных россиян. Например, считают, что жить на имеющийся доход очень трудно 21,8% российских пенсионеров и только 11,9% остальных россиян. Все это позволяет констатировать, что в российском обществе пенсионеры относятся к крайне уязвимой категории населения.

Большая дифференциация оценок по странам-участницам проекта, в том числе ярко выраженная негативная оценка россиянами материального положения пенсионеров может иметь различные объяснения. В таком контексте интересно рассмотреть связь оценок населения с некоторыми показателями, характеризующими пенсионные системы европейских стран. К их числу относится коэффициент замещения пенсии, вычисляемый как соотношение размера пенсии к размеру прежних доходов (заработка). При наличии общего определения существуют многочисленные варианты расчета данного показателя. Проблемы, связанные с расчетом и применением коэффициента замещения подробно освещены в специальной литературе [11]. В публикации используется один из возможных вариантов расчета, приводимый Организацией экономического сотрудничества и развития (OECD) в 2015 г. [14]. Другим важным показателем является отношение государственных расходов на выплаты пенсий к ВВП страны [14].

Проведенный корреляционный анализ (ранговая корреляция Спирмена) показал отсутствие статистически значимой связи между ключевыми показателями и оценкой населением материального положения пенсионеров. Отчасти отсутствие статистической значимости может быть следствием небольшого количества доступных для анализа наблюдений (стран). Однако показательно, что в числе стран с населением, позитивно оценивающим благосостояние пенсионеров, оказались как страны с большим процентом государственных расходов на выплаты пенсий (Австрия, Бельгия), так и страны с относительно низкой долей расходов от ВВП (Норвегия, Нидерланды).

В тоже время в странах с доминированием пессимистичных оценок материального положения пенсионеров доля государственных расходов может также сильно варьироваться - от высокой (Польша, Словения) до сравнительно низкой (Исландия). Выявленная дифференциация может быть следствием наличия многочисленных моделей пенсионных систем, в большинстве случаев носящих комплексный характер, подразумевающий наличие различных дополняющих друг друга составных частей. Удельный вес и устройство каждой составляющей пенсионной системы могут существенно варьироваться по странам. Например, в ряде европейских государств существенную роль играет добровольное пенсионное страхование, в других - обязательное накопительное и др.

Интересно, что во всех странах-участницах проекта большинство населения убеждено, что обеспечение достойного уровня жизни людям в старости – это, прежде всего, задача государства (см. рисунок 2). Отношение населения к роли государства измерялось от 0 баллов (вообще не считаю это задачей государства) до 10 баллов (это всецело задача государства). Минимальный по европейским меркам показатель фиксируется в Швейцарии, а максимальный в Исландии. Россияне сильнее жителей большинства стран-участниц проекта убеждены в ответственности государства за обеспечение достойного уровня жизни пенсионеров.

Рис.2. Представления респондентов об участии государства в обеспечении достойного уровня жизни людям в старости (средний балл, от 0 баллов - «вообще не считаю это задачей государства» до 10 баллов - «это всецело задача государства»)

Что же касается отношения размера пенсии к уровню доходов в период, предшествовавший выходу на пенсию, то страны, сопоставимые по оценкам населением материального положения пенсионеров, например Швейцария и Нидерланды более чем в два раза различаются по значению коэффициента замещения. Исландия и Германия имеют схожие значения коэффициента замещения, однако оценки населением благосостояния пенсионеров в этих странах значимо разняться. Возможно, отчасти, такие различия связаны с абсолютным размером, прежнего дохода и пенсионных выплат, а также с покупательной способностью пенсий. Очевидно, что при низком уровне зарплаты в стране даже сравнительно большое значение коэффициента замещения не гарантирует достойный уровень пенсионного обеспечения.

Таким образом, оценка населением материального положения пенсионеров, статистически значимо не связана с такими показателями, как коэффициент замещения пенсии и государственные расходы на выплаты пенсий в процентах к ВВП. Иными словами, материальное положение пенсионеров в европейских странах, чьи пенсионные системы характеризуются похожими показателями, в одних случаях оценивается населением позитивно, в других - более негативно. Это не позволяет рассматривать эффективность пенсионной системы исключительно с точки зрения расходов государства на выплаты пенсий или способности обеспечивать определенный уровень коэффициента замещения и актуализирует необходимость учета оценок населения, в том числе самих пенсионеров как субъекта системы пенсионного обеспечения.

Заключение. Исследование показало, что страны-участницы проекта ESS весьма дифференцированы по оценкам населения материального положения пенсионеров. Ситуация складывающаяся в России – специфична. По сравнению с другими европейскими странами россияне крайне низко оценивают уровень материального положения пенсионеров. Пенсионеры по сравнению с остальными россиянами демонстрируют более пессимистичную оценку, что во многом обусловлено включенностью в ситуацию. Если в большинстве европейских стран пенсионеры в целом оценивают уровень дохода своей семьи лучше, чем остальное население, то в России – наоборот. Все это позволяет отнести российских пенсионеров к уязвимой в материальном плане категории населения. Очевидно, что в представлении россиян национальная система пенсионного обеспечения не достаточно эффективно реализует возложенные на нее функции, прежде всего, предоставление достойного уровня жизни нетрудоспособным членам общества.

В настоящей публикации рассматриваются лишь некоторые аспекты затрагиваемой проблематики. Проблема оценки населением эффективности системы пенсионного обеспечения заслуживает пристального внимания. Перспективным представляется проведение множественного регрессионного анализа с целью выявления факторов, оказывающих влияние на оценки респондентов.

Библиография
1.
Васильева Е.В. Пенсионная система России и институциональные ловушки // Экономика и управление. 2015. № 11 (121). С. 100-104.
2.
Власов А.С., Мамедли М.О. Сценарный анализ параметров пенсионной системы в контексте устойчивости государственных финансов России // Деньги и кредит. 2017. №8. С. 26-33.
3.
Герман Ю.А. Проблемы оценки эффективности пенсионной системы // Статистика и Экономика. 2014. № 6. С. 22-27.
4.
Дожить до пенсии [Электронный ресурс] // Исследовательский холдинг Romir. 2018. URL: http://romir.ru/studies/dojit-do-pensii (дата обращения: 07.07.2018).
5.
Заболотский Е.Д. Опыт реформирования пенсионных систем стран Европейского союза и возможности его использования в России // Вестник СПбГУ. Экономика. 2017. Т. 33. Вып. 3. С. 472-497.
6.
Конвенция Международной Организации Труда № 102 о минимальных нормах социального обеспечения (Женева, 28 июня 1952 г.) [Электронный ресурс] // Система ГАРАНТ. URL: http://base.garant.ru/2541190/#friends (дата обращения: 07.07.2018).
7.
Мачульская Е.Е. Пенсионные реформы в Европе: можно ли использовать опыт европейских стран в России? // Социальное и пенсионное право. 2017. № 1. С. 34-39.
8.
Орлов С.Н., Шеметов А.П. Пенсионное обеспечение в Российской Федерации. Курган: Изд-во Курганского государственного ун-та, 2013. 106 с.
9.
Пудовкин А.В. Мировой опыт формирования пенсионных систем и возможности его использования в России / Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Москва. 2017. 201 с.
10.
Работающие россияне – за стабильность пенсионной системы [Электронный ресурс] // Официальный информационный ресурс ВЦИОМ. Пресс-выпуск № 2811. 2015. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=10 (дата обращения: 07.07.2018).
11.
Соловьев А.К., Герман Ю.А. Коэффициент замещения трудовой пенсии: методы исчисления и проблемы применения // Уровень жизни населения регионов России. 2013. № 5 (183). С. 30-43.
12.
Что мы знаем о накопительных пенсиях [Электронный ресурс] // Официальный информационный ресурс ВЦИОМ. Пресс-выпуск № 2894. 2015. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=115339 (дата обращения: 07.07.2018).
13.
Эксперты о намерении ратифицировать 102-ю Конвенцию МОТ [Электронный ресурс] // Информационно-аналитический портал Лаборатория пенсионной реформы. URL: http://pensionreform.ru/92350 (дата обращения: 07.07.2018).
14.
OECD Pensions at a Glance 2015: OECD and G20 Indicators, OECD Publishing. Paris. 2015. 332 p.
15.
OECD Pensions at a Glance 2017: OECD and G20 indicators. OECD Publishing. Paris. 2017. 167 p.
16.
Pension Adequacy in the European Union 2010-2050 [Электронный ресурс]. URL: http://ec.europa.eu/eurostat/cache/metadata/en/spr_esms.htm (дата обращения: 07.07.2018).
17.
Pension Reform and the development of pension systems [Электронный ресурс] // The World Bank. Washington D.C. 2006. 143 p. URL: http://lnweb90.worldbank.org/oed/oeddoclib.nsf/DocUNIDViewForJavaSearch/43B436DFBB2723D085257108005F6309/$file/pensions_evaluation.pdf (дата обращения: 07.07.2018)
References (transliterated)
1.
Vasil'eva E.V. Pensionnaya sistema Rossii i institutsional'nye lovushki // Ekonomika i upravlenie. 2015. № 11 (121). S. 100-104.
2.
Vlasov A.S., Mamedli M.O. Stsenarnyi analiz parametrov pensionnoi sistemy v kontekste ustoichivosti gosudarstvennykh finansov Rossii // Den'gi i kredit. 2017. №8. S. 26-33.
3.
German Yu.A. Problemy otsenki effektivnosti pensionnoi sistemy // Statistika i Ekonomika. 2014. № 6. S. 22-27.
4.
Dozhit' do pensii [Elektronnyi resurs] // Issledovatel'skii kholding Romir. 2018. URL: http://romir.ru/studies/dojit-do-pensii (data obrashcheniya: 07.07.2018).
5.
Zabolotskii E.D. Opyt reformirovaniya pensionnykh sistem stran Evropeiskogo soyuza i vozmozhnosti ego ispol'zovaniya v Rossii // Vestnik SPbGU. Ekonomika. 2017. T. 33. Vyp. 3. S. 472-497.
6.
Konventsiya Mezhdunarodnoi Organizatsii Truda № 102 o minimal'nykh normakh sotsial'nogo obespecheniya (Zheneva, 28 iyunya 1952 g.) [Elektronnyi resurs] // Sistema GARANT. URL: http://base.garant.ru/2541190/#friends (data obrashcheniya: 07.07.2018).
7.
Machul'skaya E.E. Pensionnye reformy v Evrope: mozhno li ispol'zovat' opyt evropeiskikh stran v Rossii? // Sotsial'noe i pensionnoe pravo. 2017. № 1. S. 34-39.
8.
Orlov S.N., Shemetov A.P. Pensionnoe obespechenie v Rossiiskoi Federatsii. Kurgan: Izd-vo Kurganskogo gosudarstvennogo un-ta, 2013. 106 s.
9.
Pudovkin A.V. Mirovoi opyt formirovaniya pensionnykh sistem i vozmozhnosti ego ispol'zovaniya v Rossii / Dissertatsiya na soiskanie uchenoi stepeni kandidata ekonomicheskikh nauk. Moskva. 2017. 201 s.
10.
Rabotayushchie rossiyane – za stabil'nost' pensionnoi sistemy [Elektronnyi resurs] // Ofitsial'nyi informatsionnyi resurs VTsIOM. Press-vypusk № 2811. 2015. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=10 (data obrashcheniya: 07.07.2018).
11.
Solov'ev A.K., German Yu.A. Koeffitsient zameshcheniya trudovoi pensii: metody ischisleniya i problemy primeneniya // Uroven' zhizni naseleniya regionov Rossii. 2013. № 5 (183). S. 30-43.
12.
Chto my znaem o nakopitel'nykh pensiyakh [Elektronnyi resurs] // Ofitsial'nyi informatsionnyi resurs VTsIOM. Press-vypusk № 2894. 2015. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=115339 (data obrashcheniya: 07.07.2018).
13.
Eksperty o namerenii ratifitsirovat' 102-yu Konventsiyu MOT [Elektronnyi resurs] // Informatsionno-analiticheskii portal Laboratoriya pensionnoi reformy. URL: http://pensionreform.ru/92350 (data obrashcheniya: 07.07.2018).
14.
OECD Pensions at a Glance 2015: OECD and G20 Indicators, OECD Publishing. Paris. 2015. 332 p.
15.
OECD Pensions at a Glance 2017: OECD and G20 indicators. OECD Publishing. Paris. 2017. 167 p.
16.
Pension Adequacy in the European Union 2010-2050 [Elektronnyi resurs]. URL: http://ec.europa.eu/eurostat/cache/metadata/en/spr_esms.htm (data obrashcheniya: 07.07.2018).
17.
Pension Reform and the development of pension systems [Elektronnyi resurs] // The World Bank. Washington D.C. 2006. 143 p. URL: http://lnweb90.worldbank.org/oed/oeddoclib.nsf/DocUNIDViewForJavaSearch/43B436DFBB2723D085257108005F6309/$file/pensions_evaluation.pdf (data obrashcheniya: 07.07.2018)