Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1989,   статей на доработке: 305 отклонено статей: 758 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Феномен «пролетарского туризма» в 30-е годы ХХ века: объекты посещения, информационное обеспечение, идеология
Шульгина Ольга Владимировна

доктор исторических наук, кандидат географических наук

профессор, заведующий кафедрой географии Московского городского педагогического университета

129226, Россия, г. Москва, пр-д 2-Й сельскохозяйственный, 4

Shulgina Olga

Professor, Chair of the Department of Geography, Moscow City Teachers’ Training University

129226, Russia, g. Moscow, pr-d 2-I sel'skokhozyaistvennyi, 4

olga_shulgina@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Шульгина Дарья Павловна

кандидат искусствоведения

доцент, кафедра истории, Московский городской педагогический университет

Shul'gina Dar'ya Pavlovna

PhD in Art History

Associate Professor of the Department of History at the Moscow City Pedagogical University

fsvids@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Статья посвящена анализу феномена «пролетарского туризма» как воплощения нового революционного подхода к организации туристского движения в период активного становления советского образа жизни в 1930-е годы в СССР. Предметом исследования являются особенности развития пролетарского туризма в контексте социально-экономического развития советского государства и во взаимосвязи с формированием новых и трактовкой существующих объектов культурного наследия страны. На основе документальных источников, путеводителей и других дореволюционных изданий охарактеризованы условия и факторы развития пролетарского туризма, представлены его идеологические основы и приоритетные объекты туристских посещений. Особое внимание уделено новым для того времени видам туризма: производственного, аграрного, изыскательского, антипаломничества В основу исследования положены историко-генетический, историко-географический, проблемно-аналитический и ретроспективный методы, а также метод системно-структурного анализа Новизна исследования заключается в том, что впервые так системно и в исторической обусловленности представлен феномен пролетарского туризма 1930-1936 гг. Показано отличие этого феномена от дореволюционных традиций экскурсионно-просветительской и туристской деятельности, а также отличие от «золотого десятилетия» в развитии экскурсионного дела и краеведения 1918-1929 гг. Раскрыты идеологические установки пролетарского туризма и рассмотрен процесс его реализации. Подчеркнуто изменение приоритетных для туристского показа объектов культурного наследия.Выявлено значительное снижение уровня информационного туристского обеспечения, выразившееся в уменьшении по сравнению с дореволюционным периодом количества издаваемых путеводителей и видовых открыток, а также в снижении их качества.

Ключевые слова: пролетарский туризм, идеология туризма, производственный туризм, агротуризм, культурное наследие, объекты туризма, монументальная пропаганда, издательско-пропагандистская деятельность, туристские маршруты, путеводители

DOI:

10.7256/2454-0609.2018.5.26932

Дата направления в редакцию:

19-07-2018


Дата рецензирования:

23-07-2018


Дата публикации:

29-10-2018


Abstract.

The article is focused on analyzing the phenomenon of “proletarian tourism” as the embodiment of a new revolutionary approach to the organization of tourist traffic in the period of the active development of the Soviet way of life in the 1930s in the USSR. The article's research subject is the features of the development of proletarian tourism in the context of the socio-economic development of the Soviet state and in conjunction with the formation of new and the reinterpretation of the existing cultural heritage sites of the country. On the basis of documentary sources, guidebooks and other pre-revolutionary publications, the author describes the conditions and factors in the development of proletarian tourism, its ideological foundations and primary objects of tourist visits. The author pays particular attention to the new types of tourism of that period: industrial, agrarian, exploratory, and anti-pilgrimages. The study is based on historical-genetic, historical-geographical, problem-analytical and retrospective research methods, as well as the method of system-structural analysis. The novelty of this research is that for the first time in historiography the phenomenon of proletarian tourism in the years 1930-1936 is presented in such a systematic and historical manner. The author demonstrates the difference of this phenomenon from the pre-revolutionary traditions of excursional, educational, and tourist activities, as well as the differences from the “golden decade” in the development of guided excursions and local history studies of 1918-1929. The article reveals the ideological attitudes of proletarian tourism and examines the process of its implementation. The author also underlines the changes in the primary cultural heritage sites of tourist destinations. A significant decrease in the level of tourist information support was found, reflected in the decrease in the number of published guidebooks and view cards as compared to the pre-revolutionary period, as well as in a decrease in their quality.

Keywords:

publishing and propaganda activities, monumental propaganda, objects of tourism, cultural heritage, agritourism, industrial tourism, ideology of tourism, proletarian tourism, tourist routes, guidebooks

Феномен пролетарского туризма, как воплощение нового революционного подхода к организации туристского движения в период активного становления советского образа жизни, складывался постепенно. Период его активного развития пришелся на 1930 – 1936 гг., но влияние идеологических основ и принципов пролетарского туризма было ощутимо все последующие годы советского периода на большей части территории СССР за исключением, пожалуй, только республик Прибалтики.

В первые годы советской власти традиции дореволюционной экскурсионно-просветительской и туристской деятельности [22] продолжались, насколько это было возможно в те сложные времена. Национализация, коснувшаяся коммерческих сфер экономики, эту сферу практически не затронула, поскольку в России и не было к тому времени туристских бизнес-структур. Больше того, воспитательно-познавательная направленность туризма поддерживалась молодым советским государством, старавшимся, в том числе, и с помощью туризма прививать населению коммунистическую идеологию. В отличие от дореволюционного периода, когда туризм в основном был самодеятельным, клубным, развивался на энтузиазме историков-краеведов, учительской, научной и другой образованной общественности, в послереволюционный период туризм был взят под контроль государства и постепенно менял свою идеологическую сущность. Из досуговой сферы он стал постепенно перемещаться в сферу идеологии.

Период с 1918 по 1929 гг. по праву называют «золотым десятилетием» в развитии экскурсионного дела и краеведения. Накопленный на рубеже XIX– ХХ веков опыт организации школьных экскурсий и краеведческой деятельности поначалу оказался очень востребованным. В новой, советской России развивалось массовое культурно-научное движение, способствующее как широкому просвещению молодого поколения, так и сохранению культурного наследия нашей страны.

Несмотря на тяжелое время - гражданскую войну, голод, разруху – в 1918 г. в Советской России при Народном комиссариате просвещения (Наркомпросе) было создано специальное бюро школьных экскурсий. Нарком А.В. Луначарский поручил профессору И.И. Полянскому организовать комиссию ученых для выбора в окрестностях Петрограда мест для экскурсионных станций – баз проведения экскурсий для школьников. В итоге было создано шесть экскурсионных станций: Павловская, Детскосельская, Лахтинская, Сестрорецкая, Петергофская и при Каменноостровском сельскохозяйственном институте.

Одновременно в Павловске были открыты курсы для учителей по обучению приемам экскурсионной работы. Экскурсии, по замыслу организаторов этих курсов, должны были стать необходимой и важной составляющей школьного обучения. Этим светлым и методически оправданным замыслам суждено было воплотиться, к сожалению, не повсеместно и на краткий период. Однако идеи образовательного туризма, заложенные в те годы, актуальны и в настоящее время. Важно, что школьная экскурсионно-образовательная деятельность не ограничивалась рамками отдельных дисциплин: географии, биологии, истории, геологии, почвоведения, а предусматривала знакомство учащихся с шедеврами живописи и архитектуры, со всеми сокровищами культуры, собранными в музеях Петрограда и других городов страны. Были и отдельные - естественнонаучные и гуманитарные - экскурсионные программы.

Экскурсионное дело было тогда тесно связано с краеведением, которое активно развивалось и было, помимо традиционных историко-географических изысканий, направлено и на поиск новых полезных ископаемых, важных для местной промышленности и строительства. В 1921 г. при поддержке Народного комиссариата просвещения РСФСР и Академии наук было создано Центральное бюро краеведения (ЦБК), которое возглавил академик С.Ф. Ольденбург, активно занимавшийся вопросами развития туризма и экскурсионной деятельности. В ЦБК приходило много писем от краеведов из различных уголков страны. Частично они публикованы в издававшихся тогда специальных журналах: «Краеведение» (1923–1929) и «Известия ЦБК» (1925–1929).

Такая активная туристско-краеведческая деятельность привела к расширению географии российского туризма. Если с 1918 по 1920 г. эта деятельность в основном была локализована в Петроградской и Московской губерниях, то после окончания Гражданской войны и с началом экономического роста в период Новой экономической политики (НЭП) к 1924 г. она распространилась и на другие регионы России.

В Москву и Петербург начали приезжать туристы из различных городов страны. Развитию туризма способствовало и быстрое расширение сети историко-революционных музеев. Только за период с 1918 по 1923 гг. в стране возникло 270 таких музеев, в том числе, 80 музеев революции. Они открывались во всех недавно образованных республиках СССР, в губернских, уездных и даже волосных центах, иногда в бывших усадьбах и монастырях [21]. В 1924 г. Центральный музей революции был открыт в Москве.

Развивалось научное и методическое обеспечение экскурсионной, туристской и краеведческой деятельности. Многие проблемы обсуждались на краеведческих конференциях, где выступали выдающиеся ученые и краеведы. Выпускались теоретические труды и практические рекомендации по проведению экскурсий, которые до сих пор являются классикой развития экскурсионно-туристского дела. Ярким примером таких основополагающих работ является книга руководителя Павловской экскурсионно-инструкторской станции профессора Б.А. Райкова «Методика и техника проведения экскурсий», изданная в 1921 г. [20].

Постепенно эта большая экскурсионно-туристская и краеведческая деятельность стала все более наполняться активным идеологическим и политическим содержанием, что можно заметить даже по названиям издававшихся журналов и новых туристских обществ. В 1922 г. начал издаваться журнал «Экскурсионный вестник», а с 1923 г. – журнал «Советский турист».

При этом, начиная с 1924 г., экскурсионные станции, созданные по дореволюционным традициям просветительской деятельности, начали закрываться. Отдел внешкольного образования Наркомпроса, занимавшийся привлечением к экскурсионной деятельности работников образования, был преобразован в Главный политико-просветительный комитет республики – Главполитпросвет. От работников экскурсионных станций настойчиво требовали вести политико-воспитательную работу. Российское общество туристов (РОТ), созданное в 1901 г. воспринималось уже как устаревшее, носящее пережитки мелкобуржуазности и праздности.

На смену дореволюционным общественным организациям пришли новые советские формы. В 1928 г. в СССР было организовано общество «Советский турист», а в 1929 г. - Общество пролетарского туризма - ОПТ СССР, которое с 1930 г. стало называться обществом пролетарского туризма и экскурсий – ОПТЭ [4].

Новые политические ориентиры, политизация всех общественных процессов в сочетании с принятием теории обострения классовой борьбы в период построения социализма привели к насильственной ликвидации старых форм работы и репрессиям в отношении проводивших их специалистов и общественных деятелей. В 1929–1931 гг. экскурсионно-краеведческое движение в традиционном дореволюционном российском его понимании было практически уничтожено.

Одним из первых подверглось репрессиям Общество изучения русской усадьбы (ОИРУ). Оно было основано в 1922 году искусствоведами, историками и краеведами, которых озаботили проблемы неминуемого разрушения национализированных и брошенных дворянских усадеб, как одной из важных отличительных черт русской культуры, российского культурного ландшафта. Члены общества поставили цель зафиксировать архитектуру русской усадьбы, которая с XVIII века стала видным культурным явлением, сохранить для музеев исторические и культурные ценности, по возможности поддержать и сохранить природно-архитектурные усадебные комплексы в целом. В 1930 г. ОИРУ было закрыто, а его деятельность признана вредной, направленной на сохранение памяти об эксплуататорском классе.

Подобная судьба постигла и краеведческое движение вместе с его руководящим органом – Центральным бюро краеведения. К 1929 г. количество краеведческих организаций в стране достигало двух тысяч. Они собирали сведения о природных ресурсах, охраняли памятники истории и культуры, изучали народное творчество, быт, хозяйственную деятельность населения, создавали музеи и совместно с ними вели просветительскую работу. Однако к 1930-м годам краеведение перестало вписываться в официальную идеологию и политику советского государства.

В 1930 г. краеведческие организации были распущены, многие ученые-краеведы были репрессированы, их работа названа «гробокопательством», а экскурсионно-туристская литература, изданная до 1921 г., подвергнута пересмотру и частичному изъятию. Была поставлена задача переиздания дореволюционных путеводителей с наполнением их новым, революционным содержанием: памятниками героям революции, местами революционных событий, а также на свидетельствами достижений советского строительства.

Развитие туризма в Советской России продолжалось уже с другими идеологическими ориентирами [6]. Образовательный туризм приобретал все более пропагандистскую направленность, нацеленную на прославление идей и строек социализма. К этому были подключены не только специализированные туристские, но и общественные организации. Например, еще в 1926 г. Московский комитет комсомола провел первую массовую молодежную экскурсию (300 человек) на строительство первой в СССР гидроэлектростанции-Волховской ГЭС. Несмотря на полное отсутствие элементарного комфорта: плацкартные полки в три яруса, отсутствие отопления, электричества, постельного белья – комсомольцы-туристы стойко выдержали четырехсуточное путешествие по железной дороге. Эта поездка и ее успех положили начало развертыванию компании за массовый молодежный туризм в СССР туризм, отличающийся от зарубежного и российского дореволюционного тем, что путешественники не предъявляли особых требований к комфорту, готовы были стойко выносить неудобства и ехали не ради праздного отдыха, а для политического и идеологического просвещения.

В СССР воплощалась концепция пролетарского туризма, инициатором которой выступил ВЛКСМ. Пролетарский туризм должен был вырабатывать выносливость к спартанским условиям путешествий, был нацелен на культурно-политическую работу и трактовался как одна из форм классовой борьбы в период строительства социализма [5, 7, 8, 9, 10]. Сформировались тогда в пролетарском туризме и его уникальные виды: производственный туризм, агротуризм, изыскательский туризм, антипаломничество и др.

В 1930-е годы в процессе реализации идей пролетарского туризма организовывались в основном туристские маршруты трех главных видов:

«1. Краеведные с задачами отдыха в условиях знакомства с плановым строительством в отдельных республиках и областях.

2. Производственные с задачами повышения квалификации (обмена опытом), расширения производственного кругозора и политической активности трудящихся.

3. Сельскохозяйственные с задачами знакомства с путями социалистического строительства в сельском хозяйстве и обмена опытом в этом строительстве» [14: с.9].

Туризм был всецело поставлен на службу выполнения основных государственных задач того периода: пятилетку за четыре года догнать и перегнать передовые капиталистические страны в развитии промышленности; сломать старый деревенский уклад.

Общество пролетарского туризма и экскурсий развернуло настолько широкомасштабную деятельность, что туризм стал своего рода массовой формой участия трудящихся в строительстве социализма [2, 3, 11, 12, 13, 16]. Ячейки ОПТЭ участвовали в подготовке к весеннему севу, туристские агитбригады вели лекционную и разъяснительную работу с крестьянами и в период коллективизации; осуществляли шефство над предприятиями и колхозами.

Выполнялась важная задача политической активизации экскурсий, чтобы трудящиеся использовали свой отпуск и свободное от работы время для знакомства с ходом, проблемами и достижениями социалистического строительства. Были разработаны специальные рекомендации по выбору экскурсий во время отпуска, чтобы рабочие и крестьяне могли не только отдохнуть, но и повысить свой производственный кругозор и свою квалификацию. Например, для металлистов рекомендовался Урал, для агрономов – Кавказ, для педагогов школ с сельскохозяйственным уклоном – Центрально-Черноземная область. Желающим получить полное представление о социалистическом строительстве в СССР, предлагались так называемые центральные маршруты: Москва, Ленинград, Волга и т.п. с дальнейшим переходом на южные маршруты – Крым, Кавказ [17].

Предлагаемые маршруты были как общими, так и профессионально-ориентированными. В качестве примера приведем рекомендованные планы экскурсий по Москве для текстильщиков, которые подразделялись на общие и профессиональные экскурсии.

План специальной экскурсии включал посещение старых и новых текстильных предприятий, Центрального института труда в области текстильной промышленности, Текстильного института, рабочего текстильного района и клуба для знакомства с новыми формами культурного быта, а также экскурсию по Красной Пресне с акцентом на роль текстильщиков в революции 1905 года.

План общей экскурсии включал обзорный маршрут по городу, посещение музея Революции, музея Ленина, планетария, музея Дарвина, зоопарка, музея Наркомздрава (лечение профессиональных заболеваний), музея охраны труда и Третьяковской галереи, где должна быть проведена музейная экскурсия по теме «Классовые основы искусства».

Аналогично строились планы экскурсий для металлургов, для торговых работников, представителей колхозного крестьянства, преподавателей и прочих профессиональных групп. Общие экскурсии для этих групп были теми же, что и для текстильщиков, но с учетом квалификационно-профессиональных интересов.

Для каждого маршрута были разработаны списки экскурсионных пунктов и темы экскурсий. Например, по маршруту «Промышленность» в Ленинграде рекомендовалось посетить заводы, фабрики, лаборатории, научно-исследовательские институты, ленинградский порт. Рекомендованные темы экскурсий: «Социалистическая рационализация производства; реконструкция промышленности Ленинграда по отраслям. Крупное машиностроение в Ленинграде. Организация труда на советском производстве; общественные формы организации труда; социалистическое соревнование, работа ударных бригад, роль рабочего изобретательства; технические достижения советской промышленности; научно-исследовательская работа в области промышленности; роль Ленинградского порта в пятилетнем плане экспорта и импорта СССР и т.д.» [14: с. 33].

Рекомендации по проведению историко-культурных экскурсий в пригородах Ленинграда включали в качестве объектов посещение Петергофа, Детского села (бывшее Царское Село), Павловска, Гатчины. Темы загородных экскурсий были, например, такие: «Расцвет самодержавия; крепостное право как одно из условий расцвета самодержавия; социальные условия и силы, приведшие к падению самодержавия; «Военщина, как один из элементов самодержавия; Павловская вельможная дворцовая усадьба» [14: с. 34].

В городах туристы могли останавливаться в общежитиях предприятий, в гостиницах. На основных маршрутах за пределами больших городов была создана сеть туристских баз с минимальным благоустройством, где туристам предоставлялись следующие услуги: бесплатные консультации, экскурсии, ночлег и питание, транспорт. Членам профсоюзов на транспорт давалась 50-процентная скидка.

Велась активная издательско-пропагандистская деятельность. В 1929 г. началось издание журнала Общества пролетарского туризма (ОПТ) и Общества пролетарского туризма и экскурсий (ОПТЭ) «На суше и на море». В 1930 г. издательство «Физкультура и туризм» выпустило массовую серию «Библиотека пролетарского туризма». В 1931 г. начал выходить журнал «Турист-активист». Туризм в начале 1930-х годов развивался под лозунгами «Туризм и экскурсии способствуют выполнению пятилетки в четыре года», «Пролетарский турист – исследователь производительных сил страны» [18: с. 8 и 31].

В 1932 г. прошел первый всесоюзный съезд ОПТЭ. К этому времени в обществе насчитывалось уже 800 тыс. членов, оно имело более 300 турбаз в различных регионах страны. Съезд определил самодеятельный туризм, самодеятельное туристское путешествие как основную и наиболее ценную форму туристских путешествий, так как они обеспечивают наилучшее сочетание и выполнение задач для отдыха трудового пролетариата и крестьянства. Была осуждена бывшая практика акционерного общества «Советский турист», которая была названа «деляческой», ориентированной на получение прибыли, на развитие коммерческих форм туризма. ОПТЭ не выступало за полную отмену «путевочного туризма», но наиболее ценными считало самодеятельные туристские походы. При этом отмечалось, что самодеятельный туризм требует повседневного руководства и обслуживания, поскольку без этого он принимает стихийный характер, скатывается к самотеку, к «бродяжничеству», отходит от выполнения основных задач, стоящих перед пролетарским туризмом.

В послереволюционный период в стране продолжал развиваться и лечебно-оздоровительный туризм, однако этим видом деятельности занимался Наркомат здравоохранения и по сути он выпадал из общей концепции пролетарского туризма поскольку опирался на сравнительно развитую еще с дореволюционных времен инфраструктуру и имел главную цель – оздоровление трудящихся. Еще в 1920 г. В.И. Лениным был подписан Декрет «Об использовании Крыма для лечения трудящихся», благодаря которому открылись десятки курортов на южном берегу Крыма, на Кавказе и в других регионах страны. Время между процедурами заполнялось лекциями, чтением газет, спортивными играми, обучением грамоте. Курорты стали своего рода витриной, воплощением мифа о красивой жизни в эпоху диктатуры пролетариата, куда путевки выдавались бесплатно (за счет профсоюзов). Однако рабочие и колхозники в этих санаториях составляли не более 40%, остальные места занимали представители партийно-государственной элиты.

Одновременно Советское государство начало развитие и коммерческих форм туризма для привлечения иностранных туристов в качестве одного из источников поступления в страну иностранной валюты. В 1929 году было принято решение о создании Всесоюзного акционерного общества по иностранному туризму в СССР, которое получило название «Интурист». В середине 1930-х годов «Интурист» получил в свое распоряжение сеть гостиниц, ресторанов и транспортные средства (как правило, ему передавались лучшие дореволюционные гостиницы Москвы, Ленинграда, Сочи, Ялты, Одессы, Владивостока и некоторых других городов).

«Интурист» вел активную деятельность по привлечению иностранцев в Советский Союз. Помимо столичных городов, он организовывал маршруты в Крым, на Кавказ, по Волге. Для рекламных целей издавались брошюры на нескольких европейских языках, выпускались рекламные почтовые карточки и конверты.

«Интурист» являлся особой организацией, развивавшей свою деятельность вне концепции пролетарского туризма. Существовало жесткое разграничение подходов в организации отечественного и зарубежного туризма. Отличия касались и уровня сервиса, и коммерческой деятельности, которая развивалась прежде всего в международном туризме. Именно благодаря «Интуристу» в СССР сохранились российские традиции экскурсионного дела. Однако мирового уровня обслуживания туристов в Советской России «Интуристу» достичь так и не удалось, и по началу бурный поток любопытствующих иностранцев стал иссякать. Многих не устраивал плохой транспорт, плохое питание, неприветливость и грубость обслуживающего персонала, всевозможные дополнительные поборы. Не все маршруты привлекали: иностранцы ехали в основном в Ленинград, Москву, на Кавказские минеральные воды и на черноморские курорты (в Сочи, Гагры, Ялту, Одессу).

«Интурист» занимался и организаций выезда в зарубежные страны ограниченного числа отечественных туристов. Первая заграничная круизная поездка советских граждан вокруг Европы была организована в 1930 г. В нее отправились на теплоходе «Абхазия» 257 ударников социалистического труда.

В результате этой деятельности начала складываться новая география туризма. В основном она повторяла дореволюционную картину территориальной туристской привлекательности, но при этом туризм начал охватывать своими маршрутами и новые регионы страны. Существенно изменился характер туристских поездок и еще более резко изменились объекты культурного наследия, рекомендованные для посещения и осмотра туристами.

Основные объемы туристских путешествий приходились на традиционные направления: крупные столичные города, Крым, Кавказ и Волга. Больший поток туристов, чем в дореволюционные годы, стала принимать Москва, что было обусловлено не только ее выгодным экономико-географическим положением на пересечении основных железнодорожных магистралей, но и ее новой ролью в качестве столицы огромного Советского государства.

Москва позиционировалась не только как древний столичный город, но и как центр революционного движения, место первой русской революции 1905 года, место работы и захоронения вождя российского и мирового пролетариата В.И. Ленина.

Практически сразу же после переезда советского правительства в Москву московский Кремль был закрыт для посещений и стал местом проживания и работы высшей партийной и советской номенклатуры. С конца 1920-х годов началось закрытие и разрушение московских храмов и монастырей. В старой Москве с ее древней архитектурой началась пропаганда новой Москвы, нового советского строительства, которая достигла своего апофеоза к середине 1930-х годов, когда фактически главными объектами для туристского показа стали новые советские административные здания и станции московского метрополитена. Интерьеры станций метро создавались с великолепным художественным оформлением, прославлявшим в том числе героический труд строителей социализма. Московское метро сразу превратилось в почти обязательный объект посещения туристов как отечественных, так и иностранных.

В 1939 году была открыта Всесоюзная сельскохозяйственная выставка (ВСХВ), будущая Выставка достижений народного хозяйства. На ней демонстрировались высокие достижения коллективного сельского хозяйства, но и сама она была впечатляющим комплексом, демонстрирующим социалистическую архитектуру, скульптуру, парковое искусство. Выставка сразу стала местом массовых потоков туристов из разных уголков Советского Союза.

Сохранялся интерес к подмосковным усадьбам, многие из которых были сохранены и даже отреставрированы. В большинстве из них были открыты дома отдыха и санатории, а если они использовались как музеи, то несли своеобразную смысловую нагрузку (например, знаменитая подмосковная усадьба Останкино стала «Останкинским дворцом-музеем творчества крепостных».

Бывший Санкт-Петербург, а к тому времени уже Ленинград, наоборот, понизил свой административный уровень, став всего лишь областным центром. Однако история и архитектура города продолжала привлекать значительное число туристов и экскурсантов. Его историческое значение даже возросло, учитывая тот факт, что в нем свершилась Великая Октябрьская социалистическая революция 1917 года. Город на Неве стали называть не иначе как «Колыбелью революции».

Важно отметить, что в Ленинграде не было такого масштабного разрушения церквей и монастырей, как в Москве. Монументальные храмы XVIII и XIX веков, построенные выдающимися русскими и западноевропейскими архитекторами, были признаны памятниками истории и культуры и являлись обязательными объектами показа. При этом почти все они использовались как музеи или были приспособлены по другие, более утилитарные цели. Так, например, Казанский собор стал Музеем религии и атеизма, в Исаакиевском соборе, превращенном по сути в архитектурно-художественный музей, едва ли не центральным экспонатом стал маятник Фуко, демонстрирующий вращение Земли вокруг своей оси. Многие выдающиеся церковные сооружения были превращены в склады (например, храм Спаса на Крови, построенный на месте убийства террористами императора Александра II). И все же общий столичный и имперский образ Санкт-Петербурга сохранился и в Ленинграде. Именно этим город неизменно привлекал к себе значительно большее количество иностранных туристов, чем Москва.

Новым центром туристского притяжения стали национализированные царские дворцы и парки в пригородах Ленинграда. Все они были превращены в музеи, и поездки в бывшие дворцы стали практически обязательным атрибутом туристского посещения этого региона.

Значительно снизилась туристская роль Киева, который не сразу стал столицей Украинской Советской Социалистической Республики. После революционных событий столицей Украины был выбран Харьков (он оставался столичным городом до 1934 года), как город более пролетарский, с ярко выраженными рабочими, а не торговыми и тем более религиозными, традициями. Роль Киева, как центра паломничества, в первые советские годы также резко сократилась. Знаменитая Киево-Печерская лавра к 1930-м годам была закрыта как монастырь, и в ней остались только музейные функции. Харьков же в качестве новой социалистической столицы Украины, туристского интереса не представлял и не смог привлечь к себе значительный туристский поток.

Традиционными туристскими центрами остались Крым, Кавказ и Волга, на которой сохранилась система пароходных маршрутов, привлекавшая не только значительное число внутренних туристов, но и активно рекламируемая в качестве туристского маршрута для зарубежных посетителей. В этих традиционных районах главными объектами посещения становились теперь не церкви и монастыри, а памятники революции, места жизни и творчества революционеров-демократов, выдающихся русских писателей, поэтов, художников, музыкантов, а также заводы, фабрики, карьеры, плотины, колхозы и другие объекты, свидетельствующие о развитии социалистического народного хозяйства.

При этом важно подчеркнуть, что со второй половины 1920-х годов начала активно расширяться география туристских маршрутов. Это расширение входило в число главных задач Общества пролетарского туризма и экскурсий, таких как:

- распространение среди трудящихся идей организованного туризма, закаляющего здоровье и характер;

- изучение техники туризма и освоение новых маршрутов по СССР;

- содействие обороне страны, помощь производству, внедрение элементов краеведения.

Новыми туристскими направлениями становились следующие типы территорий:

1. Районы нового социалистического строительства. Среди них можно назвать: Днепрострой на Украине [1]; новые социалистические стройки на Европейском Севере (порт в Мурманске, Кондопожская бумажная фабрика, Волховская ГЭС); формирование столицы Сибирского края в Новосибирске, металлургические гиганты в Кузнецке, шахты Донбасса и Кемеровского края.

2. Места социалистического преобразования сельского хозяйства: совхоз «Гигант» в ставропольских степях; совхозы и коммуны Центрально-Черноземной области; места выращивания экзотических культур в Закавказье.

3. Районы проживания различных народов Советского Союза и знакомство с этнографическими традициями: Дагестан и республики Северного Кавказа; Горный Алтай; республики Средней Азии.

4. Природные достопримечательности: Уральские горы и граница Европы и Азии, озер Байкал, Боровое («Сибирская Швейцария»), природные красоты Алтайского края и даже вершины Памира.

Туристские маршруты продвигались в Карелию, Поволжье, Западную Сибирь, Заполярье, Среднюю Азию, на Алтай и в другие районы. Сдерживалось их распространение медленным развитием дорожного строительства и фактическим отсутствием инфраструктуры туризма на большей части территории страны. Тем не менее Обществу пролетарского туризма и экскурсий удалось обеспечить массовость и дешевизну туристских поездок. В 1932 г. в ОПТЭ входило около миллиона человек, а в путешествиях и экскурсиях, которые оно организовывало, участвовало около 7 млн советских граждан [20: с. 51].

Обращает на себя внимание падение уровня информационного обеспечения туристского движения в 30-е годы. Если дореволюционный период стал начальным этапом издания путеводителей, то 1920-е годы стали своего рода бумом краеведческих изданий, который происходил практически во всех регионах страны. Однако в следующем десятилетии все эти региональные издания сошли практически на нет, что стало связано с ликвидацией краеведческого движения и усилением государственной цензурой.

Сравнивая дореволюционные путеводители и путеводители 1930-х годов, можно легко заметить значительное снижение объема информации. Из путеводителей исчезает подробное описание экономического развития той или иной территорий и цифровые показатели роста промышленного местного производства, изымаются массивы информации по истории храмов и монастырей (остается лишь краткое описание отдельных выдающихся объектов), о княжеской истории и истории развития купеческой торговли и пр. Добавляются тексты по революционной истории края, но и они не очень информативны, так как многие регионы не имели ярко выраженных революционных традиций.

Почти на нет сходит местное издание открыток, их выпускается очень мало и плохого качества. Это объясняется тем, что в дореволюционный период этим занимались, как правило, частные издатели, которые не только старались продать свой товар, но и вели конкуренцию с другими издателями, боролись за качество и разнообразие изданий. У советского государства до этих мелочей просто не доходили руки. Характерен следующий пример: в изданном в 1991 году Всероссийским обществом охраны памятников истории и культуры «Альбоме-каталоге почтовых карточек, открытых писем с видами старого города Рыбинска» представлено примерно 450 известных сюжетов дореволюционных открыток с видами этого города, из них за все годы советской истории по Рыбинску было выпущено всего 18 открыток [20].

После революционных событий 1917 г. культурная жизнь России претерпевает радикальные изменения, меняется отношение к культурному наследию. Это не могло отразиться и на туризме – сам туризм как деятельность понимается теперь иначе, соответственно изменяется и состав объектов туризма. Экскурсии становятся частью программы идеологического просвещения.

С 1918 г. в РСФСР реализовывается ленинский план монументальной пропаганды, в соответствии с которым сносятся или видоизменяются памятники «в честь царей и царских слуг», которые были признаны не имеющими художественной ценности. Их заменяют монументы деятелям мирового революционного движения, прогрессивным на взгляд большевиков, деятелям культуры, аллегорические многофигурные композиции на темы труда и борьбы с капиталом. Большая часть этих памятников первых послереволюционных лет возводилась в период послереволюционной разрухи и из недолговечных материалов, поэтому в 1930-е гг. они были снесены или заменены на более долговечные. Однако принципы ленинской монументальной пропаганды сохраняются вплоть до 1991 года, и памятники революционным деятелям становятся главными достопримечательностями городов.

Были упразднены или снесены церкви и монастыри, за исключением наиболее ценных с художественной точки зрения – в основном как ценные рассматривались постройки допетровского времени, а культовые постройки XIX в. пострадали в наибольшей степени. Были национализированы дворянские усадьбы, при этом находившиеся в них коллекции произведений искусства, мебель и т.д. вывозились и распределялись по центральным и местным музеям или ведомственным учреждениям. Несмотря на то, что до 1925 г. бывшие владельцы загородных поместий продолжали проживать в них, были предприняты первые попытки музеефикации усадебных комплексов. Так, например, один из первых музеев-заповедников был создан в усадьбе Л.Н. Толстого в Ясной Поляне (Тульская губерния) в 1921 году. Первыми директорами музея были младшая дочь Л.Н. Толстого – Александра Львовна и сын Толстого – Сергей Львович.

Маршруты обзорных экскурсий по городам предполагали, прежде всего, поездки по революционным местам, связанным не только с Октябрьской революцией, но и с событиями 1905–1907 гг., восстанием декабристов или же какими-либо другими народными выступлениями. В дополнение к ним организовывались поездки по местам пролетарской славы, включающие осмотр крупных заводов и предприятий города, рассказы об их пролетарской истории и планах перспективного развития.

Акцент в презентации культурного наследия смещается с памятников древности и произведений искусства к объектам, демонстрирующим достижения молодого советского государства. Это промышленные предприятия, сельскохозяйственные комплексы, выставки хозяйственных достижений. Одним из главных экскурсионных объектов в Москве с 1939 г. становится Всесоюзная сельскохозяйственная выставка (с 1959 г. - ВДНХ). К посещению рекомендуются производственные и научные музеи (Политехнический в Москве, Горный музей и музей мореплавания в Ленинграде, промышленные, строительные выставки и т.п.). Также объектом посещения являются политпросветительские учреждения – библиотеки, дома культуры, дома просвещения и т.д., и новые просветительские комплексы, такие как, например, московский планетарий.

В союзных республиках открываются этнографические музеи и выставки, посвященные жизни и быту коренных народов и их вхождению в состав СССР. Историческое наследие также остается объектом туризма, но каждый объект подается через призму господствующей идеологии. Императорские дворцы, художественные музеи, усадьбы и городские особняки становятся иллюстрацией к истории классовой борьбы и революционного движения в России. История создания и художественная ценность памятников играет второстепенную роль. Так, во время экскурсии по пригородам Ленинграда (Петергоф, Гатчина и т.д.) экскурсантам предлагалась информация о расцвете самодержавия, истории крепостного права и освободительного движения, об этапах падения императорской власти и победе социализма. При осмотре, например, экспозиции Русского музея в Ленинграде или Государственной Третьяковской галереи в Москве экскурсоводы должны были рассказывать посетителям не только о мастере живописи, но и о классовых основах русского искусства.

В крупных городах открываются музеи Революции, посещение которых является обязательной частью не только экскурсионной программы, но и внеклассной деятельности школьников. Популярной темой обзорных экскурсий был рассказ о достижениях города в «культурной пятилетке» (показатели развития культуры были важными параметрами программы строительства социализма), поэтому в программу подобных экскурсий входили посещения и осмотр музеев, просветительских учреждений, временных выставок, художественных и музыкальных учебных заведений.

Распространенной практикой становятся отпускные (до двух недель сроком) экскурсионные турпоездки в различные регионы страны. Основными объектами посещения на этих маршрутах являются как промышленные предприятия, так и уникальные природные объекты. Акцент на историческое наследие делался в таких экскурсионных программах в меньшей степени. Основная задача экскурсий – проиллюстрировать прогресс социалистического строительства на посещаемых территориях.

С первых послереволюционных лет в стране начала формироваться сеть особо охраняемых природных территорий, создание которых должно было способствовать сохранению ценных природных ресурсов и редких видов животных и растений, находившихся под угрозой исчезновения. К числу первых советских заповедников относятся: Астраханский заповедник, созданный в 1919 году в низовьях Волги и предназначенный для защиты ценных осетровых рыб, других представителей ихтиофауны, многочисленной популяции птиц; Воронежский заповедник, созданный в 1923 году и сыгравший важную роль в восстановлении популяции европейского бобра; Кавказский заповедник, созданный в 1924 году и взявший на себя задачу по восстановлению популяции зубра, а также ряд других. Заповедный режим этих территорий не предполагал интенсивного туристского потока, однако при многих заповедниках были открыты музеи, которые объясняли сущность заповедного дела и ценность охраняемой в них флоры и фауны.

В 1936 году Общество пролетарского туризма и экскурсий было ликвидировано [36] и руководство туризмом было передано во вновь созданное туристско-экскурсионное управление при Всесоюзном центральном совете профессиональных союзов (ВЦСПС). Во многом это было связано с тем, что концепция пролетарского туризма себя уже исчерпала, а также со стремлением ликвидировать общественный характер туристского движения и отдать руководство этой сферой фактически в руки государственной структуры, каковой по сути и являлся ВЦСПС.

В предвоенное время перед страной были поставлены другие задачи, для решения которых был переориентирован и туризм. Основными направлениями развития туризма в новых условиях стали спортивно-оздоровительное и военно-патриотическое. Туризм стал рассматриваться и как разновидность спорта, нацеленного на массовую подготовку населения к борьбе с внешним врагом.

В предвоенные годы стали активно пропагандироваться массовые экскурсии в красноармейские казармы и на флот. В турпоходах туристов знакомили с военной техникой, тактикой ведения военных действий, топографией, развивали навыки стрельбы, владения техническими, транспортными средствами и средствами передвижения (велосипед, мотоцикл, парашют, байдарка, лыжи). В различных кружках военно-спортивной направленности молодежь учили ориентироваться в незнакомой местности, сооружать укрытия, разжигать костры. Активно развивался горный туризм. Учрежденный в 1940 г. значок «Турист СССР» был фактическим аналогом (по заслугам) значку ГТО («Готов к труду и обороне»). Пропаганда здоровья, силы и выносливости нашла отражение и в искусстве: улицы и скверы городов украшались скульптурами атлетически сложенных спортсменов. Эта тематика нашла отражение и в строящихся во второй половине 1930-х годов станциях московского метрополитена.

В 1939-1940 гг. фактически прекратились потоки иностранных туристов в СССР. В этот период деятельность «Интуриста» практически свелась к нулю, идя главным образом к организации немногочисленных деловых поездок советских граждан за границу, организации транзита туристов и к обслуживанию иностранных дипломатов.

Анализируя послереволюционный период развития тризма в России и СССР, необходимо отметить следующие основные тенденции:

- после Октябрьской революции 1917 г. в нашей стране произошла кардинальная смена направлений развития туризма: от экскурсионно-краеведческой просветительской образовательно-туристской деятельности к идеологизированному пролетарскому и военно-спортивному туризму;

- самодеятельный туризм и общественная форма организации туризма уступили место ведомственному подходу, и во второй половине 1930-х гг. туристская сфера практически стала частью государственного управления;

- фактически осталась неизменной география основных центров туризма, по-прежнему ведущими местами туристского притяжения были столичные города (прежде всего, Москва и Ленинград), а также Крым, Кавказ и Волга;

- создавались предпосылки для туристского развития других регионов страны, причем ряд курортных районов, которые стали развиваться в дореволюционный период, утратили свою перспективу (например, кумысолечебные территории), При этом возникли новые направления туристской деятельности, связанные с включением в нее территорий нового социалистического строительства, преобразования деревни, с местами проживания народов Советского Союза, с природными достопримечательностями (Карелия, Сибирь, Урал, Алтай, Закавказье и др.);

- изменились объекты культурного наследия, приоритетные для туристской привлекательности: вместо храмов и монастырей ими стали места революционных событий, места, связанные с жизнью вождей большевистской партии, а также известных революционеров, писателей, ученых, объекты нового социалистического строительства;

- значительно снизился уровень информационного туристского обеспечения, упало количество и качество издаваемых путеводителей и видовых открыток;

- в туризм стали вовлекаться значительные массы трудящихся, но его дальнейшему развитию препятствовал крайне низкий уровень сервиса.

Библиография
1.
Александров И.Г. Днепрострой. Предисловие Г.М. Кржижановского. – М.: Изд-во «Плановое хозяйство. Госплан СССР», 1927. – 75 с.
2.
Быкова З., Зимин Н.П. Ячейка ОПТЭ на штурм недр СССР. – М.–Л.: Гос. научно-техн. геологоразвед. изд-во, 1932 – 72 с.
3.
Всесоюзная Октябрьская перекличка ОПТЭ (массовые экскурсии в Октябрьские дни). – М.–Л.: Физкультура и туризм, 1930. – 29 с.
4.
Всесоюзное общество пролетарского туризма и экскурсий (ОПТЭ) (1930 – 1936) // Фонд: Р-9520. Опись: 2. Ед. хранения: 2597. Дело: 2597. URL: http://libinfo.org/index/index.php?id=870 (дата обращения 18.07.2018)
5.
Гурвич Л.М. За сырьем для станков пятилетки. Всесоюзный исследовательский поход пролетарских туристов. – М.–Л.: ОГИЗ – Физкультура и туризм, 1931. – 32 с.
6.
Гурвич Л.М. Очередные задачи туристского движения. – М.–Л.: ОГИЗ-Физкультура и туризм, 1931. – 109 с.
7.
Гурвич Л.М. Социалистическое строительство и пролетарский туризм. – М.–Л.: ОГИЗ – Физкультура и туризм, 1931. – 42 с.
8.
Гурвич Л.М. Туризм – орудие массовой работы. – М.–Л.: ОГИЗ – Физкультура и туризм, 1932. – 36 с,
9.
Гурвич Л.М. Туризм и экскурсии. – М.–Л.: ОГИЗ – Физкультура и туризм, 1931. – 28 с.
10.
Дворниченко В. В. Развитие туризма в СССР и его роль в системе советского образа жизни, 1917– 1977: диссертация ... кандидата исторических наук: 07.00.02. – М.:, 1980. – 191 с.
11.
Лютенсков П. В. Экскурсионная работа ячейки ОПТЭ. – М.: Изд-во ЦС ОПТЭ, 1934. – 61 с.
12.
Лютенсков П.В. Индустриальные экскурсии (Методика проведения). – М, –Л.: ОГИЗ – Физкультура и туризм, 1932. – 39 с.
13.
Лютенсков П.В. Турист в бой за электрификацию (Маршруты по электроустановкам). – М, Л ОГИЗ – Физкультура и туризм, 1931. – 100 с.
14.
Маршруты экскурсий по СССР на лето 1930 года. Справочник. М.: Советский турист, 1930. – 221 с.
15.
О ликвидации Всесоюзного общества пролетарского туризма и экскурсий Постановление ЦИК СССР от 17 апреля 1936 г. // Собрание законов и распоряжении рабоче-крестьянского правительства СССР. 1936. 25 мая. Отд. 1. № 21.Ст. 187.
16.
Осипов А. Ячейка туристов – ударная бригада энтузиастов пятилетки. – Л.: Изд–во Ленингр. обл. совета ОПТЭ, 1930. – 72 с.
17.
Попов А Д Деятельность в Крыму Всесоюзного добровольного общества пролетарского туризма и экскурсий (1930-1936 гг) // Ученые записки Таврического национального университета им В.И. Вернадского. Сер. История. – 2003. – T. 16. – №2. С. 54–63.
18.
Путешествия по СССР. Краеведные маршруты оперативно-экскурсионного сектора Центрального совета ОПТЭ на 1931 г. – М. –Л.: ОГИЗ – Физкультура и туризм, 1931. – 143 с.
19.
Райков Б. Е. Методика и техника экскурсий. — 4-е изд., перераб. и доп. — М. – Л.: ГИЗ, 1930. — 114 с.
20.
Сутягин Ю.М. Каталог почтовых карточек, открытых писем с видами старого города Рыбинска. – Рыбинск: б.и., 1991. – 287 с.
21.
Шульгина О.В., Шульгина Д.П. Историческая география туризма и культурное наследие России. – М.: МГПУ, 2018. – 156 с.
22.
Шульгина О.В., Шульгина Д.П. Развитие туризма в России на рубеже XIX–XX веков // Исторический журнал: научные исследования. – 2018. – № 3. – С. 95–110.
References (transliterated)
1.
Aleksandrov I.G. Dneprostroi. Predislovie G.M. Krzhizhanovskogo. – M.: Izd-vo «Planovoe khozyaistvo. Gosplan SSSR», 1927. – 75 s.
2.
Bykova Z., Zimin N.P. Yacheika OPTE na shturm nedr SSSR. – M.–L.: Gos. nauchno-tekhn. geologorazved. izd-vo, 1932 – 72 s.
3.
Vsesoyuznaya Oktyabr'skaya pereklichka OPTE (massovye ekskursii v Oktyabr'skie dni). – M.–L.: Fizkul'tura i turizm, 1930. – 29 s.
4.
Vsesoyuznoe obshchestvo proletarskogo turizma i ekskursii (OPTE) (1930 – 1936) // Fond: R-9520. Opis': 2. Ed. khraneniya: 2597. Delo: 2597. URL: http://libinfo.org/index/index.php?id=870 (data obrashcheniya 18.07.2018)
5.
Gurvich L.M. Za syr'em dlya stankov pyatiletki. Vsesoyuznyi issledovatel'skii pokhod proletarskikh turistov. – M.–L.: OGIZ – Fizkul'tura i turizm, 1931. – 32 s.
6.
Gurvich L.M. Ocherednye zadachi turistskogo dvizheniya. – M.–L.: OGIZ-Fizkul'tura i turizm, 1931. – 109 s.
7.
Gurvich L.M. Sotsialisticheskoe stroitel'stvo i proletarskii turizm. – M.–L.: OGIZ – Fizkul'tura i turizm, 1931. – 42 s.
8.
Gurvich L.M. Turizm – orudie massovoi raboty. – M.–L.: OGIZ – Fizkul'tura i turizm, 1932. – 36 s,
9.
Gurvich L.M. Turizm i ekskursii. – M.–L.: OGIZ – Fizkul'tura i turizm, 1931. – 28 s.
10.
Dvornichenko V. V. Razvitie turizma v SSSR i ego rol' v sisteme sovetskogo obraza zhizni, 1917– 1977: dissertatsiya ... kandidata istoricheskikh nauk: 07.00.02. – M.:, 1980. – 191 s.
11.
Lyutenskov P. V. Ekskursionnaya rabota yacheiki OPTE. – M.: Izd-vo TsS OPTE, 1934. – 61 s.
12.
Lyutenskov P.V. Industrial'nye ekskursii (Metodika provedeniya). – M, –L.: OGIZ – Fizkul'tura i turizm, 1932. – 39 s.
13.
Lyutenskov P.V. Turist v boi za elektrifikatsiyu (Marshruty po elektroustanovkam). – M, L OGIZ – Fizkul'tura i turizm, 1931. – 100 s.
14.
Marshruty ekskursii po SSSR na leto 1930 goda. Spravochnik. M.: Sovetskii turist, 1930. – 221 s.
15.
O likvidatsii Vsesoyuznogo obshchestva proletarskogo turizma i ekskursii Postanovlenie TsIK SSSR ot 17 aprelya 1936 g. // Sobranie zakonov i rasporyazhenii raboche-krest'yanskogo pravitel'stva SSSR. 1936. 25 maya. Otd. 1. № 21.St. 187.
16.
Osipov A. Yacheika turistov – udarnaya brigada entuziastov pyatiletki. – L.: Izd–vo Leningr. obl. soveta OPTE, 1930. – 72 s.
17.
Popov A D Deyatel'nost' v Krymu Vsesoyuznogo dobrovol'nogo obshchestva proletarskogo turizma i ekskursii (1930-1936 gg) // Uchenye zapiski Tavricheskogo natsional'nogo universiteta im V.I. Vernadskogo. Ser. Istoriya. – 2003. – T. 16. – №2. S. 54–63.
18.
Puteshestviya po SSSR. Kraevednye marshruty operativno-ekskursionnogo sektora Tsentral'nogo soveta OPTE na 1931 g. – M. –L.: OGIZ – Fizkul'tura i turizm, 1931. – 143 s.
19.
Raikov B. E. Metodika i tekhnika ekskursii. — 4-e izd., pererab. i dop. — M. – L.: GIZ, 1930. — 114 s.
20.
Sutyagin Yu.M. Katalog pochtovykh kartochek, otkrytykh pisem s vidami starogo goroda Rybinska. – Rybinsk: b.i., 1991. – 287 s.
21.
Shul'gina O.V., Shul'gina D.P. Istoricheskaya geografiya turizma i kul'turnoe nasledie Rossii. – M.: MGPU, 2018. – 156 s.
22.
Shul'gina O.V., Shul'gina D.P. Razvitie turizma v Rossii na rubezhe XIX–XX vekov // Istoricheskii zhurnal: nauchnye issledovaniya. – 2018. – № 3. – S. 95–110.