Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1937,   статей на доработке: 310 отклонено статей: 746 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Участие понятых в следственных действиях как гарантия достоверности предварительного расследования
Яровенко Василий Васильевич

доктор юридических наук

профессор, Дальневосточный федеральный университет; Владивостокский государтвенный университет экономики и сервиса

690091, Россия, г. Владивосток, ул. Уткинская, 30

Yarovenko Vasilii Vasil'evich

Doctor of Law

Professor at Far Eastern Federal University, Department of Justice, Supervised Probation and Forensics

690091, Russia, Primorskii krai, g. Vladivostok, ul. Utkinskaya, 30, kv. 10

dermkrim@jur.dvgu.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом данного исследования является допрос понятого как участника производства следственных действий. В статье рассматриваются различные мнения учёных об использование современных технических средств фиксации вместо участия понятых. Автор обращает внимание на важность, с практической точки зрения, допроса понятого судом в качестве свидетеля как гарантии достоверности следственного действия с точки зрения соответствия требованиям уголовно-процессуального закона. В случае применения видео-фиксацией возможности для фальсификаций также остаются, но выявить их значительно сложнее. Методологическую основу исследования составляют: формально-логический метод, обобщение и сравнительно-правовой методы, а также анализ и синтез судебной практики. В результате проведенного изучения научных публикаций, материалов различных уголовных дел, автор приходит к выводу, что допрос понятых судом является гарантией достоверности производства следственных действий как для обвиняемых, так и для следователей, дознавателей, оперативных сотрудников. Существующие технические средства фиксации не являются надёжным гарантом достоверности доказательств.

Ключевые слова: следствие, следователь, суд, понятой, следственные действия, доказательства, допрос, защита, фиксация, технические средства

DOI:

10.25136/2409-7810.2018.2.26137

Дата направления в редакцию:

26-04-2018


Дата рецензирования:

27-04-2018


Дата публикации:

13-07-2018


Abstract.

The subject of this research is the investigative interview of a witness as a participant of investigative proceeding. Yarovenko analyzes opinions of resarches on the use of modern technical means of recording instead of participation of witnesses. He focuses on the practical importance of an investigative interview of an individual recognized as a witness by the court and whether an investigative interview of a witness is the guarantee of the validity of a preliminary investigation in terms of requirements for the criminally-remedial law. The use of video recording still leaves a chance for falsification but creates more difficulty to discover them. The methodological basis of the research includes formal law method, generalisation, comparative law method, as well as analysis and synthesis of judicial practice. As a result of the analysis of researches and criminal cases, the author concludes that an investigative inquiry of a witness is the guarantee of validity of investigation both for the accused and investigators, investigators and operations staff. Thus, the current technical means of recording cannot guarantee the validity of evidence. 

Keywords:

protection, interrogation, evidence, investigative action, witness, court, investigation, consequence, fixation, technical means

Действующий уголовно-процессуальный кодекс РФ предусматривает обязательное участие понятых при производстве обыска 182, выемки ч.3 ст. 183, личного обыска ст.184, опознания ст.193 с целью соблюдение прав граждан. Трудностей приглашения понятых в названных действиях не возникает, так как они не проводятся в труднодоступной, безлюдной местности, а их производству предшествует подготовительный этап, где и решается вопрос об участии понятых.

В юридической литературе, посвященной проблемам участия понятых в следственных действиях, существуют противоположные мнения [1]. Так, А.В. Белоусов пишет, что «институт понятых предоставляет возможность стороне защиты или иным заинтересованным лицам манипулировать собранными по делу доказательствами: помочь «скорректировать» воспоминания о следственном действии, воздействовать путем подкупа или угроз» [2, с.103].

К переходу к состязательному процессу институт понятых потерял свою актуальность как уникальное средство обеспечения безусловной достоверности доказательств. В настоящее время единственное мерило достоверности фактов – свободное убеждение судьи, сформулированное в ходе анализа доказательств в суде [3, с. 29-31]. С этим трудно согласиться, так как судья не участвовал в проведении следственного действия, то он не может объективно оценить доказательства, исходя их содержания протоколов следственных действий, которые могут быть сфальсифицированы. Для установления или опровержения фальсификации судье необходимо провести допрос участников следственного действия, в частности, понятых.

Примером сказанному является уголовное дело С., осуждённого 9 марта 2011 года Ульяновским областным судом по ч. 2 ст. 303 УК РФ. Из показаний свидетелей оглашенных в судебном заседании в порядке ч.З ст. 281 УПК РФ, следует, что 18 мая 2009 года следователем С. они были приглашены на следственное действие в качестве понятых. Перед началом следственного действия следователь им разъяснил права и обязанности. Разъяснял ли он другим участникам следственного действия права и обязанности, порядок производства следственного действия, они не видели и не слышали, так как находились от участников следственного действия на значительном расстоянии. В суде они настаивали на том, что С. было проведено одно следственное действие, в их присутствии никто ему показаний не давал. Следственное действие было начато с того, что сотрудники милиции перекрыли движение на этом участке дороги, после чего следователь сам расставил автомашины на проезжей части и сфотографировал их расположение.

При таких обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу, что следователь, действуя вопреки требованиям ст.ст. 60, 194 УПК РФ, не обеспечил возможность понятым, присутствующим при производстве проверок показаний на месте, воспринимать и фиксировать ход и результаты следственных действий.

То обстоятельство, что понятые были допрошены в качестве свидетелей до момента проведения проверки показаний на месте, то есть до 18 мая 2009 года, и их показания аналогичные в протоколах проверки показаний на месте, не влияет на юридическую оценку действий С., поскольку, не проведя самих следственных действий, не выслушав показаний указанных свидетелей, С., составив протоколы проверки показаний на месте с вышеуказанными свидетелями, создал новые доказательства.

Из показаний С. следует, что 14 мая 2009 года он проводил очную ставку между Е. и Д. Е. пришёл заранее и по его просьбе он дал ему ознакомиться с показаниями, так как сослался на то, что точно не помнит, что говорил на допросе. Сфальсифицировав указанные протоколы, С. создал все необходимые условия для привлечения к уголовной ответственности заведомо невиновное лицо – Д. [4].

Допрос понятых позволяет подтвердить достоверность производства следственных действий, отсутствие физического давления, фальсификации и служебный подлога со стороны оперативных сотрудников, следователей, дознавателей. Это подтверждается судебно-следственной практикой. Так, Аксайским районным судом Ростовской области от 13 ноября 2017 года П. признан виновным и осужден за незаконное хранение наркотических средств в крупном размере. В апелляционной жалобе адвокат Б. просит приговор отменить и вынести в отношении его подзащитного оправдательный приговор, так как П. был незаконно задержан, обнаруженное в ходе его досмотра наркотическое средство ему было подброшено, со стороны оперативных сотрудников оказано физическое давление, осуществлена фальсификация и служебный подлог.

Достоверность показаний допрошенных свидетелей у судебной коллегии сомнений не вызывает, поскольку оснований для оговора, а также заинтересованности в исходе дела, у них не имеется, показания каждого согласуются между собой и дополняют друг друга, подтверждаются письменными доказательствами по уголовному делу, в частности, протоколом личного досмотра и изъятия, заключением проведенной по делу химической экспертизы, определившей вид изъятого наркотического средства и его вес, протоколами иных следственных и процессуальных действий, иными письменными доказательствами, содержание которых подробно раскрыто в приговоре.

Понятые подтвердили в суде факт обнаружения и изъятия у подсудимого при личном досмотре пакета с веществом белого цвета. Оба видели, что находится в изъятом у П. свертке, после досмотра все изъятое было упаковано в пакеты с бирками, на которых расписывались все участвующие лица. При этом в показаниях данных свидетелей нет упоминаний о том, что П. заявлял о каких-то провокациях со стороны сотрудников полиции, о факте подброса ему изъятого у него пакета. Понятые лишь зафиксировали факт нахождения в кармане одежды П. в момент его досмотра пакета с порошкообразным веществом, что им не оспаривается. Подробностей его задержания не видели, вследствие чего их показания не могут подтвердить либо опровергнуть доводы П. о том, что наркотическое средство ему подбросили

Объективных оснований считать понятых заинтересованными лицами по делу не усматривается. Утверждения П. о том, что понятые являются знакомыми сотрудников полиции, не содержат в себе достаточных оснований для такого предположения.

Каких-либо данных, свидетельствующих о наличии у сотрудников полиции необходимости для искусственного создания доказательств обвинения в отношении П., о провокации с их стороны апелляционной инстанции не представлено. Все утверждения на данный счет носят голословный характер и объективно ничем не подтверждены [5].

В соответствии с ч. 3 ст. 170 УПК РФ отсутствие понятых может быть компенсировано применением технических средств фиксации хода и результатов следственного действия. Если в ходе следственного действия применение технических средств невозможно, то следователь делает в протоколе соответствующую запись. Не соблюдение этих правил свидетельствует, что протокол следственного действия составлен с нарушением требований уголовно-процессуального закона, а поэтому зафиксированные в нём доказательства являются недостоверными и будут признаны как недопустимые [6, с.47-50].

Достоверность доказательства – качественная характеристика его содержания, которая зависит от правильности применения криминалистических средств обнаружения, фиксации, изъятия и исследования источников доказательственной информации. Достоверность доказательств имеет практический характер. Отсутствие в протоколе осмотра описания индивидуализирующих признаков обнаруженных следов, а также средств и методов их выявления и закрепления не исключает возможность их подмены (сознательной или непреднамеренной) [7, с.128].

Замена понятых на технические средства фиксации хода производства следственного действия должна быть не в пользу последних, поскольку современные технические средства дают возможность для монтажа видеоизображения, остановки видеофиксации, с целью создания благоприятной картины увиденного, для демонстрации данной видеозаписи в судебном заседании [8]. Понятого в последующем можно допросить в суде в качестве свидетеля для оценки следственного действия с точки зрения соответствия требованиям уголовно-процессуального закона. В случае же с видео-фиксацией возможностей для фальсификаций появляется намного больше [9]. Даже когда участвуют понятые и применяются технические средства фиксации, сторона защиты выдвигает доводы о фальсификации и недостоверности результатов следственного действия, в частности, по делам о незаконном обороте наркотических средств. Речь идет не о единичных фактах, а о распространённой позиции стороны зашиты.

Типичный пример. В материалах уголовного дела не содержится и судом первой инстанции не добыто данных о наличии в действиях сотрудников правоохранительных органов искусственного создания доказательств обвинения, либо их фальсификации.

Вывод суда о виновности осуждённых основан на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств. Из протокола личного досмотра вещей, находящихся при Ф., следует, что в данном процессуальном действии принимали участие двое понятых, производилась фотосъёмка, результаты осмотра зафиксированы в протоколе и фото-таблице к нему, в соответствии с которыми, в том числе, при Ф. были обнаружены 25 прозрачных пакетиков с порошкообразным веществом и телефон, на осмотр которого Ф. дано письменное согласие. Следовательно, доводы в апелляционной жалобе осуждённого Ф. о сомнительной принадлежности ему сотового телефона не могут быть признаны обоснованными [10].

По мнению А.Н. Сторожевой, в проблемных ситуациях воссоздать обстановку следственного действия, проверить установленные в ходе него обстоятельства, можно и без помощи понятых, так как практически все следственные действия производятся с участием специалистов, оперуполномоченных, адвокатов, а также фиксируются при помощи технических средств. По ходатайству обвиняемого, подозреваемого и других участников уголовного судопроизводства следственные действия могут осуществляться без участия понятых, если в них участвует представитель защиты (адвокат) [11].

Адвокат защищает интересы обвиняемого посредством выявления как допущенных, так и не допущенных следователем ошибок и нарушений при проведении следственных действий. По отдельным уголовным делам из-за отсутствия адвоката при выполнении следственного действия ставится под сомнение достоверность доказательств. Установить причину отсутствия защитника позволяет допрос понятого. Так, по уголовному делу осмотр места происшествия 25 июля 2016 года был проведён в соответствии с требованиями УПК РФ, с участием понятых и самого обвиняемого Ч. При этом обязательное участие адвоката при выполнении данного следственного действия законом не предусмотрено. Более того, как следует из показаний понятых, перед началом осмотра следователем были разъяснены права всем участникам следственного действия, при этом Ч. пояснил, что добровольно принимает в нём участие и в услугах защитника не нуждается [12].

Таким образом, допрос понятого – это способ защита следователя от необоснованных заявлений со стороны обвиняемого и его защитника о заинтересованности в исходе дела, о фальсификации, о факте подброса изъятого у него, например, пакета, об отсутствии адвоката (защитника). Понятой подтверждает содержание, ход и результаты следственного действия, его беспристрастность и объективность производства, гарантирующего права и законные интересы участников уголовного процесса [8].

Н.Н. Загвоздкина считает, что если при проведении опознания участвуют статисты, то они в последующем могут быть допрошены в качестве свидетелей. При таких обстоятельствах, присутствие понятых выглядит неоправданным излишеством [13, с. 60]. В ряде случаев удостоверительную функцию понятых с успехом могут выполнить вполне независимые от правоохранительных органов лица, например защитник обвиняемого, врач (судебно-медицинский эксперт) при осмотре трупа, статисты при опознании и т.д. [3, с. 29-31].

Анализ судебной практики показал, что допрос понятых в суде встречается часто с целью проверки достоверности фактических данных, зафиксированных в протоколе следственного действия, обстоятельствам, имевшим место в действительности. Суды руководствуются ч. 8 ст. 234 УПК РФ, согласно которой по ходатайству стороны в качестве свидетеля могут быть допрошены любые лица, которым что-либо известно об обстоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщения к уголовному делу документов. Допрос статистов не имеет распространения в практике. Подтверждением сказанному являются материалы конкретного уголовного дела.

Адвокат в защиту интересов осужденного в апелляционной жалобе указывал, что все следственные действия, проведённые в ходе предварительного следствия – очные ставки, предъявления лица для опознания являются недопустимыми доказательствами. Так, в проведении опознания 16 мая 2012 года понятой не принимал участие в нём. Адвокат заявил ходатайство о допросе дополнительных свидетелей: статистов, которые участвовали в следственном действии.

Судом были проверены доводы адвокатов о том, что свидетель не принимал участие в качестве понятого при проведении опознания, но они не нашли своего подтверждения. Опознание проведено в присутствии понятых, которым до начала опознания разъяснены их права и обязанности, предусмотренные ст. 60 УПК РФ. Они предупреждалась об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и за отказ от дачи показаний по ст. 307, ст. 308 УК РФ. В протоколах опознания указаны условия, результаты опознания и изложены объяснения опознающего. В протоколе опознания сделана запись о том, что обвиняемый от подписи отказался. Отказ от подписи заверен понятыми.

Кроме того, в судебном заседании суда апелляционной инстанции по ходатайству прокурора были исследованы показания свидетелей, которые давали в ходе предварительного следствия. Из этих показаний следует, что в качестве понятых они принимали участие при проведении опознания, от подписи протокола опознания подсудимый отказался.

Доводы адвоката о том, что в ходе судебного заседания не были допрошены статисты, которые принимали участие при опознании, то есть дополнительные свидетели, также не являются основанием для отмены приговора. Протоколы опознания оценены судом в совокупности с другими доказательствами, а факт нанесения потерпевшему множественных ударов руками и ногами по различным частям тела, а также битой по различным частям тела подтверждается достаточной совокупностью других доказательств, которым суд дал надлежащую оценку[14].

Допрос понятого в качестве свидетеля об обстоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщения к уголовному делу документов служит гарантией от применения следователем незаконных методов и приемов в ходе их производства [9, 15]. Полагаем, важным и то, что это гарантия для следователя от необоснованного обвинения в незаконных действиях со стороны защиты.

Рассмотрим наиболее типичные ситуации судебно-следственной практики, подтверждающих необходимость сохранения института понятых, и их допрос в качестве свидетелей.

С позиции достоверности представляет интерес вопрос о наличии у понятого знаний в юриспруденции. А.Михайлов отметил, что если понятой не обладает правовыми знаниями, то не может судить о том, было ли процессуальное действие совершено без нарушений уголовно-процессуального закона [3, с. 29-30]. Понятой вызывается для удостоверения факта производства следственного действия, его хода и результатов (ч.1 с. 170 УПК РФ). Для этого участия не требуется, чтобы понятой был специалистом в юриспруденции, на него не возложена обязанность подтверждать правильность производства следственного действия. Понятые – это беспристрастные свидетели законности действий следователя в ситуациях, когда расследованию оказывается противодействие путем отказа выполнить законные требования или предложения следователя, оказания сопротивления или неповиновения. Задача понятых – подтвердить законность действий следователя (дознавателя) и факт наличия или отсутствия противодействия расследованию [16].

Так, суд апелляционной инстанции Красноярского краевого суда рассмотрел в судебном заседании дело С., осужденного за незаконное хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере. Сторона защиты заявила ходатайство о недопустимости использования свидетелей в качестве понятых. Указанные свидетели непосредственно были допрошены в судебном заседании, в том числе в присутствии самого С., который не отрицал факта проведения его личного досмотра. Они показали, что принимали в качестве понятых участие в личном досмотре С., в ходе которого у того из правого кармана брюк был излечен пакетик с веществом. Сотрудниками полиции по результатам был составлен акт, где они и расписались. Каких-либо противоречий в показаниях свидетелей, свидетельствующих об их недостоверности судом, установлено не было, не усматривает их и суд апелляционной инстанции.

При этом суд апелляционной инстанции указал, что в обязанности указанных лиц входило удостоверения именно факта проведения личного досмотра С., его хода и результатов и соответственно доводы защиты о недолжном наблюдении за производством личного досмотра, не могут быть приняты во внимание, в том числе и при отсутствии объективных сведений о какой-либо заинтересованности указанных свидетелей [17].

В следственной практике встречаются ситуации, когда обвиняемый опровергает достоверность протокола следственного действия и настаивает на проведении очной ставки с понятыми, которые присутствовали при проведении следственного действия. Согласно положениям ст. 192 УПК РФ проведение очной ставки возможно, если в показаниях ранее допрошенных лиц имеются существенные противоречия. Проведение очной ставки является правом, а не обязанностью следователя, который решает этот вопрос с учётом материалов дела.

Например, 17 января 2018 Судебная коллегия по уголовным делам Тульского областного суда рассмотрела в судебном заседании апелляционную жалобу адвоката П. в защиту осужденного П. на приговор Советского районного суда г. Тулы от 31 октября 2017 года. Допрошенные в качестве свидетелей, участвовавшие при обыске понятые, пояснили об обстоятельствах произведенного с их участием следственного действия. Все изъятые предметы и вещества были упакованы и опечатаны, снабжены подписями всех участвующих лиц. Свои показания понятые подтвердили в ходе очных ставок с П. [18].

По отдельным делам достоверность следственных действий ставится под сомнение из-за указания в протоколе неправильного времени и даты его проведения, из-за несоблюдения форму протокола. Так, свидетель Г., понятая при проведении следственного действия, поясняла в судебном заседании о разъяснении понятым их прав. Результаты следственного действия удостоверены подписями понятых. Отсутствие в протоколе времени (часов и минут) проведения следственного действия (не предусмотренных бланком протокола) не влияет на недопустимость результатов следственного действия (то есть – на доказательство) и на их содержание. Суд дал оценку техническим недостаткам протокола [19].

Уголовно-процессуальный кодекс РФ не предусматривает обязательной формы протокола следственного (процессуального) действия. Процессуальная форма не является предметом проверки на достоверность, возникшие проблемы могут быть устранены путем допроса понятых. Судебная коллегия Ростовского областного суда по делу М. отметила, что содержание протокола полностью соответствует фактически происходившим событиям, в нем указаны все участвующие лица, изъятые предметы, что подтверждается показаниями свидетелей. Положения УПК РФ не содержат в себе обязательных требований к форме вышеуказанного протокола. Данный протокол отвечает всем требованиям ст. ст. 74 и 75 УПК РФ, с точки зрения относимости, допустимости и достоверности. Подписи на бирках принадлежат следователю и понятым. Понятые, допрошенные в судебном заседании, подтвердили показания следователя. Нарушений упаковки и следов несанкционированного вскрытия данного наркотического средства судом не установлено [20].

Интересным в этом плане являются материалы уголовного дела в отношении С., сторона защиты которого, что дознаватель привезла готовые протоколы, прочитала их, а понятые подписали, это незаконно. Нарушены требования ст.158 УПК РФ регламентирующей порядок допроса свидетелей. При таком сборе доказательственной базы, в материалах уголовного дела могли появиться любые угодные для следствия показания свидетелей обвинения.

Свидетели поясняли в суде, что дознаватель приехала к ним по месту жительства с заранее изготовленными протоколами допроса. Допрошенная в судебном заседании дознаватель, на вопросы защиты пояснила, что протоколы допроса свидетелей ею уже были изготовлены и распечатаны в кабинете отдела полиции. Дома у свидетелей она эти протоколы дала им прочитать, и если было бы что-то не так, она бы поехала в отдел и перепечатала бы протоколы.

Статья 158 УПК РФ, на которую ссылается в жалобе сторона защиты, регулирует вопросы, направленные на окончание предварительного расследования, а не порядок допроса свидетелей. Также нельзя согласиться с доводами стороны защиты о том, что протоколы допроса свидетелей в ходе предварительного расследования сфальсифицированы. Как следует из материалов уголовного дела, судом первой инстанции было установлено, что протоколы допросов свидетелей не содержат признаков фальсификации, поскольку в судебном заседании свидетели полностью подтвердили показания, которые давались ими ранее, то есть фактические обстоятельства их участия в производстве обыска. В свою очередь, тот факт, что они не были допрошены по месту нахождения органа проводящего расследование, не может послужить основанием для исключения данных протоколов из числа доказательств по делу, поскольку ч.1 ст.187 УПК РФ допускает возможность проведения следователем допроса в месте нахождения допрашиваемого. То обстоятельство, что дознаватель заранее подготовила проекты протокола, не исключает их допустимость в качестве доказательства, поскольку изложенные в протоколе обстоятельства участия понятых и обнаружения при обыске денежных средств и наркотического средства, соответствовали фактическим обстоятельствам, что свидетели и подтвердили в судебном заседании [21].

Таким образом, судебная практика подтверждает необходимость использования в спорных ситуациях показаний понятых как гарантии достоверности проведённых следственных действий с их участием. По правилам ч. 8 ст. 234 УПК РФ по ходатайству стороны в качестве свидетеля могут быть допрошены любые лица, которым что-либо известно об обстоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщения к уголовному делу документов. Бесспорно, что допрос понятых в суде не может уступать по своей значимости анализу достоверности проведённых следственных действий с техническими средствами фиксации.

Библиография
1.
Яровенко, В.В.. Участие понятых в следственных действиях // Право и политика. – 2016. – № 6. – С.746-753. DOI: 10.7256/1811-9018.2016.6.19390 // http://printed.e-notabene.ru/author_letters.php
2.
Белоусов, А.В. О необходимости изменений в институте понятых // Прокурорская и следственная практика. Орган генеральных прокуроров стран СНГ. – М., 2000. – № 3-4. – С. 103. (дата обращения: 24.04.2018).
3.
Михайлов, А. Институт понятых – архаизм российского уголовного судопроизводства // Законность. – 2003. – №
4.
– С. 29-31. https://www.lawmix.ru/comm/4134 (дата обращения: 24.04.2018). 4.Кассационное Определение Судебной коллегии по делу №80-О11-7. Верховный Суд Российской Федерации. https://www.zakonrf.info/suddoc/68a2ed38a435b30efda1fd9b78dc08ba (дата обращения: 24.04.2018).
5.
Апелляционное Определение по делу № 22–992/2018. Ростовский областной суд. Ростовская область // https://rospravosudie.com/court-rostovskij-oblastnoj-sud-rostovskaya-oblast-s/act-580897440 (дата обращения: 24.04.2018).
6.
Яровенко, В.В. Технико-криминалистическое обеспечение фиксации хода и результатов следственного действия //Сборник научных трудов SWorld. – Выпуск 3. Том 32. – Одесса: КУПРИЕНКО СВ, 2013. – С. 47-50.
7.
Эксархопуло, А.А. Специальные познания и их применение в исследовании материалов уголовного дела. – СПб.: Издательский дом С.-Петерб. гос. ун-та, 2005. – С. 128.
8.
Францифоров, Ю.В. Ретроспективный анализ участия понятых в уголовном судопроизводстве // http://zakoniros.ru/?p=16522 (дата обращения: 24.04.2018).
9.
Фомкин, Н.Н. Институт понятых в российском уголовном процессе: упразднить или сохранить? // Современные научные исследования и инновации. 2012. № 8 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2012/08/16575 (дата обращения: 25.04.2018).
10.
Апелляционное Определение по делу 22-2799/2017.Астраханский областной суд. Астраханская область // https://rospravosudie.com/court-astraxanskij-oblastnoj-sud-astraxanskaya-oblast-s/act-579724192 (дата обращения: 25.04.2018).
11.
Сторожева, А.Н. Понятой в российском уголовном судопроизводстве. Автореф. кандидат дисс. юрид. наук. – Иркутск, 2006 http://www.dissercat.com/content/ponyatoi-v-rossiiskom-ugolovnom-sudoproizvodstve#ixzz3drsIj8sk (дата обращения: 24.04.2018).
12.
Апелляционное Определение по делу 22-440/2017. Верховный Суд Республики Калмыкия. Республика Калмыкия // https://rospravosudie.com/court-verxovnyj-sud-respubliki-kalmykiya-respublika-kalmykiya-s/act-565727263 (дата обращения: 25.04.2018).
13.
Загвоздкин, Н.Н. Об участии понятых в российском уголовном процессе // Дальневосточные криминалистические чтения. Вып. 4: Сб. науч. тр. – Владивосток: Изд-во Дальневосточ. ун-та, 1999. – С. 60.
14.
Апелляционное Определение по делу 22-3500/2013. Судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда. https://rospravosudie.com/court-kemerovskij-oblastnoj-sud-kemerovskaya-oblast-s/act-481193153 (дата обращения: 25.04.2018).
15.
Яровенко, В. В. Допрос понятого // Всероссийская научно-практическая конференция. Образование, наука и практика в деятельности по обеспечению прав граждан в борьбе с преступностью» (12 ноября 2015 г., Владивосток) /Дальневосточный юрид. ин-т МВД России. – Хабаровск: РИО ДВЮИ МВД России, 2016. – С.248.
16.
Калугин, А. Понятой в уголовном процессе // Российская юстиция. 1998. – № 10. С. 11–12. https://www.lawmix.ru/comm/4134 (дата обращения: 24.04.2018).
17.
Апелляционное определение по делу 22-7239/2017. Красноярский краевой суд. Красноярский край. https://rospravosudie.com/court-krasnoyarskij-kraevoj-sud-krasnoyarskij-kraj-s/act-561263805 (дата обращения: 24.04.2018).
18.
Апелляционное Определение по делу 22-30/2018 (22-2833/2017) Тульский областной суд https://rospravosudie.com/court-tulskij-oblastnoj-sud-tulskaya-oblast-s/act-580069001 (дата обращения: 24.04.2018).
19.
Кассационное Определение Судебной коллегии по дело № 14-О10-44. Верховный Суд Российской Федерации // https://www.lawmix.ru/jude/3281 (дата обращения: 24.04.2018).
20.
Апелляционный приговор по делу 22-6093/2017. Ростовский областной суд. Ростовская область // https://rospravosudie.com/court-rostovskij-oblastnoj-sud-rostovskaya-oblast-s/act-560611527 (дата обращения: 24.04.2018).
21.
Апелляционное Определение по делу 22-6054/2017 (26.10.2017, Ростовский областной суд. Ростовская область // https://rospravosudie.com/court-rostovskij-oblastnoj-sud-rostovskaya-oblast-s/act-560516224 (дата обращения: 24.04.2018).
References (transliterated)
1.
Yarovenko, V.V.. Uchastie ponyatykh v sledstvennykh deistviyakh // Pravo i politika. – 2016. – № 6. – S.746-753. DOI: 10.7256/1811-9018.2016.6.19390 // http://printed.e-notabene.ru/author_letters.php
2.
Belousov, A.V. O neobkhodimosti izmenenii v institute ponyatykh // Prokurorskaya i sledstvennaya praktika. Organ general'nykh prokurorov stran SNG. – M., 2000. – № 3-4. – S. 103. (data obrashcheniya: 24.04.2018).
3.
Mikhailov, A. Institut ponyatykh – arkhaizm rossiiskogo ugolovnogo sudoproizvodstva // Zakonnost'. – 2003. – №
4.
– S. 29-31. https://www.lawmix.ru/comm/4134 (data obrashcheniya: 24.04.2018). 4.Kassatsionnoe Opredelenie Sudebnoi kollegii po delu №80-O11-7. Verkhovnyi Sud Rossiiskoi Federatsii. https://www.zakonrf.info/suddoc/68a2ed38a435b30efda1fd9b78dc08ba (data obrashcheniya: 24.04.2018).
5.
Apellyatsionnoe Opredelenie po delu № 22–992/2018. Rostovskii oblastnoi sud. Rostovskaya oblast' // https://rospravosudie.com/court-rostovskij-oblastnoj-sud-rostovskaya-oblast-s/act-580897440 (data obrashcheniya: 24.04.2018).
6.
Yarovenko, V.V. Tekhniko-kriminalisticheskoe obespechenie fiksatsii khoda i rezul'tatov sledstvennogo deistviya //Sbornik nauchnykh trudov SWorld. – Vypusk 3. Tom 32. – Odessa: KUPRIENKO SV, 2013. – S. 47-50.
7.
Eksarkhopulo, A.A. Spetsial'nye poznaniya i ikh primenenie v issledovanii materialov ugolovnogo dela. – SPb.: Izdatel'skii dom S.-Peterb. gos. un-ta, 2005. – S. 128.
8.
Frantsiforov, Yu.V. Retrospektivnyi analiz uchastiya ponyatykh v ugolovnom sudoproizvodstve // http://zakoniros.ru/?p=16522 (data obrashcheniya: 24.04.2018).
9.
Fomkin, N.N. Institut ponyatykh v rossiiskom ugolovnom protsesse: uprazdnit' ili sokhranit'? // Sovremennye nauchnye issledovaniya i innovatsii. 2012. № 8 [Elektronnyi resurs]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2012/08/16575 (data obrashcheniya: 25.04.2018).
10.
Apellyatsionnoe Opredelenie po delu 22-2799/2017.Astrakhanskii oblastnoi sud. Astrakhanskaya oblast' // https://rospravosudie.com/court-astraxanskij-oblastnoj-sud-astraxanskaya-oblast-s/act-579724192 (data obrashcheniya: 25.04.2018).
11.
Storozheva, A.N. Ponyatoi v rossiiskom ugolovnom sudoproizvodstve. Avtoref. kandidat diss. yurid. nauk. – Irkutsk, 2006 http://www.dissercat.com/content/ponyatoi-v-rossiiskom-ugolovnom-sudoproizvodstve#ixzz3drsIj8sk (data obrashcheniya: 24.04.2018).
12.
Apellyatsionnoe Opredelenie po delu 22-440/2017. Verkhovnyi Sud Respubliki Kalmykiya. Respublika Kalmykiya // https://rospravosudie.com/court-verxovnyj-sud-respubliki-kalmykiya-respublika-kalmykiya-s/act-565727263 (data obrashcheniya: 25.04.2018).
13.
Zagvozdkin, N.N. Ob uchastii ponyatykh v rossiiskom ugolovnom protsesse // Dal'nevostochnye kriminalisticheskie chteniya. Vyp. 4: Sb. nauch. tr. – Vladivostok: Izd-vo Dal'nevostoch. un-ta, 1999. – S. 60.
14.
Apellyatsionnoe Opredelenie po delu 22-3500/2013. Sudebnaya kollegiya po ugolovnym delam Kemerovskogo oblastnogo suda. https://rospravosudie.com/court-kemerovskij-oblastnoj-sud-kemerovskaya-oblast-s/act-481193153 (data obrashcheniya: 25.04.2018).
15.
Yarovenko, V. V. Dopros ponyatogo // Vserossiiskaya nauchno-prakticheskaya konferentsiya. Obrazovanie, nauka i praktika v deyatel'nosti po obespecheniyu prav grazhdan v bor'be s prestupnost'yu» (12 noyabrya 2015 g., Vladivostok) /Dal'nevostochnyi yurid. in-t MVD Rossii. – Khabarovsk: RIO DVYuI MVD Rossii, 2016. – S.248.
16.
Kalugin, A. Ponyatoi v ugolovnom protsesse // Rossiiskaya yustitsiya. 1998. – № 10. S. 11–12. https://www.lawmix.ru/comm/4134 (data obrashcheniya: 24.04.2018).
17.
Apellyatsionnoe opredelenie po delu 22-7239/2017. Krasnoyarskii kraevoi sud. Krasnoyarskii krai. https://rospravosudie.com/court-krasnoyarskij-kraevoj-sud-krasnoyarskij-kraj-s/act-561263805 (data obrashcheniya: 24.04.2018).
18.
Apellyatsionnoe Opredelenie po delu 22-30/2018 (22-2833/2017) Tul'skii oblastnoi sud https://rospravosudie.com/court-tulskij-oblastnoj-sud-tulskaya-oblast-s/act-580069001 (data obrashcheniya: 24.04.2018).
19.
Kassatsionnoe Opredelenie Sudebnoi kollegii po delo № 14-O10-44. Verkhovnyi Sud Rossiiskoi Federatsii // https://www.lawmix.ru/jude/3281 (data obrashcheniya: 24.04.2018).
20.
Apellyatsionnyi prigovor po delu 22-6093/2017. Rostovskii oblastnoi sud. Rostovskaya oblast' // https://rospravosudie.com/court-rostovskij-oblastnoj-sud-rostovskaya-oblast-s/act-560611527 (data obrashcheniya: 24.04.2018).
21.
Apellyatsionnoe Opredelenie po delu 22-6054/2017 (26.10.2017, Rostovskii oblastnoi sud. Rostovskaya oblast' // https://rospravosudie.com/court-rostovskij-oblastnoj-sud-rostovskaya-oblast-s/act-560516224 (data obrashcheniya: 24.04.2018).