Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1898,   статей на доработке: 302 отклонено статей: 794 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Смарт-контракты и искусственный интеллект: гражданско-правовой взгляд
Морхат Петр Мечиславович

кандидат юридических наук

судья, Арбитражный суд Московской области

107053, Россия, г. Москва, ул. Проспект Академика Сахарова, 18, каб. 604

Morkhat Petr Mechislavovich

PhD in Law

judge of the Arbitration Court for the Moscow Region

107053, Russia, g. Moscow, ul. Prospekt Akademika Sakharova, 18, kab. 604

constitution88@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Статья посвящена изучению термина «смарт-контракт», их использования в гражданском праве. Идея смарт-контрактов возникла в 1994 году Ником Сабом, который использовал применительно к «протоколу компьютеризованной транзакции, выполняющий условия контракта». Идея блокчейна представляет ограниченную форму смарт-контракта. Сегодня технологии распределенных реестров (к которым относится и биткоин блокчейн), возродили жизнеспособность и применимость смарт-контрактов. Смарт-контракты являются следующим шагом в развитии технологии блокчейн, которая позволяет обеспечить автоматическое исполнение контракта после достижения консенсуса сторонами, что подразумевает удаленное, полное и быстрое исполнение контрактных обязательств. Использованы методы анализа, методы сравнительного анализа, история возникновения понятия и его развитие, метод правового эксперимента. Смарт-контракты (если переводить на русский язык дословно, «умные контракты») не являются на самом деле умными в рамках терминологии искусственного интеллекта.И в целом, термин «смарт-контракт» не означает обязательной причастности его технологий к технологиям искусственного интеллекта.Однако есть некоторые отдельные точки пересечения применения этих технологий.Недавние разработки в области криптовалют и смарт-контрактов создают новые возможности для применения методов искусственного интеллекта. Эти экономические технологии выиграют от более глубоких реальных знаний и анализа, поскольку они будут интегрированы в повседневную торговлю. Криптовалюты и смарт-контракты также могут предоставлять инфраструктуру для обеспечения соответствия систем искусственного интеллекта определенных правовым нормам и стандартам безопасности по мере их большей интеграции в человеческое общество.

Ключевые слова: смарт-контракт, искусственный интеллект, блокчейн, биткоин, реестр, гражданское право, законодательство, авторское право, интеграция, анализ

DOI:

10.25136/2409-7136.2018.5.26124

Дата направления в редакцию:

25-04-2018


Дата рецензирования:

26-04-2018


Дата публикации:

29-04-2018


Abstract.

The article is devoted to the definition of the term 'smart contract' and how it is used by civil law. The idea of smart contracts was created in 1994 by Nick Szabo who defined it as a computer protocol of transaction that is made to faciliate a performance of a contract. The blockchain is a limited form of a smart contract. Today the technology of distributed ledgers (including bitcoin blockchain) have revived smart contracts and have made them applicable again. Smart contracts is a next step in developing the blockchain technology  allowing an automatic performance of a contract after parties come to agreement. It implies remote, full and quick performance of contractual obligations. In this research Morkhat has used such methods as analysis, comparison, analysis of the history of creation and development of the term, and legal expirement. Smart contracts, in fact, are not that 'smart' in terms of artificial intelligence. Generally speaking, the term 'smart contract' does not necessarily mean attribution to artificial intelligence technologies. However, there are certain points where these technologies interact. Recent findings in the field of crypto currency and smart contracts create new opportunities for using artificial intelligence methods. These economic technologies stand to gain from deeper knowledge and analysis because they will be integrated in everyday trade. Crypto currency and smart contracts can also provide infrastructure for artificial intelligence systems conforming to legal standards and safety regulations as they integrate more and more in a human society. 

Keywords:

legislation, civil right, registry, bitcoin, blockchain, artificial intelligence, smart contract, copyright, integration, analysis

Введение

Дж. Дэкс Хансен и Карла Рейес отмечают, что термин «смарт-контракт» используется широко и порой неправильно. Например, этот термин часто используется при рассмотрении вопроса о том, можно ли контракты, написанные на естественном языке, адекватно перевести в компьютерный код, или же компьютерные программы сами могут представлять собой юридически обязывающие контракты. И, как отмечается, хотя и эти вопросы интересны, они не являются основными проблемами при реализации большинства смарт-контрактов[1].

Идея смарт-контрактов возникла еще в 1994 году, когда Ник Сабо впервые придумал данный термин, используя его применительно к «протоколу компьютеризованной транзакции, выполняющий условия контракта», однако данная идея была отложена на долгие годы из-за отсутствия необходимых технологий. Затем, в 2009 году, появился биткоин блокчейн, сам по себе представляющий ограниченную форму смарт-контракта. Позже платформа Ethereum предложила расширенную возможность создавать более комплексные смарт-контракты посредством использования специального языка смарт-контрактов, Solidity. Это привело к возрождению идеи смарт-контракта и росту популярности смарт-контракта как инструмента расширения бизнес-процессов и эффективности бизнеса. Однако интеграция оригинальной идеи Ника Сабо в новую технологическую эпоху блокчейна оказалось более сложной, чем могло казаться ранее. Технологии распределенных реестров (к которым относится и биткоин блокчейн), возродили жизнеспособность и применимость смарт-контрактов[2].

Определение блокчейн-технологии.

Согласно определению И.В. Понкина, блокчейн-технологии – это интегральное понятие, охватывающее множество технологий,

– основанных на принципах распределённых систем (одноранговых технологических платформ) со сложной архитектурой (распределённых реестров, распределённых ресурсных и коммуникационных сетей) и некоторых других принципах децентрализации, и

– криптографически гарантирующих неизменность хранимой информации и возможность отслеживания всех референтных манипуляций в прошлом (например, записи всех, начиная с первой, транзакций)[3].

Смарт-контракты являются следующим шагом в развитии технологии блокчейн, которая позволяет обеспечить автоматическое исполнение контракта после достижения консенсуса сторонами, что подразумевает удаленное, полное и быстрое исполнение контрактных обязательств. Смарт-контракты, применяющие технологию блокчейн, могут позволить использовать систему цифровых и открытых сделок между сетевыми пользователями в рамках децентрализованных баз данных[4].

Лин Уильям Конг и Жигуо Хе относят к функциональным возможностям смарт-контрактов следующее: заключение договоров на неопределенных заранее условиях на основе децентрализованного консенсуса и незатратное алгоритмизированное их исполнение. Для достижения децентрализованного консенсуса необходим распределенный реестр[5].

При этом универсальное определение смарт-контракта еще не выработано[6].

Характеристики смарт-контрактов.

Дж. Дэкс Хансен и Карла Рейес, используя имеющие место в научной литературе подходы, выделили следующие характеристики смарт-контрактов:

– смарт-контракты – это компьютерные программы, которые работают на технологии распределенных реестров;

– смарт-контракты, как правило, представляют собой часть приложения, работающего на технологии распределенных реестров, а не полностью являются такими приложениями;

– смарт-контракты предлагают управляемый событиями функционал: активируясь внешними данными, смарт-контракты будут изменять другие данные;

– внешние данные могут предоставляться «оракулами» – источниками данных, которые передают информацию в смарт-контракты (при этом не все смарт-контракты требуют «оракула»);

– смарт-контракты, могут, действуя на основе информации, предоставляемой оракулами, обеспечивать функциональное выполнение определенных требований и предоставлять доказательства того, что определенные условия были выполнены или, наоборот, не выполнены;

– смарт-контракты могут отслеживать изменения состояний с течением времени;

– смарт-контракты не являются тем же самым, что так называемые рикардианские контракты;

– смарт-контракты автономны в том смысле, что разработчик, создающий их, не должен активно поддерживать, осуществлять контроль или поддерживать контакт с ними во время их функционирования;

– смарт-контракты могут быть самодостаточными, так как могут быть запрограммированы на мобилизацию ресурсов;

– смарт-контракты являются распределенными, так как представляют собой программное обеспечение, работающее на протоколах технологии распределенных реестров, которая предполагает распределение по разным сетевым узлам;

– смарт-контракты гарантируют совершение предполагаемой сделки[7].

Лин Уильям Конг и Жигуо Хе определяют смарт-контракты как цифровые контракты, позволяющие определять условия на основе децентрализованного консенсуса и являющиеся самоподдерживающимися и защищенными от подделывания посредством автоматического исполнения[8].

Без децентрализованного консенсуса одна из сторон может пользоваться большей властью, и традиционное вмешательство третьих сторон, таких, как суды или арбитры, не подходят для решения этой проблемы полностью, поскольку связаны с высокой степень вмешательства человека, которое является менее алгоритмизированным и может быть более дорогостоящим[9].

Смарт-контракты исключают торговые соглашения или об оказании услуг из области документов, требующих постоянного человеческого контроля и преобразуют их в автоматизированные инструменты, которые обеспечивают сложные транзакции между несколькими сторонами[10].

Искусственный интеллект и «смарт-контракт».

При рассмотрении темы смарт-контрактов необходимо понимать, что, как отмечает Ивонн Шефер, смарт-контракты (если переводить на русский язык дословно, «умные контракты») не являются на самом деле умными в рамках терминологии искусственного интеллекта[11].

И в целом, термин «смарт-контракт» не означает обязательной причастности его технологий к технологиям искусственного интеллекта.

Однако есть некоторые отдельные точки пересечения применения этих технологий.

Стив Омоундро отмечает, что недавние разработки в области криптовалют и смарт-контрактов создают новые возможности для применения методов искусственного интеллекта. Эти экономические технологии выиграют от более глубоких реальных знаний и анализа, поскольку они будут интегрированы в повседневную торговлю. Криптовалюты и смарт-контракты также могут предоставлять инфраструктуру для обеспечения соответствия систем искусственного интеллекта определенных правовым нормам и стандартам безопасности по мере их большей интеграции в человеческое общество[12].

Тшилидзи Марвала и Бо Син указывают, что технологии искусственного интеллекта и блокчейна распространяются с феноменальной скоростью, и обе обладают разными уровнями технологической сложности и многомерными бизнес-последствиями. В настоящее время смарт-контракты программируются разными людьми, что означает определенную вероятность несвободы таких контрактов от лазеек и недостатков. Использование искусственного интеллекта в этих процессах может обеспечить достижение свободных от таких багов смарт-контрактов, достижение блокчейна 2.0, реализация которого может обеспечиваться или усиливаться с помощью различных технологий искусственного интеллекта[13].

Простота и легкость написания смарт-контрактов кажется достаточной для многих полностью цифровых сделок, однако по мере того как эти системы начинают взаимодействовать с физическим миром, при приятии решений возникает необходимость в большем интеллекте и реальных знаниях. И системы искусственного интеллекта могут требоваться для перевода информации с самых разных датчиков в короткие сроки[14].

Также в области заключения и исполнения смарт-контрактов системы искусственного интеллекта могут использоваться для создания формальных цифровых версий сводов законов. Кроме того, сложные системы искусственного интеллекта со знанием права могут использоваться для содействия созданию и упрощению нового законодательства[15].

Искусственный интеллект обеспечивает проведение анализа, необходимого для создания и осуществления смарт-контрактов, а также для обеспечения их эффективности, поскольку чем больше данных находится в распоряжении искусственного интеллекта, тем точнее он может предсказывать результаты[16].

Система искусственного интеллекта может также анализировать проходившие переговоры между сторонами по контрактам, чтобы узнать, на каких условиях стороны договаривались ранее, и предложить типы языков и положений, наиболее вероятно подходящих для нового контракта. Плюс к этому, искусственный интеллект может анализировать прошлые контракты для определения переменных, которые не учитывались ранее, и включать их в будущие контракты, а также анализировать эффективность рабочих процессов в прошлых смарт-контрактах и определять потенциальные способы улучшения будущих контрактов[17].

Также применение технологий искусственного интеллекта в смарт-контрактах может использоваться для решения проблем, связанных с их безопасностью.

Исследователи отмечают, что в настоящее время отсутствуют какие-либо определенные стандарты безопасности смарт-контрактов, что означает, что скрытые уязвимости, находящиеся в новых или уже созданных смарт-контрактах, могут потенциально привести к нежелательным результатам, в частности – к денежным потерям, и ситуации такого рода уже известны[18].

Искусственный интеллект может использоваться для тестирования смарт-контрактов, в частности, для формальной верификации: например, для автоматизированного устранения неисправностей, для отладки и анализа и выявления первопричин; а также для разработки программного обеспечения, основанной на поиске (search based software engineering – SBSE)[19].

Заключение

Привлечение технологий искусственного интеллекта к существующим возможностям смарт-контрактов, основанных на блокчейне, экспоненциально повышает их эффективность[20].

В целом, в блокчейне применение искусственного интеллекта может позволить решать следующие задачи и проблемы:

– в связи со стабильностью: искусственный интеллект может оптимизировать потребление энергии;

– в связи с универсальностью: искусственный интеллект может осуществлять общее обучение без централизованного набора данных;

– решение некоторых проблем, связанных с безопасностью;

– в связи с приватностью: искусственный интеллект может улучшить производительность хеш-функции;

– в связи с эффективностью: искусственный интеллект может предсказать вероятность выполнения узлом сети определенных задач майнинга[21].

Согласно нашей концепции, обоснованно выделять нижеследующие потенциальные достоинства применение технологий искусственного интеллекта в смарт-контрактах:

– более высокая степень свободы от человеческого вмешательства;

– повышение эффективности смарт-контрактов в целом посредством внедрения технологий искусственного интеллекта на разных этапах и в разных аспектах их реализации.

Однако практически все основные категории, конструкты и концепты не находят отклика в современном гражданском праве.

Библиография
1.
Cong L.W., He Z. Blockchain Disruption and Smart Contracts // . –41 p.
2.
Combining Blockchain and AI to Make Smart Contracts Smarter / The Global Legal Blockchain Consortium // .
3.
Hansen J.D., Reyes C.L. Legal Aspects of Smart Contract Applications: Digital Asset Sales and Capital Markets, Supply Chain Management, Land Registries, Government Records and Smart Cities, and Self-Sovereign Identity / Perkins Coie LLP // . – 2017. – 15 p.
4.
Hulicki M. The legal framework and challenges of smart contract applications // . – 7 p. – P. 2.
5.
Marwala T., Xing B. Blockchain and Artificial Intelligence // . – 13 p.
6.
Omohundro S. Cryptocurrencies, Smart Contracts, and Artificial Intelligence // AI matters. – 2014, December. – Vol. 1. – № 2. – P. 19–21.
7.
Schäfer Y. Smart contracts – intelligent contracts of the future? // .
8.
Понкин И.В. § 7.9. Использование блокчейн-технологий в государственном управлении // Теория публичного управления: Уч. для магистратуры и программ Master of Public Administration / ИГСУ РАНХиГС при Президенте РФ. – М.: Буки Веди, 2017. – 728 с. – С. 299–306.
References (transliterated)
1.
Cong L.W., He Z. Blockchain Disruption and Smart Contracts // . –41 p.
2.
Combining Blockchain and AI to Make Smart Contracts Smarter / The Global Legal Blockchain Consortium // .
3.
Hansen J.D., Reyes C.L. Legal Aspects of Smart Contract Applications: Digital Asset Sales and Capital Markets, Supply Chain Management, Land Registries, Government Records and Smart Cities, and Self-Sovereign Identity / Perkins Coie LLP // . – 2017. – 15 p.
4.
Hulicki M. The legal framework and challenges of smart contract applications // . – 7 p. – P. 2.
5.
Marwala T., Xing B. Blockchain and Artificial Intelligence // . – 13 p.
6.
Omohundro S. Cryptocurrencies, Smart Contracts, and Artificial Intelligence // AI matters. – 2014, December. – Vol. 1. – № 2. – P. 19–21.
7.
Schäfer Y. Smart contracts – intelligent contracts of the future? // .
8.
Ponkin I.V. § 7.9. Ispol'zovanie blokchein-tekhnologii v gosudarstvennom upravlenii // Teoriya publichnogo upravleniya: Uch. dlya magistratury i programm Master of Public Administration / IGSU RANKhiGS pri Prezidente RF. – M.: Buki Vedi, 2017. – 728 s. – S. 299–306.