Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2039,   статей на доработке: 319 отклонено статей: 830 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Восточноафриканское сообщество. Успехи и проблемы региональной интеграции.
Долгов Кирилл Дмитриевич

соискатель, Институт Африки, Российская академия наук

123001, Россия, г. Москва, ул. Спиридоновка, 30/1

Dolgov Kirill Dmitrievich

post-graduate, Institute for African Studies of the Russian Academy of Sciences

123001, Russia, Moscow, Spiridonovka St., 30/1

Kirill_dolgov@inbox.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предмет исследования в данной статье - это Восточноафриканское сообщество (ВАС). На сегодняшний день Сообщество представлено шестью странами: Бурунди, Руанда, Южный Судан, Кения, Уганда, Танзания. Основное внимание в статье уделено определению тенденции как экономической, так и политической интеграции после обретения странами государственного суверенитета. Также акцент сделан на интенсивности проявления этой тенденции на разных этапах эволюции содружества и перспективе достижения политического единства названных стран в границах федеративного государства. Основываясь на принципе историзма и используя метод исторической реконструкции, автор выявляет главные детерминанты интеграционных процессов в Восточной Африке. Также автор выделяет факторы, препятствующие формированию федерации и образованию нового субъекта международного права в этом регионе. Применение данного метода позволило сделать обоснованный вывод о том, что формированию суверенного федеративного государства на основе существующего регионального экономического альянса (ВАС) воспрепятствуют, прежде всего, ныне проявившиеся и потенциальные трайбалистские и религиозные конфликты в странах Восточной Африки. Также формированию федеративного государства воспрепятствуют социокультурная, прежде всего лингвистическая неоднородность и неуемные амбиции глав государств и политических элит.

Ключевые слова: Африка, Восточноафриканское сообщество, Кения, Танзания, Уганда, Бурунди, Руанда, Южный Судан, Федеративное государство, Экономическая интеграция

DOI:

10.7256/2454-0641.2018.4.26059

Дата направления в редакцию:

19-04-2018


Дата рецензирования:

21-04-2018


Дата публикации:

09-01-2019


Keywords:

Africa, East African Community, Kenya, Tanzania, Uganda, Burundi, Rwanda, South Sudan, Federal state, Economic integration

Введение.

Восточноафриканское сообщество (ВАС) представляет собой результат амбициозного эксперимента, предпринятого правительством ряда стран с целью создания масштабного регионального (экономического, а затем и политического) сообщества на Черном континенте. То, что начиналось как система мер, направленных на унификацию британского колониального правления в начале 20-го века в Восточной Африке, привело к широкому сотрудничеству между Кенией, Танзанией, Угандой, Бурунди, Руандой и Южным Суданом. Страны-участницы ВАС к настоящему времени сумели создать Таможенный союз (2005 г.), «Общий рынок» (2010 г.), добиться определенного прогресса в создании единой валюты. Все эти меры, в конечном счете, были направлены на создание Восточноафриканской федерации.

Начало сотрудничества между отдельными территориями Восточной Африки можно отнести к 1917 году, когда Кения и Уганда сформировали таможенный союз, к которому позднее присоединилась Танганьика (современная Танзания). За этим таможенным союзом последовало создание Высокой комиссии в 1948 году, Восточноафриканской организации общих служб в 1961 году и Восточноафриканского сообщества (далее — ВAC1967) в 1967 году. Однако выгоды, полученные от региональной интеграции, были утрачены, когда ВAC распалось десятилетие спустя. Переговоры о воссоздании ВAC начались после окончания «холодной войны». Cодружество возродилось в ноябре 1999 года, когда Кенией, Угандой и Танзанией был подписан соответствующий договор; он вступил в силу в 2000 году. В 2007 году ВAC расширилось, за счет включения Руанды и Бурунди.

Современная попытка региональной интеграции между государствами-членами ВAC, имела определенные успехи. Большинство государств-членов сотрудничают друг с другом уже более полувека, это сотрудничество получает поддержку международных инвесторов, а успешная интеграция имеет потенциал для обеспечения устойчивого экономического роста и преодоления бедности в государствах-членах.

В то же время ВАС сталкивается с серьезными политическими, экономическими и социальными проблемами [1, с. 37-46]. К числу этих проблем относятся, среди прочего, угрозы миру и безопасности в регионе, слабое участие частного сектора и гражданского общества, отсутствие институционального и финансового потенциала и огромная нехватка инфраструктуры.

Для оценки проекта региональной интеграции, реализуемого в Восточной Африке, и выяснения перспективы этой инициативы, в настоящей статье рассмотрены как факторы, благоприятствующие консолидации стран, так и обстоятельства, затрудняющие интегративные процессы. В работе представлена краткая историческая контекстуализация межгосударственного сотрудничества в регионе. В заключении сделан прогноз относительно политической консолидации стран-участниц ВАС в пределах федеративного государства.

Контекстуализация.

Процесс все более тесного сотрудничества между государствами Восточной Африки развивается уже более века. Можно выделить четыре этапа истории экономической и политической интеграции стран в этом регионе Черного континента.

1894 - 1947: Британский колониальный период. На рубеже 19-го и 20-го веков Кения и Уганда находились под колониальным господством Британии. В 1894 году британцы провели железную дорогу из Уганды в порты Кении, откуда добытые природные минералы могли быть отправлены в Великобританию. Хотя интенсивное региональное сотрудничество никогда не было намерением колониальных правителей, вскоре два административных района начали сотрудничать в других областях, представляющих интерес для колониальных властей (например, Апелляционный суд с юрисдикцией, распространявшейся на оба региона в 1902 году, Почтовый союз в 1911 году, Таможенный союз в 1917 году и Восточноафриканский валютный совет в 1920 году). После победы союзников над Германией и последующей сдачи ее колоний союзным победителям соседняя Танганьика также была включена в эти соглашения и перешла под британское владычество [2, с. 25].

1948 - 1966: Независимость. Следующий период начался с создания квазифедерации между Кенией, Угандой и Танганьикой, которая включала создание общего рынка и ряд общих услуг. Эти услуги были расширены по сравнению с ранее созданными и включали Восточноафриканскую администрацию железных дорог и гаваней, Восточноафриканскую службу по сообщениям и телекоммуникациям и Службы сельскохозяйственных и медицинских исследований. Данные структуры были подчинены Высокой комиссии, состоящей из трех территориальных губернаторов того времени [3, с. 5; 2, с. 25]. Последняя часть этого периода совпала с волной деколонизации, которая охватила Африку, в результате которой все три страны получили независимость: Танганьика в 1961 году, Уганда в 1962 году и Кения в 1963 году. Внутренняя борьба за власть в этих новых независимых странах частично способствовала распаду ВАС1967.

1967 - 1977: Восточноафриканское сообщество. После обретения независимости странами Восточной Африки и создания ВАС1967, экономическое и политическое сотрудничество между тремя странами продлилось лишь десятилетие. Ключевыми факторами, способствующими краху, стали отсутствие политической воли к сотрудничеству между элитами, отсутствие широкой общественной поддержки, несправедливое распределение выгод и издержек среди членов (с наибольшей выгодой для Кении), внутренние идеологические различия между странами (приверженность Танганьики социализму при Джулиусе Ньерере, демократическое выравнивание Кении под руководством Джомо Кеньятты и Уганда под военным правлением Иди Амина), а также чувства экономического национализма и личных интересов, которые привели к постепенному снижению экономического сотрудничества между странами [3, с. 6; 2 с. 26; 4, с. 110; 5, с. 92].

После распада последовал затяжной переговорный процесс, основной целью которого было перераспределить активы Сообщества. Этот переговорный процесс был завершен в только 1984 году. Однако при подписании Соглашения о посредничестве в Восточноафриканском сообществе по разделу активов и обязательств руководители трех бывших государств-членов ВАС1967 осознали недостатки распада и взяли на себя обязательство изучить возможности для будущего сотрудничества [6, с. 137].

1984 – Настоящее время: Возрождение ВАС. Конкретные действия по восстановлению Сообщества начались в начале 1990-х годов, когда лидеры трех бывших государств-членов подписали официальный документ, в котором говорилось о возрождении Сообщества. Постоянная трехсторонняя комиссия, задача которой заключалась в восстановлении ВАС, была создана в 1993 году, после чего был подписан первый протокол о создании секретариата ВАС в 1994 году и, наконец, создан секретариат ВАС в 1996 году. Договор о создании ВАС был подписан всеми тремя государствами-членами в 1999 году и впоследствии вступил в силу в 2000 году [2, с. 27,28].

Договор, в котором было задокументировано создание ВАС, содержал амбициозный план политического, экономического и социального сотрудничества, кульминацией которого должно стать стало создание федеральной политической системы. В то время как Таможенный союз и Общий рынок уже функционируют, актуальной задачей ВАС стало создание валютного союза и политической федерации [3]. (Стоит отметить, что создание федеративных государств с «пестрым» в культурном, религиозном, языковом плане населением неизбежно сопряжено с особыми трудностями, а их устойчивость часто оказывается под угрозой ввиду невозможности формирования единой национальной идентичности граждан [7, с. 23-38].

Политическая воля и коллективные усилия

Несмотря на то, что Танзания, Уганда и Кения имели долгую историю сотрудничества, значительные политические, идеологические, культурные, конфессиональные различия между этими странами привели к разрушению ВАС1967. В 1980-е годы стало очевидным, что социалистическая ориентация Танзании исчерпала себя (высокий уровень безработицы, отсутствие экономического роста и низкий уровень прямых иностранных инвестиций). В то же время гражданская война, разразившаяся в Уганде между силами Иди Амина и Национальным движением сопротивления Йовери Мусевени, превратила большинство политических и экономических структур в руины. Экономика Кении также пережила массовый спад в 1980-х годах, чему способствовали высокий уровень коррупции и низкий уровень развития экономики [6, с. 120]. Однако с начала 1990-х годов все три страны претерпели значительные политические изменения, а экономический рост был достигнут в значительной степени благодаря политике экономической либерализации, которой они придерживались, как это предусмотрено бреттон-вудскими учреждениями (Всемирный банк, МВФ) [8, с. 122]. К концу 1990-х годов все страны достигли относительно высокого уровня демократического развития и сделали серьезные шаги в построении рыночной экономики. Это создало условия, которые способствовали усилиям по региональной интеграции. К тому времени, когда в 2007 году Сообщество расширилось, аналогичные условия сложились в Руанде и Бурунди. К 2013 году четыре из пяти государств-членов считались политически «частично свободными» и только Руанда считалась «несвободной» согласно ежегодному докладу Freedom House (2012), измеряющему степень демократии и политической свободы в странах [9; 10, с. 7].

Одним из наиболее последовательных сторонников региональной интеграции в Восточной Африке является действующий президент Уганды Йовери Мусевени. Он неоднократно выражал свою поддержку консолидации политической и экономической власти государств-членов ВАС. Это мнение широко разделяется элитами государств-членов. Тот факт, что создание политической федерации зафиксировано в Договоре, свидетельствует о приверженности правящих элит этой инициативе во всех странах ВАС [2, с. 32].

Наличие сильной политической приверженности идее интеграции имеет положительные последствия. Это проявляется в значительном согласовании национальной политики и экономического сотрудничества, которое имеет место всем регионе по различным инициативам (например, технологии, исследования, образование, торговля и туризм) [4, с. 107]. В экономической сфере проводятся ежегодные встречи министров финансов стран-членов с целью согласования национальных бюджетов [11, с. 3]. Это привело, например, к выравниванию расходов на здравоохранение и образование в рамках ВАС. В данных областях были увеличены расходы во всем регионе с 2002 года: расходы на образование в среднем увеличились с 3,2% от ВВП в 2002 году до 4,7% в 2011 году, расходы на здравоохранение увеличились с 5,28% до 8,16% ВВП за тот же период [3, с. 15].

Одним из преимуществ региональной экономической интеграции является то, что государства-участники часто взаимодействуют с другими государствами на международной арене как единое целое. Отдельные члены ВАС имеют мало шансов оказывать влияние на третьи стороны, но скоординированные экономические и политические усилия увеличивают свою силу в переговорах с третьими странами. Одним из недавних примеров совместных усилий стран, входящих в ВАС стали переговоры по Соглашению об экономическом партнерстве со странами ЕС и АКТ. Коллективное участие обеспечило больше рычагов для стран ВАС в ходе переговоров с ЕС [5, с. 98]. Такое взаимодействие создает более благоприятные условия для торговли, что, в свою очередь, создает значительный потенциал для устойчивого экономического роста и развития в регионе.

Экономический рост и социальное развитие

Эффективность переговоров с третьими сторонами — явное преимущество региональной интеграции. Региональная интеграция имеет и другие значительные достоинства, которые могут обеспечить устойчивый экономический рост и, следовательно, потенциал для дальнейшего развития.

К основным экономическим выгодам, вызванным региональной интеграцией, относятся рост торговли внутри ВАС, увеличение производства и последующее снижение удельных цен, специализация отраслей, увеличение и улучшение координации потоков прямых иностранных инвестиций. Рост региональной торговли часто подкрепляется отменой таможенных и нетарифных барьеров между государствами (в случае ВАС посредством создания Таможенного союза и Общего рынка). Рост региональной торговли приводит к возникновению эффекта масштаба — явления, которое возникает, когда увеличение производства приводит к повышению эффективности, что приводит к снижению удельных цен, что, в свою очередь, повышает внутреннее потребление. Это явление тесно связано со специализацией отраслей: из-за увеличения объема рынков, доступных для экспорта, увеличения потребления и, прежде всего, интенсивной конкуренции между компаниями, предприятия начинают уделять больше внимания своим основным компетенциям, что приводит к специализации соответствующих товаров. Эта специализация может быть использована на более крупных международных рынках, где компании будут пользоваться конкурентным преимуществом. Наконец, более масштабная рыночная и единая экономическая политика будет более привлекательной, что потенциально может привести к увеличению потоков прямых иностранных инвестиций в регионе, а также к расширению потенциала мобилизационных возможностей внутренних инвестиций. В случае ВАС объединенный, легкодоступный рынок объемом в более чем 130 миллионов человек более привлекателен для иностранных инвесторов, чем меньшие по объему рынки в отдельных странах [5, с. 101-103].

Экономические преимущества региональной интеграции существенны и очевидны. С 2000 по 2010 гг. объем ВВП ВАС увеличился более чем в два раза — с 32 до 79 миллиардов долларов. В совокупности ежегодный экономический рост в регионе в 2010 году составил 6% — значительное достижение, учитывая глобальную экономику, которая продолжает восстанавливаться после глобальных финансовых кризисов 2008 года. В то же время в регионе также наблюдаются заметные притоки прямых иностранных инвестиций в регион, общая сумма которых составляет около 2 млрд. долларов США в 2010 году. Международная торговля показала впечатляющие признаки роста: в 2005 году составила 17,5 млрд. долларов США, а к 2010 году более чем удвоилась до 37 млрд. долларов США [10, с. 6,7].

Это, в свою очередь, привело к увеличению индекса развития человеческого потенциала (ИРЧП, показатель, который измеряет уровень развития человеческого потенциала в государстве, составленный из данных об ожидаемой продолжительности жизни, образовании и ВВП на душу населения) для всех стран региона за последние пять лет [10, с. 5].

Преимущества политического сотрудничества

Как уже отмечалось, одной из ключевых задач, поставленных в Договоре ВАС, подписанном в 1999 году, было создание федеральной политической системы. Ключевая критика инициативы региональной интеграции ВАС заключается в том, что она слишком амбициозна [5, с. 91]. Однако критики пренебрегают долгой историей сотрудничества между странами в этом регионе, которая подробно была описана выше. В то время как регион, несомненно, сталкивается с серьезными проблемами при движении в направлении глубокой социальной, экономической и политической интеграции, обширная история сотрудничества позволяет региону учесть уроки, извлеченные из предыдущих попыток.

Одним из факторов, которые в значительной степени способствовали распаду Сообщества в 1977 году, было осознанное несправедливое распределение благ и издержек региональной интеграции. Современный Секретариат ВАС более пристально контролирует данные процессы при региональной интеграции.

Отсутствие участия и поддержки общественности также было одним из факторов краха ВАС1967. Современное Сообщество допускает больший учет инициатив гражданского общества, что повышает легитимность региональных институтов и интенсифицирует весь процесс интеграции [5, с. 93].

Были воссозданы и расширены ключевые институты, из которых был структурировано ВАС1967 (например, Секретариат, Законодательная ассамблея стран Восточной Африки, Советы министров и Восточноафриканский банк развития). Это обеспечило лучшую координацию усилий государств-членов и способствовало реализации Договора о ВАС [4, с. 109]. Чтобы препятствовать повторению предыдущих ошибок, различные органы и институты ВАС географически распределяются по всей территории региона для противодействия воспринимаемым представлениям о несправедливом распределении благ и издержек.

Одним из уникальных преимуществ, которыми обладает ВАС по сравнению с другими региональными экономическими сообществами в Африке, является значительная культурная близость между государствами-членами [3, с. 8; 2, с. 29]. Действующий президент Уганды Мусевени утверждает, что помимо географической близости государства-члены также в основном имеют общие язык и культуру [2, с. 29]. Хотя суахили является официальным языком в Танзании, Кении и Уганде, он также широко используется на всей территории Бурунди и Руанды, особенно в деловых кругах. Аналогичным образом английский является официальным языком во всех государствах-членах, кроме Бурунди. Эта общность не только поможет создать чувство единства среди граждан ВАС, но и облегчит административное и финансовое бремя для сообщества.

Международная донорская поддержка

В период с 1980 по 1990 год официальная помощь в целях развития странам (далее — ОПР) Африки к югу от Сахары значительно возросла. ОПР на душу населения (в долларах США) в этом регионе увеличилась с 20 долларов США в 1980 году до 30 долларов США в 1990 году. Однако в 2000 году произошло падение ОПР до прежнего уровня. Это было следствием окончания холодной войны (отпала необходимость «покупать» стратегическую поддержку африканских государств), усталости доноров, ростом влияния представителей консервативной власти и смещением донорской помощи на Восточную и Центральную Европу [6, с. 123, 12, с. 14].

Вместе с тем объем ОПР африканским странам значительно увеличился к середине 2000-х годов. Это увеличение ОПР в значительной степени было обусловлено принятием восьми Целей развития тысячелетия (далее — ЦРТ) ООН и всеми ее государствами-членами в 2000 году [12, с. 14,15]. ЦРТ — это восемь международных целей в области развития, которые должны были быть достигнуты к 2015 году. Рост ОПР cтранам Африки, расположенным к югу от Сахары, обусловлен тем, что достичь ЦРТ данному региону будет максимально сложно. В Восточной Африке эта тенденция увеличения поддержки со стороны доноров также заметна: хотя ОПР на душу населения в Танзании увеличилась с 30 долл. США в 1999 году до 46 долл. США в 2006 году, ОПР в Уганде и Кении увеличилась более чем в два раза — с 25 до 52 долл. США и с 10 долл. США до 26 долл. США соответственно в тот же период [12, с. 14]. К 2010 году эти три страны были включены в число 10 крупнейших получателей ОПР в Африке: Танзания получила 2,96 млн. долл. США (3-е место), Уганда - 1,73 млн. долл. США (7-е) и Кения 1,63 млн. долл. США (9-е) [8, с. 2].

В настоящее время большая часть донорской деятельности в Восточной Африке осуществляется через инициативу «Trade Mark East Africa» (далее — TMEA). TMEA координирует ОПР из ряда стран-доноров и учреждений (включая финансирование со стороны правительств Бельгии, Дании, Финляндии, Нидерландов, Швеции, Соединенного Королевства и Соединенных Штатов). TMEA тесно сотрудничает с Секретариатом ВАС, национальными правительствами, частным сектором и гражданским обществом, работая в направлении стимулирования экономического роста, сокращения масштабов бедности и дальнейшего повышения благосостояния. ОПР в ВАС в значительной степени ориентирована на решение проблем интеграции ВАС (таких как недостаточная и слабая региональная инфраструктура, отсутствие продовольственной безопасности, слабые институты и человеческий потенциал, отсутствие безопасности, политическая нестабильность и отсутствие участия частного сектора) [13].

Проблемы и вызовы

В предыдущем разделе были изложены успехи ВАС и среды, способствующей успешной региональной интеграции (воля политической элиты, общие политические и экономические идеологии, высокий потенциал для устойчивого роста и человеческого развития, установившаяся история сотрудничества между членами Сообщества и значительная международная донорская поддержка). Несмотря на значительные успехи, достигнутые в процессе региональной интеграции, на данном этапе ВАС сталкивается с большим количеством проблем и вызовов.

Одной из основных политических проблем региональной интеграции ВАС является отсутствие четко определенной «дорожной карты» для политической федерализации. В то время как Договор ВАС призывает к политической федерации, он не определяет, какие последствия для стран-членов повлечет создание федерации и как достичь этой цели. Политическая федерация предполагает, что государства-члены делегируют некоторые полномочия центральным органам власти (такие, например, как оборона, внешняя политика, организация общего рынка, сфера услуг, поддержание единой инфраструктура). При этом субъекты федерации сохраняют свои полномочия в других областях (таких, как правосудие, образование, здравоохранение, охрана дикой природы и туризм) [2, с. 24, 29-30].

Большинство региональных элит явно привержены плану интеграции и долгосрочному сотрудничеству между государствами Восточной Африки, но при этом правящий класс государств-членов еще не готов брать на себя некоторые полномочия. Значительная концентрация внимания на «справедливом распределении благ и издержек» указывает на то, что частный интерес государств по-прежнему доминирует при оценке перспектив интеграции. Хотя региональная интеграция коренным образом меняет структуру экономики в регионе, государства-члены не готовы к краткосрочным компромиссам, которые негативно скажутся на их актуальном благополучии [5, с. 99].

Кроме того, отдельные страны часто не хотят отказываться от членства в других региональных экономических сообществах (например, SADC, COMESA, CEPGL, IGAD, CEN-SAD, ECCAS) .

Хотя регион показал некоторые признаки внутренней стабильности, различные конфликты угрожают политической стабильности ВАС. Хотя экономическая интеграция имеет потенциал для укрепления мира и безопасности в регионе, она не смогла решить региональные проблемы мира и безопасности за ее пределами. Различные факторы по-прежнему угрожают миру и безопасности в Сообществе в значительной степени из-за прозрачности его границ. Эти угрозы включают организованную преступность и контрабанду, терроризм, пиратство на восточном побережье Африки, конфликты в соседних государствах (Демократическая Республика Конго, Судан, Эфиопия и Сомали), потоки беженцев и «межэтнические» споры [5, с. 103; 10, с. 10].

Экономические проблемы

В процессе формирования таможенного союза ВАС достигнут значительный прогресс, но этот процесс пока не завершен. Широкий перечень товаров по-прежнему исключен из беспроцентного перемещения товаров и услуг в регионе, остаются многочисленные нетарифные барьеры. Хотя общий рынок был официально создан в 2010 году, национальное законодательство в каждом государстве-члене по-прежнему не допускает полного свободного перемещения товаров, услуг и людей [11, с. 3; 2, с. 31].

Внутрирегиональная торговля в Сообществе остается низкой, национальные экономики по-прежнему сосредоточены на экспорте сырьевых товаров третьим странам, а плохая инфраструктура и большие расстояния между городами препятствуют торговле [5, с. 97].

Кроме того, во внутрирегиональной торговле доминирует Кения. В 2009 году на Кению приходилось более трети внутрирегиональной торговли [13, с. 5]. Кения считается торговым центром региона, на нее приходится наибольшая доля экономической активности в Сообществе и в регионе Восточной Африки в целом. Если не предпринимать необходимых мер, то экономическое господство одного государства-члена может подорвать процесс интеграции.

Как отмечалось ранее, действуя коллективно, Сообщество может иметь больший вес на двусторонних или многосторонних переговорах. Однако, даже в сочетании, ВВП сообщества в 2007 году составляло всего лишь 61 миллион долларов США. Если сравнивать с другими экономическими сообществами, например, с Южноафриканским таможенным союзом (1,8 млрд. долл. США) и с Таможенным союзом Европейского союза (17,6 млрд. долл. США), то легко понять, что ВАС по-прежнему оказывает незначительное влияние на мировую экономику [5, с. 98].

Социальные проблемы

Исследования показывают, что почти две трети бурундийцев и треть руандийцев даже не знают о существовании ВАС. Время от времени проявляется существенная оппозиция к ВАС от гражданского общества: их основные проблемы связаны с угрожающим экономическим превосходством Кении и враждебностью между родоплеменными, языковыми и религиозными общностями[5, с. 100, 101; 14, с. 53-72]. Статье 7 Договора ВАС гласит, что ВАС будет «ориентирован на интересы людей». Но изменения в Сообществе в значительной степени определяются экономическими задачами и рыночными отношениями, которые часто противоположны интересам отдельных групп граждан [15, с. 28].

Проблемы развития человеческого потенциала в Восточной Африке не являются новым явлением, но они создают серьезные препятствия процессам региональной экономической интеграции и политической федерализации. Такие проблемы, как бедность (примерно 38% населения живет за чертой бедности), продовольственная и водная безопасность (голод 2010-2011 гг.), неравенство (расширение разрыва в доходах приводит к социальной напряженности) создает внутреннюю политическую нестабильность, которая может угрожать региональному миру и безопасности [10, с. 5,9-10].

Кроме того, в последние десятилетия в регионе наблюдается быстрый рост населения и ускорение процесса урбанизации, что усиливает нагрузку на ограниченные ресурсы. За пять лет с 2005 по 2010 год население региона увеличилось на 25 млн. и составило 139 млн. человек. Это, в свою очередь, создает дополнительные социальные проблемы, такие как высокий уровень безработицы среди молодежи и высокие нагрузки на здравоохранение и образование [10, с. 5,9-10].

Быстрый рост населения также подпитывает страх крестьян, особенно танзанийских, потерять свою землю [15, с. 15]. Бурунди и Руанда имеют сравнительно более высокую плотность населения, чем другие государства (303 и 395 человек на квадратный километр), а в Танзании проживает 47 человек на квадратный километр [16, с. 12]. Танзанийцы опасаются, что свободное передвижение людей может вызвать массовый приток мигрантов из стран Сообщества в Танзанию, что негативно скажется на внутреннем рынке труда. Еще одна социальная проблема заключается в том, что свободное передвижение людей позволит гражданам использовать различия в системах социальной защиты между странами (например, обращаясь за медицинской помощью или пенсионными пособиями в государство-партнер с более эффективной системой) [15, с. 24].

Другие проблемы

Значительная проблема, которая может иметь заметные экономические последствия, это недостаточная (а часто отсутствующая инфраструктура), которая таит в себе угрозы процессу региональной интеграции.

Как уже отмечалось, несправедливое распределение благ и издержек было одним из факторов распада ВАС1967. Этот фактор по-прежнему остается актуальной проблемой, как для элит стран Восточной Африки, так и для населения. Например, жители стран со сравнительно низким уровнем образования, считают, что страны с более образованными гражданами могут получить преимущества от расширения рынков труда. Танзанию, в частности, называют тормозом региональной интеграции из-за подобных опасений ее граждан [15, с. 15; 5, с. 100; 10, с. 10].

Коррупция также остается проблемой для развития ВАС [10, с. 7]. Согласно индексу восприятия коррупции Transparency International (индекс, который оценивает восприятие коррупции в масштабе от 0 до 100), Бурунди набрал 19 пунктов (165 место из 174 стран), Кения 27 пунктов (13 место), Уганда 29 пунктов (130 место ), Танзания 25 пукнтов (102 место) и Руанда 53 пункта (50 место) [17]. Коррупция по-прежнему представляет собой серьезную проблему для развития ВАС. Она разрушает управляемость, минимизирует легитимность власти, понижает качество предоставляемых услуг, подрывает институциональный потенциал правительств, ведет к потере доверия международного сообщества доноров и других акторов международных процессов.

Региональная интеграция в Восточной Африке идет медленнее, чем ожидалось [18, с. 50-66]. Целевые показатели интеграции очень высоки (Таможенный союз к 2005 году, Общий рынок к 2010 году, Денежный союз к 2012 году и Политическая федерация к 2015 году). Реальная динамика процессов интеграции куда скромнее. Создание политической федерации – это конечная цель региональной интеграции стран-участниц ВАС после создания таможенного союза, общего рынка и валютного союза. После подписания Договора 2004 года был создан Комитет по ускорению строительства политической федерации, также впоследствии была учреждена должность заместителя Генерального секретаря ВАС, отвечающего за создание политической федерации. Но на данный момент вопрос создания политической федерации, также как и вопрос введения единой валюты остается открытым.

Потенциальной проблемой для интеграции в Восточной Африке может стать процесс дальнейшего расширения Сообщества. Президент Уганды Мусевени призывает к большей интеграции как восточных, так и центральноафриканских государств [2, с. 22]. В 2007 году в состав ВАС вошли Бурунди и Руанда, в 2016 году к ВАС присоединился Южный Судан. Также интерес к присоединению в разное время проявляли такие страны как Сомали, Малави, Демократическая Республика Конго, Замбия. Однако решения о вхождении новых стран в состав Сообщества должны приниматься после тщательного анализа и с учетом всех политических, экономических и социальных аспектов, так как внутренние конфликты и проблемы государств могут негативно отразиться на процессе интеграции и существовании ВАС в целом.

Заключение

На пути реконструкции и модернизации ВАС достигнуты значительные успехи. Создан таможенный союз, общий рынок, достигнуты определенные результаты на пути учреждения валютного союза и, в конечном счете, построения федеративного государства.

Среди успехов этого политического проекта можно назвать укрепление воли элит к продолжению интеграции и его международную поддержку. Серьезным достижений процесса интеграции является также долгая история сотрудничества государств-членов ВАС. На этом фундаменте можно и дальше гармонизировать межгосударственные отношения и наращивать потенциал устойчивого экономического роста и социально-политического развития.

Несмотря на эти позитивные тенденции, различные негативные факторы могут препятствовать дальнейшей региональной интеграции стран Восточной Африки. К числу таких деструктивных факторов следует отнести политические (отсутствие дорожной карты для политической федерации, колебания политической элиты, региональные конфликты), экономические (отсутствие экономического сотрудничества, слабая внутренняя торговля, малое влияние), социальные (отсутствие популярной общественной поддержки, низкий уровень ИРЧП, быстрый рост населения). Негативное влияние на интеграционные процессы оказывают также слабое развитие инфраструктуры, опасения элит и граждан в несправедливости распределение благ и издержек интеграции, коррупция, угрозы, связанные с расширением Сообщества.

Библиография
1.
Долгов К.Д. Восточноафриканское сообщество вчера и сегодня: проблемы интеграции и перспективы развития // Конфликтология / nota bene. 2017. № 4. С. 37-46. DOI: 10.7256/2454-0617.2017.4.24947 URL: http://nbpublish.com/library_read_article.php?id=24947
2.
Kasaija, P.A. 2004. Regional Integration: A Political Federation of East African Countries? African Journal of International Affairs, 7(1): 21-34.
3.
East African Community (EAC). 2009. Integration of the East African Community: A Comparative Study on the Structure and Functioning of Federations. Available online: http://federation.eac.int/index.php
4.
Katembo, B. 2008. Pan Africanism and Development: The East African Community Model. The Journal of Pan African Studies, 4(2): 107-117.
5.
Reith, S. & Boltz, M. 2011. The East African Community: Regional Integration – Between Aspiration and Reality. Konrad Adenauer Stiftung: International Reports 9/10/2011, 9(1): 91-107.
6.
Kimemia, P. 2000. An overview of the Performance of the East African Economies since 1985: Implications for the New Initiatives on East African Cooperation. African Sociological Review, 4(1): 119-137.
7.
Филиппов В.Р. Этнополитические парадоксы и кризис российского федерализма // Федерализм и региональная политика в полиэтничных государствах. М., 2001. С. 23-38.
8.
Organization for Economic Cooperation and Development (OECD). 2012. Development Aid at a Glance: Statistics by Region – Africa. Available online: http://www.oecd.org/investment/aidstatistics/42139250.pdf
9.
Freedom House. 2013. Freedom in the World 2013. Available online: http://www.freedomhouse.org/sites/default/files/FIW%202013%20Booklet%20-%20for%20Web.pdf
10.
Society for International Development (SID). 2012. The State of East Africa 2012: Deepening Integration, Intensifying Challenges. Available online: http://www.sidint.net/content/state-east-africa-2012-deepening-integration-intensifying-challenges
11.
East African Community Secretariat (EACS). 2010. Trade Report 2008. Available online: http://www.eac.int/trade/index.php?option=com_docman&task=doc_download&gid=44&Itemid=49
12.
Stein, H. 2009. A Brief History of Aid in East Africa: The Political Economy of Convergence. CESifo Forum, Ifo Institute for Economic Research at the University of Munich, 10(4): 13-22.
13.
African Development Bank (AFDB). 2011. Eastern Africa: Regional Integration Strategy Paper 2011 – 2015. Available online: http://www.afdb.org/fileadmin/uploads/afdb/Documents/Policy-Documents/East%20Africa%20-%20Rev%20RISP%20.pdf
14.
Филиппов В.Р. Восточноафриканское сообщество: от межправительственной организации к федеративному государству? // Международное право и международные организации. 2017. № 3. С. 53-72. DOI: 10.7256/2454-0633.2017.3.23347. URL: http://e-notabene.ru/pmpmo/article_23347.html
15.
East African Community. 2011. Report of the Team of Experts on Addressing the Fears, Concerns and Challenges of the East African Federation. Available online: http://federation.eac.int/index.php?option=com_docman&task=doc_download&gid=142&Itemid=136
16.
East African Community. 2011a. EAC Facts and Figures Report – 2011. Available online: http://www.eac.int/statistics/index.php?option=com_docman&task=doc_download&gid=133&Itemid=153
17.
Transparency International (TI). 2012. Corruption Perceptions Index 2012. Available online: http://cpi.transparency.org/cpi2012/results/
18.
Долгов К.Д. Причины неудачи региональной интеграции в Восточной Африке в 1970-х годах ХХ столетия. // Конфликтология / nota bene. 2017. № 3. С. 50-66. DOI: 10.7256/2454-0617.2017.3.23908. URL: http:// nbpublish.com/library_read_article.php?id=2390
References (transliterated)
1.
Dolgov K.D. Vostochnoafrikanskoe soobshchestvo vchera i segodnya: problemy integratsii i perspektivy razvitiya // Konfliktologiya / nota bene. 2017. № 4. S. 37-46. DOI: 10.7256/2454-0617.2017.4.24947 URL: http://nbpublish.com/library_read_article.php?id=24947
2.
Kasaija, P.A. 2004. Regional Integration: A Political Federation of East African Countries? African Journal of International Affairs, 7(1): 21-34.
3.
East African Community (EAC). 2009. Integration of the East African Community: A Comparative Study on the Structure and Functioning of Federations. Available online: http://federation.eac.int/index.php
4.
Katembo, B. 2008. Pan Africanism and Development: The East African Community Model. The Journal of Pan African Studies, 4(2): 107-117.
5.
Reith, S. & Boltz, M. 2011. The East African Community: Regional Integration – Between Aspiration and Reality. Konrad Adenauer Stiftung: International Reports 9/10/2011, 9(1): 91-107.
6.
Kimemia, P. 2000. An overview of the Performance of the East African Economies since 1985: Implications for the New Initiatives on East African Cooperation. African Sociological Review, 4(1): 119-137.
7.
Filippov V.R. Etnopoliticheskie paradoksy i krizis rossiiskogo federalizma // Federalizm i regional'naya politika v polietnichnykh gosudarstvakh. M., 2001. S. 23-38.
8.
Organization for Economic Cooperation and Development (OECD). 2012. Development Aid at a Glance: Statistics by Region – Africa. Available online: http://www.oecd.org/investment/aidstatistics/42139250.pdf
9.
Freedom House. 2013. Freedom in the World 2013. Available online: http://www.freedomhouse.org/sites/default/files/FIW%202013%20Booklet%20-%20for%20Web.pdf
10.
Society for International Development (SID). 2012. The State of East Africa 2012: Deepening Integration, Intensifying Challenges. Available online: http://www.sidint.net/content/state-east-africa-2012-deepening-integration-intensifying-challenges
11.
East African Community Secretariat (EACS). 2010. Trade Report 2008. Available online: http://www.eac.int/trade/index.php?option=com_docman&task=doc_download&gid=44&Itemid=49
12.
Stein, H. 2009. A Brief History of Aid in East Africa: The Political Economy of Convergence. CESifo Forum, Ifo Institute for Economic Research at the University of Munich, 10(4): 13-22.
13.
African Development Bank (AFDB). 2011. Eastern Africa: Regional Integration Strategy Paper 2011 – 2015. Available online: http://www.afdb.org/fileadmin/uploads/afdb/Documents/Policy-Documents/East%20Africa%20-%20Rev%20RISP%20.pdf
14.
Filippov V.R. Vostochnoafrikanskoe soobshchestvo: ot mezhpravitel'stvennoi organizatsii k federativnomu gosudarstvu? // Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii. 2017. № 3. S. 53-72. DOI: 10.7256/2454-0633.2017.3.23347. URL: http://e-notabene.ru/pmpmo/article_23347.html
15.
East African Community. 2011. Report of the Team of Experts on Addressing the Fears, Concerns and Challenges of the East African Federation. Available online: http://federation.eac.int/index.php?option=com_docman&task=doc_download&gid=142&Itemid=136
16.
East African Community. 2011a. EAC Facts and Figures Report – 2011. Available online: http://www.eac.int/statistics/index.php?option=com_docman&task=doc_download&gid=133&Itemid=153
17.
Transparency International (TI). 2012. Corruption Perceptions Index 2012. Available online: http://cpi.transparency.org/cpi2012/results/
18.
Dolgov K.D. Prichiny neudachi regional'noi integratsii v Vostochnoi Afrike v 1970-kh godakh KhKh stoletiya. // Konfliktologiya / nota bene. 2017. № 3. S. 50-66. DOI: 10.7256/2454-0617.2017.3.23908. URL: http:// nbpublish.com/library_read_article.php?id=2390