Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1869,   статей на доработке: 317 отклонено статей: 768 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Российский Дальний Восток в геоэкономическом пространстве АТР: институциональная трансформация
Коломейцева Наталья Андреевна

кандидат политических наук

заведующая, кафедра политологии, Дальневосточный федеральный университет

690922, Россия, Приморский край, г. Владивосток, ул. Пос. Аякс, О., 10, каб. D545

Kolomeitseva Natal'ya Andreevna

PhD in Politics

Head of the department of Political Science, Far Eastern Federal University

690922, Russia, Primorsky Krai, Vladivostok, Pos. Ayaks Street 10, office # D545

tsyganok.na@dvfu.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Коломейцев Юрий Юрьевич

Директор Центра социальных инноваций "Чёрный куб"

690003, Россия, Приморский край, г. Владивосток, ул. Верхнепортовая, 38, оф. 307

Kolomeitsev Yurii Yur'evich

Director of the Center of Social Innovations "the Black cube"

690003, Russia, Primorskii krai, g. Vladivostok, ul. Verkhneportovaya, 38, of. 307

info@blackcub.ru

Аннотация.

Предметом данного исследования является институциональная трансформация российского присутствия в политико-экономическом пространстве Азиатско-Тихоокеанского региона. Автором выделяются факторы, препятствующие процессу интеграции России в АТР и, наряду с ними, аспекты федеральной "восточной" политики, преломляющие негативные тенденции на данном участке внешней политики государства. В качестве одной из переменных институциональной трансформации выделяется количество международных форумов, организованных российской стороной за последние пять лет. Проведенный анализ свидетельствует о том, что пик активизации "восточного" внешнеполитического вектора РФ приходится на момент резкого ухудшения межгосударственных отношений на "западном" направлении. В статье задействован обширный первичный материал, подобранный исследователем из различных источников, на основе которого применяется системный поход в целях определения формата происходящей трансформации на внешнеполитическом векторе РФ. В данном исследовании автором приводятся несколько противоречивых тенденций протекания процесса интеграции России в АТР и анализируются созданные Россией, а также странами и организациями Азиатско-Тихоокеанского региона институты, способствующие вхождению РФ на крупнейшие рынки наиболее развивающегося и населенного мирового региона. В заключении делается вывод о меняющейся роли России в геоэкономическом пространстве АТР.

Ключевые слова: АТР, внешняя политика, институты, процессы, Дальний Восток России, федеральная политика, региональная политика, форумы, международное сотрудничество, международная интеграция

DOI:

10.25136/2409-8671.2018.2.25812

Дата направления в редакцию:

23-03-2018


Дата рецензирования:

28-03-2018


Дата публикации:

04-07-2018


Abstract.

The subject of this study is the institutional transformation of Russia’s activity in political and economic space of the Asia-Pacific region. The author highlights the factors that hamper the process of integration of Russia into the Asia-Pacific region and, along with them, the aspects of the Federal "Eastern" policy that refract the negative trends of the foreign policy of the State in this area. The number of international forums organized by the Russian side over the past five years is marked as one of the variables of the institutional transformation. The analysis showed that the peak of activation of the "Eastern" foreign policy vector of the Russian Federation comes at a time of the drastic decline in inter-state relations in the "Western" direction. The article uses an extensive primary material selected by the researcher from various sources, which serves as the basis for the system approach with a view to determine the format of the ongoing transformation of the foreign policy vector of the Russian Federation. The author of the study presents several contradictory trends in the process of Russia's integration into the Asia-Pacific region and analyzes the institutions created by Russia and the countries and organizations of the Asia-Pacific region which contribute to entry of the Russian Federation to the largest markets of the fast developing and most populated world region. The article concludes on the changing role of Russia in geo-economic space of the Asia-Pacific region. 

Keywords:

regional policy, federal policy, Russian Far East, processes, institutes, foreign policy, Asia Pacific, forums, international cooperation, international integration

За последние несколько лет Российской Федерацией как актором международной политики был обеспечен весомый задел для дальнейшего всестороннего углубления отношений со странами АТР на основе взаимного учета национальных интересов. Предпринят ряд политических шагов для позиционирования нашей страны как активного участника региональных интеграционных процессов в Восточной Азии.

В отличие от многих других мировых регионов, испытывающих влияние внешнего политического и финансово-экономического давления, сопровождающего современный кризис системы международных отношений, ситуация в АТР в последние годы отличается относительной стабильностью.

Во многом это было вызвано самим характером межгосударственной интеграции в регионе. Несмотря на глубокие политические противоречия между некоторыми государствами АТР, в регионе существует множество сил, чье поведение на международной арене, в соответствии со своими интересами направлено на обеспечение гармонии и взаимодействия между крупнейшими акторами региона – Китая, Японии и др. Прежде всего, речь идет о странах Юго-Восточной Азии, которые на сегодняшний день создали наибольше количество интеграционных форматов в регионе, среди которых АСЕАН, АРФ, ВАС, АСЕАН+1, АСЕАН+3, АСЕАН+6, СМОА+, АСЕАНАПОЛ и ряд других.

По мнению некоторых исследователей, включение таких мировых держав, как Россия и США, в интеграционные процессы Азиатско-Тихоокеанского региона может быть затруднено ввиду нежелания азиатских стран превращать площадку межгосударственного взаимодействия в арену для политического доминирования [2].

Впрочем, как показывает политическая практика, включение тех же России и США в интеграционное пространство Восточно-Азиатских саммитов (ВАС) в 2011 году способствовало значительному расширению повестки объединения, что, в конечном итоге, повысило статус диалоговых площадок ВАС в рассмотрении ключевых вопросов Азиатско-Тихоокеанского региона на высшем политическом уровне [3. C. 24].

Именно данные две тенденции прослеживаются в выстраивании российского «восточного» внешнеполитического вектора РФ на современном этапе.

С одной стороны, речь идет о региональном аспекте. Федеральные власти, начиная с 2013 года, реализуют правительственную программу по развитию дальневосточного региона России, призванного стать «воротами» России в Азиатско-Тихоокеанский регион. Именно дальневосточному региону (и, соответственно, властям на этом уровне) правительство отводит ключевое место в выстраивании тесных торгово-экономических отношений. Главенствующую роль в этом процессе в этом процессе играют:

1) азиатские инвесторы, готовые к реализации проектов на создаваемых в Дальневосточном федеральном округе на территориях опережающего развития и свободного порта Владивосток;

2) созданные федеральным центром властные институты, состоящие из Министерства по развитию Дальнего Востока и подведомственных ему учреждений, к компетенции которых отнесен не только перечень определенных внутренних вопросов, но и внешних.

С другой стороны, речь идет об интеграции России как субъекта мировой политики в институты азиатско-тихоокеанского пространства. С момента ухудшения отношений со странами западного мира в 2014 году руководство нашей страны ищет альтернативные варианты для продвижения взглядов на формирование современной системы мироустройства, в которых заинтересованы, как раз-таки, страны развивающегося мира. Основой этим взглядам служит идея о незыблемом суверенитете государств. Это формула выстраивания внешней политики является привычной для азиатских государств, а сам характер интеграционных объединений в Азии построен скорее на создание форматов межгосударственного взаимодействия, решения которых будут основываться на учете национальных интересов акторов, нежели на создании властного наднационального уровня, которым национальные правительства передают свои полномочия (что свойственно интеграционным объединениям Запада).

В настоящее время Российская Федерация состоит в таких региональных объединениях, как Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС), Азиатско-Тихоокеанский парламентский форум (АТПФ), Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА), «Шестисторонние переговоры», Восточноазиатский саммит (ВАС), Ассоциация государств Юго-Восточной Азии и России (АСЕАН+1), Региональный форум АСЕАН по безопасности (АРФ), Совещание министров обороны АСЕАН с диалоговыми партнерами («СМОА плюс»), Ассоциация руководителей национальных полиций государств-членов АСЕАН (АСЕАНАПОЛ).

При этом, стоит признать, что задачи, которые Россия выполняет в рамках работы девяти вышеперечисленных организаций АТР практически не коррелируют с теми преобразованиями, которые мы сегодня наблюдаем на Дальнем Востоке России. Согласно официальным отчётам Министерства иностранных дел РФ последних трех лет, реальная экономическая интеграция осуществляется только в рамках взаимодействия России со странами АТР в организациях АТЭС (прежде всего, в энергетической сфере), АТПФ (развитие транспортной инфраструктуры, в сферах продовольственной и энергетической безопасности), СВМДА (формирование единой экономической повестки АТР) [5].

В остальных региональных организациях, членом которых является РФ, страны-участницы, как правило, координируют свои усилия в области безопасности, разоружения, военного сотрудничества и медицины. Вопросы экономического развития решаются, как правило, в рамках двухсторонних встреч между представителями государств, которые могут быть вплетены в архитектуру проходящих международных форумов только формально и иногда даже не отображать общую событийную повестку. Например, в 2015 году в рамках многостороннего взаимодействия России и стран АСЕАН стороны организации АСЕАН+1 – Россия и Вьетнам заключили соглашение о зоне свободной торговли, хотя по происшествию года, на третьем форуме «Россия-АСЕАН» вопрос о создании ЗСТ с другими странами Юго-Восточной Азии или с объединением АСЕАН даже не поднимался.

Многие эксперты объясняют низкую степень реального экономического взаимодействия России и стран АТР в рамках международных институтов региона теми сложностями, которые испытала РФ при вхождении как в общерегиональные структуры, так и в институты субрегионов. В первом случае, необходимо вспомнить, что Россия с момента распада Советского Союза пыталась войти в АТЭС, однако в силу низкой доли товарооборота со странами АТР по формальным признакам момент вступления страны в организацию затягивался. Во втором случае, те же самые процессы происходили при создании площадки «Россия-АСЕАН», первый форум в рамках которой был проведен только в 2005 году. Кроме того, что касается северо-восточного направления взаимодействия со странами АТР, проект «Туманган», начавший свою реализацию в 90-е гг. в российско-китайско-корейской приграничной зоне и некогда считавшийся одним из самих перспективных интеграционных объединений мира, в настоящее время ввиду многочисленных политических разногласий в субрегионе является «замороженным». Базовое в современный период для СВА объединение между Китаем, Японией и Южной Кореей (CJK) пусть и не без временных этапов ухудшения политических отношений является эффективным инструментом экономического взаимодействия в субрегионе. Однако, политического стремления начать интеграционный процесс России и CJK, как со стороны РФ, так и со стороны стран Азиатско-Тихоокеанского кольца мы не наблюдаем.

Впрочем, внутренняя институционализация на Дальнем Востоке России в сфере привлечения зарубежных инвестиций в экономику ДФО в скором времени может способствовать тесному взаимодействию азиатских инвесторов и российского бизнеса в рамках территорий опережающего развития (ТОР) и свободного порта Владивосток (СПВ). С этой целью в структуре Министерства по развитию Дальнего Востока за два года были созданы Корпорация и Фонд развития Дальнего Востока, агентства по привлечению человеческого капитала и по привлечению инвестиций и поддержке экспорта. На уровне федерального округа был создан инвестиционный совет и агентство по привлечению инвестиций, а президентским распоряжением введен институт инвестиционного уполномоченного президента [1. С. 67].

Вместе с тем, стоит отметить, что из зарегистрированных правительственной подкомиссией резидентов ТОР и СПВ предприятий компаний с зарубежным капиталом не более 5%. Преференции, которые сегодня предусмотрены механизмами ТОР и СПВ, к сожалению, не дают весомых конкурентных преимуществ дальневосточному направлению для азиатского капитала по сравнению с зонами свободной торговли и свободными экономическими зонами в Китае, Южной Корее, Индонезии и в некоторых других странах АТР. Ведение бизнеса на Дальнем Востоке может сопровождаться такими негативными факторами, как малочисленность потребительского рынка, снижающаяся покупательская способность, ярко выраженная сезонность многих отраслей экономики. В первую очередь, это говорит о том, что для реализации целей дальневосточных «точек роста» по привлечению инвестиций из-за рубежа необходима, в том числе, и политическая воля на высшем уровне.

Справедливость данного тезиса подчеркнул проведенный в сентябре 2016 года второй Восточный экономический форум во Владивостоке, участие в котором приняли президент РФ Владимир Путин, японский премьер-министр Синдзо Абэ и южнокорейский президент Пак Кын Хе. В рамках пленарного заседания форума глава японского правительства заверил российского лидера от лица бизнеса своей страны о том, что Япония намерена увеличить степень включенности своих компаний в экономике Дальнего Востока России. Ключевой предпосылкой такого решения Синдзо Абэ назвал стремление федерального руководства России к ускоренному развитию своих дальневосточных рубежей, географически расположенных в АТР, отметив при этом, что интересы России и Японии по данному вопросу совпадают.

Действительно, как показывает практика международных отношений в Азиатско-Тихоокеанском регионе, встречи между политическими лидерами России и высших чиновников из стран Восточной Азии существенно продвигают экономическое партнёрство. Интенсификация международных связей на высшем уровне в регионе наблюдается с момента проведения саммита АТЭС во Владивостоке в 2012 году. Начиная с этого времени, число международных мероприятий АТР, проводимых Россией росло. Причем, за последние годы они проводились не только в России, но и в крупнейших экономиках Азиатско-Тихоокеанского региона (см. табл. 1):

Таблица 1

Перечень международных мероприятий АТР, инициированных федеральными властями за 2012-2017 гг.

Название

Время проведения

Место проведения

1

Саммит Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества

сентябрь 2012 г.

г. Владивосток, РФ

2

Деловой форум «Россия-АСЕАН»

май 2013 г.

г. Санкт-Петербург, РФ

3

Сессия ПМЭФ «Фьючерсы на сырьевом и технологическом рынках: новая эра сотрудничества России и Азии»

апрель 2013 г.

г. Сеул, Республика Корея

4

Деловой форум «Индонезия – Россия: инвестиционные стратегии»

февраль 2014 г.

г. Джакарта, Индонезия

5

Российско-Японский инвестиционный форум «Открытие новых сфер инвестиционного сотрудничества между Россией и Японией»

март 2014 г.

г. Токио, Япония

6

37-е Годовое собрание Ассоциации финансовых институтов развития Азиатско-Тихоокеанского региона

апрель 2014 г.

г. Москва, РФ

7

Российско-Корейский экономический форум «Добро пожаловать на Дальний Восток»

декабрь 2014 г.

г. Сеул, Республика Корея

8

Инвестиционный круглый стол «Перспективы развития сферы металлургии в России и Китае»

декабрь 2014 г.

г. Пекин, КНР

9

I Восточный экономический форум

сентябрь 2015 г.

г. Владивосток, РФ

10

Сессия ПМЭФ «Новые подходы в российской экономике: локализация и инновации»

март 2016 г.

г. Боао, КНР

11

Деловой форум «Россия-АСЕАН»

май 2016 г.

г. Сочи, РФ

12

II Восточный экономический форум

сентябрь 2016 г.

г. Владивосток, РФ

13

III Восточный экономический форум

сентябрь 2017 г.

г. Владивосток, РФ

Источник: Росконгресс

Значимый вклад в развитие деловых и экономических контактов между Россией и странами АТР вносят и регионы Дальнего Востока. Так, например, согласно данным департамента международного сотрудничества Администрации Приморского края, за период 2015-2017 гг. официальные лица региона инсценировали и приняли участие более чем в 100 межрегиональных форумах. При участии региональных органов власти были созданы такие организации, как Саммит по международным связям и сотрудничеству региональных администраций стран Северо-Восточной Азии, Ассоциация региональных администраций стран Северо-Восточной Азии (АРАССВА), Российско-Китайский Координационный совет по межрегиональному и приграничному торгово-экономическому сотрудничеству (РККС), Постоянная смешанная комиссия по экономическому сотрудничеству между дальневосточными регионами Российской Федерации и Хоккайдо, Япония [4].

Таким образом, за последние пять лет Российская Федерация сделала огромный скачок в развитии торгово-экономических и деловых контактов в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Была создана институциональная база на территории Дальневосточного федерального округа, выстроена сеть регулярно проводимых форумов международного взаимодействия стран АТР, произошла интенсификация межрегионального сотрудничества в Северо-Восточной Азии. Впрочем, по-прежнему негативное влияние на выстраивание конструктивных экономических отношений в регионе играют ментальные, административные и социально-экономические факторы. На наш взгляд, решить обозначенные проблемы, вероятно, способно встраивание России в эффективные механизмы регионального экономического сотрудничества в АТР, прежде всего, на субрегиональном уровне. Азиатские деловые и политические круги все еще с настороженностью относятся к проектам развития, предложенным Российской Федерацией. Однако, при реализации подобных шагов на высшем политическом уроне, учитывая возросшую роль России в Азиатско-Тихоокеанском и Центрально-азиатском регионах в связи со смещением общего политического вектора РФ за последние годы, Россия непременно будет рассматриваться ведущими экономическими кругами АТР в качестве необходимого субъекта на ведущих торгово-экономических площадках Азиатско-Тихоокеанского пространства.

Библиография
1.
Коломейцева Н. А. Детерминанты международной деятельности региона Российской Федерации / Актуальные вопросы современного общества / Под ред. И. Н. Титаренко. Ставрополь: Логос, 2016.
2.
Лукин А. Л. Россия и формирующееся экономическое сообщество Северо-Восточной Азии: роль Республики Корея // Ойкумена. Регионоведческие исследования. 2016. №3(38).
3.
Стапран Н. В. Участие России в механизмах многостороннего взаимодействия в Восточной Азии // Вестник МГИМО-Университета. 2014. № 3.
4.
Международное сотрудничество // Официальный сайт Администрации Приморского края и органов исполнительной власти Приморского края. 2016. URL: http://primorsky.ru/ (дата обращения: 23.03.2018).
5.
Обзоры внешнеполитической деятельности / Министерство иностранных дел Российской Федерации. URL: http://www.mid.ru/ru/activity/review (дата обращения: 02.11.2017)
References (transliterated)
1.
Kolomeitseva N. A. Determinanty mezhdunarodnoi deyatel'nosti regiona Rossiiskoi Federatsii / Aktual'nye voprosy sovremennogo obshchestva / Pod red. I. N. Titarenko. Stavropol': Logos, 2016.
2.
Lukin A. L. Rossiya i formiruyushcheesya ekonomicheskoe soobshchestvo Severo-Vostochnoi Azii: rol' Respubliki Koreya // Oikumena. Regionovedcheskie issledovaniya. 2016. №3(38).
3.
Stapran N. V. Uchastie Rossii v mekhanizmakh mnogostoronnego vzaimodeistviya v Vostochnoi Azii // Vestnik MGIMO-Universiteta. 2014. № 3.
4.
Mezhdunarodnoe sotrudnichestvo // Ofitsial'nyi sait Administratsii Primorskogo kraya i organov ispolnitel'noi vlasti Primorskogo kraya. 2016. URL: http://primorsky.ru/ (data obrashcheniya: 23.03.2018).
5.
Obzory vneshnepoliticheskoi deyatel'nosti / Ministerstvo inostrannykh del Rossiiskoi Federatsii. URL: http://www.mid.ru/ru/activity/review (data obrashcheniya: 02.11.2017)