Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2006,   статей на доработке: 332 отклонено статей: 800 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Фразеологизмы как отражение мировоззрения народа (на материале анализа фразеологизмов с компонентами УД/ДУША/Seele в осетинском, русском и немецком языках)
Дзахова Вероника Тамбиевна

доктор филологических наук

доцент кафедры немецкого языка Северо-Осетинского государственного университета имени Коста Левановича Хетагурова

363110, Россия, республика Северная осетия-Алания, село Михайловское, ул. Вильямса, 6, кв. 8

Dzakhova Veronika Tambievna

Doctor of Philology

Associate Professor of the Department of the German Language at North Ossetian State University

363110, Russia, respublika Severnaya osetiya-Alaniya, selo Mikhailovskoe, ul. Vil'yamsa, 6, kv. 8

tambi69@mail.ru
Дзодзикова Заида Бахтынгереевна

доктор филологических наук

профессор кафедры общего и осетинского языкознания Северо-Осетинского государственного университета имени Коста Левановича Хетагурова

362001, Россия, республика Северная осетия-Алания, г. Владикавказ, ул. Л.толстого, 234

Dzodzikova Zaida Bakhtyngereevna

Doctor of Philology

Professor of the Department of General and Ossetian Language Studies at North Ossetian State University

362001, Russia, respublika Severnaya osetiya-Alaniya, g. Vladikavkaz, ul. L.tolstogo, 234

dzodzikova@mail.ru

Аннотация.

Предметом исследования в данной статье являются фразеологизмы осетинского, русского и немецкого языков с компонентами УД/ДУША/SEELE. Целью анализа являлось выявление универсальных и специфических черт данных понятий в сопоставляемых языках. Как и предполагалось, наиболее значимыми анализируемые понятия являются для осетинского и русского языков, для носителей которых важную роль играет приверженность христианству. Ослабление религиозных верований немцев отразилось в языке в использовании слова Seele в переносном значении как «сердцевина каких-либо инструментов, предметов». Прибегая к семному и грамматическому методам анализа, устанавливается грамматическая структура фразеологизмов и внутренняя форма, характер которой устанавливается с помощью сопоставления значения фразеологизма с буквальным значением компонентов. Новизна исследования заключается в том, что впервые сопоставляются фразеологизмы трех индоевропейских языков, два из которых (осетинский и русский) несколько веков находятся в состоянии тесного контакта, а третий (немецкий) сталкивается с ними лишь в учебном процессе, при преподавании осетинской и русской аудиториям немецкого языка.

Ключевые слова: фразеологизмы, лингвокультурология, внутренняя форма, семный анализ, грамматический анализ, сопоставительный анализ, осетинский язык, немецкий язык, русский язык, мировоззрение

DOI:

10.25136/2409-8698.2018.2.25811

Дата направления в редакцию:

23-03-2018


Дата рецензирования:

31-03-2018


Дата публикации:

10-04-2018


Abstract.

The subject of this research is the phraseological units with such components as Ud/DUSHA (Soul)/SEELE in Ossetian, Russian and German languages. The purpose of the analysis is to define universal and specific features of these terms in the languages being compared. As the authors assumed in the very beginning, these are the most important terms for Ossetian and Russian languages spoken by Christians. Germans demonstrate less commitment to religion which is reflected in the term Seele which means the core of instruments or items. Appealing to the seminal and grammatical methods of analysis, the authors of the article describe a grammatical structure and internal form of phraseological units through comparing the meaning of phraseological units to the literal meaning of their components. The novelty of the research is caused by the fact that for the first time in the academic literature the authors compare phraseological units of three IndoEuropean languages, two languages (Ossetian and Russian) being closely connected with each other for many centuries, and the third language (German) being used only in the process of teaching the German language to Ossetians or Russians. 

Keywords:

comparative analysis, grammatical analysis, seminal analysis, internal form, linguoculturology, phraseological units, Ossetian, German, Russian, world view

Фразеологизмы как отражение мировоззрения народа (на материале анализа фразеологизмов с компонентами УД/ДУША/Seele в осетинском, русском и немецком языках)

Метафорическое определение В.Н. Телии фразеологического состава языка как зеркала, в котором лингвокультурная общность идентифицирует свое национальное самосознание[8, с.9], является, пожалуй, самым точным с точки зрения сущности указанного лингвистического явления. Как следует из данного определения, фразеологизмы, понятные и знакомые носителям языка, могут стать для иностранцев ключом к разгадке национального духа, поскольку отражают мировоззрение народа намного глубже, чем отдельные слова. Наиболее легкий способ для определения национальной специфики фразеологизмов заключается в сравнении и сопоставлении фразеологизмов нескольких языков. Это могут быть как близкородственные языки, так и языки неродственные, но контактирующие в определенных ситуациях.

Анализируя значение ФЕ, мы, вслед за [9], исходим из того, что фразеологическая семантика представляет собой полиструктуру. Собственно фразеологическое значение включает в себя грамматическое значение и семантическое содержание. Если грамматическое значение устанавливается на основании определения частеречной доминанты, то для исследования семантического содержания необходим как учет особенностей образования, так и влияние экстралингвистических факторов. Таким образом, семантика фразеологизма складывается из мотивированности, внутренней формы и образности. Учет этих компонентов значения полезен и при переводе художественных произведений с одного языка на другой. В художественном тексте часто встречаются места, которые плохо поддаются передаче в иную культурно-эстетическую среду, и на первый план выходит сохранение образности фразеологических единиц как важной составляющей художественной стилистики данного произведения[4].

В данной статье делается попытка сопоставить фразеологизмы осетинского, немецкого и русского языков. Осетинский и русский языки тесно контактируют на протяжении более чем двух веков в повседневной жизни. Подавляющее число осетин являются сегодня билингвами. С немецким языком осетинский и русский сталкиваются в процессе преподавания немецкого языка в школах и вузах. Современное изучение иностранного языка должно пойти дальше простого выучивания грамматики и лексики и попытаться помочь учащимся проникнуть в глубины сознания представителей другого языка. На наш взгляд, наиболее подходящим материалом для достижения этой цели является фразеологический фонд языка.

В данной статье предпринята попытка сопоставления фразеологизмов с компонентами УД/ДУША/SEELE в осетинском, русском и немецком языках и выявление их общекультурных и национально-специфических черт.

Понятие УД занимает важное место в осетинском языке, о чем свидетельствует большое количество сложных слов с компонентом уд . Так, понятие «живой» передается по-осетински как удæгас , т.е. тот, у кого жива душа. А «покой, удобство» обозначаются словом удæнцой , что дословно означает «спокойствие для души». Интересны слова удхор «убийца, душегуб», дословно «съедающий душу»; удыбæстæ «рай», дословно «место для души»; удисæн «смерть, агония», дословно «испускание духа», æнæуд «бездушный; неодушевленный; пустой»; удхæссæг «ангел, уносящий душу умершего; перен. противный, ненавистный», дословно «уносящий душу»; удыхос «эликсир», дословно «лекарство для души» и другие [10, с. 343].

В немецком языке есть ряд сложных слов с компонентом Seele, в которых данное понятие употребляется в метафорическом значении для обозначения внутренней части чего-либо. Лексема Seele имеет в немецком языке значение «сердечник, сердцевина; жила; канал».Рассмотрим, например, слова Seelenachse «ось ствола»; Seelensdurchmesser «калибр»; Seelenrohr «внутренняя труба ствола». Данное слово используется и для усиления какого-либо признака, например, в словах seelensgut «очень добрый», seelenvergn ü gt «очень веселый». В осетинском и русском языках переносного значения у анализируемых слов нет.

Рассмотрим фразеологизмы с компонентом уд в осетинском языке и их соответствия в русском и немецком языках.

Фразеологизм уд авæрын/ уд раттын имеет значение «полностью, без остатка отдаться какому-либо делу, быть очень щедрым». Дословно ФЕ переводится «отдать/положить душу». Аналогичным фразеологизмом в русском языке является отдать всю душу . В немецком языке есть фразеологизм с аналогичным значением mit ganzer Seele bei etwas sein «всей душой быть в каком-то деле, вкладывать всю душу во что-либо». Во всех трех сопоставляемых языках внутренняя форма ФЕ совпадает. И по своей синтаксической функции, основанной на соответствии фразеологизмов частям речи, которыми они могут быть замещены в предложении, сопоставляемые фразеологизмы являются глагольными, так как выполняют в предложении роль сказуемого.

Уд сисын «умереть», дословно «поднять душу». В данном фразеологизме отчетливо видно направление души после смерти, т.к. глагол сисын имеет значение «поднимать наверх». Русский фразеологизм испустить дух не указывает на направление, здесь важно, что дух покидает тело. Это же характерно и для немецкого фразеологизма die Seele aushauchen «испустить дух», дословно «выдохнуть». Еще один немецкий фразеологизм die Seele hingeben дословно означает «отдать душу». Интересным представляется в данном фразеологизме глагол hingeben , который обозначает «отдавать; жертвовать». Можно предположить, что в данном фразеологизме зашифрована мысль о том, что смерть не зависит от воли человека, от его желания, она является жертвой во имя чего-то лучшего.

Указанный фразеологизм сопоставим с русским фразеологизмом отдать Богу душу . Для полного понимания значения данного фразеологизма следует вспомнить выражение из Библии «Бог дал, Бог взял ». Таким образом, в сознании русского человека Бог, дающий жизнь, душу, имеет право забирать ее в любой момент. Как справедливо отмечает Н.А.Колкова, основное значение русских фразеологизмов, связанных со смертью – неизбежность [7]. При этом, согласно христианским верованиям, загробная жизнь лучше земной, что отражается во фразеологизмах уйти в лучший мир, отойти в лучшую жизнь , в реальный мир . Данные фразеологизмы во всех трех языках являются глагольными.

У многих народов смерть ассоциируется в сознании людей с переходом из одного состояния в другое, с расставанием души и тела, с концом жизненного пути. Подобные представления являются универсальными. «В них заложены ключевые характеристики данного явления: необратимость, трагизм, существование на грани жизни и смерти…» [12].

Если движение души вверх означает смерть, то движение души вниз означает сильный страх, испуг. В осетинском языке это передается фразеологизмом уд къæхты бынæй агæпп кодта «душа выпрыгнула из-под ног». В русском языке мы говорим душа в пятки ушла . В немецком языке фразеологизм со сходным значением не обнаружен. С синтаксической точки зрения и в осетинском, и в русском языке данные фразеологизмы представляют собой законченные предложения с подлежащим и сказуемым.

Фразеологизм уды хай , дословно «часть души» означает «жена, супруга». В русском языке аналогичное выражение душа моя является ласковым, вежливым обращением к кому-либо. Таким образом, несмотря на одинаковую лексическую наполняемость, данные обороты речи не являются синонимичными и могут ввести собеседницу в затруднительное положение, если к ней из желания выразить свое хорошее отношение обратятся по-осетински со словами мæ уды хай, что тождественно обращению «моя женушка».

Фразеологизм уды хъæд , дословно «стержень души», переводится как «характер». В русском языке в аналогичном значении используется лексема дух : он сильный духом (т.е. имеет внутренний стержень, точно знает, чего хочет, в чем смысл жизни). В русском языке есть метафора, которая имеет в своем лексическом составе слово стержень : внутренний стержень человека. Так характеризуют человека, который продолжает двигаться вперед к своей цели под давлением жизненных трудностей.

Немецкий фразеологизм «ein Herz und eine Seele sein » переводится на русский языка как «жить душа в душу ». Значение фразеологизма становится понятным, если обратиться к толковому словарю. Лексемы das Herz и die Seele являются синонимами и обозначают чувства и моральные ощущения человека, его внутреннее психологическое состояние, душевный склад. Таким образом, данный фразеологизм означает, что для счастливой совместной жизни люди должны одинаково воспринимать окружающий мир, иметь одинаковые душевные переживания, отражая в сознании объективную действительность.

Аналогичный фразеологизм в русском языке звучит душа в душу – очень дружно, в полном согласии. В русском языке лексема душа , наряду с обозначением бессмертной субстанции, в которой выражается божественное начало человека, означает совокупность психических явлений, переживаний, внутренний, психический мир человека. Таким образом, «жить душа в душу » – это иметь схожий внутренний мир, одинаково переживать явления и события окружающей действительности.

Осетинский фразеологизм «А» æмæ «О»-йæ цæрын тоже переводится на русский язык как «жить душа в душу». Частица а в осетинском языке имеет значение «На! Возьми!», а утвердительная частица о – согласие «да». Таким образом, данный фразеологизм обозначает такое совместное существование двух людей, при котором один всегда соглашается с тем, что предлагает второй. В этом фразеологизме в краткой форме сформулировано главное правило счастливой совместной жизни: хочешь жить счастливо, не спорь, а беспрекословно делай то, что предлагает партнер. В русском языке это можно передать словами «жить в мире и согласии».

Сопоставив все три фразеологизма, можно увидеть, что в них зашифровано отношение этносов к понятию «счастливая жизнь». Для немцев и русских важно, чтобы совпадал внутренний мир супругов, в то время как для осетин на первый план выходит полное согласие с действиями второго супруга.

Проведенный анализ является небольшим фрагментом сопоставления фразеологизмов осетинского, русского и немецкого языков и позволяет сделать следующие выводы:

1. Во всех трех сопоставляемых языках широко представлены слова и словосочетания с компонентами УД/ДУША/SEELE. В немецком языке слово Seele употребляется и в переносном значении, обозначая внутреннюю часть чего-либо, или для усиления семантики слова (Seeleachse «ось ствола», seelensgut «очень добрый»). В русском и осетинском языках анализируемые понятия используются только в прямом значении.

2. Во всех трех сопоставляемых языках представлены фразеологизмы с компонентами уд/душа/ Seele , что также говорит о значимости данных понятий в сознании соответствующих этносов. Но количество фразеологизмов с указанными компонентами в русском и осетинском языках значительнее, так как христианская культура и христианское мировоззрение носителям этих языков присущи в большей степени.

3. Во всех трех языках с понятием душа , вернее, с ее испусканием, уходом, связано представление о смерти. При этом в осетинском фразеологизме, в отличие от немецкого и русского, есть указание на движение души вверх после смерти, что отражает своеобразие религиозных верований осетин.

4. В осетинском и русском языках есть довольно много метафорических слов и выражений, отражающих важность и значимость души для человека. Именно наличие души является характеристикой живого человека, в то время как ее отсутствие говорит о его смерти (как в прямом, так и в переносном смысле, ср. выражение бездушный человек в русском и æнæуд адæймаг в осетинском).

5. При сопоставительном анализе фразеологизмов важна правильная трактовка, а не перевод компонентов фразеологизма, так как только внутренняя форма помогает проникнуть в сознание этноса и попытаться понять его мировосприятие.

Библиография
1.
Айларты И., Гæджынаты Р., Кцойты Р. Ирон диссæгтæ æмæ æмбисæндттæ. – Дзæуджыхъæу: Ир, 2006. – 712 с.
2.
Апресян Ю.Д. Коннотация как часть прагматики слова (лексикографический аспект)// Избранные труды.-Т.2. Интегральное описание языка и системная лексикография.-М., 1995.-С. 171-172.
3.
Бинович Л.Э., Гришин Н.Н. Немецко-русский фразеологический словарь./Под ред. д-ра Малиге-Клаппенбах и К.Агрикола. – М.: Русский язык, 1975. – 656 с.
4.
Дзахова В.Т., Дзапарова М.К. Функции фразеологизированной лексики в создании художественного образа в драме Фридриха Шиллера «Вильгельм Телль» и ее перевод на осетинский язык. //Современные проблемы науки и образования. 2015. № 2 (часть 3)/URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=23686 (дата обращения: 19.03.2018).
5.
Дзодзикова З.Б. Краткий фразеологический словарь осетинского языка: учебно-методическое пособие. – Владикавказ: ИПЦ ИП Цопанова А.Ю., 2017. – 180 с.
6.
Добровольский Д.О. Образная составляющая в семантике идиом// Вопросы языкознания.-1996.-№1.-С. 71-93.
7.
Колкова Н.А. Концепт «Смерть» в пословичных текстах// Вестник ОГУ. 2008. № 11. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/kontsept-smert-v-poslovichnyh-tekstah (дата обращения: 19.03.2018).
8.
Телия В.Н. Русская фразеология. Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты.-М.: Школа «Языки русской культуры», 1996.-284с.
9.
Оботнина Е. В., Иванова Е. В. Фразеологическая семантика как полиструктура // Вестник ТГПУ. 2017. №6 (183). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/frazeologicheskaya-semantika-kak-polistruktura (дата обращения: 19.03.2018).
10.
Осетинско-русский словарь/под общей ред. А.М.Касаева. – М.: Государственное издательство иностранных и национальных словарей 1952 г. – 540 с.
11.
Учебный фразеологический словарь https://phraseologiya.academic, дата обращения 19.03.2018)
12.
Ялалова Р. Р. Фразеологические единицы, характеризующие смерть, в английском, немецком и русском языках // Lingua mobilis. 2012. №5 (38). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/frazeologicheskie-edinitsy-harakterizuyuschie-smert-v-angliyskom-nemetskom-i-russkom-yazykah (дата обращения: 19.03.2018).
References (transliterated)
1.
Ailarty I., Gædzhynaty R., Ktsoity R. Iron dissægtæ æmæ æmbisændttæ. – Dzæudzhykh''æu: Ir, 2006. – 712 s.
2.
Apresyan Yu.D. Konnotatsiya kak chast' pragmatiki slova (leksikograficheskii aspekt)// Izbrannye trudy.-T.2. Integral'noe opisanie yazyka i sistemnaya leksikografiya.-M., 1995.-S. 171-172.
3.
Binovich L.E., Grishin N.N. Nemetsko-russkii frazeologicheskii slovar'./Pod red. d-ra Malige-Klappenbakh i K.Agrikola. – M.: Russkii yazyk, 1975. – 656 s.
4.
Dzakhova V.T., Dzaparova M.K. Funktsii frazeologizirovannoi leksiki v sozdanii khudozhestvennogo obraza v drame Fridrikha Shillera «Vil'gel'm Tell'» i ee perevod na osetinskii yazyk. //Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. 2015. № 2 (chast' 3)/URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=23686 (data obrashcheniya: 19.03.2018).
5.
Dzodzikova Z.B. Kratkii frazeologicheskii slovar' osetinskogo yazyka: uchebno-metodicheskoe posobie. – Vladikavkaz: IPTs IP Tsopanova A.Yu., 2017. – 180 s.
6.
Dobrovol'skii D.O. Obraznaya sostavlyayushchaya v semantike idiom// Voprosy yazykoznaniya.-1996.-№1.-S. 71-93.
7.
Kolkova N.A. Kontsept «Smert'» v poslovichnykh tekstakh// Vestnik OGU. 2008. № 11. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/kontsept-smert-v-poslovichnyh-tekstah (data obrashcheniya: 19.03.2018).
8.
Teliya V.N. Russkaya frazeologiya. Semanticheskii, pragmaticheskii i lingvokul'turologicheskii aspekty.-M.: Shkola «Yazyki russkoi kul'tury», 1996.-284s.
9.
Obotnina E. V., Ivanova E. V. Frazeologicheskaya semantika kak polistruktura // Vestnik TGPU. 2017. №6 (183). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/frazeologicheskaya-semantika-kak-polistruktura (data obrashcheniya: 19.03.2018).
10.
Osetinsko-russkii slovar'/pod obshchei red. A.M.Kasaeva. – M.: Gosudarstvennoe izdatel'stvo inostrannykh i natsional'nykh slovarei 1952 g. – 540 s.
11.
Uchebnyi frazeologicheskii slovar' https://phraseologiya.academic, data obrashcheniya 19.03.2018)
12.
Yalalova R. R. Frazeologicheskie edinitsy, kharakterizuyushchie smert', v angliiskom, nemetskom i russkom yazykakh // Lingua mobilis. 2012. №5 (38). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/frazeologicheskie-edinitsy-harakterizuyuschie-smert-v-angliyskom-nemetskom-i-russkom-yazykah (data obrashcheniya: 19.03.2018).