Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1937,   статей на доработке: 310 отклонено статей: 746 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Теоретические и организационно-практические проблемы современного дознания
Зырянова Елена Евгеньевна

адъюнкт, Уральский юридический институт Министерства внутренних дел Российской Федерации

620089, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Родонитовая, 12

Zyryanova Elena

adjunct at Ural Law Institute under the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation

620089, Russia, Sverdlovsk Region, Yekaterinburg, str. Rodonitovaya, 12, ap. 97

alulusik2015@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом исследования является дознание, как форма предварительного расследования. В статье ставиться задача, рассмотреть теоретические и организационно-практические проблемы современного дознания. Особое внимание уделено проблемам, связанным с деятельностью начальника подразделения дознания. Выделено несколько блоков существующих проблем. Автором предложено, решить исследуемые проблемы посредством внесения изменений и дополнений в уголовно-процессуальный закон. В подтверждении, автор дает обобщенную характеристику проведенного опроса прокурорских работников и статистической информации. Такой взгляд будет интересен сотрудникам специализированных подразделений дознания. В работе автор использует различные методы исследования, такие как анализ, обобщение, сравнение, а также статистические методы. Новизна исследования заключается в том, что автор обосновывает позицию необходимости изменения срока проведения проверки сообщения о преступлении, изменения формы обвинительного постановления, а также изменения процедуры утверждения итоговых решений дознавателей. Вместе с тем автором предлагаются конкретные предложения по изменению текста Уголовно-процессуального кодекса РФ.

Ключевые слова: дознание, полномочия, полиция, доследственная проверка, предварительное расследование, начальник подразделения дознания, законность, функции, контроль, обвинительное постановление

DOI:

10.7256/2454-0692.2018.1.25619

Дата направления в редакцию:

04-03-2018


Дата рецензирования:

04-03-2018


Дата публикации:

24-05-2018


Abstract.

 The subject of the research is the inquiry as a form of preliminary investigation. In her research Zyrianova sets a goal to analyze theoretical and organization-practical issues that may arise in the process of comtemporary inquiry. The author focuses on the problems that are related to the activity performed by the head of the inquiry subdivision. Zyrianova describes several groups of problems. The author suggests that aforesaid problems should be solved by making changes and amendments to the criminal procedure laws. To prove her statement, the author provides a general description of the survey of public prosecution and statistical information officers. The author's point of view will be of interest to inquiry subdepartments officers. In her research the author has used such research methods as analysis, generalisation, comparision and statistical methods. The novelty of the research is caused by the fact that the author proves the need to change the timeline for respondign to the message about a crime being committed, the form of the court decision and procedure for confirmation of the final decisions made by the investigation officer. Moreover, the author of the article makes particular recommendations regarding changes that should be made in the the Russian Federation Code of Criminal Procedure.  

Keywords:

inquiry, control, functions, legality, chief of inquiry, preliminary investigation, pre-investigation, police, powers, the indictment ruling

В юбилейный год российской полиции следует напомнить, что современная модель полиции и дознания - это результат длительных и сложных исторических преобразований, реформ и модернизаций протяженность в несколько веков.

Полиция сегодня это «система государственных органов исполнительной власти, призванная защищать жизнь и здоровье человека, его права и свободы, собственность, интересы общества и государства от преступных и иных противоправных посягательств, наделенная правом принуждения…». Кроме того, полиция является составной частью единой централизованной системы федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел. Состоящая из подразделений (в том числе и подразделений дознания), организаций и служб, полиция создана в интересах «защиты жизни, здоровья, прав и свобод граждан Российской Федерации, иностранных граждан, лиц без гражданства, для противодействия преступности, охраны общественного порядка, собственности и для обеспечения общественной безопасности».

Дознание, в настоящее время это, прежде всего, форма предварительного расследования, осуществляемого дознавателем (следователем) по уголовному делу, по которому производство предварительного следствия не обязательно.

Дознание давно перестало быть «начальной» формой расследования.

Из-за произошедших в нашей стране социально-политических и экономических изменений оно стало сложным, а по объему временных и процессуальных затрат практически сравнимо с предварительным следствием. Ежегодно увеличивается масштаб служебных задач, стоящих перед подразделениями дознания, и регистрируется постоянный рост количества уголовных дел и материалов, подследственных им.

В связи с чем, органы и должностные лица, производящие дознание, занимают и всегда занимали особое место в системе правоохранительных органов. Они, одни из первых, лицом к лицу сталкиваются с жертвами преступлений и лицами, их совершившими, первыми вступают с ними в противостояние, от исхода которого зависит результат борьбы.

Глубина и качество дознания, точность и сила собранных дознавателем доказательств – это результат сложного, напряженного и подлинно творческого труда, который в основном предопределяет движение и судьбу каждого уголовного дела.

Именно поэтому к предварительному расследованию, работе дознавателя и его непосредственным руководителям предъявляются самые высокие требования.

Однако, несмотря на это, многие ученые и практики к этой форме расследования относятся недостаточно серьезно, продолжая считать ее некой начальной формой, предвосхищающей предварительное следствие.

Данная позиция высказана рядом авторов. Например, С.В. Супрун полагает, что дознание – это сокращенное следствие [1, с. 141].

Его мнение разделяют такие авторы как С.А. Захарова и А.Б. Сергеев, указывающие, что отличия предварительного следствия и дознания по срокам сомнительны, так как в совокупности срок дознания (30 суток с возможностью продления прокурором еще на 30 суток) тождественен сроку предварительного расследования (2 месяца) [2, с. 64-65].

Но есть авторы, которые высказываются за сохранение дознания и его дальнейшее совершенствование. Например, О.В. Мичурина предлагает рассматривать две модели дознания: «1) дознание в неполном объеме, а иначе производство неотложных следственных действий и 2) дознание в полном объеме с сохранением всех его особенностей, как формы предварительного расследования» [3, с. 466].

Изложенное, а также ряд других причин дают основание заключить, что дознание до настоящего времени остается наиболее проблемным институтом современного уголовно-процессуального права.

Несмотря на предпринимаемые законодателем шаги, проблемы дознания, как формы предварительного расследования, до сих пор не могут считаться ни теоретически, ни организационно-практически разрешенными.

Обращая внимание на данное обстоятельство, Т.В. Пилюгина пишет по этому поводу следующее: «законодатель изначально определил предварительное следствие на ступень выше дознания, предоставив ему уголовно-процессуальное превосходство. А реформа уголовно-процессуального законодательства привела к расширению перечня преступлений, подследственных органам дознания. На них, помимо расследования, возложены задачи по организации раскрытия преступлений. А объем работы больше, чем у следователей. В результате чего работа в подразделениях дознания становится менее привлекательной» [3, с. 31-32].

В связи с вышеизложенным, следует отметить, что совершенствование института дознания - это приоритетное направление развития правового, нормативного и организационного регулирования предварительного расследования, а также кадрового и материально-технического его обеспечения.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство России, регламентирующее производство дознания, не отвечает в полной мере потребностям правоприменительной практики и нуждается в дальнейшем совершенствовании.

Предпримем попытку назвать и разобраться в некоторых уголовно-процессуальных проблемах современного дознания. В частности, на проблемах, связанных с деятельностью начальника подразделения дознания (далее НПД), как субъекта уголовно-процессуальной деятельности.

Прежде всего, хотелось бы остановиться на проблемах, касающихся процессуальных принципов, которые всегда были темами научных дискуссий, и по сей день остаются актуальными в научных спорах. Прежде всего, такое положение вещей связано с незавершенностью теоретических основ научных разработок, которые были положены в основу современной концепции принципов уголовного судопроизводства. Разрабатывая УПК РФ, законодатель поставил перед собой задачу изменения существующего типа уголовного судопроизводства с розыскного на состязательный. Однако, не пойдя по пути поиска и закрепления чего-то нового, избрал иной путь - корректировки социалистических принципов. Тем самым, он не только не снял проблему принципов, а усложнил её концептуально, переведя из разряда научных дискуссий в ранг законодательных изъянов.

Начальник подразделения дознания, являясь субъектом уголовно-процессуальной деятельности, обязан неукоснительно следовать принципам уголовного судопроизводства, в связи с чем, любые изменения, дополнения и нововведения в этой области касаются и его деятельности тоже.

Поэтому, на наш взгляд, как с позиции науки уголовного процесса, так и с позиции правоприменения актуален вопрос о том, соблюдается ли провозглашенный принцип состязательности в досудебной деятельности начальника подразделения дознания.

Напомним, что непосредственный руководитель специализированного подразделения дознания наделен уголовно-процессуальным законом широкими властными и процессуальными полномочиям. В частности, он вправе:

-возбуждать уголовное дело,

-определять ход движения дела,

-приостанавливать, прекращать уголовное дело,

-формулировать и предъявлять обвинение,

-самостоятельно производить следственные и иные процессуальные действия,

-собирать, проверять и оценивать доказательства,

-собирать доказательства, оправдывающие и смягчающие вину лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления,

-удовлетворять или отклонять ходатайства защиты и т.д.

Таким образом, по действующему УПК РФ, начальник подразделения дознания, как лицо, ответственное за ведение дела, вынужден совмещать функцию обвинения с функцией расследования и разрешения дела. Осуществляя это, с одной стороны, путем собирания, исследования и оценки доказательств обвинения, а с другой - путем осуществления доказывания обстоятельств, оправдывающих и смягчающих вину лица, совершившего преступления. В таких условиях принцип состязательности в деятельности НПД на стадии предварительного расследования носит в большей степени формально-декларативный, чем реальный характер. В досудебном производстве, как и прежде, определяющую роль играет публичный характер деятельности.

Начальник подразделения дознания, участвуя в уголовном судопроизводстве, призван представлять интересы государства. Он, как участник, наделен законом публичными полномочиями. Поэтому, не свои решения и действия он обосновывает, не свои личные процессуальные интересы (например, как потерпевший или обвиняемый) отстаивает, а интересы общества и государства. Публичный интерес определяет характер его уголовно-процессуальных полномочий, которые выступают в двуединстве прав и обязанностей. Кроме этого, публичный характер деятельности накладывает свой отпечаток и на содержание процессуальных функций, выполняемых начальником подразделения дознания в уголовном судопроизводстве, и на правоотношения, возникающие в результате реализации им установленных уголовно-процессуальным законом полномочий.

Следующий блок проблем современного дознания касается соблюдения режима законности и процессуальных сроков.

Современный этап развития российского общества и государства, участие России в международных отношениях требует от всех государственных органов и любого должностного лица правоохранительной системы неукоснительного соблюдения принципа законности. Для НПД это означает точное, неукоснительное соблюдение законодательства РФ и принятие на его основе законных, обоснованных и мотивированных решений, не противоречащих УПК РФ. Законность задает «тон» всей деятельности НПД, определяет комплекс целенаправленных мероприятий, их последовательность и совокупность. А совокупность и последовательность определяется процессуальными сроками, рассчитанными на качественное и быстрое разрешение дела.

Между тем, анализ и обобщение практики, в том числе с использованием большого личного практического опыта автора (включая деятельность в качестве НПД, а также непосредственное расследование уголовных дел в форме дознания), подвел его к суждению о том, что в рассматриваемом аспекте остаются неразрешенными ряд вопросов. Они требуют своего законодательного переосмысления. Прежде всего, это касается объема процессуальных полномочий НПД.

При этом, учитывая, что в последнее время позиция законодателя к существенному расширению процессуальных средств, используемых для проверки сообщения о преступлении, в том числе в части следственных действий, сохраняется, начальнику подразделения дознания следует включаться в работу уже на этапе доследственной проверки. То есть, тогда, когда дознавателями начинают проводиться проверочные следственные и иные процессуальные действия, закрепляются доказательства и выясняется позиция сторон. Его инициативная, профессиональная, требовательная и волевая позиция о проведении проверки по материалам специализированного подразделения дознания в соответствующем ключе может облегчить и ускорить путь к реализации назначения уголовного судопроизводства. Функцию контроля над своевременностью, законностью и обоснованностью принимаемых процессуальных решений на начальном этапе способен выполнить только он. Тем самым, способствовать быстрому и полному раскрытию преступления, изобличению виновных и обеспечению правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был установлен и ни один невиновный не был привлечён к уголовной ответственности. Полноценное и качественное процессуальное руководство действиями дознавателя, которое будет выражаться в соответствующих своевременных, законных и необходимых процессуальных решениях как по материалу проверки, так и в последующем по уголовному делу, может осуществить только непосредственный руководитель.

Данную задачу представляется можно решить посредствам внесения изменений и дополнений в УПК РФ. В частности, автор полагает, что п. 1 ч. 1 ст. 401 УПК РФ надлежит изложить в следующей редакции: «1) поручать дознавателю специализированного подразделения дознания проведение в десятидневный срок проверки сообщения о преступлении, принятие по нему решения в порядке, установленном статьей 145 настоящего Кодекса, выполнение неотложных следственных действий либо производство дознания в общем порядке или сокращенного дознания по уголовному делу».

Проведенный нами опрос прокурорских работников показал, что и они положительно оценивают предложенные нами изменения действующего УПК РФ. Так 61 % опрошенных респондентов поддержали возможность установления десятидневного срока принятия решения по сообщению о преступлении. А статистические иллюстрации деятельности сотрудников полиции на территории Свердловской области за 1 полугодие 2017 г. указывают на то, что 46 % (94954) от общего числа всех зарегистрированных заявлений и сообщений о преступлении разрешаются именно в срок от трех до десяти суток.

К другим спорным и не менее проблемным моментам можно отнести следующие вопросы:

- вопрос передачи начальнику органу дознания самостоятельного права продления срока проверки сообщения о преступлении до 30 суток;

- вопрос наделения начальника подразделения дознания самостоятельным правом отменять незаконные и необоснованные постановления дознавателя (должностного лица, специализированного подразделения, которое осуществляет предварительное расследование в форме дознания) об отказе в возбуждении уголовного дела и прекращения уголовного дела;

- вопрос наделения начальника подразделения дознания правом согласования обвинительного акта и обвинительного постановления;

- вопрос наделения начальника подразделения дознания правом возвращать уголовное дело для производства дополнительного дознания, пересоставления обвинительного акта или обвинительного постановления и о производстве дознания в общем порядке;

- вопрос сокращения сроков и количества необходимых следственных и иных процессуальных действий при производстве дознания по уголовным делам;

- вопрос упрощения обвинительного акта и обвинительного постановления по содержанию и форме, а также процедуры окончания дознания в целом;

- вопрос исключения из подследственности органов дознания преступлений, для расследования которых изначально требуется время, выходящее за рамки первоначально установленного УПК РФ.

Наиболее проблемным на сегодняшний день и требующим переосмысления, по мнению автора, является вопрос наделения начальника подразделения дознания полномочием по согласованию обвинительного акта и обвинительного постановления.

Обвинительный акт и обвинительное постановление это две формы документа, которым оканчивается производство дознания.

Обвинительное постановление является документом, который составляется дознавателем по окончании производства дознания по окончании производства дознания в сокращенной форме, а обвинительный акт - по окончании производства дознания в общем порядке.

Как в первом, так и во втором случае названные документы определяют:

- появление в уголовном деле такого участника уголовного судопроизводства, как обвиняемый;

- момент (дату и время) завершения предварительного расследования в форме дознания;

- пределы судебного разбирательства уголовного дела в суде.

Из чего следует, что обвинительный акт и обвинительное постановление это не просто процессуальные документы, а итоговые решения дознавателей, формулирующие обвинения на основе доказательств, изобличающих лицо в совершении преступления.

Однако, несмотря на названные сходства, содержание этих документов имеют некоторые различия, и регулируется различными статьями УПК РФ.

В связи, с чем у ученых возникают резонные вопросы: «В чем же заключается различие между обвинительным актом и обвинительным постановлением, которым завершается производство по уголовному делу в форме дознания? Какой смысл введения нового процессуального акта, определяющего появление нового участника уголовного судопроизводства – обвиняемого – и завершение производства дознания, если его содержание идентично?» [4, с. 153]. И мнения считать, что «любое дознание (в обычном порядке и сокращенное) может завершаться составлением обвинительного акта». Для этого совсем не обязательно иметь терминологические различия в наименовании итоговых процессуальных документов.

На наш взгляд такая позиция не совсем правильная. Законодателю, соблюдая принцип процессуальной экономии (упрощения и рационализации производства сокращенного дознания), следовало бы упростить заключительный этап дознания в сокращенной форме, не путем терминологических перемен, а путем упрощения самой формы. Обвинительное постановление должно быть именно постановлением, иначе говоря, схожим по форме с постановлением о привлечении лица в качестве обвиняемого.

Таким образом, обвинительное постановление будет представлять собой итоговый документ процессуальной деятельности дознавателя в сокращенной форме в отношении конкретного лица, вынесенный на основе внутреннего убеждения и вывода о виновности подозреваемого в совершении преступления, после оценки совокупности произведенных необходимых и достаточных следственных действий, а также собранных доказательств.

В обвинительном постановлении предлагается указывать:

1) дату и место его составления;

2) должность, фамилию и инициалы лица, составившего постановление;

3) данные о лице, совершившем преступление, включая обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;

4) описание преступления с указанием места и времени его совершения, способов, мотивов, целей, последствий и других обстоятельств, имеющих значение для данного уголовного дела;

5) формулировку обвинения с указанием пункта, части, статьи Уголовного кодекса Российской Федерации;

6) перечень доказательств, подтверждающих обвинение;

7) сведения о потерпевшем, гражданском истце и гражданском ответчике.

Оформленное таким образом постановление, дознавателю, с точки зрения оперативности и эффективности, следовало бы согласовать у своего непосредственного руководителя-начальника подразделения дознания.

Закрепившаяся в УПК РФ процедура утверждения итоговых решений дознавателей (сотрудников, специализированных подразделений осуществляющих предварительное расследование в форме дознания) по уголовным делам у начальника органа дознания, как нам представляется, не отвечает современным требованиям правоприменительной практики.

Реалии таковы.

Начальник органа дознания (в территориальных органах районного масштаба это начальник отдела полиции) зачастую ограничивается организационно-административными обязанностями. Частично или полностью абстрагируясь от процессуальных вопросов, привык доверять осведомленности и профессионализму начальника подразделения дознания. Он, как непосредственный руководитель, постоянно находящийся во взаимодействии с объектом контроля, способен качественно изучить материалы уголовного дела, оценить достаточность или напротив неполноту проведенных следственных действий, совокупность собранных доказательств, проверить соблюдение процессуальных сроков, отсутствие самооговора обвиняемого и других существенных нарушений УПК РФ, а большинстве случаев, помочь с формулировкой обвинения. Эти доводы не трудно подтвердить практикой и доводами таких ученых, как Д.А. Гришин [6, с. 20], С.Н. Бурцев [7, с. 129] и Д.Ю. Сафоненко [8, с. 101].

Разрешение перечисленных вопросов, требует своей корректировки, путем соответствующих изменений и дополнений УПК РФ. Поэтому можно сделать вывод о том, что совершенствование процедуры дознания это приоритетное направление развития правового регулирования предварительного расследования. Внесение соответствующих изменений в действующий уголовно-процессуальный закон позволит повысить эффективность ведомственного процессуального контроля, обеспечить соблюдение законности и обоснованности процессуальных действий и решений должностных лиц органов дознания, принципов и прав участников уголовного судопроизводства, а также повысит качество расследования уголовных дел.

Библиография
1.
Супрун С.В. Дознание-сокращенное следствие? // Российский юридический журнал. 2010. №5. С. 141.
2.
Захарова С.А., Сергеев А.Б. Дознание как форма расследования: правовое регулирование, тенденции развития: учеб. пособие. Челябинск: ЧЮИ МВД России, 2008. С. 64-65.
3.
Мичурина, О.В. Концепция дознания в уголовном процессе российской федерации и проблемы ее реализации в органах внутренних дел: дис.... д-ра юрид. наук / О.В. Мичурина.-М., 2008. – С. 466.
4.
Пилюгина Т.В. Имидж и профессионализм сотрудников органов дознания // Российский следователь. 2007. №9. С. 31-32.
5.
Рязапов А.А. Окончание предварительного расследования с обвинительным заключением (актом, постановлением) и направление уголовного дела в суд: дис. канд. юрид. наук – И., 2014.-С. 20
6.
Гришин Д.А. Реализация принципа законности при производстве дознания: Автореф. … дис. канд. юрид. наук – М., 2009.-С. 20
7.
Бурцев С.Н. Процессуальный статус начальника подразделения дознания // Вестник Орловского государственного университета. — Орел: Изд-во Орлов, гос. ун-та, 2008.-№4.-С. 129.
8.
Сафоненко Д.Ю. Организация процессуальной деятельности органов дознания (напримере органов дознания МВД РФ): дис.... канд. юрид. наук.-Саратов, 2009.-С. 101.
9.
Хисматуллин, И.Г. Полномочия органов дознания по российскому уголовно-процессуальному законодательству: процессуальный и организационные аспекты: монография / И.Г. Хисматуллин; Дальневосточный юрид. ин-т МВД России. – Хабаровск: РИО ДВЮИ МВД России, 2014. – 172 с. С.134-149.
10.
Горкина Е.В. К вопросу об изменении процессуальной регламентации производства дознания // Становление и развитие современного российского уголовного и уголовно-процессуального законодательства (к 10-летию УК РФ, 5-летию УПК РФ и 40-летию ВА МВД России): сб. науч. труд. Волгоград: Волгог. акад. МВД России, 2008.-С. 196.
11.
Аширбекова М.Т., Кудин Ф.М. «Разумный срок» как оценочное понятие в уголовно-процессуальном праве // Уголовное судопроизводство. 2011, № 2.-С. 22.
12.
Божьев В.П. Принципы уголовного процесса // Уголовный процесс: Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. В.П. Божьева. М.:, Спарк, 1998.-С. 74-75.
13.
Берекашвили Л.Ш. Обеспечение прав человека и законности в деятельности правоохранительных органов. – М., 2012. – С. 126.
References (transliterated)
1.
Suprun S.V. Doznanie-sokrashchennoe sledstvie? // Rossiiskii yuridicheskii zhurnal. 2010. №5. S. 141.
2.
Zakharova S.A., Sergeev A.B. Doznanie kak forma rassledovaniya: pravovoe regulirovanie, tendentsii razvitiya: ucheb. posobie. Chelyabinsk: ChYuI MVD Rossii, 2008. S. 64-65.
3.
Michurina, O.V. Kontseptsiya doznaniya v ugolovnom protsesse rossiiskoi federatsii i problemy ee realizatsii v organakh vnutrennikh del: dis.... d-ra yurid. nauk / O.V. Michurina.-M., 2008. – S. 466.
4.
Pilyugina T.V. Imidzh i professionalizm sotrudnikov organov doznaniya // Rossiiskii sledovatel'. 2007. №9. S. 31-32.
5.
Ryazapov A.A. Okonchanie predvaritel'nogo rassledovaniya s obvinitel'nym zaklyucheniem (aktom, postanovleniem) i napravlenie ugolovnogo dela v sud: dis. kand. yurid. nauk – I., 2014.-S. 20
6.
Grishin D.A. Realizatsiya printsipa zakonnosti pri proizvodstve doznaniya: Avtoref. … dis. kand. yurid. nauk – M., 2009.-S. 20
7.
Burtsev S.N. Protsessual'nyi status nachal'nika podrazdeleniya doznaniya // Vestnik Orlovskogo gosudarstvennogo universiteta. — Orel: Izd-vo Orlov, gos. un-ta, 2008.-№4.-S. 129.
8.
Safonenko D.Yu. Organizatsiya protsessual'noi deyatel'nosti organov doznaniya (naprimere organov doznaniya MVD RF): dis.... kand. yurid. nauk.-Saratov, 2009.-S. 101.
9.
Khismatullin, I.G. Polnomochiya organov doznaniya po rossiiskomu ugolovno-protsessual'nomu zakonodatel'stvu: protsessual'nyi i organizatsionnye aspekty: monografiya / I.G. Khismatullin; Dal'nevostochnyi yurid. in-t MVD Rossii. – Khabarovsk: RIO DVYuI MVD Rossii, 2014. – 172 s. S.134-149.
10.
Gorkina E.V. K voprosu ob izmenenii protsessual'noi reglamentatsii proizvodstva doznaniya // Stanovlenie i razvitie sovremennogo rossiiskogo ugolovnogo i ugolovno-protsessual'nogo zakonodatel'stva (k 10-letiyu UK RF, 5-letiyu UPK RF i 40-letiyu VA MVD Rossii): sb. nauch. trud. Volgograd: Volgog. akad. MVD Rossii, 2008.-S. 196.
11.
Ashirbekova M.T., Kudin F.M. «Razumnyi srok» kak otsenochnoe ponyatie v ugolovno-protsessual'nom prave // Ugolovnoe sudoproizvodstvo. 2011, № 2.-S. 22.
12.
Bozh'ev V.P. Printsipy ugolovnogo protsessa // Ugolovnyi protsess: Ugolovnyi protsess: Uchebnik dlya vuzov / Pod red. V.P. Bozh'eva. M.:, Spark, 1998.-S. 74-75.
13.
Berekashvili L.Sh. Obespechenie prav cheloveka i zakonnosti v deyatel'nosti pravookhranitel'nykh organov. – M., 2012. – S. 126.