Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1865,   статей на доработке: 313 отклонено статей: 769 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Добросовестность гражданина должника как условие освобождения от обязательств в деле о банкротстве.
Герусова Софья Юрьевна

аспирант, Университет ИТМО

192019, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Хрустальная, 14

Gerusova Sofia

post-graduate student of the Department of World Economy and Law at ITMO University (Saint Petersburg National Research University of Information Technologies, Mechanics and Optics)

192019, Russia, g. Saint Petersburg, ul. Khrustal'naya, 14

law.sofia@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

В статье рассматривается самое существенное и значимое последствие признания гражданина банкротом и завершения реабилитационных процедур - освобождение от обязательств. Перечислены обязательства, от которых гражданин не может быть освобожден после завершения процедуры реализации имущества гражданина. Приведены законные основания,при наличии которых, гражданин не освобождается от всех видов обязательств, дана их правовая оценка. Проанализирована формирующаяся судебная практика по вопросу неприменения к гражданину-должнику, признанному банкротом, правила об освобождении от обязательств. При проведении исследования использовались формально-юридический метод, правосоциологический метод, метод правового прогнозирования, метод юридического толкования, метод анализа Научная новизна исследования заключается в новизне самого института банкротства граждан. Правоприменительная практика только начинает формироваться и уже выявляются проблемы толкования правовых норм об освобождении гражданина от обязательств. Автор приходит к выводу о недопустимости расширительного толкования положений ст. 10 ГК РФ при решении вопроса о добросовестности гражданина и о применении к нему правила об освобождении от обязательств.

Ключевые слова: несостоятельность, банкротство гражданина, реализация имущества гражданина, реабилитационные процедуры, освобождение от обязательств, добросовестность, финансовый управляющий, арбитражный суд, злоупотребление правом, потребительское банкротство

DOI:

10.7256/2454-0706.2018.2.25432

Дата направления в редакцию:

12-02-2018


Дата рецензирования:

12-02-2018


Дата публикации:

13-03-2018


Abstract.

This article explores the most substantial and significant consequence of declaring an individual bankrupt and completion of the rehabilitation procedures – release from liability. The work lists liabilities from which the individual cannot be released after the conclusion of the process of realization of assets of the individual. The author gives and conducts legal analysis of the legal grounds, according to which the individual is not released from all types of liability. Analysis is conducted on the forming judicial practice on the question of application of rules on release from liability for individuals declared bankrupt. The novelty of this research consist in the novelty of the actual institution of personal bankruptcy in Russia. The law enforcement practice is just beginning to form and already finds problems in interpretation of the laws on release of individuals from liability. The author comes to a conclusion on unallowability of expanded interpretation of the positions of the Article 10 of the Civil Code of the Russian Federation in resolution of the question of diligence of the citizen and application of the rules on release from liability.

Keywords:

financial manager, conscientiousness, waiver, rehabilitation procedure, the sale of the property of a citizen, bankruptcy of a citizen, insolvency, arbitration court, abuse of right, consumer bankruptcy

С октября 2015 г. в России действует и применяется институт банкротства граждан. Позиционируется он как социально направленный, принятый в целях улучшения финансового положения граждан, не способных исполнять денежные обязательства.

Правила о потребительском банкротстве предназначены главным образом для создания условий поддержки потребительского кредита, возвращения гражданина к активной экономической жизни, в частности, путем освобождения его от долгов. [11]

Цели закона – восстановление платежеспособности, которая во многом является общей для банкротства, а в случае невозможности исполнения обязательств получить освобождение от долгов, что присуще исключительно институту банкротства граждан. [5]

При рассмотрении дела о банкротстве гражданина применяются реструктуризация долгов гражданина, реализация имущества гражданина, мировое соглашение. При этом, процедуры в законе называются реабилитационными, то есть направленными на восстановление платежеспособности должника.

В настоящей статье рассмотрено ключевое последствие реализации имущества гражданина – освобождение гражданина от обязательств.

Реализация имущества гражданина - реабилитационная процедура, применяемая в деле о банкротстве к признанному банкротом гражданину в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов.

При наличии признаков банкротства и иных оснований, предусмотренных законом, арбитражный суд выносит определение о признании гражданина банкротом и введении реализации имущества. В ходе этой процедуры формируется конкурсная масса из всего имущества, принадлежащего гражданину, за исключением имущества, на которое не может быть обращено взыскание. За счет конкурсной массы удовлетворяются требования кредиторов. После завершения расчетов с кредиторами гражданин, признанный банкротом, освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных при введении реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина.

Применяемый во многих странах институт банкротства физического лица считается благом для добросовестного гражданина, поскольку позволяет ему в ходе одного процесса освободиться от долгов, предоставив для расчета с кредиторами все свое имущество.[6]

Основная цель, которую преследуют граждане при обращении в арбитражный суд с заявлением о своем банкротстве – освобождение от обязательств, или, как часто можно встретить в различных публикациях и рекламе – «списание долгов».

Тем не менее, гражданин не освобождается от исполнения следующих требований:

- о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью.

- о выплате заработной платы и выходного пособия.

- о возмещении морального вреда.

- о взыскании алиментов.

- иные требования, неразрывно связанные с личностью кредитора, в том числе требования, не заявленные при введении реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина.

- о привлечении гражданина как контролирующего лица к субсидиарной ответственности (глава III.2 Закона о банкротстве).

- о возмещении гражданином убытков, причиненных им юридическому лицу, участником которого был или членом коллегиальных органов которого являлся гражданин (статьи 53 и 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации), умышленно или по грубой неосторожности.

- о возмещении гражданином убытков, которые причинены умышленно или по грубой неосторожности в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения им как арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве.

- о возмещении вреда имуществу, причиненного гражданином умышленно или по грубой неосторожности.

- о применении последствий недействительности сделки, признанной недействительной на основании статьи 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве.

Таким образом, мы видим, что законодатель соблюдает не только интересы неплатежеспособного должника, а в первую очередь – публичные интересы.

Исключения в механизме банкротства гражданина ограничивают возможности применения этого института отдельными недобросовестными должниками и обеспечивают защиту прав менее обеспеченных и более нуждающихся участников гражданских правоотношений. [1] Это можно сказать об алиментных обязательствах, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, о выплате заработной платы и выходного пособия, о возмещении морального вреда, об иных неразрывно связанных с личностью кредитора обязательствах. Освобождение от них приведет к нарушению баланса интересов, уходу должника от ответственности, социальным конфликтам.

В то же время не совсем понятен перечень остальных обязательств, на которые не распространяется правило об освобождении от них. Все они являются мерой ответственности за правонарушения, но в то же время, их перечень с нашей точки зрения является крайне неполным. Например, исходя из буквального толкования норм, гражданин может быть освобожден от обязательств по выплате штрафов, в том числе, являющихся мерой уголовной ответственности. Или, например, от выплаты компенсации автору, в случае, если она была присуждена. Таких денежных мер ответственности может быть много, в то же время, в законе не определена из судьба.

Тем не менее, законом установлен перечень обязательств, от которых гражданин не освобождается в любом случае, что в первую очередь направлено на соблюдение интересов наименее защищенных кредиторов.

Поскольку положения о банкротстве граждан принимались в первую очередь в целях освобождения граждан от кредитных и заемных обязательств, которые в период финансового кризиса неуклонно возрастали, такие исключения видятся весьма разумными и обоснованными.

Как уже отмечалось, для гражданина, обращающегося в суд с заявлением о своем банкротстве главной целью всего процесса является освобождение от обязательств, в связи с этим считаем необходимым рассмотреть случаи, в которых правило об освобождении от обязательств на гражданина не распространяется.

Итак, в соответствии с п. 4 ст. 213.28 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) освобождение гражданина от обязательств не допускается в случае, если:

- вступившим в законную силу судебным актом гражданин привлечен к уголовной или административной ответственности за неправомерные действия при банкротстве, преднамеренное или фиктивное банкротство при условии, что такие правонарушения совершены в данном деле о банкротстве гражданина;

- гражданин не предоставил необходимые сведения или предоставил заведомо недостоверные сведения финансовому управляющему или арбитражному суду, рассматривающему дело о банкротстве гражданина, и это обстоятельство установлено соответствующим судебным актом, принятым при рассмотрении дела о банкротстве гражданина;

- доказано, что при возникновении или исполнении обязательства, на котором конкурсный кредитор или уполномоченный орган основывал свое требование в деле о банкротстве гражданина, гражданин действовал незаконно, в том числе совершил мошенничество, злостно уклонился от погашения кредиторской задолженности, уклонился от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица, предоставил кредитору заведомо ложные сведения при получении кредита, скрыл или умышленно уничтожил имущество.

В этих случаях арбитражный суд в определении о завершении реализации имущества гражданина указывает на неприменение в отношении гражданина правила об освобождении от исполнения обязательств либо выносит определение о неприменении в отношении гражданина правила об освобождении от исполнения обязательств, если эти случаи выявлены после завершения реализации имущества гражданина.

Таким образом, одним из ключевых оснований для освобождения гражданина от обязательств является его добросовестность.

До вступления в силу положений о банкротстве граждан многими исследователями высказывались опасения по поводу применения данного института недобросовестными должниками, которые при наличии возможности исполнять обязательства, обратятся в суд с целью списания долгов и ухода от ответственности.

В то же время, физических лиц нельзя в чистом виде относить к экономической единице арбитражного конкурсного процесса ввиду юридической неграмотности или недостаточности знаний закона. И на практике всем участникам дела может показаться, что должник в лице гражданина избрал путь злоупотребления правом. В действительности значительная часть должников физических лиц даже не понимает правовой сути своего положения и последствий банкротства. [7]

Считаем, что для правильного применения института следует рассмотреть основания неосвобождения гражданина от обязательств, предусмотренные законом.

Первое основание - вступившим в законную силу судебным актом гражданин привлечен к уголовной или административной ответственности за неправомерные действия при банкротстве, преднамеренное или фиктивное банкротство при условии, что такие правонарушения совершены в данном деле о банкротстве гражданина. Указанные обстоятельства являются логичными и понятными, поскольку если судом установлено правонарушение, целью которого является уход от ответственности и причинение ущерба кредиторам, гражданин не может быть освобожден от обязательств.

При этом, имеет место некоторое расхождение в сроках производства по делу. Так, процедура реализации имущества гражданина вводится сроком на 6 месяцев. При этом, расследование уголовного дела на практике может затянуться на годы. Поэтому, данное основание применяется, по нашему мнению, в двух случаях – при пересмотре дела по новым обстоятельствам или после приостановления производства по делу.

Так, согласно Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13 октября 2015 г. N "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан" (далее – Постановление Пленума № 45) Если обстоятельства, указанные в пункте 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве, будут выявлены после завершения реализации имущества должника, определение о завершении реализации имущества должника, в том числе в части освобождения должника от обязательств, может быть пересмотрено судом, рассматривающим дело о банкротстве должника, по заявлению конкурсного кредитора, уполномоченного органа или финансового управляющего. Такое заявление может быть подано указанными лицами в порядке и сроки, предусмотренные статьей 312 АПК РФ.

К обязанностям арбитражного управляющего не относится выявление признаков неправомерных действий при банкротстве, в отличие от выявления признаков преднамеренного и фиктивного банкротства. [4]

Таким образом, производство по делу об административном правонарушении или возбуждение уголовного дела может произойти как по заявлению финансового управляющего, так и иных заинтересованных лиц, например, кредиторов.

В то же время в недостаточной степени проработана законодательная база для выявления фиктивного банкротства. [12] Более того, учитывая, что гражданин не сдает в налоговые органы отчетность, не декларирует свои имущество и доходы, не ведет учет кредиторов и должников, усложняется процесс доказывания.

Второе основание - гражданин не предоставил необходимые сведения или предоставил заведомо недостоверные сведения финансовому управляющему или арбитражному суду, рассматривающему дело о банкротстве гражданина, и это обстоятельство установлено соответствующим судебным актом, принятым при рассмотрении дела о банкротстве гражданина.

Указанное основание в настоящий момент часто применяется на практике.

Законодатель нацеливает всех лиц, участвующих в деле на добросовестное поведение, недопущение сокрытия обстоятельств, которые могут повлиять на максимально полное удовлетворение требований кредиторов, воспрепятствовать рассмотрению дела. [9]

Так, согласно Постановлению Пленума № 45 «Неисполнение должником обязанности по представлению отзыва и документов, равно как и сообщение суду недостоверных либо неполных сведений, может являться основанием для неприменения в отношении должника правила об освобождении от исполнения обязательств.

Целью положений пункта 3 статьи 213.4, пункта 6 статьи 213.5, пункта 9 статьи 213.9, пункта 2 статьи 213.13, пункта 4 статьи 213.28, статьи 213.29 Закона о банкротстве в их системном толковании является обеспечение добросовестного сотрудничества должника с судом, финансовым управляющим и кредиторами. Указанные нормы направлены на недопущение сокрытия должником каких-либо обстоятельств, которые могут отрицательно повлиять на возможность максимально полного удовлетворения требований кредиторов, затруднить разрешение судом вопросов, возникающих при рассмотрении дела о банкротстве, или иным образом воспрепятствовать рассмотрению дела.

В случае, когда на должника возложена обязанность представить те или иные документы в суд или финансовому управляющему, судами при рассмотрении вопроса о добросовестности поведения должника должны учитываться наличие документов в распоряжении гражданина и возможность их получения (восстановления).

Если при рассмотрении дела о банкротстве будет установлено, что должник не представил необходимые сведения суду или финансовому управляющему при имеющейся у него возможности либо представил заведомо недостоверные сведения, это может повлечь неосвобождение должника от обязательств (абзац третий пункта 4 статьи 213.28 Закона).»

Суд может признать злоупотребление правом, если установит, что для поиска и выявления имущества требуются услуги третьих лиц, а должник отказывает финансовому управляющему в их привлечении. Если сотрудничество должника с судом не обеспечивается, он может быть не освобожден от обязательств. [3]

Законодатель, установив такие требования к поведению должника, ставил своей целью соблюдение прав кредиторов путем недопустимости сокрытия обстоятельств, которые могут существенным образом повлиять на результат процедуры реализации имущества гражданина. В то же время, зачастую, гражданин может не понимать сути процедуры, не придавать значения каким-либо обстоятельствам, зачастую просто не знать о наличии или отсутствии каких-либо значимых для рассмотрения дела обстоятельств. Гражданин не обладает специальными познаниями, зачастую является финансово и юридически неграмотным и предъявление к нему таких жестких требований может повлечь неблагоприятные последствия, несмотря на то, что должник, по своему мнению, действует добросовестно.

В связи с изложенными обстоятельствами предлагается запрашивать у гражданина сведения в наглядной и доступной форме, а случае необходимости – разъяснять ему какие конкретно сведения и документы он должен предоставить, где их получить, и разъяснить последствия непредоставления таких сведений. Предлагается это сделать в форме определений суда и запросов финансового управляющего, в получении которых гражданин будет расписываться.

Третье основание - доказано, что при возникновении или исполнении обязательства, на котором конкурсный кредитор или уполномоченный орган основывал свое требование в деле о банкротстве гражданина, гражданин действовал незаконно, в том числе совершил мошенничество, злостно уклонился от погашения кредиторской задолженности, уклонился от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица, предоставил кредитору заведомо ложные сведения при получении кредита, скрыл или умышленно уничтожил имущество.

Соответствующие обстоятельства могут быть установлены в рамках любого судебного процесса (обособленного спора) по делу о банкротстве должника, а также в иных делах.

В законодательстве о банкротстве термин «мошенничество» понимается не как разновидность хищения чужого имущества, а как действия обманного характера с целью вывода, сокрытия, отчуждения, уничтожения, уничтожения имущества должника при условии, что это ущемляет интересы кредиторов. [8]

Принятие на себя заведомо неисполнимых обязательств и обращение с заявлением с единственной целью – освобождение от обязательств, является нарушением принципа добросовестности и злоупотреблением правом. [10]

При этом, не стоит забывать, что граждане не сдают бухгалтерскую отчетность, в связи с чем невозможно установить заведомую неисполнимость обязательства. Так, большое количество граждан имеет неофициальный доход, который не зачисляется на банковские счета, отследить его практически невозможно. Так, при получении кредита, гражданин указывает средний ежемесячный доход, который, при этом, ничем не подтверждается, но существует на самом деле. Суд же при рассмотрении дела о банкротстве установит, что официальный доход в этот период был намного меньше, а гражданин никак не сможет доказать, что сведения, которые он предоставлял кредитору являлись правдивыми. Так граждане, которые не получают официальную заработную плату, фактически лишаются права объявить себя банкротом и освободиться от обязательств.

Законодатель, зная о существующей проблеме так называемых «серых» заработных плат, фактически лишил миллионы граждан права признать себя банкротом. Такая позиция видится не совсем верной, поскольку зачастую гражданин не может найти работу и получает неофициальную заработную плату не с целью сокрытия своего дохода и уклонения от уплаты налогов, а только потому, что у него нет другого выбора.

Более того, кредиторы, которые получают ничем не подтвержденные сведения о доходах заемщика, сами принимают на себя риск неисполнения обязательств по возврату предоставленных сумм и закладывают этот риск в проценты, начисляемые на сумму займа, а также различные виды неустоек, штрафов и пени.

Таким образом, считаем, что положения о предоставлении кредитору заведомо ложных сведений при получении кредита может применяться только в том случае, когда вступившим в законную силу судебным актом установлено, что гражданин предоставил кредитору подложные документы или иным образом ввел кредиторов в заблуждение.

Появляются судебные акты, по которым суды отказывают прощать долг, ссылаясь на недобросовестность гражданина, который изначально взял в долг больше, чем мог вернуть.[2]

При этом, в законе в качестве оснований для неосвобождения от обязательств такое основание не предусмотрено, что означает, что суды расширительно толкуют норму ст. 10 ГК РФ.

Считаем, что расширительное толкование принципа добросовестности в делах о банкротстве граждан недопустимо, поскольку, во-первых, гражданин зачастую является более слабой стороной заемных и трудовых правоотношений, во-вторых, произвольное определение критериев добросовестности в зависимости от обстоятельств дела может повлечь правовую неопределенность и нивелирование права на судебную защиту и права на банкротство.

Библиография
1.
Баркатунов В. Ф. Банкротство физических лиц и социальная ответственность кредитных организаций//Политика, экономика и инновации. № 3 (5). 2016 С. 7
2.
Баркатунов В.Ф, Покрамович О.В., Подосинников Е.Ю. Банкротство физических лиц: Доступность правосудия, иллюзии и правовые реалии. // Научный вестник Крыма. 2017. № 2(7). С. 19
3.
Баркатунов В.Ф. Подосинников Е.Ю. Банкротство физических лиц: правовые теории, экономические реалии и судебная практика. // Политика, экономика и инновации. 2016. № 8(10). С.3.
4.
Батрова Т. А. Банкротство физических лиц: проблемы выявления и пресечения злоупотреблений// Актуальные проблемы развития гражданского права и гражданского процесса на современном этапе Материалы IV Всероссийской научно-практической конференции. 2016. С. 71-77.
5.
Губина М. А., Хвостунцев А. М. Формирование конкурсной массы гражданина-должника: проблемы правоприменения//Вестник Омского университета. Серия «Право». 2017. № 1 (50). С. 145–149.
6.
Диева М.Г. Проблемы формирования правового института банкротства гражданина в российском законодательстве//Вопросы современной науки и практики. Университет им. В.М. Вернадского. № С44. 2013. С. 32-38.
7.
Зинковский М.А. Проблемы банкротства физического лица//Вестник Белгородского юридического института МВД России. 2016. № 2. С. 48-50.
8.
Карелина С. А. Фролов И. В. Механизм освобождения гражданина-должника от обязательств как следствие его банкротства: условия и порядок применения// Право и экономика. 2015. № 10 (332). С. 18-26.
9.
Лышковский А.В. Банкротство гражданина – должника как новелла российского законодательства совершенствование методологии познания в целях развития науки// Сборник статей по итогам Международной научно-практической конференции 30 июня 2017 г. Часть 1. 2017 с. 154-158.
10.
Определение арбитражного суда Новосибирской области от 24.03.2016 г. по делу № А45-24580/2015. СПС «Консультант Плюс»
11.
Шадров М. А., Гусейнова К. А. Особенности правового регулирования банкротства граждан в Российской Федерации //XX Юбилейные Царскосельские чтения. Материалы международной научной конференции. 2016 С. 120-124.
12.
Шеметев А.А. Проблема доктринального восприятия фактически рекомендательной формы нормативно-правового регулирования в области фиктивного банкротства в Российской Федерации. Роль международных и внутригосударственных рекомендательных актов в правовой системе России//Сборник материалов «круглого стола» с международным участием Иркутск, 26 апреля. 2013. С. 295-305.
13.
Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ) (часть первая) от 30 ноября 1994 года N 51-ФЗ. // СПС «Консультант Плюс»
14.
Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 N 127-ФЗ.
15.
«Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 N 195-ФЗ. // СПС «Консультант Плюс»
16.
Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 23 октября 2015 г. № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан». // СПС «Консультант Плюс»
References (transliterated)
1.
Barkatunov V. F. Bankrotstvo fizicheskikh lits i sotsial'naya otvetstvennost' kreditnykh organizatsii//Politika, ekonomika i innovatsii. № 3 (5). 2016 S. 7
2.
Barkatunov V.F, Pokramovich O.V., Podosinnikov E.Yu. Bankrotstvo fizicheskikh lits: Dostupnost' pravosudiya, illyuzii i pravovye realii. // Nauchnyi vestnik Kryma. 2017. № 2(7). S. 19
3.
Barkatunov V.F. Podosinnikov E.Yu. Bankrotstvo fizicheskikh lits: pravovye teorii, ekonomicheskie realii i sudebnaya praktika. // Politika, ekonomika i innovatsii. 2016. № 8(10). S.3.
4.
Batrova T. A. Bankrotstvo fizicheskikh lits: problemy vyyavleniya i presecheniya zloupotreblenii// Aktual'nye problemy razvitiya grazhdanskogo prava i grazhdanskogo protsessa na sovremennom etape Materialy IV Vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. 2016. S. 71-77.
5.
Gubina M. A., Khvostuntsev A. M. Formirovanie konkursnoi massy grazhdanina-dolzhnika: problemy pravoprimeneniya//Vestnik Omskogo universiteta. Seriya «Pravo». 2017. № 1 (50). S. 145–149.
6.
Dieva M.G. Problemy formirovaniya pravovogo instituta bankrotstva grazhdanina v rossiiskom zakonodatel'stve//Voprosy sovremennoi nauki i praktiki. Universitet im. V.M. Vernadskogo. № S44. 2013. S. 32-38.
7.
Zinkovskii M.A. Problemy bankrotstva fizicheskogo litsa//Vestnik Belgorodskogo yuridicheskogo instituta MVD Rossii. 2016. № 2. S. 48-50.
8.
Karelina S. A. Frolov I. V. Mekhanizm osvobozhdeniya grazhdanina-dolzhnika ot obyazatel'stv kak sledstvie ego bankrotstva: usloviya i poryadok primeneniya// Pravo i ekonomika. 2015. № 10 (332). S. 18-26.
9.
Lyshkovskii A.V. Bankrotstvo grazhdanina – dolzhnika kak novella rossiiskogo zakonodatel'stva sovershenstvovanie metodologii poznaniya v tselyakh razvitiya nauki// Sbornik statei po itogam Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii 30 iyunya 2017 g. Chast' 1. 2017 s. 154-158.
10.
Opredelenie arbitrazhnogo suda Novosibirskoi oblasti ot 24.03.2016 g. po delu № A45-24580/2015. SPS «Konsul'tant Plyus»
11.
Shadrov M. A., Guseinova K. A. Osobennosti pravovogo regulirovaniya bankrotstva grazhdan v Rossiiskoi Federatsii //XX Yubileinye Tsarskosel'skie chteniya. Materialy mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii. 2016 S. 120-124.
12.
Shemetev A.A. Problema doktrinal'nogo vospriyatiya fakticheski rekomendatel'noi formy normativno-pravovogo regulirovaniya v oblasti fiktivnogo bankrotstva v Rossiiskoi Federatsii. Rol' mezhdunarodnykh i vnutrigosudarstvennykh rekomendatel'nykh aktov v pravovoi sisteme Rossii//Sbornik materialov «kruglogo stola» s mezhdunarodnym uchastiem Irkutsk, 26 aprelya. 2013. S. 295-305.
13.
Grazhdanskii kodeks Rossiiskoi Federatsii (GK RF) (chast' pervaya) ot 30 noyabrya 1994 goda N 51-FZ. // SPS «Konsul'tant Plyus»
14.
Federal'nyi zakon «O nesostoyatel'nosti (bankrotstve)» ot 26.10.2002 N 127-FZ.
15.
«Kodeks Rossiiskoi Federatsii ob administrativnykh pravonarusheniyakh» ot 30.12.2001 N 195-FZ. // SPS «Konsul'tant Plyus»
16.
Postanovlenie Plenuma Verkhovnogo suda Rossiiskoi Federatsii ot 23 oktyabrya 2015 g. № 45 «O nekotorykh voprosakh, svyazannykh s vvedeniem v deistvie protsedur, primenyaemykh v delakh o nesostoyatel'nosti (bankrotstve) grazhdan». // SPS «Konsul'tant Plyus»