Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1865,   статей на доработке: 313 отклонено статей: 769 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Порядок рассмотрения дел о признании информационных материалов экстремистскими
Ульянов Михаил Владимирович

кандидат юридических наук

научный сотрудник, НИИ Академии ГП РФ

123022, Россия, г. Москва, ул. 2-я Звенигородская, 15

Ul'yanov Mikhail Vladimirovich

PhD in Law

Researcher at Academy of the Russian Federation Prosecution Office

123022, Russia, g. Moscow, ul. 2-Ya zvenigorodskaya, 15

m.ulyanov2@yandex.ru

Аннотация.

Статья посвящена вопросам, касающимся порядка рассмотрения заявлений прокурора о признании материалов экстремистскими. Анализируется судебная практика рассмотрения таких заявлений. Отмечаются соответствующие изменения в Кодекс административного судопроизводства, предлагаемые в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 3 октября 2017 года № 30. Анализируются изменения в законодательство, внесенные Федеральным законом от 25.11.2017 № 327-ФЗ «О внесении изменений в статьи 10.4 и 15.3 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и статью 6 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации». Изучение заявленной проблематики основано на общенаучном диалектическом методе познания. Использованы методы индукции, анализа и синтеза, применен документальный метод (использованы материалы судебной практики и статистика). При анализе правовых иcточников нормативных правовых актов использовался формально-юридичеcкий метод. Научная новизна статьи обусловлена тем, что в ней анализируются предлагаемые Верховным судом Российской Федерации изменения в Кодекс административного производства Российской Федерации. Кроме того, по результатам анализа рассмотрения изменений, внесенных в ст. 15.1 Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», сделаны предложения о необходимости издания соответствующих ведомственных информационно-аналитических документов.

Ключевые слова: экстремизм, экстремистские материалы, информационная безопасность, административное исковое заявление, Интернет, прокуратура, запрещенная информация, Роскомнадзор, контрпропаганда, блокирование

DOI:

10.7256/2306-9945.2017.5.25238

Дата направления в редакцию:

19-01-2018


Дата рецензирования:

19-01-2018


Дата публикации:

12-03-2018


Abstract.

The article is devoted to the issues that arise in the process of considering the prosecutor's claim to quality materials as extremist. The author of the article analyzes judicial practice of reviewing such cases. Ulianov focuses on amendments to the Administrative Procedure Rules offered by the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation in its resolution No. 30 of October 3, 2017. The author also analyze changes in the laws introduced by the Federal Law No. 327 'Concerning Amendments to Articles 10.4 and 15.3 of the Federal Law on Information, Information Technologies and Information Protection of November 25, 2017 and Article 6 of the Russian Federation Law 'Concerning Mass Media Information'. The author's analysis of the aforesaid issues is based on the general dialectical method. The author has also used such methods as induction, analysis and synthesis and documentary method (court materials and statistics). When analyzing legal sources and legal acts, the author has also applied the formal law method. The scientific novelty of the research is caused by the fact that the author analyzes changes offered by the Supreme Court of the Russian Federation to be made in the Administrative Procedure Rules of the Russian Federation. In addition, based on the results of the analysis of changes made in Article 15.1 of the Federal Law No. 149 on Information, Information Technologies and Information Protection the author of the article emphasizes the need to create official analytics documents relevant to the matter. 

Keywords:

prohibited information, prosecutor's office, Internet, administrative statement of claim, Information Security, extremist materials, extremism, Roskomnadzor, counterpropaganda, blocking

Усиление роли информационного пространства для распространения экстремистской идеологии в большинстве концептуальных документов, касающихся государственной безопасности, отмечается в качестве одной из угроз национальной безопасности Российской Федерации.

Информационная безопасность Российской Федерации определяется как состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних информационных угроз, при котором обеспечиваются реализация конституционных прав и свобод человека и гражданина, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальная целостность и устойчивое социально-экономическое развитие Российской Федерации, оборона и безопасность государства. А обеспечение информационной безопасности представляет собой осуществление правовых, организационных, оперативно-розыскных, информационно-аналитических, кадровых и иных мер по прогнозированию, обнаружению, предотвращению информационных угроз и ликвидации последствий их проявления [4].

Одной из таких мер противодействия распространению идеологии экстремизма и терроризма и иной деятельности, противоречащей интересам Российской Федерации, является обращение прокуроров в суды с заявлениями о признании информации, размещаемой в сети «Интернет», запрещенной.

В соответствии с п. 3 ст. 1 Федерального закона от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» (далее – Закон № 114-ФЗ) экстремистские материалы представляют собой предназначенные для обнародования документы либо информацию на иных носителях, призывающие к осуществлению экстремистской деятельности либо обосновывающие или оправдывающие необходимость осуществления такой деятельности, в том числе труды руководителей национал-социалистской рабочей партии Германии, фашистской партии Италии, публикации, обосновывающие или оправдывающие национальное и (или) расовое превосходство либо оправдывающие практику совершения военных или иных преступлений, направленных на полное или частичное уничтожение какой-либо этнической, социальной, расовой, национальной или религиозной группы.

Согласно ст. 13 Закона № 114-ФЗ информационные материалы признаются экстремистскими федеральным судом по месту их обнаружения, распространения или нахождения организации, осуществившей производство таких материалов, на основании заявления прокурора или при производстве по соответствующему делу об административном правонарушении, гражданскому, административному или уголовному делу.

Вопрос, касающийся порядка рассмотрения заявлений прокурора, требует разъяснений. В настоящее время заявления в суды о признании материалов экстремистскими рассматриваются судами в порядке гражданского судопроизводства.

Так, например, Решением Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 09.08.2017 № 2-4058/2017 на основании заявления прокурора в порядке ст. 194–198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК) статья, размещенная на одном из ресурсов сети «Интернет» признана экстремистской [8].

В порядке ст. 262 ГПК принято решение Большеигнатовским судом Республики Мордовия от 06.06.2017 по делу № 2-82/2017 о признании информационных материалов, размещенных на сайте в сети «Интернет» [9].

Указанный подход неоднократно подвергался критике. Так, А.В. Аргунов справедливо отмечает, что гражданское процессуальное право не содержит норм, позволяющих без нарушения закона, конституционных прав и свобод участников дела рассматривать и разрешать в судебном порядке дела о признании информационных материалов экстремистскими. Прежде всего, исковое производство в гражданском процессе не предназначено для защиты государственных интересов и привлечения лиц к публично-правовой ответственности. Кроме того, невозможно рассмотрение в исковом производстве требования к неопределенному кругу лиц [2].

Принимая во внимание указанные недостатки, после принятия в 2015 г. Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (далее – КАС) в некоторых субъектах Российской Федерации отмечались факты непринятия судами заявлений прокуроров в порядке ГПК. Суды при этом указывали, что дела названной категории должны рассматриваться в порядке, установленном КАС.

Например, Фрунзенским районным судом г. Владимира вынесено решение от 29.08.2017 по делу № 2а-1061/2017 в порядке ст. 175–180, 227 КАС по административному исковому заявлению прокурора Владимирской области о признании видеозаписи экстремистским материалом [10].

Однако данную практику также нельзя признать правильной, о чем, в частности, указывалось Генеральной прокуратурой Российской Федерации. Заявления о признании материалов экстремистскими необходимо рассматривать в порядке, установленном ГПК РФ до принятия соответствующих изменений в КАС, касающихся рассмотрения анализируемой категории дел в порядке административного судопроизводства [5].

Речь идет о Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 3 октября 2017 года № 30 «О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта федерального закона «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», которым предложен к рассмотрению проект Федерального закона, направленного на модернизацию процессуального законодательства.

Проектом Федерального закона предлагаются изменения в ГПК, АПК и КАС, призванные модернизировать правовые нормы, регулирующие порядок рассмотрения гражданских и административных дел в судах общей юрисдикции и в арбитражных судах. Кроме того, проект содержит изменения отдельных положений указанных кодексов об особенностях рассмотрения некоторых категорий дел.

В частности, статью 1 КАС, в которой изложен предмет регулирования кодекса, предлагается дополнить как административными делами о признании информации, размещенной в информационно-телекоммуникационной сети, запрещенной к распространению, так и делами о признании информационных материалов экстремистскими.

Также предлагается дополнить КАС главой 271 «Производство по административным делам о признании информации, размещенной в информационно-телекоммуникационной сети, запрещенной к распространению».

С административным исковым заявлением о признании информации, размещенной в информационно-телекоммуникационной сети, запрещенной к распространению, будет вправе обращаться прокурор и иные лица, которым такое право предоставлено законодательством Российской Федерации об информации, информационных технологиях и о защите информации.

Форма административного искового заявления о признании информации запрещенной в соответствии с проектом Федерального закона будет соответствовать требованиям, предусмотренным ст. 125 КАС.

Кроме того, КАС предлагается дополнить главой 272 «Производство по административным делам о признании информационных материалов экстремистскими». Таким образом, планируется ввести в процессуальное право новое производство, предназначенное непосредственно для рассмотрения дел о признании информационных материалов экстремистскими.

В соответствии с проектом Федерального закона при подготовке административного дела к судебному разбирательству судья определяет круг лиц, участвующих в деле. Извещение о времени и месте рассмотрения административного дела о признании информационных материалов экстремистскими не позднее десяти дней до дня проведения судебного заседания будет размещаться на интернет-портале Государственной автоматизированной системы Российской Федерации «Правосудие».

Если лицо, действия которого послужили поводом для подачи административного искового заявления, не установлено, к участию в рассмотрении административного дела будет привлекаться Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, уполномоченный по правам человека в субъекте Российской Федерации для дачи заключения по административному делу.

Тем не менее, в настоящее время до принятия означенных изменений, заявления о признании информационных материалов экстремистскими Генеральной прокуратурой Российской Федерации рекомендовано рассматривать в порядке Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Отметим, что количество направленных прокурорами исков (заявлений) в суд о признании материалов экстремистскими в период 2010–2015 гг. увеличилось более чем в 3 раза (с 234 – в 2010 г. до 712 – в 2015 г.).

С 2016 г. указанный показатель начал снижаться. Так, по итогам 2016 г. в суды было направлено 286 заявлений, тогда как за 2015 г. число таких заявлений составило 712. Причиной этого стало издание Приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 16 марта 2016 г. № 159 «О порядке реализации прокурорами полномочий по направлению в суд заявлений о признании информационных материалов экстремистскими» в целях упорядочения деятельности органов прокуратуры и в целях формирования единообразной практики применения ст. 13 Закона № 114-ФЗ.

В частности данным приказом не допускается направление в суд заявлений указанной категории прокурорами городов, районов, другими территориальными, приравненными к ним военными прокурорами и прокурорами иных специализированных прокуратур. Данные полномочия реализуются прокурорами субъектов Российской Федерации и приравненными к ним прокурорами специализированных прокуратур только после предварительного согласования с управлением по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях, противодействии экстремизму и терроризму Генеральной прокуратуры Российской Федерации [1].

Проектом Федерального закона предусмотрено, что в резолютивной части решения суда об удовлетворении административного искового заявления о признании информации запрещенной указываются доменные имена и (или) указатели страниц сайтов в сети «Интернет» или иной информационной телекоммуникационной сети, содержащих информацию распространение которой в Российской Федерации запрещено.

Копия решения суда направляется в федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере средств массовой информации, массовых коммуникаций, информационных технологий и связи (Роскомндазор) для включения в Единый реестр доменных имен, указателей страниц сайтов в сети «Интернет» и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в сети «Интернет», содержащие информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено, предусмотренный ст. 15.1 Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (далее – Закон об информации).

Еще одним правовым инструментом противодействия экстремистской деятельности являются полномочия прокурора по внесудебному порядку ограничения доступа к запрещенной информации, предусмотренные ст. 15.3 Закона об информации.

Ключевым отличием деятельности по внесению экстремистских материалов в Реестр, предусмотренный ст. 15.1 Закона об информации, является упредительный порядок ограничения доступа к информации в сети «Интернет», что важно в условиях скоротечности подготовки и осуществления массовых несанкционированных акций и преступлений экстремистской направленности.

В случае обнаружения в информационно-телекоммуникационных сетях информации, распространяемой с нарушением закона или поступления уведомления о ней от федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, организаций или граждан, Генеральный прокурор Российской Федерации или его заместители обращаются в федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере средств массовой информации, массовых коммуникаций, информационных технологий и связи (Роскомнадзор), с требованием о принятии мер по ограничению доступа к соответствующим информационным ресурсам.

Федеральным законом от 25.11.2017 № 327-ФЗ «О внесении изменений в статьи 10.4 и 15.3 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и статью 6 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» в ст. 15.3 Закона об информации внесены изменения.

Перечень информации, распространяемой с нарушением закона, предусмотренный ч. 1 ст. 15.3 Закона об информации (а именно, информация, содержащая призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности, участию в массовых (публичных) мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка), дополнен информационными материалами иностранной или международной неправительственной организации, деятельность которой признана нежелательной на территории Российской Федерации в соответствии с Федеральным законом от 28 декабря 2012 года № 272-ФЗ «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации», а также сведениями, позволяющими получить доступ к указанным информации или материалам.

Расширение перечня информации, распространяемой с нарушением закона, потребует изменения подходов в организации работы по рассмотрению Генеральной прокуратурой Российской Федерации уведомлений о распространении в сети «Интернет» информации, распространяемой с нарушением закона. В частности необходимо будет внести изменения в Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 08.09.2016 № 562 «Об организации работы по рассмотрению уведомлений о распространении в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети «Интернет», информации, содержащей призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности, участию в массовых (публичных) мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка, и направлению требований о принятии мер по ограничению доступа к информационным ресурсам, распространяющим такую информацию», регламентирующий данную деятельность, а также потребуется издание информационно-аналитических документов (информационных писем, обзоров, методических рекомендаций и др.), разъясняющих отдельные вопросы, связанные с данной деятельностью.

В 2016 г. Роскомнадзором обработано более 26 тысяч поступивших в Роскомнадзор судебных решений о признании информации запрещенной, в том числе экстремистской, на территории Российской Федерации. На основании судебных решений в Единый реестр было внесено более 41,8 тысяч ссылок на интернет-ресурсы, содержащие противоправную информацию. В рамках реализации ст. 15.3 Закона об информации в Роскомнадзор поступило 193 требования Генерального прокурора Российской Федерации или его заместителей об ограничении доступа к противоправной информации на 1 396 ресурсах в сети «Интернет» [6].

Рядом ученых справедливо замечено, что попытки решения проблемы через блокирование различным субъектам доступа к Интернету и мобильной связи в краткосрочном периоде могут дать лишь ограниченный и краткосрочный позитивный эффект [7, C. 297]. В долгосрочной же перспективе запреты и блокирование ресурсов могут привести к негативным последствиям в виде дополнительного роста социального недовольства со стороны даже лояльных граждан.

Любые запретительные действия властей используются организаторами и участниками протестных акций как главный аргумент в дискредитации власти в мировых и местных СМИ. Кроме того, скорость создания новых аккаунтов в социальных сетях не позволит перекрыть все имеющиеся ресурсы, распространяющие призывы к противоправным действиям.

Стоит согласиться с мнением о том, что в целях противодействия противоправным деяниям экстремистской направленности важно не только применение запретительных мер, но и системное ведение контрпропаганды с использованием современных информационных и технических возможностей [3, C. 55]. В этой связи более эффективным является точечное блокирование доступа к определенным сайтам, аккаунтам в социальных сетях.

Библиография
1.
Абрегов Т.А. Об особенностях надзорной деятельности по пресечению распространения материалов экстремистского характера в сети Интернет // Прокурор. 2016. № 4. С. 49–51.
2.
Аргунов А.В. В поисках надлежащей процедуры рассмотрения дел о признании информационных материалов экстремистскими // Вестник гражданского процесса. 2015. № 6. С. 23–41.
3.
Гладков И.В., Меркурьев В.В., Соколов Д.А. Деятельность международных террористических и экстремистских организаций как источник угрозы национальной безопасности России. Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. 2011. № 4 (24). С. 48–55.
4.
Доктрина информационной безопасности Российской Федерации, утв. указом Президента Российской Федерации от 05.12.2016 № 646.
5.
Информационно-аналитический документ Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 13.12.2017 № 27-05-2017/Ип11937-17 «Обзор реализации прокурорами полномочий в сфере признания информационных материалов экстремистскими Генеральной прокуратуры Российской Федерации».
6.
Публичный доклад Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций за 2016 год. URL: https://rkn.gov.ru/docs/doc_1646.pdf (дата обращения 18.01.2017).
7.
Сундиев И.Ю., Смирнов А.А. Теория и технологии социальной деструкции (на примере «цветных революций») / И.Ю. Сундиев, А.А. Смирнов. М.: Русский биографический институт, Институт экономических стратегий, 2016. 433 с.
8.
URL: http://www.sud-praktika.ru/precedent/373121.html (дата обращения 16.01.2018).
9.
URL: https://rospravosudie.com/court-bolsheignatovskij-rajonnyj-sud-respublika-mordoviya-s/act-557300563/ (дата обращения 18.01.2018).
10.
URL: https://rospravosudie.com/court-frunzenskij-rajonnyj-sud-g-vladimira-vladimirskaya-oblast-s/act-558166544/
References (transliterated)
1.
Abregov T.A. Ob osobennostyakh nadzornoi deyatel'nosti po presecheniyu rasprostraneniya materialov ekstremistskogo kharaktera v seti Internet // Prokuror. 2016. № 4. S. 49–51.
2.
Argunov A.V. V poiskakh nadlezhashchei protsedury rassmotreniya del o priznanii informatsionnykh materialov ekstremistskimi // Vestnik grazhdanskogo protsessa. 2015. № 6. S. 23–41.
3.
Gladkov I.V., Merkur'ev V.V., Sokolov D.A. Deyatel'nost' mezhdunarodnykh terroristicheskikh i ekstremistskikh organizatsii kak istochnik ugrozy natsional'noi bezopasnosti Rossii. Vestnik Akademii General'noi prokuratury Rossiiskoi Federatsii. 2011. № 4 (24). S. 48–55.
4.
Doktrina informatsionnoi bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii, utv. ukazom Prezidenta Rossiiskoi Federatsii ot 05.12.2016 № 646.
5.
Informatsionno-analiticheskii dokument General'noi prokuratury Rossiiskoi Federatsii ot 13.12.2017 № 27-05-2017/Ip11937-17 «Obzor realizatsii prokurorami polnomochii v sfere priznaniya informatsionnykh materialov ekstremistskimi General'noi prokuratury Rossiiskoi Federatsii».
6.
Publichnyi doklad Federal'noi sluzhby po nadzoru v sfere svyazi, informatsionnykh tekhnologii i massovykh kommunikatsii za 2016 god. URL: https://rkn.gov.ru/docs/doc_1646.pdf (data obrashcheniya 18.01.2017).
7.
Sundiev I.Yu., Smirnov A.A. Teoriya i tekhnologii sotsial'noi destruktsii (na primere «tsvetnykh revolyutsii») / I.Yu. Sundiev, A.A. Smirnov. M.: Russkii biograficheskii institut, Institut ekonomicheskikh strategii, 2016. 433 s.
8.
URL: http://www.sud-praktika.ru/precedent/373121.html (data obrashcheniya 16.01.2018).
9.
URL: https://rospravosudie.com/court-bolsheignatovskij-rajonnyj-sud-respublika-mordoviya-s/act-557300563/ (data obrashcheniya 18.01.2018).
10.
URL: https://rospravosudie.com/court-frunzenskij-rajonnyj-sud-g-vladimira-vladimirskaya-oblast-s/act-558166544/