Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2127,   статей на доработке: 286 отклонено статей: 924 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Фактор нагорно-карабахского конфликта в ирано-азербайджанских отношениях.
Борисова Ирина Игоревна

кандидат экономических наук

доцент, Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского

603005, Россия, Нижегородская область, г. Нижний Новгород, ул. Большая Покровская, 37

Borisova Irina Igorevna

PhD in Economics

Associate Professor at the Department of Global Economics and Regional Markets of Lobachevsky State University of Nizhny Novgorod

603005, Russia, Nizhny Novgorod, ul. Bol'shaya Pokrovskaya, 37

irenbor90@yandex.ru
Бородина Мария Юрьевна

ассистент, Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского

603005, Россия, Нижегородская область, г. Нижний Новгород, ул. Ульянова, 2

Borodina Mariya Yur'evna

Assistant at the Department of History and Politics of Russia of Lobachevsky State University of Nizhny Novgorod 

603005, Russia, Nizhny Novgorod, ul. Ul'yanova, 2

borodina-m.u@yandex.ru
Гасанов Орхан Сахиб Оглы

аспирант, Институт международных отношений и мировой истории, Национальный исследовательский Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского

603005, Россия, Нижегородская область, г. Нижний Новгород, Ульянова, 2

Gasanov Orkhan Sakhib Ogly

Post-graduate student, the Institute of International Relations and World History, N. I. Lobachevsky National Research State University

603005, Russia, Nizhegorodskaya oblast', g. Nizhnii Novgorod, Ul'yanova, 2

orhan2012@bk.ru
Аннотация. Предметом исследования являются отношения Азербайджанской Республики и Исламской Республики Иран через призму конфликта между Азербайджаном и Арменией из-за территории Нагорного Карабаха. Позиция Исламской Республики Иран до обострения ситуации и во время первого конфликта на территории Азербайджанской ССР. Отношения Исламской Республики Иран и независимого Азербайджана в 1991-1994 гг. и в прекращения боевых действий в Нагорном Карабахе. Отношения Азербайджанской Республики и Исламской Республики Иран в XXI веке. Автором применялись методы, используемые в исторических и научных исследованиях, а именно принцип историзма, который предполагает изучение взаимоотношений двух государств с момента зарождения нагорно-карабахского конфликта, а также выявление позиции иранского руководства к этому кризису. В статье применялись хронологический метод, как метод рассмотрения источников в хронологической последовательности; метод сопоставительного анализа, а также принцип объективности, который помог выявить основные тенденции в развитии межгосударственных отношений Ирана с обеими сторонами конфликта. Совокупность указанных методов позволила выявить следующее: Азербайджан и ИРИ – два государства, имеющие выход к Каспийскому морю, с момента распада СССР взяли курс на сближение. Существовали определенные предпосылки для того, чтобы Светский Баку и шиитский Тегеран могли создать мощный геополитический блок. Однако позиция Ирана по карабахскому вопросу была весьма неоднозначной. В настоящее время Иран занимает более проармянскую позицию, выбирая Армению в качестве стратегически важного партнера Ирана, что не может не усугублять напряженные ирано-азербайджанские взаимоотношения. Однако, в большей степени азербайджано-иранские отношения зависят от парадигмы региональных международных проблем.
Ключевые слова: Межгосударственные обострения, Международные отношения, Республика Армения, Нагорно-карабахский конфликт, Исламская Республика Иран, Азербайджанская Республика, Советский период, Постсоветский период, Политическое урегулирование, Военные операции
УДК: 327.5
DOI: 10.7256/2454-0641.2017.3.23673
Дата направления в редакцию: 01-09-2017

Дата рецензирования: 25-07-2017

Дата публикации: 06-09-2017

Abstract. The research subject is the relations between the Azerbaijan Republic and the Islamic Republic of Iran in terms of the conflict between Azerbaijan and Armenia over the territory of Nagorno-Karabakh. The authors analyze the position of Iran prior to the escalation of the situation and during the first conflict on the territory of Azerbaijan SSR. The authors focus on the relations between Iran and independent Azerbaijan in 1991 – 1994 and cessation of hostilities in Nagorno-Karabakh. The paper analyzes the relations between Azerbaijan and Iran in the 21st century. The authors use the methods of historical scientific research, particularly, the principle of historicism, which implies the study of interrelations of two states since the moment of its formation, and the analysis of the Iranian leadership’s position on this issue. The authors also use the chronological method to study sources in chronological order; the method of comparative analysis, and the principle of objectivity, which helps detect the key tendencies of development of Iran’s relations with both aggrieved parties. The set of these methods helps come to the following conclusions: Azerbaijan and Iran, the two countries with access to the Caspian Sea, have been approaching since the collapse of the USSR. There have been certain prerequisites for the creation of a strong geopolitical alliance between secular Baku and Shiite Tehran. But Iran’s position on the Karabakh issue has been quite ambiguous. At the present time, Iran is more pro-Armenian. It considers Armenia as a strategically important partner, thus aggravating tense relations with Azerbaijan. However, the relations between Azerbaijan and Iran depend on the paradigm of regional international problems. 

Keywords: The post-Soviet period, the Soviet period, aggravation of international conflict, International relations, The Republic of Armenia, The Nagorno-Karabakh conflict, the Islamic Republic of Iran, The Republic of Azerbaijan, Political settlement, Military operations

Нагорно-Карабахский конфликт, обострившийся после распада СССР, превратился в проблему не только для Азербайджана и Армении, но и стал одним из объектов миротворческих усилий международного сообщества. Иран, являющийся одним из центральных государств Каспийского региона, в числе других крупных геополитических игроков, также не остался в стороне от урегулирования противостояния в Нагорном Карабахе. Безусловно, активность Ирана в этом направлении не смогла не повлиять на развитие ирано-азербайджанских взаимоотношений, что вызвало появление большого пласта научных исследований, касающихся отношений двух государств.

Таким образом, как в российской, так и в зарубежной научной литературе сформировался традиционный интерес к изучению ирано-азербайджанских отношений. Существует большое количество работ, которые рассматривают как весь спектр ирано-азербайджанских отношений, так и отдельные аспекты межгосударственных отношений, например место Ирана и Азербайджана в Каспийском регионе, влияние этно-религиозных факторов на двусторонние взаимоотношения и другие. К таким работам можно отнести исследования В.И.Сажина [21], А.А. Салахова [22], И. Абилова [4], А.М.Вартаняна [8].

Проблема иранского посредничества в карабахском конфликте также затрагивалась рядом исследователей. Так, например, иранские исследователи отмечают весомый вклад Ирана в миротворческий процесс. А. Рамезанзаде в своей работе «Роль Ирана в качестве посредника в нагорно-карабахском кризисе» перечисляет причины, руководствуясь которыми Иран стремиться к быстрому разрешению нагорно-карабахского конфликта. Кроме того, автор отмечает, что хотя попытки посредничества Ирана не привели к урегулированию нагорно-карабахского кризиса, инициативы Ирана по посредничеству можно рассматривать как успех его внешней политики [2].

Азербайджанские ученые склонны минимизировать посредническую роль Ирана, обвиняя последнего в излишних геополитических амбициях, а также в противоречивости и непоследовательности позиции к конфликту. А.Юнусов в своей монографии «Азербайджан в начале XXI века: конфликты и потенциальные угрозы» говорит о том, что единственная попытка Ирана к урегулированию конфликта закончилась «катастрофой» и возлагает на него «моральную ответственность» за захват Шуши [32].

Российские исследователи также не обошли стороной изучение ирано-азербайджанских отношений сквозь призму нагорно-карабахского конфликта. Среди таких работ следует отметить исследования Сидорова И.Е [25;26;27], в которых автор анализирует отношения Ирана и Азербайджана в контексте посреднической роли Ирана в карабахском конфликте, а также монографию Чернявского С.И. «Новый путь Азербайджана» в которой, помимо прочего, уделено внимание отношениям Азербайджана с Ираном и конфликту в Нагорном Карабахе [31].

Таким образом, опираясь на многочисленные исследования, можно констатировать, что Иран сыграл значимую роль в урегулировании карабахского конфликта. В частности, достижением ИРИ является развитие равных отношений с воюющими сторонами и ведение продуманной политики в этом регионе: содействие в невозобновлении военных действий в зоне противостояния.

Обращаясь к истории, стоит отметить, что еще в 1992 г. Иран предложил себя в качестве посредника в урегулировании конфликта между Арменией и Азербайджаном в Нагорно-Карабахском регионе. Начались переговоры и как следствие прекращение боевых действий, чем воспользовались армянские войска и нарушив условия прекращения боевых действий атаковали и захватили Шушу, после чего посредническая функция Ирана сразу закончилась.

Однако уже в мае 1992 г. в Тегеране было подписано совместное трехсторонее заявление глав ИРИ, Азербайджанской Республики и Республики Армения, в котором констатировалось, что в течение недели по прибытии в регион специального представителя президента Ирана Махмуда Ваэзи, после проведения переговоров с заинтересованными сторонами реализуется прекращение огня и открываются все коммуникационные дороги для обеспечения экономических потребностей. Тем самым Иран уже на первом этапе своего участия в разрешении конфликта демонстрировал сбалансированный подход к обоим участникам конфликта.

К середине 1990-х годов равноудаленность от втянутых в конфликт сторон стала превалировать в иранской позиции: не вмешиваясь в конфликт, Иран тем не менее отслеживал развитие ситуации. 6 мая 1994 г. как результат успешных посреднических усилий было подписано соглашение о перемирии, в результате которого Азербайджан фактически потерял контроль над Нагорным Карабахом. Это соглашение, в достижении которого Армения видела заслугу ИРИ, подвигло Иран на участие в процессе дальнейшего урегулирования [17, c.68].

Также Иранское государство предпринимало значительные шаги в оказании гуманитарной помощи для стотысячной армии азербайджанских вынужденных переселенцев, появившихся в результате еще большего усиления со стороны Армении агрессии против Азербайджана летом и осенью 1993 г.

С целью повышения уровня взаимоотношений 26-28 октября 1993 г. Президент Исламской Республики Иран Хашими Рафсанджани совершил визит в Азербайджан. Во время этого визита были обсуждены проекты контрактов о сотрудничестве в различных областях и подписаны контракты о дружбе, сотрудничестве, экономическом, научном, культурном партнерстве.

В беседе с Хашими Рафсанджани Гейдар Алиев попросил уточнить вопрос о позиции Исламской Республики Иран в отношении армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта, указать это в заявлении, которое будет принято сторонами. После переговоров с министром иностранных дел Вилаяти заявление, в котором осуждалась агрессия Армении, было подписано [11, c.141].

Учитывая противоречивую роль Ирана в разрешении Нагорно-Карабахского конфликта, встает вопрос: действительно ли Иран стремился к миру?

Иран опасался демократического светского прозападного режима в Азербайджане и опасался быть окруженным со всех сторон антифундаменталистскими мусульманскими странами. При этом, признавая территориальную целостность Азербайджана, Иран имеет тесный союз с Арменией, что делает его потенциальным противником Азербайджанской Республики в урегулировании Нагорно-Карабахского конфликта. Другая проблема исходит из факта, что в Иране проживает около 30 миллионов граждан азербайджанского происхождения. Ирану нежелательно то влияние, которое может оказать сильный независимый Азербайджан на многочисленную азербайджанскую общину в Иране. Следовательно, Иран опасается, что после разрешения Нагорно-Карабахского конфликта Азербайджан может содействовать объединению с Южным Азербайджаном. Политика Ирана по Карабаху противоречива, такая противоречивость делает весьма проблематичным посредничество Ирана в урегулировании Нагорно-Карабахского конфликта. Именно поэтому Иран не занимает объективную позицию и не пробует балансировать свою роль в конфликте между Арменией и Азербайджаном [16, c.127].

Ирано-азербайджанские отношения после обретения Азербайджаном независимости

30 августа 1991 г. была принята «Декларация о восстановлении государственной независимости Азербайджанской Республики» [9], документ, который юридически закрепил независимость страны. Кроме того, был принят «Конституционный акт о государственной независимости» [15] от 18 октября 1991 гг. Окончательным шагом в юридическом оформлении независимости Азербайджана были беловежские соглашения от 8 декабря 1991 г. [28] Необходимо отметить, что после референдума по вопросу о независимости, который прошел 29 декабря 1991 г. [3] Азербайджанская Республика официально стала полноправным участником международных отношений, и, что не менее важно, получила возможность самостоятельно определять свою внешнюю и внутреннюю политику.

Одной из первых стран, официально признавших независимость Азербайджана 25 декабря 1991 г., была Исламская Республика Иран [12], с которой новоиспеченного полноправного международного актора связывали прочные дипломатические отношения, уходящие далеко в историю. И уже 12 марта 1992 г. Иран установил с Азербайджаном дипломатические отношения.

Следует отметить, что начиная с первых прямых контактов между Баку и Тегераном в 1989 г. и до конца президентства Аяза Муталлибова (март 1992г.) ирано-азербайджанские отношения развивались благоприятно и конструктивно. В момент обретения Азербайджаном независимости Иран всячески покровительствовал своему «младшему брату», оказывая Баку дипломатическую и экономическую поддержку [27, с. 199].

Важно заметить, что Иран и Азербайджан еще в советское время имели прочные экономические связи, после распада СССР страны продолжили сотрудничать в сфере торгового оборота, транспортной сфере, установили тесные контакты в энергетическом секторе, с 1992 г. начали функционировать отделения Национального банка Ирана.

Находясь между ИРИ и Россией, Азербайджанская Республика играет значимую роль в зоне Каспийского моря, являясь мостом, связывающим Кавказ с Центральноазиатским регионом и Россию с Ближним Востоком [10, c.19].

Первые годы существования Азербайджанской Республики были омрачены событиями вокруг Нагорного Карабаха. Боевые действия между азербайджанскими и армянскими вооруженными силами начались вскоре после провозглашения независимости и шли до 1994 г., когда при посредничестве России стороны подписали соглашение о прекращении огня [10, c.24].

Карабахский конфликт в одночасье стал центральной проблемой для всего южного Кавказа, а после присоединения Азербайджана к Совещанию по Безопасности и Сотрудничеству в Европе конфликт приобрел международный характер. Безусловно, руководство Ирана в 1992 г. принимает решение вмешаться в армяно-азербайджанский конфликт, чему способствовало ряд причин: выступая в качестве посредника в конфликте Иран мог бы укрепить международные позиции; актор, получавший возможность влиять на ход конфликта, повышал свой региональный статус. Кроме того, Нагорно-Карабахский конфликт достиг таких масштабов, что создавал угрозу иранской безопасности: война велась вблизи иранских провинций, населенных этническими азербайджанцами, могла перекинуться и на территорию Ирана. Нельзя забывать про религиозный фактор, ставший еще одной причиной необходимости Ирана включиться в конфликт: правительство не могло показать свою пассивность в вопросе шиитов-единоверцев, проживающих в Азербайджане.

Баку и Еревану Исламская Республика Иран предложила свои услуги посредника, и 25 февраля 1992 г. в Баку прибыл министр иностранных дел Ирана А. Велаяти с предложением прекращения огня [18]. 26 февраля А. Мкртчян и азербайджанский министр Э. Аббасов договорились прекратить огонь с 27 февраля. Но, стоит отметить, что мирные инициативы Тегерана не достигли своей цели, так как конфликт Армении и Азербайджана к этому времени перешел в сферу борьбы за «жизненное пространство» и «историческую справедливость». Кроме того, армянским военным командованием уже была спланирована военная операция по захвату города Ходжалы и в ночь с 25 на 26 февраля 1992 г. войска начали штурм города, что получило широчайший мировой резонанс и стало знаковым событием в карабахском конфликте [18].

Безусловно, прямой вины Ирана в ходжалинских событиях не было. Тем не менее, имиджу Ирана, особенно среди азербайджанского населения, несомненно, был нанесен значительный ущерб. Поэтому не теряя времени, особенно учитывая возрастающую активность Турции, России и многочисленных международных организаций в регионе, Тегеран не оставил попытки посредничества в миротворческом процессе [27, с.200].

Правительство Ирана предприняло еще одну попытку предотвращения эскалации карабахского конфликта: 7-8 мая 1992 г. исполняющий обязанности президента АР Я. Мамедов и президент Республики Армения Л. Тер-Петросян подписали Совместное заявление глав государств в Тегеране [6]. Стороны договорились организовывать встречи на высшем уровне для обсуждения всех проблемных вопросов в двухсторонних отношениях, регулировать конфликты исключительно мирными методами. Миротворческая миссия Ирана потерпела крах. Спустя несколько часов после переговоров в Тегеране армянские вооруженные силы захватили азербайджанские населенные пункты Шуша и Лачин.

Акт, подписанный президентами Армении и Азербайджана на фоне захвата Шуши армянскими вооруженными силами, вызвал мощнейший международный резонанс, который положил начало изоляции Ирана от посреднических миссий в связи с карабахским конфликтом. Азербайджан выдвинул обвинения Ирану в политической измене и в пособничестве армянам [23, c.77].

Отношения Азербайджана и Ирана еще больше ухудшились после президентских выборов 7 июня 1992 г. [13], на которых одержал победу А. Алиев (взял себе псевдоним «Эльчибей» – «посланник народа»). Новый президент Азербайджана взял курс на сближение с Турцией, провозгласил ориентацию на Запад, что фактически приводило к разрыву отношений с Ираном и Россией. Эльчибей делал упор на идеи «Великого Азербайджана» – отделение Южного Азербайджана от Ирана и его воссоединение с северным Азербайджаном, что усугубляло отношения с Ираном. В свою очередь Иран начал оказывать активную поддержку Армении, стремясь в тоже время поддерживать политические силы в Азербайджане, которые ратовали за обеспечение статуса - КВО на Кавказе.

Период правления Эльчибея пришелся на время экономического и политического кризиса в Азербайджане. Кризисная ситуация в Нагорном Карабахе, а так же политические распри внутри страны вынудили Эльчибея покинуть пост президента.

Пришедшему к власти в 1993 г. Гейдару Алиеву [13], в кратчайшие сроки удалось нормализовать отношения с двумя важными соседями в регионе – Россией и Ираном; добиться прекращения огня и трансформировать армяно-азербайджанский Нагорно-Карабахский конфликт из военной плоскости в политико-дипломатическую; систематизировать внешнеполитическую деятельность и определить основные задачи и приоритеты, стоящие перед внешней политикой страны [10, c.26].

Что касается непосредственно ирано-азербайджанских отношений, Г. Алиеву еще будучи руководителем Нахичеванской Автономной Республики удалось независимо от Эльчибея выстроить грамотные отношения с Ираном, Россией и Арменией, установить тесные личные отношения с иранским руководством, заключить торговые и энергетические контракты с Ираном.

Став президентом Азербайджана, Г. Алиев одним из первых принял президента Ирана Рафсанджани, который прибыл в Баку 26 октября 1993 г. [20] с трехдневным визитом. Лидерам двух стран удалось решить целый комплекс вопросов, и, что самое главное, заключить 12 договоров, среди которых протокол об экономическом сотрудничестве, соглашение о двухсторонней торговле, протокол о политических консультациях, Меморандум о принципах дружбы и сотрудничества между Исламской Республикой Иран и Азербайджанской Республикой.

В тоже время Г. Алиев взял курс на укрепление экономических и политических отношений с западными демократиями, и сделал ставку на получение от них необходимых средств и технологий для реализации нефтяной стратегии, сохраняя при этом устойчивый баланс в отношениях с Россией и Ираном.

Не стоит забывать, что период с 1994 по 1997 г. можно охарактеризовать, как время позиционного противостояния Ирана и Азербайджана, связанного с распространением военного влияния США через азербайджанскую территорию на Каспий. Ситуация некоторым образом стабилизировалась после 1997 г., когда президентом Ирана стал С.М. Хатами. Здесь важно отметить, что в то время, пока С.М. Хатами занимался формированием кабинета министров и готовил свою инаугурационную речь, Г. Алиев посетил с 27 июля по 5 августа 1997г. США с первым официальным визитом, что стало важнейшим дипломатическим шагом Азербайджана. Благодаря этой поездке Азербайджан из периферийной страны превратился в ключевого игрока мировых энергетических рынков будущего XXI века.

1998 г. считается временем ухудшения ирано-азербайджанских отношений в связи с изменением баланса сил на Каспии. Г. Алиев стремился нормализовать отношения с Ираном о чем свидетельствует предложение участия Ирана в проекте Шах-Дениз и перспектива строительства маршрута ОЭТ. Однако, США встали на пути улучшения отношений двух стран, продолжили реализацию своей каспийской стратегии, взяв под свой контроль проект ОЭТ. И как следствие, Иран был вытеснен на политическую периферию каспийского региона, что спровоцировало Исламскую Республику Иран вступить в открытый конфликт с Азербайджаном по поводу разработки спорных нефтяных месторождений.

Важно заметить, что кроме всего прочего, заложили основу для углубления кризиса ирано-азербайджанских отношений, активное использование сторонами друг против друга конфессиональных и этнических «рычагов».

Карабах является важной «узловой зоной Центрального Кавказа», имеющей ряд выигрышных геополитических характеристик [5, c.75].

В начале 2006 г. США, развязавшие антииранскую кампанию, активизировали попытки решения нагорно-карабахского вопроса, предложив следующий вариант: армянская сторона покидает шесть районов Азербайджана «(по схеме 5+1)», и получает согласие Баку на проведение референдума по статусу Карабаха через 10-15 лет. Штатам был необходим плацдарм для возможных военных действий против Ирана и надежный союзник в лице И. Алиева. Но президент Азербайджана осознал опасность подобных уступок в карабахском вопросе. Из-за этого встреча азербайджанского и армянского президентов не увенчалась успехом американской дипломатии [33].

Одним из ключевых моментов, и даже точкой отсчета сегодняшней напряженности отношений (по версии некоторых исследователей [22, c.58]) можно также считать Второй съезд азербайджанцев мира, прошедший 16 марта 2006 г., на котором некоторые делегаты призвали оказать поддержку кампании США против иранской ядерной программы. Кроме того, в ходе съезда была затронута проблема «двух Азербайджанов», независимого государства постсоветского пространства и Иранского Азербайджана, северо-западной части Исламской Республики. На это последовала нота протеста иранского посольства, возмущенной с требованием незамедлительно прекратить подобные действия, пресечь деятельность «антииранских элементов» и призывом о соблюдении положений Договора о дружественных отношениях и принципах сотрудничества от 2002 г. [8].

Иран со временем перестал беспокоить Азербайджан своим стремлением сотрудничать с Армянской Республикой в Нагорном Карабахе Азербайджана, а Баку, в свою очередь, сокращал взаимодействие с Израилем и критику иранской ядерной программы. Такие отношения исследователями были названы «негативно-нейтральными» [7, c.3]. Однако в 2011 г. Азербайджан закупил израильские беспилотные летательные аппараты и другие виды вооружения на 1,6 млрд долларов. Баку направил министра обороны в Тегеран с заверениями, что закупленное вооружение направлено против Армении, а не ИРИ. Но некоторые виды вооружений не могли предназначаться для войны с Арменией (к примеру, противокорабельные ракеты можно применить только в Каспийском море, выхода к которому Армения не имеет).

Существует мнение, что политическая линия Гейдара и Ильхама Алиевых способствовала определенной стабилизации отношений с Ираном [14, c.66]. Современные отношения Азербайджана и Ирана развиваются достаточно интенсивно, однако между странами существуют споры, затрудняющие сотрудничество. Иран беспокоят теплые отношения Азербайджана с НАТО (в особенности, его сближение с Турецкой Республикой и США) и перспектива размещения на его территории военных баз и воинских контингентов США. Не урегулирован правовой статус Каспийского моря, что также портит отношения двух соседей [14, c.66].

Баку недоволен неоднозначной позицией Ирана к нагорно-карабахскому конфликту, т.к. ИРИ оказывает экономическую помощь Армении, взаимодействует с Арменией в сфере экономики и энергетики [10, c.116].

Армяно-иранское партнерство имеет особое значение для Южного Кавказа, поскольку противостоит азербайджано-турецкому стратегическому тандему [29, c.65].

Нагорно-Карабахский конфликт не может рассматриваться без акцента на сегодняшние «глобализирующие тенденции». Факт приостановки и даже «заморозки» конфликта говорит о предпочтениях ведущих глобальных игроков в международной системе, где идеи всеобщей безопасности не способны ужиться с региональными конфликтами. По мнению исследователей, если стороны для решения вопроса прибегнут к силовым методам, региональные (Турция и Иран) и глобальные (США и Россия) игроки, несомненно, не оставят вопрос без внимания [30, c.29]. Азербайджано-иранские отношения в настоящее время больше зависят от парадигмы региональных и глобальных международных проблем [7, c.6].

Для Азербайджанской Республики, утратившей значительную часть своей земли в результате конфликта с Арменией, нерешенный вопрос о восстановлении территориальной целостности является первым в повестке рассмотрения стратегии внешней политики [10, c.18].

В апреле 2016 г. произошли крупные военные столкновения на линии фронта в Нагорном Карабахе, названные «четырехдневной войной» [1]. На их фоне разразился скандал из-за недостоверного сюжета о заявлении посла ИРИ в Баку со словами поддержки позиции Азербайджана в этом вопросе. Но иранское дипломатическое представительство в Ереване опровергло данную информацию [19]. В конце 2016 г. президент Армении после встречи с президентом Ирана высоко оценил «уравновешенную позицию Ирана относительно основанного на международном праве исключительно мирного урегулирования карабахской проблемы» [24].

В случае возвращения территорий Азербайджана в Нагорном Карабахе появилась бы опасность выступлений иранских азербайджанцев за воссоединение с Азербайджаном [22, c.58]. Это значит, что для ИРИ вопрос «двух Азербайджанов» является угрозой собственной территориальной целостности.

Азербайджану были бы выгодны теплые отношения с ИРИ, но для этого каждой стороне придется отказаться от действий, тормозящих и «замораживающих» сотрудничество двух государств, в которых основная часть населения исповедует ислам шиитского толка. Азербайджану пришлось бы отказаться от дружбы с Израиль и США. Иран, в свою очередь, тогда должен будет отказаться от такого важного стратегического партнера, как Армения, и занять в Нагорно-Карабахском конфликте сторону Баку. Но неразрешенность карабахского вопроса вполне отвечает предпочтениям России, сильного игрока на Кавказе и Ближнем Востоке. Россия не может сделать выбор между Арменией и Азербайджаном, поскольку оказав поддержку Армении, она рискует надолго лишится партнерских отношений с Баку, который будет искать поддержки у других региональных и глобальных лидеров.

Библиография
1.
Jarosiewicz A., Falkowski M. The four-day war in Nagorno-Karabakh. Электронный ресурс: https://www.osw.waw.pl/en/publikacje/analyses/2016-04-06/four-day-war-nagorno-karabakh
2.
Ramezanzadeh A. Iran's Role as Mediator in the Nagorno-Karabakh Crisis. Электронный ресурс: http://poli.vub.ac.be/publi/ContBorders/eng/contents.htm#notes
3.
декабря 1991 г. в Азербайджане состоялся референдум о независимости. Электронный ресурс: https://ochagsamara.wordpress.com/2015/12/29/29-декабря-1991-г-в-азербайджане-состоялся-р/
4.
Абилов И. Этнический фактор во взаимоотношениях Турции, Азербайджана и Ирана // Вестник Полоцкого государственного университета. Сер. A, Гуманитарные науки, 2016. № 1. С.145-152
5.
Аллахвердиев К. Нагорно-Карабахский конфликт в контексте ретроспективной этногеополитики // Центральная Азия и Кавказ. № 1 (61). 2009. С. 71-85.
6.
Армения – Иран: Еревану следует определиться с «Карабахским финишем». Электронный ресурс: http://gpolitika.com/geopolitika/armeniya-iran-erevanu-sleduet-opredelitsya-s-karabaxskim-finishem.html
7.
Валиев А.М. Азербайджано-иранские отношения. Quo vadis, Баку – аналитическая записка // PONARS Eurasia. № 244. 2012. С.1-6.
8.
Вартанян А.М. Ирано-азербайджанские отношения: диалог с переменным успехом. Электронный ресурс: Режим доступа: http://www.iimes.ru/rus/stat/2006/27-03-06c.htm
9.
Декларация о восстановлении независимости Азербайджанской Республики. Электронный ресурс: https://ria.ru/spravka/20160830/1475521013.html
10.
Ибрагимов И. Внешнеполитическая стратегия Азербайджанской республики на современном этапе: дис. к. п. н. Москва, 2014. 176 c.
11.
Ибрагимов Н., Шукюров И. Гейдар Алиев открывает миру Азербайджан. Баку, Азернешр, 1994. 374 с.
12.
Иран-Армения: в поисках взаимовыгодного партнерства. Электронный ресурс: http://politcom.ru/21790.html
13.
Как выбирали президентов Азербайджана. Электронный ресурс: http://kommersant.ru/doc/2315453
14.
Колесниченко М.А. Азербайджан в системе международных отношений //Вестник СПбГУ. Сер. 6. Вып. 3. 2011. С. 63-69.
15.
Конституционный акт Азербайджанской Республики от 18 октября 1991 года №222-XII О восстановлении государственной независимости Азербайджанской Республики. Электронный ресурс: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=2889
16.
Кулиев Ш.А. Нагорно-Карабахский конфликт: история и современное состояние // Альманах современной науки и образования. № 6(13). Часть 1. 2008. С 127-133.
17.
Месамед В.И. Иран и немусульманские страны Южного Кавказа (Армения и Грузия). М., Институт Ближнего Востока. 2015. 254 с.
18.
Персидские инициативы в Нагорном Карабахе. Электронный ресурс: http://kommersant.ru/doc/3333
19.
Позиция Ирана по карабахскому конфликту неизменна – посольство. Электронный ресурс: https://eadaily.com/ru/news/2016/06/04/poziciya-irana-po-karabahskomu-konfliktu-neizmenna-posolstvo
20.
Президент Ирана прибыл в Баку. Электронный ресурс: http://www.turan.az/clndr/1993/months/politics_10_001_ru.htm
21.
Сажин В.И К вопросу об ирано-азербайджанских отношениях // http://www.iimes.ru/?p=21450
22.
Салахов А.А. Векторы развития ирано-азербайджанских отношений // Вестник Московского исламского университета. № 1 (4). 2012. С. 58-60.
23.
Саркисян М. Нагорный Карабах: война и политика (1990-1993 гг.). Война в Нагорном Карабахе и внутренний конфликт в армянском обществе. Ер.: Армянский центр стратегических и национальных исследований. 2010. 219 с.
24.
Серж Саргсян «Мы высоко оцениваем позицию Ирана относительно урегулирования карабахской проблемы». Электронный ресурс: //armedia.am/rus/news/43486/serzh-sargsyan-miy-viysoko-ocenivaem-poziciyu-irana-otnositelno-uregulirovaniya-karabakhskoiy-problemiy.html
25.
Сидоров И.Е. Ирано-азербайджанские отношения в первый год президентства М. Хатами // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 4: История. Регионоведение. Международные отношения. 2015. № 6. С.17-23.
26.
Сидоров И.Е. «Оттепель» в ирано-азербайджанских отношениях в 2001-2003 гг.: причины, содержание, итоги // Клио. 2015. № 12. С.78-82.
27.
Сидоров И.Е. Иранское посредничество в карабахском конфликте как фактор ирано-азербайджанских отношений // Изв. Сарат. ун-та Нов. сер. Сер. История. Международные отношения. 2016. №2. С.198-201.
28.
Соглашение о создании СНГ (Беловежское соглашение). Электронный ресурс: https://ria.ru/spravka/20111208/508143773.html
29.
Халифа-заде М. Иран и борьба за влияние на Южном Кавказе // Центральная Азия и Кавказ. Т. 14. Вып. 1. 2011. С. 59-71.
30.
Чантуридзе Л. Глобализация региональных конфликтов: будущая война за Нагорный Карабах // Центральная Азия и Кавказ. № 6 (66). 2009. С. 28-38.
31.
Чернявский С.И. Новый путь Азербайджана. М.: Азер-Медиа. Книга и бизнес. 2002. 352 с.
32.
Юнусов А. Азербайджан в начале XXI века: конфликты и потенциальные угрозы. Баку 2007. 245 с.
33.
Юнусов А. Азербайджан между Америкой и Ираном. Электронный ресурс: http://www.globalaffairs.ru/number/n_6822
References (transliterated)
1.
Jarosiewicz A., Falkowski M. The four-day war in Nagorno-Karabakh. Elektronnyi resurs: https://www.osw.waw.pl/en/publikacje/analyses/2016-04-06/four-day-war-nagorno-karabakh
2.
Ramezanzadeh A. Iran's Role as Mediator in the Nagorno-Karabakh Crisis. Elektronnyi resurs: http://poli.vub.ac.be/publi/ContBorders/eng/contents.htm#notes
3.
dekabrya 1991 g. v Azerbaidzhane sostoyalsya referendum o nezavisimosti. Elektronnyi resurs: https://ochagsamara.wordpress.com/2015/12/29/29-dekabrya-1991-g-v-azerbaidzhane-sostoyalsya-r/
4.
Abilov I. Etnicheskii faktor vo vzaimootnosheniyakh Turtsii, Azerbaidzhana i Irana // Vestnik Polotskogo gosudarstvennogo universiteta. Ser. A, Gumanitarnye nauki, 2016. № 1. S.145-152
5.
Allakhverdiev K. Nagorno-Karabakhskii konflikt v kontekste retrospektivnoi etnogeopolitiki // Tsentral'naya Aziya i Kavkaz. № 1 (61). 2009. S. 71-85.
6.
Armeniya – Iran: Erevanu sleduet opredelit'sya s «Karabakhskim finishem». Elektronnyi resurs: http://gpolitika.com/geopolitika/armeniya-iran-erevanu-sleduet-opredelitsya-s-karabaxskim-finishem.html
7.
Valiev A.M. Azerbaidzhano-iranskie otnosheniya. Quo vadis, Baku – analiticheskaya zapiska // PONARS Eurasia. № 244. 2012. S.1-6.
8.
Vartanyan A.M. Irano-azerbaidzhanskie otnosheniya: dialog s peremennym uspekhom. Elektronnyi resurs: Rezhim dostupa: http://www.iimes.ru/rus/stat/2006/27-03-06c.htm
9.
Deklaratsiya o vosstanovlenii nezavisimosti Azerbaidzhanskoi Respubliki. Elektronnyi resurs: https://ria.ru/spravka/20160830/1475521013.html
10.
Ibragimov I. Vneshnepoliticheskaya strategiya Azerbaidzhanskoi respubliki na sovremennom etape: dis. k. p. n. Moskva, 2014. 176 c.
11.
Ibragimov N., Shukyurov I. Geidar Aliev otkryvaet miru Azerbaidzhan. Baku, Azerneshr, 1994. 374 s.
12.
Iran-Armeniya: v poiskakh vzaimovygodnogo partnerstva. Elektronnyi resurs: http://politcom.ru/21790.html
13.
Kak vybirali prezidentov Azerbaidzhana. Elektronnyi resurs: http://kommersant.ru/doc/2315453
14.
Kolesnichenko M.A. Azerbaidzhan v sisteme mezhdunarodnykh otnoshenii //Vestnik SPbGU. Ser. 6. Vyp. 3. 2011. S. 63-69.
15.
Konstitutsionnyi akt Azerbaidzhanskoi Respubliki ot 18 oktyabrya 1991 goda №222-XII O vosstanovlenii gosudarstvennoi nezavisimosti Azerbaidzhanskoi Respubliki. Elektronnyi resurs: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=2889
16.
Kuliev Sh.A. Nagorno-Karabakhskii konflikt: istoriya i sovremennoe sostoyanie // Al'manakh sovremennoi nauki i obrazovaniya. № 6(13). Chast' 1. 2008. S 127-133.
17.
Mesamed V.I. Iran i nemusul'manskie strany Yuzhnogo Kavkaza (Armeniya i Gruziya). M., Institut Blizhnego Vostoka. 2015. 254 s.
18.
Persidskie initsiativy v Nagornom Karabakhe. Elektronnyi resurs: http://kommersant.ru/doc/3333
19.
Pozitsiya Irana po karabakhskomu konfliktu neizmenna – posol'stvo. Elektronnyi resurs: https://eadaily.com/ru/news/2016/06/04/poziciya-irana-po-karabahskomu-konfliktu-neizmenna-posolstvo
20.
Prezident Irana pribyl v Baku. Elektronnyi resurs: http://www.turan.az/clndr/1993/months/politics_10_001_ru.htm
21.
Sazhin V.I K voprosu ob irano-azerbaidzhanskikh otnosheniyakh // http://www.iimes.ru/?p=21450
22.
Salakhov A.A. Vektory razvitiya irano-azerbaidzhanskikh otnoshenii // Vestnik Moskovskogo islamskogo universiteta. № 1 (4). 2012. S. 58-60.
23.
Sarkisyan M. Nagornyi Karabakh: voina i politika (1990-1993 gg.). Voina v Nagornom Karabakhe i vnutrennii konflikt v armyanskom obshchestve. Er.: Armyanskii tsentr strategicheskikh i natsional'nykh issledovanii. 2010. 219 s.
24.
Serzh Sargsyan «My vysoko otsenivaem pozitsiyu Irana otnositel'no uregulirovaniya karabakhskoi problemy». Elektronnyi resurs: //armedia.am/rus/news/43486/serzh-sargsyan-miy-viysoko-ocenivaem-poziciyu-irana-otnositelno-uregulirovaniya-karabakhskoiy-problemiy.html
25.
Sidorov I.E. Irano-azerbaidzhanskie otnosheniya v pervyi god prezidentstva M. Khatami // Vestnik Volgogradskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya 4: Istoriya. Regionovedenie. Mezhdunarodnye otnosheniya. 2015. № 6. S.17-23.
26.
Sidorov I.E. «Ottepel'» v irano-azerbaidzhanskikh otnosheniyakh v 2001-2003 gg.: prichiny, soderzhanie, itogi // Klio. 2015. № 12. S.78-82.
27.
Sidorov I.E. Iranskoe posrednichestvo v karabakhskom konflikte kak faktor irano-azerbaidzhanskikh otnoshenii // Izv. Sarat. un-ta Nov. ser. Ser. Istoriya. Mezhdunarodnye otnosheniya. 2016. №2. S.198-201.
28.
Soglashenie o sozdanii SNG (Belovezhskoe soglashenie). Elektronnyi resurs: https://ria.ru/spravka/20111208/508143773.html
29.
Khalifa-zade M. Iran i bor'ba za vliyanie na Yuzhnom Kavkaze // Tsentral'naya Aziya i Kavkaz. T. 14. Vyp. 1. 2011. S. 59-71.
30.
Chanturidze L. Globalizatsiya regional'nykh konfliktov: budushchaya voina za Nagornyi Karabakh // Tsentral'naya Aziya i Kavkaz. № 6 (66). 2009. S. 28-38.
31.
Chernyavskii S.I. Novyi put' Azerbaidzhana. M.: Azer-Media. Kniga i biznes. 2002. 352 s.
32.
Yunusov A. Azerbaidzhan v nachale XXI veka: konflikty i potentsial'nye ugrozy. Baku 2007. 245 s.
33.
Yunusov A. Azerbaidzhan mezhdu Amerikoi i Iranom. Elektronnyi resurs: http://www.globalaffairs.ru/number/n_6822