Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2264,   статей на доработке: 272 отклонено статей: 945 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль


Исследование связи ценностных ориентаций и психологических механизмов адаптации личности
Ростовцева Марина Викторовна

кандидат философских наук

доцент, Сибирский федеральный университет

660030, Россия, Красноярский край, г. Красноярск, ул. Вильского, 18а

Rostovtseva Marina Viktorovna

PhD in Philosophy

Docent, the department of Social Technologies, Siberian Federal University

660030, Russia, Krasnoyarsk, Vilskogo Street 18a, unit #58

marin-0880@mail.ru
Гудовский Игорь Витальевич

кандидат педагогических наук

доцент, Московский психолого-социальный университет

660062, Россия, Красноярский край, г. Красноярск, ул. Качинская, 64/9

Gudovskii Igor' Vital'evich

PhD in Pedagogy

associate professor at Moscow University of Psychology and Social Sciences

660062, Russia, Krasnoyarski Krai, Krasnoyarsk, str. Kachinskaya, 64/9

mpsu_24dop@mail.ru
Гончарова Татьяна Михайловна

доктор философских наук

доцент, Московский психолого-социальный университет

660062, Россия, Красноярский край, г. Красноярск, ул. Качинская, 64, оф. 9

Goncharova Tat'yana Mikhailovna

Doctor of Philosophy

associate professor at Moscow University of Psychology and Social Studies

660062, Russia, Krasnoyarsk Krai, Krasnoyarsk, str. Kachinskaya, 64, of. 9

goncharovatm@yandex.ru
Хохрина Зоя Васильевна

кандидат педагогических наук

доцент, Московский психолого-социальный университет

660062, Россия, Красноярский край, г. Красноярск, ул. Качинская, 64, оф. 9

Khokhrina Zoya Vasil'evna

PhD in Pedagogy

associate professor at Moscow University of Psychology and Social Sciences

660062, Russia, Krasnoyarski Krai, Krasnoyarsk, str. Kachinskaya, 64, of. 9

itss@bk.ru
Аннотация. Предметом исследования является связь ценностных ориентиаций и психологических механизмов адаптации студенческой молодежи. Проведено исследование на выборке студентов 5 курса ФГАОУ ВО "Сибирский федеральный университет". Установлено, что состояние психологической дезадаптации приводит к закрытию для дезадаптированных студентов ценностей-целей широкого жизненного спектра и «сужению перспективы личностного развития». Неадаптированные испытуемые фиксированы на состоянии своего здоровья (потребности витального уровня) и выключены из культурного контекста, пренебрегая ценностями мета-уровня (познание, творческая самореализация). Не обнаружилось значимых различий в ценностях студентов с высоким и низким уровнем адаптации. Однако, большее число студентов из группы адаптированных, нежели неадаптированных, выбирают в качестве важной жизненной ценности "профессиональное и личностное развитие" Основным методам исследования являлось тестирование с помощью следующих психодиагностических методик: тест Рокича «Ценностные ориентации», тест "Самооценка психических состояний" (по Айзенку), тест "Шкала депрессии" (тест адаптирован Г.И.Балашовой). Получены результаты, свидетельствующие о наличии связи между ценностными ориентациями и психологическими механизмами адаптации личности. В целом по двум группам испытуемых (адаптированных и неадаптированных) получены схожие данные в отношении выбора терминальных ценностей (здоровье), однако существуют некоторые значимые различия при выборе испытуемыми двух групп инструментальных ценностей.
Ключевые слова: адаптация, механизмы адаптации, ценности, смысложизненные ориентации, адаптированность, дезадаптация, студечество, терминальные ценности, инструментальные ценности, социальная адаптация
DOI: 10.25136/2409-8701.2017.4.23415
Дата направления в редакцию: 30-06-2017

Дата рецензирования: 26-06-2017

Дата публикации: 27-08-2017

Abstract. The subject of the research is the relationshp between value systems and psychological adaptation mechanisms of students. The research involved 5-year students of the Siberian Federal University. The researchers have discovered that the state of psychological disadaptation causes students lose their focus on life values and reduces prospects for personal development. Maladjusted respondents were focused on their health (vital needs) and excluded from the cultural life ignoring meta values (learning and creative self-realisation). There were no significant differences between values of students with low and high levels of adaptability. However, the greater part of adapated students tend to choose 'professional and personal growth' as an important life value. The main research methods were psychological tests such as Rokeach Value Survey, Mental State Self-Assessment (after Hans Eysenk), and Depression Scale (adapted by G. Balashova). The results of the research prove that there is a relationship between value system and psychological adaptation mechanisms. In general, both groups of respondents (adapated and disadapted students) choose similar terminal values (health), however, there are significant differences in their choice of instrumental values. 

Keywords: social adaptation, instrumental values, terminal values, student years, disadaptation, adaptability, life values, values, adaptation mechanisms, adaptation

Актуальность темы. Быстро изменяющиеся условия жизни современной России, экономические, политические и социокультурные трансформации оказывают глубокое влияние на наше общество в целом и на каждого индивида в частности. Последствия этого влияния носят самый разнообразный характер [16]. В психологической и педагогической науке, где происходят глубинные преобразования теоретических основ и методологических подходов к изучению человека, становится чрезвычайно актуальным изучение проблем социальной адаптации человека и его смысложизненных ориентаций. [15, с.51]. Человеческий фактор, преобразующая активность человека, его потенциал выходят на первый план, а потому с неизбежностью затрагивают проблемы социальной адаптации и адаптивных человеческих ресурсов, необходимых для становления и самостановления человека в социальной среде в целом, и в системе образования, в частности. Исследованием личностного адаптационного потенциала занимаются такие ученые как С. Мадди [4], А.Г. Маклаков [5], Д.А. Леонтьев [3]; адаптивные стили и стратегии адаптации студентов рассматриваются в работах Е.В. Змановской [1], Л.Р. Северовой Л.А. [14] и др.

Социокультурная трансформация российского общества, как характеристика происходящих перемен, представляет собой процесс, посредством которого социальные явления общественной жизни вторгаются в сферу психической жизни отдельного человека и создают основы для кризиса адаптации личности [2, 8].

Кризис адаптации личности влечет изменения в массовом поведении населения, отказ от старых и восприятие новых ценностей и поведенческих установок. Создается глубокий ценностный вакуум, своего рода социальная амбивалентность, отсутствие четких приоритетов, предпочтений. Разрушаются правовые и нравственные барьеры, «развязывается групповой и личностный эгоизм», создается атмосфера, когда «все дозволено». Особую остроту в связи с этим приобретает изучение не только особеннтсей адаптационных механизмов, но и изменений, происходящих в сознании современной молодежи. О чем думает молодое поколение, что его волнует и тревожит, каковы его ценности и предпочтения? [6, 7]

Предмет исследования. Проблемы ценностных ориентаций и социально-психологической адаптации привлекают внимание российских исследователей, но проблеме взаимосвязи адаптации и смысложизненных ориентаций личности уделяется недостаточно внимания. В связи с этим нами было предпринято исследование, предметом которого стало установление связи между ценностными ориентациями и психологическими механизмами адаптации студенческой молодежи [12] (Исследование выполнено при финансовой поддержки Российского гуманитарного научного фонда в рамках регионального конкурса «Российское могущество прирастать будет Сибирью и Ледовитым океаном» в рамках реализации проекта «Разработка научно-образовательного комплекса Красноярского края средствами электронной платформы непрерывного образования ( PL 2 S ) для поддержки и развития человеческого капитала Красноярского края»)

Объектом исследования являлись студенты 5 курса ФГАОУ ВО «Сибирский федеральный университет» в возрасте от 20 до 22 лет. Всего было опрошено 123 человека.

Методы исследования: тест Рокича «Ценностные ориентации», тест "Самооценка психических состояний" (по Айзенку), тест "Шкала депрессии" (тест адаптирован Г.И.Балашовой).

Выбор методик исследования (тест Айзенка и Балашовой) обусловлен положением о том, что психологические состояния тревожности, фрустрации, депрессии являются симптомами общего дезадаптационного синдрома личности.

Результаты исследования. По результатам исследования по тестам Айзенка и Балашовой все испытуемые были разделены на 4 группы:

А – адаптированные студенты (35% испытуемых)

В – у испытуемых наблюдается средне-выраженное состояние либо депрессии, либо тревожности, либо фрустрации (23% испытуемых)

С – наблюдается 2 любых состояния средней степени выраженности (27% испытуемых).

Д – испытуемые находятся и в состоянии тревоги, и депрессии, и фрустрации (15%).

По результататам исследования психологических состояний видно, что большинство студентов (35% ) адаптированы, однако у достаточно большого количества респондентов (15% наблюдаются выраженные состояния тревоги и фрустрации)

Далее для каждой из четырех групп были проинтерпретированы результаты по тесту Рокича.

Группа А (адаптированные испытуемые):

Не смотря на то, что к группе А принадлежат адаптированные студенты, 50% из этой группы считают, наиболее важной ценностью-целью для себя здоровье (физическое и психическое). 40% думают, что на первое место по значимости следует поставить активную деятельную жизнь и переживание прекрасного в природе и искусстве. 30% отдают предпочтение таким ценностям-целям, как: материально-обеспеченная жизнь; общественное признание, уважение; свобода 9самостоятельность); уверенность в себе. Для 20% опрошенных важны любовь и познание. 10% ставят на 1-е место жизненную мудрость, наличие хороших и верных друзей; возможность творческой деятельности.

Отметим, что никто из испытуемых не поставил на первое место интересную работу.

Наименее важными ценностями-целями 10% опрошенных из группы адаптированных студентов считают приятное, необременительное времяпрепровождение; 60% - отсутствие обязанностей; переживание прекрасного; 70% - счастье других; 40% - познание.

Результаты исследования инструментальных ценностей показали, что наиболее значимыми для 40% опрошенных являются аккуратность; воспитанность; ответственность; широта взглядов. 30% отдают предпочтение жизнерадостности; независимости; чуткости; образованности. 20% определяют на первое место рационализм; смелость в отстаивании своего мнения; честность.

Никто из опрашиваемых не посчитал жизненно-значимыми ценностями-средствами высокие запросы, высокие притязания; дисциплинированность; самоконтроль.

В целом, картина ценностей испытуемых данной группы является противоречивой: здоровье оказалось важной ценностью-целью для 50% испытуемых, тем не менее обладание рационализмом (умение здраво и логично мыслить) оказалось исключительно важным лишь для 20%, а такие ценности как развитие (физическое и духовное), самоконтроль(сдержанность), самодисциплина вообще не фигурировали среди исключительно-важных ценностей.

Испытуемые группы В, (студенты, у которых наблюдается среднее состояние тревожности, фрустрации или депрессии), распределяют предложенный набор ценностей таким образом.

75% опрошенных считают жизненно-важной ценностью целью здоровье (физическое и психическое) и любовь. Для 50% важна уверенность в себе. 37% ценят активную деятельную жизнь, материальные блага, счастье в семье. 12% ставят на первое место переживание прекрасного в природе и искусстве, жизненную мудрость, физическое и духовное развитие. 25% как наиболее важные ценности-цели определяют наличие хороших и верных друзей; свободу, самостоятельность.

Никто из испытуемых не посчитал важными такие ценности как: общественное признание, уважение; познание; возможность творческой деятельности. Реже всего упоминаются такие ценности, как активная деятельная жизнь (12%), жизненная мудрость (12%), счастье других.

Среди инструментальных ценностей 75% опрошенных наиболее значимыми считают аккуратность (чистоплотность); 62% - образованность, воспитанность; 37% - жизнерадостность; дисциплинированность; ответственность. 25% - чуткость, заботливость; 12% - независимость; высокие запросы; самоконтроль; широта взглядов, честность. Трудолюбие и чуткость 62% опрошенных ставят на 12 – 13 места.

Не ценятся в этой группе рационализм, широта взглядов, непримиримость к недостаткам в себе и других.

В целом по группе наблюдается некоторая согласованность и единодушие при выборе ценностей, что отличает ее от предыдущей группы.

Группу С, куда входят студенты с тревожностью, фрустрацией характеризуют следующие данные:

Для всех испытуемых наиболее значимой является ценность – здоровье физическое и психическое); 66% выбирают в качестве жизненно-важной ценности-цели счастливую семейную жизнь; 33% на первое место по значимости ставят: любовь; наличие хороших и верных друзей; свободу; самостоятельность; творчество; уверенность в себе.

Не ценятся в данной группе такие ценности, как интересная работа, общественное признание и уважение, приятное времяпрепровождение; счастье других.

Среди инструментальных ценятся такие принципы, как аккуратность, честность (66%); 33% ставят на первое место: дисциплинированность, независимость, ответственность, рационализм, терпимость. Не считаются жизненно-значимыми такие ценности-средства, как жизнерадостность, воспитанность, образованность, широта взглядов, трудолюбие.

В группе Д, куда входят испытуемые, которые находятся и в состоянии тревожности, и фрустрации, и депрессии, были получены следующие данные:

100% испытуемых считают исключительно-важной ценностью-целью здоровье (физическое и психическое); 75% - любовь, 50% отдают предпочтение свободе, самостоятельности; наличию хороших и верных друзей; 25% ценят активную деятельную жизнь, интересную работу, материальные блага, творчество, уверенность в себе.

Не ценятся студентами данной группы познание, физическое и духовное развитие, уважение, жизненная мудрость. Переживание прекрасного в природе и искусстве 50% опрашиваемых поставили на последнее место по значимости.

Среди инструментальных ценностей 100% испытуемых ставят на 1-е место образованность и ответственность. 50% - считают воспитанность наиболее важной установкой. 25% думают, что это должны быть аккуратность, независимость, широта взглядов, самоконтроль, трудолюбие.

Не считаются важными дисциплинированность, твердая воля, терпимость, чуткость.

Выводы исследования: Таким образом, было замечено, что в группах В,С,Д, куда входят дезадаптированные испытуемые, имеются схожие тенденции, которые выражаются в следующем:

Важными для испытуемых всех 3-х групп, являются такие ценности-цели, как:

· здоровье (физическое и психическое);

· любовь(семейное счастье).

Среди инструментальных ценностей в группах В и Д отдается предпочтение аккуратности, образованности, воспитанности.

Высокие запросы, высокие притязания к жизни совсем не ценятся в группах С и Д.

Никто из испытуемых указанных групп не поставил на первое место по значимости общественное признание (уважение), приятное, необременительное времяпрепровождение, счастье других .

Таким образом, дезадаптированные испытуемые действительно считают, что физическое и психическое здоровье является наиболее значимой ценность-целью и 100% испытуемых определяют ее на первое место. Для студентов, имеющих нарушения психологических механизмов адаптации, характерна ориентация прежде всего на собственные потребности и то, что способствует их удовлетворению. В данном случае это – здоровье. Ценности связанные с профессиональным самоопределением, личными достижениями, интересной работой либо не ценятся вообще, либо определяются как наиболее значимые не более чем 33% испытуемых.

Научная новизна исследования. Состояние психологического дискомфорта приводит к закрытию для дезадаптированных студентов ценностей-целей широкого жизненного спектра и «сужению перспективы личностного развития» [9, 10]. Никто из них не ставит на первое место такие ценности как познание, физическое и духовное развитие, жизненную мудрость.

Неадаптированные испытуемые фиксированы на состоянии своего здоровья (потребности витального уровня) и выключены из культурного контекста, пренебрегая ценностями мета-уровня (познание, творческая самореализация) [6; 7; 11].

Тем не менее, в среднем 51% испытуемых с нарушениями психологических механизмов адаптации считают образованность жизненно-важной ценность-средством. Данный факт можно объяснить тем, что тем, что студенты – будущие психологи – компетентны в психологической области знаний и считают, что получение соответствующего образования поможет справиться с собственными психологическими проблемами.

Примерно половина студентов, находящихся в состоянии психологической дезадаптации, считают наиболее значимой ценностью любовь и семейное счастье, что объясняется спецификой их возраста, поскольку юношеский возраст, особенно период 20-22 лет – это, прежде всего, этап психологической близости, выбор спутника жизни, создание своей семьи, когда ценности дружбы, любви, интимной близости могут быть первостепенными. Этим можно объяснить и наличие самого состояния дезадаптации – оно возникает как следствие полного или частичного неудовлетворения перечисленных потребностей. (К примеру, среди адаптированных студентов любовь ценится лишь 20% из них; среди неадаптированных – 75%).

Отметим, что все испытуемые, как адаптированные, так и с нарушениями психологических механизмов адаптации не считают жизненно-важными такие ценности, как: материальные блага; необременительное времяпрепровождение; отсутствие обязанностей. Это подтверждает современные исследования о том, что на данном этапе развития общества эти принципы-цели уходят в прошлое, а в молодежной среде происходит переориентация, более глубокое переосмысление всей ценностно-смысловой структуры личности [12].

Таким образом, получены результаты, свидетельствующие о наличии связи между ценностными ориентациями и психологическими механизмами адаптации личности. В целом по двум группам испытуемых (адаптированных и неадаптированных) получены схожие данные в отношении выбора терминальных ценностей (здоровье), однако существуют некоторые значимые различия при выборе испытуемыми двух групп инструментальных ценностей.

Перспективами развития настоящего исследования является расширение выборки и изучение психологических механизмов адаптации не только в студенческой, но и школьной среде. Результаты и выводы исследования могут быть использованы психологическими и социальными отделами учебных заведений для построения механизмов и направлений управления процессом адаптации учащихся и процессом формирования смысложизненных ориентаций.

Библиография
1.
Змановская, Е. В. Девиантология (психология отклоняющегося поведения) / Е. В. Змановская. − М.: Академия, 2003. − 312 с.
2.
Кузнецов, П.С. Уровни социальной адаптации // Материалы пятых саратовских чтений. − Саратов: Саратовский пед. инст-т, 2012. С. 17-19.
3.
Леонтьев, Д. А. Личностное в личности: личностный потенциал как основа самодетерминации / Д. А.Леонтьев // Ученые записки кафедры общей психологии МГУ им. М. В.Ломоносова.-Вып. 1. / под ред. Б. С.Братуся, Д. А.Леонтьева. − М.: Смысл, 2002. − С. 56-65.
4.
Мадди, С. Теории личности. Сравнительный анализ / С. Мадди – СПб: Речь, 2002. – 539 с.
5.
Маклаков, А.Г. Личностный адаптационный потенциал: его мобилизация и прогнозирование в экстремальных условиях // Психологический журнал (январь-февраль), 2001. № 1. С.16-24.
6.
Моисеев H.H. Человек и биосфера / Н.Н. Моисеев. М.: Юнисам, 1999.
7.
Реан, А.А. Психология адаптации личности. Анализ. Теория. Практика: СПб, изд-во: Прайм-Еврознак, 2006. 479 с.
8.
Ромм, М.В. Адаптация личности в социуме: Теоретико-методологический аспект. Новосибирск: Наука, 2002. 275 с.
9.
Ростовцева М.В., Машанов А.А. Философский смысл понятия «социальная адаптация» // Вестник КРАСГАУ, 2012. №6. С.288-293.
10.
Ростовцева М.В., Машанов А.А., Кудашов В.И. Аdaptive society: problems and prospects of its construction // Интеллект. Инновации. Инвестиции. 2015. № 1. С. 170-174.
11.
Ростовцева М.В., Кудашов В.И. Этапы социальной адаптации: философские аспекты // Профессиональное образование в современном мире. – 2016. – Т.6.-№3. – С. 414-421.
12.
Ростовцева М.В., Шайдурова О.В., Гончаревич Н.А., Ковалевич И.А. Особенности социальной перцепции в подростковом возрасте // Вестник Новосибирского государственного педагогического университета. 2017. Т. 7. № 1. С. 81-94.
13.
Третьяков, П.И. Адаптивное управление образовательными системами. М.: Академия, 2003. 368 с.
14.
Северова, Л. А. Ценностно-смысловой компонент формирования готовности к профессиональной адаптации менеджера социально культурной деятельности / Л. А. Северова // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств.-2012.-Выпуск№ 2 (46)-С. 153-156.
15.
Mashanov A. A., Rostovtseva M .V. Methodological Research Vectors Of Personality Social Adaptation // Life Science Journal , 2014. № 11 (12)
16.
Mashanov A. A., Rostovtseva M .V., Kovalevitch I.A., Shaydurova O.V. Activity Nature Of Social Adaptation Of Personality // Researcher 2015;7(2), С. 50.
References (transliterated)
1.
Zmanovskaya, E. V. Deviantologiya (psikhologiya otklonyayushchegosya povedeniya) / E. V. Zmanovskaya. − M.: Akademiya, 2003. − 312 s.
2.
Kuznetsov, P.S. Urovni sotsial'noi adaptatsii // Materialy pyatykh saratovskikh chtenii. − Saratov: Saratovskii ped. inst-t, 2012. S. 17-19.
3.
Leont'ev, D. A. Lichnostnoe v lichnosti: lichnostnyi potentsial kak osnova samodeterminatsii / D. A.Leont'ev // Uchenye zapiski kafedry obshchei psikhologii MGU im. M. V.Lomonosova.-Vyp. 1. / pod red. B. S.Bratusya, D. A.Leont'eva. − M.: Smysl, 2002. − S. 56-65.
4.
Maddi, S. Teorii lichnosti. Sravnitel'nyi analiz / S. Maddi – SPb: Rech', 2002. – 539 s.
5.
Maklakov, A.G. Lichnostnyi adaptatsionnyi potentsial: ego mobilizatsiya i prognozirovanie v ekstremal'nykh usloviyakh // Psikhologicheskii zhurnal (yanvar'-fevral'), 2001. № 1. S.16-24.
6.
Moiseev H.H. Chelovek i biosfera / N.N. Moiseev. M.: Yunisam, 1999.
7.
Rean, A.A. Psikhologiya adaptatsii lichnosti. Analiz. Teoriya. Praktika: SPb, izd-vo: Praim-Evroznak, 2006. 479 s.
8.
Romm, M.V. Adaptatsiya lichnosti v sotsiume: Teoretiko-metodologicheskii aspekt. Novosibirsk: Nauka, 2002. 275 s.
9.
Rostovtseva M.V., Mashanov A.A. Filosofskii smysl ponyatiya «sotsial'naya adaptatsiya» // Vestnik KRASGAU, 2012. №6. S.288-293.
10.
Rostovtseva M.V., Mashanov A.A., Kudashov V.I. Adaptive society: problems and prospects of its construction // Intellekt. Innovatsii. Investitsii. 2015. № 1. S. 170-174.
11.
Rostovtseva M.V., Kudashov V.I. Etapy sotsial'noi adaptatsii: filosofskie aspekty // Professional'noe obrazovanie v sovremennom mire. – 2016. – T.6.-№3. – S. 414-421.
12.
Rostovtseva M.V., Shaidurova O.V., Goncharevich N.A., Kovalevich I.A. Osobennosti sotsial'noi pertseptsii v podrostkovom vozraste // Vestnik Novosibirskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta. 2017. T. 7. № 1. S. 81-94.
13.
Tret'yakov, P.I. Adaptivnoe upravlenie obrazovatel'nymi sistemami. M.: Akademiya, 2003. 368 s.
14.
Severova, L. A. Tsennostno-smyslovoi komponent formirovaniya gotovnosti k professional'noi adaptatsii menedzhera sotsial'no kul'turnoi deyatel'nosti / L. A. Severova // Vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo universiteta kul'tury i iskusstv.-2012.-Vypusk№ 2 (46)-S. 153-156.
15.
Mashanov A. A., Rostovtseva M .V. Methodological Research Vectors Of Personality Social Adaptation // Life Science Journal , 2014. № 11 (12)
16.
Mashanov A. A., Rostovtseva M .V., Kovalevitch I.A., Shaydurova O.V. Activity Nature Of Social Adaptation Of Personality // Researcher 2015;7(2), S. 50.