Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2106,   статей на доработке: 276 отклонено статей: 910 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Когнитивная закрытость и установки в межличностных отношениях
Ясин Мирослав Иванович

кандидат социологических наук

доцент, ФГБОУ ВО "Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова"

117997, Россия, г. Москва, пер. Стремянный, 36

Yasin Miroslav Ivanovich

PhD in Sociology

associate professor of the Psychological Department at Plekhanov Russian University of Economics

117997, Russia, Moskovskaya oblast', g. Moscow, per. Stremyannyi, 36, of. kafedra Psikhologii

nadsaw@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Аннотация. Когнитивная закрытость – механизм познавательной деятельности, оберегающий психику от мешающей, противоречивой и ненужной информации. Данный конструкт широко используется для описания когнитивных стилей, объяснения некоторых социально-психологических механизмов, психологии массовой коммуникации, психологии религии. Выраженная когнитивная закрытость связна с такими факторами, как стереотипизация, догматизм, ригидность установок и агрессивные реакции в конфликте. Мы предположили, что попытка уберечь психику от лишней информации может проявляться в избегании коммуникации, оперенных видов межличностных контактов или повышенной настроенности к собеседнику. Гипотеза была экспериментально проверена на выборке из 140 человек. Мы использовали диагностические методики: «Стремление к когнитивной закрытости» (А. Круглянски) и «Определение деструктивных установок в межличностных отношениях» (В. В. Бойко). Полученные данные позволяют утверждать: когнитивная закрытость и коммуникативные установки связанны в основном через параметр «решительность», решительность отрицательно связана с большинством показателей когнитивной закрытости. Так же накопление неприятных впечатлений от общения отрицательно связано с любовью к порядку, решительностью и когнитивной открытостью.
Ключевые слова: когнитивная закрытость, когнитивный стиль, агрессия, межличностные отношения, решительность, общение, когнитивные процессы, защитные механизмы, локус контроля, когнитивный диссонанс
УДК: 159.9
DOI: 10.25136/2409-8701.2017.5.22350
Дата направления в редакцию: 19-03-2017

Дата рецензирования: 19-03-2017

Дата публикации: 27-10-2017

Abstract. Cognitive closure is a mechanism of cognitive activity that saves one's psyche from excessive, contradictory and needless information. This construct is widely used to describe cognitive styles and explain certain socio-psychological mechanisms, mass communications psychology and psychology of religion. Apparent cognitive closure relates to such factors as stereotypization, dogmatism, rigidity of attitudes and aggressive response to conflicts. The author makes an assumption that in order to save psyche from needless information, one may try to avoid communication, certain types of interpersonal relationships or excessive involvement. The hypothesis was experimentally proved based on the research that involved 140 people. The author has used such diagnostic tests as Cognitive Closure Orientation by A. Kruglyansky and Destructive Attitudes in Interpersonal Relationships Test by V. Boyko. The results of the research prove the following: cognitive closure and communicative attitudes are mostly related through the assertiveness parameter. Thus, assertiveness has a negative correlation with most cognitive closure factors. In the same way, accumulation of negative impressions of communication with others has a negative correlation with love for order, assertiveness and cognitive closure. 

Keywords: defense mechanisms, cognitive processes, communication, determination, interpersonal relationships, aggression, cognitive style, cognitive closure, locus of control, cognitive dissonance

Теоретическое обоснование

В процессе общения мы неизбежно сталкиваемся с новой информацией и подвергаем ее осмыслению и оценке. Слова собеседника могут вызвать у нас понимание или отрицание, позитивные или негативные эмоции, так же мы можем положительно или отрицательно оценить самого собеседника. Однако остается не совсем ясно, что в этом процессе первично, что является следствием, возможно, процесс общения и осмысление информации зависят от некоего третьего скрытого фактора. Ответ на эти вопросы может дать более глубокое изучение когнитивных и коммуникативных стилей.

Под когнитивными стилями понимают индивидуальные различия в способах переработки ин­формации [1, С.14]. Когнитивный стиль – конструкт сложный и многомерный, так, М. А. Холодная выделяет в нем десять составляющих, но замечает, что ими не ограничивается структура обсуждаемой категории [1]. Когнитивные составляющие – результат условного разделения процесса познавательной деятельности [2], который выполняется исследователями исключительно для удобства анализа.

А. В. Круглянски и Д. В. Вебстер используют понятие когнитивной закрытости для описания познавательных механизмов, которые отвечают за однозначный выбор и отсечение лишней, противоречивой и мешающей информации [3]. Конструкт когнитивной закрытости нашел ряд областей приложения, таких, как психология религиозности, стратегии приятия решений, тип реагирования на стресс.

В психологии религии закрытость часто пытаются соотнести с такими проявлениями как религиозный догматизм, буквализм, активное отрицание нерелигиозных взглядов, стереотипизация. Авторитарная религиозность и догматизм приводят к росту предрассудков, заключают Б. Альтсмаер и Б. Хунсбергер [4]. В работе Г. Лик и Б. Рандел прослежена связь авторитарных и крайне-правых воззрений с наиболее консервативными религиозными взглядами [5]. Мы привели в пример лишь несколько работ, исследования догматизма стали в психологии религий отдельным, довольно развитым направлением. Здесь мы можем выйти на более высокий теоретический уровень: существует проблемное поле «когнитивной закрытости», в котором структурные элементы (догматизм, отрицание других точек зрения, стреотипизация и т.п.) оказываются тесно сплетенными между собой. В. Сароглоу критикует попытки анализировать догматическую религиозность через когнитивную закрытость, так как первое является неизбежным спутником второго [6]. В упомянутых исследованиях мы видим проявление общего в частном. Изучение отдельных проявлений важно, но выдвигаемые гипотезы быстро приобретают банальность: познавательная закрытость проявляется через закрытость. Для лучшего понимания когнитивной закрытости следует рассматривать ее как общий теоретический конструкт, разрабатывать его внутреннюю структуру и описать и связь с другими психологическими категориями.

Обозначим уже имеющиеся детали общей картины.

Связь реактивной мотивации и стремления отсечь мешающую информацию описали И. МакГрегор, К. Нэш, М. Прентис. Авторы экспериментально показали, что в состоянии фрустрации некоторые типы людей склонны сильнее держаться за свои уже сложившиеся взгляды, отрицая иные точки зрения вплоть до экстремального неприятия других [7]. В этом авторы видят корень нетерпимости социально-групповых отношений, включая религиозный экстремизм, который проявляют личности с определенным когнитивным стилем, в условиях конфликта и фрустрации. Исследование показало тенденцию роста когнитивной закрытости у определенного типа людей как реакцию на неблагоприятную внешнюю обстановку. В работе обозначен ситуативный фактор, и типы людей выделены в соответствии с типом реакции, но вопрос о личностных составляющих, связанных с закрытостью, остается незатронутым.

А. В. Круглянски выявил корреляционную связь между высокой склонностью к когнитивной закрытости и частотой агрессивных реакций. Он полагает, что механизм этого явления следующий: агрессия является защитной реакцией при угрозе, поэтому имеет приоритет перед остальными тактиками поведения. При когнитивной закрытости человек не способен мириться с неоднозначностью информации, поэтому стремится как можно быстрее избавится от неприятных ощущений, вызванных противоречием между собственными представлениями и навязываемыми извне, что и приводит к агрессии [8]. На наш взгляд, ценность данного исследования значительна, оно объясняет ряд психологических фактов, таких как связь религиозного фундаментализма с радикализмом, и уточняет роль когнитивной закрытости в более широком конструкте - механизмах когнитивного диссонанса. Однако в исследовании мы видим связь открытости и уже финального поведенческого акта – агрессии, личностные составляющие остаются за кадром.

Реактивная агрессия может быть ответом как на реальные, так и на мнимые источники фрустрации или угрозы [9]. Мнимая угроза – продукт предвзятого отношения человека к ситуации, для его объяснения можно воспользоваться понятием установки в классическом понимании термина. Согласно концепции Д. Н. Узнадзе, установка - психологический механизм, определяющий направленность и избирательную активность поведения человека. Установка может опираться как на реальный предшествующий опыт, и на заблуждение, и на склонность человека, определяемую чертами характера. Установка – это продукт когнитивной деятельности, и мы придерживаемся мнения, что характер установки будет зависеть от когнитивного стиля. Установка не обязательно предполагает реализацию в поведении, но психологи сходятся в том, что установка задает наиболее вероятный вектор поведения.

В работах И.П. Шкуратовой [10, 11] показаны некоторые связи стилей общения и когнитивных стилей. Опираясь на теорию К. Левина, она исследует полезависимые и поленезависимые типы когнитивных стилей. Поленезависимому стилю свойственны: большая структурированность представлений об окружающем мире, и меньшая успешность в коммуникации, поскольку люди этого типа не сильно интересуется чужими мнениями и склонны к дистанцированию от других людей. В стремлении отгородиться от информации у поленезависимых людей мы видим составляющие механизма реализации когнитивной закрытости.

Постановка проблемы исследования

Следуя общей логике теории когнитивного диссонанса и концепции когнитивной закрытости, человек стремится отсекать неприятную, мешающую и противоречивую информацию.

Мы решили рассмотреть взаимосвязь когнитивной закрытости, с одной стороны, и коммуникативные установки, с другой. Данная область далека от формирования законченного взгляда на предмет структурно-функциональных отношений этих психологических явлений. Нам не удалось обнаружить работ, связывающий когнитивную закрытость с коммуникативными предустановками.

Мы предположили, что помимо избегания неприятной информации человек так же будет стараться избегать ее источников. В том числе это может проявляться коммуникативной агрессией. На уровне отношения личности могут быть зафиксированы отрицательные предустановки к коммуникатору и предстоящей коммуникации.

Методики и процедура исследования

Для проверки нашей гипотезы мы использовали диагностическую методику «Стремление к когнитивной закрытости» («The Need for Closure Scale»), разработанный А. Круглянски и коллегами [12] (языковая адаптация – Ясина М.И.). А для измерения личностной предвзятости в коммуникации - методику «Определение деструктивных установок в межличностных отношениях» В. В. Бойко [13]. Обе методики позволяют раскрыть исследуемые феномены по ряду параметров – отдельных субшкал, благодаря чему можно раскрыть подробно структурно-функциональные связи двух явлений.

В разработанной А. В. Круглянски диагностической методике заложено пять измерений:

- Шкала «Стремление к порядку» описывает желание подчинить свой образ жизни правилам и структурировать пространство вокруг себя, включает такие утверждения, как: «Я ненавижу менять планы в последнюю минуту» (Да);

- «Стремление к предсказуемости» отмечает предпочтение старых изведанных способов поведения и нелюбовь к ситуациям, где нужно гибко отвечать на внешние перемены. Пример утверждения: «Я предпочитаю общаться с хорошо знакомыми людьми, потому что я знаю чего от них ожидать» (Да);

- «Решительность» описывает способность быстро принимать решения, не испытывать трудностей выбора. Пример утверждения: «Обычно я принимаю важные решения быстро и уверенно» (Да);

- Шкала «Двусмысленность» («нелюбовь к двусмысленности») отражает стремление человека иметь однозначный ответ на вопрос, не сомневаться, не попадать в ситуации с веером возможных решений. Пример утверждения: «В конфликтах я могу легко определить, кто прав, а кто – нет» (Да);

- «Закрытость мышления» описывает стремление отгородиться от дополнительной, путающей, дискуссионной информации и иметь однозначный ответ на вопрос. Пример утверждения: «Я обычно выслушиваю как можно больше мнений, прежде чем выразить свое собственное» (Нет).

Тест В. В. Бойко позволяет определить установки, склоняющие человека к следующим типам реакций:

- «Завуалированная агрессия в общении» - отражает ожидание отрицательных результатов общения, восприятие людей как потенциальной угрозы;

- «Жёсткость к людям» - отмечает тенденцию делать о людях однозначные резкие выводы и не смягчать свои негативные оценки;

- «Обоснованный негативизм» (ассертивная агрессия) - измеряет умение дать отпор, противостоять агрессии;

- «Брюзжание» - беспричинное недовольство людьми и жизнью;

- «Негативный опыт в общении» – склонность человека подолгу хранить память о неудачном опыте общения.

В исследовании приняло участие 140 испытуемых, из них мужчин 42, 98 женщин. Возрастом от 19 до 60 лет, средний возраст 34,8 года. Все испытуемые прошли полностью оба теста и получили по «шкале лжи» (субтест методики А. Круглянски) балл, указывающие на достаточную искренность ответов. Массив данных был обработан методом корреляции Пирсона субшкал двух тестов.

Обсуждение результатов

Мы попарно сопоставили результаты двух тестов, что позволяет подробно раскрыть связь когнитивной закрытости и установок в межличностных отношениях.

Шкала «Решительность» отражает умение делать однозначный выбор и смелость принятия этих решений. Шкала оказалась связной значимой отрицательной корреляцией практически со всеми шкалами теста «деструктивных установок в общении» («Жесткость к людям» Корр. = - 0,36, при P <= 0,001; «Обоснованный негативизм» Корр. = - 0,31, при P <= 0,001; «Брюзжание» Корр. = - 0,3, при P <= 0,001; «Негативный опыт в общении» Корр. = - 0,33, при P <= 0,001). Это шкалы, отражающие тенденцию выносить категоричные оценки окружающих и не скрывать их, умение дать отпор и отвечать на агрессию (ассертивность), необоснованное недовольство людьми и жизнью, накопившаяся подавленная агрессия по отношению к другим. Общий балл по тесту Бойко так же проявил обратную связь со шкалой решительности (Корр. = - 0,39, при P <= 0,001). Решительность оказалась той чертой, которая позволяет предсказать снижение негативных установок в общении. Мы предполагаем, что связь здесь существует за счет внутреннего локуса контроля, который свойственен решительным людям [14]. Истолковывая связи шкал, мы можем сказать, что человек, приняв однозначное решение, придает меньшее значение возражениям, поведение оппонента оценивает как данность, а не как источник потенциальной угрозы, выводы о людях делает более мягкие, восприятие мира как враждебного падает и отрицательный опыт забывается быстрее.

Таблица 1.

Корреляционный анализ данных по результатам тестов «Стремление к когнитивной закрытости» и «Определение деструктивных установок в межличностных отношениях»

Порядок

Предсказу-емость

Решитель-ность

Двусмыс-ленность

Закрытость мышления

Общий

Завуалированная жестокость

0,01

0,06

-0,08

0,09

0,19

0,12

P<0,05

Жесткость к людям

0,09

0,18

-0,36

-0,04

0,09

0,00

P<0,05

P<0,001

Обоснованный негативизм

0,17

0,15

-0,31

0,02

0,06

0,15

P<0,05

P<0,001

Брюзжание

-0,05

0,04

-0,31

0,03

-0,01

-0,02

P<0,001

Негативный опыт

-0,30

-0,08

-0,33

0,07

0,08

-0,24

P<0,001

P<0,001

P<0,01

Общий

-0,06

0,12

-0,39

0,02

0,13

-0,03

P<0,001

Значимую отрицательную корреляцию продемонстрировали шкалы «Порядок» и «Негативный опыт в общении» (Корр. = - 0,30, при P <= 0,001). Чем меньше склонность к порядку, тем больше позитивных эмоций приносит общение и наоборот, чем строже человек относится к планам и правилам, тем больше негатива он получает в процессе общения, из-за несоответствия других его представлениям и невозможности контролировать их.

Общая когнитивная закрытость проявила отрицательную корреляцию со шкалой «Негативный опыт в общении» (Корр. = - 0,24, при P <= 0,01). Вторая шкала указывает на накопившиеся отрицательные эмоции в отношении людей. Эти данные позволяют дополнить конструкт Круглянски: когнитивная закрытость не только помогает сохранить людям свою точку зрения, но еще помогает отгородиться от нежелательного и ранящего общения, служит защитой против неблагоприятного воздействия коммуникации.

Это основные связи шкал, но есть еще несколько параметров, которые проявили менее значимые, но прошедшие статистический порог, значения. Мы отметим их как тенденции, ибо наша выборка была не слишком большой.

Шкалы «Обоснованный негативизм» и «Порядок» связаны позитивной корреляцией (Корр. = 0,17, при P <= 0,05). Обоснованный негативизм отражает уровень накопившегося аффекта, а любовь к порядку означает склонность к планированию. Если что-то выбивается из плана, это приводит к недовольству у людей, привычных к порядку.

Была обнаружена позитивная связь шкал «Завуалированной жестокости» теста Бойко и «Закрытости мышления» методики Круглянски Корр. = 0,19, при Р <= 0,05). Первая шкала предполагает предвзятую оценку собеседника, априорную недоброжелательность, настороженность в отношении собеседника, нежелание сопереживать собеседнику и пытаться посмотреть на вопрос его глазами. Вторая шкала интерпретируется как нежелание сталкиваться с новой информацией, чтобы сохранить свою устоявшуюся картину мира. Когнитивная закрытость связана с априорной настороженностью в отношении людей и сниженной эмпатией.

Шкалы «Жесткость к людям» и «Предсказуемость» связаны позитивной корреляцией (Корр. = 0,18, при P <= 0,05). Шкала жесткости предполагает, что человек делает однозначные и довольно резкие выводы о людях, не скрывает и не смягчает свои негативные. При высоких балах по второй шкале данной пары человек предпочитает планирование и предсказуемость поступков других. Люди, склонные к планированию и ожидающие от своих знакомых предсказуемых действий так же склонны судить о людях жестко и однозначно.

Заключение

Решительность находится в оппозиции большинству показателей когнитивной закрытости. Мы полагаем, что она дает возможность проявлять открытость благодаря зрелой уверенности человека в своей точке зрения, она защищает личность от неприятных эмоций, испытываемых при «стрессе нового знания», и опирается на внутренний локус контроля, который свойственен решительным людям. При такой стратегии нет необходимости в когнитивной закрытости. Наличие качества решительности является предиктором роста когнитивной открытости.

Люди, склонные к соблюдению порядков и планированию, решительности и более высокой когнитивной открытости – не склонны фиксироваться на неприятных эмоциях при общении. Негативный опыт в общении тем меньше, чем больше когнитивная открытость.

Результаты данного исследования могут пролить свет на некоторые вопросы радикальной религиозности [15, 16], формирование характерных черт представителей разных конфессий [17], стратегий совладания (копинга), организации когнитивных стилей, психологии межличностных отношений, психологии принятия решений.

Библиография
1.
Холодная М. А., Когнитивные стили. О природе индивидуального ума. 2-е изд. СПб. : Питер, 2004. 384 с.
2.
Нарциссова С.Ю. Феномен когнитивного стиля в психологии // Наука и современность. 2011. № 8-2. С. 77-83.
3.
Kruglanski A. W., Webster D. M., Motivated Closing of the Mind: "Seizing" and "Freezing' // Psychological Review. Vol. 103 (2). 1996. Р. 263-283.
4.
Altemeyer B., Hunsberger B. Authoritarianism, religious fundamentalism, quest, and prejudice // International Journal for the Psychology of Religion. 1992. Vol. 2. P. 113–133.
5.
Leak G.K., Randall B.A. Clarication of the link between right-wing authoritarianism and religiousness: the role of religious maturity, // Journal for the Scientific Study of Religion. 1995. Vol. 34. P. 245–252.
6.
Saroglou V., Beyond dogmatism: the need for closure as related to religion // Mental Health, Religion & Culture. Vol. 5 ( 2 ). 2002. Р. 183-193.
7.
McGregor I., Nash K., Prentice M., Reactive approach motivation (RAM) for religion // Journal of Personality and Social Psychology. 2010. Vol. 99 (1). Р. 148-61.
8.
Kruglanski A. W., The psychology of closemindedness. New York, NY: Psychology Press. 2004. 192 p.
9.
Gordon G., Dalton S., Kolbert J.B., Kanyongo G.Y and Crothers L.M., Proactive and Reactive Aggression and Cognitive and Affective Empathy among Students in Middle Childhood // International Journal of School and Cognitive Psychology. 2014. Vol.1 (2) (http://dx.doi.org/10.4172/ 1234-3425.1000105)
10.
Шкуратова И.П., Когнитивные стили как регуляторы мировосприятия личности / В сб.: Первая российская конференция по когнитивной науке. Тезисы докладов. – Казань: КГУ. 2004. С. 256-257.
11.
Шкуратова И.П. Когнитивный стиль и общение. – Ростов-н/Д, 1994. 156 с.
12.
The Need for Closure Scale-[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://terpconnect.umd.edu/~hannahk/NFC_Scale.html (Обращение: 26.04.2016)
13.
Бойко В. В. Энергия эмоций в общении: взгляд на себя и на других / – М: Информационно-издательский дом «Филинъ». 1996. 472 с.
14.
Rotter J. В. Generalized expectancies for internal versusexternal control of reinforcement. // Psychological Monographs: General and Applied. 1966. Vol. 80 (1). P. 1-28.
15.
Ясин М.И. Экстремистские действия под знаком религиозности // Фундаментальные и прикладные исследования в современном мире. 2016. № 14-3. С. 93-97.
16.
Yasin M.I. Psychology of religion: objectives and methods // В сборнике: Humanities and Social Sciences in Europe: Achievements and Perspectives Proceedings of the 5th International symposium. Koenig L. (Ed.). 2014. C. 143-146.
17.
Ясин М.И. Установки в межличностных отношениях у современных буддистов // Психология и Психотехника. 2016. № 5. C. 436-439
References (transliterated)
1.
Kholodnaya M. A., Kognitivnye stili. O prirode individual'nogo uma. 2-e izd. SPb. : Piter, 2004. 384 s.
2.
Nartsissova S.Yu. Fenomen kognitivnogo stilya v psikhologii // Nauka i sovremennost'. 2011. № 8-2. S. 77-83.
3.
Kruglanski A. W., Webster D. M., Motivated Closing of the Mind: "Seizing" and "Freezing' // Psychological Review. Vol. 103 (2). 1996. R. 263-283.
4.
Altemeyer B., Hunsberger B. Authoritarianism, religious fundamentalism, quest, and prejudice // International Journal for the Psychology of Religion. 1992. Vol. 2. P. 113–133.
5.
Leak G.K., Randall B.A. Clarication of the link between right-wing authoritarianism and religiousness: the role of religious maturity, // Journal for the Scientific Study of Religion. 1995. Vol. 34. P. 245–252.
6.
Saroglou V., Beyond dogmatism: the need for closure as related to religion // Mental Health, Religion & Culture. Vol. 5 ( 2 ). 2002. R. 183-193.
7.
McGregor I., Nash K., Prentice M., Reactive approach motivation (RAM) for religion // Journal of Personality and Social Psychology. 2010. Vol. 99 (1). R. 148-61.
8.
Kruglanski A. W., The psychology of closemindedness. New York, NY: Psychology Press. 2004. 192 p.
9.
Gordon G., Dalton S., Kolbert J.B., Kanyongo G.Y and Crothers L.M., Proactive and Reactive Aggression and Cognitive and Affective Empathy among Students in Middle Childhood // International Journal of School and Cognitive Psychology. 2014. Vol.1 (2) (http://dx.doi.org/10.4172/ 1234-3425.1000105)
10.
Shkuratova I.P., Kognitivnye stili kak regulyatory mirovospriyatiya lichnosti / V sb.: Pervaya rossiiskaya konferentsiya po kognitivnoi nauke. Tezisy dokladov. – Kazan': KGU. 2004. S. 256-257.
11.
Shkuratova I.P. Kognitivnyi stil' i obshchenie. – Rostov-n/D, 1994. 156 s.
12.
The Need for Closure Scale-[Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://terpconnect.umd.edu/~hannahk/NFC_Scale.html (Obrashchenie: 26.04.2016)
13.
Boiko V. V. Energiya emotsii v obshchenii: vzglyad na sebya i na drugikh / – M: Informatsionno-izdatel'skii dom «Filin''». 1996. 472 s.
14.
Rotter J. V. Generalized expectancies for internal versusexternal control of reinforcement. // Psychological Monographs: General and Applied. 1966. Vol. 80 (1). P. 1-28.
15.
Yasin M.I. Ekstremistskie deistviya pod znakom religioznosti // Fundamental'nye i prikladnye issledovaniya v sovremennom mire. 2016. № 14-3. S. 93-97.
16.
Yasin M.I. Psychology of religion: objectives and methods // V sbornike: Humanities and Social Sciences in Europe: Achievements and Perspectives Proceedings of the 5th International symposium. Koenig L. (Ed.). 2014. C. 143-146.
17.
Yasin M.I. Ustanovki v mezhlichnostnykh otnosheniyakh u sovremennykh buddistov // Psikhologiya i Psikhotekhnika. 2016. № 5. C. 436-439