Рус Eng Cn Перевести страницу на:  
Please select your language to translate the article


You can just close the window to don't translate
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Litera
Правильная ссылка на статью:

Трансформация медиасистемы Афганистана в условиях становления государственности

Вострикова Анна Олеговна

магистр, Кафедра международной журналистики, Санкт-Петербургский государственный университет

199034, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Университетская, 7/9

Vostrikova Anna Olegovna

Graduate student, Department of International Journalism, St. Petersburg State University

199034, Russia, Saint Petersburg, Universitetskaya str., 7/9

asya-vostrikova@mail.ru
Никонов Сергей Борисович

ORCID: 0000-0002-8340-1541

доктор политических наук

профессор, кафедра международной журналистики, Санкт-Петербургский государственный университет

199034, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Университетская, 7/9, 707

Nikonov Sergey Borisovich

Doctor of Politics

Professor of the Department of International Journalism, St. Petersburg State University

199034, Russia, Saint Petersburg, Universitetskaya str., 7/9, 707

NikonovS@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Шафир Тимур Владимирович

преподаватель, кафедра коммуникационных технологий, Московский государственный лингвистический университет

119034, Россия, г. Москва, ул. Остоженка, 38

Shafir Timur Vladimirovich

Lecturer at the Department of Communication Technologies, Moscow State Linguistic University

38 Ostozhenka str., Moscow, 119034, Russia

tim.shafir@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Байчик Анна Витальевна

ORCID: 0000-0003-0527-5858

доктор политических наук

профессор, кафедра международной журналистики, Санкт-Петербургский государственный университет

199034, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Университетская, 7/9

Baichik Anna Vitalievna

Doctor of Politics

Professor, Department of International Journalism, St. Petersburg State University

199034, Russia, Saint Petersburg, Universitetskaya str., 7/9

annabaichik@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8698.2024.4.70290

EDN:

VZCDOK

Дата направления статьи в редакцию:

26-03-2024


Дата публикации:

02-04-2024


Аннотация: Объектом исследования являются СМИ Афганистана. Предметом исследования является генезис методов регулирования медиасистемы Афганистана. В статье особое внимание уделяется формированию медиасистемы современного периода, который авторы определяют с конца 2021 года. С начала XX века медиасистема Афганистана формировалась под влиянием Международных сил содействия безопасности (ISAF, действовал в соответствии с резолюцией № 1386[39] Совета Безопасности ООН от 20 декабря 2001 года) и желанием создать либерально-демократическое государство в понимании руководства ISAF. Свобода слова, выражения мнений и СМИ, которые были достигнуты в этот период, с августа 2021 года находится под контролем временного правительства Афганистана. В данной статье определяется, к каким методам прибегает действующая власть Афганистана для регулирования медиасистемы. Основным методом исследования является контент анализ документов и информации о практике правоприменения, соблюдения действующего законодательства. Естественно, он не мог быть осуществлён в отрыве от метода систематизации информации - исследования информационных объектов. Впервые в научной литературе представлено эмпирическое исследование представляющее важный материал по истории медиасистемы Афганистана, её современному состоянию, анализу изменений законодательства. Исследование представляется значимым и расширяющим знание о СМИ этого региона. Медиасистема Афганистана в течение 20 лет формировалась под влиянием международной коалиции во главе с США, которые пытались создать либерально-демократическое государство. Она была основана на компромиссе западных «демократических» и исламских ценностей, более плюралистическая и свободная, чем до и после этого периода. В августе 2021 года к власти пришла другая политическая сила, формирующая государство на других принципах, которая стала осуществлять контроль над всеми сферами, в том числе и медийной, взяв за основу нормы шариата. Одним из выводов исследования стало укрепление новой политической властью традиционной идентичности государства, «расшатанной» западными реформами. После прихода к власти временное правительство Афганистана отменило Конституцию 2004 года и Закон о СМИ 2009 года. Закон о доступе к информации 2019 года не был официально отменен, но при этом в стране он не соблюдается. Таким образом, в стране началась трансформация медиасистемы государства.


Ключевые слова:

Медиасистема Афганистана, журналистика, Афганские СМИ, Афганистан, международная журналистика, СМИ, политическое управление, захват медиасистемы, Голос шариата, медиакратия

Abstract: The object of the study is the media of Afghanistan. The subject of the study is the genesis of methods for regulating the media system in Afghanistan. The article pays special attention to the formation of the media system of the modern period, which the authors have been defining since the end of 2021. Since the beginning of the 20th century, the media system of Afghanistan has been formed under the influence of the International Security Assistance Force (ISAF, acted in accordance with resolution No. 1386[39] The UN Security Council of December 20, 2001) and the desire to create a liberal democratic state in the understanding of the ISAF leadership. Freedom of speech, expression and the media, which were achieved during this period, has been under the control of the Interim Government of Afghanistan since August 2021. This article defines the methods used by the current government of Afghanistan to regulate the media system.   The main method of research is the content analysis of documents and information on the practice of law enforcement, compliance with current legislation. Naturally, he could not be divorced from the method of systematization of information - the study of information objects. For the first time in the scientific literature, an empirical study is presented, which represents important material on the history of the media system of Afghanistan, its current state, and the analysis of legislative changes. The study seems to be significant and expands knowledge about the media in this region. For 20 years, the media system of Afghanistan has been formed under the influence of an international coalition led by the United States, which tried to create a liberal democratic state. It was based on a compromise of Western "democratic" and Islamic values, more pluralistic and free than before and after this period. In August 2021, another political force came to power, forming a state based on other principles, which began to exercise control over all spheres, including the media, taking Sharia norms as a basis. One of the conclusions of the study was the strengthening of the traditional identity of the state by the new political power, which was "shaken" by Western reforms. After coming to power, the interim Government of Afghanistan repealed the 2004 Constitution and the 2009 Media Law. The Law on Access to Information in 2019 has not been officially repealed, but it is not respected in the country. Thus, the transformation of the state's media system has begun in the country.


Keywords:

Afghanistan media system, journalism, Afghan media, Afghanistan, international journalism, media, political management, media capture, Voice of Sharia, mediacracy

Введение в проблематику

Исходя из информации СМИ, после организованных «“Аль-Каида” в странах исламского Магриба» (Признана террористической организацией на основании Решения Верховного Суда Российской Федерации, от 13.11.2008 № ГКПИ 08-1956, вступило в силу 27.11.2008 ) (далее АК) терактов в США 11 сентября 2001 года и отказа лидеров «Движения Талибан» (Признана террористической организацией на основании Решения Верховного Суда Российской Федерации, от 14.02.2003 № ГКПИ 03-116, вступило в силу 04.03.2003) (далее ДТ) выдать террористов «АК» США и Великобритания начали военную операцию «Несокрушимая свобода» (Enduring Freedom). Операция не была одобрена Советом Безопасности ООН. США и Великобритания лишь уведомили СБ ООН о начале военных действий в Афганистане, квалифицировав их «как реализацию права на индивидуальную и коллективную самооборону в соответствии со статьей 51 Устава ООН» (Военная операция "Несокрушимая свобода" в Афганистане. РИА Новости 01:36 07.10.2021 (обновлено: 07:30 07.10.2021) https://ria.ru/20211007/afganistan-1753135767.html (Дата обращения 25.01.2024).

В 2001–2021 гг. под эгидой ISAF формировалась медиасистема, основанная на компромиссе западных демократических и исламских ценностей, — более плюралистическая и свободная, чем до и после этого периода. Юридическое признание свободы слова, выражения мнений и СМИ постулировались в качестве одного из самых больших достижений афганского правительства. Благодаря политическому и финансовому участию со стороны западной коалиции в стране была сформирована медиасистема с правовыми гарантиями для журналистов. В августе 2021 года к власти в Афганистане пришло ДТ с консервативными взглядами на информационную свободу. Было создано временное правительство Афганистана, представители которого не включены в санкционный список лиц, являющихся террористами, и контакт с которыми не запрещен. Именно с ними в настоящее время и работает МИД РФ. По мнению ведомства, термины «Движение Талибан» и «Движение талибов» по сути означают одно и то же. При этом с лексической точки зрения «Движение талибов» является более корректным названием, поэтому оно используется в работе (Ответы официального представителя МИД России М.В. Захаровой на вопросы СМИ в связи со встречей 28 мая в Москве Министра иностранных дел Российской Федерации С.В. Лаврова с делегацией Движения талибов «на полях» торжественного заседания, посвященного 100-летию установления российско-афганских дипломатических отношений 05.06.2019 17:21 https://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/1462820/ (Дата обращения 25.01.2024). ДТ начало работу по изменению медиасистемы, устанавливая свои правила, направленные на разрушение «прозападной» медиасистемы. Важно подчеркнуть, что МИД РФ, отмечая правовую особенность территориального состояния Афганистана в 2000 году, обращал внимание, что «провозглашенный талибами "Исламский эмират" официально признан Пакистаном, Саудовской Аравией и Объединенными Арабскими Эмиратами» (О Ситуации в Афганистане 19.07.2000 23:57 https://www.mid.ru/ru/foreign_policy/international_safety/1639354/ (Дата обращения 25.01.2024). Тогда ДТ контролировало 80% территории современного Афганистана. Хотя Конституция и закон о СМИ Исламского Эмирата Афганистан до сих пор находятся в разработке, в период предыдущего правления ДТ (1996–2001 гг.) было упразднено телевидение, а единственная радиостанция «Голос шариата» принципиально обходилась без дикторов-женщин. Это заставляет беспокоиться о будущем медиасистемы Афганистана.

Подавляющее большинство афганских СМИ уже находится под жестким контролем ДТ, пытается адаптироваться к новым условиям и действовать в рамках новых требований, что говорит о кардинальном изменении медиасистемы. Ранее работавшие на территории страны международные и иностранные СМИ вынуждены вести свою деятельность из-за рубежа, получать информацию от источников, которые рискуют попасть под преследование, использовать только соцсети и онлайн-платформы для распространения новостей. Теперь медиасистема, которая формировалась в Афганистане в течение последних 20 лет, может быть полностью «захвачена» и, как следствие, разрушена в понимании исследователей концепции media capture («захвата медиа»).

Систематического изучения стратегии «захвата» СМИ ДТ после прихода к власти в августе 2021 года ранее не проводилось. В 2015 году Ж. Релли и М. Зангер из Университета Аризоны установили, что СМИ подвергались «захвату» со стороны правительства, политических деятелей, ДТ, повстанцев, мафии, иностранных правительств и спонсоров. Их исследование лишь дает представление об акторах этого процесса (Relly, J. E., & Zanger, M. (2017). The enigma of news media development with multi-pronged ‘capture’: The Afghanistan case. Journalism, 18(10), 1233-1255. https://doi.org/10.1177/1464884916670933). Также оно утратило свою актуальность, так как роль и деятельность большинства описанных в нем субъектов после смены власти изменилась, а некоторые из них и вовсе перестали существовать в рамках медиасистемы Афганистана. Данная работа же призвана восполнить этот пробел и определить, какими методами пользуется действующая власть для «захвата» медиасистемы, которую в течение 20 лет пыталась построить коалиция во главе с США.

Методы исследования — анализ документов (Конституции Афганистана 1964 и 2004 годов, Закон о СМИ 2009 года и Закон о доступе к информации 2019 года) и качественный контент-анализ, основанный на концепции media capture. Категории анализа (в данном случае методы) — финансовое давление, произвольное вмешательство регулирующих органов, монополия на информацию, преследование и запугивание журналистов, контроль над собственностью СМИ. Они были взяты и обобщены из изученных нами работ по теме: Г. Коскуна о «захвате медиа» в Турции со стороны правящей с 2003 года Партии справедливости и развития (Coskun, G. B. (2020). Media capture strategies in new authoritarian states: the case of Turkey. Publizistik, 65, 637–654. Retrieved from https://link.springer.com/content/pdf/10.1007/s11616-020-00600-9.pdf), К.-М. Хеглунда и Й. Шаффера о «захвате медиа» правительством Уганды с 2000-х (Höglund, C.-M., & Schaffer, J. K. (2021). Resisting Media Capture: Mobilizing for Media Freedom in Uganda. In M. &. (eds.), Media Capture in Sub-Saharan Africa and Latin America: Power & Resistance. doi:https://dx.doi.org/10.2139/ssrn.3912443).

Анализируемыми источниками стали сайты частных общенациональных СМИ Афганистана — информационного агентства Khaama Press, новостных каналов Tolo News и Ariana News на английском языке; интернет-ресурсы Комитета защиты журналистов (CPJ), «Репортеров без границ» (RSF), Международной федерации журналистов (IFJ) и Международного центра журналистов (ICFJ). Стоит отметить, что сайты выбранных для исследования СМИ стали лидерами в Афганистане по количеству посетителей в 2020-м по версии Alexa (сервис по анализу веб-трафика от Amazon) (https://www.khaama.com/khaama-press-ranked-first-among-afghanistans-media-websites-alexa-report-97976/ ). Первое место заняло Khaama Press — крупнейшее информационное агентство страны, основанное в 2010 году. На втором — Tolo News — первый круглосуточный новостной канал, созданный в 2010 году. На шестом — Ariana News — один из ведущих теле- и радиоканалов, запущенный в 2005 году.

Поиск материалов осуществлялся за период с 15 августа 2021 года по 15 декабря 2023 года по следующим тегам: media in Afghanistan, journalists in Afghanistan, Afghan journalists, journalism in Afghanistan, Afghan media.

Обзор литературы

Существуют различные представления о медиасистеме. Д. Маккуэйл определял ее как «актуальный набор СМИ в данном национальном обществе», очерченный по таким основным признакам, как размер, степень централизации и политизации, профиль разнообразия, источники финансирования, уровень общественного регулирования и контроля» (McQuail’s, 2005). Дж. Харди подчеркивал, что «медиасистема включает в себя все массмедиа, организованные или действующие в рамках определенной социальной и политической системы, то есть национального государства» (Hardy J. 2012). Т. Флю и С. Вайсборд называли ее «концептуальной конструкцией, которая рассматривает комплекс структур и их динамику таким образом, что позволяет систематически изучать медиа, политику и стратегию» (Flew T., Waisbord S., 2015). Они отмечали, что «медиасистема находится в центре важных структур и процессов, тесно связанных с национальным государством».

С.С. Бодрунова интерпретировала медиасистему «как крупную функциональную подсистему общества, имеющую собственные границы, логику развития, степени открытости и характер взаимодействия с остальной социальной системой» (Бодрунова С.С. 2015). По мнению Е.Л. Вартановой, это «взаимосвязанный комплекс медиаканалов, медиаконтента, медиатехнологий, адресованных аудитории, действующих в рамках национального и международного законодательства в контексте геополитического и экономического положения страны, ее этнокультурных условий и исторических традиций, а также особенностей идентичности аудитории» (Вартанова Е.Л., 2020). Она подчеркивала, что медиасистема является неотъемлемой частью современного государства, которое нуждается в общенациональных СМИ как в институте поддержания своей целостности, и обеспечивает жизнедеятельность и функционирование социума посредством распространения разного рода информации и массовых культурных продуктов других типов (Вартанова и др.,2021). Таким образом реализуются несколько задач — от обеспечения политических процессов до поддержания национальной идентичности, от формирования культуры граждан до распространения знаний, ценностей, стереотипов.

Стоит отметить, что медиасистема всегда «привязана» к конкретной территории или организации (Гавра Д.П., Науменко К.А. (2021). Она функционирует по определенным законам, регламентам, этическим кодексам, действующим в отношении связанных с ней медиаакторов. Развивается медиасистема под влиянием внешних факторов, которые определяют характер содержания СМИ. В пределах государства к таким можно отнести исторические, культурные, политические, социальные, этнические и другие особенности его населения.

Медиасистема Афганистана

Данное исследование посвящено медиасистеме Афганистана, которая за последние 20 лет претерпела множество изменений. В результате применения прозападного политического «шаблона» без учета истории и религиозно-культурного облика страны возник особый гибридный режим — демократический авторитаризм (Новикова О.Н., 2023). При нем демократические государственные институты и гражданское общество, включая СМИ и протестные движения, используются для достижения целей, которые по сути являются авторитарными. Идеологическая составляющая при таком жестком политическом контроле предполагает маргинализацию оппозиционных сил и навязывание определенной идеологии путем лишения легитимности конкурирующих. Основная проблема, с которой сталкивались ISAF во время операции в Афганистане, — борьба с пропагандой движения ДТ, АК и «Исламское государство» (другие названия: «Исламское Государство Ирака и Сирии», «Исламское Государство Ирака и Леванта», «Исламское Государство Ирака и Шама») (Признана террористической организацией Решение Верховного Суда Российской Федерации,

от 29.12.2014 № АКПИ 14-1424С, вступило в силу 13.02.2015), которая шла изнутри страны и извне (Цветкова Н.А., Сытник А.Н., 2018). Указанные запрещенные в РФ организации вели ее традиционными средствами — включали радио «Шариат» при помощи передвижных станций, рассылали письма с призывами жертвовать на джихад и вредить коалиционным силам, проводили проповеди около мечетей. В ответ на это при администрации США в период президентства Джорджа Буша-младшего (2001–2009 годы) были созданы две радиостанции на известных платформах VOA («Голос Америки») и «Радио Свобода» — Radio Deewa и Radio Mashaal. Они осуществляли вещание в северо-западном регионе между Афганистаном и Пакистаном, через которые поступали оружие, наемники и пропаганда. Основные вопросы, поднимавшиеся в программах, были связаны с исламом, поведением террористов-самоубийц, политическими целями боевиков. В 2004 году была принята конституция Исламской Республики Афганистан. СМИ посвящена 34-я статья: «Свобода выражения мнений неприкосновенна. Каждый афганец имеет право выражать свои мысли посредством речи, письма, иллюстраций, а также другими способами в соответствии с положениями настоящей конституции. Каждый афганец имеет право, в соответствии с положениями закона, печатать и публиковать материалы по темам без предварительного представления государственным органам. Директивы, касающиеся прессы, радио и телевидения, а также публикаций и других средств массовой информации, регулируются законом». Согласно 16-й статье о государственном языке (пушту и дари), «использование всех существующих в стране языков должно быть свободным в печатных изданиях и средствах массовой информации» (Конституция Афганистана 2004 года: https://www.constituteproject.org/constitution/Afghanistan_2004).

Закон о СМИ Афганистана был принят в 2006 году и состоял из 43 статей, а в 2009 году его изменили в связи с широким распространением онлайн-сми и дополнили до 54 статей. Он был призван «поощрять и поддерживать право на свободу мысли и слова; защищать права журналистов и обеспечивать основу для свободной деятельности СМИ; продвигать и развивать свободные, независимые и плюралистические СМИ; обеспечить подходящую среду для свободного выражения взглядов и чувств граждан, а также для отражения истины посредством речи, письма, рисования, фотографии, записи, актерского мастерства, движения и других научных, художественных, литературных явлений, печати и радиовещания; соблюдать право на свободу слова и СМИ, закрепленное во Всеобщей декларации прав человека, соблюдая основы ислама; поддерживать здоровое развитие СМИ, чтобы они стали эффективным средством передачи достоверных новостей, информации, обучения, продвижения знаний и культуры и отражали общественное мнение в соответствии с журналистскими стандартами, принципами и ценностями (честность, беспристрастность и взвешенность)» (Закон о СМИ Афганистана 2009 года: https://www.refworld.org/docid/5ddce5604.html). Однако в законе также есть статьи, направленные на ущемление свободы религии и слова. В частности, в 45-й статье говорится о недопущении опубликования в СМИ материалов, противоречащим принципам и положениям ислама, пропаганды и распространения отличным от ислама религий. В 15-й и 20-й отмечается, что частные и государственные радио- и телеканалы обязаны соблюдать в программах принципы и положения ислама, национальные и духовные ценности афганской нации, пропагандировать религиозное образование. Согласно 50-й статье, представители иностранных СМИ, намеревающиеся работать на территории Афганистана, должны получить рекомендательное письмо от МИД Исламской Республики, предоставить данные Минкультуры и получить специальную пресс-карту. В 51-й говорится, что издатель должен зарегистрировать книги или пособия в Минкультуры после публикации, а владелец — предоставить ведомству и публичной библиотеке по два экземпляра каждого своего произведения.

Администрация США в период президентства Барака Обамы (2009–2017 годы) расширила подход предшественника и выдвинула стратегию публичной̆ дипломатии, предполагающую немедленную реакцию на действия экстремистов в информационном пространстве, развитие свободной̆ прессы и уменьшение влияния пропаганды со стороны повстанцев. В качестве основного средства распространения информации стали использовать мобильные телефоны — афганцы получали СМС-сообщения с заявлениями властей США. Также администрация решила создать единое медийное пространство с преобладанием американских ценностей̆ и западной̆ демократии. Так, в Афганистане появилась сеть Ближневосточного вещания, которая включала в себя несколько радио и телеканалов, самый популярный из них — ToloTV (Afghanistan’s Fourth Estate Independent Media. PEACEBRIEF: https://www.usip.org/sites/default/files/PB189-Afghanistans-Fourth-Estate-Independent-Media.pdf). Этот канал, созданный по западному образцу, транслировал музыку и художественные фильмы, многие программы были направлены на вовлечение афганских женщин в политические и экономические вопросы страны. В 2011–2013 годах многие члены коалиции создавали информационные каналы и оповещали афганскую публику о своих действиях. Появились такие телеканалы, как BBC, CNN, Al Jazeera English, Al Arabia. Глобальные фонды и организации тем временем активно распространяли информацию о правах человека.

В стратегии действий США по Афганистану в период президенства Дональда Трампа (2017–2021 годы) акцент был сделан на военном решении проблемы, однако финансирование проектов публичной̆ дипломатии продолжилось в полной̆ мере (The Administration’s 2017 Budget Request for Assistance to Afghanistan and Pakistan. Hearing. House Committee on Foreign Affairs. April 27, 2016. Available at: https://foreignaffairs.house.gov/hearing/joint-subcommittee-hearing-presidents-plan-afghanistan-pakistan-objectives-resources/ ). В 2019 году в Афганистане вступил в силу закон о доступе к информации, состоящий из шести глав и 41 статьи и гарантирующий право всех граждан Афганистана на получение информации от государственных ведомств (Afghanistan's Access to Information Law: https://www.refworld.org/pdfid/5b165b2b4.pdf).

Его основные цели — содействие прозрачности, улучшение распространения информации, поощрение участия граждан в управлении, обеспечение институциональной подотчетности и борьба с коррупцией. Для противостояния пропаганды, идущей со стороны различных стран и группировок, были привлечены популярные зарубежные и местные блогеры (ISIS Online: Countering Terrorist Radicalization and Recruitment on The Internet and Social Media. Hearing. U.S. Senate Committee on Homeland Security and Governmental Affairs. Permanent Subcommittee on Investigations. July 6, 2016. Available at: https://www.hsgac.senate.gov/Subcommittees/Investigations/Hearings/Isis-Online-Countering-Terrorist-Radicalization-And-Recruitment-On-The- Internet_Social-Media).

Однако за годы операции правительство США так и не сумело победить пропаганду ДТ и в итоге было лишено поддержки со стороны большинства афганского населения. В феврале 2020 года президент США Д. Трамп договорился с представителями ДТ о выводе всех международных сил, возглавляемых США, к маю 2021-го. Сразу после ухода американских войск боевое крыло ДТ начало активное наступление против правительственных сил Афганистана. 15 августа 2021 года представители ДТ вошли в президентский дворец в Кабуле и объявили «о создании в скором времени Исламского Эмирата Афганистан, президент Ашраф Гани покинул страну» (Taliban sweep into Afghan capital after government collapses: https://apnews.com/article/afghanistan-taliban-kabul-bagram-e1ed33fe0c665ee67ba132c51b8e32a5 ).

Так, в 2021 году Афганистан перешел от демократического авторитаризма к авторитаризму, при котором СМИ являются одним из ключевых механизмов влияния власти на общественное мнение и выполняют в основном демонстративную функцию (Lorentzen, P.,2014). С их помощью автократы доносят до народа собственную позицию по значимым вопросам, показывают наличие общественной дискуссии в ограниченном объеме и без привлечения всех основных игроков (Нечай В.В., 2019). У СМИ есть и витринная функция, когда режим использует их как доказательство собственной демократичности в виде соблюдения формальных требований к «свободам», добиваясь таким образом признания на международной арене. Например, независимым медиа разрешают критиковать власть, но только в определенных рамках. Также СМИ используют как источник информирования о реальном положении дел и способ контроля за ситуацией на локальном уровне. Однако у автократов может возникнуть дилемма: при максимальном контроле повестка окажется чрезвычайно скучной и однообразной и не будет соответствовать реальности, а при слабом могут появиться альтернативные источники информации, представляющие серьезную угрозу для стабильности режима (Mаrquez, X, 2019).

Власть в лице временного правительства Афганистана руководствуется нормами шариата, что практически означает отказ от парламентской, демократической системы управления страной, которая существовала ранее. Для установления и сохранения своего монопольного идеологического доминирования они берут под контроль органы формирования общественного мнения, СМИ и образовательные учреждения (Новикова О.Н.,2023). Цель этого — укрепить традиционную идентичность государства, «расшатанную» западными реформами. Временное правительство Афганистана, сформированное ДТ, позиционируют себя как абсолютную власть, поддержанную большинством и в силу этого получившую легитимность. Одновременно представители ДТ стремятся дискредитировать и лишить легитимности деятельность законодательных институтов, избирательных комиссий, светских судебных органов и ряда других социальных институтов, которые были созданы в годы присутствия коалиции. Почти сразу пришедшие к власти боевики отменили действие конституции 2004 года, так как она «недостаточно» исламская, не признает повеления Бога в качестве основы закона и политики (Issue update: Religious freedom and womens right in Afganistan: https://www.uscirf.gov/sites/default/files/2023%20Religious%20Freedom%20and%20Womens%20Rights%20in%20Afghanistan%20Issue%20Update_Final.pdf ). За два года временное правительство Афганистана так и не представили новую конституцию Афганистана. Пока она находится в процессе разработки. При этом на переходный период они решили восстановить действие конституции 1964 года, времен последнего короля Мухаммеда Захир-шаха, исключая ее положения, которые противоречат законам шариата и Корана (Taliban to implement a constitution from nearly 60 years ago: https://www.khaama.com/taliban-to-implement-a-constitution-from-nearly-60-years-ago-457457/).

Стоит отметить, что в 31-й ее статье говорится следующее: «Свобода мысли и выражения неприкосновенна. Каждый афганец имеет право выражать свои мысли устно, письменно, посредством изображений и другими средствами в соответствии с положениями закона. Каждый афганец имеет право печатать и публиковать идеи в соответствии с положениями закона, без предварительного представления властям государства. Разрешение на создание и владение общественными типографиями и выпуск публикаций предоставляется только гражданам и государству Афганистан в соответствии с положениями закона. Создание и функционирование общественного радиовещания и телевещания является исключительным правом государства» (Конституция Афганистана 1964 года: https://www.constituteproject.org/constitution/Afghanistan_1964). То есть в отличие от конституции 2004 года она разрешает существовать только государственным радио- и телеканалам, а также запрещает деятельность иностранных медиа на территории страны. Про регулирование прессы в документе не сказано, а онлайн-СМИ в то время еще не существовало.

По данным Центра журналистов Афганистана (AFJC), в сентябре 2021 года глава медиацентра правительства Юсуф Ахмади объявил новые правила для журналистов (The Taliban's 14 Directives on Freedom of Media and Access to Information: https://afjc.media/english/killed/the-taliban-s-13-directives-on-freedom-of-media-and-access-to-information):

  • Запрещено публиковать темы, противоречащие исламу.
  • Запрещено оскорблять национальных деятелей в СМИ.
  • Необходимо воздерживаться от оскорбления национального и личного достоинства.
  • Запрещено искажать содержание новостей.
  • Необходимо придерживаться журналистских принципов в материалах.
  • Необходимо соблюдать баланс в публикациях.
  • Следует проявлять осторожность при публикации материалов, подлинность которых неизвестна или не подтверждена властями.
  • Следует с осторожностью подходить к публикации материалов, которые оказывают негативное влияние на общественное мнение или подрывают моральный дух людей.
  • Необходимо сохранять нейтралитет при публикации новостей и уделять первостепенное внимание распространению правды.
  • Необходимо согласовывать специальные репортажи с правительственным медиацентром.

В эти правила включены первые три статьи из закона о СМИ Республики Афганистан. Однако отсутствие ясности в определении вопросов, противоречащих исламу, а также оскорбляющих национальное и личное достоинство, может создать излишнее давление на журналистов и СМИ. Помимо этого, ДТ ввело обязательство называть себя правительством Исламского Эмирата Афганистана, а не группировкой; запретило музыкальные публикации в СМИ, критиковать деятельность должностных лиц, проводить интервью с противниками и критиками движения, а также призвало воздерживаться от приглашения их к участию в теледебатах.

В 2022 году Министерство информации и культуры Исламского Эмирата объявило закон о СМИ, принятый предыдущим правительством, не подлежащим исполнению (Afghanistan’s new media law sent to supreme leader for approval: https://www.ariananews.af/afghanistans-new-media-law-sent-to-supreme-leader-for-approval/). Только в августе 2023-го временное правительство Афганистана подготовило проект нового закона о СМИ и направило его на утверждение верховному лидеру Хайбатулле Ахундзаде. Пресс-секретарь движения Забихулла Муджахид заявил, что примерно 70% проекта взято из старого закона (Afghanistan’s new media law submitted to supreme leader for approval: https://www.khaama.com/afghanistans-new-media-law-submitted-to-supreme-leader-for-approval/). Были внесены изменения в целях приведения в соответствие с шариатом. По словам представителя ДТ, все граждане Афганистана, включая женщин, будут иметь возможность создавать СМИ, осуществлять надзор за ними и работать в медиаорганизациях. Иностранные СМИ, в том числе BBC и «Голос Америки», а также журналисты-фрилансеры смогут работать в Афганистане при условии соблюдения ими внутренних правил страны. Также проект предполагает, чтобы источники финансирования медиа были прозрачными. Однако после этого информации о принятии, доработке или вступлении нового закона о СМИ не было.

Следует обратить внимание, что, по данным Афганской ассоциации независимых журналистов (AIJA), более половины из 547 СМИ, зарегистрированных в 2021 году, исчезли (Afghan journalism still resisting after two years of Taliban persecution https://rsf.org/en/afghan-journalism-still-resisting-after-two-years-taliban-persecution). Из 150 телеканалов осталось менее 70. Из 307 радиостанций только 170 все еще вещают. Количество информационных агентств сократилось с 31 до 18.

Согласно исследованию Internews, проведенному в декабре 2023 года, 53% афганцев для получения информации используют телевидение, 39% — сарафанное радио, 38% — соцсети (The Information Ecosystem in Afghanistan and Implications for Humanitarian Action https://reliefweb.int/report/afghanistan/information-ecosystem-afghanistan-and-implications-humanitarian-action). В ходе опроса респонденты отмечали, что основные новостные источники, к которым они обращались до смены власти в 2021 году, были расформированы, запрещены или перешли под контроль нового МИД, тем самым изменив содержание информации. Телевидение и радио являются наиболее часто используемыми источниками получения информации из-за их удобства. Афганцы, которые могут позволить себе спутник, получают международные новости, другие же по телеантенне получают доступ в основном к местным новостям, поскольку иностранный контент запрещен. Большинство смотрящих ТВ называли телеканал Tolo News (66%), Afghanistan International (34%) и Ariana (18%). Жители, слушающие радио, чаще упоминали BBC (40%), Azadi (21%), Arman (20%) и Shamshad (14%). Доступ к интернету есть у 73% городских жителей, у 54% проживающих в пригородах и у 43% проживающих в селах. Самые популярные соцсети в Афганистане — Facebook* (пользуются 80% респондентов) и WhatsApp (51%). Далее следуют IMO (17%), Instagram* (15%), Telegram (15%) и X (11%).

По данным опроса GeoPoll, проведенного в период с декабря 2023-го по январь 2024-го, 67% взрослого населения Афганистана смотрят телевизор не реже одного раза в месяц (Afganistan Media Audience Landscape https://325431.fs1.hubspotusercontent-na1.net/hubfs/325431/GeoPoll%20Afghanistan%20Media%20Landscape%20-%20Establishment%20Survey%20Report.pdf). В топ телеканалов по количеству зрителей входят Tolo TV/Tolo News, Afghanistan International, Ariana TV, Gem Bollywood Faza TV, Lemar TV, Shamshad TV, Afghanistan National TV, BBC, Tamadon TV, Watan TV, Arezo TV, Yak TV и Amu TV. В топ радиоканалов — BBC, Radio Azadi, Arman FM, Afghanistan International, National Radio, Shamshad Radio, Ariana FM, Islamic Radio, Radio Ashna, Salam Watandar, Radio Tolo, Sharq Radio, Deewa Radio и Laghman Province Radio. Также было установлено, что 67% афганцев живут в семьях, где есть доступ к интернету, 58% пользуются соцсетями или приложениями хотя бы раз в месяц, 43% смотрят ТВ или видео онлайн хотя бы раз в месяц. 16,2 млн взрослых жителей Афганистана еженедельно просматривают новостные материалы СМИ. 54% используют для этого телевидение, 24% — радио, 17% — соцсети, 3% — онлайн-видео и потоковое вещание, 1% — сайты.

По сути, после возвращения к власти в 2021 году ДТ происходит процесс, когда новая власть «захватывает» медиасистему Афганистана. Под media capture («захват медиа») следует понимать ситуацию, при которой СМИ не смогли стать автономными в проявлении собственной воли и выполнять свою основную функцию, в частности «информировать людей, продолжая находиться в промежуточном состоянии, когда заинтересованные лица, не только действующее правительство, используют их в других целях» (Mungiu-Pippidi, A. (2013). В данной работе концепция media capture рассмотрена на примере двух исследований. Г. Коскун определил, что правящая в Турции с 2003 года Партия справедливости и развития для «захвата медиа» использовала три стратегии: изменение структуры собственности СМИ с помощью полномочий различных госинститутов и введения финансовых санкций, штрафование независимых медиа Верховным советом радио и телевидения, преследование и запугивание критически настроенных журналистов. К.-М. Хеглунда и Й. Шаффера, изучая «захват медиа» правительством Уганды с 2000-х, выделили следующие методы: контроль над собственностью национальных и локальных СМИ, рекламой и нормативно-правовой базой, произвольное вмешательство регулирующих органов, преследования и нападения на журналистов.

ДТ, согласно проведенному нами контент-анализу, прибегало к следующим методам «захват медиа»: произвольное вмешательство регулирующих органов, монополия на информацию, преследование и запугивание журналистов, контроль над собственностью СМИ, финансовое давление. Произвольное вмешательство регулирующих органов проявлялось как прямая или косвенная цензура (IEA warns media against publishing rumors / https://www.ariananews.af/iea-warns-media-against-publishing-rumors/), ограничение в отношении женщин-журналистов (Women-Run Radio Station Banned in Afghanistan’s Badakhshan / https://www.khaama.com/women-run-radio-station-banned-in-afghanistans-badakhshan, NEW REPORT: Afghanistan press freedom is in crisis as local journalists fight for survival / https://cpj.org/2022/08/new-report-afghanistan-press-freedom-is-in-crisis-as-local-journalists-fight-for-survival/, Women journalists face dire situation in Afghanistan under Taliban rule / https://ijnet.org/en/story/women-journalists-face-dire-situation-afghanistan-under-taliban-rule), введение новых правил журналистики (Afghan journalism still resisting after two years of Taliban persecution / https://rsf.org/en/afghan-journalism-still-resisting-after-two-years-taliban-persecution). Также ДТ часто устанавливало монополию на информацию посредством ограничения доступа к получению информации от официальных лиц (Journalists Criticize Restrictions on Access to Information / https://tolonews.com/afghanistan/attack-mediajournalists-181616) и запрету на работу иностранных СМИ (VOA, RFE/RL Radio Broadcasts Halted in Afghanistan / https://tolonews.com/afghanistan-180995). Третий самый используемый метод — преследование и запугивание журналистов. В материале говорится о 109 случаях насилия над журналистами, включая убийство восьми, в 2021 году и росте уровня насилия в отношении сотрудников СМИ на 138% в 2022 году (Standing Strong / https://samsn.ifj.org/SAPFR22-23/afghanistan ).

Кроме того, в ходе контент-анализа мы выделили два метода, которые в изученных исследованиях не приводились. Первый — контроль над журналистским образованием — был найден в материале «Министр Талибана (МЭА) говорит об изменении учебной программы по журналистике» (Министр Талибана (МЭА) говорит об изменении учебной программы по журналистике / https://www.khaama.com/taliban-iea-minister-speaks-on-altering-journalism-curriculum/). Министерство высшего образования Афганистана объявило, что предприняты первоначальные инициативы по пересмотру учебной программы по журналистике в университетах: «администрация планирует существенно пересмотреть учебную программу по журналистике, чтобы научить молодых журналистов честно и добросовестно освещать события в стране, а не пропагандировать неправильные вещи, направленные против какой-либо группы, режима или исламских ценностей». При анализе материала «Стоять смирно (Standing Strong)» выявлен такой метод, как принудительное отключение связи и интернета (Standing Strong https://samsn.ifj.org/SAPFR22-23/afghanistan/). В материале отмечалось, что «ДТ неоднократно отключало интернет во время протестов 2021 года и во время боевых действий в Панджшере. Сейчас интернет в Афганистане работает медленно и недоступен за пределами крупных городов, что ограничивает возможности репортеров по сбору информации, а также доступ к онлайн-новостям».

Выводы

Медиасистема Афганистана в течение 20 лет формировалась под влиянием международной коалиции во главе с США, которые пытались создать либерально-демократическое государство. Она была основана на компромиссе западных «демократических» и исламских ценностей, более плюралистическая и свободная чем до и после этого периода. Результатом работы прозападного правительства стало юридическое признание свободы слова, выражения мнений и СМИ. Были приняты законы о СМИ и доступе к информации, благодаря которым афганские журналисты вели свою деятельность и были защищены. Однако в августе 2021 году к власти пришло ДТ, которое стало осуществлять контроль над всеми сферами, в том числе и медийной, взяв за основу нормы шариата. Так они укрепляют традиционную идентичность государства, «расшатанную» западными реформами, и позиционируют себя как абсолютную и легитимную власть.

После прихода к власти временное правительство Афганистана отменило Конституцию 2004 года и Закон о СМИ 2009 года. Закон о доступе к информации 2019 года не был официально отменен, но при этом в стране он не соблюдается. Таким образом, ДТ начало трансформацию медиасистемы государства.

В ходе контент-анализа было установлено, что ДТ «захватывает медиа», вмешиваясь и ограничивая работу СМИ, вводя монополию на информацию, а также преследуя журналистов. Кроме того, были выявлены новые методы «захвата» — контроль над журналистским образованием и принудительное отключение связи и интернета.

Примечание: Запрещена деятельность американской транснациональной холдинговой компании Meta Platforms Inc. по реализации продуктов-социальных сетей Facebook и Instagram на территории Российской Федерации по основаниям осуществления экстремистской деятельности. Решение Тверского районного суда города Москвы. 21 марта 2022 года. Дело № 02-2473/2022.

Библиография
1. Бодрунова С.С. Медиакратия: СМИ и власть в современных демократических обществах : автореферат дис. ... доктора политических наук : 10.01.10 / Бодрунова Светлана Сергеевна ; [Место защиты: С.-Петерб. гос. ун-т]. – Санкт-Петербург, 2015. – 47 с.
2. Вартанова Е. Л. Медиасистема в национальном контексте: в продолжение академической дискуссии (на примере медиасистем стран БРИКС) // Меди@льманах. 2020. №4 (99).
3. Вартанова, Е. Л. Медиасистема России : учебник / Е. Л. Вартанова, А. В. Вырковский, Т. Э. Гринберг ; под редакцией Е. Л. Вартановой. – 2-е изд., испр. – Москва : Аспект Пресс, 2021. – 424 с.
4. Гавра Д.П., Науменко К.А.Концепт «медиасистема» в современной теории массовых коммуникаций // Медиаскоп. 2020. Вып. 1. DOI: 10.30547/mediascope.1.2020.5
5. Новикова Ольга Николаевна Афганистан от «демократического авторитаризма к авторитаризму PER SE // АПЕ. 2023. №1 (117), 223-242.
6. Нечай Валерий Владимирович / Valerii Vladimirovich Не пропагандой единой: как СМИ помогают автократам выживать / not just single propaganda: how the media help Autocrats to survive // Вестник Пермского университета. Серия: Политология. 2019. №1. 83-89.
7. McQuail, D. (2005). McQuail’s Mass Communication Theory. 5th Edition, Sage Publications Ltd., London.
8. Hardy J. (2012). Gomparing Media Systems. In: Esser F., Hanitzsch T. (eds.) Handbook of Comparative Communication Research. London: Routledge, pp. 185-206.
9. Flew T., Waisbord S. (2015). The Ongoing Significance of National Media Systems in the Context of Media Globalization. Media, Culture & Society 37(4), 620–636.
10. Lorentzen, P. (2014). 'China's Strategic Censorship: CHINA'S STRATEGIC CENSORSHIP'. American Journal of Political Science, 58, pp. 402-414. Available at: https://doi.org/10.1111/ajps.12065. 
11. Marquez, X. (2016). Non-Democratic Politics: Authoritarianism, Dictatorship and Democratization. Macmillan International Higher Education.
12. Mungiu-Pippidi, A. (2013). Controlling Corruption Through Collective Action. Journal of Democracy, 101-115. doi:https://doi.org/10.1353/jod.2013.0020
References
1. Bodrunova, S.S. (2015) Mediacracy: Media and power in modern democratic societies: abstract of thesis. ... Doctor of Political Sciences: 01/10/10 / Bodrunova Svetlana Sergeevna. [Place of protection: St. Petersburg. state University]. St. Petersburg.
2. Vartanova, E. L. (2020). Media system in the national context: in continuation of the academic discussion (based on the example of media systems of the BRICS countries). Medi@lmanakh, 4(99).
3. Vartanova, E. L. (2021). Russian media system: textbook. E. L. Vartanova, A. V. Vyrkovsky, T. E. Grinberg. Edited by E. L. Vartanova. Moscow: Aspect Press.
4. Gavra, D.P., & Naumenko, K.A. (2020). The concept of “media system” in the modern theory of mass communications. Mediascope. Issue. 1.
5. Novikova, O. N. (2023). Afghanistan from “democratic authoritarianism to authoritarianism PER SE”. APE, 1(117), 223-242.
6. Nechai, V.V. (2019). Not just single propaganda: how the media help Autocrats to survive. Bulletin of Perm University. Series: Political science, 1, 83-89.
7. McQuail, D. (2005). McQuail’s Mass Communication Theory. 5th Edition, Sage Publications Ltd., London.
8. Hardy, J. (2012). Gomparing Media Systems. In: Esser F., Hanitzsch T. (Eds.). Handbook of Comparative Communication Research, pp. 185-206. London: Routledge.
9. Flew, T., & Waisbord, S. (2015) The Ongoing Significance of National Media Systems in the Context of Media Globalization. Media, Culture & Society 37(4), 620-636.
10. Lorentzen, P. (2014). 'China's Strategic Censorship: China's strategic censorship'. American Journal of Political Science, 58, 402-414.
11. Marquez, X. (2016). Non-Democratic Politics: Authoritarianism, Dictatorship and Democratization. Macmillan International Higher Education.
12. Mungiu-Pippidi, A. (2013). Controlling Corruption Through Collective Action. Journal of Democracy, 101-115.  

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Проблема регулирования медиасистемы в разных странах мира, пожалуй, в формате журналистики самая сложная. Появляются исследования довольно общей направленности, возникают и работы точечной оценки. Большая часть авторов, которые избирают данный предмет анализа, старается объективно подойти к этому вопросу. Систематизируются данные, сводятся в единое информационное поле имеющиеся наработки, обобщается опыт. Рецензируемая статья предметно дает разверстку проблемы трансформации медиасистемы Афганистана. Считаю, что выбор вполне оправдан, при этом автор старается актуализировать сложившуюся ситуацию в целом для заинтересованной публики. Работа имеет цельный вид, она самостоятельна, основные жанровые критерии выдержаны. Проблема объективируется, что вполне логично, практически с самого начала рецензируемого труда: «подавляющее большинство афганских СМИ уже находится под жестким контролем ДТ, пытается адаптироваться к новым условиям и действовать в рамках новых требований, что говорит о кардинальном изменении медиасистемы. Ранее работавшие на территории страны международные и иностранные СМИ вынуждены вести свою деятельность из-за рубежа, получать информацию от источников, которые рискуют попасть под преследование, использовать только соцсети и онлайн-платформы для распространения новостей. Теперь медиасистема, которая формировалась в Афганистане в течение последних 20 лет, может быть полностью «захвачена» и, как следствие, разрушена в понимании исследователей концепции media capture («захвата медиа»)». Думаю, что подобный вариант раскладки темы вполне закономерен и оправдан. Методология исследования включает традиционный набор приемов, в данном случае работает т.н. открытая аналитика: «Методы исследования — анализ документов (Конституции Афганистана 1964 и 2004 годов, Закон о СМИ 2009 года и Закон о доступе к информации 2019 года) и качественный контент-анализ, основанный на концепции media capture. Категории анализа (в данном случае методы) — финансовое давление, произвольное вмешательство регулирующих органов, монополия на информацию, преследование и запугивание журналистов, контроль над собственностью СМИ». Иллюстративной базой стали источники общего доступа: «анализируемыми источниками стали сайты частных общенациональных СМИ Афганистана — информационного агентства Khaama Press, новостных каналов Tolo News и Ariana News на английском языке; интернет-ресурсы Комитета защиты журналистов (CPJ), «Репортеров без границ» (RSF), Международной федерации журналистов (IFJ) и Международного центра журналистов (ICFJ)», «Поиск материалов осуществлялся за период с 15 августа 2021 года по 15 декабря 2023 года по следующим тегам: media in Afghanistan, journalists in Afghanistan, Afghan journalists, journalism in Afghanistan, Afghan media». Научная новизна работы заключается в максимальной концентрации разных позиций, при этом автор стремится аргументировать базовый стандарт тезисов, отчасти спрогнозировать дальнейший путь трансформации медиасистемы Афганистана. Суждения по ходу работы выверены, точны: например, «Существуют различные представления о медиасистеме. Д. Маккуэйл определял ее как «актуальный набор СМИ в данном национальном обществе», очерченный по таким основным признакам, как размер, степень централизации и политизации, профиль разнообразия, источники финансирования, уровень общественного регулирования и контроля» (McQuail’s, 2005). Дж. Харди подчеркивал, что «медиасистема включает в себя все массмедиа, организованные или действующие в рамках определенной социальной и политической системы, то есть национального государства» (Hardy J. 2012)», или «Стоит отметить, что медиасистема всегда «привязана» к конкретной территории или организации (Гавра Д.П., Науменко К.А. (2021). Она функционирует по определенным законам, регламентам, этическим кодексам, действующим в отношении связанных с ней медиаакторов. Развивается медиасистема под влиянием внешних факторов, которые определяют характер содержания СМИ. В пределах государства к таким можно отнести исторические, культурные, политические, социальные, этнические и другие особенности его населения», или «Закон о СМИ Афганистана был принят в 2006 году и состоял из 43 статей, а в 2009 году его изменили в связи с широким распространением онлайн-сми и дополнили до 54 статей. Он был призван «поощрять и поддерживать право на свободу мысли и слова; защищать права журналистов и обеспечивать основу для свободной деятельности СМИ; продвигать и развивать свободные, независимые и плюралистические СМИ; обеспечить подходящую среду для свободного выражения взглядов и чувств граждан, а также для отражения истины посредством речи, письма, рисования, фотографии, записи, актерского мастерства, движения и других научных, художественных, литературных явлений, печати и радиовещания; соблюдать право на свободу слова и СМИ, закрепленное во Всеобщей декларации прав человека, соблюдая основы ислама; поддерживать здоровое развитие СМИ, чтобы они стали эффективным средством передачи достоверных новостей, информации, обучения, продвижения знаний и культуры и отражали общественное мнение в соответствии с журналистскими стандартами, принципами и ценностями (честность, беспристрастность и взвешенность)» (Закон о СМИ Афганистана 2009 года: https://www.refworld.org/docid/5ddce5604.html)» и т.д. Необходимый набор сносок вводится в текст с учетом требований издания. В работе используется хронологический принцип включения данных, это, на мой взгляд, правильно. Фактические и статистические данные позволяют объективно рассуждать относительно выбранного вопроса: «Следует обратить внимание, что, по данным Афганской ассоциации независимых журналистов (AIJA), более половины из 547 СМИ, зарегистрированных в 2021 году, исчезли (Afghan journalism still resisting after two years of Taliban persecution https://rsf.org/en/afghan-journalism-still-resisting-after-two-years-taliban-persecution). Из 150 телеканалов осталось менее 70. Из 307 радиостанций только 170 все еще вещают. Количество информационных агентств сократилось с 31 до 18». Выводы по тексту не противоречат основной части: «Медиасистема Афганистана в течение 20 лет формировалась под влиянием международной коалиции во главе с США, которые пытались создать либерально-демократическое государство. Она была основана на компромиссе западных «демократических» и исламских ценностей, более плюралистическая и свободная чем до и после этого периода. Результатом работы прозападного правительства стало юридическое признание свободы слова, выражения мнений и СМИ. Были приняты законы о СМИ и доступе к информации, благодаря которым афганские журналисты вели свою деятельность и были защищены. Однако в августе 2021 году к власти пришло ДТ, которое стало осуществлять контроль над всеми сферами, в том числе и медийной, взяв за основу нормы шариата. Так они укрепляют традиционную идентичность государства, «расшатанную» западными реформами, и позиционируют себя как абсолютную и легитимную власть». Цель данного исследования достигнута, задачи решены; стиль соотносится с научным типом, содержательный уровень достаточно информативен. Рекомендую статью «Трансформация медиасистемы Афганистана в условиях становления государственности» к публикации в научном журнале «Litera».