Рус Eng Cn Перевести страницу на:  
Please select your language to translate the article


You can just close the window to don't translate
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

NB: Административное право и практика администрирования
Правильная ссылка на статью:

Мировая «эпидемия» одиночества: меры государственной поддержки одиноких людей

Корсун Ксения Ивановна

ORCID: 0000-0003-4160-7338

преподаватель, кафедра конституционного и международного права, Уральский государственный экономический университет

620144, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. 8 Марта/народной Воли, 62/45, каб. 750

Korsun Ksenia Ivanovna

Lecturer, Department of Constitutional and International Law, Ural State University of Economics

620144, Russia, Sverdlovsk region, Yekaterinburg, 8 Marta str./narodnaya Volya, 62/45, office 750

korsunksenia@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Задорина Мария Андреевна

кандидат юридических наук

доцент, кафедра конституционного и международного права, Уральский государственный экономический университет

620144, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. 8 Марта/народной Воли, 62/45, каб. 750

Zadorina Mariia Andreevna

PhD in Law

Associate professor, Department of Constitutional and International Law, Ural State University of Economics

620144, Russia, Sverdlovsk region, Yekaterinburg, 8 Marta str./narodnaya Volya, 62/45, office 750

zadorina@bk.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2306-9945.2023.4.69351

EDN:

GNXUFS

Дата направления статьи в редакцию:

13-12-2023


Дата публикации:

20-12-2023


Аннотация: Современное развитие цифровых технологий привело к тому, что абсолютно все сферы жизнедеятельности человека были перенесены в виртуальное пространство. Многие государственные и политические институты также переходят в онлайн-формат (выборы, судопроизводство, муниципальные опросы). Отсутствие "живого общения" и доминирование коммуникаций в виртуальной среде привели к появлению проблемы одиночества. Особое внимание авторы уделяют мировой практике борьбы с этой проблемой. Предмет исследования: научные работы российских и зарубежных ученых, посвященные проблемам социальной изоляции и одиночества, нормативные и программные документы, посвященные вопросам реализации социальной политики в России и зарубежных странах, информационно-аналитические материалы органов власти и организаций, содержащие статистическую и иную информацию по теме исследования.  Методологическую основу исследования составляют общие (анализ, синтез, индукция, дедукция, сравнение) и частнонаучные (конкретно-социологический, статистический), а также специально-юридические (сравнительного правоведения) методы научного познания. Научная новизна работы состоит в выявленных на основе анализа практики применения мер государственной поддержки одиноких людей в Великобритании, Южной Корее, Японии и Германии сильных и слабых сторон существующих на сегодняшний день способов борьбы с одиночеством на государственном уровне. Особым вкладом авторов в исследование темы является изучение российской практики внедрения мер государственной поддержки одиноких людей во взаимосвязи с оценкой демографических показателей уровня прироста населения России, зарегистрированных браков и разводов, а также сформулированных предложениях по совершенствованию государственного управления в социальной сфере. Авторы приходят к выводу о том, что люди разучились строить долговременные крепкие отношения и как следствие – современное общество заражено "эпидемией" одиночества, последствия которой несут угрозу для развития страны и благосостояния населения.


Ключевые слова:

цифровизация, сетевое одиночество, эпидемия одиночества, уполномоченный по одиночеству, демографический кризис, социальная изоляция, толерантное общество, кудокуси, социальная работа, шутинг

Abstract: The modern development of digital technologies has led to the fact that absolutely all spheres of human activity have been transferred to the virtual space. Many state and political institutions are also moving to an online format (elections, judicial proceedings, municipal polls). The lack of "live communication" and the dominance of communications in the virtual environment have led to the problem of loneliness. The authors pay special attention to the world practice of combating this problem. The subject of the research: scientific works of Russian and foreign scientists devoted to the problems of social isolation and loneliness, normative and policy documents on the implementation of social policy in Russia and foreign countries, information and analytical materials of authorities and organizations containing statistical and other information on the research topic. The methodological basis of the research consists of general (analysis, synthesis, induction, deduction, comparison) and private scientific (specifically sociological, statistical), as well as special legal (comparative law) methods of scientific cognition. The scientific novelty of the work consists in the strengths and weaknesses of existing methods of combating loneliness at the state level identified on the basis of an analysis of the practice of applying state support measures for lonely people in the UK, South Korea, Japan and Germany. A special contribution of the authors to the study of the topic is the study of the Russian practice of implementing measures of state support for single people in conjunction with the assessment of demographic indicators of the level of population growth in Russia, registered marriages and divorces, as well as formulated proposals for improving public administration in the social sphere. The authors conclude that people have forgotten how to build long–term strong relationships and, as a result, modern society is infected with an "epidemic" of loneliness, the consequences of which pose a threat to the development of the country and the well-being of the population.


Keywords:

digitalization, online loneliness, epidemic of loneliness, commissioner for loneliness, demographic crisis, social isolation, tolerant society, kodoku-shi, social work, shooting

Современный мир развивается стремительными темпами. Ежедневно мировыми учеными разрабатываются и внедряются в жизнь новые технологии, позволяющие усовершенствовать все сферы жизнедеятельности общества, повышающие ее комфорт и безопасность, улучшающие благосостояние, дающие безграничные возможности для самореализации. Сегодня абсолютно все сферы жизни человека так или иначе связаны с виртуальным пространством: семья; дом; работа; развлечения; хобби; общение. Многие государственные и политические институты переходят в онлайн-формат (выборы, судопроизводство и др.).

Уже несколько десятилетий ученые всего мира приводят неутешительные данные о губительном влиянии научно-технического прогресса на экологию. Помимо этого, развитие современных технологий несет в себе угрозу иного характера.

Современная эпоха цифровизации и использования сети «Интернет» сделала безграничным социокоммуникативное пространство, в невещественной, виртуальной среде которого процесс общения протекает непрерывно и бесперебойно [1, с. 77]. Как справедливо отмечают международные исследователи, цифровая грамотность, доминирование виртуального, а не персонального общения, привело к тотальному одиночеству [2, с. 8]. Для человека как социального существа характерно стремление к позитивному, конструктивному общению является естественной потребностью, и социальные сети в полной мере отвечают этим запросам. Перенос в виртуальную среду своей жизни, причем изрядно приукрашенной, и получение ответного одобрения, дает человеку ложное чувство востребованности и значимости. Сегодня намного проще найти друзей и поддержку в виртуальном мире, нежели наладить отношения в реальной жизни. Социальные сети и иные продукты цифровизации используют многие политические лидеры в качестве дополнительного инструмента по принятию неофициальных обращений от граждан и как средство повышения своего имиджа. Во многом это связано с тем, что цифровая виртуальная среда стирает границы общения, не видя собеседника напрямую намного проще завязать общение и завоевать доверие.

Однако жизнь в виртуальном пространстве отнимает очень много времени и сил, и живое общение практически сходит на нет, сохраняясь только в рабочем (школьном или студенческом) коллективе. Современные ученые, изучающие цифровые технологии и воздействие их на психику человека в один голос утверждают, что интернет дает лишь иллюзию общения, маскируя тотальное одиночество его пользователей [3-5]. Сегодня даже появился термин «цифровое одиночество», означающий уход от реальности и отсутствие подлинных отношений с другими людьми. В эпоху цифрового господства и возможности учиться, работать, развлекаться, общаться со всем миром, изъявлять свою гражданскую позицию, не выходя из дома, людям не с кем поговорить «по душам». Эра цифровизации породила «эпидемию» одиночества.

В рамках настоящей статьи, применяя общие, частнонаучные и специально-юридические методы научного познания для изучения научных работ российских и зарубежных ученых, нормативных и программных документов, информационно-аналитических материалов органов власти и организаций, постараемся решить следующие задачи: 1) изучить опыт зарубежных стран в части решения проблемы одиночества на общегосударственном уровне; 2) выявить предпосылки появления проблемы одиночества в России; 3) предложить рекомендации по решению данной проблемы.

Стоит заметить, что проблемы одиночества широко исследованы представителями экономических, социологических, психологических, педагогических и медицинских наук. Однако в фокус внимания ученых-юристов эта проблема еще не попала.

T. Nordin, A. S. Lundgren, I. Nilsson определяют одиночество как «болезненное, самоидентифицируемое переживание, характеризующееся несоответствием между фактическими и желаемыми межличностными отношениями человека» [6, с. 1].

Интересно отметить, что в научном сообществе чаще всего среди предикторов одиночества называют семейное положение, условия жизни и социальное окружение [7], социальную изоляцию [8], низкий уровень владения цифровыми технологиями [9]. В то же время никто не берет в расчет политико-правовой фактор.

В современном мире одиночество становится не только общественной болезнью, но и политической проблемой. Первой страной, заговорившей о проблеме одиночества на государственном уровне, стала Великобритания, создавшая в 2018 году Министерство по делам одиночества. Как отмечают, G. Moore, S. Fardghassemi, H. Joffe от одиночества страдают не только старики, но и молодежь. По их мнению, молодые люди – самая одинокая возрастная группа в Великобритании и других западных странах [10, с. 1]. Основной причиной создания нового ведомства является формальный подход государственных структур, оказывающих социальные услуги населению, а также и низкая осведомленность населения о мерах поддержки, которые можно получить в период острых кризисных ситуаций. Помимо создания отдельного органа власти, деятельность которого направлена на решение проблемы одиночества, в Великобритании получила развитие сеть негосударственных организаций, оказывающих социальные услуги населению, в том числе и пожилым гражданам [11, с. 263].

Япония вслед за Великобританией назвала одиночество государственной проблемой и угрозой современного общества. В 2021 году в стране создано Министерство по делам одиноких людей. Проблема одиночества в Японии связана, в первую очередь, с высокой продолжительностью жизни, а также тем, что в семьях до почтенного возраста доживает чаще всего только один из супругов. В этой связи японские власти отдельной проблемой называют «кодокуси» – смерть в одиночестве [12, с. 3]. Кроме того, изолированность и отсутствие «живого общения» в период пандемии COVID-19 спровоцировали в Японии резкий рост самоубийств [13]. По задумке властей, Министерство по делам одиноких людей призвано решать общественные проблемы, связанные со старением общества, низкой рождаемостью и самоубийствами. Примечательно, что основными средствами их решения является использование искусственного интеллекта, при помощи которого, к примеру, станет возможным найти подходящую пару и тем самым повысить рождаемость в Японии.

В 2023 году уже два государства вывели проблему одиночества на государственный уровень. В апреле 2023 года Южная Корея запустила правительственную программу помощи одиноким людям. В этой стране распространены социальная изоляция и одиночество, которые выступают причиной появления у населения депрессии, симптомов социофобии и склонности к суициду [14]. Суть внедрения новой правительственной программы заключатся в стимулировании малообщительной молодежи, ведущей затворнический образ жизни к социализации. Для этого власти Южной Кореи ввели ежемесячные выплаты молодым людям «группы риска», которая позволит малообщительной молодежи интегрироваться в общество. Помимо решения проблемы одиночества среди молодежи данная правительственная программа по замыслу властей Южной Кореи должна увеличить рождаемость.

В октябре 2023 года власти Германии ввели должность Уполномоченного по делам одиночества. Как ожидается, специалист будет заниматься разработкой и реализацией проектов, направленных на борьбу с одиночеством. Данная проблема, как отмечают немецкие ученые, получила широкое распространение в связи с пандемией COVID-19 [15].

Анализ нормативных и программных документов, касающихся работы с одинокими людьми, показал, что в зарубежных странах проблему одиночества пытаются решить различными способами. Во-первых, это финансовая поддержка населения из группы риска. Во-вторых, это организация социальной помощи одиноко проживающим гражданам. В-третьих, это внедрение виртуальных технологий для знакомства. С одной стороны, данные меры, безусловно, смогут простимулировать какую-то часть одиноких людей познакомиться с кем-то и провести вместе время. С другой стороны, нет гарантии того, что выделенные средства будут потрачены по назначению, что разработанные программные продукты для знакомства будут востребованы у населения, а также нет гарантии того, что помощь одиноко проживающим гражданам не будет носить формальный характер.

Стоит отметить, что и в России проблема одиночества вот уже несколько лет обсуждается федеральными органами государственной власти. Так, в октябре 2022 года представитель партии ЛДПР Сергей Леонов выступил в Государственной Думе с предложением о создании Агентства по делам одиночества [16]. По замыслу инициаторов основными задачами создания Агентства являются разработка программ психологической поддержки граждан и оказание общедоступной первичной психологический помощи. В инициативе делается акцент именно на общедоступности первичной психологической помощи, так как в настоящее время в России большинству населения неизвестны каналы ее получения. Также было отмечено, что зачастую в России психологическая помощь ассоциируется у населения с чем-то негативным, что требуется только нездоровым людям с отклонениями в психике. Общедоступность первичной психологической помощи, по задумке авторов, позволит уйти от негативных ассоциаций на этот счет. При этом инициаторы настаивают, что указанные задачи должны решаться именно Агентством – отельным органом в системе исполнительной власти, а не передаваться существующим на сегодняшний день социальным службам в виду их чрезмерной загруженности. Как бы то ни было, до настоящего времени Агентство по делам одиночества остается только оговоренной идеей, не нашедшей поддержки среди парламентеров.

Новая попытка заговорить об одиночестве как общероссийской демографической и политической проблеме состоялась в мае 2023 года, когда вице-спикер Государственной Думы Владислав Даванков направил обращение вице-премьеру Российской Федерации Татьяне Голиковой с предложением запустить отдельный федеральный проект по борьбе с одиночеством в составе нацпроекта «Демография» [17]. Однако стоит отметить, что цели создания данного федерального проекта куда менее значительны, нежели предложенные годом ранее. Авторами заявлены следующие инициативы: запуск досуговых площадок для различных возрастов; стимулирование развития цифровых сервисов знакомств (взамен ушедшего из России Tinder); создание региональных и муниципальных программ поддержки одиноких людей. Полагаем, что создание виртуальных досуговых площадок и тем более цифровых сервисов знакомств только усугубит социальную изоляцию.

Однако данные Всероссийского центра изучения общественного мнения свидетельствуют об отсутствии у россиян проблем, связанных с одиночеством: в 2021 г. 23 % россиян чувствовали себя одинокими, при этом 19 % испытывают это чувство время от времени, а 4 % – постоянно, 76 % не ощущали себя одинокими за последние полгода [18]. В этой связи возникает закономерный вопрос: если в России сложилась такая благополучная ситуация, почему естественный прирост населения ежегодно сокращается, а количество разводов увеличивается?

Мировая «эпидемия» одиночества несет множество угроз, одна из наиболее явных – демографический кризис. По данным Росстата в 2022 году родилось 1 млн 306 тыс. 162 младенца, умерли 1 млн 905 тыс. 778 человек, рождаемость сократилась на 6,9 % по сравнению с 2021 годом [19]. При этом прогноз, данный Росстатом еще более удручающий: к 2043 году численность населения России сократится более чем на 7 млн человек, естественный прирост стабильно держит минусовые показатели, тогда как миграционный прирост прогнозируется положительным (таблица 1).

Таблица 1 – Изменение численности населения в Российской Федерации, тысяч человек [20]

Год

Численность населения (на начало года)

Изменения (за год)

Общий прирост

Естественный прирост

Миграционный прирост

2023

146447,4

-367,7

-600,7

233,0

2028

144181,3

-472,2

-684,4

212,2

2033

141989,2

-367,9

-583,1

215,2

2038

140413,2

-240,0

-457,3

217,3

2043

139365,6

-189,7

-410,1

220,4

Другим проявлением демографического кризиса является ежегодное увеличение количества разводов. Официальная статистика свидетельствует о том, что в России совершенно разучились строить семьи: сохраняется только 35 % зарегистрированных браков, тогда как 65 % семей распадаются (таблица 2) [20]. По данным таблицы 2 видно, что численность разводов в 2022 г. выше аналогичного показателя 1995 г. на 3 %. Следовательно, в настоящее время распадается больше семей, нежели в один из самых сложных в истории современной России период, когда уровень жизни населения и уровень развития экономики были крайне низкими. Темп роста числа разводов в 2022 г. по сравнению с предыдущим годом составил почти 6 %.

Таблица 2 – Численность браков и разводов в Российской Федерации, единиц [20]

Год

Число браков

Число разводов

1995

1075219

665904

2000

897327

627703

2005

1066366

604942

2010

1215066

639321

2015

1161068

611646

2020

770857

564704

2021

923550

644209

2022

1053756

682850

По данным широкомасштабного исследования японских и британских ученых, охватывающего более 70 стран мира, каждый 9-й подросток страдает от одиночества [21, с. 906]. О проблеме одиночества людей подросткового возраста в России свидетельствует рост случаев шутинга в учебных заведениях. Недавняя трагедия в одной из брянских школ, где школьница из полной семьи, не состоящей на учете, стреляла в своих одноклассников, а потом покончила жизнь самоубийством, стала 14-м случаем за последние одиннадцать лет и 1-м случаем, когда за оружие взялась девочка.

Все вышеизложенное свидетельствует, что современное общество совершенно разучилось «живому общению», выстаивать социокоммуникативные связи и строить крепкие и долгие отношения. Во многом это стало следствием ухода от реальности в цифровое пространство, отсутствия так необходимой современному человеку общедоступной психологической помощи, но главное – мирового обесценивания института семьи, взращивания неспособного к состраданию и участию в жизни ближнего свободного, толерантного общества, а также отсутствия четко выстроенной государственной социальной политики, направленной на поддержку психологически и социально одиноких людей.

В октябре 2023 г. кафедрой конституционного и международного права Уральского государственного экономического университета была организована фокус-группа с представителями научного сообщества, органов власти и правозащитных организаций, посвященная проблеме одиночества в России. Эксперты весьма скептически отнеслись к необходимости введения в России специализированного органа власти по делам одиночества. По их мнению, проблема одиночества не должна решаться только в рамках национального проекта «Демография». Это комплексная проблема, которая затрагивает также и сферу образования, и сферу здравоохранения. В качестве профилактической меры экспертами было высказано предложение о необходимости развития системы школьной психологической помощи, открытия соответствующих центров поддержки в высших учебных заведениях. Так, например, при вузах, где готовят психологов, психиатров и социальных работников, можно открывать социально-психологические центры, где бы каждый желающий мог получить консультацию (в том числе информационного характера), оказанную студентом-старшекурсником под руководством куратора-педагога. Подобная практика широко развита в образовательных организациях высшего образования, осуществляющих подготовку юристов. На базе таких учебных заведений функционируют юридические клиники. Представляется, что открытие социально-психологических центров на базе вузов, готовящих психологов, психиатров и социальных работников, позволило бы предотвратить не одну трагедию и помочь многим людям, которые не знают куда можно обратиться в сложной жизненной ситуации и какие виды поддержки можно получить. Эксперты также указали на еще одно направление работы по вопросу одиночества, которое будет крайне востребованным в ближайшей перспективе. Это работа с гражданами, участвовавшими в боевых действиях и военных операциях, которые не могут адаптироваться к нормальной жизни и испытывают чувство одиночества. Кроме того, экспертами была высказана идея о необходимости совершенствования правового регулирования вопросов работы с одинокими людьми, а также и существующей модели межведомственного взаимодействия органов власти, осуществляющих государственное управление в социальной сфере.

В заключение хотелось бы отметить, что проблема одиночества во многих зарубежных странах приобрела общегосударственный характер, в результате чего там были созданы специализированные коллегиальные или единоличные органы власти, чья деятельность направлена на поддержку одиноких людей разных возрастов. В России вопрос о данной проблеме неоднократно поднимался некоторыми федеральными чиновниками, однако не получил должного внимания, несмотря на отрицательную динамику рождаемости, браков и увеличение случаев шутинга в образовательных организациях. В связи с этим государству следует усилить меры поддержки населения в трудных жизненных ситуациях. Одинокими могут быть не только люди преклонного возраста, у которых не осталось родных и близких. Одинокими могут быть люди разных возрастов, в том числе и молодежь, даже при наличии семьи и родных. Поэтому органам власти, отвечающим за государственное управление в социальной сфере, необходимо разработать программу по поддержке одиноких людей, предусматривающую работу не только с пожилыми гражданами, но и с полными и неполными семьями, которые испытывают жизненные трудности, мужчинами, несшими военную службу, а также и с детьми, которые являются важнейшим приоритетом государственной политики России.

Библиография
1. Соловьева Л. Н. Одиночество в «обществе всеобщей коммуникации»: парадокс цифровой современности // Общество: философия, история культура. 2023. № 7. С. 77-82.
2. Ko D. W., Lee J.-Y., Kim H. Loneliness, Implicit-Self and Digital Literacy // Front. Psychol. 2022. Vol. 13. P. 1-9. DOI: 10.3389/fpsyg.2022.701856.
3. Хилюк С. О., Карымова К. Р. Проблема одиночества в мире цифровых технологий и пути ее преодоления // Тенденции развития науки и образования. 2022. № 81-1. С. 96-100.
4. Кривенькая М. А. Молодежь о цифровой социализации: единение и одиночество в сети // Этнодиалоги. 2019. № 2 (58). С. 53-59.
5. Ермолаева М. А. Проблема одиночества среди людей в эпоху цифрового развития: эмпирическое исследование // Мир науки. Педагогика и психология. 2023. Т. 11. № 3. С. 1-8.
6. Nordin T., Lundgren A. S., Nilsson I. Constructing loneliness: Home care providers' notions of older adults' social needs and the possibilities of the home care profession to support social participation // Journal of Aging Studies. 2023. Vol. 65. P. 1-10. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jaging.2023.101130.
7. Barjakov´a M., Garnero A., d’Hombres B. Risk factors for loneliness: A literature review // Social Science & Medicine. 2023. Vol. 334. P. 1-12. DOI: https://doi.org/10.1016/j.socscimed.2023.116163.
8. Gonz´alez Ortega E., Pinedo Gonz´alez R., Vicario-Molina I., et al. Loneliness and associated factors among older adults during COVID-19 lockdown in Spain // Journal of Applied Developmental Psychology. 2023. Vol. 86. P. 1-9. DOI: https://doi.org/10.1016/j.appdev.2023.101547.
9. Zapletal A., Wells T., Russell E., et al. On the triple exclusion of older adults during COVID-19: Technology, digital literacy and social isolation // Social Sciences & Humanities. 2023. Vol. 8. P. 1-7. DOI: https://doi.org/10.1016/j.ssaho.2023.100511.
10. Moore G., Fardghassemi S., Joffe H. Wellbeing in the city: Young adults’ sense of loneliness and social connection in deprived urban neighbourhoods // Wellbeing, Space and Society. 2023. Vol. 5. P. 1-11. DOI: https://doi.org/10.1016/j.wss.2023.100172.
11. Гончарова Н. Л. Услуги пожилым людям в Великобритании и России: опыт неправительственных организаций // Вестник Алтайской академии экономики и права. 2020. № 5-2. С. 263-270.
12. Kato T. A., Shinfuku N., Sartorius N., et al. Loneliness and Single-Person Households: Issues of Kodoku-Shi and Hikikomori in Japan // Mental Health and Illness in the City / Munk-Jorgensen P. et al. (eds.). Singapore: Springer, 2017. P. 1-15. DOI: 10.1007/978-981-10-0752-1_9-1.
13. Kurita J., Sugawara T., Ohkusa Y. Excess Mortality in Suicide caused by COVID-19 in Japan // Journal of Disaster Research. 2021. Vol. 2. P. 1-15. DOI: https://doi.org/10.1101/2021.02.13.21251670.
14. Kim M. H., An J. H., Lee H. R., et al. Social Isolation, Loneliness and Their Relationships with Mental Health Status in South Korea // Psychiatry Investigation. 2021. Vol. 18(7). P. 1-9. DOI: 10.30773/pi.2021.0067.
15. Von Werthern N. M., Ahrens K. F., Neumann R. J., et al. Loneliness during the Covid-19 Pandemic in Germany: Impact of social factors and polygenic risk scores on interpersonal differences in loneliness and mental health // The World Journal of Biological Psychiatry. 2023. Vol. 24(6). P. 1-32. DOI: 10.1080/15622975.2023.2226201.
16. В России могут создать Агентство по делам одиночества // Официальный интернет портал политической партии ЛДПР. – URL: https://ldpr.ru/events/242711 (дата обращения 01.11.2023).
17. Даванков предложил Голиковой разработать федеральный проект по борьбе с одиночеством // Информационный интернет портал «TASS.RU». – URL: https://tass.ru/politika/18160559 (дата обращения 01.11.2023).
18. Одиночество и как с ним бороться // Официальный интернет портал Всероссийского центра изучения общественного мнения. – URL: https://wciom.ru/analytical-reviews/analiticheskii-obzor/odinochestvo-i-kak-s-nim-borotsja (дата обращения 02.11.2023).
19. Данные о естественном движении населения // Официальный интернет портал Федеральной службы государственной статистики – URL: https://rosstat.gov.ru/folder/313/document/197667 (дата обращения 02.11.2023).
20. Демография // Официальный интернет портал Федеральной службы государственной статистики – URL: https://rosstat.gov.ru/folder/12781 (дата обращения 02.11.2023)
21. Igami K., Hosozawa M., Ikeda A., et al. Adolescent Loneliness in 70 Countries Across Africa, America, and Asia: A Comparison of Prevalence and Correlates // Journal of Adolescent Health. 2023. Vol. 72. P. 906-913. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jadohealth.2022.12.029
References
1Solovyova, L. N. (2023) Loneliness in the “society of universal communication”: the paradox of digital modernity. Society: philosophy, history and culture, 7, 77-82.
2Ko D. W., Lee J. – Y., Kim H. (2022) Loneliness, Implicit-Self and Digital Literacy. Front. Psychol, 13, 1-9. doi:10.3389/fpsyg.2022.701856.
3Khilyuk S. O., Karimova K. R. (2022) The problem of loneliness in the world of digital technologies and ways to overcome it. Trends in the development of science and education, 81(1), 96-100.
4Krivenkaya M. A. (2019) Youth on digital socialization: unity and loneliness on the web. Ethnodialogues, 2(58), 53-59.
5Ermolaeva M. A. (2023) The problem of loneliness among people in the era of digital development: an empirical study. The world of science. Pedagogy and psychology, 11(3), 1-8.
6Nordin T., Lundgren A. S., Nilsson I. (2023) Constructing loneliness: Home care providers' notions of older adults' social needs and the possibilities of the home care profession to support social participation. Journal of Aging Studies, 65, 1-10. doi:https://doi.org/10.1016/j.jaging.2023.101130.
7Barjakov´a M., Garnero A., d’Hombres B. (2023) Risk factors for loneliness: A literature review. Social Science & Medicine, 334, 1-12. doi:https://doi.org/10.1016/j.socscimed.2023.116163.
8Gonz´alez Ortega E., Pinedo Gonz´alez R., Vicario-Molina I., et al. (2023) Loneliness and associated factors among older adults during COVID-19 lockdown in Spain. Journal of Applied Developmental Psychology, 86, 1-9. doi:https://doi.org/10.1016/j.appdev.2023.101547.
9Zapletal A., Wells T., Russell E., et al. (2023) On the triple exclusion of older adults during COVID-19: Technology, digital literacy and social isolation. Social Sciences & Humanities, 8, 1-7. doi:https://doi.org/10.1016/j.ssaho.2023.100511.
10Moore G., Fardghassemi S., Joffe H. (2023) Wellbeing in the city: young adults’ sense of loneliness and social connection in deprived urban neighbourhoods. Wellbeing, Space and Society, 5, 1-11. doi:https://doi.org/10.1016/j.wss.2023.100172.
11Goncharova N. L. (2020) Services for the elderly in the UK and Russia: the experience of non-governmental organizations. Bulletin of the Altai Academy of Economics and Law, 5(2), 263-270.
12Kato T. A., Shinfuku N., Sartorius N., et al. (2017) Loneliness and Single-Person Households: Issues of Kodoku-Shi and Hikikomori in Japan. Munk-Jorgensen P. et al. (eds.), Mental Health and Illness in the City, Singapore, Springer, 2017, 1-15. doi:10.1007/978-981-10-0752-1_9-1
13Kurita J., Sugawara T., Ohkusa Y. (2021) Excess Mortality in Suicide caused by COVID-19 in Japan. Journal of Disaster Research, 2, 1-15. doi:https://doi.org/10.1101/2021.02.13.21251670
14Kim M. H., An J. H., Lee H. R., et al. (2021) Social Isolation, Loneliness and Their Relationships with Mental Health Status in South Korea. Psychiatry Investigation, 18(7), 1-9. doi:10.30773/pi.2021.0067
15Von Werthern N. M., Ahrens K. F., Neumann R. J., et al. (2023) Loneliness during the Covid-19 Pandemic in Germany: Impact of social factors and polygenic risk scores on interpersonal differences in loneliness and mental health. The World Journal of Biological Psychiatry, 24(6), 1-32. doi:10.1080/15622975.2023.2226201
16V Rossii mogut sozdat' Agentstvo po delam odinochestva [They can create an Agency for loneliness In Russia]. Retrieved from https://ldpr.ru/events/242711
17Davankov predlozhil Golikovoi razrabotat' federal'nyi proekt po bor'be s odinochestvom [Davankov suggested Golikova to develop a federal project to combat loneliness]. Retrieved from https://tass.ru/politika/18160559
18Odinochestvo i kak s nim borot'sia [Loneliness and how to deal with it]. Retrieved from https://wciom.ru/analytical-reviews/analiticheskii-obzor/odinochestvo-i-kak-s-nim-borotsja.
19Dannye o estestvennom dvizhenii naseleniia [Data on the natural movement of the population]. Retrieved from https://rosstat.gov.ru/folder/313/document/197667
20Demografiia [Demographics]. Retrieved from https://rosstat.gov.ru/folder/12781
21Igami K., Hosozawa M., Ikeda A., et al. (2023) Adolescent Loneliness in 70 Countries Across Africa, America, and Asia: A Comparison of Prevalence and Correlates. Journal of Adolescent Health, 72, 906-913. doi:https://doi.org/10.1016/j.jadohealth.2022.12.029

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная на рецензирование научная статья на тему: «Мировая «эпидемия» одиночества: меры государственной поддержки одиноких людей» представляет собой актуальное исследование. В рецензируемой статье авторами определена цель исследования и его задачи - изучение опыта зарубежных стран в части решения проблемы одиночества на общегосударственном уровне, выявление предпосылок появления проблемы одиночества в России и разработка рекомендаций по решению проблемы одиночества на государственном уровне. В качестве методологической базы исследования использованы общие, частнонаучные и специально-юридические методы научного познания для изучения научных работ российских и зарубежных ученых, нормативных и программных документов, информационно-аналитических материалов органов власти. Авторами рецензируемой статьи обоснована его актуальность. В частности, подчеркивается, что цифровая грамотность, доминирование виртуального, а не персонального общения, привело к тотальному одиночеству и Интернет создает лишь иллюзию общения, маскируя тотальное одиночество его пользователей.
Авторами обращено внимание на то, что в социальной практике и научном исследовательском и публикационном пространстве постепенно возник термин «Цифровое одиночество». Значительное внимание данной проблеме уже уделено в зарубежной практике государственного управления и научной среде таких стран как Великобритания, Япония, Южная Корея, Германия и др. Проведенное исследование указанного опыта, оформленного в виде результатов в рецензируемой статье способно вызвать широкий читательский интерес.
Авторами статьи сделан анализ теоретической базы исследования и в статье представлены мнения и позиции ряда исследователей по данной проблеме. Отметим, что при подготовке статьи было использовано значительное количество источников иностранной научной литературы, что позволило представить вполне развернутый обзор состояния проблемы «цифрового одиночества» как социального явления эпохи Интернета и роли государственных органов управления в ее решении. Положительно следует отметить то обстоятельство, что авторами предпринята одна из немногих попыток осмысления указанной проблемы через призму современной российской юридической науки. В частности, отмечено, что проблемы одиночества широко исследованы представителями экономических, социологических, психологических, педагогических и медицинских наук. Однако в фокус внимания ученых-юристов эта проблема еще не попала. Однако, мы полагаем, что следовало бы в исследовании усилить использование метода правового анализа.
В статье использованы данные социологических опросов ВЦИОМ, а, также структурированная и систематизированная информация табличного формата, что способствует наилучшему восприятию изложенного материала.
Представлены страновые, фактологические данные касательно формирования институциональных основ преодоления «цифрового неравенства» и уровень практического измерения данной проблемы в России.
Сделаны необходимые выводы и рекомендации.
Таким образом, исходя из вышеизложенного, cчитаем, что рецензируемая научная статья на тему: «Мировая «эпидемия» одиночества: меры государственной поддержки одиноких людей» соответствует необходимым требованиям, предъявляемым к такому виду научных работ ее можно рекомендовать к опубликованию в искомом научном журнале.