Рус Eng Cn Перевести страницу на:  
Please select your language to translate the article


You can just close the window to don't translate
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Охрана объектов животного мира: отдельные юридические конструкции и модели их реализации (региональные особенности)

Плетников Виктор Сергеевич

кандидат юридических наук

доцент, Уральский государственный юридический университет

620000, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Краснофлотцев, 6

Pletnikov Viktor Sergeevich

PhD in Law

Associate Professor, Department of Theory of State and Law, Ural State Law Academy

620000, Russia, Sverdlovsk region, Yekaterinburg, Krasnoflottsev str., 6, sq. 20

pvs80@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7136.2023.5.40787

EDN:

YPGCNI

Дата направления статьи в редакцию:

13-05-2023


Дата публикации:

20-05-2023


Аннотация: В статье акцентировано внимание на том факте, что нормативная юридическая конструкция реализуется в рамках различных моделей. При чем, каждая модель, сложившаяся на практике, имеет право на существование, конечно за исключением дефектных моделей (в том числе признанных таковыми). Пристальное внимание уделено особенностям применения отдельных юридических конструкций, обусловленным моделями ее реализации (ст. 258 УКРФ, ст. 7.11 и 8.37 КоАП РФ). Отдельного внимания заслуживает обобщение практики применения норм, обеспечивающих охрану объектов животного мира в регионах России. При чем акцент сделан на тех нормах, которые претворяются в жизнь в зависимости от региона.     Анализ, сравнительное исследование, а также юридико-технический метод, используемый для подготовки текста статьи, позволили сформулировать выводы и рекомендации, направленные на решение проблем, возникающих в сфере охраны объектов животного мира, как для сотрудников органов дознания, так и для надзирающих прокуроров. В частности, для придания единообразия юридической практике, реализации юридической конструкции строго в рамках единой модели, необходимо: 1) законодателю пристальное внимание обратить на качество формируемой юридической конструкции; 2) субъекта, наделенного правом официальной интерпретации, обязать в случае возникновения различных моделей реализации нормативного установления, с определенной периодичностью, готовить материалы, разъясняющие содержание; 3) сотрудникам полиции руководствоваться разъяснениями, содержащимися в актах интерпретации; 4) при добыче охотничьих ресурсов без разрешения и без лица, на имя которого выдано разрешение, деяние должно считаться незаконной охотой; 5) необходимо усилить контроль со стороны надзирающих прокуроров за содержанием выносимых постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, о возбуждении уголовных дел и приостановлении производства по уголовным делам, по фактам незаконной охоты.


Ключевые слова:

объект животного мира, охрана животного мира, юридическая конструкция, модель в юриспруденции, незаконная охота, нарушение правил охоты, преступление, административное правонарушение, сотрудник полиции, административная ответственность

Abstract: The author focuses on the fact that the normative legal structure is implemented within the framework of various models. Moreover, every model that has developed in practice has the right to exist, of course, with the exception of defective models (including those recognized as such). Close attention is paid to the peculiarities of the application of certain legal constructions due to the models of its implementation (Articles 258 of the UKRF, Articles 7.11 and 8.37 of the Administrative Code of the Russian Federation). Special attention should be paid to the generalization of the practice of applying norms that ensure the protection of wildlife objects in the regions of Russia. At the same time, the emphasis is placed on those norms that are implemented depending on the region. The analysis, comparative research, as well as the legal and technical method used to prepare the text of the article, allowed us to formulate conclusions and recommendations aimed at solving problems arising in the field of protection of wildlife objects, both for employees of the bodies of inquiry and for supervising prosecutors. In particular, in order to give uniformity to legal practice, the implementation of legal construction strictly within the framework of a single model, it is necessary: 1) the legislator should pay close attention to the quality of the legal structure being formed; 2) to oblige the subject with the right of official interpretation, in case of occurrence of various models of implementation of the normative establishment, with a certain periodicity, to prepare materials explaining the content; 3) police officers should be guided by the explanations contained in the acts of interpretation; 4) in the extraction of hunting resources without permission and without the person in whose name the permit was issued, the act must be considered illegal hunting; 5) it is necessary to strengthen control by supervising prosecutors over the content of the decisions issued on the refusal to initiate criminal proceedings, on the initiation of criminal cases and the suspension of criminal proceedings, on the facts of illegal hunting.


Keywords:

animal world object, wildlife protection, legal construction, model in jurisprudence, illegal hunting, violation of hunting rules, crime, administrative offense, police officer, administrative responsibility

Актуальность и методологические основы исследования

1. В соответствии со ст. 1 федерального закона от 24 апреля 1995 г. № 52-ФЗ «О животном мире» (Собрание законодательства РФ, 24.04.1995, № 17, ст. 1462) под объектом животного мира следует понимать организм животного происхождения (дикое животное). Конституция России определяет, что природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации (ч.1 ст. 9), владение, пользование и распоряжение природными ресурсами (п. в ч.1 ст. 72) относится к вопросам совместного ведения.

Регионы для реализации данных полномочий создают, в частности органы государственной власти субъекта Российской Федерации – министерства (например, Министерство лесного хозяйства и охраны объектов животного мира Нижегородской области), управления (например, Управление по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания Амурской области), и департаменты (Департамент по охране объектов животного мира Кузбасса), на которые ложится забота о сохранении животного мира и среды его обитания на территории субъекта России.

В Свердловской области функционирует Департамент по охране, контролю и регулированию использования животного мира Свердловской области (URL: https://dozhm.midural.ru/) (далее – Департамент), благодаря деятельности которого в лесах Среднего Урала обитают 79 видов животных, которые относятся к охотничьим ресурсам, численность зверей и птиц растет. Например, количество лосей и косуль за 15 лет увеличилось почти в 2,5 раза, за это же время охотинспекторами проведено 55,4 тысячи рейдов, изъято 1 760 единиц огнестрельного оружия, передано в следственные органы 1 869 материалов по уголовным делам (Юбилей Департамента по охране, контролю и регулированию использования животного мира Свердловской области // URL: https://dozhm.midural.ru/news/show/id/304 (дата обращения: 17.03.2023).

Анализ юридической практики в деле охраны объектов животного мира наглядно демонстрирует значительный объем проблем [1; 3], в частности, сегодня, третья часть заявлений государственных инспекторов по фактам добычи диких копытных животных с последующей их транспортировкой с применением механических транспортных средств, остается без должного внимания со стороны правоохранительных органов.

2. Юридическая конструкция, по мнению М. Л. Давыдовой, представляет собой разработанную доктриной и принятую юридическим научным сообществом идеальную модель, позволяющую теоретически осмыслить, нормативно закрепить, обнаружить в правовом тексте и в реальных юридических отношениях закономерную, последовательную, логичную взаимосвязь структурных элементов различных правовых явлений [2]. Подробнее о сущности юридической конструкции пишет Д. Е. Пономарев [7]. Да, и в целом сегодня подготовлено значительное число работ по вопросам юридической техники, в которых авторы охотно обращают внимание на тот факт, что современная отечественная юриспруденция во многом это набор юридических конструкций [8; 10; 11].

Правда, при этом мало кто обращает внимание, что в основе понятия юридическая конструкция лежит другое понятие – модель. Или если говорить о модели применительно к юриспруденции – модель в юриспруденции – это интеллектуально-волевое описание, в достаточной степени повторяющее существенные свойства моделируемого объекта, процесса или явления государственно-правовой жизни, сформировавшееся под влиянием всей совокупности объективных и субъективных факторов общественного развития [6].

Именно модель в юриспруденции – это аналитическое описание определяет особенности, дефектность или эффективность юридической конструкции. Создание нормативной юридической конструкции обусловлено качеством анализа, сложившихся общественных отношений в сфере, предполагаемой к правовому воздействию. И наоборот, субъект, ознакомившись с нормативным описанием конкретной юридической конструкции, формирует в своем сознании соответствующие представления о юридических процессах и процедурах, в рамках которых осуществляет юридическую деятельность, готовит юридические документы.

Таким образом, часто возникает ситуация, когда существует одна юридическая конструкция, но при этом моделей ее реализации насчитывается, как минимум две, а, как правило, на порядок больше. Каждая из моделей укладывается в нормативное содержание юридической конструкции, в худшем случае не противоречит ему. Для целей единообразия в юридической практике принято создавать правовые позиции, готовить пленумы, обзоры, рекомендации и т.д., но пока их нет, у отдельных субъектов часто возникает желание выбрать «удобную» для данного конкретного набора юридических фактов модель реализации конструкции.

3. Охрана объектов животного мира осуществляется значительным количеством сил и средств, в различных формах. Наибольший объем вопросов (проблем) возникает в процессе защиты нарушенного права. Как писал Н. И. Матузов «охрана и защита субъективного права или охраняемого законом интереса – не одно и то же: охраняются они постоянно, а защищаются только тогда, когда нарушаются. Защита есть момент охраны, одна из ее форм. Эти понятия не совпадают»[5]. Сегодня, для защиты объектов животного мира законодателем нормативно установлена возможность привлечь виновного за совершение, например:

- административного правонарушения к административной ответственности по ст. 7.11 и 8.37 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации [9] (далее – КоАП РФ);

- преступления к уголовной ответственности по ст. 258 Уголовного кодекса Российской Федерации [4] (далее – УК РФ).

Таким образом, обратим внимание на данные четыре нормативные юридических конструкции, сформулируем проблемы и предложим варианты их решения.

Анализ юридической практики

Сегодня, юридическая практика весьма разнообразна и дает большой объем информации, как для законодателя, так и для правоприменителя. От каждого из них зависит, удастся или нет нашим потомкам, увидеть тоже разнообразие животного мира, что и нам.

1. Анализ юридической практики позволяет утверждать, что имеют место факты, когда сотрудники ДПС ГИБДД либо сотрудники охотпользователя, в закрытые на косулю сроки охоты, останавливают автомобили, в которых вооруженные граждане транспортируют целые или разделанные на части туши косуль:

- 12 апреля 2021 г., в закрытые на косулю сроки охоты, на территории Пышминского городского округа сотрудниками ДПС ГИБДД был остановлен автомобиль, при осмотре которого обнаружена одна туша дикого копытного животного – косули сибирской и охотничий карабин Сайга (КУСП от 12 апреля 2021 г.). По данному факту вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, которое неоднократно обжаловалось в прокуратуру района и в суд. Принятые решения об отказе в возбуждение уголовного дела отменялись, материал направлялся для проведения дополнительной проверки. Однако уголовное дело возбуждено не было. В связи с истечением срока привлечения к административной ответственности по части 1 статьи 8.37 КоАП РФ за транспортировку продукции охоты без разрешения из трех охотников к административной ответственности привлечен только один;

- 28 мая 2019 г., в закрытые на косулю сроки охоты, сотрудниками ГИБДД на территории городского округа Сухой Лог выявлен факт транспортировки одной туши косули на автомобиле под управлением гражданина Ц. (КУСП от 03 июня 2019 г.). По данному факту вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Гражданин Ц. привлечен к административной ответственности по части 1 статьи 8.37 КоАП РФ за транспортировку продукции охоты без разрешения;

- 27 августа 2019 г. в закрытые на косулю сроки охоты, сотрудниками ГИБДД на территории городского округа Богданович выявлен факт транспортировки одной туши косули на автомобиле под управлением гражданина Б. (КУСП от 28 августа 2019 г.). Постановление о возбуждении уголовного дела от 19 сентября 2019 г. отменено прокурором. По данному факту вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Водитель Б. и пассажир Н. привлечены к административной ответственности по части 1 статьи 8.37 КоАП РФ за транспортировку продукции охоты без разрешения;

- 12 сентября 2021 г., в закрытые на добычу самок косули сроки, сотрудниками охотпользователя на территории Тугулымского городского округа выявлен факт транспортировки на автомобиле самки косули со следами огнестрельного ранения. Водитель пояснил, что прогуливал собаку и тушу нашел (КУСП от 13 сентября 2021 г.). По данному факту вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, которое в дальнейшем было обжаловано в прокуратуру района. Постановление отменено, материал направлен для проведения дополнительной проверки. Однако уголовное дело возбуждено не было. 19 апреля 2022 г. в отношении водителя составлен протокол по части 1 статьи 8.37 КоАП РФ за транспортировку продукции охоты без разрешения;

- 30 сентября 2021 г., в закрытые на косулю сроки охоты, сотрудниками ДПС ГИБДД УМВД России по Тюменской области, выявлен факт транспортировки на автомобиле одной особи косули. Пассажир пояснил, что он добыл одну особь косули на территории Тугулымского городского округа (КУСП от 30 сентября 2021 г.). По данному факту вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, которое в дальнейшем было обжаловано в прокуратуру района. Постановление отменено, материал направлен для проведения дополнительной проверки. Однако уголовное дело возбуждено не было. В отношении пассажира составлен протокол по части 2 статьи 7.11 КоАП РФ, который направлен для рассмотрения в суд. Водитель привлечен к административной ответственности по части 1 статьи 8.37 КоАП РФ за транспортировку продукции охоты без разрешения;

- 30 октября 2021 г., в закрытые на косулю сроки охоты, сотрудниками ДПС ГИБДД на территории Байкаловского муниципального района выявлен факт незаконной добычи и транспортировки на автомобиле одной особи косули. При осмотре автомобиля обнаружены мешки с мясом дикого копытного животного – косули сибирской, а также две единицы охотничьего огнестрельного оружия. В автомашине находились два гражданина и не установленное в ходе проверки лицо, которое скрылось с места происшествия со своим оружием (КУСП от 30 октября 2021 г.). По данному факту вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, которое в дальнейшем было обжаловано в прокуратуру района. Постановление отменено, материал направлен для проведения дополнительной проверки. О принятом по результатам дополнительной проверки решении Департамент не уведомлялся;

- 22 ноября 2021 г. на территории Ирбитского муниципального образования гражданин С. незаконно добыл одну особь косули, после чего транспортировал продукцию охоты на автомобиле (КУСП от 23 ноября 2021 г.). В ходе проведения проверки вину признал, показал место добычи. Сотрудниками полиции составлен протокол по части 2 статьи 7.11 КоАП РФ, который направлен в суд. Водитель С. привлечен к административной ответственности по части 1 статьи 8.37 КоАП РФ за транспортировку продукции охоты без разрешения;

- 02 декабря 2021 г. на территории городского округа Богданович гражданин Щ. незаконно добыл одну особь косули, после чего совместно с гражданином Я. произвели первичную переработку продукции охоты, и транспортировали на автомобиле до места жительства (КУСП от 03 декабря 2021 г.). В ходе проведения проверки гражданин Щ. вину признал. Сотрудниками полиции составлен протокол по части 2 статьи 7.11 КоАП РФ, который направлен в суд. Гражданин Я. привлечен к административной ответственности по части 1 статьи 8.37 КоАП РФ за транспортировку продукции охоты без разрешения;

- 19 сентября 2022 г. на территории охотничьего угодья, расположенного на территории Слободо-Туринского муниципального района, закрепленного за охотпользователем, гражданин Р. не имея разрешения на добычу охотничьих ресурсов и путевки, из имеющегося у него охотничьего огнестрельного оружия добыл 1 особь косули сибирской. После чего, произвел первичную переработку продукции охоты, части незаконно добытой продукции охоты поместил в багажник автомобиля и транспортировал незаконно добытую продукцию охоты по территории охотничьих угодий до места остановки его сотрудниками охотпользователя (КУСП от 19 сентября 2022 г.). По данному факту вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по пункту «б» части 1 статьи 258 УК РФ - постановление обжаловано.

Несмотря на положения пункта 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 октября 2012 г. № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» которым установлено, что лицо может быть признано виновным в незаконной охоте, совершенной с применением механического транспортного средства, если с его помощью осуществлялась транспортировка незаконно добытых животных. Однако, несмотря на незаконность добычи, уголовные дела по признакам пункта «б» части 1 статьи 258 УК РФ возбуждены не были, т.е. уголовные дела по фактам транспортировки одной особи косули и одной особи кабана не возбуждаются.

При этом сотрудниками полиции должных мер для привлечения лиц к административной ответственности не принимается. Из 11 лиц, привлеченных к административной ответственности за нарушение Правил охоты по указанным материалам, сотрудниками полиции составлено всего 2 протокола. Материалы о незаконной охоте направляются в службу участковых уполномоченных полиции, которыми без проведения необходимых проверочных мероприятий, направленных на раскрытие преступлений, и установления всех обстоятельств совершенного преступления, формально принимаются решения об отказе в возбуждении уголовного дела. При этом указывают на постановление Правительства Российской Федерации от 10 июня 2019 г. № 750, такса при незаконной добыче одной особи косули составляет 40 000 рублей, ущерб является малозначительным и состав преступления, предусмотренного пунктом «а» части 1 статьи 258 УК РФ, отсутствует.

2. Имеют место факты неверной правовой квалификации деяний, когда лица были задержаны с продукцией охоты без разрешений на право добычи охотничьих ресурсов данного вида и отрывных талонов к указанным разрешениям, а в последствие предоставили разрешения на добычу охотничьих ресурсов, выданные третьим лицам, которые в проведении охоты не участвовали:

- 27 ноября 2020 г. на 96 километре автодороги «Екатеринбург-Шадринск-Курган» сотрудниками ДПС ГИБДД был остановлен автомобиль «Ниссан-Альмера» под управлением гражданина С., который транспортировал разделанные на части 3 особи косуль без разрешения на добычу охотничьих ресурсов, в котором сделана соответствующая отметка о добыче этих охотничьих животных, или заполненного отрывного талона к указанному разрешению (КУСП от 28 ноября 2020 г.). Опрошенные в ходе проверки гражданин С. и гражданин В. пояснили, что охота осуществлялась в районе д. Байдары Шадринского района, где и были добыты три особи косули на основании разрешений. Транспортировку продукции охоты без документов объяснили своей забывчивостью. В процессе проверки отрывные талоны к разрешениям были получены посредством мессенджера Вацап и приобщены к материалам. По информации Департамента природных ресурсов и окружающей среды Курганской области разрешения под таким номером в 2020 году не выдавались. По данному факту вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Постановление неоднократно обжаловалось в прокуратуру района и в суд. Принятые решения об отказе в возбуждение уголовного дела отменялись, материал направлялся для проведения дополнительной проверки. Однако уголовное дело возбуждено не было. В связи с истечением срока привлечения к административной ответственности 28 октября 2021 г. гражданин С. привлечен к административной ответственности по части 1 статьи 8.37 КоАП РФ за транспортировку продукции охоты без разрешения;

- затягивается расследование по уголовному делу, возбужденному 10 декабря 2021 г. ОП МО МВД России «Нижнесергинский» по пункту «а» части 1 статьи 258 УК РФ по факту незаконной добычи 11 ноября 2021 г. одной особи самки лося в возрасте до одного года на территории охотничьего угодья «С». При проведении расследования было предъявлено разрешение на добычу лося в возрасте до одного года на территории охотничьего угодья «Н», выданное на имя гражданина К., отсутствовавшего на охоте, и закрывшего разрешение по телефонному звонку, не зная о месте добычи лося. Надзирающий прокурор высказал позицию о том, что, имея разрешение на территорию охотничьего угодья «Н», добыча лося на территории соседнего охотничьего угодья «С» не является преступлением, поскольку разрешение было закрыто и ущерб не причинен. Направление данного уголовного дела в суд надзирающий прокурор не согласовывает.

При данных обстоятельствах правоохранительными органами принимаются решения об отсутствии в действиях задержанных лиц состава уголовного наказуемого деяния, а усматриваются признаки административного правонарушения, предусмотренного статьей 8.37 КоАП РФ.

И что важно, при проведении проверок сотрудниками органа дознания не проводятся достаточного количества мероприятий, направленных на проверку объяснений задержанных лиц, в целях опровержения их версий о непричастности к совершению преступлений или о добыче диких животных на основании разрешений, корешки к которым были ими случайно забыты. Решения принимаются на основании представленных, посредством мессенджера Вацап, корешков к разрешениям, происхождение которых никем не проверяется, либо на основании позднее представленных разрешений, выданных иным лицам, совместно с которыми якобы производилась коллективная охота.

3. Сотрудниками правоохранительных органов, а также прокуратуры «введено» понятие «сложившаяся бригада охотников», члены которой могут охотиться самостоятельно, независимо друг от друга, в любое время, без участия лица на имя которого выдано разрешение, так как разрешение было приобретено у охотпользователя на совместные деньги, либо члены этой бригады давно друг друга знают и всегда охотятся вместе.

На данном основании 02 декабря 2021 г. прекращено уголовное дело, возбужденное 28 января 2021 г. МО МВД России «Новолялинский» по пункту «а» части 1 статьи 258 УК РФ в отношении гражданина С. по факту незаконной добычи 04 января 2021 г. одной особи самки взрослого лося. При проведении расследования было предъявлено разрешение на добычу лося в возрасте до одного года, выданное на имя гражданина Б., отсутствовавшего на охоте. Кроме того, при расследовании установлено, что гражданин С., осуществляя индивидуальные ни с кем не согласованные действия, производил охоту, в ходе которой добыл самку взрослого лося, не имея разрешения на добычу охотничьих ресурсов, выданного на его имя, то есть фактически осуществил деяние, предусмотренное пунктом «а» части 1 статьи 258 УК РФ. Из постановления дознавателя, согласованного с надзирающим прокурором, следует, что состав преступления в действиях гражданина С. отсутствует в виду отсутствия причиненного ущерба, поскольку гражданин С. является членом ранее сформировавшейся бригады охотников, а один из ее членов – гражданин Б., отсутствующий при добыче гражданином С. взрослого лося, сдал разрешение на добычу одной особи лося в возрасте до одного года;

07 января 2021 г. инспекторами ДПС ОГИБДД ОМВД России по Талицкому району были задержаны гражданин К. и гражданин М., осуществлявшие транспортировку разделанной туши кабана на автомобиле, не имея разрешения на добычу охотничьих ресурсов, в котором сделана соответствующая отметка о добыче этих охотничьих животных, или заполненного отрывного талона к указанному разрешению (КУСП от 07 января 2021 г.). Задержанные пояснили, что добыли кабана на территории Талицкого городского округа, на основании путевки №ХХХ от 10 августа 2020 г., выписанной на имя гражданина Ш., которую они приобретали на совместные деньги, при этом гражданин Ш. о проведении охоты извещен не был.

Понятие «сложившаяся бригада охотников», действующим законодательством не предусмотрено. Правила охоты содержат понятия «лица, участвующие в коллективной охоте» и «список лиц, участвующих в охоте». Исходя из этих понятий, коллективная охота может осуществляться только охотниками, внесенными в список лицом, на имя которого выдано разрешение, составленным в день проведения охоты. Также, правилами охоты установлено, что лицо, на имя которого выдано разрешение, является ответственным за проведение коллективной охоты и обязано находится в месте ее проведения (пункт 10.1).

Выводы и предложения

Подводя итог. Наличие двух и более сходных юридических конструкций, представленных в различных отраслях права, не лучшим образом сказывается на практике применения каждой из них. У правоприменителя существует возможность, при определенных обстоятельствах, интерпретировать фактические действия субъектов по собственному усмотрению, выбрать ту модель реализации нормы права, которая позволит достичь желаемого результата.

Для придания единообразия юридической практике, реализации юридической конструкции строго в рамках единой модели:

1) законодателю необходимо обратить пристальное внимание на качество формируемой юридической конструкции. Следует принять меры для того, чтобы представленная в одной отрасли права «сложная» юридическая конструкция, не подвергалась простому ее разложению на составляющие «простые» юридические конструкции в пределах другой отрасли права. В противном случае правоприменителю предоставляется возможность субъективного усмотрения в применении конструкции и фактически произвольному выбору вида юридической ответственности;

2) субъекта наделенного правом официальной интерпретации нормативных правовых установлений, обобщения юридической практики, следует обязать в случае возникновения различных моделей реализации нормативного установления, с определенной периодичностью, готовить пленумы, обзоры и иные материалы, обязательность применения которых не подвергается сомнению, а не претворение предложенных моделей реализации юридической конструкции в практике влечет юридическую ответственность;

3) правоприменителю (сотрудникам полиции) необходимо, четко руководствоваться разъяснениями Пленума Верховного суда, и при выявлении фактов транспортировки добытых диких животных в закрытые для охоты на данный вид сроки, следует принимать решения о возбуждении уголовного дела по пункту «б» части 1 статьи 258 УК РФ.

Данная позиция поддержана как Свердловской межрайонной природоохранной прокуратурой, так и судами Свердловской области (постановление мирового судьи судебного участка № 2 Каменского судебного района от 31 января 2020 г. по делу № 1-06/2020 в отношении Табанина А.В., постановление Ирбитского районного суда от 05 июня 2020 г. по делу № 1-93/2020 в отношении Трофимова И.В., постановление мирового судьи судебного участка № 3 Сухоложского судебного района от 15 июня 2020 г. в отношении Гали-Акбирова А.Ф., приговор мирового судьи судебного участка № 4 Тавдинского судебного района от 18 июня 2021 г. в отношении Шумбора В.П. и др.).

Аналогичная практика складывается и на территории Российской Федерации. При транспортировке незаконно добытой продукции охоты (с применением транспортных средств для транспортировки незаконно добытой продукции охоты), деяние квалифицируется как незаконная охота, совершенная с применением транспортного средства. Например, Шатровский районный суд Курганской области признал виновным в совершении преступления, предусмотренного пунктом «б» части 1 статьи 258 УК РФ, гражданина Е., который на своем автомобиле транспортировал продукцию охоты, подвергнутую первичной переработке, незаконно добытую Ч. и Щ., осужденным по части 2 статьи 258 УК РФ. В приговоре от 24 мая 2021 г. суд указал, что Е. был осведомлен об отсутствии у Ч. разрешительных документов на производство охоты, о цели поездки Ч. и Щ. в лес, о результате охоты – отстреле косуль, сам принимал участие в разделке туш, то есть первичной переработке, присоединившись к действиям Щ., а после чего транспортировал незаконно добытую продукцию охоты на своем автомобиле. Кассационным определением Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 01 марта 2022 г. по делу № 7У-670/2022-(7У-18239/2021) [77-999/2022] приговор Шатровского районного суда Курганской области от 24 мая 2021 г. и апелляционное постановление Курганского областного суда от 05 августа 2021 г. оставлены без изменения, приговор вступил в законную силу;

4) при добыче охотничьих ресурсов без разрешения и без лица, на имя которого выдано разрешение, деяние должно считаться незаконной охотой, так как умысел на добычу охотничьих ресурсов был реализован. Предоставление разрешений, выданных третьим лицам, производится в целях ухода от уголовной ответственности, закрытие данных разрешений производится только после того, как факт добычи был выявлен сотрудниками контролирующих органов. Таким образом, деяния должны квалифицироваться как уголовно наказуемые;

5) необходимо усилить контроль со стороны надзирающих прокуроров за содержанием выносимых постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, о возбуждении уголовных дел и приостановлении производства по уголовным делам, по фактам незаконной охоты.

Библиография
1. Грицай Т. С. Актуальные проблемы правовой охраны животного мира // Международный журнал гуманитарных и естественных наук. 2019. № 3. С. 183-185.

2. Давыдова М. Л.
Юридическая техника: проблемы теории и методологии. Волгоград, 2009. 318с.
3. Евдокимова Д. В.
Проблемы охраны объектов животного мира // Вопросы российской юстиции. 2020. №7. 433-443.
4. Карпухин М. Ю.
Уголовно-правовая охрана объектов животного мира // Российское право: образование, практика, наука. 2020. № 5. С. 76–81.
5 Матузов Н. И. Правовая система и личность. Саратов, 1987. 214 с.
6. Плетников В. С.
Понятие и виды моделей в современной отечественной юриспруденции: теоретико-правовое исследование // Научный ежегодник института философии и права УрО РАН. 2016. Т. 16. вып. 2. С. 121 – 135.
7. Пономарев Д. Е.
Генезис и сущность юридической конструкции: дисс. ... канд. юрид. наук.-Екатеринбург, 2005. 175 с.
8. Сапун В. А.
Юридическая конструкция как правовое средство юридической техники // Юридическая техника. 2013. №7-2. // URL: https://cyberleninka.ru/article/n/yuridicheskaya-konstruktsiya-kak-pravovoe-sredstvo-yuridicheskoy-tehniki
9. Сергеева Е. П.
К вопросу об административно-правовой охране объектов животного мира // Проблемы исполнения законодательства об охране животного мира. 2015. С. 54-59.
10 Шабуров А. С. Юридическая техника: учебное пособие/ А. С. Шабуров, В. С. Плетников. Екатеринбург: Уральский юридический институт МВД России, 2012. 120 с.
11. Юридическая техника: учебник / под ред. В.М. Баранова. М.: Проспект, 2023. 648 с.
References
1Gritsai, T.S. (2019). Actual problems of the legal protection of the animal world. International Journal of the Humanities and Natural Sciences,3, 183-185.
2Davydova, M.L.(2009).Legal technique: problems of theory and methodology. Volgograd.
3Evdokimova, D.V.(2020).Problems of protection of objects of the animal world. Issues of Russian justice, 7, 433-443.
4Karpukhin, M.Yu.(2020)Criminal law protection of wildlife objects. Russian law: education, practice, science, 5, 6–81.
5Matuzov, N.I.(1987).Legal system and personality. Saratov.
6Pletnikov, V.S.(2016).The concept and types of models in modern domestic jurisprudence: theoretical and legal research. Scientific Yearbook of the Institute of Philosophy and Law of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences, 16(2), 121-135.
7Ponomarev, D.E.(2005).Genesis and essence of the legal structure. Yekaterinburg.
8Sapun, V.A.(2013).Legal construction as a legal means of legal technique. Legal technique,7-2,Retrieved from https://cyberleninka.ru/article/n/yuridicheskaya-konstruktsiya-kak-pravovoe-sredstvo-yuridicheskoy-tehniki
9Sergeeva, E.P.(2015).On the issue of administrative and legal protection of wildlife objects. Problems of execution of legislation on the protection of wildlife. 54-59.
10Shaburov, A.S.,Pletnikov, V.S. (2012).Legal technique. Yekaterinburg: Ural Law Institute of the Ministry of Internal Affairs of Russia.
11Baranov, V.M. (Ed.). (2023). Legal technique. Moscow: Prospekt

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью на тему «Охрана объектов животного мира: отдельные юридические конструкции и модели их реализации (региональные особенности)».
Предмет исследования. Предложенная на рецензирование статья посвящена отдельным юридическим конструкциям при охране объектов животного мира и моделям их реализации, используя региональные особенности. Автором выбран особый предмет исследования: предложенные вопросы исследуются с точки зрения административного, экологического, уголовно-процессуального, уголовного права, при этом автором отмечено, что «Охрана объектов животного мира осуществляется значительным количеством сил и средств, в различных формах». Изучаются НПА, судебная практика, имеющие отношение к цели исследования. Также изучается и обобщается не очень большой объем российской научной литературы по заявленной проблематике, анализ и дискуссия с данными авторами-оппонентами присутствует. При этом автор отмечает: «…субъекта наделенного правом официальной интерпретации нормативных правовых установлений, обобщения юридической практики, следует обязать в случае возникновения различных моделей реализации нормативного установления, с определенной периодичностью, готовить пленумы, обзоры и иные материалы, обязательность применения которых не подвергается сомнению».
Методология исследования. Цель исследования определена названием и содержанием работы: «… модель в юриспруденции – это аналитическое описание определяет особенности, дефектность или эффективность юридической конструкции», «…часто возникает ситуация, когда существует одна юридическая конструкция, но при этом моделей ее реализации насчитывается, как минимум две, а, как правило, на порядок больше. Каждая из моделей укладывается в нормативное содержание юридической конструкции, в худшем случае не противоречит ему». Они могут быть обозначены в качестве рассмотрения и разрешения отдельных проблемных аспектов, связанных с вышеназванными вопросами и использованием определенного опыта. Исходя из поставленных цели и задач, автором выбрана определенная методологическая основа исследования. Автором используется совокупность частнонаучных, специально-юридических методов познания. В частности, методы анализа и синтеза позволили обобщить подходы к предложенной тематике и повлияли на выводы автора. Наибольшую роль сыграли специально-юридические методы. В частности, автором применялись формально-юридический и сравнительно-правовой методы, которые позволили провести анализ и осуществить толкование норм актов российского законодательства, судебной практики и сопоставить различные НПА. В частности, делаются такие выводы: «…юридическая практика весьма разнообразна и дает большой объем информации, как для законодателя, так и для правоприменителя. От каждого из них зависит, удастся или нет нашим потомкам, увидеть тоже разнообразие животного мира, что и нам» и др. Таким образом, выбранная автором методология в полной мере адекватна цели статьи, позволяет изучить многие аспекты темы.
Актуальность заявленной проблематики не вызывает сомнений. Данная тема является важной в России, с правовой точки зрения предлагаемая автором работа может считаться актуальной, а именно он отмечает «Для целей единообразия в юридической практике принято создавать правовые позиции, готовить пленумы, обзоры, рекомендации и т.д., но пока их нет, у отдельных субъектов часто возникает желание выбрать «удобную» для данного конкретного набора юридических фактов модель реализации конструкции». И на самом деле здесь должен следовать анализ работ оппонентов, и он следует и автор показывает умение владеть определенным материалом. Тем самым, научные изыскания в предложенной области стоит только приветствовать.
Научная новизна. Научная новизна предложенной статьи не вызывает сомнения. Она выражается в конкретных научных выводах автора. Среди них, например, такой: «…законодателю необходимо обратить пристальное внимание на качество формируемой юридической конструкции. Следует принять меры для того, чтобы представленная в одной отрасли права «сложная» юридическая конструкция, не подвергалась простому ее разложению на составляющие «простые» юридические конструкции в пределах другой отрасли права». Как видно, указанный и иные «теоретические» выводы могут быть использованы в дальнейших исследованиях. Таким образом, материалы статьи в представленном виде могут иметь определенный интерес для научного сообщества.
Стиль, структура, содержание. Тематика статьи соответствует специализации журнала «Юридические исследования», так как посвящена отдельным юридическим конструкциям при охране объектов животного мира и моделям их реализации, используя региональные особенности. В статье присутствует аналитика по научным работам оппонентов, поэтому автор отмечает, что уже ставился вопрос, близкий к данной теме и автор использует их материалы, дискутирует с оппонентами. Содержание статьи соответствует названию, так как автор рассмотрел заявленные проблемы, достиг цели своего исследования. Качество представления исследования и его результатов следует признать практически доработанным. Из текста статьи прямо следуют предмет, задачи, методология, результаты исследования, научная новизна. Оформление работы соответствует не всем требованиям, предъявляемым к подобного рода работам. Существенные нарушения данных требований: отсутствие современной научной литературы в библиографии и ссылок на судебную практику.
Библиография не достаточно полная, содержит публикации, к которым автор обращается. Не соблюдены требования редакции: «В списке литературы источники перечисляются в порядке цитирования (упоминания в тексте статьи), а не в алфавитном порядке. В список литературы включаются только рецензируемые научные источники (статьи из научных журналов и монографии), которые упоминаются в тексте статьи. Источники (учебники, публикации ненаучного характера и др.) упоминаются в тексте статьи в скобках, наряду с прочими комментариями и примечаниями авторов». Библиография позволяет автору относительно правильно определить проблемы и поставить их на обсуждение. Следует не очень высоко оценить качество представленной и использованной литературы. Присутствие дополнительной современной научной литературы показало бы большую обоснованность выводов автора и повлияло бы на выводы автора. Труды приведенных авторов соответствуют теме исследования, но не в полной мере обладают признаком достаточности, способствуют раскрытию некоторых аспектов темы.
Апелляция к оппонентам. Автор провел анализ текущего состояния исследуемой проблемы. Автор описывает разные точки зрения оппонентов на проблему, аргументирует более правильную по его мнению позицию, опираясь на работы оппонентов, предлагает варианты решения проблем.
Выводы, интерес читательской аудитории. Выводы являются логичными, конкретными «…при добыче охотничьих ресурсов без разрешения и без лица, на имя которого выдано разрешение, деяние должно считаться незаконной охотой, так как умысел на добычу охотничьих ресурсов был реализован. Предоставление разрешений, выданных третьим лицам, производится в целях ухода от уголовной ответственности, закрытие данных разрешений производится только после того, как факт добычи был выявлен сотрудниками контролирующих органов. Таким образом, деяния должны квалифицироваться как уголовно наказуемые» и др. Статья в данном виде может быть интересна читательской аудитории в плане наличия в ней систематизированных позиций автора применительно к заявленным в статье вопросам. На основании изложенного, суммируя все положительные и отрицательные стороны статьи «рекомендую отправить на доработку».