Рус Eng Cn Перевести страницу на:  
Please select your language to translate the article


You can just close the window to don't translate
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Административное и муниципальное право
Правильная ссылка на статью:

Проблемы и перспективы взаимодействия субъектов общественного и государственного контроля в Российской Федерации

Гончаров Виталий Викторович

кандидат юридических наук

доцент, декан факультета высшего образования, Политехнический институт (филиал), Донской государственный технический университет в г. Таганроге

347900, Россия, Ростовская область, г. Таганрог, ул. Петровская, 109а

Goncharov Vitalii Viktorovich

PhD in Law

Associate Professor, Dean of the Faculty of Higher Education, Polytechnic Institute (branch), Don State Technical University in Taganrog

347900, Russia, Rostov region, Taganrog, Petrovskaya str., 109a

niipgergo2009@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0595.2023.3.39872

EDN:

RRSKEQ

Дата направления статьи в редакцию:

01-03-2023


Дата публикации:

05-07-2023


Аннотация: Освещение проблемы. Настоящая статья посвящена анализу проблем и перспектив взаимодействия субъектов общественного и государственного контроля в Российской Федерации. Актуальность данной темы обусловлена тем, что эффективность и результативность института общественного контроля во многом зависит от уровня взаимодействия вышеназванных субъектов. Материалы и методы исследования. Предметом анализа становятся соответствующие положения законодательства России, посвященные закреплению механизма взаимодействия субъектов общественного и государственного контроля и практика их применения в нашей стране. В статье применяются обще- и частнонаучные методы, в частности: диалектический, логический, функциональный, формально-юридический, сравнительно-правовой и др. Результаты. В статье разработана и обоснована система мероприятий по их разрешению, в том числе, - путем внесения соответствующих изменений и дополнений как в законодательство об общественном контроле, так и в нормативно-правовые акты, регулирующие организацию и деятельность субъектов государственного контроля. Это позволит, с одной стороны, осуществить дальнейшее развитие института общественного контроля, а с другой стороны, повысить эффективность взаимодействия их субъектов с органами государственного контроля. Дискуссия. В дальнейшем научном осмыслении нуждаются вопросы разработки и внедрения новых форм, методов взаимодействия субъектов общественного и государственного контроля в России.


Ключевые слова:

общественный контроль, государственный контроль, Российская Федерация, проблемы, перспективы, взаимодействие, народовластие, законность, права, свободы

Abstract: Coverage of the problem. This article is devoted to the analysis of problems and prospects of interaction of subjects of public and state control in the Russian Federation. The relevance of this topic is due to the fact that the effectiveness and efficiency of the institute of public control largely depends on the level of interaction of the above-mentioned subjects. Materials and methods of research. The subject of the analysis is the relevant provisions of Russian legislation devoted to the consolidation of the mechanism of interaction between subjects of public and state control and the practice of their application in our country. The article uses general and private scientific methods, in particular: dialectical, logical, functional, formal-legal, comparative-legal, etc. Results. The article develops and substantiates a system of measures to resolve them, including by making appropriate amendments and additions both to the legislation on public control and to regulatory legal acts regulating the organization and activities of subjects of state control. This will allow, on the one hand, to carry out further development of the institution of public control, and on the other hand, to increase the efficiency of interaction of their subjects with state control bodies. Discussion. The issues of developing and introducing new forms and methods of interaction between subjects of public and state control in Russia need further scientific understanding.


Keywords:

public control, state control, Russian Federation, problems, prospects, interaction, democracy, legality, rights, freedoms

Введение.

Настоящая статья посвящена анализу проблем и перспектив взаимодействия субъектов общественного и государственного контроля в Российской Федерации. Вопросы организации и осуществления общественного контроля в Российской Федерации исследуются в работах В. В. Гриба, [6, с. 154-160] О. В. Бурдоновой, [2, с. 10-14] Л. И. Ковалевой, [3, с. 72-75] Е. В. Матвеевой, [10] Селивановой Е. С., [12] Старчиковой В. В., [15] М. А. Килессо, [8, с. 24-30] а также ряда иных авторов. Анализу сущности и направлений развития государственного контроля в России посвящены произведения М. А. Лапиной, [9, с. 152-157] С. В. Степашина [14, с. 15-17] и ряда иных ученых. Большой интерес представляют работы, посвященные сопоставлению сущности, содержания и направлений реализации государственного и общественного контроля в Российской Федерации, В. Н. Аникиенко, [1, с. 32-37] А. Д. Дохныч, [7, с. 772-775] А. А. Спиридонова. [13, с. 33-45]

Однако, доля работ, затрагивающих проблемы и перспективы взаимодействия субъектов общественного и государственного контроля в России, сравнительно невелика. [5, с. 59-61]

В тоже время, данная проблематика особенно актуальна в связи с тем, что: во-первых, субъекты общественного контроля наделены, на наш взгляд, недостаточными полномочиями, носящими, как правило, консультативный, информационный, совещательный, вспомогательный и т.п. характер, что требует своевременной передачи итоговых документов и материалов, подготовленных субъектами общественного контроля по результатам проведенных мероприятий общественного контроля и содержащих факты нарушения прав и свобод человека и гражданина, прав и законных интересов общественных объединений и иных негосударственных некоммерческих организаций, субъектам государственного контроля (например, органам прокуратуры Российской Федерации) для осуществления последними соответствующим мер государственного реагирования; во-вторых, эффективность и результативность проведенных мероприятий общественного контроля во многом зависит от того, насколько итоговые документы и материалы, подготовленные субъектами общественного контроля по результатам проведенных мероприятий общественного контроля, были учтены органами публичной власти, государственными и муниципальными организациями, иными органами и организациями, осуществляющими на основании федеральных законов отдельные публичные полномочия, в отношении деятельности, актов и решений которых проводились данные мероприятия общественного контроля, в своей работе (при этом, именно субъекты государственного контроля наделены надлежащими полномочиями по проверке степени учета в работе объектами общественного контроля предложений, рекомендаций и выводов, содержащихся в вышеназванных документах и материалах); в-третьих, без участия органов государственного контроля не возможно привлечение к уголовной и административной ответственности должностных лиц объектов общественного контроля, которыми совершены правонарушения, выявленные в ходе проведенных мероприятий общественного контроля; в-четвертых, деятельность субъектов государственного и общественного контроля имеет общую целевую направленность на предупреждение, пресечение, профилактику нарушений прав и свобод человека и гражданина, прав и законных интересов общественных объединений и иных негосударственных некоммерческих организаций. Это обстоятельство и обусловило выборы темы настоящего научного исследования.

Основной текст.

События последних лет показали, что чрезвычайно возрос риск возникновения и развития глобальных военно-политических конфликтов с вовлечением в них значительного числа государств, сохранение и развитие которых напрямую зависит от степени, с одной стороны, развития демократических начал в публичном управлении, а с другой стороны, реализации, охраны и защиты системы конституционных принципов (прежде всего - законности, ответственности, гласности формирования и функционирования органов публичной власти, этичности и профессионализма их должностных лиц).

В этой связи, возрастает роль системы гарантий реализации вышеназванных конституционных принципов, так как реальная, а не фиктивная, реализации данных принципов влечет увеличение легитимности аппарата публичной власти в глазах народа, что служит укреплению механизма публичной власти.

В качестве гарантий реализации, охраны и защиты конституционных принципов в Российской Федерации выступают: система конституционных запретов на незаконное присвоение полномочий, их удержания, узурпацию власти; институциональные гарантии в лице отдельных органов публичной власти, основные полномочия которых заключаются в обеспечении конституционных принципов (например, Президент Российской Федерации является гарантом Конституции страны, прав и свобод человека и гражданина); механизм сдержек и противовесов, посредством которых обеспечивается невозможность узурпации власти, незаконного присвоения полномочий, их удержания в руках отдельных органов публичной власти, а также их должностных лиц.

Важнейшими основными гарантиями реализации, охраны и защиты конституционных принципов в России выступают институты государственного и общественного контроля, для понимания сущности которых требуется проведения анализа их понятий.

Общим для обоих видов контроля является функция, реализуемая посредством их осуществления. Как справедливо отмечает М. А. Лапина: «Функция контроля не только обеспечивает законность, соблюдение обязательных требований, но и предусматривает проведение проверки на предмет достижения заложенной в правовой норме модели, а также анализ фактического состояния выполнения установленных нормой правил поведения, полученных результатов. После этого контрольный орган осуществляет анализ соответствия фактического состояния, соотношения результатов определенной правовой нормы целям». [9, с. 153]

Однако, государственный контроль отличается от общественного по субъектному составу, объектам, содержанию, методам осуществления, формам.

Субъектами государственного контроля всегда выступают только органы государственной власти. В Российской Федерации они бывают двух уровней: федеральные органы государственной власти и органы государственной власти субъектов Российской Федерации. Субъектный состав общественного контроля представлен согласно статье 9 Федерального закона от 21 июля 2014 г. № 212-ФЗ «Об основах общественного контроля в Российской Федерации»: 1) обязательными субъектами, к которым относятся: Общественная палата Российской Федерации (например, Общественной палатой России); 2) субъектами общественного контроля, создаваемыми в случаях и порядке, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации (в частности, группами общественного контроля).

Объектный состав государственного и общественного контроля в Российской Федерации также различается. Если к объектам последнего относятся органы государственной власти и местного самоуправления, их должностные лица, муниципальные и государственные учреждения, а также органы и организации, наделенные отдельными публичными полномочиями, то перечень объектов государственного контроля значительно шире – к нему можно отнести любых физических и юридических лиц, а также органы публичной власти, их должностных лиц.

Содержание государственного контроля значительно шире содержания общественного контроля. Он может охватывать все стороны организации и деятельности юридических лиц и органов публичной власти, а также жизнедеятельности физических лиц. Общественный контроль, по сути, сводится к наблюдению за деятельностью вышеназванных объектов общественного контроля, а также анализу и общественной оценке издаваемых ими актов и принимаемых решений.

Перечень форм общественного контроля достаточно ограничен. Согласно статье 18 Федерального закона от 21 июля 2014 г. № 212-ФЗ в их числе можно выделить: общественный мониторинг; общественную проверку; общественную экспертизу; иные формы, не противоречащие данному Федеральному закону; формы взаимодействия институтов гражданского общества с государственными органами и органами местного самоуправления (общественные обсуждения, общественные (публичные) слушания и другие формы взаимодействия). В свою очередь, органы государственного контроля практически не ограничены в формах контроля.

Методы государственного контроля в Российской Федерации также значительно шире перечня методов общественного контроля, что обусловлено исключительно слабыми полномочиями субъектов общественного контроля, которые в целом направлены на профилактику и предупреждение нарушений действующего законодательства, а также прав и свобод человека и гражданина в деятельности и актах объектов общественного контроля, но практически не обладают реальными полномочиями по самостоятельному пресечению указанных правонарушений. Однако, субъекты общественного контроля вправе использовать широкий спектр методов для анализа информации и документов, которые ими были получены как в результате проведенных мероприятий общественного контроля, так и по запросу от объектов общественного контроля.

В процессе своей деятельности субъекты общественного и государственного контроля взаимодействуют друг с другом, так как, во-первых, они могут выступать в роли объектов контроля друг у друга, во-вторых, необходимость их взаимодействия напрямую предусмотрена в действующем законодательстве, в-третьих, слабость полномочий субъектов общественного контроля требует для эффективной и полноценной реализации мероприятий общественного контроля участия в данном процессе органов публичной власти, а также их должностных лиц (например, на основании статьи 10 вышеназванного Федерального закона).

В российской научной и учебной литературе существует несколько подходов в определении характера взаимодействия субъектов общественного и государственного контроля в России, взаимных прав и обязанностей его участников.

Согласно первому подходу субъекты общественного и государственного контроля являются равноправными участниками данного взаимодействия. [13, с. 33-45] Однако, анализ федерального законодательства об общественном контроле показывает, что законодатель существенно ограничил полномочия субъектов общественного контроля, хотя и закрепил ряд взаимных прав и обязанностей субъектов общественного контроля и органов публичной власти, в число которых входят и субъекты государственного контроля (например, по предоставлению информации).

Сторонники второго подхода считают, что субъекты государственного контроля являются приоритетными участниками взаимодействия с субъектами общественного контроля. [11, с. 152-157] Они основывают свою позицию на том обстоятельстве, что, во-первых, Конституция Российской Федерации не закрепила институт общественного контроля, что следовательно серьезно снижает правовой статус субъектов общественного контроля и уровень их значимости как в глазах народа, так и органов публичной власти, во-вторых, органы публичной власти согласно 16 статье Федерального закона от 21 июля 2014 г. № 212-ФЗ учитывают предложения, рекомендации и выводы, содержащиеся в итоговых документах, подготовленных по результатам общественного контроля (то есть закон не обязывает исполнять их в полном размере).

Однако, на наш взгляд, этот подход не оправдан в силу того, что согласно Конституции Российской Федерации, многонациональный народ страны является носителем суверенитета и единственным источником власти в государстве, реализующий свои властные полномочия как непосредственно (например, через институты свободных выборов и референдумов), так и опосредованно (в частности, через деятельность органов публичной власти и их должностных лиц). При этом, делегированные полномочия, а также деятельность публичных и квазипубличных органов власти, участвующих в реализации непосредственных форм народовластия (например, избирательные комиссии), нуждаются в контроле со стороны народа. Поэтому, институт общественного контроля выступает важнейшей юридической гарантией в реализации конституционных принципов народовластия и участия граждан России в управлении делами государства. И, следовательно, статус субъектов общественного контроля во взаимодействии с субъектами государственного контроля выше.

По мнению других авторов, субъекты общественного контроля, осуществляющие свои полномочия в полном соответствии с действующим законодательством, имеют приоритетное положение по отношению к органам государственного контроля, [5, с. 59-61] с которыми они вступают во взаимодействие. Так, А. В. Новиков справедливо отмечает, что «развитый общественный контроль является «рычагом» для полноценного функционирования государства, который проявляется в сложной системе сдержек и противовесов при реализации принципа разделения властей, в открытости и доступности государственных органов, в их подотчетности всему народу, в их взаимодействии со средствами массовой информации, институтами гражданского обществ». [11, с. 23]

Представляется, что эффективному взаимодействию субъектов общественного и государственного контроля в России препятствует ряд проблем, к числу которых можно отнести следующие:

Во-первых, институт общественного контроля не формализован в Конституции Российской Федерации. В ней не закреплен механизм взаимодействия с органами публичной власти, включая органы государственного контроля. Это обстоятельство существенно снижает уровень влияния данного института гражданского общества в глазах должностных лиц органов публичной власти (в том числе – субъектов государственного контроля).

Во-вторых, в законодательстве об общественном контроле полномочия его субъектов, как уже отмечалось нами ранее, носят не достаточный характер, что препятствует, с одной стороны, эффективной и полноценной организации и функционированию общественного контроля, а с другой стороны, взаимодействию с субъектами государственного контроля в стране.

В-третьих, в законодательстве, закрепляющем организацию и деятельность субъектов государственного контроля, в большинстве случаев отсутствуют положения, регулирующие порядок их взаимодействия с субъектами общественного контроля. Так, в частности, Федеральный конституционный закон от 26 февраля 1997 г. № 1-ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» не содержит механизма взаимодействия с субъектами общественного контроля. Это обстоятельство снижает эффективность взаимодействия субъектов государственного и общественного контроля.

В-четвертых, действующее уголовное и административное законодательство не закрепляет мер уголовно-правовой и административно-правовой ответственности за действия (бездействие) органов публичной власти, в том числе, - государственного контроля - за противодействие законным действия субъектов общественного контроля.

В-пятых, на сегодняшний день в Российской Федерации недостаточно развит механизм информационно-коммуникационного взаимодействия субъектов общественного и государственного контроля. Во многом это обусловлено низким уровнем финансирования организации и деятельности субъектов общественного контроля, многие из которых не имеют даже собственных сайтов (в том числе - в сети "Интернет").

Заключение.

Для разрешения вышеназванных проблем, а также обеспечения эффективной работы субъектов общественного и государственного контроля, необходимо реализовать систему мероприятий, в том числе, - путем внесения соответствующих изменений и дополнений как в законодательство об общественном контроле, так и в нормативно-правовые акты, регулирующие организацию и деятельность субъектов государственного контроля.

Во-первых, необходимо закрепить институт общественного контроля в Конституции Российской Федерации, детализировав механизм взаимодействия субъектов общественного контроля с органами публичной власти, включая субъекты государственного контроля. Как вариант, следует использовать положительный опыт организации и функционирования института народного контроля власти в СССР. [4, с. 72-87] Так, в частности, в Конституции СССР 1977 года было закреплено, что «органы народного контроля сочетают государственный контроль с общественным контролем … контролируют выполнение государственных планов и заданий; ведут борьбу с нарушениями государственной дисциплины, проявлениями местничества, ведомственного подхода к делу, с бесхозяйственностью и расточительством, волокитой и бюрократизмом; способствуют совершенствованию работы государственного аппарата» (статья 92).

Во-вторых, следует дополнить систему полномочий субъектов общественного контроля реальными полномочиями, позволяющими осуществлять пресечение нарушений объектами публичной контроля действующего законодательства, а также прав и свобод человека и гражданина. Например, необходимо предоставить субъектам общественного контроля право временно приостанавливать действие актов и решений органов публичной власти, носящих подзаконный характер, если они нарушают права, свободы и законные интересы широкого круга граждан Российской Федерации, с одновременным обращение в суд или к вышестоящему органу публичной власти для решения данного вопроса по существу.

В-третьих, следует закрепить в законодательстве, регулирующем организацию и деятельность субъектов государственного контроля, положения, закрепляющие порядок их взаимодействия с субъектами общественного контроля. В первую очередь, это касается органов прокуратуры, следствия и суда, так как федеральные конституционные и федеральные законы, регулирующие их деятельность, не содержат положений относительно взаимодействия с субъектами общественного контроля.

В-четвертых, следует закрепить в Уголовном кодексе Российской Федерации и Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях меры уголовно-правовой и административно-правовой ответственности за действия (бездействие) органов публичной власти, в том числе, - государственного контроля - за противодействие законным действия субъектов общественного контроля.

Например, Уголовный кодекс Российской Федерации следует дополнить статьей 149.1 «Воспрепятствование законной деятельности представителей субъектов общественного контроля», в которой следует предусмотреть меры уголовного наказания для виновных лиц за воспрепятствование законной деятельности субъектов общественного контроля путем принуждения их к отказу от осуществления данной деятельности.

В свою очередь, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях следует дополнить статьей 5.70 «Нарушение законодательства об общественном контроле Российской Федерации», в которой необходимо предусмотреть административно-правовую ответственность должностных лиц органов публичной власти, а также иных объектов общественного контроля, как за отказ в предоставлении субъектам общественного контроля информации, необходимой для осуществления общественного контроля, так и за воспрепятствование посещению представителями субъектов общественного контроля соответствующих объектов общественного контроля.

В-пятых, необходимо принять на федеральном уровне программу развития информационно-коммуникационной базы субъектов общественного контроля для обеспечения их взаимодействия с органами публичной власти в целях оперативного обмена информацией об организуемых и проводимых мероприятиях общественного контроля на федеральном, региональном и муниципальном уровнях. Финансирование указанной программы следует осуществлять за счет средств федерального бюджета, так как региональные и муниципальные бюджеты в большинстве субъектов Российской Федерации носят дотационный характер и не в состоянии осуществлять дополнительной финансирование организации и деятельности многочисленных субъектов общественного контроля.

Реализация указанных мероприятий позволит не только обеспечить механизм эффективного, результативного и своевременного взаимодействия субъектов общественного и государственного контроля, но и позволит в целом обеспечить поступательное развитие данного института гражданского общества как важнейшей гарантии реализации, охраны и защиты конституционных принципов народовластия и участия общества в управлении делами государства.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом исследования в представленной на рецензирование статье являются, как это следует из ее наименования, проблемы и перспективы взаимодействия субъектов общественного и государственного контроля в Российской Федерации. Заявленные границы исследования полностью соблюдены ученым.
Методология исследования в тексте статьи не обозначена, но очевидно, что автор при написании работы использовал всеобщий диалектический, логический, функциональный и формально-юридический методы исследования.
Актуальность избранной ученым темы исследования обоснована достаточно подробно: «… данная проблематика особенно актуальна в связи с тем, что: во-первых, субъекты общественного контроля наделены, на наш взгляд, недостаточными полномочиями, носящими, как правило, консультативный, информационный, совещательный, вспомогательный и т.п. характер….»; «… во-вторых, эффективность и результативность проведенных мероприятий общественного контроля во многом зависит от того, насколько итоговые документы и материалы, подготовленные субъектами общественного контроля по результатам проведенных мероприятий общественного контроля были учтены органами публичной власти, государственными и муниципальными организациями, иными органами и организациями, осуществляющими на основании федеральных законов отдельные публичные полномочия, в отношении деятельности, актов и решений которых проводились данные мероприятия общественного контроля, в своей работе….»; «… в-третьих, без участия органов государственного контроля не возможно привлечение к уголовной и административной ответственности должностных лиц объектов общественного контроля, которыми совершены правонарушения, выявленные в ходе проведенных мероприятий общественного контроля; в-четвертых, деятельность субъектов государственного и общественного контроля имеет общую целевую направленность на предупреждение, пресечение, профилактику нарушений прав и свобод человека и гражданина, прав и законных интересов общественных объединений и иных негосударственных некоммерческих организаций». Также автор перечислил фамилии основных ученых, которые когда-либо занимались разработкой данной темы исследования и указал степень изученности поднимаемых в статье вопросов.
Автор прямо не говорит о том, в чем заключается научная новизна его исследования, однако при условии доработки содержания статьи она проявится в рекомендациях ученого по изменению и дополнению действующего российского законодательства, регулирующего общественные отношения, связанные с осуществлением общественного контроля и особенностями взаимодействия субъектов такового с субъектами государственного контроля. В этом случае представленная на рецензирование статья внесет определенный вклад в развитие отечественных наук конституционного права и муниципального права.
Научный стиль статьи выдержан автором в полной мере.
Структура работы вполне логична. Во вводной части статьи автор обосновывает актуальность избранной темы работы. В основной части исследования ученый выявляет различия институтов государственного и общественного контроля, определяет значение последнего, выявляет проблемы эффективного взаимодействия субъектов общественного и государственного контроля в России. Заключительная часть работы содержит выводы и рекомендации по результатам проведенного исследования.
Содержание работы полностью соответствует ее наименованию, но не лишено некоторых недостатков.
Так, автор не предлагает оригинальных дефиниций понятий «государственный контроль» и «общественный контроль». Между тем это необходимо, поскольку данные понятия являются ключевыми для представленной на рецензирование статьи.
Позиция автора, согласно которой «… статус субъектов общественного контроля во взаимодействии с субъектами государственного контроля выше», нуждается в дополнительном обосновании, поскольку ни действующее российское законодательство, ни существующая практика функционирования органов общественного контроля не дают оснований для такого вывода. Частично это признает и сам автор (см., к примеру: «… институт общественного контроля не формализован в Конституции Российской Федерации. В ней не закреплен механизм взаимодействия с органами публичной власти, включая органы государственного контроля. Это обстоятельство существенно снижает уровень влияния данного института гражданского общества в глазах должностных лиц органов публичной власти (в том числе – субъектов государственного контроля)»)».
Библиография исследования представлена 11 источниками (научными статьями). С формальной точки зрения этого достаточно; с фактической автору рекомендуется расширить теоретическую базу исследования за счет включения в нее ряда диссертационных работ (Е. С. Селивановой, В. В. Старчиковой и др.), монографий (Е. В. Матвеевой, И. Ю. Ситдикова и др.) и научных статей (В. П. Беляева, В. В. Гончарова, М. А. Килессо, А. А. Крицкой, Е. А. Огневой, Д. А. Околышева, Т. В. Троицкой и др.), что позволит более глубоко раскрыть тему исследования и убедительнее обосновать свою позицию по ряду спорных вопросов.
Апелляция к оппонентам имеется и вполне достаточна (А. А. Спиридонов, М. А. Лапина). Научная дискуссия ведется автором корректно, но его позиции по спорным вопросам не обоснованы в должной степени.
Выводы по результатам всего проведенного исследования имеются и заслуживают внимания читательской аудитории, но нуждаются в уточнении. Так, ученый пишет: «Во-первых, необходимо закрепить институт общественного контроля в Конституции Российской Федерации, детализировав механизм взаимодействия субъектов общественного контроля с органами публичной власти, включая субъекты государственного контроля. Как вариант, следует использовать положительный опыт организации и функционирования института народного контроля власти в СССР». Автору необходимо пояснить, каким конкретно образом он предлагает детализировать механизм взаимодействия субъектов общественного контроля и органами публичной власти. Какой именно опыт существования института народного контроля власти в СССР ученый считает положительным и почему? Какими реальными полномочиями необходимо дополнить систему полномочий субъектов общественного контроля? Какие конкретно меры уголовно-правовой и административно-правовой ответственности за действия (бездействие) органов публичной власти, направленные на противодействие законным действиям субъектов общественного контроля, предлагает автор? Наконец, каковы стратегические направления развития информационно-коммуникационной базы субъектов общественного контроля для обеспечения их эффективного взаимодействия с органами публичной власти?
Автору необходимо внимательно вычитать статью, поскольку в ней встречаются опечатки, орфографические, пунктуационные, синтаксические, стилистические ошибки.
Интерес читательской аудитории к представленной статье может быть проявлен, прежде всего, со стороны специалистов в сфере конституционного и муниципального права при условии ее доработки: раскрытии методологии исследования, расширении теоретической базы работы, углублении содержания исследования, введении дополнительных элементов научной новизны, усилении аргументации автора, уточнении выводов по результатам исследования, устранении недостатков в оформлении работы.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ
на статью на тему «Проблемы и перспективы взаимодействия субъектов общественного и государственного контроля в Российской Федерации».

Предмет исследования.
Предложенная на рецензирование статья посвящена актуальным вопросам взаимодействия субъектов общественного и государственного контроля в Российской Федерации. Автор рассматривает проблемы, связанные с формированием данного института, предлагая собственные варианты путей решения. В качестве предмета исследования выступили нормы законодательства, мнения ученых.

Методология исследования.
Цель исследования прямо в статье не заявлена. При этом она может быть ясно понята из содержания и наименования статьи. Цель исследования может быть обозначена в качестве рассмотрения и разрешения отдельных проблемных аспектов вопроса о проблемах и перспективах взаимодействия субъектов общественного и государственного контроля в Российской Федерации. Исходя из поставленных цели и задач, автором выбрана методологическая основа исследования.
В частности, автором используется совокупность общенаучных методов познания: анализ, синтез, аналогия, дедукция, индукция, другие. В частности, методы анализа и синтеза позволили обобщить и разделить выводы различных научных подходов к предложенной тематике, а также сделать конкретные выводы из норм законодательства.
Наибольшую роль сыграли специально-юридические методы. В частности, автором активно применялся формально-юридический метод, который позволил провести анализ и осуществить толкование норм действующего законодательства (прежде всего, норм законодательства Российской Федерации). Например, следующий вывод автора: «Субъектами государственного контроля всегда выступают только органы государственной власти. В Российской Федерации они бывают двух уровней: федеральные органы государственной власти и органы государственной власти субъектов Российской Федерации. Субъектный состав общественного контроля представлен согласно статье 9 Федерального закона от 21 июля 2014 г. № 212-ФЗ «Об основах общественного контроля в Российской Федерации»: 1) обязательными субъектами, к которым относятся: Общественная палата Российской Федерации (например, Общественной палатой России); 2) субъектами общественного контроля, создаваемыми в случаях и порядке, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации (в частности, группами общественного контроля)».
Таким образом, выбранная автором методология в полной мере адекватна цели исследования, позволяет изучить все аспекты темы в ее совокупности.

Актуальность.
Актуальность заявленной проблематики не вызывает сомнений. Имеется как теоретический, так и практический аспекты значимости предложенной темы. С точки зрения теории тема развития института взаимодействия субъектов общественного и государственного контроля в Российской Федерации сложна и неоднозначна, ведь формально имеется необходимость в подобных органах контроля, однако на практике их реальная деятельность осуществляется не всегда в полной мере результативно. Автор прав, отмечая, что «События последних лет показали, что чрезвычайно возрос риск возникновения и развития глобальных военно-политических конфликтов с вовлечением в них значительного числа государств, сохранение и развитие которых напрямую зависит от степени, с одной стороны, развития демократических начал в публичном управлении, а с другой стороны, реализации, охраны и защиты системы конституционных принципов (прежде всего - законности, ответственности, гласности формирования и функционирования органов публичной власти, этичности и профессионализма их должностных лиц)».
Тем самым, научные изыскания в предложенной области стоит только поприветствовать.

Научная новизна.
Научная новизна предложенной статьи не вызывает сомнений. Во-первых, она выражается в конкретных выводах автора. Среди них, например, такой вывод:
«необходимо принять на федеральном уровне программу развития информационно-коммуникационной базы субъектов общественного контроля для обеспечения их взаимодействия с органами публичной власти в целях оперативного обмена информацией об организуемых и проводимых мероприятиях общественного контроля на федеральном, региональном и муниципальном уровнях. Финансирование указанной программы следует осуществлять за счет средств федерального бюджета, так как региональные и муниципальные бюджеты в большинстве субъектов Российской Федерации носят дотационный характер и не в состоянии осуществлять дополнительной финансирование организации и деятельности многочисленных субъектов общественного контроля».
Указанный и иные теоретические выводы могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях.
Во-вторых, автором предложены идеи по совершенствованию действующего законодательства. В частности,
«Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях следует дополнить статьей 5.70 «Нарушение законодательства об общественном контроле Российской Федерации», в которой необходимо предусмотреть административно-правовую ответственность должностных лиц органов публичной власти, а также иных объектов общественного контроля, как за отказ в предоставлении субъектам общественного контроля информации, необходимой для осуществления общественного контроля, так и за воспрепятствование посещению представителями субъектов общественного контроля соответствующих объектов общественного контроля».
Приведенный вывод может быть актуален и полезен для правотворческой деятельности.
Таким образом, материалы статьи могут иметь определенных интерес для научного сообщества с точки зрения развития вклада в развитие науки.

Стиль, структура, содержание.
Тематика статьи соответствует специализации журнала «Административное и муниципальное право», так как она посвящена правовым проблемам, связанным с определением правовых аспектов развития института взаимодействия субъектов общественного и государственного контроля в Российской Федерации.
Содержание статьи в полной мере соответствует названию, так как автор рассмотрел заявленные проблемы, достиг цели исследования.
Качество представления исследования и его результатов следует признать в полной мере положительным. Из текста статьи прямо следуют предмет, задачи, методология и основные результаты исследования.
Оформление работы в целом соответствует требованиям, предъявляемым к подобного рода работам. Существенных нарушений данных требований не обнаружено.

Библиография.
Следует высоко оценить качество использованной литературы. Автором активно использована литература, представленная авторами из России и из-за рубежа (Аникиенко В.Н., Гончаров В.В., Ковалева Л.И., Матвеева Е.В., Ситдиков И.Ю., Курпатова М.А. и другие). Многие из цитируемых ученых являются признанными учеными в области конституционного и административного права.
Таким образом, труды приведенных авторов соответствуют теме исследования, обладают признаком достаточности, способствуют раскрытию различных аспектов темы.

Апелляция к оппонентам.
Автор провел серьезный анализ текущего состояния исследуемой проблемы. Все цитаты ученых сопровождаются авторскими комментариями. То есть автор показывает разные точки зрения на проблему и пытается аргументировать более правильную по его мнению.

Выводы, интерес читательской аудитории.
Выводы в полной мере являются логичными, так как они получены с использованием общепризнанной методологии. Статья может быть интересна читательской аудитории в плане наличия в ней систематизированных позиций автора применительно к перспективам дальнейшего совершенствования законодательства по поводу развития института взаимодействия субъектов общественного и государственного контроля в Российской Федерации.

На основании изложенного, суммируя все положительные и отрицательные стороны статьи
«Рекомендую опубликовать»