Читать статью 'Трансформация политических идей в современной Европе: анализ партийных программ в контексте национальной идентичности' в журнале Политика и Общество на сайте nbpublish.com
Рус Eng Cn Перевести страницу на:  
Please select your language to translate the article


You can just close the window to don't translate
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Политика и Общество
Правильная ссылка на статью:

Трансформация политических идей в современной Европе: анализ партийных программ в контексте национальной идентичности

Бучнев Евгений Владимирович

ORCID: 0000-0002-5511-9784

преподаватель кафедры политологии и прикладной политической работы Российского Государственного Социального университета, аспирант

127549, Россия, Москва область, г. Москва, ул. Вильгельма Пика, 4, ауд. вп-2 304

Buchnev Evgeny Vladimirovich

Postgraduate, Lecturer in the Department of Political Science and Applied Political Work at the Russian State Social University

Moscow, Wilhelma Pika street, 4, building 2, 304

buchnevev@rgsu.net
Мельникова Надежда Анатольевна

студентка кафедры социально-политических институтов, процессов и технологий Российского Государственного Социального университета

129226, Россия, Москва область, г. Москва, ул. Вильгельма Пика, 4, каб. вп2 304

Melnikova Nadezhda Anatolievna

Student at the Department of Social and Political Institutions, Processes and Technologies, Russian State Social University

129226, Russia, Moscow oblast', g. Moscow, ul. Vil'gel'ma Pika, 4, kab. vp2 304

kloyzze@gmail.com

DOI:

10.7256/2454-0684.2022.3.39244

EDN:

LKJPMO

Дата направления статьи в редакцию:

25-11-2022


Дата публикации:

30-12-2022


Аннотация: Предметом исследования данной работы являются программы политических партий стран Западной Европы. Объектом исследования являются националистические идеи, их крайние и радикальные проявления внутри европейской политики. Авторы отмечают заинтересованность европейской политической элиты в националистических идеях. Данный процесс связан с возможностью использования указанных идей для решения острых социально-политических конфликтов внутри стран. Экономическая нестабильность, миграционные кризисы, острая политическая турбулентность накладывают существенные ограничения на деятельность политических элит в развитых странах. Историческая неразрешенность проблем национальной идентичности с одной стороны и стремление к формированию истинного многополярного мира с другой формируют различное отношение к идеям нации и национализма. Это находит отражение в ряде политических и открытых военных конфликтов на большом пространстве культурного и социально-политического соприкосновения Европы и России. В рамках данного исследования авторы обращают внимание, что к националистическим идеям в некоторых случаях обращаются политики и Европы, и России. В основании русских националистических идей заложен патриотизм, позволяющий как определять духовность развития, так и принимать опыт мощного национально-культурного прошлого. Опасность современной переоценки идей национализма заключается в том, что он поощряет нетипичное мышление, в то время как вера в авторитеты перестает играть когнитивно-функциональную роль. Националистические идеи сегодня широко распространились и проникли даже в структуры политического управления; партии, поддерживающие их занимают до 40% мест в парламентах некоторых государств. Авторы предлагают не только анализ программ политических партий многих европейских стран, но и высчитывают их удельный вес в контексте национальных парламентов. Это позволяет определить условную возможность принятия указанных идей как основу для политического курса государства.


Ключевые слова:

национальная идентичность, национализм, политические партии, политическая идеология, нацизм, мультикультурализм, евроскептицизм, исламофобия, русофобия, мягкий национализм

Abstract: The subject of this paper is the programs of political parties in Western Europe. The object of the study is nationalist ideas and their extreme and radical manifestations within European politics. The authors note the interest of the European political elite in nationalist ideas. This process is related to the possibility of using these ideas to solve acute socio-political conflicts within countries. Economic instability, migration crises, and acute political turbulence impose significant restrictions on the activities of political elites in developed countries. Historical unresolved problems of national identity on the one hand, and the desire to form a true multipolar world on the other, form a different attitude towards the ideas of nation and nationalism. This is reflected in a number of political and open military conflicts in the large space of cultural and socio-political contact between Europe and Russia. The authors draw attention to the fact that nationalist ideas are in some cases addressed by politicians in both Europe and Russia. The danger of the contemporary reevaluation of the ideas of nationalism is that it encourages atypical thinking, while belief in authority ceases to play a cognitive and functional role. The authors offer not only an analysis of the programs of political parties in many European countries, but also calculate their specific weight in the context of national parliaments. This makes it possible to determine the conditional acceptance of these ideas as a basis for the political course of the state.



Keywords:

national identity, nationalism, political parties, political ideology, natizm, multiculturalism, euroskepticism, islamophobia, russophobia, soft nationalism

В современном мире понятие “национализм” существенно расширилось. Если раньше под ним понимали идеологические воззрения, то сейчас это скорее некоторая система социально-политических концепций, определяемых каждым государством по-своему. Проевропейские демократические ценности больше не являются безусловной истиной и подвержены влиянию трансформирующихся международных отношений [1,2,17]. Ряд событий, происходящих в последние десятилетия, показывает неспособность политических элит быстро и качественно противостоять социально-политическим кризисам [3]. К таким событиям можно отнести мировые финансовые кризисы 2008 [4, 5] и 2020 годов [2], возвращение в состав Российской Федерации Республики Крым [6], послужившее развитию ультраправых националистических идей в Украине [7,8].

В целях преодоления озвученных проблем европейские политические элиты начинают обращаться к теме национальной идентичности, как к одному из наиболее доступных путей минимизации социально-политических рисков [9].Европейское сообщество, которое в течении длительного времени исполняло роль культурного и политического доминанта, ориентира социального благополучия достаточно быстро заинтересовалось возможностью переосмыслить, а в дальнейшем и использовать некоторые националистические идеи [10].Сомнению были подвергнуты идеи европейского мультикультурализма и общеевропейской наднациональной идентичности.Выход Британии из Европейского Союза поставил под сомнение принцип толерантности европейского человека, который изначально подразумевал постепенный самостоятельный отказ от национальной самоидентичности .

В данном исследовании предлагается критическое сравнение программ политических партий государств Европы для определения их идеологической наклонности. Авторы рассматривают политические партии, представленные в Парламентах европейских стран, разбив их по географическому принципу на четыре региона. Анализируемые партии обозначены на диаграмме Нолана для наглядного представления об их идеологических ориентирах. Результат представлен на рисунках - рисунок 1, рисунок 2, рисунок 3, рисунок 4.

К странам Северной Европы (рис.1) определили Норвегию, Данию, Великобританию, Финляндию. Как видно из диаграммы, большинство парламентских партий тяготеет к либеральным или консервативным ценностям, к тому же можно отметить несколько случаев персонального авторитаризма (названия партии). Притом, что в консервативном крыле акцентировано внимание на проблемы евроинтеграции и евроскептицизма, антимиграционной политики и мультикультурализма.

Рисунок 1. Политические партии Северной Европы

Рисунок 2. Политические партии Западной и Центральной Европы

К странам Западной и Центральной Европы определили Нидерланды, Германию, Швейцарию. Как видно из диаграммы, парламентские партии равномерно распределены по основным политическим концепциям с небольшим уклоном к левому либерализму.

Рисунок 3. Политические партии Восточной Европы

К странам Восточной Европы определили Беларусь, Молдавию, Польшу, Латвию, Литву, Эстонию. В странах указанного региона также есть небольшое количество партий Партия коммунистов Республики Молдова, Коммунистическая партия Беларуси, тяготеющих к авторитарному управлению, что может быть связано с политическим наследием Советского Союза. Остальные партии достаточно заметно стремятся к правым консерваторам и либеральному центру.

Рисунок 4. Политические партии Южной Европы

К странам Южной Европы определили Кипр, Хорватию, Сербию. Как видно из диаграммы, большинство парламентских партий стремится к левым либеральным ценностям. Есть единичный случай экономического авторитаризма кипрской Прогрессивной партией трудового народа, а основные националистические идеи принадлежат партиям-консерваторам.

Страна

Название партии

Особенности

Количество мест в национальном парламенте

Удельный вес партии, %

Норвегия

Партия прогресса

Антимиграционная политика

Евроскептицизм

Противники мультикультурализма

21

12,43

Дания

Новые правые

Антимиграционная политика

Евроскептицизм

Исламофобия

4

11,17

Датская народная партия

Евроскептицизм

16

Финляндия

Истинные финны

Евроскептицизм

Антимиграционная политика

39

19,5

Великобритания

Шотландская национальная партия

Выступает за независимость от центра

47

7,85

Партия Уэльса

Выступает за независимость от центра

Защита языка

4

Швейцария

Швейцарская народная партия

Антимиграционная политика

Евроскептицизм

Исламофобия

65

32,5

Германия

Альтернатива для Германии

Защита языка

Антимиграционная политика

Евроскептицизм

Исламофобия

Противники мультикультурализма

83

11,28

Нидеранды

Партия свободы

Антимиграционная политика

Евроскептицизм

Исламофобия

17

11,33

Республика Кипр

Национальный народный фронт

Евроскептицизм

Исламофобия

4

23,21

Демократическая партия

Мягкий национализм - стремление к грекам

9

Сербия

Сербская радикальная партия

Евроскептицизм

22

8,8

Хорватия

Хорватское демократическое содружество

5

11,90

Эстония

Консервативная народная партия Эстонии

Евроскептицизм

Антимиграционная политика

Традиционные ценности

19

18,81

Латвия

Социал-демократическая партия “Согласие”

Русофильство

Евроскептицизм

18

18

Литва

Союз Отечества - Литовские христианские демократы

Русофильство

50

35,46

Таблица 1. Удельный вес некоторых европейских политических партий с указанием идеологических составляющих.

Как можно увидеть в таблице 1, где представлены 18 политических партий с наиболее радикальными политическими направлениями, вопрос формирования национальной идентичности и сохранения национальной уникальности является актуальным.

За более чем полвека националистические идеи, равно как и нацистские и фашистские, претерпели серьёзные изменения: в первой половине XX в. они были ответом на национальную политику государств, попытку интегрировать этнические группы в титульную нацию. Современный национализм в Европе вызван иными причинами. Миграционный кризис, во время которого страны Европы испытали и продолжают испытывать огромный наплыв беженцев, вызвал множество конфликтов с гражданами данных государств, полицией и увеличил риск террористических актов. Так в марте 2020 нелегальные мигранты на границе Турции и Греции забросали посты пограничников коктейлями Молотова. В том же году произошёл ряд террористических актов в Австрии, Германии и Франции[1]. Ранее, в 2015 резонансными стали взрывы в Париже возле стадиона «Стад де Франс» в районе Сен-Дени, расстрел посетителей нескольких ресторанов, а также зрителей в концертном зале «Батаклан», где около 100 человек были захвачены в заложники[2] [11,12].

Оказываемая беженцам и мигрантам гуманитарная помощь закономерно заставила граждан ощутить несправедливость и обиду, что также увеличило ряды поддерживающих национализм. Поэтому в странах, наиболее сильно страдающих от миграционного кризиса, националистические партии в своих программах склоняются к ужесточению миграционной политики, выступают против мультикультурализма, а в идеях нередко проявляется исламофобия: Партия прогресса (Норвегия), Новые правые (Дания), Истинные финны (Финляндия), Альтернатива для Германии и другие.«АдГ рассматривает идеологию мультикультурализма как серьезную угрозу социальному миру и дальнейшему существованию нации как культурной единицы. Государство и гражданское общество должны уверенно защищать немецкую культурную самобытность» – Альтернатива для Германии [13,14].

«Дания – страна датчан, и граждане должны иметь возможность жить в безопасном правовом обществе, которое развивается в соответствии с датской культурой. Иностранцы должны иметь возможность быть допущенными в датское общество, но только при условии, что это не ставит под угрозу безопасность и демократию» – Датская народная партия [15].

Необходимо отметить, что в некоторых странах интерес националистическими концепциями спровоцирован вопросами территориальной целостности. Национализм Великобритании связан в первую очередь с её территориальным устройством. Сепаратистские настроения её частей существовали на протяжении всей истории существования государства и сохранились до сих пор в лице Шотландской национальной партии и Партии Уэльса. Эти две партии добиваются только проведения референдума по вопросу отделения от Соединенного Королевства. Партия Уэльса также видит необходимость в возрождении валлийского языка. Однако ни одна из этих структур не ставит перед собой вопросы мультикультурализма и миграции.

Активность националистический партий на Кипре так же вызвана историческими причинами и территориальными спорами [16,19]. Национальный народный фронт, и Демократическая партия требуют признания Турции как захватчика и воссоединения с «оккупированной» территорией. Помимо этого ННФ, как и большую часть стран Европы, беспокоит приток беженцев и нелегальных мигрантов, которые получают пособия и занимают рабочие места, которые могли бы быть отданы гражданам Республики Кипр. Во многом Национальный народный фронт занимает сравнительно радикальную позицию.

Партии стран Балтии характеризуются схожими идеологическими воззрениями, которые ориентированы на влияние России и Кремля как общего врага исторической и национальной идентичности стран (ссылка). Некоторые партии, например, Партия реформ Эстонии , Национальное объединение «Всё для Латвии!» — «Отечеству и свободе/ДННЛ» и Союз Отечества - Литовские христианские демократы прямо говорят о том, что Россия и существующая российская политическая элита угрожают национальной безопасности государств Балтийского бассейна, и что гибридная война ведется уже сейчас.

Однако, попытка оценить влияние идей национализма будет неполной без оценки удельного веса сторонников партии в региональных парламентах. Удельный вес будет высчитываться по формуле:

.

Проведя необходимые расчеты, можно составить карту удельного веса по указанным странам в графическом виде.

Points scored

Рисунок 5. Удельный вес исследуемых политический партий в национальных парламентах.

На рисунке 5 видно, что европейские националистические ценности имеют три смысловых максимума. Для стран Балтии, которым присущ русофобский характер, их видимый удельный вес от 18 до 35,46 пунктов. Страны Северной Европы акцентируют внимание на миграционной политике и евроскептицизме. Однако удельный вес этих идей от 11 до 19 пунктов. Страны Западной Европы, которым чаще присущ евроскептицизм, имеют удельный вес, равный около 10 пунктам. Отдельного внимания заслуживает Швейцария с большим удельным весом в 34 пункта.

Соглашаясь с различными смысловыми направлениями националистических идей, следует отметить заинтересованность в них со стороны наиболее экономически развитых стран Европы.

Заинтересованность в идеях национальной идентичности в европейских государствах можно интерпретировать по-разному, однако необходимо учитывать и исторический аспект. На протяжении XX века национальные идеи для всего мира формировались в двух направлениях. С одной стороны проявление крайнего нацизма в странах оси, проповедующих верховенство одной нации над другими и приведший к открытому противостоянию с международным сообществом. С другой национальная идентичность в советском государстве: попытка сформировать надгосударственную нацию, ориентированную на господствующую политическую идеологию. Европейские государства противостояли обоим проявлениями, что сформировало крайне скептическое отношение к идеям и не позволило критически их осмыслить.

Переосмысление данных идей в современном мире явление, связанное с возможностью их использования для противостояния крайним проявлениям национализма, в тоже время частично формирует национальную идентичность. Современные государства обращаются к данным концепциям, чтобы решить ряд острых социальных и экономических проблем [18,20].Нельзя исключать из данной проблемы и Россию. Формирование России как суверенного государства прочно связано с формированием русской национальной идентичности. При этом для российского общества “национальное” прочно связано с “патриотичным”. Сама модель формирования идентичности относит к российской истории, к российской науке и российскому искусству. В основании русской национальной идентичности заложен патриотизм, позволяющий как определять духовность развития, так и принимать опыт мощного национально-культурного прошлого.

Заключение

Сегодняшний мир стоит на пороге подъема националистических идей и движений, которые используются партиями и политическими элитами для решения государственных проблем. Однако такая тенденция может привести только к еще большему противоречию. И Россия, и страны Западной Европы обращаются к идеям национальной идентичности.

Опасность современной переоценки идей национализма заключается в том, что он поощряет нетипичное мышление, в то время как вера в авторитеты перестает играть когнитивно-функциональную роль.

Националистические идеи сегодня широко распространились и проникли даже в структуры политического управления; партии, поддерживающие их занимают до 40% мест в парламентах некоторых государств. Тем не менее, стоит принимать во внимание возможность националистических идей оказывать реальное влияние на законодательные органы стран. В некоторых парламентах к националистическим идеям обращаются партии с малым представительством, что говорит об их популистском характере, ориентированном на радикальную часть населения.

Современному человеку еще только предстоит оценить, каким образом воспринимать данное явление. С одной стороны, это реальная угроза столкновения идеологий и национальных ценностей на уровне государств, с другой - кризис прав и свобод человеческой личности. Разумеется, эти два взгляда не являются противоположными и опасения в радикализации идеологии данных партий не беспочвенны, особенно в отношении стран Северной и Западной Европы, которые выдвигают наиболее жесткие требования в отношении миграционного вопроса и ЕС. Однако второе видение проблемы представляет ситуацию более масштабно, говоря в целом о тупиковом положении в развитии европейской модели демократии, выход из которого пытаются найти в националистических идеях.

[1] Ксения Логинова. Теракты low-cost: Европу сотрясают атаки радикальный исламистов // Известия. 2020. 4 ноября. [Электронный ресурс] URL: https://iz.ru/1081930/kseniia-loginova/terakty-low-cost-evropa-sotriasaiutataki-radikalnykh-islamistov

[2] Долгов Борис Васильевич Терроризм в Европе: Причины возникновения, практика и глобальный аспект // АПЕ. 2017. №4. [Электронный ресурс] URL: https://cyberleninka.ru/article/n/terrorizm-v-evrope-prichinyvozniknoveniya-praktika-i-globalnyy-aspekt

Библиография
1.
Владимиров А. А. Постлиберальная идеология и ее проявления в Испании на примере миграционной политики // Россия и современный мир. 2021.№ 2 (111). С. 141-154.
2.
Бурмистрова Е. С. Старый Свет-новые ценности: концепт традиционных ценностей в политических и религиозных дискурсах Западной Европы (на примере Франции и Германии) // Вестник Удмуртского университета. Социология. Политология. Международные отношения. 2020. №4(3). С. 297-302.
3.
Гиниятуллина Л. С. Трансформация политико-этнической карты Восточной Европы: триптих // Золотоордынское обозрение. 2021. №3. С. 671-674.
4.
Зубов И. В. ,Утенков.О. А. К вопросу о причинах возникновения мировых экономических кризисов" //Пожарная безопасность: проблемы и перспективы №1(10). С.. 499-502.
5.
Филипович А. А. Мировой финансовый кризис: предпосылки, причины, воздействие на экономику // Вестник евразийской науки. 2921. № 13(5). С.. 45.
6.
Нечаев В.Д., Чихарев И.А., Ирхин А.А., and Маковская Д.В.. Концепция геостратегического атласа Большого Средиземноморья //Вестник Московского университета. Серия 5. География. 2019. № 1.С. 67-74.
7.
Богдашкин А. А., Теплухин В.В. Политологи о право-радикальном национализме в современной Украине // Власть. 2014. , №10. С. 214-220.
8.
Бабенко В.Н. Правый радикализм в государственной политике современной Украины // Правый радикализм в Восточной Европе. 2018. С. 134-151.
9.
Бадаева А. С. Пандемические стратегии западноевропейских ультраправых партий // Контуры глобальных трансформаций: политика, экономика, право. 2020. № 13/ 5.С. 94-113.
10.
Шагивалиева Р.М.. Европейская интеграция в условиях новой модели мировой экономики // Инновации и инвестиции. 2022. № 3.С. 34-39.
11.
Чистяков А. В. Перегруппировка «центров силы» в борьбе за французский ислам // Научно-аналитический вестник Института Европы РАН. 2022. №1. С. 108-116.
12.
Максимов И. П Эволюция партии «АЛЬТЕРНАТИВА ДЛЯ ГЕРМАНИИ» в 2017-2021 годах // Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. Серия: Гуманитарные и общественные науки. 2021. № 2.С. 83-90.
13.
Грибовский В. С. Ислам в повестке дня "Альтернативы для Германии" // Научно-аналитический вестник Института Европы РАН. 2018. №4.С. 227-231.
14.
Романова Т. А. Дискурс о суверенитете Европейского Союза: содержания и последствия // Современная Европа. 2021. №5. С. 32-44.
15.
Гуселетов Б. П. Республика КИПР: «старые» партии теряют популярность // Научно-аналитический вестник Института Европы РАН. 2021. № 4. С.. 37-45.
16.
Godard, B. Les États musulmans et l'islam de France // Politique étrangère. 2015. (3): 177-189. DOI: 10.3917/pe.153.0177
17.
Kitschelt H. Party Systems and Radical Right-Wing Parties // The Oxford Handbook of the Radical Right / ed. by J. Rydgren. N.Y.: Oxford University Press, 2018. P. 166-199.
18.
KehrbergJ.E. The demand side of support for radical right parties // Comparative European Politics. 2015. Vol. 13, № 5. P. 553-576.
19.
Maslova E., Zabelin S., Muntyan A. The Cyprus Issue: The View from Russia // A Journal of Social Sciences. Cyprus Review. Special Issue on Cyprus-Russia Relations. 2019. №3(31). Р. 199-220.
20.
Santana A., Zagorski P., Rama J. At Odds with Europe: Explaining Populist Radical Right Voting in Central and Eastern Europe // East European Politics. 2020. Vol. 36. № 2. P. 288-309
References
1.
Vladimirov A.A. Postliberal ideology and its manifestations in Spain on the example of migration policy // Russia and the modern world. 2021.№ 2 (111). С. 141-154.
2.
Burmistrova E. С. Old World-new values: the concept of traditional values in political and religious discourses of Western Europe (on the example of France and Germany) // Bulletin of Udmurt University. Sociology. Political Science. International relations. 2020. №4(3). С. 297-302.
3.
Giniyatullina L. S. Transformation of Political-Ethnic Map of Eastern Europe: Triptych // Zolotoordynskoe Obozrenie. 2021. №3. С. 671-674.
4.
Zubov I. В. O., Utenkov O. A. On the causes of the world economic crises" //Fire safety: problems and prospects №1(10). С.. 499-502.
5.
Filipovich A. A. The global financial crisis: preconditions, causes and impact on economy // Bulletin of Eurasian Studies. 2921. № 13(5). С.. 45.
6.
Nechaev V.D., Chikharev I.A., Irkhin A.A., and Makovskaya D.V.. The Concept of the Geostrategic Atlas of the Greater Mediterranean // Vestnik (Herald) of Moscow University. Series 5. Geography. 2019. № 1.С. 67-74.
7.
Bogdashkin A. A., Teplukhin V. V. Political scientists about right-wing radical nationalism in modern Ukraine // Vlast. 2014. , №10. С. 214-220.
8.
Babenko V. N. Right-wing radicalism in the state policy of modern Ukraine // Right-wing radicalism in Eastern Europe. 2018. С. 134-151.
9.
Badaeva A. S. Pandemic strategies of West European far-right parties // Contours of global transformations: politics, economy, law. 2020. № 13/ 5.С. 94-113.
10.
Shagivalieva R.M.. European integration in the conditions of the new model of the world economy // Innovations and investments. 2022. № 3.С. 34-39.
11.
Chistyakov A. V. Regrouping "centers of power" in the struggle for French Islam // Scientific and Analytical Bulletin of the Institute of Europe of the Russian Academy of Sciences. 2022. №1. С. 108-116.
12.
Maksimov I. P. Evolution of the Party "ALTERNATIVE FOR GERMANY" in 2017-2021 // Bulletin of I. Kant Baltic Federal University. Series: Humanities and Social Sciences. 2021. № 2.С. 83-90.
13.
Gribovsky V. S. Islam in the agenda of the "Alternative for Germany" // Scientific and Analytical Bulletin of the Institute of Europe of the Russian Academy of Sciences. 2018. №4.С. 227-231.
14.
Romanova T. A. Discourse on the sovereignty of the European Union: contents and consequences // Modern Europe. 2021. №5. С. 32-44.
15.
Guseletov B. P. The Republic of Cyprus: The "old" parties are losing popularity // Scientific and Analytical Bulletin of the Institute of Europe of the Russian Academy of Sciences. 2021. № 4. С.. 37-45.
16.
Godard, B. Les États musulmans et l'islam de France // Politique étrangère. 2015. (3): 177-189. DOI: 10.3917/pe.153.0177
17.
Kitschelt H. Party Systems and Radical Right-Wing Parties // The Oxford Handbook of the Radical Right / ed. by J. Rydgren. N.Y.: Oxford University Press, 2018. P. 166-199.
18.
KehrbergJ.E. The demand side of support for radical right parties // Comparative European Politics. 2015. Vol. 13, No. 5. P. 553-576.
19.
Maslova E., Zabelin S., Muntyan A. The Cyprus Issue: The View from Russia // A Journal of Social Sciences. Cyprus Review. Special Issue on Cyprus-Russia Relations. 2019. №3(31). Р. 199-220.
20.
Santana A., Zagorski P., Rama J. At Odds with Europe: Explaining Populist Radical Right Voting in Central and Eastern Europe // East European Politics. 2020. Vol. 36. № 2. P. 288-30

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом рецензируемого исследования является наблюдаемый в последние десятилетия в европейской политике идеологический сдвиг в сторону право-консервативного партийного спектра. Учитывая тот факт, что «поправение» европейского идеологического спектра означает не только ценностную динамику населения европейских стран в сторону так называемых «традиционных ценностей», но и приход в европейские парламенты откровенно праворадикальных партий вроде «Йоббик» в Венгрии, «AfD» в Германии, «Братья Италии» в Италии, «Фламандский интерес» в Бельгии или «Национальный фронт» во Франции, актуальность выбранной авторами статьи темы трудно переоценить. Теоретико-методологический выбор также представляется вполне адекватным: основой рецензируемого исследования выступил концептуальный анализ программных документов политических партий с целью репрезентации их идеологических установок в партийно-политическом спектре на основе «диаграмм Нолана». Корректное применение указанного метода позволило авторам получить результаты, обладающие признаками научной новизны. Прежде всего, речь идёт о выявленной тенденции к росту популярности праворадикальных идей в политике современной Европы и соответствующей реакции европейских партий на эту тенденцию. Нельзя согласиться с авторами в однозначно негативной оценке идеологии национализма и националистических движений, но зафиксированный ими тренд не вызывает вопросов. Любопытна также попытка авторов выявить ценностный конфликт между идеологическими установками национализма и «европейскими» (на самом деле – либеральными) ценностями. Наконец, интерес (хотя и дискуссионный!) представляет вывод о том, что европейская модель демократии оказалась в тупике, и выход из этого тупика партийные идеологи пытаются найти в националистических идеях.
В структурном плане логика работы также понятна и отражает основные аспекты проведённого исследования: во вводной части описывается актуальность выбранной темы, ставятся научная проблема, цель и задачи исследования, кратко обосновывается методологический выбор; в основной части проводится критический концептуальный анализ программ политических партий и представление их на диаграммах Нолана; в заключении резюмируются результаты проведённого исследования. Несколько странным выглядит наличие одной-единственной рубрики («Заключение») при отсутствии других рубрик. Авторам следовало бы либо вообще не рубрицировать текст, либо выделить более двух рубрик. С точки зрения стиля рецензируемая статья также может быть квалифицирована как научная работа, написанная достаточно грамотно. Хотя некоторые стилистические и грамматические погрешности в тексте встречаются:
- несогласованные предложения («…В некоторых странах интерес националистическИМИ концепциЯМИ…»; «Переосмысление данных идей в современном мире явление, связанное с возможностью их использования для…» и др.);
- неверное написание предлога «в течениЕ»: «Европейское сообщество, которое в течениИ длительного времени…»
- не до конца проработанный ссылочный аппарат (в одном из предложений вместо соответствующей ссылки стоит слово «ссылка»: «…Ориентированы на влияние России и Кремля как общего врага исторической и национальной идентичности стран (ссылка)»);
- и др.
Библиография насчитывает 20 наименований, в том числе источники на нескольких иностранных языках, и в достаточной мере репрезентирует состояние исследований по проблематике статьи. Хотя и отражает предпочтение авторов второисточникам в анализе программных документов европейских партий (в библиографии отсутствуют ссылки на эти документы). Апелляция к оппонентам имеет место при обсуждении актуализации право-консервативной политики в европейских странах. К безусловным достоинствам статьи можно отнести актуальную тему, выбранную для исследования, корректное применение методологического инструментария, наличие материала, иллюстрирующего выводы авторов (пять рисунков и одну таблицу). Однако не со всеми выводами авторов можно согласиться. Так, не совсем ясно, что имеется в виду, когда говорится о «существенном расширении понятия "национализм" в современном мире». Авторы утверждают, что раньше национализм считался идеологией, а теперь… «это некоторая система социально-политических концепций, определяемых каждым государством по-своему». Но разве «система социально-политических концепций» не является идеологией? Что изменилось-то? Да и тот факт, что некая идеология интерпретируется в каждой стране по-разному, ничего не меняет. Идеология не является застывшей системой, она жива и очень динамична. И либерализм, и консерватизм, и другие идеологические системы ВСЕГДА имеют собственную страновую специфику. Например, между консерватизмом США и Великобритании, и континентальным консерватизмом существуют радикальнейшие различия, но ничто не мешает называть эти идеологии консерватизмом. Так же и в отношении национализма: он сейчас (как и прежде!) считается идеологией, а также практикой, основанной на ценностях этой идеологии. Ничего в понимании национализма в этом отношении не изменилось. Возможно, авторы имели в виду феномен национального государства, а не национализм? Учитывая довольно сумбурное изложение во введении актуальных проблем современного мира (здесь и мнимое расширение понятия «национализм»; и «демократические ценности», неожиданно ставшие «проевропейскими» и почему-то подверженные «трансформирующимся международным отношениям»; и неспособность элит противостоять социально-политическим кризисам; и весьма сомнительная причинно-следственная связь между присоединением Крыма к России, и развитием ультраправых идей на Украине; и многое другое), а также акцент авторов на феномене национальной идентичности, речь и должна идти не о национализме как политической идеологии, а о национальной идентичности как форме сопричастности национальному государству.
Имеются некоторые проблемы и с другими терминами. Так, политические партии, как оказалось, имеют не идеологию (как один из ключевых признаков), а «идеологические наклонности», выявление которых («наклонностей») и стало исследовательской задачей. Судя по контексту, авторы не очень хорошо понимают значение термина «толерантность», странным образом связывая этот идеологический концепт с «постепенным самостоятельным отказом от национальной идентичности». Хотя первоначально этот термин имел религиозный смысл (от Фомы Аквинского до Джона Локка) и возник тогда, когда никакой национальной идентичности ещё не было за отсутствием наций. Да и сегодня связь толерантности с отказом от национальной идентичности нуждается в специальном доказательстве. Разве после «Brexit’а» европейцы стали менее толерантны к сексуальным или к религиозным, или к этническим меньшинствам? Отнюдь! Похоже, что авторы не до конца понимают весь многослойный смысл термина «толерантность». Отмеченное выше смешение национализма с национальной идентичностью также иллюстрирует проблемы с терминологией у авторов статьи. Особенно ярко это смешение проявилось в сентенции: «Формирование России как суверенного государства прочно связано с формированием русской национальной идентичности». Если принять постулируемую авторами связь суверенитета российского государства с национальной идентичностью (да ещё и русской!), то получается, что таковым суверенитетом российское государство не обладает до сих пор! Поскольку национальная идентичность российского общества до сих пор находится в стадии становления, что признаётся многими исследователями. Видимо, авторы и сами чувствуют какую-то проблему в этой связи, поскольку вынуждены оговориться: «При этом для российского общества "национальное" прочно связано с "патриотичным"». Но и это неверно! Суверенитет – один термин, описывающий одни процессы; национализм – другой термин, описывающий другие процессы; национальная идентичность – третий термин, описывающий третьи процессы. Тот факт, что все три термина в Новое время оказались связаны с феноменом национального государства, отнюдь не делает эти термины неисторическими, раз и навсегда привязанными к одному, неуниверсальному феномену национального государства! Вызывает недоумённые вопросы и термин «персональный авторитаризм» (возможно, имелся в виду «персоналистский авторитаризм»?), и некоторые другие. Однако несмотря на указанные досадные исключения, в целом исследование выполнено на приемлемом с точки зрения терминологии уровне. На будущее авторам можно пожелать проводить более тщательную работу с терминологическим аппаратом.
ОБЩИЙ ВЫВОД: представленную к рецензированию статью можно квалифицировать в качестве научной работы, соответствующей основным требованиям, предъявляемым к работам подобного рода. Несмотря на некоторые погрешности в презентации результатов проведённого исследования, сами эти результаты будут интересны для политологов, политических социологов, специалистов в области государственного и партийного управления, а также для студентов перечисленных специальностей. Представленный материал соответствует тематике журнала «Политика и Общество». Статья рекомендуется к публикации после устранения высказанных замечаний.