Читать статью 'Оценка современных тенденций обеспечения продовольственной безопасности ' в журнале Национальная безопасность / nota bene на сайте nbpublish.com
Рус Eng Cn Перевести страницу на:  
Please select your language to translate the article


You can just close the window to don't translate
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Национальная безопасность / nota bene
Правильная ссылка на статью:

Оценка современных тенденций обеспечения продовольственной безопасности

Кормишкин Евгений Данилович

доктор экономических наук

профессор, кафедра теоретической экономики и экономической безопасности, Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарёва

430000, Россия, республика Мордовия, г. Саранск, ул. Большевистская, 68/1

Kormishkin Evgenii Danilovich

Doctor of Economics

Professor, National Research Ogarev Mordovia State University

430000, Russia, Republic of Mordovia, Saransk, Bolshevistskaya str., 68/1

kormishkin.ed@mail.ru
Саушева Оксана Сергеевна

ORCID: 0000-0003-2901-9584

кандидат экономических наук

доцент, кафедра теоретической экономики и экономической безопасности, Национальный исследовательский Мордовский государственный университет

430032, Россия, республика Мордовия, г. Саранск, ул. Большевистская, 68/1

Sausheva Oksana Sergeevna

PhD in Economics

Associate professor, National Research Ogarev Mordovia State University

68/1 Bolshevistskaya str., Saransk, Republic of Mordovia, 430032, Russia

savox@mail.ru

DOI:

10.7256/2454-0668.2022.6.39167

EDN:

DTCOZS

Дата направления статьи в редакцию:

14-11-2022


Дата публикации:

30-12-2022


Аннотация: Авторы статьи исследуют современное состояние и новые тенденции обеспечения продовольственной безопасности субъектов различного уровня: от глобального до уровня домашних хозяйств на основе применения подхода, включающего изучение производственных аспектов, экономической доступности продовольствия, различных составляющих проблемы потребления продуктов питания, а также сохранения сложившейся ситуации в среднесрочном и долгосрочном периодах. Особое внимание уделяется новым факторам, влияющим на состояние продовольственной безопасности: рост уровня жизни в развитых и некоторых развивающихся странах обуславливает повышение требований к качеству и безопасности продуктов питания; новая "зеленая повестка" трансформирует агропродовольственные системы в сторону большей их устойчивости.    В процессе исследования выполнена диагностика современного состояния продовольственной безопасности, в результате чего выявлен ряд определенных негативных тенденций, среди которых: снижение экономической доступности продовольствия для населения РФ в целом, и в особенности, для таких его отдельных групп, как многодетные семьи, проживающие в сельской местности, семьи с инвалидами, а также семьи, состоящие из неработающих пенсионеров. Является проблемой также не полностью сформированная система оценки качества продуктов питания, в результате чего происходит фальсификация товаров, снижается уровень доверия к органам государственной власти, возникают негативные последствия для жизни и здоровья людей.


Ключевые слова:

продовольственная безопасность, пищевая безопасность, продовольственная независимость, качество продовольствия, фальсификация продуктов питания, стандарты качества, продовольственная обеспеченность, экономическая доступность продовольствия, потребление продовольствия, агропродовольственный сектор

Abstract: The authors of the article investigate the current state and new trends in ensuring food security of subjects at various levels: from global to household level based on the application of an approach that includes the study of production aspects, economic availability of food, various components of the problem of food consumption, as well as the preservation of the current situation in the medium and long term. Special attention is paid to new factors affecting the state of food security: the growth of living standards in developed and some developing countries leads to increased requirements for the quality and safety of food; the new "green agenda" transforms agro-food systems towards greater sustainability. In the course of the study, diagnostics of the current state of food security was performed, as a result of which a number of certain negative trends were identified, among which: a decrease in the economic availability of food for the population of the Russian Federation as a whole, and especially for such individual groups as large families living in rural areas, families with disabilities, as well as families consisting of from unemployed pensioners. There is also a problem with an incomplete system for assessing the quality of food, as a result of which goods are falsified, the level of trust in public authorities decreases, and negative consequences for people's lives and health arise.



Keywords:

food security, food safety, food independence, food quality, food fraud, quality standards, food supply, economic access to food, food consumption, agri-food sector

Введение

В процессе эволюции системы продовольственной безопасности на глобальном уровне постепенно сформировалось современное понимание данной проблемы, на первый план ставящее равный доступ всех людей к качественным и безопасным продуктам питания. Одновременно в последнее десятилетие актуализировалась «зеленая» повестка, и как следствие, вопросы обеспечения продовольственной безопасности стали рассматриваться в неразрывной связи с изменением климата и выбросами СО2.

Независимо от того, какой аспект продовольственной проблемы рассматривается – производственный, связанный с формированием устойчивых агропродовольственных систем, логистический (эффективное распределение продовольствия, включая сокращение продовольственных потерь), социально-экономический (экономическая доступность продовольствия, ценообразование на агропродовольственных рынках), медицинский или экологический, можно с уверенностью утверждать, что данная проблема является одной из наиболее актуальных. По запросу «food security» в Google Scholar мы получаем только за 2022 г. 94400 релевантных результатов в виде научных публикаций; по запросу «food safety» - уже 126 тысяч результатов. Очевидно, что в 2022 г. продовольственная проблема значительно обострилась в связи со значительными темпами инфляции, в том числе продовольственной, разрывом цепочек поставок, снижением уровня и качества жизни даже в развитых странах.

Цель, которую ставят перед собой авторы данной статьи, заключается в выявлении новых тенденций в обеспечении продовольственной безопасности на различных ее уровнях, связанных с ростом требований к качеству и безопасности продуктов питания в условиях нарастания экологической угрозы.

Продовольственная безопасность: содержание категории

Современная концепция продовольственной безопасности восходит к 1970-м гг., когда озабоченность по поводу глобального снабжения продовольствием привлекла внимание ученых из разных дисциплин (хотя первая международная конференция по продовольственной безопасности собралась еще в 1943 г. в г. Хот-Спрингс (США)) [1]. Основное внимание на этом этапе уделялось достаточности мировых запасов продовольствия, особенно зерна. Однако по мере того, как расширялось наше понимание производства, распределения и потребления продуктов питания, расширялась и концепция продовольственной безопасности. Сегодня ФАО, МФСР, ЮНИСЕФ, ВПП и ВОЗ определяют продовольственную безопасность как имеющую четыре аспекта: физическая доступность, экономическая доступность, потребление и стабильность (рисунок 1).

Рисунок 1. Содержание категории «продовольственная безопасность»

Исследования аспекта физической доступности в основном сосредоточены на рынках продовольствия и, таким образом, связаны с производством продуктов питания, запасами продуктов питания и торговлей в глобальном и национальном масштабе. Экономическая доступность продовольствия подразумевает, что хотя пища может быть в наличии, она может быть недоступна для всех людей, особенно для бедных, что убедительно продемонстрировал Амартия Сен еще в 1981 г. [2]. Потребление продовольствия (третий аспект) включает в себя выбор продуктов питания, способы приготовления пищи и распределение продуктов питания внутри домохозяйства. Данный аспект также включает пищевую безопасность и биологическую ценность потребляемых пищевых продуктов с точки зрения влияния на состояние здоровья человека. Таким образом, потребление непосредственно влияет на состояние экономической безопасности личности. Последнее измерение, стабильность, добавляет элемент времени к трем другим измерениям и может относиться к постоянству наличия продуктов питания на глобальном, национальном, местном уровнях и на уровне домохозяйства.

Все составляющие продовольственной безопасности можно представить как имеющие иерархическую взаимосвязь (рисунок 1). Например, физическая доступность продовольствия является предпосылкой для экономической доступности продовольствия. Физическая и экономическая доступность продовольствия предопределяют особенности и масштабы его потребления. В свою очередь, физическая, экономическая доступность и потребление зависят от изменяющихся условий, то есть стабильности, которая может быть связана с событиями в различных масштабах.

Оценка современной ситуации в сфере продовольственной безопасности

Таким образом, продовольственная безопасность представляет собой сложное, многогранное понятие, представляющее собой (согласно одному из наиболее часто используемых определений) условие, при котором «… все люди в любое время имеют физический, социальный и экономический доступ к достаточному количеству безопасных и питательных продуктов питания, отвечающих требованиям безопасности, их пищевым предпочтениям и диетическим потребностям для активной и здоровой жизни» (ФАО, 1996) [3]. По умолчанию отсутствие продовольственной безопасности – это несоблюдение этих условий, и оно может находиться в диапазоне от легкой до тяжелой степени. Отсутствие продовольственной безопасности, тесно связанное с бедностью, является глобальной проблемой, и с 2014 г. распространенность отсутствия продовольственной безопасности от умеренной до тяжелой неуклонно растет (ФАО, МФСР, ЮНИСЕФ, ВПП, ВОЗ, 2022) [4].

По состоянию на 2021 г. примерно 2,3 млрд человек – 30% населения мира – считались страдающими от умеренной или серьезной нехватки продовольствия. В то время как большинство (96%) людей, страдающих от отсутствия продовольственной безопасности, живут в странах с низким и средним уровнем дохода (СНСД), отсутствие продовольственной безопасности также является реальностью для граждан самых богатых стран мира. В США, например, по оценкам экспертов, 14,8% детей живут в домах, где отсутствует продовольственная безопасность [5]. Заметим, что риск отсутствия продовольственной безопасности распределяется неравномерно. Женщины, дети, пожилые люди и представители этнических меньшинств чаще страдают от отсутствия продовольственной безопасности [6, 7, 8].

Различия в географическом распределении отсутствия продовольственной безопасности можно частично объяснить геополитическими факторами. По данным ФАО и др. (2021), на данный момент основными факторами отсутствия продовольственной безопасности в мире являются военные конфликты, экстремальные климатические явления и экономический спад, которые часто усугубляют существующую геополитическую динамику. В настоящее время к странам, на которые наиболее негативное воздействие одного или нескольких из этих факторов, особенно в результате конфликтов, относятся Эфиопия, Нигерия, Южный Судан и Йемен [9, 10]. Во всех четырех странах организации по оказанию гуманитарной помощи сообщают о случаях серьезного отсутствия продовольственной безопасности, в некоторых случаях на грани голода.

Пандемия COVID-19 и связанные с ней меры по смягчению последствий, начавшиеся весной 2020 г., также усугубили отсутствие продовольственной безопасности, нарушив глобальные продовольственные цепочки и региональные рынки, способствуя потере доходов и подрывая здоровье тех, кто производит продукты питания. По оценкам ФАО, пандемия добавила 161 млн человек в ряды людей, страдающих от отсутствия продовольственной безопасности. Данные в странах с низким и средним доходом показывают, что пандемия негативно повлияла на качество питания, особенно для женщин, лиц с низким доходом и работников неформального сектора [4, 11, 12]. Аналогичным образом в большей степени пострадали группы с низким доходом и меньшинства в странах с высоким уровнем дохода [13, 14].

Для России первый аспект измерения продовольственной безопасности, связанный с производством продуктов питания, опасений не вызывает. По оперативным данным Министерства сельского хозяйства РФ, наша страна в 2022 г. сохранила статус нетто-экспортера продовольствия, увеличив экспорт на 13 % по сравнению с 2021 г. (по оценкам других экспертов, рост составил от 16 % до 18,8 %) [15]. Индикаторы продовольственной независимости Доктрины продовольственной безопасности РФ в основном выполнены (Минсельхоз ожидает в том числе самообеспеченности овощами и фруктами), самообеспеченность молоком и молочными продуктами выполняется в рамках единого рынка Союзного государства с Белоруссией (https://mcx.gov.ru/press-service/news/v-2022-godu-rossiya-sokhranit-status-netto-eksportera-produktsii-apk/). При этом сохраняются достаточно высокие темпы продовольственной инфляции, что в совокупности со снижением реальных доходов населения снижает уровень экономической доступности продовольствия для населения (рисунок 2).

Отставание РФ от других индустриально развитых экономик по устранению тенденции снижения экономической доступности продовольствия (доля расходов на питание в среднем по группе развитых стран составляет 15-18 %) наглядно демонстрируют рассчитанные полиномиальные регрессии структуры и динамики расходов на питание в структуре потребительских расходов российских домохозяйств. Из содержания рисунка 2 можно заключить, что по всем домашним хозяйствам в России имеет место восходящий тренд, прием такая тенденция сохранится и в ближайшем будущем. Наиболее сложная ситуация складывается в семьях, проживающих в сельской местности.

Помимо этого, остается значительной и дифференциация по экономической доступности продовольствия по децильным группам. Расходы на питание в первой децильной группе (с наименьшими доходами) составляли в 2021 г. 51,3% всех потребительских расходов, а в десятой группе – только 19,8%. Безусловно, такая ситуация негативно сказывается и на качестве рациона.

Рисунок 2. Доля расходов на питание в общей структуре потребительских расходов домашних хозяйств в РФ в 2003-2021 гг. Источник: составлено по данным Росстата

Аналогично вышеуказанной тенденции в развитых странах в РФ сохраняется сложная ситуация с доступностью продовольствия для отдельных групп домашних хозяйств: многодетные семьи затрачивали в 2021 г. 35,7 % всех своих потребительских расходов на приобретение продуктов питания и безалкогольных напитков, неполные семьи – 35,5%, неработающие пенсионеры – 46,1 %, семьи с инвалидами – 44,2%.

Заметим, что в отличие от развитых стран в России до сих пор отсутствует действующий механизм продовольственной помощи нуждающимся (при том, что обсуждается он с 2014 г.). Остается значимой и проблема качества и безопасности продуктов питания.

Качество продовольствия как ключевой фактор продовольственной безопасности

Как отмечается Л.А. Кормишкиной и др. [16], новая модель продовольственной безопасности в XXI в. в развитых странах трансформируется в направлении качества и безопасности продовольствия (рисунок 3). Значение приобретает не просто производство продовольствия во все возрастающих объемах, а производство высококачественных продуктов питания, улучшающих здоровье человека, причем доступное по ценовым характеристикам.

Рисунок 3. Трансформация модели продовольственной безопасности

Ответственность за безопасность пищевых продуктов лежит на всей цепочке поставок продуктов питания, от «фермы до вилки» и включает в себя оценку и управление такими рисками, как микробиологические, химические и физические вызовы и угрозы на каждом этапе воспроизводственного процесса, начиная с поставки сырья, его переработки и заканчивая потреблением конечного продукта потребителем [17]. Таким образом, обеспечение безопасности пищевых продуктов включает в себя множество стейкхолдеров, включая сельскохозяйственные предприятия, производителей продуктов питания в пищевой и перерабатывающей промышленности, розничную торговлю и общественное питание, а также сами домохозяйства. Правительство также несет ответственность за контроль за соблюдением стандартов качества продовольствия. Совместные усилия правительства, пищевой промышленности и потребителей являются ключом к обеспечению безопасности пищевых продуктов [18].

Цепочки поставок продуктов питания постоянно меняются благодаря новым инновационным технологиям, которые появляются в ответ на спрос потребителей на более свежие, вкусные, лучше сохраняющие цвет, более питательные продукты с увеличенным сроком хранения. Тенденции в области пищевых продуктов переходят от здоровых инноваций к персонализированному питанию [19], при этом новой областью становятся функциональные продукты.

Относительно качества продовольствия следует отметить, что масштабы глобальной международной торговли между странами неизменно приводят к тому, что разные страны оценивают стандарты безопасности пищевых продуктов со ссылкой на международные стандарты безопасности пищевых продуктов, Комиссию Кодекс Алиментариус, а споры, касающиеся согласования стандартов безопасности пищевых продуктов, передаются на рассмотрение Всемирной торговой организации (ВТО).

В результате взаимодействия ФАО и ВОЗ стало возможным создание Общих принципов пищевой гигиены «Кодекса Алиментариус», утверждение Руководства по применению системы критических контрольных точек при анализе опасного фактора (НАССР), и выработка шкалы пищевых стандартов. Данные акты международного права являются фундаментом для формирования системы внутригосударственных стандартов и средством обеспечения их гармонизации с интернациональными правилами. Разработана также система стандартов FSSC 22000 (Food Safety System Certification) – Сертификация системы безопасности пищевых продуктов, которая объединила наработки, элементы предыдущих стандартов по безопасности продовольствия, таких как: ISO 22000:2005, HASSP, BRS, IFS. Особенность стандарта FSSC 22000 состоит в возможности его применения к любым производителям пищевой продукции вне зависимости от объема и размера производства, от формы собственности, а также к компаниям, которые участвуют в цепи создания пищевой продукции на любой стадии ее производства [20].

Однако, как справедливо отмечают отдельные ученые, существует определенные противоречия между экономическими интересами экспортеров и импортеров продовольствия, касающиеся соответствия международным стандартам [18]. Страны-экспортеры придерживаются международных стандартов качества по безопасности пищевых продуктов, а страны-импортеры, в свою очередь, могут попытаться защитить интересы своих местных производителей, введя более строгие требования к импортируемой продукции, включая немонетарные торговые тарифы и санитарные и фитосанитарные требования.

Проблема качества и безопасности продовольствия актуальна для всех стран. Для примера рассмотрим пример КНР в области обеспечения продовольственной безопасности. Рост требований к безопасности пищевых продуктов были объявлены первоочередной задачей правительства Китая, что в результате привело к преобразованию законодательной базы в области безопасности пищевых продуктов, что привело к созданию Китайского национального центра оценки рисков безопасности пищевых продуктов (CFSA). CFSA разработала Национальные стандарты безопасности пищевых продуктов (NFSS). Эти стандарты в значительной степени основывались на Комиссии Codex Alimentarius (CAC) и, таким образом, на передовой практике развитых стран. Согласованные протоколы оценки риска, используемые в настоящее время в Китае, подкреплены всесторонним набором исследовательских данных, имеющих отношение к Китаю.

Правительство Китая приняло Закон о безопасности пищевых продуктов (FSL) в 2009 г.; данный закон был разработан на основе ранее существовавшего Закона о качестве и безопасности сельскохозяйственных продуктов, введенного в действие в 2006 г., а до этого – Закона о сельском хозяйстве в 2003 г.. Закон о безопасности пищевых продуктов 2009 г. стал важным шагом в преодолении долгой истории запутанной системы безопасности пищевых продуктов и гарантирует, что китайская система безопасности пищевых продуктов поддерживает безопасность и качество продуктов питания, а, следовательно, и здоровье населения. FSL также управляет инцидентами, связанными с безопасностью пищевых продуктов, предоставляя рекомендации по их устранению (Zhang et al., 2018) [21].

Основные законы отвечают за качество и безопасность сельскохозяйственных продуктов питания, а их исполнение находится в ведении Министерства сельского хозяйства. Его функция заключается в обеспечении соблюдения правил выращивания свежих продуктов, методов ведения сельского хозяйства, переработки свежих продуктов на заводе, упаковки пищевых продуктов в гигиенических условиях и всех других безопасных методов производства пищевых продуктов на перерабатывающем предприятии.

В Канаде за пищевую безопасность общества отвечают Министерство здравоохранения Канады и Канадское агентство по надзору за пищевыми продуктами. Первое ведомство обладает юрисдикцией в области охраны здоровья (в том числе, здорового питания) и регулирует безопасность продовольствия в соответствии с Законах о пищевых продуктах и лекарствах (Health Canada, 2021). Контроль за соблюдением исполнения данных законов возложен на Канадское агентство по надзору за пищевыми продуктами [18].

В России система пищевой безопасности также постепенно выстраивается. Планы по повышению качества российского продовольствия озвучены на самом высоком уровне: 24 октября 2021 г. утвержден перечень поручений Президента РФ, направленных на создание национальной системы управления качеством пищевой продукции на основе внедрения комплексного механизма ее прослеживаемости. В сентябре 2022 г. Росстандарт утвердил Программу национальной стандартизации на 2023 г., включающий более чем 4200 документов по стандартизации, из которых рекордные более 2000 запланированы к утверждению на 2023 г. В числе ключевых областей разработки – обеспечение безопасности продукции агропромышленного комплекса.

Помимо прочего, с 1 января 2020 г. сертифицируется в РФ и органическая продукция. В 2022 г. Роскачество совместно с Минсельхозом, Росаккредитацией и Росстандартом представили рекомендации по выявлению «псевдоорганики» на полках российских магазинов, составляющей до 70 % от общего объема продукции со схожими указаниями на упаковке. Производитель может написать, что продукт является органическим только в том случае наличия сертификата о соответствии, который подтверждает соблюдение национальных и международных стандартов по производству органической продукции [22].

Мошенничество с продовольствием представляет значимую угрозу не только для России, но и для многих других стран мира. Чаще всего подобное мошенничество связано с неверной маркировкой пищевых продуктов, асимметричностью информации, подделкой и фальсификацией пищевых продуктов [23]. Пищевое мошенничество нелегко обнаружить, и часто небольшие различия в качестве можно обнаружить только с помощью молекулярной технологии ДНК; следовательно, у продавцов возникает соблазн пойти на риск и заняться мошенничеством с продуктами питания. Уровень проверки властями случаев мошенничества с пищевыми продуктами часто низок, а рецидивирующие правонарушители не наказываются в достаточной степени, что приводит к повторным правонарушениям. Например, передовые инспекционные отделы, такие как FDA США, до сих пор проверяют только около 1% импортируемых продуктов питания.

Широко известен в экспертных кругах пример с подделкой оливкового масла на итальянском рынке в 2014-2017 гг. [24].

Мошенничество с медом в Соединенных Штатах в 2001 году привлекло огромное международное внимание. Антидемпинговый тариф был наложен на две страны, замешанные в мошенническом экспорте меда: на Аргентину и Китай. Производители меда уклонялись от уплаты пошлин путем мошеннической маркировки места происхождения. Правительство США использовала три набора данных для выявления данного вида мошенничества: объемы внешнеэкономических торговых операций, завышенное сальдо внешней торговли, а также расхождения между объемом экспорта, заявленным в отчете о месте происхождении, и объемом импорта, о котором сообщается в пункте назначения [25].

Подводя итог вышесказанному, можно отметить, что обеспечение продовольственной безопасности остается в числе значимых проблем как на глобальном уровне, так и на национальном, причем важной тенденцией последних лет является все большее внимание к вопросам безопасности и качества продуктов питания.

Библиография
1.
Дадалко В. А., Михалко Е.Р. Продовольственная безопасность: мировое сообщество, сельское хозяйство, экономическая экспансия. М.: НИЦ ИНФРА-М, 2017.
2.
Sen A. Poverty and Famines: An Essay on Entitlement and Deprivation, Oxford University Press, 1981.
3.
Декларация о всемирной продовольственной безопасности и План действий Всемирной встречи на высшем уровне по проблемам продовольствия. Встреча на высшем уровне по проблемам продовольствия. 13-17 ноября 1996 г. Рим.
4.
FAO, IFAD, UNICEF, WFP and WHO. 2022. The State of Food Security and Nutrition in the World 2022. Repurposing food and agricultural policies to make healthy diets more affordable. Rome, FAO. https://doi.org/10.4060/cc0639en
5.
Coleman-Jensen Al., Rabbitt M. P., Gregory Ch. A., Singh A. Household Food Security in the United States in 2019. In Economic Research Report № 275. Washington, DC: U.S. Department of Agriculture, Economic Research Service, 2020.
6.
Gibb J. K., Shokoohi, M., Salway, T., Ross, L. E. Sexual orientation–based disparities in food security among adults in the United States: Results from the 2003–2016 // The American Journal of Clinical Nutrition. 2021. № 114(6).
7.
Odoms-Young A. M. Examining the impact of structural racism on food insecurity: Implications for addressing racial/ethnic disparities // Family & Community Health. 2018. № 41 (Suppl 2, Food Security and Obesity), https://doi.org/10.1097/FCH.0000000000000183
8.
Piperata B. A., Scaggs, S. A., Dufour, D. L., Adams, I. K. Measuring food insecurity: An introduction to tools for human biologists and ecologists // American Journal of Human Biology. 2022. e23821. https://doi.org/10.1002/ajhb.23821
9.
Holleman C., Jackson, J., Sanchez, M. V., Vos, R. Sowing the seeds of peace for food security – Disentangling the nexus between conflict, food security and peace. FAO. 2017. https://www.fao.org/3/a-i7821e.pdf
10.
United Nations World Food Program (UNWFP), & Food and Agriculture Organization (FAO). (2022). Hunger hotspots. FAO&WFP early warnings on acute food insecurity: February to May 2022 outlook. Rome. https://doi.org/10.4060/cb8376en
11.
Gaitan-Rossi, P., Vilar-Compte, M., Teruel, G., Pérez-Escamilla, R. (). Food insecurity measurement and prevalence estimates during the COVID-19 pandemic in a repeated. Cross-sectional survey in Mexico // Public Health Nutrition, 2020. № 24. Р.1.
12.
Picchioni F., Goulao, L., Roberfroid, D. The impact of COVID-19 on diet quality, food security and nutrition in low and middle income countries: A systematic review of the evidence // Clinical Nutrition. 2021. S0261-5614(21), 00395–2
13.
Fitzpatrick K. M., Harris, C., Drawve, G., Willis, D. E. Assessing food insecurity among us adults during the Covid-19 pandemic // Journal of Hunger & Environmental Nutrition. 2021. № 16, Рр. 1–18. https://doi.org/10.1080/19320248.2020.1830221
14.
Wolfson J. A., Leung, C. W. Food insecurity and COVID-19: Disparities in early effects for US adults // Nutrients. 2020. № 12. Р.1648
15.
Шокурова Е. Минсельхоз: по итогам года Россия останется нетто-экспортером продовольствия. Агроинвестор. 11 ноября 2022.
16.
Кормишкина Л. А., Кормишкин Е.Д., Семенова Н.Н. Безопасность пищевых продуктов-важнейший приоритет политики продовольственной безопасности Евросоюза // Экономика и предпринимательство. 2018. № 1(90). С. 1159-1163.
17.
Саушева О. С. Модификация модели продовольственной безопасности в контексте требований экологической устойчивости // Научный журнал НИУ ИТМО. Серия «Экономика и экологический менеджмент». 2019. № 4. С. 111-122.
18.
Ng S., Shao, S., Ling, N. Food safety risk-assessment systems utilized by China, Australia/New Zealand, Canada, and the United States // Journal of Food Science. 2022. № 1–16. https://doi.org/10.1111/1750-3841.16334
19.
Archer N., Krause, D., Logan, A. Personalised food revolution // Food Australia. 2017. July/August. Р. 42–43.
20.
Костров А. FSSC 22000: все, что вокруг. Мониторинг производственной среды на пищевом предприятии // PRO качество. 10.03.2020
21.
Zhang Z., Godefroy, S. B., Lyu, H., Sun, B., Fan, Y. Transformation of China’s food safety standard setting system-Review of 50 years of change, opportunities and challenges ahead // Food Control. 2018. № 93. Рр. 106–111
22.
Костырев А. Зеленым продуктам чистят полки // Коммерсант. 8.07.2022
23.
Ehmke M. D., Bonanno, A., Boys, K., Smith, T. G. Food fraud: economic insights into the dark side of incentives // Australian Journal of Agricultural and Resource Economics. 2019. № 63(4). Рр. 685–700
24.
Bimbo F., Bonanno, A., Viscecchia, R. An empirical framework to study food labelling fraud: an application to the Italian extra-virgin olive oil market // Australian Journal of Agricultural and Resource Economics. 2019. № 63(4). Рр. 701–725
25.
Ferrier P. M. Detecting origin fraud with trade data: the case of U.S. honey imports // Australian Journal of Agricultural and Resource Economics. 2021. № 65(1). Рр. 222–245
References
1.
Dadalko, V. A., Mihalko, E.R. (2017). Prodovol'stvennaya bezopasnost': mirovoe soobshchestvo, sel'skoe hozyajstvo, ekonomicheskaya ekspansiya [Food Security: World Community, Agriculture, Economic Expansion]. M.: NIC INFRA-M.
2.
Sen, A. (1981). Poverty and Famines: An Essay on Entitlement and Deprivation. Oxford University Press, 1981.
3.
Declaration on World Food Security and Plan of Action of the World Food Summit. Food Summit. November 13-17, 1996. Rome.
4.
FAO, IFAD, UNICEF, WFP and WHO (2022). The State of Food Security and Nutrition in the World 2022. Repurposing food and agricultural policies to make healthy diets more affordable. Rome, FAO. https://doi.org/10.4060/cc0639en
5.
Coleman-Jensen, Al., Rabbitt, M. P., Gregory, Ch. A., Singh, A. (2020). Household Food Security in the United States in 2019. In Economic Research Report № 275. Washington, DC: U.S. Department of Agriculture, Economic Research Service.
6.
Gibb, J. K., Shokoohi, M., Salway, T., Ross, L. E. (2021). Sexual orientation–based disparities in food security among adults in the United States: Results from the 2003–2016. The American Journal of Clinical Nutrition. 114(6).
7.
Odoms-Young, A. M. (2018). Examining the impact of structural racism on food insecurity: Implications for addressing racial/ethnic disparities. Family & Community Health. 41 (Suppl 2, Food Security and Obesity), https://doi.org/10.1097/FCH.0000000000000183
8.
Piperata, B. A., Scaggs, S. A., Dufour, D. L., Adams, I. K. (2022). Measuring food insecurity: An introduction to tools for human biologists and ecologists. American Journal of Human Biology. e23821. https://doi.org/10.1002/ajhb.23821
9.
Holleman, C., Jackson, J., Sanchez, M. V., Vos, R. (2017). Sowing the seeds of peace for food security – Disentangling the nexus between conflict, food security and peace. FAO. https://www.fao.org/3/a-i7821e.pdf
10.
United Nations World Food Program (UNWFP), & Food and Agriculture Organization (FAO). (2022). Hunger hotspots. FAO&WFP early warnings on acute food insecurity: February to May 2022 outlook. Rome. https://doi.org/10.4060/cb8376en
11.
Gaitan-Rossi, P., Vilar-Compte, M., Teruel, G., Pérez-Escamilla, R. (2020). Food insecurity measurement and prevalence estimates during the COVID-19 pandemic in a repeated. Cross-sectional survey in Mexico. Public Health Nutrition, 24. 1.
12.
Picchioni, F., Goulao, L., Roberfroid, D. (2021). The impact of COVID-19 on diet quality, food security and nutrition in low and middle income countries: A systematic review of the evidence. Clinical Nutrition. S0261-5614(21) 00395–2
13.
Fitzpatrick, K. M., Harris, C., Drawve, G., Willis, D. E. (2021) Assessing food insecurity among us adults during the Covid-19 pandemic. Journal of Hunger & Environmental Nutrition. 16. 1–18. https://doi.org/10.1080/19320248.2020.1830221
14.
Wolfson, J. A., Leung, C. W. (2020). Food insecurity and COVID-19: Disparities in early effects for US adults. Nutrients. 12. 1648
15.
Shokurova, E. Minsel'hoz: po itogam goda Rossiya ostanetsya netto-eksporterom prodovol'stviya. Agroinvestor. 11 noyabrya 2022.
16.
Kormishkina, L. A., Kormishkin, E.D., Semenova, N.N. (2018). Bezopasnost' pishchevyh produktov-vazhnejshij prioritet politiki prodovol'stvennoj bezopasnosti Evrosoyuza [Food safety is a top priority for EU food security policy]. Ekonomika i predprinimatel'stvo. 1(90). 1159-1163.
17.
Sausheva O. S. (2019). Modifikaciya modeli prodovol'stvennoj bezopasnosti v kontekste trebovanij ekologicheskoj ustojchivosti [Modification of the food security model in the context of environmental sustainability requirements]. Nauchnyj zhurnal NIU ITMO. Seriya «Ekonomika i ekologicheskij menedzhment». 4. 111-122.
18.
Ng, S., Shao, S., Ling, N. (2022). Food safety risk-assessment systems utilized by China, Australia/New Zealand, Canada, and the United States. Journal of Food Science. 1–16. https://doi.org/10.1111/1750-3841.16334
19.
Archer, N., Krause, D., Logan, A. (2017). Personalised food revolution. Food Australia. July/August. 42–43.
20.
Kostrov, A. (2020). FSSC 22000: vse, chto vokrug. Monitoring proizvodstvennoj sredy na pishchevom predpriyatii [FSSC 22000: everything around. Monitoring of the production environment in a food enterprise]. PRO kachestvo. 10.03.2020
21.
Zhang, Z., Godefroy, S. B., Lyu, H., Sun, B., Fan, Y. (2018). Transformation of China’s food safety standard setting system-Review of 50 years of change, opportunities and challenges ahead. Food Control. 93. 106–111
22.
Kostyrev, A. (2022). Zelenym produktam chistyat polki [Green products clean the shelves]. Kommersant. 8.07.2022
23.
Ehmke, M. D., Bonanno, A., Boys, K., Smith, T. G. (2019). Food fraud: economic insights into the dark side of incentives. Australian Journal of Agricultural and Resource Economics. 63(4). 685–700
24.
Bimbo, F., Bonanno, A., Viscecchia, R. (2019). An empirical framework to study food labelling fraud: an application to the Italian extra-virgin olive oil market. Australian Journal of Agricultural and Resource Economics. 63(4). 701–725
25.
Ferrier, P. M. (2021). Detecting origin fraud with trade data: the case of U.S. honey imports. Australian Journal of Agricultural and Resource Economics. 65(1). 222–245

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная на рецензирование статья посвящена оценке современных тенденций обеспечения продовольственной безопасности. Продовольственная безопасность рассматривается в производственном, логистическом, социально-экономическом, медицинском и экологическом аспектах, но в любом случае выявление тенденций на конкретных временных периодах представляется важной задачей для укрепления суверенитета страны.
Методология исследования базируется на изучении научных публикаций по теме работы, обработке статистических данных и визуализации результатов расчетов, обобщении зарубежного опыта.
Актуальность работы авторы связывают с тем, что в 2022 г. продовольственная проблема значительно обострилась в связи со значительными темпами инфляции, в том числе продовольственной, разрывом цепочек поставок, снижением уровня и качества жизни даже в развитых странах.
Научная новизна рецензируемого исследования состоит в выявлении новых тенденций в обеспечении продовольственной безопасности на различных ее уровнях, связанных с ростом требований к качеству и безопасности продуктов питания в условиях нарастания экологической угрозы.
В тексте статьи структурно выделены следующие смысловые разделы: Введение, Продовольственная безопасность: содержание категории, Оценка современной ситуации в сфере продовольственной безопасности, Качество продовольствия как ключевой фактор продовольственной безопасности, а также Библиография.
Авторы рассматривают проблему продовольственной безопасности в контексте физической и экономической доступности продуктов питания человека с учетом объемов его производства и импорта, качественных характеристик, экономических и социальных факторов. В статье приводятся сведения о том, что по состоянию на 2021 г. примерно 30% населения мира страдают от умеренной или серьезной нехватки продовольствия, при этом 96 % людей, страдающих от отсутствия продовольственной безопасности, живут в странах с низким и средним уровнем дохода; прослеживается влияние пандемии COVID-19 на изучаемую проблему; анализируются достигнутые уровни значений индикаторы продовольственной независимости в соответствии с Доктриной продовольственной безопасности РФ. В статье на графиках отражены рассчитанные полиномиальные тренды, полученные на основе корреляционно-регрессионного анализа данных о структуре и динамике расходов на питание в домохозяйствах нашей страны. Заслуживает внимания обзор направлений решения проблемы обеспечения продовольственной безопасности в разных станах мира, в частности, в Китае, Канаде, США.
Библиографический список включает 25 источников – публикации отечественных и зарубежных ученых теме статьи, а также официальные документы, на которые в тексте имеются адресные ссылки, подтверждающие наличие апелляции к оппонентам.
В качестве замечаний следует отметить следующие моменты. Во-первых, подведение итогов исследования должно быть осуществлено более подробно и развернуто, с отражением формулировок выявленных тенденций в обеспечении продовольственной безопасности в самостоятельном разделе статьи в виде выводов или заключения. Во-вторых, в публикации авторы не поясняют различия между категориями «продовольственная безопасность» и «продовольственная устойчивость», хотя на рисунке 1, посвященном раскрытию содержания категории «продовольственная безопасность упоминается экономическая, экологическая и культурная устойчивость. В-третьих, для оценки экономической доступности в исследовании используется показатель удельного веса расходов на питание в общей структуре потребительских расходов домашних хозяйств – такой подход представляется небесспорным, поскольку в иерархии предпочтений человек безопасность и продукты питания лежат в основе пирамиды потребностей, удовлетворяются в первую очередь, а значит продовольствие может быть экономически доступным и при широком диапазоне доли расходов семейного бюджета на эти цели.
Рецензируемый материал соответствует направлению журнала «Национальная безопасность / nota bene», подготовлен на актуальную тему, содержит теоретические обобщения, элементы научной новизны и практической значимости, рекомендуется к опубликованию после доработки в соответствие с высказанными замечаниями.