Рус Eng Cn Перевести страницу на:  
Please select your language to translate the article


You can just close the window to don't translate
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Профессия психолога: идеалы абитуриентов и обоснованность выбора студентов

Попов Евгений Александрович

доктор философских наук

профессор кафедры социологии и конфликтологии Алтайского государственного университета

65649, Россия, г. Барнаул, ул. Димитрова, 66, каб. 513А

Popov Evgeniy Aleksandrovich

Doctor of Philosophy

Professor of the Department of Sociology and Conflictology of Altai State University

656038, Russia, Barnaul, 66 Dimitrova str., room 513А

popov.eug@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7144.2022.11.39158

EDN:

TVTVIX

Дата направления статьи в редакцию:

13-11-2022


Дата публикации:

07-12-2022


Аннотация: Основная проблема заключается в частом несовпадении идеалов при выборе будущей профессии и различных аспектов последующей профессионализации человека. В результате этого может происходить утрата интереса к профессии и наблюдаться отчуждение индивида от своего профессионального выбора. В данной статье затрагивается вопрос о том, что идеализация профессии психолога совпадает с определенными ценностными установками абитуриентов, а далее в ходе обучения в вузе студенты вносят коррективы с свои представления на основе получения необходимых знаний и навыков. Это позволяет достичь эффекта правильного профессионального выбора и «влиться» в профессию. Цель исследования состоит в том, чтобы показать, каким образом формируется профессиональный выбор будущих психологов и как он связан с ценностными ориентациями индивидов. При этом основными методологическими подходами стали психология профессий и социология профессий.    Эмпирическое исследование проводилось в 2018-2021 гг. и основывалось на методе полуструктурированного интервью с абитуриентами и позже со студентами вузов, получающими профессию психолога. Выборка определялась связкой «абитуриент-студент» в системе вузов, осуществляющих подготовку будущих психологов (42 абитуриента и затем из этой группы 20 студентов). В результате исследования были получены следующие результаты: идеализация профессии психолога связывается с необходимостью помощи людям, при этом абитуриенты ориентируются в представлениях о профессии на свои ценностные стереотипы: уважение личности, следованием моральным принципам, ответственность за себя и других и т.д. Идеализация профессии психолога связана и с ее познавательными возможностями в двух основных направлениях: познание человека и познание окружающей реальности и мира.


Ключевые слова:

профессия психолога, идеалы профессии, ценности профессии, абитуриенты и студенты, психология, высшее образование, подготовка психологов, идеализация, выбор профессии, деятельность психолога

Abstract: The main problem is the frequent mismatch of ideals when choosing a future profession and various aspects of subsequent professionalization of a person. As a result, there may be a loss of interest in the profession and an individual's alienation from his professional choice. This article touches upon the issue that the idealization of the profession of a psychologist coincides with certain values of applicants, and then during their studies at the university, students make adjustments to their ideas based on obtaining the necessary knowledge and skills. This allows to achieve the effect of the right professional choice and "join" the profession. The purpose of the study is to show how the professional choice of future psychologists is formed and how it is related to the value orientations of individuals. At the same time, psychology of professions and sociology of professions became the main methodological approaches. The empirical study was conducted in 2018-2021 and was based on the method of semi-structured interviews with applicants and later with university students who are receiving the profession of a psychologist. The sample was determined by a combination of "applicant-student" in the system of universities that train future psychologists (42 applicants and then 20 students from this group). As a result of the study, the following results were obtained: the idealization of the profession of a psychologist is associated with the need to help people, while applicants are guided in their ideas about the profession by their value stereotypes: respect for the individual, following moral principles, responsibility for themselves and others, etc. Idealization of the profession of a psychologist is also connected with its cognitive capabilities in two main directions: human cognition and cognition of the surrounding reality and the world.


Keywords:

the profession of a psychologist, the ideals of the profession, values of the profession, applicants and students, psychology, higher education, training of psychologists, idealization, choosing a profession, the activity of a psychologist

Введение

Выбор будущей профессии происходит с учетом различных обстоятельств, связан он и с ценностными ориентациями личности. Довольно часто выпускники школ могут идеализировать свою будущую профессию, вкладывать в нее те или иные смыслы, которые согласуются с индивидуальным отношением к профессии. В этом случае можно вести речь об идеализации профессионального выбора. Со временем, когда школьник становится уже студентом, он может пересмотреть свое отношение к будущей профессии, отказавшись от тех или иных идеалов, но также он может эти идеалы подтвердить, что будет свидетельствовать о правильности выбора. Профессия для человека является судьбоносным фактором его развития, совершенствования, реализации жизненных планов, материального благополучия, а потому ее выбор является сложным делом, когда взвешиваются самые разные обстоятельства. Выпускнику школы зачастую трудно ориентироваться в том, что представляет собой та профессия, которую он собирается выбрать при поступлении в высшее учебное заведение. Вполне закономерно, что абитуриент стремится наделить свою будущую профессию положительными чертами и, таким образом, аргументировать свой итоговый выбор. Но это является только первым этапом в профессиональном становлении личности. Уже в качестве студента молодому человеку придется обосновывать свой выбор и адекватно воспринимать свою будущую профессию.

Конкретно-жизненная проблема связана с самоопределением личности в профессии – одной из ключевых проблем, которую в течение всей жизни в той или иной степени вынужден решать каждый человек. Данная проблема определяет необходимость коррекции выбора будущей профессии на основе не только ее идеализации, но и представлений о сути профессии, ее преимуществах и недостатках, а также знаний о том, какие профессиональные навыки и умения в процессе обучения будут сформированы.

Исследовательская проблема видится в том, чтобы проследить последовательность корректировки идеалов профессии психолога, которые чаще всего могут возникать у абитуриентов на основании представлений о личностном развитии и владении элементарными знаниями о психологии как науке и виде профессиональной деятельности, а затем получают подтверждение или опровержение у студентов. В конечном счете мы можем наблюдать достаточно серьезные противоречия между идеалами профессии психолога и конкретными ее характеристиками – это затрудняет профессиональное становление индивида, но также может повлиять и на образ самой профессии. Вместе с тем следует учитывать и то обстоятельство, что интерес к профессии психолога может совпадать с идеалами абитуриентов, а затем подтверждаться в ходе приобретения необходимых знаний и навыков.

Основная гипотеза состоит в предположении о том, что идеалы абитуриентов при выборе профессии психолога, связанные с определенными ценностными ориентациями индивидов, в последующем в наименьшей степени претерпевают корректировку (изменение) у тех же молодых людей, которые проходят обучение в вузе по направлению «психология».

С учетом имеющихся проблем была сформулирована цель настоящей статьи – показать, каким образом формируется профессиональный выбор будущих психологов и как он связан с ценностными ориентациями индивидов гуманистической направленности, включая и те, которые непосредственно связаны с идентификацией психологии как науки и конкретной сферы профессиональной деятельности. В научном плане использование данного ракурса исследования позволяет оценивать «вживаемость» человека в профессию психолога, с другой стороны, определить характер ценностных ориентаций, повлиявших на выбор профессии (в данном случае можно было бы сформулировать гипотезу о том, что определенный кластер ценностных ориентаций соответствует выбору профессии психолога, однако данный ракурс станет перспективой дальнейшего исследования).

Теоретико-методологическая рамка исследования определяется положениями психологии профессий и социологии профессий, а также интериоризационным подходом, согласно которому профессия психолога предстает как приобретение определенного жизненного опыта, необходимого для помощи людям в решении их повседневных задач, связанных с самореализацией, творчеством, восприятием реальности, отношением к самому себе и другим людям. Так, например, в зарубежной традиции профессия психолога рассматривается как такой опыт, который позволяет достичь в субъект-субъектном взаимодействии символического обмена, заключающегося в трансляции моральных, витальных, эстетических и иных ценностей и норм (Elsey, Thompson et al., 2020, с. 60). Данную точку зрения разделяют и другие исследователи (Brady-Amoon, Keefe-Cooperman, 2017; Hoeve, Jansen et al., 2019; Нигай, Мухамедкаримова и др., 2018; Тельманова, 2021; Богдановская, Сычёв, 2019; Куликова, 2018; и др.).

Мы также следуем данному подходу и трактуем профессию психолога не только как приобретение тех или иных знаний, навыков и последующую их реализацию в конкретной практической деятельности, но и как «вживание» в мир человека: в таком случае будущий профессионал определяет пространство своей деятельности с точки зрения сопряженности собственного жизненного опыта и ценностно-нормативного (этического, витального и др.) опыта других индивидов. Именно в таком ключе субъект-субъектное взаимодействие определяет уровень профессиональной рефлексии психолога в своей деятельности: профессия психолога является сложной, предполагающей высокий уровень межличностного взаимодействия, решения сложных проблем, связанных с психикой, социальным бытием, конфликтностью и т.д. По сути, психолог должен учитывать обстоятельства коллективной и индивидуальной жизнедеятельности личности и уметь находить рациональные объяснения для тех или иных состояний человека. Для исследования этих особенностей были проанализированы основные подходы, которые позволят реализовать цель, поставленную в настоящей статье.

Прежде всего, в качестве методологических оснований исследования выступили некоторые положения, развиваемые в русле психологии профессий и социологии профессий. В первом случае профессия определяется как «свойство личности, приобретенное с опытом, как высший уровень профессиональных умений в определенной области, достигнутой на основе гибких навыков и творческого подхода» (Никитина, 2010, с. 71). Ряд зарубежных авторов (Zucker, Ackerman, 2019; Маслоу, 2015; Маслоу, 2013; Holland, 2017; Super, 1957) обращают внимание на то обстоятельство, что профессиональное самоопределение личности связано не только с выраженными социальными статусами и ролями, но и с идеализацией профессии, которая соотносится с ценностями конкретного человека, его семьи, ближайшего окружения и т.д.

Отчасти такие взгляды разделяют и отечественные исследователи, занимающиеся проблематикой психологии профессий. Они акцентируют внимание на особенностях рефлексивного выбора профессии (Горбунова, Мешкова, 2021) или же связывают такой выбор чаще всего именно с идеалами будущей профессии (Шадрина, Кожевникова, 2014; Горлова, 2017). С другой стороны, самоопределение личности в профессии связывается с такой значимой категорией как профессионализм: возможность получения профессиональных компетенций высокого уровня, а вместе с этим и осознание принадлежности к соответствующей социально-профессиональной группе (в данном случае к группе психологов) определяет стимул для выбора профессии (Бетехтина, 2010).

Таким образом, для настоящей статьи имеет значение оценка идеалов профессионального выбора, а также формирование представлений о будущей профессии как качественном состоянии личности, определяющим ее возможности для решения конкретных трудовых задач.

Для цели настоящей статьи имеет значение методологический ракурс, развиваемый в русле современной социологии профессий. Так, в научном дискурсе существует убежденность в том, что профессии наиболее часто сопряжены с определенными ценностями, присущими конкретному индивиду, той или иной социальной группе или общности. Как полагает Мануэль Фернандес-Эсквинас, для выявления особенностей той или иной профессии следует придерживаться следующей логики: для начала необходимо определить идеалы, влияющие на выбор профессии, при этом важно иметь в виду, что спектр идеализации может быть достаточно широк: от морального выбора до финансирования профессии, затем имеет смысл через определенное время вновь вернуться к указанным идеалам, чтобы убедиться, насколько они претерпели трансформацию» (Fernández-Esquinas, 2019, р. 15-16). В данном случае мы полагаем, что предложенный ракурс исследования отвечает цели настоящей статьи, поэтому мы также используем предложенную исследователем логику: сначала обращаемся к идеалам профессионального выбора, а затем исследуем их изменения через определенное время.

С другой стороны, социологи, занимающиеся проблематикой ценностно-смысловой идентификации профессионального выбора, склонны полагать, что и в случае идеализации, и на этапе последующего приобретения конкретных профессиональных навыков и знаний большое значение имеют ценностные ориентации индивидов. Очевидно, что идеалы профессии в течение трудовой деятельности индивида подлежат пересмотру в силу разных обстоятельств, в том числе и связанных с изменением ценностных ориентаций в течение жизни человека, что является закономерным процессом взросления человека и сменой жизненных установок, а, возможно, и привнесенными коррективами смысла жизни (Saks, 2018; Стриханов, 2015). Как видим, человек в профессии с точки зрения социологов оценивает не только траектории жизненной карьеры, но и перспективы обретения себя в профессии. По сути, на этом основании представляется возможным проследить возникновение идеалов будущей профессии у выпускников школ, а затем подтвердить или опровергнуть обоснованность их выбора, ориентированного на идеализацию профессии.

Идеализация может быть связана с привлекательностью будущей профессии, связанной с отношением к профессиям, базирующимся «на системе ценностных ориентаций индивида, формирующихся под воздействием социальной среды. Информация о привлекательности профессий позволяет судить о стадиях выбора, предшествовавших принятию конкретного решения о поступлении на работу по какой-либо специальности или на учебу в то или иное учебное заведение. В привлекательности профессий выражены (…) появляется возможность уяснить, какие профессии избрали бы индивиды, если бы их выбор мог определяться в большой степени предпочтениями» (Константиновский, 2015, с. 264). Таким образом, идеал профессии – это ценностно-смысловая система, определяющая самоидентификацию индивида с конкретной профессией на основе ее привлекательности, значимых функций для индивидуальной и коллективной жизнедеятельности человека. Именно в таком ключе в настоящей статье будет рассматриваться идеал профессии, соотносимый прежде всего именно с ценностными ориентациями индивидов. Данный принцип успешно был апробирован при выявлении идеалов будущей профессии в рамках социологического исследования (Попов, 2021).

Идеалы абитуриентов, связанные с профессиональным выбором, таким образом, зависят от ценностных ориентаций и жизненных планов индивидов, но также от самоидентификации с профессией на уровне элементарных знаний и представлений о развитии психологии как науки и психологии как профессиональной деятельности. Исследование идеалов абитуриентов на эмпирическом уровне дает возможность оценить отношение к профессии уже на начальном этапе профессионального выбора, а затем проследить «коррекцию» таких идеалов в ходе получения объективных знаний об особенностях профессии в процессе обучения в вузе.

Идеализация профессии обсуждается и представителями психологии профессий, и социологами. Общей чертой их представлений на этот счет является следование т.н. агрегационному подходу: профессия психолога «агрегирует» лучшие свойства личности на уровне отношения к другому человеку, принятия его личностных черт, открытости для коммуникации и оказания эмоциональной, а возможно и инклюзивной поддержки и т.д.; кроме того, отмечается «агрегация» психологических знаний, которые пока еще вполне могут быть не профессиональными, элементарными и поверхностными, но вместе с тем «профессиеформирующими». На данное обстоятельство, в частности, обращает внимание широкий круг современных исследователей (Габеев, Куликовская и др., 2021; Кравченко, 2020; Тимофеева, 2020; Затеева, 2019; Ситникова, Ткач, 2019; Савенкова, Савина, 2018).

Но исследователей волнует и вопрос о дальнейшей судьбе идеалов при выборе профессии; предположительно, что некоторые идеалы абитуриентов могут как сохраняться в процессе обучения, так и претерпевать существенные изменения. Возникает проблема обоснованности такого выбора, которую, например, Майте Родригес трактует как «коррекцию» идеалов профессии на основании получения устойчивых профессиональных знаний и умений и последующего формирования «конструктивного образа профессии» (Rodríguez, 2019, р. 217). Данный принцип является универсальным для выбора профессии и ему в полной степени соответствует выбор профессии психолога. По словам Рене Бланквист, в профессии психолога конструктивный образ формируется за счет «близкой дистанции» между идеалами профессии и ее реальными особенностями, т.е. будущие психологи в наименьшей степени склонны вносить изменения в свои оценки профессионального выбора (Blankvist, 2018, р. 112-115). Полагаем, что в данной статье мы можем подтвердить эту концепцию или же подвергнуть ее критическому осмыслению на основе эмпирического исследования.

Процедура и методы

Эмпирическое исследование базировалось на проведенных среди абитуриентов (42 чел.) и студентов российских вузов (20 чел.) полуструктурированного интервью в период 2018-2021 гг. Число абитуриентов бралось с запасом, т.к. в последующем предстояло отследить их судьбу уже в качестве студентов; предполагалось, что вероятность продолжения обучения 42 информантами, поступающими на бюджетное место, будет высока. Выбор информантов определялся по вузам, осуществляющим набор студентов по направлению подготовки бакалавров «психология» на бюджетные места по очной форме обучения. В перечень таких вузов вошли Алтайский, Новосибирский и Омский госуниверситеты. Данные вузы на протяжении длительного времени осуществляют подготовку психологов, имеют различные профили соответствующих образовательных программ.

Непосредственный отбор информантов осуществлялся через приемные комиссии вузов во время подачи абитуриентами документов для поступления. В когорту участников исследования попадали только те абитуриенты, которые имели совокупный высокий балл оценок по ЕГЭ, а также указывали в заявлении для поступления в вуз первый приоритет – направление «психология» (таким образом, увеличивались возможности «отслеживания» данных информантов на последующем этапе исследования, когда они станут студентами и получат необходимые представления о профессии). Кроме того, при выборе информантов-абитуриентов оценивалось их портфолио, представляемое наряду с другими документами в приемную комиссию вуза (в разделе «личные достижения») на предмет определения их первичной ориентации в выборе будущей профессии психолога – поскольку абитуриенты указывали первым приоритетом направление «психология», то и «личные достижения» были ориентированы на данный профиль подготовки. Таким образом, все привлеченные для исследования абитуриенты представляли в вуз дополнительные сведения о том, что они имеют знания, в той или иной степени дающие возможность оценить характер профессии психолога – данное обстоятельство можно рассматривать как дополнительный фактор осознанного, а не случайного выбора и профессиональной ориентации. Личные достижения по профилю психологии были связаны с участием абитуриентов в олимпиадах по психологии различного уровня, например, Всероссийской олимпиаде «Психология без границ» для школьников 6-11 классов, региональных, межвузовских и вузовских олимпиадах, профориентационных курсах для будущих психологов; некоторые абитуриенты представили сертификаты участия в открытом практикуме по психологии, проводимом в двух вузах, куда поступали абитуриенты, а также в научно-практических конференциях по профилю психологии, один абитуриент принимал участие в работе по гранту Президента Российской Федерации, связанному с психологической проблематикой. Примечательно, что для нескольких абитуриентов их первоначальная идентификация профессии психолога и науки психологии была связана с опытом работы их родственников в данной профессии.

Для цели исследования не имели значения поло-возрастные характеристики его участников, однако стоит отметить, что среди абитуриентов преобладали девушки в возрасте 17-18 лет, а среди студентов с учетом возрастного градиента 3-его курса – девушки 20-21 года.

Интервью с абитуриентами проводились в стенах вузов и в среднем не занимали по времени более одного часа; отметим, что участники исследования охотно отвечали на вопросы и были заинтересованы в конечном результате, поскольку были уведомлены о многоэтапном ходе работы.

Сложностью исследования являлось то обстоятельство, что необходимо было отследить абитуриентов, которые затем стали студентами для оценки соответственно идеалов профессионального выбора и их обоснованности («коррекции идеалов») уже у студентов. В результате этого интервью предполагало работу с персональными данными абитуриентов и студентов, включающими, в том числе, и количество баллов ЕГЭ (интервью проводилось с абитуриентами с высокими баллами ЕГЭ, чтобы свести к минимуму потери информантов на этапе студенчества, т.к. некоторые участники исследования с низкими баллами могли не поступить в вуз или быть отчислены в процессе обучения). На первом этапе в 2018 г. проводилось интервью с абитуриентами вузов, а затем спустя 3 года интервьюировались студенты. Из 42-х абитуриентов в последующий период на этапе 3 курса вуза были идентифицированы 20 студентов; такое ограниченное число информантов среди студентов было связано с тем, что некоторые абитуриенты не были зачислены в вуз, другие были отчислены по разным причинам. Учитывался значимый для исследования момент в связи с необходимостью оценки обоснованного выбора профессии студентами: как было установлено при анализе учебных планов подготовки, в конце 3 курса студенты уже проходили производственную практику по психологии, поэтому могли составить четкие представления о специфике своей будущей профессии, а значит, способны были провести границу между идеалами, сформированными при поступлении в вуз, и реальными возможностями и компетенциями профессии психолога.

Интервью со студентами проходило в вузах, где они обучались, по времени в среднем заняло 70 мин. Большинство информантов помнили характер беседы во время их поступления в вуз.

Полученные в ходе интервью записывались на диктофон, данные подлежали транскрипции, были составлены соответствующие кодировочные таблицы, включающие 12 кодов. В ходе эмпирического исследования мы обращались к тем студентам, которые ранее на этапе поступления в вуз делились мнениями и оценками своего профессионального выбора. При этом информантам не напоминались их прошлые ответы, а полученные вновь ответы сравнивались на основе транскрипции с предыдущими.

При этом в гайд вопросов для интервью с учетом цели исследования и основной гипотезы были включены два основных блока: 1) образ будущей профессии и ценностные ориентации абитуриентов; 2) достоинства и недостатки профессионального выбора в оценках студентов вузов. «Структурированная» часть интервью касалась в основном выявления ценностных ориентаций информантов – данное обстоятельство и стало основанием для формулировки соответствующих вопросов, таких, например, как: «связан ли выбор будущей профессии психолога с вашими стремлениями что-либо изменить в жизни своей и других людей?», «как выбор профессии психолога связан с вашими личностными качествами или чертами характера?» и т.д.

Результаты и их обсуждение

В интервью абитуриентов выяснялось их общее представление о характере профессии психолога. Было важно определить, каким образом информанты идентифицируют психологию как профессию и психологию как науку. На этот счет были получены следующие ответы: «я думаю, что психолог ведет диалог с людьми, значит, он обладает возможностями понимать других людей, наверное, и оценивать их поступки» (и. 12)[1]; «психология – это конкретная наука, но все-таки психолог – это скорее тот, кто решает проблемы, значит, он должен разбираться в жизни и в людях» (и. 23); «я поступаю на психологию, чтобы научиться помогать тем, кто лишен каких-то возможностей, думаю, что здесь должна работать не только наука, но и наше общее дело помогать» (и. 25); «нужно больше практиковаться в работе психолога, тогда можешь стать хорошим специалистом для помощи всем, кто испытывает проблемы» (и. 40).

Информантам, кроме того, в ходе глубинного интервью задавались вопросы о том, насколько познания в области психологии позволили им сделать выбор для поступления в вуз на соответствующий профиль подготовки: «мне точно помогли мои знания – я очень интересовалась психологией, читала много книг, у меня самый любимый автор Виктор Франкл» (и. 17); «я имела мало представлений, кто такой психолог, но тут мне помог мой учитель в школе – я просто увлеклась, стала интересоваться этими вопросами» (и. 18); «я вел научную работу, моя тема связана с тем, как подростки переживают буллинг – мы с другими ребятами проводили большое исследование» (и. 20); «у меня есть два сертификата – участвовала в научных конференциях вместе с учителем и другими ребятами, я не выступала, но задавала вопрос и узнала много нового» (и. 31).

Абитуриентам, кроме того, задавались вопросы о том, как они представляют роль психолога в помощи людям, связывают ли они помощь с какими-либо конкретными действиями. В этом случае участники исследования имеют четкую позицию: «психолог должен уметь не просто высказать другому какие-то добрые слова, но и направить его в нужное русло, чтобы человек понимал, что ему дальше делать» (и. 2); «я бы наверное взяла человека за руку и увела его от проблем, но так не бывает, поэтому нужно знать, как действовать в определенной ситуации» (и. 11); «состраданию нельзя научиться даже в вузе, но моя профессия точно должна быть направлена на то, чтобы изменить плохие моменты в жизни» (и. 33); «мы должны знать науку, чтобы потом уже в своей профессии применять полученные знания» (и. 40); «я думаю, что психология – это супернаука, она дает возможность видеть эмоции, чувствовать их, но важно и суметь проанализировать, чтобы понять, нужна ли человеку помощь или нет» (и. 42).

Имело значение выяснить у информантов, каким образом они идентифицируют науку психологию, как понимают ее предназначение, ее объект и предмет исследования. Нужно отметить, что данный вопрос вызвал сложности у абитуриентов. Участники исследования чаще всего ограничивались эмоциональными оценками: «психология – это супер!», «психология – мировая наука», «о чем психология? обо мне, конечно», «трудно, но интересно», «что-то общее: психи и психология» и т.д., но тем не менее большинство из них попытались сформулировать свои представления о специфике психологии как науки в следующих конкретизированных ответах: «психология – большая наука, она лучше, чем все другие, но чем она занимается – надо подумать» (и. 12); «я точно знаю, что психология занимается психикой, это ее объект, а предмет – это человек, хотя, наверное, человека нельзя назвать предметом» (и. 16); «скоро и узнаем, что такое психология как наука – дайте только поступить в университет» (и. 18); «я не могу четко ответить на этот вопрос, потому что психология – это очень большая наука, глубокая, сильная» (и. 27) и т.д. Некоторые ответы содержали довольно пространные размышления абитуриентов на этот счет; приведем один пример: «хотелось бы конечно точно знать, что психология – это та наука, которая знает ответы на вопросы о том, почему человек ведет себя так или иначе, думает так или иначе, его психика устроена так или иначе, но получим ли мы ответы на такие вопросы? Я не знаю. Конечно, смогу научиться определять эти моменты, но все же сомневаюсь, что есть однозначные ответы на эти вопросы. Думаю, что психология может оказаться и в тупике – давайте оценим ее ресурсы, методы. Работают ли они сегодня эффективно: вот вопрос» (и. 33).

Сложности с идентификацией психологии как науки не привели к размытости мнений относительно сути профессии психолога. У абитуриентов сложилось определенное мнение, в котором они оценили познавательные возможности профессии психолога. Так, например, некоторые информанты полагали, что «психологи могут серьезно помочь человеку понять самого себя» (и. 22); «эта профессия скорее всего направлена на человека, его характер» (и. 24), «психолог не должен замыкаться на чем-то одном, он должен посмотреть и вокруг себя» (и. 2); «важно понять, как человек должен вести себя в социальной реальности, а не только концентрироваться на изучении его психики» (и. 30); «нужно владеть информацией о том, как устроен мир» (и. 34). Кроме того, абитуриентам был задан вопрос о недостатках профессии психолога: в большинстве случаев они однозначно высказывались об отсутствии таковых. Вместе с тем некоторые информанты сформулировали ряд проблем: «в этой профессии есть неопределенности, трудно сказать, что происходит в глубине мозга, так как в таком случае можно человеку помочь?» (и. 3) (у информанта мы попутно уточнили: не влияют ли имеющиеся у него сомнения на правильность профессионального выбора; оказалось, что не влияют); «проблема одна есть: нужна ли психология вообще, можно ли на нее надеяться, есть даже такой вопрос: она надежная?» (и. 10).

Важное место в исследовании занимает выявление особенностей ценностных ориентаций абитуриентов, связанных, прежде всего, с их профессиональным самоопределением. Информанты соотносили свой профессиональный выбор со своими возможностями и стремлениями: «я знаю, что смогу добиться успеха именно в психологии» (и. 3); «мой выбор осознанный, потому что я знаю, как это работает»(и. 10); «я буду стремиться стать большим профессионалом в своем деле» (и. 16); «психолог – это то, что нужно для меня, потому что я начинаю разбираться в жизни» (и. 39); «жизнь наша сложная, поэтому эта профессия даст мне возможность преодолевать проблемы» (и. 41).

Абитуриентам был задан ряд вопросов, направленных на выявление связи их ценностных ориентаций, личностных свойств характера и выбора будущей профессии. Так, на вопрос о том, «связан ли выбор профессии психолога с вашими личностными качествами или чертами характера?», все участники интервью данное обстоятельство подтвердили. Рассуждая по этому поводу, они пришли к следующим выводам: «для меня характерно сомневаться во всем, я думаю, что и психология должна сомневаться» (и. 11); «нужно не бояться людей, идти на контакт, взаимодействовать, я именно такой человек – для меня важно общение» (и. 17); «я люблю анализировать, размышлять, поэтому моя будущая профессия совпадает с моими характеристиками» (и. 19); «важно уважительно относиться к людям, я это знаю за собой, поэтому и в моей будущей профессии мне это пригодится» (и. 20) и т.д. Кроме того, информанты, отвечая на вопрос «способна ли, на ваш взгляд, будущая профессия изменить ваши ценностные ориентации или какие-либо черты характера?», определили такие позиции: «ну точно хотелось бы, чтобы моя профессия сделала меня интересным человеком» (и. 4) (было уточнено: что значит интересным? «чтобы нравится другим, быть успешным, профессиональным, чтобы тебя знали и обращались к тебе…»); «кажется, психологи должны быть ответственными, мне бы не помешало это качество» (и. 14); «мне бы добавило драйва, я хочу повысить свою активность, быть в центре событий» (и. 31); «хочется надеяться, что в профессии я распрощаюсь со своей скованностью и неуверенностью» (и. 32). В целом все участники исследования обратили внимание на определенные ожидания от своего профессионального выбора в части изменения каких-либо личностных особенностей.

Далее отметим, каким образом в ответах уже студентов происходит переоценка идеалов профессии психолога.

Так, например, студенты, как и абитуриенты, на первое место в идентификации профессии ставили помощь людям: «я вполне понимаю смысл профессии: важно найти подход к человеку, суметь помочь ему» (и. 2)[2]; «нас всегда направляют на путь понимания личности, оказания поддержки, в этом и состоит наша профессия» (и. 17); «главная компетенция в нашей профессии – это уметь помогать и понимать другого» (и. 26) и т.д. Некоторые студенты выражали сомнение в том, насколько профессия психолога дает возможности действенной помощи людям, но и в этих случаях они не были категоричными: «помочь человеку непросто, иногда и психолог может быть бессилен, но все-таки нужно прикладывать силы для этого» (и. 30); «что значит помогать? Мы работаем с психологией человека, помогать нужно уметь, потому что легко навредить, не всегда это зависит только от профессии, важен и характер, и личностные качества» (и. 37).

Со многими идеалами профессии, связанными с ценностными ориентациями абитуриентов, студенты также согласились, полагая, что их профессиональный выбор можно считать состоятельным; к слову сказать, никто из информантов не усомнился в правильности своего выбора. На этот счет были зафиксированы следующие мнения: «я чувствую, что это мое, раньше еще были сомнения, теперь уже нет» (и. 6); «будет трудно закрепиться в профессии, но знания, которые нам здесь дают, помогут» (и. 21); «мне хотелось стать психологом, и вот эта цель приближается» (и. 36).

Участникам исследования был задан конкретный вопрос о том, насколько изменились их представления о профессиональном выборе со времени поступления в вуз; информанты признали, что не ошиблись в выборе будущей профессии психолога: по шкале от 1 до 10 (уверенное самоопределение по возрастающей) средний показатель составил довольно высокое значение 9,5. Примечательно, что студенты высказали мнение о важности приобретения профессиональных компетенций в ходе обучения, связывая профессию с постижением возможностей человека, с анализом взаимодействия личности и культуры, человека и социума и т.д.

Вопрос о том, повлиял ли выбор профессии на изменение характера, вызвал у студентов неоднозначную реакцию: «я рассчитывала, что да, изменится, но как-то этого не произошло, наверное, еще рано говорить об этом» (и. 2); «не ожидали ничего подобного, хотя, может, все равно какие-то изменения есть» (и. 18); «заметно стало, что начинаешь относиться к людям по-другому, наверное, лучше понимаешь их проблемы» (и. 19); «мне помогло стать более активным, профессия совпадает с моими интересами» (и. 31); «ожидания почти оправдались, но нужно еще все равно работать над собой» (и. 39). В то же время на уточняющий вопрос о том, действительно ли такие изменения связаны с профессиональным становлением, а не приобретением жизненного опыта, семейными изменениями и другими не зависящими от выбора профессии причинами, информанты ответили в целом утвердительно: «конечно, это связано с профессией, а как иначе, ведь если мы не станем меняться, то будет сложно потом реализовать себя, тем более, что психология – сложная профессия с точки зрения понимания психики человека» (и. 19); «есть уверенность, что многое поменялось именно после поступления в университет, то есть связь с профессией точно имеется» (и. 31); «профессия меняет человека в любом случае, тем более, если это психология, то нужно уметь работать с людьми, но также работать и над самим собой» (и. 39) (было уточнено: а как именно работать над собой? «нужно анализировать свое поведение и понять, точно ли ты сможешь помочь другим людям – тогда, наверное, можно сказать, что твой выбор профессии психолога оказался правильным»).

Обсуждая полученные результаты эмпирического исследования, можно отметить, что в восприятии будущей профессии психолога среди абитуриентов вузов обнаружилось несколько особенностей, связанных как с их ценностными ориентациями, так и с реакцией на внешние характеристики профессии, содержащиеся в различных источниках, включая научные данные, а также мнения школьных педагогов и отзывы уже состоявшихся в профессии индивидов. Абитуриенты на этапе самоопределения и выбора профессии в основном руководствуются идеалами, которые могут быть связаны с их стереотипными представлениями о психологии как отрасли знаний и одновременно о профессии психолога. В конечном итоге абитуриенты склонны идеализировать профессию, наделяя ее достаточно серьезными достоинствами. Из ответов информантов можно сделать вывод о том, что профессию психолога они уверенно идентифицируют с соответствующей отраслью науки и в то же время представляет ее как особый вид операциональной деятельности, связанной в основном с помощью страдающему человеку.

Кроме того, во мнениях участников исследования отчетливо выделяется основной маркер профессионального выбора, связанный с помощью людям и решением их конкретных проблем, – во многом эти моменты отражают ценностные ориентации будущих психологов. Информанты при ответе на вопрос о том, какие качества их будущей профессии совпадают с личностными особенностями или чертами характера, называли в большинстве случаев общительность, умение слушать и понимать других людей. Данные особенности характера были сопряжены и с соответствующими ценностными ориентациями информантов: как было установлено, участники исследования, отмечавшие общительность и даже лидерские качества как одни из своих личностных особенностей, указывали, что в жизни они активно включены в социальную коммуникацию – у них много друзей в сетях, они ведут свои блоги или готовы к этой деятельности, всегда с интересом включены в работу тех или иных общественных организаций, готовы дискутировать на различные темы и т.д. Отметим в связи с этим, что, как полагают некоторые исследователи, коммуникативные возможности являются первоочередными для самоидентификации с профессией психолога: открытость, доступность, включенность и т.д. (Ксенда, www). В то же время те информанты, которые указывали на умение понимать других людей, признавались, что не любят конфликты, стараются всеми силами помочь разрешить спорные ситуации, могут обратиться за помощью других людей и другое.

Как видим, для информантов помощь – не абстрактная величина, а действия, направленные на решение проблемы. Вместе с тем для осознания сущности профессии важны и ее познавательные функции. Все участники исследования на это обратили внимание, но если в случае с определением специфики психологии как отрасли знаний возникали сложности (большинство абитуриентов затруднились сформулировать определение психологии как науки), то о профессии психолога с точки зрения ее гносеологических возможностей они имели свое мнение.

Что касается определения психологии как науки, то участники исследования высказывали как эмоционально окрашенные суждения («трудно, но интересно» и т.д.), так и вполне конкретизированные, апеллирующие к объектно-предметному пространству психологического знания: называли выдающихся психологов, принимали участие в конференциях и практикумах, т.е. проявляли живой интерес к будущей профессии. Этот момент может свидетельствовать о том, что абитуриенты в большей степени ориентированы на получение конкретной профессии и вполне адекватным образом соотносят ее с определенной областью знаний. Вероятнее всего, можно ожидать формирование устойчивых представлений об объектно-предметной области психологической науки у студентов в процессе их обучения в вузе. В конечном итоге это обстоятельство может повлиять на закрепление человека в профессии, сформирует образ профессии психолога как устойчивой ценностно-профессиональной деятельности, связанной с гуманистической направленностью.

Таким образом, идеализация будущей профессии психолога у абитуриентов связана, прежде всего, с их внутренними убеждениями о значимости профессии, при этом по большей части их оценки носят выраженный эмоциональный характер, а имеющаяся рациональная основа связана с должным уровнем самооценки поступающих в вуз, а также с представлениями о познавательных возможностях профессии психолога.

Важное значение имеет «коррекция» идеалов профессии у студентов, которые уже накопили некоторые имеющие значение для понимания сути профессии психолога представления. Прохождение производственной практики у студентов на третьем курсе, как правило, дает возможность познакомиться со спецификой будущей профессии и составить мнение о ней, поэтому обучающиеся могут внести коррективы в свои идеалы и прийти, таким образом, к определенному консенсусу.

Исследователи обращают внимание на серьезные проблемы с профессиональным самоопределением студентов психологических специальностей: «неадекватность или умозрительность представления значительной части студентов о содержании профессиональной деятельности психолога, о требованиях, которые профессия психолога предъявляет к личности; невыраженность профессиональных ценностей в общей системе ценностных ориентаций большинства студентов…» (Забабурина, Щекотихина, 2017, с. 272). Однако проведенное нами эмпирическое исследование свидетельствует об обратном, по крайней мере, многие из идеалов профессии, которые формировались у абитуриентов, по-прежнему находили свое место у студентов. Консенсус достигался тем, что студенты в основном подтверждали свои представления о будущей профессии. В ходе эмпирического исследования мы обращались к тем студентам, которые ранее на этапе поступления в вуз делились мнениями и оценками своего профессионального выбора. При этом информантам не напоминались их прошлые ответы, а полученные вновь ответы сравнивались на основе транскрипции с предыдущими.

Со многими идеалами профессии, связанными с ценностными ориентациями абитуриентов, студенты также согласились, полагая, что их профессиональный выбор можно считать состоятельным; к слову сказать, никто из информантов не усомнился в правильности своего выбора. Можно отметить интегративный показатель понимания студентами сущности будущей профессии, свидетельствующий, скорее всего, не о конкретизации профессиональных действий и навыков, а об их универсализации, позволяющей «схватывать» широкие сферы человеческого бытия.

Заключение

Основной теоретический вывод заключается в том, что при выявлении границ самоопределения в профессиональном выборе важно учитывать идеалы и последующий консенсус индивида по поводу такого выбора. Использование данного аспекта исследования позволяет обнаружить достоинства и недостатки самоопределения в профессии, а значит, и эффективность такого выбора. В рамках теоретического анализа проблемы показано, что профессиональное самоопределение индивидов при выборе профессии психолога связано с ценностными ориентациями гуманистической направленности – открытостью и готовностью помогать окружающим в плане поддержки психического здоровья и корректив в отношении восприятия и переоценки личностных проблем. Были выделены некоторые исследовательские подходы, которые позволяют приблизиться к пониманию сути профессии психолога и концептуальности выбора таковой для конкретных индивидов.

Главным эмпирическим выводом является подтверждение сформулированной исследовательской гипотезы: в действительности идеалы абитуриентов при выборе профессии психолога, связанные с определенными ценностными ориентациями индивидов, в последующем в наименьшей степени претерпевают корректировку (изменение) у тех же молодых людей, которые проходят обучение в вузе по направлению «психология». Таким образом, происходит самоидентификация человека с профессией, что позволяет не только постигать конкретные знания и овладевать навыками, но и иметь представления о роли профессии психолога в гуманистическом и ценностно-смысловом контекстах бытия – безусловно, данное обстоятельство меняет приоритеты в профессии психолога: от созерцательного отношения к проблемам к гуманистической рецепции, связанной с человеколюбием, поддержкой и участием в личностном развитии. Зафиксированные идеалы абитуриентов, нацеленных на получение профессии психолога, в последующее время, уже на этапе обучения в вузе, не претерпевают существенных изменений, а некоторые из них прочно закрепляются в сознании. Это свидетельствует по крайней мере о двух важных моментах: 1) профессия психолога формирует гуманистический потенциал личностного восприятия реальности и отношения к окружающим; 2) будущая профессия психолога на стадии ее выбора дает абитуриентам и студентам возможность успешно интегрироваться в профессиональную среду в соответствии с их ценностными ориентациями, что обеспечивает личностный рост индивида и одновременно концептуализацию субъект-субъектного взаимодействия.

Практическая значимость выполненной работы, например, заключается в том, что при построении образовательных программ для подготовки будущих психологов необходимо придерживаться сопряженности предметной области психологии как науки с гуманистической ориентацией психологии как профессиональной деятельности. В таком случае повышается концептуализация самой профессии и интеграция в нее индивидов.

[1] Кодировка информантов осуществлялась числовыми выражениями.

[2] Кодировка информантов из числа студентов соответствовала кодировке абитуриентов для того, чтобы можно было последовательно сопоставить мнения участников исследования на этапе выбора профессии и на этапе приобретения профессиональных компетенций студентами.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Объектом исследования в представленной рукописи выступает профессиональное самоопределение, в то время как предметом – идеалы будущих психологов в данном процессе.
Безусловная актуальность работы идёт в унисон с проблематикой индивидуальной социальной траектории человека, предполагающей возможную смену профессии или области трудовой деятельности по причине объективных факторов в условиях социально-экономической нестабильности. Однако нередки случаи, когда выпускник сразу не хочет работать по полученной специальности. Причиной этому бывает, действительно, как правило, разочарование в ней, а именно несоответствие идеального образа реальному профессиональному бытию. Это обусловливает необходимость динамических исследований представлений о профессии не только на этапе её выбора, но и в процессе освоения в вузе. Рассмотрение этой проблематики в преломлении конкретной профессии психолога составляет научную новизну данной работы.
С методологической точки зрения работа носит аналитико-синтетической характер, так как сочетает в себе теоретический обзор с представлением конкретных практических результатов.
Методологический инструментарий, используемый в практической части, полностью соответствует задачам исследования.
Заслуживает внимания не простое постулирование результатов, а их содержательная интерпретация не только на статистическом, но и на смысловом уровне.
Практическая часть работы носит исключительно постановочный характер и описывает только констатирующий эксперимент, что является минимальным и достаточным уровнем для исследований формата статьи в журнале.
Работа написана языком, полностью соответствующим нормам научного стиля. Перечень литературы соответствует требованиям и находит содержательное отражение на страницах работы.
По работе отсутствуют принципиальные замечания, поскольку исследование выполнено на высоком теоретическом и практическом уровне.
В порядке вступления в дискуссию отметим следующее.
Статья выиграла, если бы она была дополнена информацией о специфике самоопределения будущих психологов по сравнению с другими профессиями. Это представляется актуальным, так как работа с людьми входит в содержание деятельности большинства профессионалов в постиндустриальном обществе.
Несколько непонятно, почему в качестве «порога» был избран именно 3 курс. Более логичным было бы сравнение абитуриентов и выпускников по принципу «до и после», или студентов 2 курса в дополнение к ним как уже освоившим теорию и приступающих к практической подготовке.
По нашему мнению, несколько неудачной выглядит формулировка гипотезы: она центрируется вокруг показателя в меньшей мере подверженного изменениям, в то время как традиционно в научных исследованиях в центре внимания находятся показатели как раз в большей степени подверженные изменениям, что коррелирует в целом с общем посылом развития личности.
Представленные замечания носят уточняющий характер и ни в коем случае не отменяют того факта, что настоящая работа полностью соответствует основным требованиям, предъявляемым к статьям по психолого-педагогическому направлению, выполнена на высоком уровне содержательного качества и рекомендуется к публикации в рецензируемом издании.