Читать статью 'Разновидности коморбидных нарушений у детей с ЗПР' в журнале Психология и Психотехника на сайте nbpublish.com
Рус Eng Cn Перевести страницу на:  
Please select your language to translate the article


You can just close the window to don't translate
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Психология и Психотехника
Правильная ссылка на статью:

Разновидности коморбидных нарушений у детей с ЗПР

Бочкина Елена Валерьевна

ORCID: 0000-0003-1099-0047

Преподаватель, Московский финансово-промышленный университет «Синергия»

143530, Россия, Московская область, г. Дедовск, ул. Войкова, 14

Bochkina Elena Valeryevna

Lecturer Moscow Financial-Industrial University "Synergy"

143530, Russia, Moscow region, Dedovsk, Voykova str., 14

bochkina.elena@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 
Дороничева Мария Михайловна

Врач-невролог, НПЦ Детской психоневрологии

119602, Россия, г. Москва, пр. Мичуринский, 74

Doronicheva Mariya Mikhailovna

Neurologist, Pediatric Psychoneurology Research Center

74 Michurinsky Ave., Moscow, 119602, Russia

maridoro@mail.ru
Шатилова Надежда Николаевна

кандидат медицинских наук

Врач-невролог, НПЦ Детской психоневрологии

119602, Россия, г. Москва, ул. Пр. Мичуринский, 74

Shatilova Nadezhda Nikolaevna

PhD in Medicine

Neurologist, Pediatric Psychoneurology Research Center

74 Michurinsky Ave., Moscow, 119602, Russia

shatilovaN@mail.ru
Плохих Дмитрий Александрович

кандидат медицинских наук

заместитель главного врача по учебно-методической работе, «Кузбасская областная детская клиническая больница им. Ю. А. Атаманова»

650029, Россия, г. Кемерово, ул. Ворошилова, 22а

Plokhikh Dmitrii Aleksandrovich

PhD in Medicine

Deputy Chief Physician for Educational and Methodological Affairs, Kuzbass Regional Children's Clinical Hospital named after Yu.

650029, Russia, Kemerovo, Voroshilova str., 22a

d.plokhikh@rambler.ru

DOI:

10.7256/2454-0722.2022.4.38812

EDN:

OKFMMJ

Дата направления статьи в редакцию:

21-09-2022


Дата публикации:

04-10-2022


Аннотация: Предметом исследования являются коморбидные нарушения у детей с задержкой психического развития. Объект исследования частота проявления коморбидных нарушений у детей с задержкой психического развития. С помощью ретроспективного анализа медицинских карт авторы подробно рассматривают психоневрологическим проявлениям и поведенческие стереотипы, которые часто встречаются у исследуемой выборки детей. Данные поведенческие стереотипы или коморбидные нарушения отмечались родителями или специалистами медицинских учреждений, которые взаимодействовали с детьми. В общую выборку вошли 1000 детей дошкольного и раннего возраста (от 1,5 до 7 лет) с различными психоневрологическими речевыми диагнозами - задержка речевого развития, расстройства аутистического спектра, задержка психоречевого развития и другие не уточненные речевые диагнозы (это те дети, у которых имелись признаки сразу нескольких диагнозов одновременно, например, СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперреактивности) и РАС) Основными выводами данного исследования является то, что был составлен список наиболее встречающихся коморбидных нарушений. С помощью данного списка наиболее часто встречающихся поведенческих нарушений можно производить скрининговую оценку психического развития и выявлять степень его задержки на основе сформированных поведенческих и речевых паттернов. Это поможет специалистам (психологам, логопедам, дефектологам и психоневрологам), работающим с детьми своевременно оказать им необходимую помощь. Научная новизна исследования заключается в том, что ранее не составлялся полноценный список наиболее часто встречающихся поведенческих нарушений у детей с ЗПР. Благодаря данному списку появилась возможность дифференцировать первично-диагностируемого ребенка в ту или иную группу в соответствии с принадлежностью к диагнозу, с последующей более тщательной его проверкой.


Ключевые слова:

расстройство аутистического спектра, задержка речевого развития, задержка психического развития, поведенческие особенности, список нарушений, первичная диагностика, нарушения в поведении, поведенческие стереотипы, речевые расстройства, помощь специалисту

Abstract: The subject of the study is comorbid disorders of children with mental retardation. The object of the study is the frequency of comorbid disorders of the children with mental retardation. Using a retrospective analysis of medical records, the authors examine in detail the neuropsychiatric manifestations and behavioral stereotypes that frequently occur in the study sample of children. These behavioral stereotypes or comorbid disorders were noted by parents or health care professionals who interacted with the children. The total sample included 1,000 preschool and young children (from 1.5 to 7 years old) with various neuropsychiatric speech diagnoses - delayed speech development, autism spectrum disorders, delayed psycho speech development, and other unspecified speech diagnoses. The main finding of this study is that a list of the most common comorbid disorders was compiled. Using this list of the most common behavioral disorders, it is possible to make a screening assessment of mental development and identify the degree of its delay on the basis of the formed behavioral and speech patterns. This will help specialists (psychologists, speech therapists, defectologists and neuropsychologists) working with children to provide them with the necessary assistance in a timely manner. The scientific novelty of the study lies in the fact that previously no comprehensive list of the most common behavioral disorders of the children with mental retardation was compiled. This list made it possible to differentiate the primary diagnosed child into one or another group according to the belonging to the diagnosis, with subsequent more thorough verification of the diagnosis.



Keywords:

autism spectrum disorder, delayed speech development, mental retardation, behavioral features, list of violations, primary diagnostics, behavioral disorders, behavioral stereotypes, speech disorders, assistance to a specialist

Введение

С каждым годом отмечается все большее количество детей с нарушением речевого развития. По данным ВОЗ в 2000-х годах каждый 6-й ребёнок обладал задержкой речевого развития, сейчас, данные показывают, что данные нарушения в развитии присущи каждому 3-му ребёнку дошкольного возраста. К школьному возрасту данный показатель стоит на отметке в 25% в России и 19% за рубежом [11, с. 170]. Стоит отметить, что в группу детей с речевыми нарушениями относят не только тех детей общим недоразвитием речи, но и детей с задержкой психоречевого развития, расстройством аутистического спектра и детей с сочетанными диагнозами, одним из проявлений которых является задержка речевого развития.

Существует несколько общепринятых определений для термина ЗПР – зарубежное и отечественное. В Австралии и США ЗПР трактуется, как ««расстройство обработки аудиторной информации» (auditory processing disorder)» [10, р. 34]. В основу данного определения легли выявленные в 2017 году 44 разнообразных состояния, которые проявляются при нарушении обработки аудиостимулов корой головного мозга при абсолютно сохранном слухе.

В отечественной науке в 1959 г. Г.Е. Сухаревой было предложено определение понятия задержка психического развития (далее ЗПР). Под ЗПР автор понимала задержку психического развития, при которой основные высшие психические функции (память, мышление, воображение, внимание, восприятие) развиты, по сравнению со сверстниками, не так хорошо. Диагноз ЗПР ставится ребёнку в дошкольном и младшем школьном возрасте, если признаки данного диагноза сохраняются после 10 лет, то ребёнку ставят диагноз олигофрения или инфантилизм.

Данное определение широко использовалось в психолого-педагогической и психиатрической литературе до 1990 года. После 1997 года оно было расширено и дополнено новыми диагнозами по МКБ -10. К данным диагнозам отнесли:

1. задержку психоречевого развития;

2. дислексию;

3. дискалькулию;

4. алалию;

5. дисграфию;

6. расстройства поведенческого спектра (с недавних пор, сюда входит и СДВГ);

7. энурез;

8. энкопрез;

9. речевые расстройства различного вида;

10. тики;

11. фобии;

12. неуточненные, пограничные диагнозы.

Данное клиническое разнообразие детей с ЗПР обусловлено тем, что повреждения нервной системы находятся в различной локализации. Большую часть клинических нарушений можно соотнести со структурно-функциональной моделью работы головного мозга, которую разработал А.Р. Лурия. В данной модели было выделено три структурно-функциональных блока головного мозга: «а) энергетический блок, б) блок приема, переработки и хранения экстероцептивной информации, в) блок программирования, регуляции и контроля сложных форм деятельности» [9, с. 182]. Первый блок (энергетический) обеспечивает оптимальный уровень психической деятельности и баланс между процессами возбуждения и торможения. Данный блок находится — от ствола мозга до медиобазальных отделов до височных и лобных долей головного мозга. У большинства детей с СДВГ отмечаются нарушения и поражения именно в данных областях.

Второй структурно-функциональный блок отвечает за основные анализаторные системы – кожно-кинестетическая, слуховая и зрительная. Он располагается «в затылочных и теменных областях, охватывая ассоциативную зону и ее перекрытия (ТРО)» [9, с. 183]. Благодаря правильно организованному функционированию данных областей происходит обеспечение блока памяти и внимания информацией, которую мозг предварительно воспринял, переработал и присвоил. Также, данный блок отвечает за реализацию оптико-пространственной деятельности и произвольность движений. Именно поэтому, у большинства детей с ЗПР наблюдаются нарушения в пространственно-временной ориентации и ярко выражены стереотипные произвольные двигательные действия.

Роль третьего блока состоит в организации структурной регуляции и организации психической активности ребёнка. Этот блок располагается в лобных долях головного мозга. А.Р. Лурия отмечал, что работа структур данного блока отвечает за правильное функционирование таких психических функций, как прогнозирование (или построение предвосхищающего образа по Е.В. Бочкиной и И.Б. Шияну), целеполагание, произвольном внимании, высших психических эмоциях, произвольном запоминании, мыслительных и речевых процессах.

Все составляющие структурно-функциональных блоков головного мозга представлены в нем симметрично в обоих полушариях (правом и левом). Слаженная работа всех трех блоков в двух полушариях головного мозга способна обеспечить полноценную интегративную деятельность головного мозга и взаимообогащение всех его отделов и функциональных систем. Если какой-либо отдел поврежден, то это может привести к тому, что возникает нарушение в одном из трех блоков. В каком из блоков находится поражение можно судить по особенностям клинических и поведенческих проявлений.

Попытки систематизировать поведенческие проявления у детей с диагнозом ЗПР предпринимались неоднократно, но общепринятой классификации на сегодняшний день нет.

Это связано с тем, что данные расстройства находятся на стыке многих заболеваний и нарушений развития, которые встречаются в педиатрической и психоневрологической практике. Речь является ключевой психической функцией в процессе эмоционально-волевого, поведенческого, социального и интеллектуального развития ребёнка. Влияние речевого развития на интеллектуальное развитие ребёнка дошкольного возраста изучалось рядом отечественных и зарубежных ученых (интеллектуального развития изучал ряд отечественных и зарубежных ученых (Е.В. Бочкина, Л.С. Выготский, Б.В. Зейгарник, К. Левин, Ж. Пиаже и др.). Они отмечали, что с помощью речи ребёнок может отобразить сформированные в его психике образы окружающего мира. Ж. Пиаже писал, что речь обладает функцией выражения мыслей и эмоций, чем лучше она развита, тем быстрее происходит его социализация и интеллектуальное развитие [12, с. 301]. На рисунке 1 представлена схема социального развития речи у детей дошкольного возраста.

0_qELJEGyzgeETaasM

Рис.1 Социально-речевое развитие ребёнка дошкольного возраста

У детей с ЗПР данный путь социально-речевого развития искажен, т.к., они с трудом воспринимают знаково-символическую культуру окружающего мира и не присваивают социально принятые нормы поведения и общения, а также испытывают трудности в процессе пространственно-временной ориентации в окружающем мире.

В трудах Б.В. Зейгарник и К. Левина было отмечено, что дети страдающие речевыми или психическими нарушениями испытывают трудности в процессе восприятия и ориентации в окружающем мире [4;7]. Л.С. Выготский отмечал, что «ребёнок с речевыми нарушениями обладает, также, нарушениями в психическом развитии испытывает трудности в процессе восприятия знаково-символической культуры окружающего мира» [3, с. 210]. Е.В. Бочкина пишет, что «благодаря данным образам ребёнок демонстрирует нам свой уровень актуального психического развития» [2, с.121]. При нарушении речевого развития данные образы обеднены и часто не связны, а «пространственно-временные представления не сформированы или сформированы не полно» [1, с. 95], отмечает Е.В. Бочкина.

Н.С. Жуковой и К.С. Лебединской были выделены особенности психического развития у детей со средней и тяжелой степенью речевого нарушения. К данным особенностям они отнесли:

· нарушены пространственно-временные представления, тяжело дифференцируются понятия для пространственной ориентации;

· низкий уровень развития внимания, оно не устойчиво;

· нарушены образы, создаваемые в воображении;

· в психической деятельности присутствуют «штампированные» действия;

· они быстро утомляются и медленно включаются в работу;

· снижен уровень развития вербальной памяти;

· слуховое восприятие снижено.

В.Н. Зиновьева отмечала, что «нарушения речевого развития, как первичного, дефекта негативно влияет на первоначально сохранный интеллект» [5, с.114]. Именно поэтому, нарушения в речевом развитии влекут за собой нарушения в психическом развитии ребёнка. К данному типу нарушений можно отнести – задержку интеллектуального развития, задержка в процессе социализации и общения со сверстниками и возникновение коморбидных нарушений.

Под поведенческими или коморбидными нарушениями принято понимать «устойчивые изменения поведенческих образов, которые не соответствуют принятым в обществе нормам поведения» [6, с. 87]. Данные поведенческие нарушения и стали предметом нашего исследования.

Необходимо отметить, что поведенческие нарушения у детей с ЗПР не являлись предметом для самостоятельного исследования, т.к., не было составлено полноценной классификации данных проявлений. Все имеющиеся данные в психолого-педагогической и психиатрической литературе сводились к 3-6 разрозненным поведенческим проявлениям, которые не всегда отвечали тому, что демонстрировали дети в процессе первичной диагностики. В последнее время врачами неврологами и психиатрами, а также специалистами психолого-педагогического профиля, у детей с ЗПР, отмечались у дополнительного поведенческого проявления, которые ранее не были отмечены или были выявлены только у детей с расстройством аутистического спектра или олигофренией. Это означает, что клиническая картина данных проявлений расширилась и требует существенной доработки в соответствии с вновь появившимися данными.

Проведенный теоретический анализ позволил выявить противоречие между имеющимися в психолого-педагогической и психиатрической потребностью в диагностических списках, которые объединяют наиболее типичные поведенческие проявления детей с ЗПР и их отсутствием у специалистов, работающих с данной категорией детей. Ранее, уже существовали попытки систематизировать данные поведенческие проявления, но общепринятой классификации на сегодняшний день нет. Затруднения в процессе разработки данного списка вызывало то, что существует клиническое разнообразие проявлений задержки психического развития, сочетанного с задержкой речевого развития и другими психоневрологическими заболеваниями, такими как расстройство аутистического спектра (РАС), синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) и другие не уточненные диагнозы. Данные диагнозы обладают схожими поведенческими проявлениями, но различаются по частоте их проявления.

Цели нашего исследования состояли в выявлении особенностей в поведении у детей с задержкой речевого развития (ЗРР) и в составлении диагностического списка (быстрой диагностической карты) для быстрой и качественной первичной диагностики ребёнка с речевыми проблемами.

Методы исследования: ретроспективный анализ клинических данных и опрос.

Данные методы исследования были выбраны для того, чтобы произвести наиболее полноценный сбор данных, полученных за несколько лет диагностической работы с детьми, т.к., часть детей обращалась для установления первичной диагностики и постановки диагноза единожды и больше не наблюдалась в медицинском учреждении.

Благодаря опросу были выявлены те поведенческие проявления, которые ребёнок чаще всего демонстрировал в домашних условиях и не совершал в процессе осмотра.

Ретроспективный анализ клинических данных позволил дополнить данную картину теми проявлениями, которые демонстрировал ребёнок в процессе первичного осмотра.

Задачи исследования:

1. провести ретроспективный анализ медицинских карт;

2. выявить основной список повторяющихся поведенческих нарушений;

3. составить список наиболее встречающихся коморбидных нарушений.

Методологической основой нашего исследования являлись: культурно-историческая теория Л.С. Выготского, в которой описываются этапы речевого и интеллектуального развития детей дошкольного возраста (нормотипичные дети и с особенностями развития); концепция интеллектуального развития Ж. Пиаже, как теория, описывающая природу интеллектуального развития ребёнка дошкольного возраста; структурно-функциональная модель работы головного мозга А.Р. Лурии, описывающая природу возникновения нарушения согласно с местом поражения отдела головного мозга.

Участники исследования

В нашем исследовании, посвященном выявлению особенностям в поведении у детей с задержкой речевого развития (ЗРР) приняли участие 1370 детей в возрасте от 1,5 до 7 лет с 2019 по 2022 годы. В данную группу детей вошли 370 детей с нормой развития и 1000 детей с задержкой психического развития, сочетанного с речевыми проблемами. Данные особенности выявлялись с помощью ретроспективного анализа карт детей, которые ранее получали реабилитационную или консультативную помощь у специалистов психоневрологического стационара и городской поликлиники. В настоящий момент данные дети не проходят лечение и не получают консультативную помощь.

Во время сбора и анализа данных все дети были разделены на несколько групп в соответствии с диагнозом и психоневрологическим статусом. Всего нами было выделено 5 группы детей. В отдельную группу вошли здоровые дети с небольшими проблемами в речевом развитии. Далее, дети были разделены на несколько групп, согласно своему психическому развитию. В первую группу вошли дети с задержкой психического развития (далее ЗПР) с небольшими трудностями в речевом развитии; во вторую – дети с задержкой психо-речевого развития (далее ЗПРР); в третью группу вошли дети с расстройством аутистического спектра (далее РАС); и четвертую группу составили дети с неуточненным или сочетанным диагнозом (это те дети, у которых имелись признаки сразу нескольких диагнозов одновременно, например, СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперреактивности) и РАС). Важно отметить, что все дети, вошедшие в когортную выборку, являлись интеллектуально сохранными. Специфика распределения детей с особенностями психического развития по группам представлена на рисунке 2.

Схема 1

Рис. 2 Распределение детей по исследуемым группам

Результаты исследования

На основе ретроспективного анализа медицинских карт детей раннего и дошкольного возраста (1,5 года – 7 лет) было выявлено, что большинство детей данной возрастной категории с задержкой речевого развития обладают схожими психоневрологическими проявлениями в поведении. Данные проявления у части детей прослеживались более четко, у других, встречались не регулярно. Отметим, что здоровые дети, также, могут проявлять данные психоневрологические проявления в поведении, но со значительно меньшей частотой (1-2 проявления в поведении), поэтому, они не вошли в основную когортную выборку.

К выявленным психоневрологическим проявлениям мы отнесли следующие поведенческие стереотипы:

1. Избирательность в еде – ребёнок может предпочитать есть пищу только одного цвета или консистенции.

2. Отсутствие контроля над органами малого таза после 2,5-3-х лет.

3. Проявление неустойчивости внимания после - 2-х лет ребенок может удержать свое внимание не более 2-х минут.

4. У ребёнка отсутствует указательный жест после 1,5 лет.

5. Ребёнок не реагирует на обращенную речь – ребенок не подает ни каких признаков того, что он услышал родителя или специалиста, когда его зовут по имени или просят что-то сделать (это проявляется не однократно).

6. Частые проявления негативизма - ребенок реагирует агрессией на обращенную речь или просьбы (кричит, плачет, кусается или дерется).

7. Частые просыпания во сне после 3-х лет – ребенок просыпается более 3-х раз за ночь.

8. Проявление особенностей дефекации (только стоя или в памперс).

9. Лепетная речь или птичий язык после 1,5 лет.

10. Минимальный словарный запас (50 слов) после 3-х лет.

11. Отмечается резкий откат в развитии после 1,5 -2-х лет – ребенок говорил слова или предложения до 1,5 лет, а затем резко замолчал (та же клиническая картина наблюдается и с другими элементами интеллектуального развития (пропал указательный жест, перестал узнавать значимого взрослого, перестал показывать пальчиком на предметы и т.д.)).

12. Боязнь громких звуков – ребенок закрывает уши, если рядом с ним играет громкая музыка, лает собака, запускают салют или кто-то разговаривает чуть громче, чем обычно (не кричит).

Данные психоневрологические проявления отражаются в поведении детей в различной степени выраженности и комбинативности у детей с различными диагнозами. Так у детей с ЗПР нами отмечалось от 3 до 5 проявлений. Чаще всего это избирательность в еде, неустойчивость внимания, отсутствие контроля над органами малого таза после 2,5-3-х лет и лепетная речь или птичий язык после 1,5 лет.

У детей с ЗПРР встречалось от 4 до 7 проявлений. У них отмечались те же проявления, что и у детей с ЗПР, но к ним добавлялись еще несколько новых:

  1. боязнь громких звуков;
  2. не реагирует на обращенную речь;
  3. отсутствие указательного жеста после 1,5 лет;
  4. отмечается резкий откат в развитии после 1,5 -2-х лет.

У детей с РАС от 6 и более. К вышеперечисленным проявлениям часто добавлялся негативизм, частые просыпания во сне после 3-х лет, проявление особенностей дефекации (только стоя, в памперс, за занавеской и т.д.) и боязнь громких звуков. Иногда, у данной группы детей встречались сразу все 12 коморбидных проявлений.

У детей из последней группы – с сочетанными или неуточненными диагнозами встречалось от 3 до 7 коморбидных проявлений. Чаще всего, у них можно было выявить следующие признаки:

  1. избирательность в еде;
  2. минимальный словарный запас после 3-х лет;
  3. проявление неустойчивости внимания;
  4. резкий откат в развитии после 1,5 лет;
  5. отсутствие контроля над органами малого таза;
  6. боязнь громких звуков.

Обсуждение результатов и заключение

После выявления коморбидных проявлений в отдельных группах нами был произведен анализ данных показателей для выявления группы наиболее встречающихся во всех изучаемых нами психоневрологических диагнозах. К наиболее часто встречающимся проявлениям нами было отнесены:

1. Избирательность в еде.

2. Проявление неустойчивости внимания.

3. Отсутствие контроля над органами малого таза после 2,5-3-х лет.

4. Лепетная речь или птичий язык после 1,5 лет.

5. Минимальный словарный запас (50 слов) после 3-х лет.

6. Отмечается резкий откат в развитии после 1,5 -2-х лет.

7. Ребёнок не реагирует на обращенную речь.

Данные проявления были отмечены у 65% из обследуемых детей, а первые 5 из них у 77% детей раннего и дошкольного возраста.

Полученные показатели дают нам возможность составить список наиболее встречающихся коморбидных нарушений. Данный check-list можно использовать для скрининговой оценки спектра коморбидных расстройств у ребёнка с задержкой речевого развития и определить направление углубленного обследования в связи с превалирующим поведенческим паттерном (РАС, задержка изолированного речевого, речевого и познавательного развития) и своевременной целенаправленной коррекции. Принадлежность к определенному диагнозу может выявляться за счет количества присутствующих поведенческих поведений.

Дальнейшем направлением для нашего исследования станет работа с данными детьми по развитию восприятия знаково-символической культуры окружающего мира с помощью которой происходит присвоение социально принятых норм поведения и общения, и развитие пространственно-временной ориентации в окружающем мире. Благодаря данной работе мы надеемся на речевое и интеллектуальное развитие данной группы детей, а также коррекцию данных поведенческих стереотипов за счет коррекции их социальных навыков общения и взаимодействия.

Библиография
1.
Бочкина Е.В. Особенности развития представлений о цикличности пространства и времени у детей старшего дошкольного возраста // Психология и психотехника. – 2019. – № 1. – С. 89-99. – DOI 10.7256/2454-0722.2019.1.28989. – EDN ZDVDOP.
2.
Бочкина Е.В. Особенности психоречевого развития у детей дошкольного с различными видами опухолей головного мозга // Международный журнал гуманитарных и естественных наук. – 2022. – № 8-3(71). – С. 120-122. – DOI 10.24412/2500-1000-2022-8-3-120-122. – EDN WPAMZO.
3.
Выготский Л.С. История развития высших психических функций. – СПб.: Питер, 2000. – 400 с. [Vygotsky L.S. History of the development of higher mental functions. – St. Petersburg: Peter, 2000. – 400 p. (In Russ.)].
4.
Зейгарник Б.В. Введение в патопсихологию. – М.: Политиздат, 1982. [Zeigarnik B.V. Introduction to pathopsychology, Moscow: Politizdat, 1982. (In Russ.)].
5.
Зиновьева В.Н., Демидова А.П., Нестерова Н.К. Особенности психологического развития ребенка с тяжелыми нарушениями речи // Проблемы современного педагогического образования. − 2021. − №72-1.
6.
Ермоленко Е.Н., Васильева В.С. Особенности мышления у детей дошкольного возраста с сочетанным дефектом (ДЦП и ЗПР) // Фундаментальная и прикладная наука: сборник научных статей по итогам научно-исследовательской работы за 2015 г. – Челябинск: Челябинский государственный педагогический институт, 2015. – С. 86-90. – EDN UZUBFD.
7.
Ковалевская А.С., Гребенникова И.Н. Изменение психолого-педагогического статуса детей-аутистов // Двигательная активность в формировании образа жизни и профессионального становления специалиста в области физической культуры и спорта: сборник материалов X Национальной научно-практической конференции с международным участием, посвященной 30-летию факультета физической культуры Новосибирского государственного педагогического университета, Новосибирск, 08 апреля 2021 года. – Новосибирск: Новосибирский государственный педагогический университет, 2021. – С. 63-65. – EDN TQACDR.
8.
Левин К. Теория поля в социальных науках / [Пер. Е. Сурпина]. − СПб.: Речь, 2000. –200 с. [Levin K. Field theory in the social sciences / [Per. E. Surpin]. − St. Petersburg: Speech, 2000. − 200 p. (In Russ.)].
9.
Лурия А.Р. Основы нейропсихологии. – М.: Издательство Московского Университета, 1973. – 374 с.
10.
American Academy of Audiology. Clinical Practice Guidelines: Diagnosis, Treatment and Management of Children and Adults with Central Auditory Processing Disorder. August 2010. – 51 р.
11.
Law J., Boyle J., Harris F., Harkness A., Nye C. Prevalence and natural history of primary speech and language delay: Findings from a systematic review of the literature // International Journal of Language & Communication Disorders. 2000. Vol. 35, № 2. Pp.165−188.
12.
Piaget J. et Inelder B. La psyuchologia de l’enfant. – Paris, 1966. – 576 p.
References
1.
Bochkina E. V. Features of the development of ideas about the cyclicity of space and time in children of senior preschool age / E. V. Bochkina // Psychology and Psychotechnics. − 2019. − № 1. −С. 89-99. − DOI 10.7256/2454-0722.2019.1.28989.-EDN ZDVDOP.
2.
Bochkina, E. V. Features of psycho-verbal development in preschool children with different types of brain tumors / E. V. Bochkina // International Journal of the Humanities and Natural Sciences.-2022.-№ 8-3(71).-С. 120-122.-DOI 10.24412/2500-1000-2022-8-3-120-122.-EDN WPAMZO.
3.
Vygotsky L.S. History of the development of higher mental functions.-SPb: Peter, 2000.-400 с. [Vygotsky L.S. History of the development of higher mental functions.-St. Petersburg: Peter, 2000.-400 p. (In Russ.)].
4.
Zeigarnik B.V. Introduction to pathopsychology,-Moscow: Politizdat, 1982. [Zeigarnik B.V. Introduction to pathopsychology, Moscow: Politizdat, 1982. (In Russ.)].
5.
Zinovieva V. N., Demidova A. P., Nesterova N. K. Peculiarities of psychological development of a child with severe speech disorders // Problems of modern pedagogical education. 2021. №72-1.
6.
Ermolenko E. N. Features of thinking in preschool children with a combined defect (cerebral palsy and mental retardation) / E. N. Ermolenko, V. S. Vasilyeva // Fundamental and Applied Science: collection of scientific articles on the results of research work in 2015.-Chelyabinsk: Chelyabinsk State Pedagogical Institute, 2015.-С. 86-90.-EDN UZUBFD.
7.
Kovalevskaya, A. S. Changing the psychological and pedagogical status of autistic children / A. S. Kovalevskaya, I. N. Grebennikova // Motor activity in the formation of a lifestyle and professional development of a specialist in the field of physical culture and sports: a collection of materials of the X National Scientific and Practical conference with international participation dedicated to the 30th anniversary of the Faculty of Physical Culture of Novosibirsk State Pedagogical University, Novosibirsk, April 08, 2021. – Novosibirsk: Novosibirsk State Pedagogical University, 2021. – pp. 63-65. – EDN TQACDR.
8.
Levin K. The field theory in the social sciences / [Per. E. Surpin].-SPb.: Rech, 2000.-200 с. [Levin K. Field theory in the social sciences / [Per. E. Surpin].-St. Petersburg: Speech, 2000.-200 p. (In Russ.)].
9.
Luria A.R. Fundamentals of Neuropsychology.-Moscow: Moscow University Press, 1973.-374 с.
10.
American Academy of Audiology. Clinical Practice Guidelines: Diagnosis, Treatment and Management of Children and Adults with Central Auditory Processing Disorder. August 2010. – 51 р.
11.
Law J., Boyle J., Harris F., Harkness A., Nye C. Prevalence and natural history of primary speech and language delay: Findings from a systematic review of the literature // International Journal of Language & Communication Disorders. 2000. Vol. 35, № 2. pp.165-188.
12.
Piaget J. et Inelder B. La psyuchologia de l’enfant. – Paris, 1966. – 576 p.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Объектом исследования в представленной работе выступают нарушения у детей с ЗПР, предметом фактически – процесс их диагностики.
Актуальность исследования несомненна, поскольку, как справедливо отмечает сам автор, «по данным ВОЗ в 2000-х годах каждый 61 ребенок обладал задержкой речевого развития, сейчас, данные показывают, что данные нарушения в развитии присущи каждому 3-му ребенку дошкольного возраста. К школьному возрасту данный показатель стоит на отметке в 25% в России и 19% за рубежом».
В основе методологии лежит статистический анализ, что в целом соответствует заявленным в тексте задачам.
Рукопись выполнена с полным соблюдением норм научного стиля, автор умело оперирует как общепрофессиональной, так и узкоспециализированной психолого-педагогической терминологией.
Перечень литературы в библиографии соответствует содержанию работы.
В заголовке слово написано по-английски и к тому же с ошибкой (правильно - check-list), что выглядит откровенно нелепо. Это слово в принципе уже вошло в русский язык и пишется кириллицей. С другой стороны в научном языке существует масса способов традиционной формулировки заглавий статей с подобным содержанием «Особенности…», «Специфика….», «Разновидности….», поэтому употребление «модного» слова совершенно немотивированно притом что научный язык - один из самых консервативных по природе.
Замечания по настоящей работе сводятся к пониманию того, что при приемлемом научно-содержательном качестве в данном виде она представляет собой тезисы для публикации в сборнике практической конференции, но не статью для специализированного научного журнала по следующим причинам.
1) Текст работы без библиографии содержит около 8.000 п.з. это вдвое меньше общепринятого нижнего порога для журнальной статьи.
2) В тексте полностью отсутствует теоретический анализ. Элементы теории, в частности обзор исследователей на уровне простого перечисления фамилий, включены во введение подобно тому, как делается в дипломных работах. Для статьи в специализированном издании это неприемлемо.
3) Полностью отсутствует описание и обоснование методологии. Автор просто называет метод работы, в то время как журнальная статья требует более подробного разъяснения того, почему был выбран именно данный инструментарий, как этот метод используется и какие задачи с помощью него решаются. Обычно методологическая часть занимает хотя бы 1-2 полноценных абзаца.
Отметим качественное описание выборки исследования.
4) Практическая часть статьи выполнена с частичным соответствием канонам описания психолого-педагогического эксперимента. Фактически автор пишет только о диагностическом этапе, при этом формирующая и тем более контрольная работа не проводится. В целом наличие только одной диагностики может быть приемлемым для исследования в формате статьи, но в любом случае автор должен по крайней мере наметить перспективные пути работы на её основе и объяснить, как именно проведенная диагностика привела к пониманию того или иного практического аспекта проблемы. В этом и есть суть экспериментального анализа, без которого в данном представлении материал имеет справочный вид, но не научно-аналитический.
Так рекомендуется добавить описание, в чём конкретно проявляется каждое нарушение.
5) В статье отсутствуют тезисные выводы. Если автор в конце пишет, что «Данный check-list можно использовать для скрининговой оценки спектра коморбидных расстройств у ребёнка с задержкой речевого развития и определить направление углубленного обследования в связи с превалирующим поведенческим паттерном», то разумно развить мысль и указать эти конкретные направления дальнейшей работы.
6) В целом упор исключительно на диагностику чрезвычайно обедняет содержание текста, поскольку методы диагностической работы стандартны и так хорошо известны профессионалам, работающим с детьми с ЗПР. Читателем без соответствующего опыта простое перечисление нарушений и статистических данных воспринимается тяжело. Так нельзя говорить о полноценной научной новизне.
7) В статье отсутствует авторская точка зрения, которая в работах с подобным содержанием, вероятнее всего, должна выражаться в размышлениях об эффективности/неэффективности тех или иных методов работы, читатель не приглашается к диалогу и рефлексии, что также отдаляет текст от журнального формата.
Всё указанное выше характеризует материал как качественные тезисы для практической конференции, либо как хороший профессиональный отчёт, но не журнальную публикацию.
Рекомендуется расширить данную рукопись по указанным выше параметрам для доведения её до формата журнальной статьи. С другой стороны, если издание допускает публикацию тезисов (как это в исключительных случаях практикуется рядом журналов), то текст может быть опубликован и без доработки. В последнем случае для формального соответствия при возможной экспертизе ВАК рекомендуется добавить в заголовок «(тезисы по результатам исследования)».

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

На рецензирование представлена работа «Разновидности коморбидных нарушений у детей с ЗПР».
С каждым годом детей с особыми возможностями здоровья становится больше. Предметом исследования является описание разновидностей коморбидных нарушений у детей с ЗПР. Проведенный автором теоретический анализ позволил выявить противоречие между имеющимися в психолого-педагогической и психиатрической практике потребностью в диагностических списках, объединяющих типичные проявления, и их отсутствием у специалистов, которые работают с данной категорией детей.
Достоинством работы является:
1). Большой объем выборки – 1000 детей в возрасте от 1,5 до 7 лет, длительный период исследования – с 2019-2022 гг.. Автором составлена программа исследования коморбидных нарушений, основным методом изучения которых является ретроспективный анализ карт.
2). Полученные результаты позволили выявить психоневрологические проявления и поведенческие стереотипы детей с задержкой психического развития.
Работа отличается четкой структурой: введение с определением цели, методов, задач, методологической основы; характеристика респондентов; описание результатов; обсуждение результатов. Определены перспективы дальнейшего исследования.
Работа написана научным языком, представляет авторский вклад на решение затронутой проблемы.
Основными рекомендациями являются следующие:
1). Оформить итоговый раздел в статье – сделать заключение со структурированными и аргументированными выводами, с обоснованием научной значимости и авторского вклада в решение затронутой проблемы.
2). На основании полученных результатов необходимо разработать программу, либо рекомендации по работе с такой категорией детей для профильных специалистов. Это, в большей степени, позволит добиться обозначенной автором перспективы – «мы надеемся на речевое и интеллектуальное развитие данной группы детей, а также коррекцию данных поведенческих стереотипов за счет коррекции их социальных навыков общения и взаимодействия», нежели просто информирование.
3). Библиография статьи включает в себя 12 отечественных и зарубежных источников. В списке незначительное количество изданий, датированных за последние три года. Проблематика работ соответствует тематике статьи. В библиографии представлены научные статьи и несколько монографий.
Большая часть требований не соблюдена (например, количество источников – не менее 20; 1/3 источников должны быть зарубежными, дата издания и т.д.). Рекомендуется оформить библиографию строго в соответствии с Правилам оформления литературы 2022, размещенными в разделе Правила оформления списка литературы.
Учет выделенных рекомендаций при доработке позволит представить в редакционный совет целостную научную работу.
Статья написана научным языком, актуальна с теоретической точки зрения. Работа отличается несомненной практической ценностью. Статья может быть рекомендована к опубликованию после исправления замечаний.