Читать статью 'Правовой режим недропользования в Новой Зеландии' в журнале NB: Административное право и практика администрирования на сайте nbpublish.com
Рус Eng Cn Перевести страницу на:  
Please select your language to translate the article


You can just close the window to don't translate
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

NB: Административное право и практика администрирования
Правильная ссылка на статью:

Правовой режим недропользования в Новой Зеландии

Манин Ярослав Валерьевич

кандидат юридических наук

доцент кафедры правоведения и практической юриспруденции Института общественных наук Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

119571, Россия, г. Москва, Вернадского проспект, 82, корпус 2

Manin Iaroslav

PhD in Law

Associate Professor, Department of Legal Studies and Practical Jurisprudence, Institute for Social Sciences of The Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration

119571, Russia, Moscow, Vernadsky Prospekt, 82, building 2

manin-yv@ranepa.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2306-9945.2022.4.38661

EDN:

XRQYRZ

Дата направления статьи в редакцию:

20-08-2022


Дата публикации:

27-08-2022


Аннотация: Объектом исследования являются отношения недропользования в Новой Зеландии, предметом - нормативное правовое регулирование эксплуатации новозеландских природных ресурсов, содержащихся в недрах и на морском дне - в сульфидных полях. Автор подробно рассматривает государственный механизм управления окружающей средой и природопользованием, особое внимание уделяя роли местных властей и коренного населения - маори в процедуре предоставления права пользования месторождениями полезных ископаемых, а также особенностям поиска и добычи углеводородов на континентальном шельфе, правовому режиму Антарктиды, новозеландских субантарктических территорий и акваторий. В статье изучается институт права собственности на землю и недра, разрешительный порядок использования природных объектов. Актуальность работы обусловлена её практической значимостью и отражает отечественные экономические интересы в Океании. Научная новизна статьи заключается в оригинальности работы, содержащей принципиально новую информацию по предмету исследования - единственного в России и являющегося одним из немногих опубликованных научных трудов по новозеландскому природоресурсному праву в Мире. В публикации анализируются законы в редакции текущего года, она может быть использована для сравнительного правоведения, в законотворческом процессе, в учебных, научных и иных целях, статья содержит выводы по тексту и в конце исследования. Вывод о суверенитете английской Короны над исключительной экономической зоной и континентальным шельфом Новой Зеландии, провозглашении новозеландского государя собственником природных богатств соответствующих акваторий в разрез с нормами международного морского права имеет значение для обеспечения мира и глобальной безопасности. Опыт муниципального и парламентского контроля, специализированного экологического правосудия Новой Зеландии может быть использован Российской Федерацией.


Ключевые слова:

собственность на землю, собственность на недра, природоресурсное право, новозеландский континентальный шельф, международное морское право, морское разрешение, разрешение на недропользование, управление недропользованием, новозеландское местное самоуправление, новозеландские иностранные инвестиции

Abstract: The object of the study is the relations of subsurface use in New Zealand, the subject is the legal regulation of the exploitation of New Zealand natural resources contained in the subsurface and on the seabed - in sulfide fields. The author examines in detail the state mechanism of environmental management, paying special attention to the role of local authorities and the indigenous Maori population in the procedure for granting the right to use mineral deposits, as well as the specifics of the search and production of hydrocarbons on the continental shelf, the legal regime of Antarctica, New Zealand subantarctic territories and water areas. The article examines the institution of ownership of land and subsoil, the permissive procedure for the use of natural objects. The relevance of the work is due to its practical significance and reflects domestic economic interests in Oceania. The scientific novelty of the article lies in the originality of the work containing fundamentally new information on the subject of research - the only one in Russia and one of the few published scientific works on New Zealand natural resource law in the world. The publication analyzes the laws in the current year's edition, it can be used for comparative jurisprudence, in the legislative process, for educational, scientific and other purposes, the article contains conclusions on the text and at the end of the study. The conclusion about the sovereignty of the British Crown over the exclusive economic zone and the continental shelf of New Zealand, the proclamation of the New Zealand sovereign as the owner of the natural resources of the relevant waters, contrary to the norms of international maritime law, is important for ensuring peace and global security. The experience of municipal and parliamentary control, specialized environmental justice of New Zealand can be used by the Russian Federation.



Keywords:

ownership of land, ownership of mineral resources, natural resource law, new zealand continental shelf, international maritime law, marine permit, permission for subsurface use, subsoil use management, New Zealand local government, New Zealand foreign investment

Европейцам в 1642 году, благодаря мореплавателю из Гронингена – Абелю Янсзону Тасману (нидер. Abel Janszoon Tasman), стало известно об очередном новом острове, жители которого – маори, населявшие его с XI века, дали решительный отпор колонизаторам Республики Семи Объединённых Нижних земель (нидер. Republiek der Zeven Verenigde Nederlanden), ставшей предшественником современного Королевства Нидерландов. По названию одной из семи этих республиканских земель – Зеландии (нидер. Zeeland) было дано географическое наименование открытых мореплавателем территорий – Новая Зеландия.[1] Капитан британского королевского военно-морского флота Джеймс Кук (англ. James Cook) в 1769 году составил карту береговой линии новозеландских островов, ставшую основой для военной, экономической и идеологической экспансии Королевства Великобритании (англ. Kingdom of Great Britain).[2] В 1788 году британская корона включила острова Новая Зеландия в состав колонии Новый Южный Уэльс (англ. New South Wales),[3] являющийся в наши дни штатом Австралийского Союза, выделившиеся в отдельную колонию лишь в 1841 году, самоуправляемую с 1856 года. [4]

В 1907 году государство получило статус доминиона Британской империи (англ. British Empire Dominion of New Zealand),[5] а в 1947 году[6] вошло в Вестминстерскую систему управления[7], основанную на Вестминстерском статуте 1931 года (англ. Statute of Westminster, 1931).[8] Государство Новая Зеландия с монархической формой правления de facto входит в состав непризнанного в международном праве Королевства Новая Зеландия вместе с Токелау, Островами Кука, Ниуэ и территорией Росса.[9] De jure Новая Зеландия является унитарным государством и состоит из семнадцати административных территориальных единиц – регионов (англ. region), шестнадцать из них расположены на новозеландских островах Северный (англ. North Island) и Южный (англ. South Island) и один из них – Чатем находится примерно в 680 километрах от этих островов на одноименном архипелаге Чатем (англ. Chatham Islands), на котором установлена «унитарная власть».

Регионы Новой Зеландии (англ. Regions of New Zeeland) – это второй уровень административно-территориального деления и местного самоуправления, на котором действуют региональные советы. Первый уровень административного территориального деления и местного самоуправления – местной власти (англ. Local authority) включает районы Новой Зеландии (Districts of New Zeeland), в них местное самоуправление осуществляется местными советами (районными и городскими) и приравненными к ним органами «унитарной власти». Таким образом, на основании Закона Новой Зеландии «О местном самоуправлении», принятом в 2012 году, с поправками 2022 года, (англ. Local Government Act 2002)[10] в этом государстве местное самоуправление осуществляется региональными и местными советами, а также органами «унитарной власти», при этом органы местного самоуправления не имеют горизонтальной и вертикальной соподчиненности, они действуют в пределах своих законных полномочий каждый в своей территориальной единице самостоятельно. Некоторые районы иногда находятся в границах нескольких регионов, а их местные советы функционируют независимо от того, сколько региональных советов (вплоть до четырёх) охватывают полномочиями территорию трансграничного района, ибо местное самоуправление осуществляется не всегда в строгой привязке к географическим границам районов и регионов, но в привязке к экстерриториальным избирательным округам, включающим население соответствующих местностей, в которых и действуют избранные органы местной и региональной власти с разделенными непересекающимися полномочиями. Таким образом, местное самоуправление в Новой Зеландии строится не в пределах административных территориальных единиц, а в пределах избирательных округов, не всегда соответствующих районам, при этом нет административной включенности районов в регионы, соподчиненности и иерархичности местной власти. «Унитарная власть» (англ. Unitary authority) осуществляется унитарным территориальным органом, которому переданы законом или делегированы региональным советом его функции и полномочия, они могут совмещаться с функциями и полномочиями местной власти первого уровня, как, например, в Чатеме, где нет ни регионального, ни местного совета, они заменены органом унитарной власти – Советом Чатема. В иных случаях, территориальные органы унитарной власти создаются на период реорганизации органов региональной и местной власти. Следует отметить, что в ряде случаев районные и городские советы наделяются частью полномочий регионального совета путем делегирования, но региональный совет продолжает существовать, осуществляя оставшиеся полномочия. Органы местной власти, реализующие делегированные полномочия действующих региональных советов, так же относятся к «унитарной власти». Совмещение у одного органа полномочий двух и более, даже при частичной передаче полномочий, в Новой Зеландии принято называть «единовластием».

Региональный совет осуществляет управление природными ресурсами в пределах соответствующей территории , включая управление реками и иными пресными водами, прибрежными водами, в том числе осуществляя организацию экологической безопасности, предотвращение разливов нефти и иного загрязнения морской среды, организацию транспортной инфраструктуры. Территориальные органы (районные и городские советы) отвечают за экологическую безопасность , заповедники, контролируют строительство объектов недвижимости и дорог, контролируют использование окружающей среды, землепользование, включая загрязнение почв, озер и рек. Следовательно, отдельные функции в области экологии и природопользования в Новой Зеландии осуществляются региональными и территориальными органами местного самоуправления. Таким образом, функциями и полномочиями по управлению природными ресурсами обладают 78 органов местного самоуправления: 11 региональных (несмотря на то, что регионов 17, не каждый регион имеет свой совет, о чём упоминалось ранее, иногда избирательный округ одного регионального совета включает территории разных регионов, а в других случаях создаются органы унитарной власти – их 6) и 67 территориальных органов власти (54 районных совета, 12 городских советов, органы «единовластия» - Совет Окленда, 1 городской и 4 районных совета). Перечень административных территориальных единиц Новой Зеландии, соответствующих региональных советов и органов местной власти (территориальных органов) двухуровневой системы местного самоуправления опубликован на официальном сайте в сети Интернет.[11] Эта информация имеет практическое значение для тех, кто занимается эксплуатацией природных ресурсов, она позволяет определить подведомственность для официальных обращений недропользователей.

Эффективное взаимодействие между органами местной власти, в том числе по проблемам природопользования, обеспечивается заключением между ними трехлетних соглашений (англ. Triennial agreements), особенно если это касается природных объектов, расположенных в юрисдикции нескольких органов местного самоуправления. Такие соглашения аналогичны interstate compacts – конституционным соглашениям, применяемым в праве окружающей среды (англ. Environmental Law) Соединенных Штатов Америки и имеют общий английский «корень», поскольку государства относятся к одной и той же правовой системе, а ранее являлись членами одной правовой семьи. К примеру, трехлетнее соглашения заключено в отношении залива Изобилия (англ. Bay of Plenty Mayoral Forum Triennial Agreement)[12], оно действует до октября текущего года.

Трехлетние соглашения о совместном управлении в отношении природных объектов заключаются не только на основании Закона Новой Зеландии «О местном самоуправлении», но и Закона Новой Зеландии «Об управлении ресурсами» (англ. Resource Management Act 1991).[13] Право заключать соглашение о совместном управлении природными ресурсами реализуется только теми органами местной власти, которые имеют необходимые для этого кадровые и материальные ресурсы, а также технические возможности. О намерении заключить трехлетнее соглашение уведомляется министр окружающей среды (Minister of the Environment, здесь и далее по тексту в скобках проводится текст на английском языке – примечание автора). Соглашение, как следует из контекста, заключается на три года и может быть продлено неограниченное количество раз. Часть 3 Закона Новой Зеландии «О местном самоуправлении» указывает на то, что описанная система местного самоуправления, в том числе в части управления природными ресурсами, не распространяется на какие-либо отношения в территориальном море Новой Зеландии, на острове Кермадек (Kermadec Islands), субантарктических островах (Sub-Antarctic Islands), к которым относятся острова Антиподов (Antipodes Islands), острова Окленд (Auckland Islands), острова Баунти (The Bounty Islands), остров Кэмпбелл и острова, прилегающие к острову Кэмпбелл (Campbell Island and the islands adjacent to Campbell Island), и острова Снэрс (The Snares Islands); не применяются к Островам Трех Королей (Three Kings Islands), которые включают Большой остров (Great Island), Юго-Западный остров (South West Island), Западный остров (West Island), Северо-восточный остров (North East Island), а также несколько островков и скал (several islets and rock stacks). Функции и полномочия органов местной власти на указанных территориях осуществляет Министр Короны (Minister of the Crown), на которого новозеландским законодательством или премьер-министром возложены соответствующие обязанности. В пределах государственных границ на составляющих исключение территориях, кроме территориального моря, «единовластие» вместо органов местного самоуправления осуществляет Министерство внутренних дел Новой Зеландии (The Department of Internal Affairs), являясь унитарным органом в силу закона, и соответствующий министр вместе и другими уполномоченными министрами. Министр внутренних дел вместе с секретарём внутренних дел (Secretary for Internal Affairs) обязаны содействовать местной власти, но она им не подчинена. Представленная модель управления соответствует австралийской, когда несколько союзных министров возглавляют одно министерство или не имеют в подчинении министерства, но наделены полномочиями в определенной области общественных отношений.

Местные советы вправе контролировать любые юридические лица , в том числе промышленность, включая недропользователей и электроэнергетические организации, если генерал-губернатор Новой Зеландии не исключит то, или иное лицо из списка компаний, подконтрольных местной власти. Решение о строительстве любых объектов инфраструктуры принимает местная власть : по заявлению желающего развивать экономику в пределах полномочий местного совета последний принимает решение о строительстве любого объекта или об использовании земельного участка для целей недропользования. При этом орган местного самоуправления вправе передать для целей развития такую природоохранную территорию как парк и бес статусную заповедную зону, заповедники и иные охраняемые природные объекты не предоставляются для целей природопользования. Бурение и разработка месторождений полезных ископаемых открытым способом на охраняемых природных территориях, за исключением парков и бес статусных заповедных зон – по решению районного совета, не представляются возможной. Наклонное бурение под охраняемые природные территории, за исключением бес статусных заповедных зон и парков, как в Соединенных Штатах Америки, не допускается. Отмечу, что территориальный орган местного самоуправление вправе по своему усмотрению оперативно вмешиваться в хозяйственную деятельность юридических лиц, причиняющих вред природной среде, за счёт местного бюджета устранять нарушения природоохранного законодательства, экологический и иной ущерб, а затраты на соответствующие операции по охране окружающей среды компенсировать в судебном порядке, взыскивая их с правонарушителя.[14] Приведенное полномочие местной власти обеспечивает реальный муниципальный контроль хозяйствующих субъектов.

Министр внутренних дел Новой Зеландии может запросить информацию по возникшей природоохранной и иной проблеме у регионального или территориального органа местного самоуправления, которые хоть и избирают руководителей – председателей, мэров, исполнительных директоров советов и так далее, но только для организации деятельности местной власти. Советы действуют коллегиально и принимают решения при наличии кворума. Непредоставление указанному министру тем или иным советом информации без уважительной причины влечет направление министерской проверки этого совета с возможным назначением в него представителя Министерства внутренних дел Новой Зеландии.

Министр внутренних дел Новой Зеландии при недобросовестности муниципального совета и манкировании его забросов, равно как при добросовестности совета, но при неспособности местными силами и средствами решить экологическую, природоохранную или иную проблему может ввести внешнее управление на соответствующей территории и назначить Королевского управляющего (Crown Manager) на необходимый период. При неэффективности внешнего управления или при саботаже распоряжений назначенного министром управляющего для решения проблемы выезжает министерская комиссия. Члены местных органов в таком случае отстраняются от принятия решений, но формально сохраняют свой статус до конца срока полномочий выборного органа, следующие выборы в который могут быть отложены министром до разрешения экологической или иной проблемы, либо другой чрезвычайной ситуации, ликвидации последствий стихийных бедствий, устранения техногенной катастрофы, устранения ущерба природе и так далее.

Из вышеизложенного следует, что не только органы местного самоуправление, но и органы исполнительной власти Новой Зеландии принимают участие в управлении природопользованием, что подразумевает выяснение конституционно-правовой и административно-правовой природы государственного аппарата в области управления природными ресурсами, выявление их современной системы и структуры, а также их генезиса.

Конституционный Акт Новой Зеландии 1852 года (The New Zeeland Constitution Act)[15] устанавливал систему и структуру органов государственной власти, и власти на местах, осуществляемую выбранными населением суперинтендантами на голосовании избирательного округа, результат которого утверждался генерал-губернатором. Последний представлял правителя Новой Зеландии – Королеву Англии, которая фактически руководила государством, а не правительство или трёхпалатный парламент – Генеральная ассамблея (состояла из генерал-губернатора, Законодательного совета и Палаты представителей), созданные для оперативного решения государственных и местных проблем, «выпуска политического пара» и «отвода глаз» как «передаточное звено». На основании подпункта 10 пункта 19 рассматриваемого акта земли Новой Зеландии могли находится в собственности Короны либо в собственности коренных народов, которая ранее никогда не прекращалась. Правовое регулирование по вопросу собственности на указанные земли не могло осуществляться выборными провинциальными советами, их решения утверждались суперинтендантами, а законопроекты, принятые местными советами, после согласования с суперинтендантом утверждались генерал-губернатором. При этом Генеральная ассамблея должна была получать отчёты о выкупе земель местного населения на основании пункта 62 Конституционного Акта Новой Зеландии 1852 года. Землями короны распоряжался генерал-губернатор (глава новозеландского правительства). Таким образом, существовала собственность монарха, коренных народов и частная собственность на землю физических и юридических лиц. Знаменательно то, что общинная собственность американских индейцев Соединенных Штатов Америки, австралийских аборигенов, канадских эскимосов или аборигенов-инуитов, равно как новозеландских маори не являлась и не является частной общей совместной либо долевой собственностью членов племени. Общинная собственность в англо-американском праве – это особый вид коллективной собственности живущего коренного народа и их потомков (земли принадлежат не только живущим, но и неопределенному кругу неродившихся физических лиц), о чём мы писали в других работах. Корона благодаря этому способу зарезервировала часть земель коренных малочисленных народов для использования их в будущем по мере включения в цивилизацию местных племен. За одно этот способ резервации позволил сохранить экологию, зарезервировать расположенные на этих землях природные богатства, а также расположенные под этими землями недра, к тому же повысить цены на землю и другие природные ресурсы, находившиеся в гражданском обороте (за счёт искусственного ограничения предложения), монополизировать выкуп монархом туземных земель по фиксированной цене (выкупному тарифу ниже рыночной стоимости недвижимости) в случае возникновения у Короны потребности в новых землях. Собственность новозеландских туземцев, при необходимости, могла быть аннулирована Генеральной Ассамблеей, изъятые у коренного населения земли становились собственностью Короны – вотчинными землями или пустырями, которые сдавались генерал-губернатором и суперинтендантами в аренду под контролем парламента для получения Короной дохода от их использования, либо коммерциализировались другими способами, в том числе путем отчуждения частным лицам по рыночной стоимости.

Выкуп земель туземцев был предусмотрен в пункте 73 конституционного акта и мог осуществляться только монархом либо наследниками престола. Конституционный Акт Новой Зеландии 1852 года указывает на закрепление права собственности на землю за монархом, наследниками престола, корпорациями, находящимися под протекцией Короны, племенами коренных жителей для целей изъятия их земель в пользу английского монарха безвозмездно либо за выкупную плату, устанавливаемую парламентом Новой Зеландии. Земли содержали другие природные ресурсы, которые прямо в конституционных нормах не упоминаются, но, исходя из права следования, можно заключить, что судьба других ресурсов следовала судьбе земли.

Конституционный акт 1986 года (Constitution Act 1986)[16] пришел на смену своему предшественнику 1852 года, он вступил в силу 1 января 1987 года.

Главой государства в Новой Зеландии в наши дни является государь (The Sovereign), этот титул передается в порядке наследования английского престола. Как уже упоминалось, Королевство Новая Зеландия, в которую входит признанное в международном праве государство Новая Зеландия, не является субъектом международного права, но само государство Новая Зеландия является королевством, хотя не содержит этого понятия в своем наименовании, в отличие, например, от Королевства Канада, которой руководит тот же монарх, что и Новой Зеландией – Елизавета Александра Мария Виндзор (Elizabeth Alexandra Mary Windsor).[17] Королеву Новой Зеландии представляет генерал-губернатор Новой Зеландии (General-Governor)[18] – глава исполнительной власти этого государства, в период стойкой неспособности которого исполнять свои должностные обязанности и осуществлять полномочия, либо в периоды вакантной должности генерал-губернатора, функции генерал-губернатора осуществляет администратор правительства (Administrator of the Government). Генерал-губернатором Новой Зеландии c 21 октября 2021 года суверен – Елизавета II назначила Даму Синди Киро. Монарх и его представитель действуют по рекомендации исполнительного совета (Executive Council) – фактического правительства Новой Зеландии, состоящего из министров короны (Ministers Crown) и членов исполнительного совета (членов правительства, не имеющих статуса королевского министра – «министров без портфеля»), каждый из которых должен быть членом парламента. Любой член исполнительного совета, если того требуют обстоятельства, может исполнять любую функцию, обязанность или полномочия королевского министра. Заместители королевских министров назначаются генерал-губернатором из числа членов парламента Новой Зеландии. Правительства Новой Зеландии[19], возглавляемого с 26 октября 2017 года премьер-министром – Джасиндой Кейт Лорелл Арден (Jacinda Kate Laurell Ardern) – лидером Лейбористской партии, Кабинета Новой Зеландии как части (отдела) Тайного Совета Её Величества de jure (по сравнению с другими государствами Вестминстерской системы управления) не существует, но de facto они традиционно функционируют на базе исполнительного совета государства. На основании политического обычая премьер-министр назначается генерал-губернатором и действует по принципу primus inter pares , не имея конституционных полномочий. Юридически главой правительства как части исполнительного совета является генерал-губернатор, а фактически – первый министр Короны (премьер-министр). Таким образом устроена исполнительная власть, регулирующая отношения природопользования и принимающая решения (осуществляющая государственное управление) в сфере недропользования в рамках своей компетенции. Правовое регулирование и администрирование в рассматриваемой сфере реализуется исполнительной властью при участии генерального солиситора (Solisitor-General) – главного юриста государства, на которого могут быть возложены полномочия генерального прокурора (Attorney-General) – министра Короны. Последний осуществляет руководство системой органов прокураторы Новой Зеландии, надзирающей за соблюдением природоохранного законодательства.

Законы Новой Зеландии в области экологии и недропользования, равно как и другие законодательные акты, принимает только двухпалатный парламент. Он состоит из суверена Новой Зеландии, представленного генерал-губернатором, и Палаты представителей (House of Representatives), формируемой на выборной основе новозеландскими подданными. Законопроект в Новой Зеландии становится законом с момента подписания сувереном или генерал-губернатором. Несмотря на декларирование принципа: «Королева царствует, но не правит», это не так. Подобное декларирование – это «политическая анестезия», которая служит «зелеными очками» жителей «изумрудного города» - Новая Зеландия и других государств, возглавляемых Королевой Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, то есть «потемкинская деревня» для создания иллюзии псевдодемократического общества. Новая Зеландия имеет некоторое разъясняющее роль монархии устойчивое выражение: «Государь правит, но управляет правительство, до тех пор, пока правит монарх», или другая интерпретация «Суверен правит, но управляет правительство, до тех пор, пока оно предано монарху (до тех пор, пока оно работает в интересах монарха)». Вывод, который можно сделать из анализа конституционного законодательства Новой Зеландии: по сути, это государство – абсолютная монархия, прикрывающаяся формой – «ширмой демократических ценностей и свобод» конституционного самодержавия. Таким образом, управление природными ресурсами осуществляется в интересах Короны, органам же государственной власти Новой Зеландии делегировано не стратегическое управление страной, а оперативное. Решение вопросов местного значения региональными и территориальными советами призвано переложить на них политическую ответственность за благополучие подданных и создать демократические институты для решения местной властью проблем, круг которых определен парламентом с высочайшего позволения. Стратегическое управления Новой Зеландией осуществляется сувереном, в том числе в области недропользования, его решения реализуются как непосредственно, так и через другие конституционные институты: генерал-губернатора, парламент, исполнительный совет. В Новой Зеландии создан государственный механизм управления в области окружающей среды и недропользования.

Органы исполнительной власти, управляющие недропользованием и осуществляющие нормативно-правовое регулирование в этой области, как правило, это королевские министерства, имеющие статус отделов исполнительного совета Новой Зеландии, и иные организации.[20] Рассмотрим механизм государственного управления недропользованием подробнее, в него входят перечисленные ниже органы исполнительной власти.

Во-первых, это министерство первичной (сырьевой) промышленности (Ministry for Primary Industries)[21], возглавляемое одновременно тремя министрами Стюартом Нэшем (Stuart Nash) – министром лесного хозяйства (Minister of Forestry); Дэмиэном О'Конором (Damien O'Connor), имеющим три «министерских портфеля», - министром сельского хозяйства (Minister of Agriculture), министром биобезопасности (Minister for Biosecurity), министром сельских общин (Minister for Rural Communities); Айешей Верралл (Ayesha Verrall) - министром безопасности пищевых продуктов; а также управляющим делами этого министерства. Названный орган государственной власти контролирует экспортно-импортные отношения, биологическую безопасность товарооборота, эффективное использование природных ресурсов, рациональную эксплуатацию земли, водоемов, почв и лесов, предотвращает экологические и биологические риски. Эксплуатация лесов и земель для целей недропользования находится в ведении министерства первичной промышленности, в составе которого функционирует лесная служба (Forestry Serves).[22]

Во-вторых, национальное агентство по чрезвычайным ситуациям (The National Emergency Management Agency)[23], возглавляемое Кираном Маканулти – министром по чрезвычайным ситуациям (Minister for Emergency Management) и имеющее управляющего делами, находится в ведении департамента премьер-министра и кабинета (Department of the Prime Minister and Cabinet).[24] Национальное агентством предотвращает чрезвычайные ситуации, управляет в период их наступления, ликвидирует и минимизирует их последствия для экономики и окружающей среды. Оно создано 1 декабря 2019 года взамен министерства гражданской обороны и управления чрезвычайными ситуациями, в том числе для обеспечения промышленной и экологической безопасности при недропользовании, устранении разливов нефти и нефтепродуктов, загрязнения окружающей среды вредными веществами при эксплуатации недр и других природных объектов.[25] Департамент премьер-министра, в свою очередь, руководит и координирует деятельность государственного сектора, планирует национальную безопасность, включая гражданскую оборону, а занимается экономической безопасностью, в том числе в топливно-энергетическом секторе, в области иностранных инвестиций. Первый министр не только руководит своим департаментом при помощи исполнительного директора (Chief Executive), но и министерством национальной безопасности и разведки (Minister for National Security and Intelligence). Это позволяет отбирать недропользователей и иностранных инвесторов, соответствующих интересам Новой Зеландии, контролировать их деятельность, эффективно управлять экономическими процессами.

В-третьих, комиссия по изменению климата (The Climate Change Commission)[26], возглавляемая Джеймсом Шоу (James Shaw) – министром по изменению климата (Minister of Climate Change), а также менеджерами (managers): исполнительным директором (Chief Executive) – Джо Хенди (Jo Hendy) и председателем комиссии (Chairperson) – доктором Родом Карром (Rod Carr). Комиссия является учреждением Короны, а не государственного сектора. Это означает подведомственность комиссии суверену, а не руководству исполнительной власти. Комиссия контролирует выбросы в атмосферу, в том числе промышленных предприятий, включая электроэнергетические компании, недропользователей (угольную и нефтегазовую промышленность).

В-четвертых, министерство бизнеса, инноваций и занятости (Ministry of Business, Innovation and Employment), [27] включающее в свою компетенцию направление «Энергетика, нефть и минералы».[28] Министерство курирует инвестиции в недропользование, консультирует относительно государственной политики в этой области, отвечает за инвестиционную привлекательность топливно-энергетического комплекса, повышение эффективности использования природных ресурсов Новой Зеландии, рациональное привлечение внутренних и внешних трудовых ресурсов. Руководят министерством при помощи управляющего делами пятеро министров: Меган Вудс (Megan Woods) – министр энергетики и ресурсов (Minister of Energy and Resources), и, одновременно, министр исследований, науки и инноваций (Minister of Research, Science and Innovation); Майкл Вуд (Michael Wood) – министр трудовых отношений и безопасности (Minister for Workplace Relations and Safety); Пото Уильямс (Poto Williams) – министр конструирования и строительства (Minister for Building and Construction); Стюарт Нэш (Stuart Nash) – министр малого бизнеса (Minister for Small Business) и министр туризма (Minister of Tourism); Дэвид Кларк – министр торговли и дел потребителей (Minister of Commerce and Consumer Affairs).[29] Рассматриваемое министерство администрирует Закон Новой Зеландии «Об электроэнергии» от 17 декабря 1992 года № 122 в редакции от 12 апреля 2022 года (Energy Act 1992)[30], часть 6 А которого регулирует получение электричества от сжигания полезных ископаемых Новой Зеландии, влияя на планы добычи угля и других углеводородов. Министерство бизнеса, инноваций и занятости выступает в качестве регулятора в области энергетики.

В-пятых, министерство (департамент) внутренних дел (Department of Internal Affairs), [31] являющееся правоохранительным органом, в отличие от аналогичного органа в Соединенных Штатах Америки. Министерство управляется пятью министрами: Ян Тинетти (Hon Jan Tinetti) - министром внутренних дел (Minister of Internal Affairs); Джасиндой Ардерн (Jacinda Ardern) - министром, ответственным за министерские службы (Minister Responsible for Ministerial Services); Нанайей Махутой (Nanaia Mahuta) - министром местного самоуправления (Minister of Local Government); Приянкой Радхакришнан (Priyanca Radhakrishnan) - министром общественного и добровольческого сектора (Minister for the Community and Voluntary Sector); Кираном Маканулти (Kieran McAnulty) - министром поездок (Minister for Racing); при участии Пола Джеймса (Paul James) – генерального директора и секретаря (Chief Executive and Secretary), государственного директора по цифровым технологиям (Government Chief Digital Officer), секретаря местного самоуправления (Secretary for Local Government). Министерство оказывает содействие региональным и территориальным советам – местной власти в решении проблем местного значения, в том числе в области экологии и природопользования, включая поиск, разведку и добычу полезных ископаемых, вызванных недропользованием техногенных проблем, аварий и катастроф, загрязнений окружающей среды, и так далее. Министерство внутренних дел осуществляет «единовластие» в области управления окружающей средой на территориях, обозначенных в Законе Новой Зеландии «О местном самоуправлении».

В-шестых, министерство (департамент) охраны природы (Department of Conservation)[32], возглавляемое министром охраны природы (Minister of Conservation) – Пото Уильямсом (Poto Williams). Министерство отвечает за вовлечение новозеландцев в природоохранную деятельность; их оздоровление на рекреационных природоохранных территориях; защиту местных растений и животных, иной среды обитания человека Новой Зеландии, от негативных факторов воздействия; использование заповедников; координацию волонтеров по охране природы; выдачу разрешений для охотников, рыболовов, юридических лиц, включая недропользователей, на ведение деятельности в природоохранных территориях; рекультивацию земель, восстановление природных объектов; пропаганду экологической культуры.

В-седьмых, министерство (департамент) земельной информации (Land Information of New Zeeland)[33], возглавляемое Дэмиеном О'Конором (Damien O'Connor) – министром земельной информации (Minister for Land Information). Этот орган государственной власти отвечает за геодезию и картографию; управление реками и озерами, арендой высокогорных пастбищных угодий Короны; исследование акваторий и составление морских карт; отвечает за геонавигацию и маркшейдерию; обеспечивает привязку фиксации прав собственности к недвижимому имуществу; контролирует соблюдение баланса интересов иностранных инвесторов и новозеландского государства в области природопользования; содействует географическому совету Новой Зеландии, в том числе в присвоении наименований объектов на территории государства, в зависимых территориях, а также на континентальном шельфе.

В-восьмых, управление по энергоэффективности и энергосбережению (Energy Efficiency and Conservation Authoruty)[34], находящееся в ведении министра энергетики и ресурсов – Меган Вудс, призванное активизировать деятельности в области экономии и сохранения энергии, бережливого производства, разумного использования энергии юридическими и физическими лицами; а также стимулирования использования возобновляемых источников энергии. Управление проводит работу по энергосбережению и энергетической эффективности, дает методические рекомендации местной власти по рациональному использованию энергетических ресурсов на местах.

В-девятых, управление энергетической безопасности (Energy Safety)[35], деятельность которого осуществляется агентами короны (Crown agents) в целях безопасного энергоснабжения, включая газоснабжение, безопасной передачи природного газа и электроэнергии в Новой Зеландии.

В-десятых, министерство (ранее – управление, затем департамент) охраны окружающей среды (Ministry for the Environment / Environmental Protection Authority)[36], возглавляемое министром окружающей среды (Minister for the Environment) Дэвидом Паркером (David Parker). Министерство администрирует экологические законы, осуществляет основное управление в области недропользования, включая сейсморазведку и научные исследования, контролирует воздействия на окружающую среду.

В-одиннадцатых, министерство иностранных дел и торговли (The Ministry of Foreign Affairs and Trade)[37], его возглавляют три министра: министр иностранных дел (Minister of Foreign Affairs) Нанайя Махута (Nanaia Mahuta); Министр торговли и роста экспорта (Minister for Trade and Export Growth) Дэмиен О'Коннор (Damien O'Connor); Министр по разоружению и контролю над вооружениями (Minister for Disarmament and Arms Control) – Фил Твайфорд (Phil Twyford). Министерство контролирует оборот полезных ископаемых, иностранные инвестиции в ресурсный сектор экономики, управляет природными объектами в антарктических и зависимых территориях.

В-двенадцатых, морское управление Новой Зеландии (Maritime New Zeeland)[38], возглавляемое Майклом Вудом (Michael Wood) – министром транспорта (Minister of Transport). В его ведении находится промышленная безопасность на море, расследование морских происшествий, реагирование на загрязнение морской среды, в том числе при разливах нефти. Управление отвечает за аттестацию морских платформ, используемых при недропользовании, минимизацию экологического ущерба от морских судов и платформ недропользователей, распоряжается денежным фондом загрязнения нефтью Новой Зеландии (New Zeeland Oil Pollution Fund)[39]. Фонд аккумулирует средства для борьбы с загрязнением морской среды гидрокарбонами.

В-тринадцатых, офис иностранных инвестиций (Overseas Investment Office)[40], призванный реализовывать преимущества иностранных инвестиций и защищать национальные интересы Новой Зеландии. Офис отвечает за иностранные инвестиции во все отрасли экономики, включая энергетику и природоресурсный сектор, землю, строительство, рыболовство, животноводство, лесное и сельское хозяйство, бизнес-активы и так далее. Этот орган исполнительной власти находится в ведении министра земельной информации, является аналогом правительственной комиссии по иностранным инвестициям в Российской Федерации и Соединенный Штатах Америки.

В-четырнадцатых, географический совет Новой Зеландии (New Zeeland Geographic Board), который может пересмотреть статус охраняемых природных территорий для передачи их недропользователям, его курирует министр земельной информации.

Кроме того, к управлению недропользованием имеют отношения и другие государственные учреждения (government agency). К их числу относится антарктическое агентство Новой Зеландии (Antarctica New Zealand),[41] оно отвечает за научные исследования антарктических территорий и акваторий, защиту окружающей среды новозеландской зоны интересов в Антарктиде и Южном океане, реализуя Закон Новой Зеландии «Об Антарктике (охране окружающей среды)» 1994 года (Antarctica (Environmental Protection) Act 1994), администрируемый Министерством иностранных дел и торговли (Ministry of Foreign Affairs and Trade)[42]. Аргентина, Австралия, Чили, Франция, Новая Зеландия, Норвегия, Великобритания, Южно-Африканская Республика (до 1961 года – Южно-Африканский Союз – доминион Британской Империи), Соединенные Штаты Америки и Япония претендуют на антарктические территории. С 1923 года Новая Зеландия осуществляет суверенитет над зависимой территорией Росс, на которую ранее был объявлен государственный суверенитет Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии. (Замена государства-оператора, осуществляющего суверенитет на рассматриваемой территории, не изменила ситуацию по сути, так как суверенитет по-прежнему принадлежит английской Короне, как, например, и в Австралии). Территория Росса включает шельфовый ледник Росса, острова Баллени, остров Скотт и другие прилегающие острова. Деятельность в Антарктике регулируется Договором об Антарктике 1959 года.[43] На основании статьи 7 Мадридского протокола – Протокола об охране окружающей среды к Договору об Антарктике 1991 года, [44] недропользование в Антарктике запрещается, за исключением научных исследований. Изучение Антарктики Новая Зеландия осуществляет силами и средствами базы Скотт (Scott Base), основанную в 1957 году сэром Эдмундом Хиллари (Edmund Hillary). Антарктические территории и акватории, связанные с ними природные ресурсы, законсервированы для стратегических целей будущего развития Новой Зеландии (подробнее об этом – New Zealand Statement of Strategic Interest in Antarctica Revised 2002)[45], и лишь частично используются для эксплуатации живой природы рассматриваемого района, в том числе в рамках Конвенции о сохранении морских живых ресурсов Антарктики (The Convention for the Conservation of Antarctic Marine Living Resources).[46]

Новая Зеландия присоседилась к Конвенции ООН по морскому праву (United Nations Convention on the Law of the Sea )[47] в 1996 году. Континентальный шельф Новой Зеландии соответствует границам исключительной экономической зоны этого государства, то есть полностью выбирает максимально допустимую конвенционную площадь. Между тем новозеландская власть заявляет права на 1,7 миллиона квадратных километров континентального шельфа за пределами ста восьмидесяти восьми мильной зоны, расположенной за пределами территориального моря. Исследуемая страна подала заявку на расширение границ своего континентального шельфа в соответствующую Комиссию ООН (UN Commission for the Limits of the Continental Shelf) [48]. В 2004 году Новая Зеландия согласовала новую границу континентального шельфа с Австралией, ведет переговоры с государствами Фиджи и Тонга относительно континентального шельфа вдоль комплекса хребтов Колвилл и Кермадек, который простирается от севера Северного острова до акваторий Фиджи и Тонга. Процедуры увеличения новозеландского континентального шельфа не затронули лишь одно сопредельное государство – Францию, вернее французские заморские территории. Франция не ведет переговоров с Новой Зеландией по делимитации границ континентального шельфа с связи с притязаниями последней по его расширению.[49]

Упомянутый нами Закон Новой Зеландии «Об Антарктике (охране окружающей среды)» 1994 года признает правонарушением эксплуатацию (поиск, разведку и добычу) полезных ископаемых на Антарктиде, антарктических островах южнее шестидесятого градуса южной широты, а также на участках континентального шельфа, прилегающих к перечисленным географическим районам. Специальный запрет на недропользование в зависимой зоне Росс наложен тринадцатым разделом указанного закона. Каждое лицо, эксплуатирующее недра в обозначенных выше границах, несет уголовную ответственность по новозеландскому праву. Санкция за содеянное - тюремный срок до 2 лет или штраф в размере не более 200 000 долларов США, а если преступление является длящимся, то применяется дополнительной штраф в размере не более 10 000 долларов США за каждый день или часть дня, в течение которых продолжается преступление. Следовательно, легальное недропользование на Антарктиде, антарктическом шельфе, на территории Росса, новозеландских субантарктических островах не представляется возможным. Раздел семнадцатый рассматриваемого закона предусматривает проведение оценки воздействия на окружающую среду – экологической экспертизы для любой деятельности в Антарктиде, какие-либо активности в этой области осуществляются только с разрешения Министра иностранных дел и торговли Новой Зеландии. Но не следует забывать, что подобные разрешения могут быть выданы другими министрами Короны или членами исполнительного совета, если у них имеются необходимые для этого полномочия, определенные законами или исполнительным советом. При этом флору и фауну антарктического региона распространяется Закон Новой Зеландии «О защите животных» 1999 года в последней редакции от 12 апреля 2022 года (Animal Welfare Act 1999)[50], который администрируется Министерством первичной промышленности (Ministry for Primary Industries) вместе с Законом Новой Зеландии «О биологической безопасности» 1993 года в последней редакции от 1 июля 2022 года (Biosecurity Act 1993)[51]. К тому же Министерство иностранных дел и торговли администрирует Закон Новой Зеландии «О морских живых ресурсах Антарктики» 1981 года в последней редакции от 1 июля 2013 года (Antarctic Marine Living Resources Act 1981)[52]. Эксплуатация биологических организмов морской среды этого региона осуществляется на основании разрешения соответствующего министра. Заметим, что кроме названных органов исполнительной власти Министерство окружающей среды администрирует действующий в новозеландской юрисдикции, включая антарктические территории, Закон Новой Зеландии «Об опасных веществах и новых организмах» 1996 года в последней редакции от 1 июля 2022 года (Нazardous Substances And New Organisms Act 1996)[53], а также Закон Новой Зеландии «О торговле видами, находящимися под угрозой исчезновения» 1989 года в последней редакции от 28 октября 2021 года (Trade in Endangered Species Act 1989)[54], Законом Новой Зеландии «О защите морских млекопитающих» 1978 года в последней редакции от 28 октября 2021 года (Marine Mammals Protection Act 1978)[55], защищающими окружающую среду от недропользователей при эксплуатации природных объектов: в ореолах обитания подзащитных животных эксплуатация недр не допускается, если только для этого не предусмотрено специального разрешения. Перечисленные новозеландские нормативные правовые акты действуют в арктической зоне[56], что соответствует официальной позиции министерства иностранных дел и торговли Новой Зеландии.[57]

Заметим, что для разрешения споров в рамках Закона Новой Зеландии «Об управлении ресурсами» создан апелляционный Экологический суд[58], рассматривающий дела по существу повторно в области энергетики, землепользования, градостроительных планов, межевания земель и районирования; а также поиска, разведки, и добычи полезных ископаемых; дела, связанные с заявками на недропользование, экологическими декларациями и иными вопросами природопользования; другие дела и споры в области охраны окружающей среды и её использования. Дела недропользователей, связанные с эксплуатацией недр, рассматриваются в Экологическом суде. Существует и иной специализированный суд – Земельный суд маори (Maori Land Court)[59], рассматривающий по первой инстанции земельные дела в отношении участков коренного населения. Его решения обжалуются в апелляционный суд маори (Maori Appellate Court), а не в Экологический суд.

Кроме прокурорского в Новой Зеландии существует и парламентский контроль за окружающей природной средой в лице Уполномоченного (комиссара) по окружающей среде (Parliamentary Commissioner for the Environment)[60], не относящегося к министерству окружающей среды. Органы парламентского и муниципального контроля вправе обращаться в новозеландские суды для защиты окружающей среды и возмещения ущерба природе. Учитывая вышеизложенное, ключевыми органами управления недропользованием являются территориальные органы, а на уровне исполнительной власти государства – в сфере недропользования ведущую роль играют четыре министерства: министерство окружающей среды; министерство бизнеса, инноваций и занятости; министерство внутренних дел и министерство иностранных дел; остальные министерства другие организации – выполняют вспомогательную функцию. Однако базовые полномочия в этой области принадлежать одному из них – министерству окружающей среды.[61]

Министерство окружающей среды Новой Зеландии – орган исполнительной власти, осуществляющее выработку государственной политики в области окружающей среды, геологии и недропользования, реализующий принятые парламентом и исполнительным кабинетом стратегии экологического и экономического развития, отвечающее за эксплуатацию природы. Министерство является оператором шести основополагающих актов в сфере природопользования.[62] К ним относятся: 1) Закон Новой Зеландии «Об управлении ресурсами» (Recourse Management Act 1991); 2) Закон Новой Зеландии «О минимизации отходов» (Waste Minimization Act 2008); 3) Закон Новой Зеландии «Об экологической отчётности» (Environmental Reporting Act 2015); 4) Закон Новой Зеландии (поправка в закон) «О реагировании на изменение климата (нулевой углерод)» (Climate Change Response (Zero Carbon) Amendment Act 2019); 5) Закон Новой Зеландии (поправка в закон) «Об управлении ресурсами» (Resource Management Amendment Act 2020); 6) Закон Новой Зеландии «О восстановлении после COVID-19 (ускоренное получение согласования)» (COVID-19 Recovery (Fact-track Consenting Act 2020).

Министерство окружающей среды так же администрирует вспомогательные нормативные правовые акты: 1) Закон Новой Зеландии «О сохранении почв и контроле за реками» (Soil Conservation and Rivers Control Act 1941); 2) Закон Новой Зеландии «Об окружающей среде» (Environment Act 1986); 3) Закон Новой Зеландии «Об охране озонового слоя» (Ozone Layer Protection Act 1996); 4) Закон Новой Зеландии «Об опасных веществах и новых организмах» (Hazardous Substances and Organisms Act 1996); 5) Закон Новой Зеландии «О реагировании на изменение климата» (Climate Change Response Act 2002); 6) Закон Новой Зеландии «О морском управлении Фьордленда» (Fiordland Marine Management Act 2005); 7) Закон Новой Зеландии «Об органах охраны окружающей среды» (Environmental protection Authority Act 2011); 8) Закон Новой Зеландии «Об исключительной экономической зоне и континентальном шельфе (воздействие на окружающую среду)» (Exclusive Economic Zone and Continental Shelf (Environmental Effects) Act 2012); 9) Биль Новой Зеландии «О заповеднике Кермадек» (Kermadec Ocean Sanctuary Bill 2016); 10) Закон Новой Зеландии «О внесении поправок в законодательство о природных ресурсах» (Resource Legislation Amendment Act 2017).

Закон Новой Зеландии «Об охране природы» (Conservation Act 1987) в последней редакции от 12 апреля 2022 года, администрируемый министерством окружающей среды как правопреемником департамента охраны природы, содержит понятие «концессия» («concession» or «concession document»), то есть аренда (lease), лицензия (licence) или иное разрешение (permit), либо же сервитут (easement) на землю, предоставленную концессионеру (concessionaire) во временное пользование. Целью закона является консервация природной среды в целях её сохранения, для чего вводятся охраняемые территории: прибрежная полоса (природно-охранная полоса вдоль внутренних водоемов и примыкающих к островам морей), участок водотока, земли под водоемами, консервационные земли (заповедные зоны, заповедники, заповедные парки (на суше и н море), природоохранные рекреационные территории. Заповедная зона по решению министра может изменить свой статус. Любая деятельность по поиску, разведке и добыче полезных ископаемых, предусмотренная Законом Новой Зеландии «О полезных ископаемых Короны» (Crown Minerals Act 1991), не может осуществляться в заповедной зоне, равно как в любой другой охраняемой природной территории, если она не предусмотрена концессией. Министр окружающей среды предоставляет право пользование недрами и иные концессионные права на основании заявки любого лица, либо отклоняет заявку потенциального недропользователя. Содержание заявки, порядок обращения к министру и принятия им решения установлен в разделе 17 Закона Новой Зеландии «Об охране природы». Министр вправе отклонить заявку, если предполагаемая заявителем деятельность может вестись в других местах, не затрагивающих природоохранную территорию. Таким образом, получение в пользование для эксплуатации недр заповедной зоны, не имеющей статуса заповедника, или природоохранного парка, возможно только при острой экономической необходимости и невозможности эксплуатации недр в другом месте, равно как импортирования полезного ископаемого. Если последствия воздействия на окружающую среду и восстановления экологии таковы, что ущерб от этого соизмерим с издержками по закупке полезного ископаемого за рубежом, то министр принимает решение об отказе в удовлетворении заявки. При этом не допускается понижение статуса природоохранной зоны до позволяющей подавать заявку на ведение хозяйственной деятельности. Однако статус той или иной природоохранной территории или акватории может быть повышен в целях консервации и невозможности эксплуатации недр, равно как других очерченных её контуром природных ресурсов, включая землю.

В Новой Зеландии 18 осадочных углеводородных бассейнов, расположенных как на территории государства, так и на континентальном шельфе, наиболее изучены бассейны: Таранаки (Taranaki Basin), расположенный на суше и на море Северного острова, и Реинга-Нортленд (Reinga-Northland).[63] Другие бассейны требуют более детального исследования, геологическая информация о них открыта и представлена о официальном сайте правительства.[64] Всей нефтью в Новой Зеландии владеет Корона, равно как золотом (рудники твердых пород в Вайхи (Waihi), Коромандель (Coromandel) и Макраэс-Флэт (Macraes Flat), Центральный Отаго (Central Otago) и аллювиальные (речной либо ледниковый гравий), золотые рудники на Западном побережье и в Отаго), серебром и ураном. Корона на основании национального новозеландского права владеет, несмотря на Конвенцию ООН по международному морскому праву, всеми полезными ископаемыми в исключительной экономической зоне – на расстоянии от 12 до 200 морских миль от границы территориального моря, а также на расширенном континентальном шельфе, если он выходит за пределы исключительной экономической зоны на расстояние до 350 морских миль. Короне принадлежат все полезные ископаемые в землях Короны – половина подземного каменного угля, металлических и нерудным полезных ископаемых, промышленных горных пород, строительного камня и так далее. За пределами своих земельных владений Корона так же владеет полезными ископаемыми в силу закона. Следовательно, полезные ископаемые в Новой Зеландии и в пределах её континентального шельфа принадлежат суверену. Собственность на землю, как и ранее, принадлежит Короне, маори (коллективная), частным физическим и юридическим лицам (может быть общая и индивидуальная). Известняк, глины, включая бентонит, пемза, кварцевый песок, формовочный песок, железистый песок добываются на территории Новой Зеландии. Континентальный шельф богат железистыми песками (у западного побережья Северного острова); фосфатами поднятия Чатем (Chatham Rise); золотом, серебром, медью, свинцом, цинком подводных жерл – массивных сульфидов морского дна (Кермадек-Арк (Kermadec Arc), Колвилл Ридж (Colville Ridge)).

Новая Зеландия обладает значительными запасами угля (Вайкато (Waikato) и Таранаки (Taranaki) на Северном острове, а также в регионах Западного побережья (West Coast), Отаго (Otago) и Саутленда (Southland) на Южном острове (South Island). Национальные подземные ресурсы угля составляют около 15 миллиардов тонн, из которых 80 процентов – это лигниты Южного острова. Бурый уголь – основной ископаемый источник энергии Новой Зеландии, его извлекаемые запасы в 10 месторождениях более шести миллиардов тонн. В государстве действуют 22 угольные шахты, 17 из которых работают в настоящее время, 5 – временно не разрабатываются. В последние два десятилетия обнаружены новые нефтегазоносные районы[65], роль нефти и природного газа[66] в экономике Новой Зеландии стала ведущей с 2004 года.[67]

Основные нормативные правовые акты в области недропользования – Закон Новой Зеландии «Об управлении ресурсами» № 69 от 22 июля 1991 года (Resource Management Act 1991), а также Закон Новой Зеландии «О минералах Короны» № 70 от 22 июля 1991 года (Crown Minerals Act 1991),[68] перечень предлагаемых поправок, развивающих и дополняющих документов к которому официально опубликован на сайте Министерства бизнеса, инноваций и занятости (Ministry of Business. Innovation and Employment)[69], и на других правительственных сайтах[70]. Недропользование в морской среде дополнительно регулируется Законом Новой Зеландии «Об исключительной экономической зоне и континентальном шельфе (воздействие на окружающую среду)» от 3 сентября 2012 года № 72 (Exclusive Economic Zone and Continental Shelf (Environmental Effects) Act 2012 в редакции от 8 сентября 2018 года.[71]

По смыслу последнего из названных законов добыча полезных ископаемых – это деятельность, осуществляемая для или в связи с выявлением участков морского дна, которые могут содержать залежи полезных ископаемых; или выявление месторождений полезных ископаемых; или добыча или добыча полезных ископаемых из моря или морского дна и связанная с этим переработка этих полезных ископаемых. Раздел 20 Закона Новой Зеландии «Об исключительной экономической зоне и континентальном шельфе (воздействие на окружающую среду)» указывает на разрешительный порядок любой хозяйственной деятельности в акваториях Новой Зеландии, включая недропользование на континентальном шельфе, в том числе использование ресурсов морского дна. Перед выдачей разрешение на морское недропользование должно проводиться исследование окружающей среды района предполагаемой эксплуатации недр, после оценки воздействия техногенных факторов на окружающую среду и получения морского разрешения (marine consent), при отсутствии возражений со стороны маори, в министерство окружающей среды может быть подана заявка на получение права пользования недрами континентального шельфа. Недропользование во внутренних морских водах, а также на сухопутной территории в пределах государственных границ Новой Зеландии, без согласования с маори и без разрешения территориального органа не представляется возможным.

В морском разрешении указываются виды пользования недрами, которые недропользователю можно осуществлять, а также иные виды деятельности, направленные на обеспечение осуществления эксплуатации недр.

На континентальном шельфе действует принцип: «Запрещено всё, что не разрешено». Разрешенные виды деятельности указываются в морском разрешении, выдаваемым министерством окружающей среды. Требования к кандидатам (заявителям), условия выдачи и отказа в выдаче морских разрешений исчерпывающе приведены в законе. Отказ в выдаче морского разрешения может быть обжалован заявителем в суд. Морское согласие выдается на указанный в нём срок – не более, чем на 35 лет, а при отсутствии указанного срока он признается равным 5 годам с момента вступления в силу соответствующего морского разрешения, которое может быть передано другому лицу в установленных законом случаях. Условия морского разрешения изменяются министерством по заявлению его держателя в определенных законом случаях, а срок продлевается, но не может быть более 35 лет.

Владелец согласия может обратиться в министерство окружающей среды за аннулированием согласия, а в случае нарушения условий осуществления морской деятельности, проводимой на основании морского разрешения, министерство само может аннулировать выданное им разрешение, равно как оно может в одностороннем порядке изменить условия морского разрешения на основании раздела 87 рассматриваемого новозеландского закона.

Морское разрешение на трансграничную деятельность может быть выдано в специальном порядке по заявлению кандидата в недропользователи. Допускается совместная заявка лиц на трансграничную деятельность. Морские разрешения в таких случаях выдаются тем же министерством. Заявки на трансграничную морскую деятельность национального значения рассматривается комиссией министров Короны, создаваемой по случаю. Прекращение морской деятельности осуществляется в разделах 100 А – D применяемого закона после консультаций с общественностью при соблюдении экологических стандартов и правил. Лица, осуществляющие морскую деятельность, - недропользователи вправе обжаловать решения и действия министерства окружающей среды в Верховный Суд Новой Зеландии, который рассматривает апелляции на свои собственные судебные акты.

Акты и решения министерства окружающей среды, принятые в рамках администрирования Закона Новой Зеландии «Об управлении ресурсами», рассматриваются по первой инстанции Экологическим судом, а обжалуются в апелляционном порядке в Верховный Суд Новой Зеландии.

Таким образом, отказ недропользователю в предоставлении права пользования недрами территориального моря и континентального шельфа обжалуется в Верховном Суде Новой Зеландии, а на суше в пределах государственной границы Новой Зеландии – в Экологический суд. При этом Экологический суд выступает апелляционной инстанцией для обжалования решений территориальных судов, принятых по вопросам окружающей среды. К примеру, решения местной власти по природопользованию обжалуются в территориальный суд, а его судебный акт – в Экологический суд[72].

Раздел 162 Закона Новой Зеландии «Об исключительной экономической зоне и континентальном шельфе (воздействие на окружающую среду)» регулирует деятельность по добыче углеводородов с участием конструкций, в том числе морских платформ, а также трубопроводов. Ряд ограничений хозяйственной деятельности морских недропользователей установлен Законом Новой Зеландии «О морском транспорте» (Maritime Transport Act 1994),[73] осуществление запрещенной деятельности возможно на основании разрешения Директора морского транспорта – министра Короны, как указано в законе. В настоящее время эта должность переименована в «министра транспорта».

Заявку на морскую деятельность можно подать через официальный сайт в сети Интернет, где содержится практическая информация.[74] Министерство окружающей среды принимает электронные заявки на эксплуатацию природной среды, включая заявки на недропользование, как через Интернет-сайты этого органа, так и на бумажном носителе информации в экспедиции.

Закон Новой Зеландии «О минералах Короны» (Crown Minerals Act 1991) имеет свое развитие в следующих нормативных правовых актах:

· Положение о минералах короны (полезные ископаемые кроме нефти) – регламент (Crown Minerals (Minerals Other than Petroleum) Regulations 2007);[75]

· Положение о минералах короны (углеводороды) – регламент (Crown Minerals (Petroleum) Regulations 2007);[76]

· Положение о минералах короны (платежи за пользование недрами, кроме углеводородных участков недр) – регламент (Crown Minerals (Minerals Fees) Regulations 2016);[77]

· Положение о минералах короны (платежи за пользование месторождениями углеводородов) – регламент (Crown Minerals (Petroleum Fees) Regulations 2016);[78]

· Положение о минералах короны (роялти за полезные ископаемые, кроме углеводородов) – регламент (Crown Minerals (Royalties for Minerals Other than Petroleum) Regulations 2013);[79]

· Положение о минералах короны (роялти за нефть) – регламент (Crown Minerals (Royalties for Petroleum) Regulations 2013).[80]

Закон Новой Зеландии «О минералах Короны» регулирует недропользование минералов – соединений алюминия, хрома, меди, золота, железа, свинца, марганца, ртути, молибдена, никеля, платины, серебра, олова, титана, вольфрама, урана, ванадия и цинка; а также промышленных горных пород и строительных камней: базальта, диатомита, дунита, гранита, известняка, мрамора, перлита, пемзы, песчаника, серпентина, сланца, песка и гравия. Кроме того, недропользование осуществляется в отношении природного газа, сырой нефти (углеводородов, кроме угля), угля различных видов. Закон обозначает понятием «нефть» любые нефтегазовые ресурсы недр земли в различных их сочетаниях внутри месторождения (углеводороды, кроме угля). Недропользование осуществляется на основании разрешения министра окружающей среды (permit) в отношении различных видов пользования недрами: майнинга, разведки, добычи полезных ископаемых, добычи полезных ископаемых специального назначения. Заявителем на право пользование недрами может быть любое лицо либо группа лиц, способные обеспечить недропользование на запрашиваемом участке недр. Владельцем разрешения на право пользования недрами является либо одно лицо (физическое или юридическое), его получившее, либо каждое из лиц, в нём поименованных (при групповой заявке). Недропользование может осуществляться не держателем лицензии, а согласованным с министерством окружающей среды оператором. Министр Короны может делегировать полномочия по выдаче разрешений сотрудникам министерства окружающей среды, которое делит на блоки морские акватории, планируя их освоение. Суша осваивается так же – по министерскому плану или программе освоения природных ресурсов.

Разрешение на право пользования землёй и недрами выдается министрам как по заявке, так и на основании открытого конкурса. Персональный состав держателей лицензии может меняться министерством окружающей среды, если новые участники соответствуют установленным требованиям. Оператор месторождений полезных ископаемых также может быть заменен с разрешения министра окружающей среды. Разрешение министерства окружающей среды на майнинг, разведку и добычу полезных ископаемых не дает права пользования замелей. Земельные участки для целей недропользования предоставляются держателям разрешения на право пользования недрами министром земельной информации. Министерство окружающей среды контролирует оператора при недропользовании, назначает проверки, предусмотренные законом, контролирует программы недропользования.

Недропользование может быть досрочно прекращено, а разрешение аннулировано министерством окружающей среды, если условия такого разрешения нарушены. Держатели лицензии и оператор могут добровольно прекратить недропользование, если это технологически возможно. При завершении эксплуатации недр добровольно или по решению министерства окружающей среды необходимо восстановление экологии, а при технологической невозможности прекращения недропользования следует замена нарушителей на добросовестных владельцев разрешения пользоваться недрами, надлежащего оператора в порядке, предусмотренном в законе.

Сроки недропользования определяются в разрешении в рамках программы освоения конкретного месторождения, они могут меняться министерством окружающей среды по заявлению держателя разрешения.

Иностранные инвестиции[81] в недропользование подлежат согласованию с министром земельной информации и казначейством на основании Закона Новой Зеландии «Об иностранных инвестициях» № 82 от 21 июня 2005 года в последней редакции от 16 августа 2022 года (Overseas Investment Act 2005).[82]

Недропользование на Островах Кука (Cook Islands), Токелау (Tokelau) и Ниуэ (Niue) осуществляется по законодательству этих государств, возглавляемых согласно их конституциям, сувереном Новой Зеландии.

Изучение законодательства Новой Зеландии о недропользовании, доктринальных источников, позволяет сделать следующие выводы:

во-первых, предоставление права пользования недрами на новозеландской суше осуществляется исключительно с согласия коренных народов, проживающих в пределах соответствующего муниципального образования – района или нескольких районов (для внутригосударственных трансграничных месторождений), а также при наличии разрешения местной власти – территориальных органов (районных и городских советов), реализующих местное самоуправление; аналогичные согласования с коренными жителями и органами местного самоуправления требуются в целях получения разрешения на эксплуатацию природных ресурсов территориального моря.

во-вторых, право пользования недрами и полезными ископаемыми морского дна в пределах исключительной экономической зоны и континентального шельфа предоставляется после проведения оценки воздействия на окружающую среду предполагаемой техногенной деятельности при отсутствии возражений коренных народов – маори, если кандидату на получение права пользования недрами выдано морское разрешение;

в-третьих, право пользования недрами предоставляется министерством окружающей среды победителю открытого конкурса или заявителю (без проведения конкурса по заявке любого лица), если кандидаты на получение права пользования недрами и оператор участка недр удовлетворяют требованиям, предъявляемым к ним законодательством;

в-четвертых, новозеландские природные ресурсы являются собственностью Короны, которая осуществляет государственный суверенитет и провозглашает право собственности на природные ресурсы морского дна, недр исключительной экономической зоны и континентального шельфа Новой Зеландии, несмотря на положения норм международного морского права;

в-пятых, Новая Зеландия провозгласила суверенитет Короны на подконтрольные этому государству антарктические и субантарктические территории и их природные ресурсы, которые зарезервированы для стратегических целей будущего развития страны; кроме того, в пределах государственных границ и границ континентального шельфа выделены консервационные территории для сохранения природных богатств и защиты экологии; подобные цели достигаются и с помощью введения института коллективной собственности народов маори на землю, согласования с ними техногенной деятельности с использованием окружающей среды.

Библиография
1.
Philippa Mein Smith. A Concise History of New Zealand. 2nd edition. Cambridge University Press. 2013. 348 pages.
2.
Миронов С.П. Британские колонизаторы и туземцы Новой Зеландии 1769 – 1840 гг.: межцивилизационные отношения в контексте колониальной политики. Диссертация на соискание учёной степени кандидата исторических наук. Саратовский государственный университет. Саратов, 2006. 215 с.
3.
Жбанов С.В. История новозеландского конституционализма (1840 – 1947 гг.). Диссертация на соискание учёной степени кандидата исторических наук. Иркутский государственный университет. Иркутск, 1998. 227 с.
4.
Попова Е.А. Новозеландский фактор в имперской политике Великобритании в 40 – 70-е годы XIX века. Диссертация на соискание учёной степени кандидата исторических наук. Воронежский государственный университет. Воронеж, 2005. 203 с.
5.
Игумова Л.О. Новая Зеландия и АНЗЮС: путь к независимой внешней политике. Диссертация на соискание учёной степени кандидата исторических наук. Иркутский государственный университет. Иркутск, 2002. 279 с.
6.
Рыбалко М.Л. Новая Зеландия и интеграционные процессы в АТР после второй мировой войны. Диссертация на соискание учёной степени кандидата исторических наук. Иркутский государственный университет. Иркутск, 2003. 248 с.
7.
Стефанчук Л.Г. История Новой Зеландии. XX век / Институт востоковедения РАН. – М.: ИВ РАН, 2015. – 268 с.
8.
https://www.legislation.gov.uk/ukpga/Geo5/22-23/4. Дата обращения: 14.08.2022.
9.
Степанова Т.А. Колониальная политика Новой Зеландии в Океании в 1886 – 1941 гг. Диссертация на соискание учёной степени кандидата исторических наук. Ленинградский государственный университет имени А.А. Жданова. Ленинград, 1984. 279 с.
10.
https://www.legislation.govt.nz/act/public/2002/0084/latest/versions.aspx. Дата обращения: 14.08.2002.
11.
https://www.localcouncils.govt.nz/lgip.nsf/wpg_URL/Profiles-Councils-by-Region-Index. Дата обращения: 14.08.2022.
12.
https://atlas.boprc.govt.nz/api/v1/edms/document/A3493369/content. Дата обращения: 14.08.2022.
13.
https://www.legislation.govt.nz/act/public/1991/0069/latest/DLM230265.html. Дата обращения: 14.08.2022.
14.
Шмелев И.В. Административная юстиция в Новой Зеландии. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Российский университет дружбы народов. Москва, 2012. 159 с.
15.
https://nzetc.victoria.ac.nz/tm/scholarly/tei-GovCons-t1-body-d1-d1.html. Дата обращения: 14.08.2022.
16.
https://legislation.govt.nz/act/public/1986/0114/latest/DLM94204.html. Дата обращения: 17.08.2022.
17.
https://www.royal.uk/her-majesty-the-queen. Дата обращения: 18.08.2022.
18.
https://gg.govt.nz/governor-general. Дата обращения: 18.08.2022.
19.
https://www.govt.nz/. Дата обращения: 18.08.2022.
20.
https://www.govt.nz/organisations/. Дата обращения: 21.08.2022.
21.
https://www.mpi.govt.nz/. Дата обращения: 21.08.2022.
22.
https://www.govt.nz/organisations/ministry-for-primary-industries/. Дата обращения: 21.08.2022.
23.
https://www.civildefence.govt.nz/. Дата обращения: 21.08.2022.
24.
https://dpmc.govt.nz/. Дата обращения: 21.08.2022.
25.
International Energy Agensy. (2020), New Zealand's legislation on oil security, IEA, Paris. Link on the text: https://www.iea.org/articles/new-zealand-s-legislation-on-oil-security. Дата обращения: 21.08.2022.
26.
https://www.climatecommission.govt.nz/. Дата обращения: 21.08.2022.
27.
https://www.mbie.govt.nz/. Дата обращения: 21.08.2022.
28.
https://www.govt.nz/organisations/new-zealand-petroleum-and-minerals/. Дата обращения: 21.08.2022.
29.
https://www.govt.nz/organisations/ministry-of-business-innovation-and-employment/. Дата обращения: 21.08.2022.
30.
https://www.mbie.govt.nz/building-and-energy/energy-and-natural-resources/energy-consultations-and-reviews/. Дата обращения: 21.08.2022.
31.
https://www.dia.govt.nz/. Дата обращения: 21.08.2022.
32.
https://www.doc.govt.nz/. Дата обращения: 21.08.2022.
33.
https://www.linz.govt.nz/. Дата обращения: 21.08.2022.
34.
https://www.eeca.govt.nz/. Дата обращения: 21.08.2022.
35.
https://portal.worksafe.govt.nz/. Дата обращения: 21.08.2022.
36.
https://www.govt.nz/organisations/environmental-protection-authority/. Дата обращения: 21.08.2022.
37.
https://www.govt.nz/organisations/ministry-of-foreign-affairs-and-trade/. Дата обращения: 21.08.2022.
38.
https://www.maritimenz.govt.nz/. Дата обращения: 21.08.2022.
39.
https://www.maritimenz.govt.nz/. Дата обращения: 21.08.2022.
40.
https://www.linz.govt.nz/overseas-investment. Дата обращения: 21.08.2022.
41.
https://www.antarcticanz.govt.nz/. Дата обращения: 21.08.2022.
42.
https://www.mfat.govt.nz/. Дата обращения: 21.08.2022.
43.
https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pdf/antarctic.pdf. Дата обращения: 21.08.2022.
44.
https://www.ats.aq/e/protocol.html. Дата обращения: 21.08.2022.
45.
https://www.mfat.govt.nz/assets/Environment/Antarctica-and-the-Southern-Ocean/New-Zealand-Statement-of-Strategic-Interest-in-Antarctica-Revised-2002.pdf. Дата обращения: 21.08.2022.
46.
https://www.ccamlr.org/en/organisation/convention-area. Дата обращения: 21.08.2022.
47.
https://www.un.org/depts/los/convention_agreements/texts/unclos/unclos_r.pdf. Дата обращения: 21.08.2022.
48.
https://www.un.org/depts/los/clcs_new/clcs_home.htm. Дата обращения: 21.08.2022.
49.
https://www.mfat.govt.nz/en/environment/oceans-and-fisheries/our-maritime-zones-and-boundaries/. Дата обращения: 21.08.2022.
50.
https://www.legislation.govt.nz/act/public/1999/0142/latest/DLM49664.html. Дата обращения: 21.08.2022.
51.
https://www.legislation.govt.nz/act/public/1993/0095/latest/DLM314623.html. Дата обращения: 21.08.2022.
52.
https://legislation.govt.nz/act/public/1981/0053/13.0/DLM52885.html. Дата обращения: 21.08.2022.
53.
https://www.legislation.govt.nz/act/public/1996/0030/latest/DLM381222.html. Дата обращения: 21.08.2022.
54.
https://www.legislation.govt.nz/act/public/1989/0018/latest/DLM145966.html. Дата обращения: 21.08.2022.
55.
https://www.legislation.govt.nz/act/public/1978/0080/latest/DLM25111.html. Дата обращения: 21.08.2022.
56.
https://www.antarcticanz.govt.nz/environment. Дата обращения: 21.08.2022.
57.
https://d1e7mq055r7tid.cloudfront.net/images/Environmental-Legislation-for-New-Zealanders-in-Antarctica-APRIL2019.pdf. Дата обращения: 21.08.2022.
58.
https://www.environmentcourt.govt.nz/. Дата обращения: 21.08.2022.
59.
https://www.maorilandcourt.govt.nz/. Дата обращения: 21.08.2022.
60.
https://www.pce.parliament.nz/. Дата обращения: 21.08.2022.
61.
Paul Foley (2019). In a nutshell: oil and gas law in New Zealand. A general introduction to the legal and regulatory framework governing the oil and gas sector in New Zealand. The Oil and Gas Law Review, 7s edition. PDF version. 7 pages.
62.
https://environment.govt.nz/acts-and-regulations/acts/. Дата обращения: 22.08.2022.
63.
https://www.nzpam.govt.nz/assets/Uploads/doing-business/nz-petroleum-basins-part-one.pdf. Дата обращения: 22.08.2022.
64.
https://www.nzpam.govt.nz/assets/Uploads/doing-business/nz-petroleum-basins-part-two.pdf. Дата обращения: 22.08.2022.
65.
Makgill, Robert (2014). Sounding Out Riches and Risk: Approaching Environmental regulation of Oil and Gas within New Zealand’s EEZ. Exploration and Development within the EEZ – offshore oil and gas (New Zealand Law Society, Wellington 2014). Pages 1-34.
66.
Paul Foley (2019). Oil and gas exploration and production in New Zealand. New Zealand-October 25 2019 A look at the key licensing requirements and production restrictions for oil and gas companies operating in New Zealand. The Oil and Gas Law Review, 7s edition. PDF version. 5 pages.
67.
King, Tony. (2012). New Zealand mining legislation and recommendations for change following the Pike River disaster. AusIMM Bulletin, (6), 45-50.
68.
Fry, Susan. (1990). The mining consent process in the Resource Management Bill : a step forward from the Mining Act 1971? LLB teesis. Victoria Law School. 54 pages.
69.
https://www.mbie.govt.nz/building-and-energy/energy-and-natural-resources/energy-consultations-and-reviews/review-of-the-crown-minerals-act-1991/. Дата обращения: 22.08.2022.
70.
https://www.nzpam.govt.nz/how-we-regulate/legislation-we-act-under/. Дата обращения: 22.08.2022.
71.
https://www.legislation.govt.nz/act/public/2012/0072/82.0/whole.html. Дата обращения: 22.08.2022.
72.
https://www.environmentcourt.govt.nz/about/jurisdiction/. Дата обращения: 22.08.2022.
73.
https://www.legislation.govt.nz/act/public/1994/0104/latest/DLM337385.html#DLM337385. Дата обращения: 22.08.2022.
74.
https://www.epa.govt.nz/industry-areas/eez-marine-activities/about-the-exclusive-economic-zone-and-continental-shelf/. Дата обращения: 22.08.2022.
75.
https://www.legislation.govt.nz/regulation/public/2007/0399/latest/DLM1120013.html. Дата обращения: 22.08.2022.
76.
https://www.legislation.govt.nz/regulation/public/2007/0138/latest/DLM437863.html. Дата обращения: 22.08.2022.
77.
https://www.legislation.govt.nz/regulation/public/2016/0275/latest/DLM7030945.html. Дата обращения: 22.08.2022.
78.
https://www.legislation.govt.nz/regulation/public/2016/0274/latest/DLM7031238.html. Дата обращения: 22.08.2022.
79.
https://www.legislation.govt.nz/regulation/public/2013/0206/latest/DLM5211652.html. Дата обращения: 22.08.2022.
80.
https://www.legislation.govt.nz/regulation/public/2013/0126/latest/DLM5156989.html. Дата обращения: 22.08.2022.
81.
https://www.linz.govt.nz/overseas-investment. Дата обращения: 22.08.2022.
82.
https://www.legislation.govt.nz/act/public/2005/0082/latest/whole.html#DLM356891. Дата обращения: 22.08.2022.
References
1.
Philippa Mein Smith. (2013). A Concise History of New Zealand. 2nd edition. Cambridge University Press. 348 pages.
2.
Mironov S.P. (2006). British colonialists and the natives of New Zealand 1769-1840: intercivilizational relations in the science of colonial policy. Dissertation for the degree of candidate of historical sciences. Saratov State University. Saratov. 215 pages.
3.
Zhbanov S.V. (1998). History of New Zealand constitutionalism (1840-1947). Dissertation for the degree of candidate of historical sciences. Irkutsk State University. Irkutsk. 227 pages.
4.
Popova E.A. (2005).The New Zealand factor in the imperial policy of Great Britain in the 40s-70s of the XIX century. Dissertation for the degree of candidate of historical sciences. Voronezh State University. Voronezh. 203 pages.
5.
Igumova L.O. (2002). New Zealand and ANZUS: the path to an independent foreign policy. Dissertation for the degree of candidate of historical sciences. Irkutsk State University. Irkutsk, 279 pages.
6.
Rybalko M.L. (2003). New Zealand and integration processes in the Asia-Pacific region after the Second World War. Dissertation for the degree of candidate of historical sciences. Irkutsk State University. Irkutsk. 248 pages.
7.
Stefanchuk L.G. (2015). History of New Zealand. XX century / Institute of Oriental Studies RAS.-M.: IV RAN.-268 pages.
8.
https://www.legislation.gov.uk/ukpga/Geo5/22-23/4. Application date: 14.08.2022.
9.
Stepanova T.A. (1984).Colonial policy of New Zealand in Oceania in 1886-1941. Dissertation for the degree of candidate of historical sciences. Leningrad State University named after A.A. Zhdanov. Leningrad. 279 pages.
10.
URL: https://www.legislation.govt.nz/act/public/2002/0084/latest/versions.aspx. Application date: 14.08.2002.
11.
URL: https://www.localcouncils.govt.nz/lgip.nsf/wpg_URL/Profiles-Councils-by-Region-Index. Application date: 14.08.2022.
12.
URL: https://atlas.boprc.govt.nz/api/v1/edms/document/A3493369/content. Application date: 14.08.2022.
13.
URL: https://www.legislation.govt.nz/act/public/1991/0069/latest/DLM230265.html. Application date: 14.08.2022.
14.
Shmelev I.V. (2012). Administrative justice in New Zealand. Dissertation for the degree of candidate of legal sciences. Peoples' Friendship University of Russia. Moscow. 159 pages.
15.
URL: https://nzetc.victoria.ac.nz/tm/scholarly/tei-GovCons-t1-body-d1-d1.html. Application date: 14.08.2022.
16.
URL: https://legislation.govt.nz/act/public/1986/0114/latest/DLM94204.html. Application date: 17.08.2022.
17.
URL: https://www.royal.uk/her-majesty-the-queen. Application date: 18.08.2022.
18.
URL: https://gg.govt.nz/governor-general. Application date: 18.08.2022.
19.
URL: https://www.govt.nz/. Application date: 18.08.2022.
20.
URL: https://www.govt.nz/organisations/. Application date: 21.08.2022.
21.
URL: https://www.mpi.govt.nz/. Application date: 21.08.2022.
22.
URL: https://www.govt.nz/organisations/ministry-for-primary-industries/. Application date: 21.08.2022.
23.
URL: https://www.civildefence.govt.nz/. Application date: 21.08.2022.
24.
URL: https://dpmc.govt.nz/. Application date: 21.08.2022.
25.
International Energy Agensy. (2020), New Zealand's legislation on oil security, IEA, Paris. Link on the text: Retrieved from URL: https://www.iea.org/articles/new-zealand-s-legislation-on-oil-security. Application date: 21.08.2022.
26.
URL: https://www.climatecommission.govt.nz/. Application date: 21.08.2022.
27.
URL: https://www.mbie.govt.nz/. Application date: 21.08.2022.
28.
URL: https://www.govt.nz/organisations/new-zealand-petroleum-and-minerals/. Application date: 21.08.2022.
29.
URL: https://www.govt.nz/organisations/ministry-of-business-innovation-and-employment/. Application date: 21.08.2022.
30.
URL: https://www.mbie.govt.nz/building-and-energy/energy-and-natural-resources/energy-consultations-and-reviews/. Application date: 21.08.2022.
31.
URL: https://www.dia.govt.nz/. Application date: 21.08.2022.
32.
URL: https://www.doc.govt.nz/. Application date: 21.08.2022.
33.
URL: https://www.linz.govt.nz/. Application date: 21.08.2022.
34.
URL: https://www.eeca.govt.nz/. Application date: 21.08.2022.
35.
URL: https://portal.worksafe.govt.nz/. Application date: 21.08.2022.
36.
URL: https://www.govt.nz/organisations/environmental-protection-authority/. Application date: 21.08.2022.
37.
URL: https://www.govt.nz/organisations/ministry-of-foreign-affairs-and-trade/. Application date: 21.08.2022.
38.
URL: https://www.maritimenz.govt.nz/. Application date:21.08.2022.
39.
URL: https://www.maritimenz.govt.nz/. Application date: 21.08.2022.
40.
URL: https://www.linz.govt.nz/overseas-investment. Application date: 21.08.2022.
41.
URL: https://www.antarcticanz.govt.nz/. Application date: 21.08.2022.
42.
URL: https://www.mfat.govt.nz/. Application date: 21.08.2022.
43.
Retrieved from URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pdf/antarctic.pdf. Application date: 21.08.2022.
44.
URL: https://www.ats.aq/e/protocol.html. Application date: 21.08.2022.
45.
Retrieved from URL: https://www.mfat.govt.nz/assets/Environment/Antarctica-and-the-Southern-Ocean/New-Zealand-Statement-of-Strategic-Interest-in-Antarctica-Revised-2002.pdf. Application date: 21.08.2022.
46.
URL: https://www.ccamlr.org/en/organisation/convention-area. Application date: 21.08.2022.
47.
URL: https://www.un.org/depts/los/convention_agreements/texts/unclos/unclos_r.pdf. Application date: 21.08.2022.
48.
URL: https://www.un.org/depts/los/clcs_new/clcs_home.htm. Application date: 21.08.2022.
49.
URL: https://www.mfat.govt.nz/en/environment/oceans-and-fisheries/our-maritime-zones-and-boundaries/. Application date: 21.08.2022.
50.
URL: https://www.legislation.govt.nz/act/public/1999/0142/latest/DLM49664.html. Application date: 21.08.2022.
51.
URL: https://www.legislation.govt.nz/act/public/1993/0095/latest/DLM314623.html. Application date: 21.08.2022.
52.
URL: https://legislation.govt.nz/act/public/1981/0053/13.0/DLM52885.html. Application date: 21.08.2022.
53.
URL: https://www.legislation.govt.nz/act/public/1996/0030/latest/DLM381222.html. Application date: 21.08.2022.
54.
URL: https://www.legislation.govt.nz/act/public/1989/0018/latest/DLM145966.html. Application date: 21.08.2022.
55.
URL: https://www.legislation.govt.nz/act/public/1978/0080/latest/DLM25111.html. Application date: 21.08.2022.
56.
URL: https://www.antarcticanz.govt.nz/environment. Application date: 21.08.2022.
57.
Retrieved from URL: https://d1e7mq055r7tid.cloudfront.net/images/Environmental-Legislation-for-New-Zealanders-in-Antarctica-APRIL2019.pdf. Application date: 21.08.2022.
58.
URL: https://www.environmentcourt.govt.nz/. Application date: 21.08.2022.
59.
URL: https://www.maorilandcourt.govt.nz/. Application date: 21.08.2022.
60.
URL: https://www.pce.parliament.nz/. Application date: 21.08.2022.
61.
Foley Paul (2019). In a nutshell: oil and gas law in New Zealand. A general introduction to the legal and regulatory framework governing the oil and gas sector in New Zealand. The Oil and Gas Law Review, 7s edition. PDF version. 7 pages.Not retrieved.
62.
URL: https://environment.govt.nz/acts-and-regulations/acts/. Application date: 22.08.2022.
63.
Retrieved from URL: https://www.nzpam.govt.nz/assets/Uploads/doing-business/nz-petroleum-basins-part-one.pdf. Application date: 22.08.2022.
64.
Retrieved from URL: https://www.nzpam.govt.nz/assets/Uploads/doing-business/nz-petroleum-basins-part-two.pdf. Application date: 22.08.2022.
65.
Makgill Robert. (2014). Sounding Out Riches and Risk: Approaching Environmental regulation of Oil and Gas within New Zealand’s EEZ. Exploration and Development within the EEZ – offshore oil and gas (New Zealand Law Society, Wellington 2014). Pages 1-34.
66.
Foley Paul (2019). Oil and gas exploration and production in New Zealand. New Zealand-October 25 2019 A look at the key licensing requirements and production restrictions for oil and gas companies operating in New Zealand. The Oil and Gas Law Review, 7s edition. PDF version. 5 pages. Not retrieved.
67.
King Tony. (2012). New Zealand mining legislation and recommendations for change following the Pike River disaster. AusIMM Bulletin, (6), 45-50.
68.
Fry Susan. (1990). The mining consent process in the Resource Management Bill : a step forward from the Mining Act 1971? LLB teesis. Victoria Law School. 54 pages.
69.
URL: https://www.mbie.govt.nz/building-and-energy/energy-and-natural-resources/energy-consultations-and-reviews/review-of-the-crown-minerals-act-1991/. Application date: 22.08.2022.
70.
URL: https://www.nzpam.govt.nz/how-we-regulate/legislation-we-act-under/. Application date: 22.08.2022.
71.
URL: https://www.legislation.govt.nz/act/public/2012/0072/82.0/whole.html. Application date: 22.08.2022.
72.
URL: https://www.environmentcourt.govt.nz/about/jurisdiction/. Application date:22.08.2022.
73.
URL: https://www.legislation.govt.nz/act/public/1994/0104/latest/DLM337385.html#DLM337385. Application date: 22.08.2022.
74.
URL: https://www.epa.govt.nz/industry-areas/eez-marine-activities/about-the-exclusive-economic-zone-and-continental-shelf/. Application date: 22.08.2022.
75.
URL: https://www.legislation.govt.nz/regulation/public/2007/0399/latest/DLM1120013.html. Application date: 22.08.2022.
76.
URL: https://www.legislation.govt.nz/regulation/public/2007/0138/latest/DLM437863.html. Application date: 22.08.2022.
77.
URL: https://www.legislation.govt.nz/regulation/public/2016/0275/latest/DLM7030945.html. Application date: 22.08.2022.
78.
URL: https://www.legislation.govt.nz/regulation/public/2016/0274/latest/DLM7031238.html. Application date: 22.08.2022.
79.
URL: https://www.legislation.govt.nz/regulation/public/2013/0206/latest/DLM5211652.html. Application date: 22.08.2022.
80.
URL: https://www.legislation.govt.nz/regulation/public/2013/0126/latest/DLM5156989.html. Application date: 22.08.2022.
81.
URL: https://www.linz.govt.nz/overseas-investment. Application date: 22.08.2022.
82.
URL: https://www.legislation.govt.nz/act/public/2005/0082/latest/whole.html#DLM356891. Application date: 22.08.2022.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью на тему «Правовой режим недропользования в Новой Зеландии».
Предмет исследования. Предложенная на рецензирование статья посвящена правовому режиму «…недропользования в Новой Зеландии». Автором выбран особый предмет исследования: предложенные вопросы исследуются с точки зрения конституционного права Новой Зеландии и в некоторой степени административного права, при этом автором отмечено, что «…отдельные функции в области экологии и природопользования в Новой Зеландии осуществляются региональными и территориальными органами местного самоуправления». Изучаются законодательство Новой Зеландии, имеющее отношение к цели исследования. Также изучается и обобщается некоторый объем не совсем современной научной исторической литературы по заявленной проблематике во вступлении к статье, анализ и дискуссия с авторами-оппонентами не приводится. При этом автор отмечает, используя мнение единственного оппонента-юриста, что «…территориальный орган местного самоуправление вправе по своему усмотрению оперативно вмешиваться в хозяйственную деятельность юридических лиц, причиняющих вред природной среде, за счёт местного бюджета устранять нарушения природоохранного законодательства, экологический и иной ущерб, а затраты на соответствующие операции по охране окружающей среды компенсировать в судебном порядке, взыскивая их с правонарушителя. [9] Приведенное полномочие местной власти обеспечивает реальный муниципальный контроль хозяйствующих субъектов».
Методология исследования. Цель исследования определена названием и содержанием работы: «Эффективное взаимодействие между органами местной власти, в том числе по проблемам природопользования, обеспечивается заключением между ними трехлетних соглашений (англ. Triennial agreements), особенно если это касается природных объектов, расположенных в юрисдикции нескольких органов местного самоуправления. Такие соглашения аналогичны interstate compacts – конституционным соглашениям, применяемым в праве окружающей среды (англ. Environmental Law) Соединенных Штатов Америки и имеют общий английский «корень», поскольку государства относятся к одной и той же правовой системе, а ранее являлись членами одной правовой семьи». Она может быть обозначена в качестве рассмотрения и разрешения отдельных проблемных аспектов, связанных с вышеназванными вопросами и использованием определенного опыта. Исходя из поставленных цели и задач, автором выбрана определенная методологическая основа исследования. В частности, автором используется совокупность общенаучных, специально-юридических методов познания. В частности, практически не используется методы анализа и синтеза, которые позволили бы обобщить различные подходы к предложенной тематике разных авторов и повлияли бы на выводы автора. Наибольшую роль сыграли специально-юридические методы. В частности, автором применялся формально-юридический метод, который позволил провести анализ и осуществить толкование норм действующего законодательства Новой Зеландии. При этом в контексте цели исследования формально-юридический метод мог бы быть применен в совокупности со сравнительно-правовым методом, тем более автор привел научные работы (правда только российских ученых). Таким образом, выбранная автором методология не в полной мере адекватна цели статьи, позволяет изучить только определенные аспекты темы.
Актуальность заявленной проблематики не вызывает сомнений. Данная тема с правовой точки зрения может считаться актуальной, отмечено: «…не только органы местного самоуправление, но и органы исполнительной власти Новой Зеландии принимают участие в управлении природопользованием, что подразумевает выяснение конституционно-правовой и административно-правовой природы государственного аппарата в области управления природными ресурсами, выявление их современной системы и структуры, а также их генезиса». И на самом деле здесь должен следовать анализ работ оппонентов и НПА, но он следует только в отношении НПА, где автор показывает умение владеть материалом. Но работ оппонентов просто нет! Тем самым, научные изыскания в предложенной области стоит только приветствовать.
Научная новизна. Научная новизна предложенной статьи вызывает сомнения. Она не выражается в конкретных научных выводах автора. Среди них, например, такой: «…новозеландские природные ресурсы являются собственностью Короны, которая осуществляет государственный суверенитет и провозглашает право собственности на природные ресурсы морского дна, недр исключительной экономической зоны и континентального шельфа Новой Зеландии, несмотря на положения норм международного морского права». Как видно, указанный и иные «теоретические» выводы не совсем могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях. Однако материалы статьи в представленном виде могут иметь определенный интерес для научного сообщества с учетом замечаний.
Стиль, структура, содержание. Тематика статьи в основном не соответствует специализации журнала «Административное право и практика администрирования», так как она лишь отчасти посвящена правовому режиму «…недропользования в Новой Зеландии». В статье отсутствует аналитика по научным работам оппонентов, поэтому автор не смог отметить, что уже ставился вопрос, близкий к данной теме. Автор не использует материалы оппонентов (а их и нет), соответственно и не дискутирует с оппонентами. Содержание статьи отчасти соответствует названию, так как автор рассмотрел многие проблемы, достиг некоторых целей своего исследования. Качество представления исследования и его результатов следует признать не до конца проработанным. Из текста статьи прямо следуют предмет, задачи, методология, отсутствуют результаты юридического исследования и научная новизна. Оформление работы не соответствует требованиям, предъявляемым к подобного рода работам. Существенные нарушения данных требований: не выдержан объем статьи; много материала на отвлеченные для данного журнала темы; отсутствие библиографии по юридической тематике (в основном исторические исследования); не ясно откуда автор берет материал (отсутствуют ссылки на источники и НПА); отсутствуют ссылки на зарубежные исследования и др.
Библиография. Следует низко оценить качество представленной и использованной литературы (см. выше). Отсутствие зарубежной литературы сужает обоснованность выводов автора. Труды приведенных авторов не совсем соответствуют теме исследования, не обладают признаком достаточности, не способствуют раскрытию многих аспектов темы.
Апелляция к оппонентам. Автор не провел серьезный анализ текущего состояния исследуемой проблемы. Автор описывает во вступлении разные точки зрения на проблему (в основном в историческом плане), аргументирует правильную по его мнению позицию не опираясь на работы оппонентов, предлагает варианты решения отдельных проблем.
Выводы, интерес читательской аудитории. Выводы являются логичными, не всегда следуют из статьи, они получены с использованием общепризнанной методологии. Статья в данном виде не может быть интересна читательской аудитории в плане наличия в ней систематизированных позиций автора применительно к заявленным в статье вопросам на основе анализа работ оппонентов, что должно быть характерно для юридических исследований. На основании изложенного, суммируя все положительные и отрицательные стороны статьи рекомендую «отправить на доработку».

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования. Предметом исследования рецензируемой статьи "Правовой режим недропользования в Новой Зеландии" является совокупность специальных правил (юридических средств), установленных в международных и национальных нормативных правовых актах, регулирующих общественные отношения в сфере недропользования в Новой Зеландии, отражающих специфику и создающих наиболее благоприятные условия для реализации субъективных прав и удовлетворения законных интересов всех участников правоотношений (публично-правовых образований и частных лиц).
Методология исследования. Методологической основой статьи является системно-структурный подход к исследованию правового режима недропользования в Новой Зеландии. Основной метод исследования – сравнительный анализ. Без изучения зарубежного опыта и использования сравнительного правоведения, позволяющего не повторять ошибок в отечественном законодательстве и судебной практике, трудно оценить эффективность решения проблем права и правоприменения в данной области общественных отношений. В ходе подготовки статьи применялись и другие современные методы научного познания, как общенаучные, так и частные. Методологический аппарат исследования составили следующие элементы анализа: диахронное и синхронное, внутреннее и внешнее сравнение, формально-юридический и социологический методы, а также диалектические методы научного познания: анализ, абстрагирование, индукция, дедукция, гипотеза, аналогия, синтез, исторический и теоретико-прогностический. В работе использовалось сочетание теоретической и эмпирической информации.
Актуальность исследования. Тема рецензируемой статьи безусловна актуальна и практически значима. Автором исследован больший спектр вопросов по выбранной теме, а также показана важность регионализации законодательства.
Научная новизна. Рецензируемая статья может внести вклад в отечественную юриспруденцию по направлению сравнительного правоведения. Публикаций российских авторов по вопросам правового регулирования недропользования в Новой Зеландии немного, что повышает ценность для нашей науки этой статьи.
Стиль, структура, содержание. В целом статья написана научным стилем. Статья структурирована (введение, основная часть, заключения (выводы и предложения автора)). По содержанию статья раскрывает заявленную автором тему. Вместе с тем, большой массив материала в статье носит описательный характер. В качестве пожелания автору проработать тенденции в формирование правовых подходов в установлении правовых режимов недропользования в Новой Зеландии (например, регионализация законодательства или напротив глобализация и т.д.). Можно сказать, что материал изложен последовательно, грамотно и ясно.
Библиография. В целом автором при написании статьи использовано достаточное количество источников по теме, включая как официальные источники, так и научные публикации последних лет с применением баз данных сети Интернет. Список библиографии оформлен не совсем в соответствии с требованиями (в основном это касается интернет-источников). Необходимо обратиться к библиографическим ГОСТ.
Апелляция к оппонентам. В целом обращение автора к оппонентам можно охарактеризовать как корректное. Все заимствования оформлены в форме цитирования ссылками на источник опубликования.
Выводы, интерес читательской аудитории. Рецензируемая статья "Правовой режим недропользования в Новой Зеландии" в целом отвечает установленным требованиям и может быть опубликована в журнале "Административное право и практика администрирования" актуальность, научная новизна, стиль написания, раскрытие темы и соответствие содержания статьи заявленной теме). Отдельные замечания рецензента носят формальный характер и являются устранимыми.
В качестве заключения хотелось отметить, что вопросы сравнительного правоведения всегда представляют интерес как для специалистов в области компаративистики так и для широкого круга читателей.