Читать статью 'Гендерные и возрастные отличия факторов аутоагрессивного поведения у подростков' в журнале Психология и Психотехника на сайте nbpublish.com
Рус Eng Cn Перевести страницу на:  
Please select your language to translate the article


You can just close the window to don't translate
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Психология и Психотехника
Правильная ссылка на статью:

Гендерные и возрастные отличия факторов аутоагрессивного поведения у подростков

Ростовцева Марина Викторовна

доктор философских наук

доцент, Сибирский федеральный университет

660030, Россия, Красноярский край, г. Красноярск, ул. Вильского, 18а

Rostovtseva Marina Viktorovna

Doctor of Philosophy

Professor, Siberian Federal University

660030, Russia, Krasnoyarskii Krai oblast', g. Krasnoyarsk, ul. Vil'skogo, 18a, kv. 58

marin-0880@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Колкова Светлана Михайловна

кандидат психологических наук

доцент, кафедра Психологии развития и консультирования, ФГАОУ ВО Сибирский федеральный университет

660028, Россия, г. Красноярск, ул. Свободный, 79

Kolkova Svetlana Mikhailovna

PhD in Psychology

Associate Professor, Department of Developmental Psychology and Counseling, Siberian Federal University

660028, Russia, g. Krasnoyarsk, ul. Svobodnyi, 79

kolkova67@mail.ru
Бутенко Вера Николаевна

кандидат психологических наук

доцент, кафедра Психологии развития и консультирования, ФГАОУ ВО Сибирский федеральный университет

660028, Россия, г. Красноярск, ул. Свободный, 79

Butenko Vera Nikolaevna

PhD in Psychology

Associate Professor, Department of Developmental Psychology and Counseling, Siberian Federal University

660028, Russia, g. Krasnoyarsk, ul. Svobodnyi, 79

buten-and@yandex.ru
Машанов Александр Александрович

кандидат медицинских наук

доцент, кафедра социальных технологий, Сибирский федеральный университет

660030, Россия, Красноярский край, г. Красноярск, ул. Проспект Свободный, 79

Mashanov Aleksandr Aleksandrovich

PhD in Medicine

Associate Professor, the department of Social Technologies, Siberian Federal University 

660030, Russia, Krasnoyarskii krai, g. Krasnoyarsk, ul. Prospekt Svobodnyi, 79

aa-mashanov@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Скутина Татьяна Васильевна

кандидат психологических наук

доцент, кафедра Психологии развития и консультирования, ФГАОУ ВО "Сибирский федеральный университет"

660028, Россия, г. Красноярск, ул. Свободный, 79

Skutina Tat'yana Vasil'evna

PhD in Psychology

Associate Professor, Department of Developmental Psychology and Counseling, Siberian Federal University

660028, Russia, g. Krasnoyarsk, ul. Svobodnyi, 79

tvforte@mai.ru

DOI:

10.7256/2454-0722.2022.3.38278

EDN:

VEKLWO

Дата направления статьи в редакцию:

16-06-2022


Дата публикации:

15-09-2022


Аннотация: Предметом исследования являются гендерные и возрастные различия аутоагрессивного поведения подростков. Было проведено эмпирическое исследование на МБОУ СШ № 2 п. Емельяново, Красноярского края. Анализ гендерных различий в возрастной динамике и распространенности форм суицидального поведения показал, что среди юношей, учащихся в 9 классе выраженной динамики по распространенности различных форм суицидального поведения не отмечалось. В дальнейшем наблюдается тенденция к заметному росту суицидальных попыток в 10 классе-2%, в 11-3%. Сходная тенденция наблюдалась и по распространенности суицидальных намерений. Уровень умышленных самоповреждений выше в 10 классе. У девочек-подростков, в отличие от юношей, первый пик аутоагрессивных проявлений наблюдается в 9 классе. Затем уровень суицидальных попыток, суицидальных намерений и умышленных самоповреждений значительно снижается. Результаты исследования показали, что из форм суицидального поведения, в которых проявляется аутоагрессия, наиболее распространены суицидальные намерения как у девушек (36%), так и у юношей (29%). К суицидальным намерениям в данном случае относятся частые мысли и представления о своей собственной смерти. Около 2% девушек и 8% юношей совершали суицидальные попытки, имевшие демонстративный, «шантажный» или протестный характер. Для юношей - подростков оказались более значимыми такие показатели риска, как агрессивное поведение, склонность к вандализму, склонность к риску. Для девушек же более характерными показателями риска были недостаток внимания, склонность к истерикам, чувство одиночества и т.д. Общими для юношей и девушек тенденциями являются: низкая самооценка, дружба с более старшими по возрасту, вспыльчивость, разочарование в личной жизни.


Ключевые слова:

суицид, суицидальное поведение, аутоагрессия, подростки, гендерные различия, возрастные различия, уровень субъективного контроля, аутоагрессивное поведение, риск суицидального поведения, возрастная динамика

Abstract: The subject of the study is gender and age differences as factors of autoaggressive behavior of adolescents. An empirical study was conducted at secondary school No. 2 in the village of Yemelyanovo, Krasnoyarsk Krai. The analysis of gender differences in age dynamics and the prevalence of forms of suicidal behavior showed that among young men, students in grade 9, there was no pronounced dynamics in the prevalence of various forms of suicidal behavior. There is a tendency to a noticeable increase in suicide attempts in the 10th grade-2%, in 11-3%. A similar trend was observed in the prevalence of suicidal intentions. The level of intentional self-harm is higher in grade 10. In teenage girls, unlike boys, the first peak of autoaggressive manifestations is observed in the 9th grade. Then the level of suicidal attempts, suicidal intentions and intentional self-harm is significantly reduced. The results of the study showed that the forms of suicidal behavior in which autoaggression is manifested, suicidal intentions are most common in both girls (36%) and boys (29%). Suicidal intentions in this case include frequent thoughts and ideas about their own death. About 2% of girls and 8% of boys committed suicide attempts, which had a demonstrative, "blackmail" or protest character. For adolescent boys, such risk indicators as aggressive behavior, a tendency to vandalism, and a tendency to risk were more significant. For girls, the more characteristic risk indicators were lack of attention, a tendency to tantrums, a feeling of loneliness, etc. Common trends for boys and girls are: low self-esteem, friendship with older people, short temper, disappointment in personal life.



Keywords:

suicide, suicidal behavior, autoaggression, teenagers, gender differences, age differences, the level of subjective control, auto-aggressive behavior, risk of suicidal behavior, age dynamics

В переломные эпохи, такие как сейчас, особую значимость приобретает проблема жизни и смерти, когда в обществе происходят масштабные изменения, охватывающие все сферы человеческого существования. Такой во многом критический характер носит эпоха, в которой мы живем. Негативные последствия кризисов формируют специфическое отношение к ценности жизни в целом и в частности, к ценности собственной жизни [3, 4].

В настоящее время усилились проблемы психологического неблагополучия молодого поколения, одной из которых, и, может быть самой важной и значимой,- выступает явное снижение ценности собственной жизни. Об этом свидетельствует увеличение количества суицидальных попыток и завершенных суицидов, стремительно развивающаяся наркотизация и алкализация молодежи, повышение интереса к экстремальным формам проведения досуга, предпочтение виртуального мира - реальному [5, 6, 7].

Все чаще молодое поколение приходит к духовному опустошению, потери нравственных ориентиров, трансформации гендерных ролей в современном обществе. Именно поэтому проблема проявления аутоагрессии особенно важной становится в период подросткового возраста. Подтверждением тому служит высокий уровень распространенности среди подростов суицидальных попыток. И это неудивительно, ведь именно на этом этапе развития и формирования личности расширяются представления об окружающем мире, подросток начинает осознавать свою наступившую «зрелость». Время и пространство воспринимаются иначе. Наступает период многочисленных межличностных и внутриличностных конфликтов, непонимания со стороны близких [].

Теме аутоагресси у подростков посвящено большое количество работ. Амбрумова А.Г., Вроно Е.М., Ратинова Н.А. изучали факторы суицидального поведения подростков[1,2]. Возрастные отличия и особенности гендерной специфики аутоагрессии рассматривали Ениколопов, Д. B. Ерофеева; Б.П. Яковлев, О.Г. Литовченко, 2019).Зарубежными исследователями (Berger, 2019; Hennington, Hughes, Cavell and Thompson, 2020; Similarly, Burman, Tisdall and Brown, 2020) выявлено, что в последнее время увеличилось число суицидов среди девушек.

Проблема гендерных различий аутоагрессивного поведения имеет значение в контексте самоидентификации и самоопределения девочками и мальчиками своей социальной и гендерной роли, а также результаты исследований подобной тематики могут быть использованы при разработке мер профилактики суицидального поведения и выработке продуктивной стратегии работы в общеобразовательных и специализированных образовательных учреждениях [8, 9, 10].

Целью настоящего исследования было выявление гендерных и возрасных различий в аутоагрессивном поведении.

Объект исследования – аутогрессия. Предмет – гендерные и возрастные различия аутоагрессии у подростков.

В связи с описанной проблемой было проведено исследование на 66 подростках Емельяновской средней общеобразовательной школы №2. В исследовании принимали участие 33 юноши и 33 девушки.

Характеристика выборки представлена в таблице 1

Таблица 1 – Возрастная и гендерная характеристика выборки

Выборка

Возраст

9 кл. (14-15)

10 кл.(15-16)

11 кл.(16-17)

n

%

n

%

n

%

девушки

11

16,7

11

16,7

11

16,7

юноши

11

16,7

11

16,7

11

16,7

Этнический состав исследуемых подростков был следующим: 97%- русские, 3%- армяне. Социально- экономический статус семей, в которых воспитывались участники исследования был высоким в 4%, средним- в 86%, низким- в 10% случаев. В полных семьях воспитывались- 78%, в неполных- 22%.

Исследование проводилось с помощью следующих методик: «Опросник Мини-Мульт (сокращенный вариант MMPI)», «Характерологические акцентуации личности и нервно - психологическая неустойчивость», «Метод исследования уровня субъективного контроля (УСК)», «Методика диагностики межличностных отношений Т.Лири», «Методика семейных отношений Рене Жиля», «Методика исследования суицидального поведения «Суицид - контроль».

Использование методики УСК в рамках данного исследования было направлено на выявление уровня субъективного контроля над разнообразными жизненными ситуациями. Полученные результаты представлены на рисунке 1 и 2.

Рисунок 1- Показатели уровня субъективного контроля у юношей

Рисунок 2 - Показатели уровня субъективного контроля у девушек

Таким образом, анализируя полученные результаты можно проследить следующие тенденции. Общий показатель уровня субъективного контроля, как у юношей, так и у девушек достаточно высокий.

Распространенность высоких показателей по данным шкалам свидетельствует высокому уровню субъективного контроля над любыми жизненными ситуациями, эмоционально положительными событиями и т.д. Низкие показатели свидетельствуют о низком уровне субъективного контроля, неспособности объективно оценивать различные жизненные ситуации и выстраивать отношения с окружающими.

Так у юношей, учащихся в 9 классе показатели по шкалам УСК преимущественно выше, чем в 10 и 11 классах. То есть с учетом возрастной динамики у юношей, можно проследить тенденцию спада высоких показателей с каждой последующей возрастной категорией.

У девушек же наблюдается обратная тенденция. Низкие показатели преимущественно распространены среди учащихся 9 классов. Затем, в 10 и 11 классах наблюдается их значительный рост.

Полученные результаты с помощью методики УСК уже позволяют рассмотреть существующие гендерные и возрастные различия у подростков. Уже на данном этапе исследования можно предположить, что в большей степени предрасположены к формированию и проявлению аутоагрессии подростки с низкими показателями уровня субъективного контроля, так как неспособность объективно оценивать различные жизненные ситуации и адекватно реагировать в критических случаях может привести к различным аутоагрессивным действиям.

Далее на втором этапе исследования эти результаты будут подвергнуты дополнительному качественному и количественному анализу для выявления и изучения показателей риска аутоагрессии.

Использование методики Мини-Мульт (сокращенный вариант MMPI) в рамках данного исследования было направлено на изучение личностных свойств, психических состояний и степень адаптированности испытуемых.

Полученные результаты представлены на рисунке 3 и 4.

Рисунок 3- Показатели по шкалам Мини-Мульт у юношей

Рисунок 4- Показатели по шкалам Мини-Мульт у юношей

Таким образом, в результате соотношений количественных показателей базисных шкал опросника Мини-Мульт, были выявлены доминирующие шкалы, каждая из которых определяет степень выраженности той или иной личностной тенденции.

Анализ полученных результатов показал, что ведущими шкалами, определяющими личностный профиль, у юношей являются шкалы: «Оптимистичность», «Индивидуалистичность» и «Импульсивность».

Преимущество данных показателей с одной стороны свидетельствует о выраженной независимости суждений и поступков, жизненной активности, общительности и т.д. Но с другой стороны в некоторых ситуациях может проявляться повышенная импульсивность, склонность к неадекватному поведению, раздражительность и т.д.

Распространенность высоких показателей по данным шкалам можно проследить как среди учащихся 9-х классов, так и среди учащихся 10 и 11 классов. Единственным отличием является процентное соотношение, которое как видно, с каждой последующей возрастной категорией увеличивается (см. таблицу 3.3).

В возрастных группах девушек существуют некоторые отличия. Среди учащихся 9-х и 10-х классов, ведущими являются следующие шкалы: «Эмоциональная лабильность», «Индивидуалистичность» и «Импульсивность». Высокие показатели по данным шкалам свидетельствуют о повышенной чувствительности к средовым воздействиям, неустойчивости эмоциональных состояний, недостатки внимания, повышенной импульсивности, раздражительности и т.д.

У девушек, учащихся в 11 классе ведущими являются шкалы: «Эмоциональная лабильность», «Оптимистичность», «Импульсивность». Распространенность высоких показателей по данным шкалам свидетельствует о высоком уровне оптимистичности, стеническом типе реагирования, неустойчивости эмоциональных состояний, недостатки внимания, повышенной импульсивности и т.д. Рассматривая процентное соотношение в возрастных категориях у девушек, можно проследить тенденцию обратную показателям юношей. Здесь с каждой возрастной категорией процентный уровень по каждой ведущей шкале, как видно, снижается (см. таблицу 3.3).

В целом же анализируя личностный профиль юношей и девушек, в различных возрастных категориях, необходимо отметить значительное сходство доминирующих шкал. Это сходство, несмотря на ряд гендерных различий, безусловно, объясняется особенностями подросткового возраста, которые задают собственные поведенческие и личностные тенденции развития.

Как известно, общение со сверстниками, в подростковом возрасте является ведущим видом деятельности. Именно здесь осваиваются нормы социального поведения, нормы морали, здесь устанавливаются отношения равенства и уважения друг к другу, здесь подросток ищет свое «Я» и пытается самоутвердиться.

Исследование сферы межличностных отношений проводилось с помощью методики Т.Лири, которая предназначена для исследования представлений о себе и идеальном «Я», а так же для изучения взаимоотношений в малых группах.

Показатели, полученные с помощью данной методики, позволили выявить преобладающие типы отношений к окружающим. Их распространенность в рамках возрастных и гендерных категорий представлены на рисунках 5 и 6.

Рисунок 5- Показатели распространенности типов отношений к окружающим у юношей

Рисунок 6- Показатели распространенности типов отношений к окружающим у девушек

Таким образом, анализ полученных результатов позволил выявить преобладающие типы отношений к окружающим. Как видно, у юношей такими типами являются агрессивный и эгоистический. Преобладание данных типов свидетельствует о склонности к соперничеству, ориентации на себя, жестокости, прямолинейности и т.д.

При рассмотрении показателей по возрастным категориям, заметна тенденция роста процентного соотношения по преобладающим типам отношений.

У девушек же, доминирующими являются дружелюбный и эгоистический тип. Высокие показатели по данным типам свидетельствуют о склонности к сотрудничеству, к компромиссу, дружелюбию, но в то же время, наличии эгоистических черт и ориентации на себя. Не мало важно учесть и тот факт, что при рассмотрении возрастных категорий девушек ярко выражена тенденция снижения количественных показателей по эгоистическому типу, и тенденция роста по дружелюбному типу (см. таблицу 3.4).

Преобладание эгоистического типа и у девушек и у юношей, безусловно, можно объяснить особенностями их возрастного периода. А вот доминирование дружелюбного типа у девушек и агрессивного- у юношей, в первую очередь объясняется гендерными различиями.

С помощью проективной методики Рене Жиля исследовалась сфера внутрисемейных отношений подростков. Конечно, неудовлетворенность во взаимоотношениях с родителями в период подросткового возраста обостряется. И уже теоретически можно предположить, что внутрисемейные конфликты могут являться показателями риска аутоагрессии.

Поэтому в рамках данного исследования применение методики Рене Жиля в первую очередь было направлено на выявление степени удовлетворенности подростками отношениями внутри семьи.

Полученные результаты представлены на рисунках 7 и 8. .

Рисунок 7- Показатели степени удовлетворенности внутрисемейными отношениями у юношей

Рисунок 8 - Показатели степени удовлетворенности внутрисемейными отношениями у девушек

Анализ полученных результатов показал, что высокая степень удовлетворенности внутрисемейными отношениями наблюдается только у юношей, учащихся в 9 классе. В других возрастных категориях идет значительное снижение этих показателей.

У девушек же преимущественно наблюдается низкая степень удовлетворенности внутрисемейными отношениями, несмотря на то, что в 10 и 11 классах заметна тенденция роста количественных показателей, относительно 9 класса.

Показатели, полученные в результате исследования сфер межличностных и семейных отношений, имеют высокое практическое значение. Ведь подростки, не нашедшие системы, удовлетворяющей их общение как в семье, так и среди сверстников, наиболее склонны к аутоагрессии и проявлению ее различных формах суицидального поведения.

С помощью методики «Характерологические акцентуации личности и нервно- психологическая неустойчивость», в рамках данного исследования выявлялись особенности проявления характерологических акцентуаций личности респондентов. На основании анализа полученных числовых значений, приведенных в 9- бальной шкале, по каждой акцентуации, с учетом соотношения выраженности той или иной черты характера, выявлялись ведущие типы.

Таким образом, анализ полученных результатов, показал, что наиболее выраженными характерологическими акцентуациями личности у девушек в 9, 10 и 11 классах являются истероидный (в 9 классе- 42%, в 10- 35%, в 11-33%) и эксплозитивные (в 9 классе- 36%, в 10-33%, в 11-29%) типы. Несмотря на то, что с каждой последующей категорией процентные показатели по данным шкалам снижаются, эти типы остаются доминирующими.

У юношей же во всех трех возрастных категориях ведущими являются так же как и у девушек истероидная и эксплозитивная формы акцентуации. Но привлекает внимание тенденция роста количественных показателей по данным типам. Так, если в 9 классе процентное соотношение по истероидной форме составило 30%, а по эксплозитивной- 28%, то в 10 классе по первому типу- 35%, по второму-30%. А в 11 классе, показатели- истероидной форме превысили 40%, по эксплозитивной- 37%.

Высокие показатели по данным шкалам свидетельствуют о демонстративном поведении, эгоцентризме, недостатке внимания, повышенной раздражительности и.т.д (рисунок 9, 10).

Рисунок 9- Характерологические акцентуации личности и нервно- психологическая неустойчивость у юношей

Рисунок 10- Характерологические акцентуации личности и нервно- психологическая неустойчивость у девушек

Второй этап исследования был направлен в первую очередь на дополнительный качественный и количественный анализ полученных на предыдущем этапе результатов.

Полученные данные с помощью методик «Мини-Мульт (сокращенный вариант MMPI)», «Характерологические акцентуации личности и нервно- психологическая неустойчивость», «Метод исследования уровня субъективного контроля (УСК)», «Методика диагностики межличностных отношений Т.Лири», «Методика семейных отношений Рене Жиля» позволили выявить показатели риска аутоагрессии у подростков и оценить гендерные различия в их распространенности и возрастной динамике.

Полученные результаты представлены в Таблице 2.

Таблица 2-Гендерные различия в показателях риска аутоагрессивного поведения, их распространенность и возрастная динамика

Показатели риска

Распространенность и возрастная динамика показателей риска

Юноши- подростки, %

Девушки- подростки, %

9 кл.

10 кл.

11 кл.

9 кл.

10 кл.

11 кл.

Агрессивное поведение

38,6

42,1

52,4

29,3

22,3

17,6

Низкая самооценка

35,6

26,8

25,4

32,1

29,5

28,4

Низкий уровень УСК

21,6

32,7

35,6

39,8

27,6

25,3

Неудовлетворенность отношениями с родителями

33

75

74

69

51

54

Недостаток внимания

59

68

75

77

69

73

Высокий уровень НПН

1

1,3

3,2

3,1

1,2

1,01

Разочарование в личной жизни

33,8

39,4

51,2

54,6

46,1

42,3

Считают себя одиноким человеком

23,1

26,8

30,4

46,3

36,2

26,4

Отсутствие опыта общения с противоположным полом

44,5

56,1

76,9

67,9

66,3

71,2

Склонность к риску

32,1

49,4

65,7

45,3

48,2

50,1

Считают свою судьбу «несчастливой»

16,5

25,6

35,8

31,9

22,6

13,2

Враждебные личностные установки

10,5

14,8

21,6

19,2

14,3

11,1

Испытывали желание убежать из дома

16,3

29,7

39,7

38,6

25,2

13,4

Вспыльчивость

59,8

69,9

79,8

73,8

68,9

61,2

Склонность к неадекватным поступкам

24,6

34,6

52,3

58,3

39,1

13,2

Дружба с более старшими по возрасту

29,8

44,5

55,1

59,8

41,2

67,6

Склонность к вандализм

33,1

45,9

61,2

31,2

20,1

16,4

Склонность к истерикам

36,4

45,8

56,7

78,4

65,4

51,2

Проводят все свободное время в компании

45,4

71,3

86,5

79,8

58,6

61,2

Таким образом, анализ выявленных показателей риска аутоагрессивного поведения у подростков, позволил сделать следующие выводы. Из таблицы 2 видно, что у девушек процентное соотношение распространенности показателей риска с каждой последующей возрастной категорией заметно уменьшается. У юношей же распространена обратная тенденция, то есть процентный показатель с каждой последующей возрастной категорией увеличивается.

Анализ гендерных различий в распространенности и возрастной динамике показателей риска аутоагрессии у подростков выявил следующие тенденции. Наиболее распространенными общими показателями риска, как для юношей, так и для девушек являются: низкая самооценка, дружба с более старшими по возрасту, вспыльчивость, разочарование в личной жизни и т.д. В то же время наблюдались и гендерные отличия. Так, для юношей- подростков оказались более значимыми такие показатели риска, как агрессивное поведение, склонность к вандализму, склонность к риску. Для девушек же более характерными показателями риска были недостаток внимания, склонность к истерикам, чувство одиночества и т.д.

И, наконец, заключительным этапом исследования в рамках данной дипломной работы, был анализ результатов, полученных с помощью

методики контроля суицидального поведения «Суицид- контроль». С помощью данной методики исследовались гендерные различия в распространенности и возрастной динамике различных форм суицидального поведения. Полученные результаты представлены на рисунке 11.

Рисунок 3.1- Гендерные различия в распространенности форм суицидального поведения

Как видно из данного графика, из форм суицидального поведения, в которых проявляется аутоагрессия, наиболее распространены суицидальные намерения как у девушек (36%), так и у юношей (29%). К суицидальным намереньям в данном случае относятся частые мысли и представления о своей собственной смерти. Около 2% девушек и 8% юношей совершали суицидальные попытки, имевшие демонстративный, «шантажный» или протестный характер. Протестные самоповреждения совершали у девушек менее 15% и 9% у юношей, импульсивные самоповреждения: у девушек-10%, у юношей-8%; самоповреждения с групповой мотивацией: у девушек-5%, у юношей-7%. Наиболее редко встречались истинные суицидальные попытки: 3% у девушек и 5% у юношей.

Возрастная динамика распространенности различных форм аутоагрессии у юношей и у девушек представлена на Рисунке 12 и Рисунке 13.

Рисунок 12-Возрастная динамика распространенности форм суицидального поведения у юношей 14-17 лет

Рисунок 13. Возрастная динамика распространенности форм суицидального поведения у девушек 14-17 лет

Таким образом, анализ гендерных различий в возрастной динамике и распространенности форм суицидального поведения показал, что среди юношей, учащихся в 9 классе выраженной динамики по распространенности различных форм суицидального поведения не отмечалось. В дальнейшем наблюдается тенденция к заметному росту суицидальных попыток в 10 классе-2%, в 11-3%. Сходная тенденция наблюдалась и по распространенности суицидальных намерений. Уровень умышленных самоповреждений, напротив, заметно выше в 10 классе.

У девочек-подростков, в отличие от юношей, первый пик аутоагрессивных проявлений наблюдается в 9 классе. Затем уровень суицидальных попыток, суицидальных намерений и умышленных самоповреждений значительно снижается.

Итак, обобщив все результаты, полученные в рамках данного исследования, удалось, во-первых, выявить показатели риска аутоагрессии у подростков, проследить их распространенность и возрастную динамику и во-вторых, оценить гендерные различия в распространенности и возрастной динамике различных форм суицидального поведения, в которых проявляется аутоагрессиия.

Таким образом, анализ гендерных различий в распространенности и возрастной динамике показателей риска аутоагрессии у подростков выявил, что распространенными общими показателями риска, как для юношей, так и для девушек являются: низкая самооценка, дружба с более старшими по возрасту, вспыльчивость, разочарование в личной жизни и т.д. Гендерные различия проявились в том, что для юношей - подростков оказались более значимыми такие показатели риска, как агрессивное поведение, склонность к вандализму, склонность к риску. Для девушек же более характерными показателями риска были недостаток внимания, склонность к истерикам, чувство одиночества и т.д.

Анализ гендерных различий в возрастной динамике показателей риска аутоагрессии у подростков выявил что для юношей - подростков оказались более значимыми такие показатели риска, как агрессивное поведение, склонность к вандализму, склонность к риску. Для девушек же более характерными показателями риска были недостаток внимания, склонность к истерикам, чувство одиночества и т.д. Общие для юношей и девушек тенденции являются: низкая самооценка, дружба с более старшими по возрасту, вспыльчивость, разочарование в личной жизни.

Таким образом, полученные данные могут быть использованы при разработке мер профилактики суицидального поведения и выработке продуктивной стратегии работы с юношапи и девушками в общеобразовательных и специализированных образовательных учреждениях, в центрах социальной помощи, психологами-консультантами при оказании первой помощи лицам, находящимся в пограничном состоянии

Библиография
1.
Гудкова Е.В., Разова О.Е. Гендерные особенности агрессивного поведения в подростковом возрасте [Электронный ресурс] // Universum: психология и 203 образование. 2019. №4 (58). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/gendernyeosobennosti-agressivnogo-povedeniya-v-podrostkovom-vozraste (дата обращения: 30.05.2022).
2.
Змановская Е.В. Девиантология: (Психология отклоняющегося поведения). М., 2013.
3.
Бендас Т.В. Гендерная психология: учебное пособие. СПб., 2006.
4.
Кисилева Т.В. Гендерные различия в проявлении агрессии подростков // Евразийский Союз Ученых. № 8–9. 2019. С. 96–98.
5.
Курицына А.А., Бундало Н.Л. Гендерные особенности проявлений агрессивности и враждебности при посттравматическом стрессовом расстройстве [Электронный ресурс] // Сибирское медицинское обозрение. 2007. № 1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/gendernye-osobennosti-proyavleniy-agressivnosti-ivrazhdebnosti-pri-posttravmaticheskom-stressovom-rasstroystve (дата обращения: 30.05.2022).
6.
Маркова C.B. Исследование тендерных различий агрессивного и аутоагрессивного поведения у старших подростков // Всероссийская конференция Коченовские чтения «Психология и право в современной России».-М: МГППУ, 2010.-0,1 п.л.;
7.
Ростовцева М.В., Шайдурова О.В., Гончаревич Н.А., Ковалевич И.А. Особенности социальной перцепции в подростковом возрасте // Вестник Новосибирского государственного педагогического университета. 2017. Т. 7. № 1. С. 81-94.
8.
Смирнов Ю.П. Гендерная дифференциация в проявлении речевой агрессии мужчин и женщин // Балтийский гуманитарный журнал. 2018. Т. 6, № 4 (21). С. 191–193.
9.
Фурманов И.А. Социальная психология агрессии и насилия. Минск, 2019. – 526 с.
10.
Rostovtseva M.V., Mashanov A.A. Мethods of conflict study in the system of education // Journal of Siberian Federal University. Humanities and Social Sciences. 2020. Т. 13. № 2. С. 208-218
References
1.
Gudkova E.V., Razova O.E. Gender features of aggressive behavior in adolescence [Electronic resource] // Universum: psychology and 203 education. 2019. No. 4 (58). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/gendernyeosobennosti-agressivnogo-povedeniya-v-podrostkovom-vozraste (accessed 05/30/2022).
2.
Zmanovskaya E.V. Deviantology: (Psychology of deviant behavior). M., 2013.
3.
Bendas T.V. Gender psychology: textbook. SPb., 2006.
4.
Kisileva T.V. Gender differences in the manifestation of adolescent aggression // Eurasian Union of Scientists. Nos. 8–9. 2019, pp. 96–98.
5.
Kuritsyna A.A., Bundalo N.L. Gender features of manifestations of aggressiveness and hostility in post-traumatic stress disorder [Electronic resource] // Siberian Medical Review. 2007. No. 1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/gendernye-osobennosti-proyavleniy-agressivnosti-ivrazhdebnosti-pri-posttravmaticheskom-stressovom-rasstroystve (date of access: 05/30/2022).
6.
Markova C.B. The study of gender differences in aggressive and auto-aggressive behavior in older adolescents // All-Russian Conference Kochenovsky Readings "Psychology and Law in Modern Russia".-M: MGPPU, 2010.-0.1 pp;
7.
Rostovtseva M.V., Shaidurova O.V., Goncharevich N.A., Kovalevich I.A. Features of social perception in adolescence // Bulletin of the Novosibirsk State Pedagogical University. 2017. V. 7. No. 1. S. 81-94.
8.
Smirnov Yu.P. Gender differentiation in the manifestation of verbal aggression of men and women // Baltic Humanitarian Journal. 2018. V. 6, No. 4 (21). pp. 191–193.
9.
Furmanov I.A. Social psychology of aggression and violence. Minsk, 2019.-526 p.
10.
Rostovtseva M.V., Mashanov A.A. Methods of conflict study in the system of education // Journal of Siberian Federal University. Humanities and Social Sciences. 2020. V. 13. No. 2. S. 208-21

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

На рецензирование представлена работа «Гендерные и возрастные отличия факторов аутоагрессивного поведения у подростков».
В настоящее время проблемы психологического неблагополучия молодого поколения становятся более острыми, в том числе самой важной и значимой становится явное снижение ценности собственной жизни. Автор, ссылаясь на актуальные источники литературы, отмечает об увеличении количества суицидальных попыток и завершенных суицидов молодых людей, развивающейся наркотизации и алкализации, повышении интереса к экстремальным формам проведения досуга, предпочтении виртуального мира реальному. Основной причиной данного явления становится духовное опустошение, потеря нравственных ориентиров, трансформации гендерных ролей. Поэтому проблема проявления аутоагрессии особенно важной становится на этапе подросткового кризиса.
Авторов было проведено исследование гендерных и возрастных различий в аутоагрессивном поведении на базе Емельяновской средней общеобразовательной школы № 2. Всего приняло участие 33 юноши и 33 девушки.
Полученные в процессе экспериментального исследования результаты позволили автору сделать ряд значимых и научно обоснованных выводов:
1. Анализ гендерных различий в возрастной динамике и распространенности форм суицидального поведения и суицидальных намерений показал, что среди юношей, учащихся в 9 классе выраженной динамики по распространенности различных форм суицидального поведения не отмечалось. В 10 и 11 классах была отмечена тенденция к заметному росту данных показателей. У девушек первым пиком аутоагрессивных проявлений становится 9 класс. Далее уровень суицидальных попыток, суицидальных намерений и умышленных самоповреждений значительно снижается.
2. Автор выявил показатели риска аутоагрессии подростков, проследил их распространенность и возрастную динамику и оценил гендерные различия в распространенности и возрастной динамике различных форм суицидального поведения, в которых проявляется аутоагрессия.
3. Распространенные общие показатели риска, как для юношей, так и для девушек: низкая самооценка, дружба с более старшими по возрасту, вспыльчивость, разочарование в личной жизни и т.д. Гендерные различия проявились в том, что для юношей - подростков оказались более значимыми такие показатели риска, как агрессивное поведение, склонность к вандализму, склонность к риску. Для девушек же более характерными показателями риска были недостаток внимания, склонность к истерикам, чувство одиночества и пр.
4. Анализ гендерных различий в возрастной динамике показателей риска аутоагрессии у подростков выявил что для юношей - подростков оказались более значимыми такие показатели риска, как агрессивное поведение, склонность к вандализму, склонность к риску. Для девушек же более характерными показателями риска были недостаток внимания, склонность к истерикам, чувство одиночества и т.д. Общие для юношей и девушек тенденции являются: низкая самооценка, дружба с более старшими по возрасту, вспыльчивость, разочарование в личной жизни.
Полученные автором результаты имеют практическую значимость и могут быть использованы специалистами образовательных организаций, центров социальной помощи и психологами-консультантами при разработке мер профилактики суицидального поведения, выработке продуктивной стратегии работы с юношами и девушками и оказании первой помощи молодым людям, находящимися в пограничном состоянии.
Библиография статьи включает в себя 10 отечественных источника, есть ссылки. Проблематика работ соответствует тематике статьи. Библиография и ссылки, в основном, оформлены в соответствии с ГОСТ. Однако, имеются некоторые замечания, которые нуждаются в коррекции в соответствии с Правилами оформления литературы 2022, размещенными в разделе Правила оформления списка литературы.
Помимо этого, необходимо просмотреть работу на предмет орфографических и пунктуационных ошибок («возрасных», «юношапи» и др.).
Статья актуальна с теоретической и практической точки зрения, отличается несомненной научной ценностью. Следовательно, работа может быть рекомендована к опубликованию с учетом исправления замечаний по оформлению литературы.