Читать статью 'Вопросы двойного гражданства в контексте взаимодействия международного и национального публичного права' в журнале Юридические исследования на сайте nbpublish.com
Рус Eng Перевести страницу на:  
Please select your language to translate the article


You can just close the window to don't translate
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Вопросы двойного гражданства в контексте взаимодействия международного и национального публичного права

Пронякина Светлана Юрьевна

аспирант кафедры конституционного и муниципального права юридического факультета Воронежского государственного университета.

394018, Россия, Воронежская область, г. Воронеж, ул. Пл. Ленина, 10А, корпус 9

Proniakina Svetlana

Postgraduate student, the department of Constitutional and Municipal Law, Voronezh State University

394018, Russia, Voronezhskaya oblast', g. Voronezh, ul. Pl. Lenina, 10A, korpus 9

svpronyakina@ya.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7136.2022.5.38115

Дата направления статьи в редакцию:

21-05-2022


Дата публикации:

31-05-2022


Аннотация: Предметом исследования являются международно-правовые конвенции и соглашения, заключенные в ХХ-ХХI вв. по вопросам двойного гражданства. Методологическую основу исследования составляют следующие методы познания: системный правовой анализ, сравнительный правовой и формально-юридический анализ. Целью работы является сравнение международно-правовых норм, закрепляющих правовое положение лиц с двойным гражданством. В статье рассматриваются вопросы исполнения бипатридами воинской обязанности и обязанности по уплате налогов, а также конституционно-правовое регулирование правоотношений, связанных с гражданством, анализируется институт двойного гражданства в контексте защиты государственного суверенитета. Автором рассмотрены двусторонние международно-правовые договоры, заключенные по вопросам двойного гражданства. Автором сделан вывод о том, что принятые международные акты преимущественно направлены на сокращение случаев возникновения двойного гражданства, что свидетельствует о нежелании стран открыто признавать данный правовой институт. Научная новизна исследования заключается в том, что автор предлагает включение в международно-правовые акты об избежании двойного налогообложения дополнительных критериев определения статуса налогового резидентства бипатридов. В целях развития международного сотрудничества с Республикой Беларусь автором предлагается принятие единого союзного нормативно-правового акта в области гражданства, закрепляющего права и обязанности граждан Союзного государства и устанавливающего, что граждане Союзного государства не являются лицами с двойным гражданством.


Ключевые слова: гражданство, двойное гражданство, бипатриды, государство, международные договоры, международные конвенции, международные нормы, Союзное государство, единое союзное гражданство, двойное налогообложение

Abstract: The subject of the study is international legal conventions and agreements concluded in the XX-XXI centuries on issues of dual citizenship. The methodological basis of the research consists of the following methods of cognition: system legal analysis, comparative legal and formal legal analysis. The purpose of the work is to compare international legal norms that consolidate the legal status of persons with dual citizenship. The article examines the issues of military duty and tax payment by bipatrides, as well as the constitutional and legal regulation of legal relations related to citizenship, analyzes the institution of dual citizenship in the context of the protection of state sovereignty. The author considers bilateral international legal agreements concluded on issues of dual citizenship. The author concludes that the adopted international acts are mainly aimed at reducing the occurrence of dual citizenship, which indicates the unwillingness of countries to openly recognize this legal institution. The scientific novelty of the study lies in the fact that the author proposes the inclusion in international legal acts on the avoidance of double taxation of additional criteria for determining the status of tax residence of bipatrids. In order to develop international cooperation with the Republic of Belarus, the author proposes the adoption of a single Union normative legal act in the field of citizenship, which enshrines the rights and obligations of citizens of the Union State and establishes that citizens of the Union State are not persons with dual citizenship.



Keywords:

unified union citizenship, Union State, international standards, international conventions, international treaties, state, bipatrides, citizenship, dual citizenship, double taxation

Международно-правовые акты оказывают непосредственное влияние на развитие конституционно-правовых институтов в каждом государстве, поскольку принимаются по вопросам, составляющим предмет конституционного права.

Многие государства в современном мире стремятся имплементировать нормы международного права прежде всего в свои конституции. С помощью имплементации международные нормы становятся частью правовой системы, государство обязуется обеспечить их исполнение на всей территории и всеми органами, и лицами, находящимися под его юрисдикцией. [1, с.17].

В. С. Шевцов обращает внимание на то, что отношения, регулируемые нормами законодательства о гражданстве, имеют отличительную особенность: в ряде случаев они являются предметом регулирования нормами международного права. Международный договор накладывает на государство определенные обязательства, однако это не изменяет суверенного права государства определять и регламентировать свое гражданство [2].

Важное значение имеет международно-правовое регулирование вопросов двойного гражданства, поскольку правовые нормы внутригосударственного законодательства в данной сфере могут существенно отличаться в разных странах, что является одной из причин возникновения у лиц правового состояния двойного гражданства.

«Определенность отношения подданства, — писал В. М. Гессен, является категорическим требованием политики международного права; каждый индивид должен быть подданным определенного государства. Не подлежит никакому сомнению, что прямой и кратчайший путь, ведущий к указанной цели — путь международных соглашений» [3, c.394-395].

С. Н. Черниченко отмечал, что двойное гражданство может в определенной степени препятствовать осуществлению общепризнанных принципов международного права. Например, если лицо, обладает гражданством каких-либо двух государств, то хотя оба данных государства имеют в отношении него определенные суверенные права, реализовать их сможет только одно из них, и, очевидно, суверенитету другого будет тем самым причинен в какой-то степени ущерб. Таким образом, двойное гражданство является с международно-правовой точки зрения злом, которое необходимо устранить [4, с.99].

В исторический период до XX в. государства стремились исключить из практики двойное подданство или гражданство посредством прямых запретов в законе. По мере развития норм международного права, особенно после создания Лиги Наций в 1920-е годы XX века, вторжение в суверенную область государственного права стало приобретать все более явственные черты [5, с.35].

Одним из первых международно-правовых актов по вопросам двойного гражданства является Конвенция по некоторым вопросам, относящимся к коллизиям законов о гражданстве, принятая 12 апреля 1930 г. на Гаагской конференции. Конвенция закрепила важные принципы гражданства, которые актуальны и в настоящее время: «каждое государство само определяет в соответствии со своим законом, кто является его гражданами», «любой вопрос о том, обладает ли лицо гражданством конкретного государства, определяется в соответствии с законодательством данного государства». Отрицательное отношение к институту двойного гражданства прослеживается в положении данной Конвенции, которое защищает суверенитет государства, направившего своих представителей в иностранное государство в дипломатических целях: «законодательство каждого государства разрешает, чтобы дети кадровых консулов или должностных лиц иностранных государств, на которых их правительствами возложена официальная миссия, лишались, путем отказа или каким-либо иным образом, гражданства государства, в котором они родились, во всех случаях, когда по рождению они приобрели двойное гражданство, при условии сохранения ими гражданства своих родителей». Вместе с тем, анализ вышеуказанной Конвенции позволяет сделать вывод, что вопросы двойного гражданства не были обозначены однозначно. Число государств, ратифицировавших данную Конвенцию, незначительно, в частности, СССР в данной конвенции не участвовал.

Конвенция о гражданстве от 26 декабря 1933 г. между Гондурасом, Мексикой, Панамой, Чили и Эквадором вопросы двойного гражданства регламентировала более четко по сравнению с Гаагской конвенцией 1930 года. Статья 1 Конвенции предусматривала автоматическую утрату лицом гражданства в результате его натурализации в другом договаривающемся государстве. Статья 4 устанавливала возможность оптации гражданства лицами, проживающими на территории, переходящей от одного участника конвенции к другому. В статье 6 указывалось, что ни вступление в брак, ни его расторжение не влияют, на гражданство супругов и их детей. Вопросы приобретения двойного гражданства в силу рождения не нашли отражения в конвенции, очевидно, потому, что законодательство всех ее участников основывалось на «праве почвы», так что в этом не было необходимости [4, с.118].

В XIX в. и начале XX в. помимо «права почвы» при определении гражданства ребенка большинство государств следовало принципу предпочтения по отцовской линии. Такая практика способствовала сокращению случаев двойного гражданства в браках с различным гражданством супругов. Однако с распространением движения за права женщин и нормативного закрепления равноправия полов многие государства стали отказываться от принципа примата отцовского гражданства для детей. Кроме того, если раньше женщина, заключив брак, принимала гражданство мужа, лишаясь своего первоначального гражданства, то после принятия Генеральной Ассамблеей ООН 29 января 1957 г. Конвенции о гражданстве замужней женщины ситуация изменилась [6, с .122]. Согласно данной Конвенции заключение, расторжение брака, перемена гражданства мужа не влияет на гражданство жены.

Следует отметить, что в середине XX века в западной правовой науке и законодательстве зарубежных стран понятия «государственная принадлежность» и «гражданство» имели принципиально разное значение. Понятие «государственная принадлежность» имело международно-правовое значение, а понятие «гражданство» - внутригосударственное значение. Например, 15.02.1975 года США подписали конвенцию об установлении политического единства с Объединением Северно-Марианских островов, согласно которой граждане этой территории приобрели государственную принадлежность, но не гражданство США [7, с. 8-13].

Во второй половине XX века принимаются международно-правовые конвенции, закрепляющие важные принципы гражданства.

Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года, провозгласила в статье 15: «Каждый человек имеет право на гражданство. Никто не может быть произвольно лишен своего гражданства или права изменить свое гражданство». Однако декларация не регламентировала вопросы двойного гражданства, не содержала правил определения гражданства детей, родители которых имеют разное гражданство.

Декларативные нормы о запрете дискриминации содержит Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1966 года (заключена в Нью-Йорке 7 марта 1966 г.). В данной Конвенции было закреплено, что осуществление права на гражданство не должно быть ограничено по признакам расы, пола, языка, религии, политических или иных убеждений.

Целью Конвенции о гражданах арабских государств, проживающих вне страны их происхождения, заключенной между членами Лиги арабских государств 5 апреля 1954 г. было устранение существующего двойного гражданства, возникающего по различным причинам. В соответствии со ст. 1 Конвенции лица, относящиеся по своему происхождению к одному из государств-членов Лиги и не выбравшие определенного гражданства, рассматриваются как принявшие гражданство страны своего происхождения [4, с. 118].

Соглашение о двойном гражданстве между Республикой Индонезия и Китайской Народной Республикой, заключенное 22 апреля 1955 года, ставило целями предотвращение двойного гражданства и устранение существующих случаев двойного гражданства. Соглашение затрагивает вопросы приобретения двойного гражданства в силу рождения и натурализации. Согласно условиям договора, совершеннолетние лица, имеющие двойное гражданство, в течение 2 лет после его вступления в силу должны были выбрать определенное гражданство.

Устойчивая тенденция к сокращению двойного гражданства была ограничена другой тенденцией — стремлением стран к сокращению апатризма как нежелательного правового состояния. Так Конвенция о сокращении безгражданства, подписанная странами Европы и Азии 30.08.1961 года, закрепила в статье 8 следующий принцип: «Договаривающееся государство не лишает лицо его гражданства, если такое лишение гражданства делает его апатридом». Вместе с тем, были предусмотрены особые исключения. Договаривающееся государство может сохранить право лишения лица его гражданства, если в противоречие своему долгу верности Договаривающемуся государству «лицо оказывало или продолжало оказывать услуги другому государству, или получало или продолжало получать вознаграждение от другого государства, вело себя образом, серьезно ущемляющим жизненные интересы государства», а также «принесло присягу или сделало официальное заявление о верности другому государству».

Принятая европейскими государствами Конвенция о сокращении числа случаев множественного гражданства и о воинской обязанности в случаях множественного гражданства (заключена в г. Страсбурге 6 мая 1963 г.) установила правило, согласно которому совершеннолетние граждане Договаривающихся Сторон, приобретшие на основе свободного волеизъявления путем натурализации, оптации или восстановления, гражданство другой Договаривающейся Стороны, теряют предыдущее гражданство. Им не разрешалось сохранять свое предыдущее гражданство. Однако по Дополнительному протоколу 1977 г. к данной Конвенции государства обязались информировать друг друга обо всех случаях приобретения своими гражданами гражданства других Договаривающихся Сторон. Таким образом, первоначально данная конвенция относилась к международным актам, направленным на ликвидацию института двойного гражданства, а после подписания дополнительного протокола фактически закрепила допустимость двойного гражданства.

СССР не участвовал в вышеуказанной Конвенции 1963 года. Политика руководства СССР была направлена на то, чтобы не допускать двойного гражданства у советских граждан. С этой целью, начиная с 1930-х гг. XX века, была внедрена практика заключения международных конвенций по вопросам двойного гражданства.

В соответствии с соглашением между СССР и Монгольской Народной Республикой, подписанным 24 апреля 1937 г., стороны взаимно обязались не принимать на своей территории в гражданство лиц, состоящих в гражданстве другого договаривающегося государства без его согласия. Каждая из договаривающихся сторон обязывалась сообщать другой стороне список тех лиц, которые были приняты в ее гражданство. В 1950-1970-е гг. XX века CCCР были заключены международные конвенции: с Югославией (1956 г.), с Венгрией (1957 г., 1963 г.), Албанией (1957 г.), Чехословакией (1957 г.), Болгарией (1957 г., 1966 г.), с Польшей (1958 г., 1965 г.), с Румынией (1978 г.) и другие. В конвенциях часто использовались декларативные нормы для обозначения их целей: «руководимые желанием ликвидировать на основе добровольного выбора гражданства заинтересованными лицами имеющиеся случаи двойного гражданства, а также предотвратить возникновение случаев двойного гражданства в будущем…» (например, Договор об урегулировании вопроса о гражданстве лиц с двойным гражданством 1969 г. между СССР и ГДР) [8, с. 353].

Политика, направленная на сокращение двойного гражданства, была распространена и в других странах. Так, ст. 1 Договора между Венгерской Народной Республикой и Германской Демократической Республикой, регулирующего вопросы двойного гражданства, устанавливает: «...лица, которых обе Договаривающиеся стороны в соответствии со своим законодательством считают своими гражданами, на основании положений настоящего Договора должны выбрать гражданство одной из Договаривающихся сторон, подав соответствующее письменное или устное заявление по этому поводу» [6, с.122].

Проблемы, возникшие в результате демократических изменений, происходящих в Центральной и Восточной Европе начиная с 1989 года, обозначили необходимость принятия новой конвенции о гражданстве. Практически всем недавно образовавшимся демократическим государствам Европы, в том числе Российской Федерации, пришлось разрабатывать новые законы о гражданстве. В декабре 1992 года Комитет экспертов по множественному гражданству предложил провести исследование возможности подготовки новой, всеобъемлющей конвенции, которая решала бы на современном уровне вопросы, касающиеся гражданства, приемлемым для всех европейских государств образом. В результате Европейский комитет по правовому сотрудничеству подготовил окончательный текст проекта конвенции, который был принят Комитетом министров 14 мая 1997 года [9, с.10].

Европейская конвенция о гражданстве 1997 года (заключена в г. Страсбурге 06.11.1997 г.) закрепила важный принцип международного права: «каждое государство определяет в соответствии со своим законодательством, кто является его гражданами». Данная Конвенция регламентирует вопросы двойного гражданства, в частности, раскрывает содержание понятия «множественное гражданство», которое означает обладание одним и тем же лицом одновременно гражданством двух или более государств; государство-участник разрешает: a) детям, имеющим гражданство нескольких государств, приобретенное автоматически при рождении, сохранять множественное гражданство; b) своим гражданам иметь другое гражданство в случае, если это другое гражданство приобретается автоматически в силу вступления в брак. В статье 4 обозначены принципы гражданства: a) каждый человек имеет право на гражданство; b) следует избегать безгражданства; c) никто не может быть произвольно лишен своего гражданства; d) ни вступление в брак, ни расторжение брака между гражданином государства-участника и иностранцем, ни изменение гражданства одним из супругов во время пребывания в браке не влекут за собой автоматически последствий для гражданства другого супруга.

Одной из целей вышеуказанной Конвенции было установление правил, регулирующих воинскую обязанность в случаях множественного гражданства. Так статья 21 предусматривала, что «лица, имеющие гражданство двух или более государств-участников, должны исполнять свою воинскую обязанность в отношении лишь одного из этих государств-участников». Закреплено, что по общему правилу лица выполняют воинскую обязанность в государстве, на территории которого они постоянно проживают. Число стран, подписавших конвенцию, не превышает тридцати.

Россия подписала данную конвенцию, но до настоящего времени не ратифицировала. Согласно положениям статей 2, 15 Федерального закона РФ от 15.07.1995 № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» ратификация означает форму выражения согласия Российской Федерации на обязательность для нее международного договора; ратификации подлежат международные договоры Российской Федерации, предметом которых являются основные права и свободы человека и гражданина. Следовательно, Европейская конвенция о гражданстве 1997 года в Российской Федерации не подлежит обязательному применению.

Необходимость заключения двусторонних конвенций для возможности сохранения двойного гражданства, как правило, закреплена на конституционном уровне. Например, согласно статье 11 Конституции Испании 1978 года государство может заключать договоры о двойном гражданстве с ибероамериканскими странами или со странами, которые имели или имеют особые связи с Испанией. (См. Конституция Испании от 06.12.1978 г.). Так Испания в период с 1958 по 1968 г. заключила договоры о двойном гражданстве с Чили (1958), Перу (1959), Парагваем (1959), Гватемалой (1962), Никарагуа (1962), Боливией (1964), Коста-Рикой (1965), Эквадором (1964), Гондурасом (1967), Доминиканской Республикой (1968). Договор о сотрудничестве, мире и дружбе между Испанией и Аргентиной от 21 сентября 1963 г. также формально допускает двойное гражданство [10].

15 марта 2021 года в целях урегулирования вопросов двойного гражданства Франция и Испания подписали конвенцию о двойном гражданстве. По французским законам испанские граждане могут получать двойное гражданство во Франции. Однако в Испании требовалось заключение двусторонней конвенции, чтобы предоставлять такую возможность французам. (См.: Франция и Испания подписали конвенцию о двойном гражданстве. URL: https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/10908487/).

В Российской Федерации право лица иметь гражданство иностранного государства, если это предусмотрено федеральным законом или международным договором, закреплено в статье 62 Конституции Российской Федерации. (См.: Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. (с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 01.07.2020). Гражданин России, имеющий двойное гражданство на основании международного договора, может рассматриваться на территории иностранного государства именно как российский гражданин. Как отмечает И. А. Конюхова, закрепление в Конституции РФ и в федеральном законодательстве целого ряда общепризнанных принципов и норм международного права заставляют отечественную науку заняться проблемами определения их места в системе внутринационального права, изучения механизмов их реализации в современных условиях [1. c.254].

Особую группу международных договоров для Российской Федерации составляют межгосударственные договоры со странами-членами СНГ. Предметом заключенных договоров и соглашений являются вопросы гражданства, защиты прав граждан, свободы передвижения и визового режима, таможенных пошлин [1, с. 260].

В развитие конституционных положений в 1990-е гг. XX века Российской Федерацией было заключено два международных договора: Соглашение между Российской Федерацией и Туркменистаном об урегулировании вопросов двойного гражданства от 23 декабря 1993 г. и Договор между Российской Федерацией и Республикой Таджикистан об урегулировании вопросов двойного гражданства от 7 сентября 1995 года. В соответствии со статьей 3 Договора с Таджикистаном «лица, прошедшие военную службу в соответствии с законодательством одной Стороны, не подлежат призыву на военную службу в соответствии с законодательством другой Стороны». Соглашение с Туркменистаном также содержало положения, регулирующие вопросы военной службы, согласно которым лица, состоящие в гражданстве обеих сторон, подлежат призыву в той стороне, на территории которой они проживают на момент призыва (статья 5). В настоящий момент данное Соглашение прекратило действие.

Примером современного правового урегулирования вопросов двойного гражданства может служить подписанное 4 августа 2021 года Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Южная Осетия об урегулировании вопросов двойного гражданства. В статье 5 данного Соглашения урегулированы важные вопросы несения военной службы: «лица, состоящие в гражданстве обеих Сторон, проходят военную службу в той Стороне, на территории которой они постоянно проживают на момент призыва», «лица, состоящие в гражданстве обеих Сторон и прошедшие обязательную военную службу в одной из них, освобождаются от призыва на военную службу в другой Стороне».

Однако заключение отдельных международных договоров по вопросам двойного гражданства является скорее исключением из общей мировой тенденции. Несмотря на то, что конституции многих развитых стран содержат указание на необходимость заключения международных договоров по вопросам двойного гражданства, в действительности большинство стран такие договоры так и не подписывает. При этом правовое регулирование института двойного гражданства остается неопределенным и противоречивым. Отрицательное отношение к институту двойного гражданства и к бипатридам связано, на наш взгляд, с тем, что волеизъявление лица, обладающего двойным гражданством, может быть обусловлено интересами как одного, так и другого государства. Бипатрид находится в политико-правовой связи одновременно с двумя государствами, соответственно, несет и двойные обязанности, обусловленные законодательством этих двух государств. В частности, исполнение важнейших обязанностей гражданина: военной службы и уплаты налогов в разных странах может привести к конфликту интересов государств.

А. С. Автономов справедливо отмечает, что «если обязанности, вытекающие из статуса гражданина, перед различными государствами у одного и того же лица вступают между собой в конфликт, то неясно, обязанностям какого государства надо отдавать приоритет. А это вполне вероятная ситуация в случае, например, войны между двумя государствами, гражданином которых является данное лицо. При аресте лица в одном из государств, гражданином которого он (она) является, неясно, может ли это лицо требовать к себе особого отношения как гражданин иностранного государства и требовать, в частности, вызова консула» [11].

Правовое регулирование двойного гражданства, на наш взгляд, всегда обусловлено защитой государственного суверенитета. В. В. Красинский указывает, что в ряде международных правовых актов о гражданстве содержатся положения, позволяющие осуществлять конституционно-правовое регулирование правоотношений, связанных с гражданством, с учетом интересов обеспечения национальной безопасности. Так, в Конвенции о сокращении безгражданства, принятой 30 августа 1961 г., предусмотрено, что «договаривающееся государство предоставляет свое гражданство лицу, рожденному на его территории, которое иначе не имело бы гражданства. Договаривающееся государство может поставить предоставление своего гражданства по ходатайству в зависимость от одного или нескольких условий: ...c) заинтересованное лицо не было осуждено за совершение правонарушения против государственной безопасности и не приговорено к тюремному заключению на срок пять лет или более по уголовному обвинению». [12].

Таким образом, двойное гражданство — это многоуровневая правовая и политическая проблема, актуальная как для Российской Федерации, так и для многих других государств, и которая регулируется как национальным, так и международным правом. Решение вопросов, связанных с двойным гражданством, требует модернизации подходов к устоявшимся моделям правового регулирования, оптимизации соответствующего нормативного регулирования и выработки четких дефиниций как в международном, так и национальном праве. [13].

Полагаем, что необходимо развитие международного сотрудничества в данной сфере: обсуждение вопросов двойного гражданства и как итог — подписание международных договоров. При этом международные договоры должны регламентировать не только вопросы несения военной службы, но и разграничение налоговых обязательств перед разными государствами для лиц с двойным гражданством в целях избежания двойного налогообложения.

Как справедливо отмечает Конституционный Суд РФ, «важным направлением экономического сотрудничества государств является разграничение их налоговых юрисдикций», «в связи с этим особое значение приобретает устранение двойного налогообложения доходов физических и юридических лиц, а равно предоставление национального режима налогообложения физическим лицам, прибывающим из одного государства для осуществления длительной трудовой деятельности в другом». (См.: По делу о проверке конституционности пункта 2 статьи 207 и статьи 216 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Республики Беларусь С. П. Лярского: постановление Конституционного Суда РФ от 25.06.2015 № 16-П.).

Налоговый Кодекс РФ не содержит терминов «бипатрид» или «двойное гражданство». В Российской Федерации статус налогового резидента РФ может иметь не только гражданин РФ, но и иностранный гражданин и лицо без гражданства, т.е. условия получения статуса налогового резидента РФ равны для всех. Критерием признания физического лица налоговым резидентом РФ является факт его пребывания на территории России не менее 183 календарных дней в течение 12 следующих подряд месяцев (См.: статью 207 Налогового Кодекса Российской Федерации (часть вторая) от 05.08.2000 г. № 117-ФЗ (ред. от 01.05.2022). Перечень документов, подтверждающих фактическое нахождение физических лиц на территории РФ и за ее пределами, Налоговым кодексом не установлен. Подтверждение фактического нахождения физического лица на территории РФ и за ее пределами может производиться на основании любых документов, оформленных в предусмотренном порядке, позволяющих определить количество дней его фактического пребывания на территории Российской Федерации и за ее пределами (Письмо Минфина России от 29.06.2021 № 03-04-05/51160) [14].

Если физическое лицо является резидентом нескольких государств одновременно, то согласно международных соглашений, подписанных Российской Федерацией, (например, Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Кипр от 05.12.1998 года «Об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал», Конвенция между Правительством Российской Федерации и Правительством Австрийской Республики от 13.04.2000 года «Об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал», Соглашение между Российской Федерации и Федеративной Республикой Германия от 29.05.1996 года «Об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и имущество», Конвенция между Правительством Российской Федерации и Правительством Итальянской Республики от 09.04.1996 года «Об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал и предотвращении уклонения от налогообложения») его статус определяется следующим образом. Физическое лицо считается резидентом только того государства, в котором оно располагает постоянным жильем. Если оно располагает постоянным жильем в обоих государствах, такое лицо считается резидентом только того государства, в котором оно имеет более тесные личные и экономические связи (центр жизненных интересов). Если государство, в котором физическое лицо имеет центр жизненных интересов, не может быть определено или если оно не располагает постоянным жильем ни в одном из договаривающихся государств, такое лицо считается резидентом того государства, в котором оно обычно проживает. Если физическое лицо обычно проживает в обоих договаривающихся государствах или ни в одном из них, оно считается резидентом того государства, национальным лицом которого оно является.

Таким образом, гражданство используется как последний критерий, если уточнение постоянного жилища, центра жизненных интересов и обычного места проживания не помогли определить резидентство лица [15]. Однако если физическое лицо имеет не одно гражданство, а гражданство обоих договаривающихся государств, определение статуса налогового резидента будет по-прежнему затруднительно. Типовое соглашение между Российской Федерацией и иностранными государствами об избежании двойного налогообложения и о предотвращении уклонения от уплаты налогов на доходы и имущество, утвержденное Постановлением Правительства РФ от 24.02.2010 г. № 84, указывает на необходимость достижения в этом случае взаимного согласия между государствами: «если каждое Договаривающееся Государство считает его своим национальным лицом … компетентные органы Договаривающихся Государств решают этот вопрос по взаимному согласию». При этом в случае отсутствия согласия на такое лицо не будут распространяться льготы и освобождения от налогов, предоставляемые соответствующим соглашением, если только компетентными органами договаривающихся государств не согласовано, в каких пределах и каким способом будут предоставлены такие льготы и освобождения.

Формулировка Типового соглашения «по взаимному согласию» сохраняет неопределенность в вопросе определения статуса налогового резидентства бипатрида, а отсутствие согласия между государственными органами может лишить бипатрида налоговых льгот, что представляется недопустимым. Полагаем, что международные договоры об избежании двойного налогообложения должны также содержать дополнительные критерии определения статуса налогового резидентства у бипатридов, чтобы исключить для них избыточность налогового бремени, не затрагивая при этом критерии налогового резидентства, установленные национальными правовыми нормами. К таким критериям можно отнести, например, официальное трудоустройство лица, совокупный доход за год, количество источников дохода в каждом государстве.

В современном мире устойчивой тенденцией является создание межгосударственных организаций (например, союзных государств) между дружественными странами, что непосредственно влияет на развитие международного права по вопросам гражданства. В результате объединения государств формируется и нормативно закрепляется особый вид гражданства - единое (союзное) гражданство, которое не равнозначно двойному гражданству. С. А. Авакьян справедливо отмечает, что опыт ведения единого гражданства можно было бы использовать в практике межгосударственных объединений России и иных бывших республик СССР [16, с.49].

Так договором между Российской Федерацией и Республикой Беларусь от 08.12.1999 г. «О создании Союзного государства» закреплено: «граждане государств - участников являются одновременно гражданами Союзного государства» (статья 14). Однако до принятия союзного нормативно - правового акта в области гражданства правовое положение граждан Союзного государства регулируется национальными законодательными актами государств-участников, договорами между ними в данной области и вышеуказанным Договором. Следует согласиться с А. В. Егоровым, который отмечает: «достаточно оценить современный характер и тенденции военного сотрудничества государств-участников, особенности пограничных режимов, сложившиеся на сопредельных территориях, характеристики киберугроз интересам обеих стран, и станет понятно, что принятый документ отстает от сегодняшней практики политического и правового взаимодействия России и Беларуси» [17]. В сентябре 2021 года по итогам заседания Совета Министров Союзного государства одобрены Основные направления реализации положений Договора о создании Союзного государства на 2021–2023 годы и 28 Союзных программ, направленных на реализацию масштабных задач по укреплению российско-белорусской интеграции. Стороны договорились заключить до 31 декабря 2022 года межправительственное соглашение о Единых правилах в области защиты прав потребителей в Союзном государстве (См.: Совместное заявление Председателя Правительства Российской Федерации и Премьер-министра Республики Беларусь о текущем развитии и дальнейших шагах по углублению интеграционных процессов в рамках Союзного государства URL: http://government.ru/news/43234/). Программы по Союзному государству предполагают интеграцию валютных систем, единую политику по вопросам социального обеспечения.

Полагаем, что в целях дальнейшего развития дипломатических и торгово-экономических отношений с Республикой Беларусь актуально принятие единого союзного нормативно - правового акта в области гражданства, закрепляющего права и обязанности граждан Союзного государства. Кроме того, в данном акте необходимо установить, что граждане Союзного государства не являются лицами с двойным гражданством. При этом единое гражданство Союзного государства должно быть введено без отмены национального гражданства России и Белоруссии.

В результате проведенного исследования по вопросу международно-правового регулирования вопросов двойного гражданства можно сделать следующие выводы.

1. Большинство международно-правовых актов, принятых в XX-XXI вв. по вопросам двойного гражданства, направлено на сокращение случаев возникновения двойного гражданства, что свидетельствует о нежелании стран признавать институт двойного гражданства.

2. Двусторонние международно-правовые договоры о двойном гражданстве, как правило, содержат положения, регламентирующие вопросы исполнения воинской обязанности, в частности, предусматривают военную службу только в одном из государств.

3. Вопросы исполнения обязанности физических лиц по уплате налогов регулируются международно-правовыми актами об избежании двойного налогообложения. Полагаем, что они должны содержать дополнительные критерии определения налогового резидентства для бипатридов в целях избежания двойного налогообложения.

4. В целях развития международного сотрудничества Российской Федерации с Республикой Беларусь актуально принятие единого союзного нормативно - правового акта в области гражданства, закрепляющего права и обязанности граждан Союзного государства и устанавливающего, что граждане Союзного государства не являются лицами с двойным гражданством.

Библиография
1.
Конюхова И.А. Международное и конституционное право: теория и практика взаимодействия. М.: «Формула права», 2006. 496 c.
2.
Шевцов В.С. Гражданство в Советском союзном государстве / В.С. Шевцов. — М.: Юрид. лит., 1969. 167 c.
3.
Гессен В.М. Подданство, его установление и прекращение. Т. 1 / В. М. Гессен. СПб.: Тип. Правда, 1909. 458 с.
4.
Черниченко С.В. Международно-правовые вопросы гражданства. М.: Междунар. отношения. 1968. 160 с.
5.
Смирнова Е.С. Проблема определения прав лиц с множественным гражданством: движение от конституционного права к праву международному // Конституционное и муниципальное право. 2019. № 4. С. 35-41.
6.
Гаглоев О. Ф. Международно-правовое развитие двойного гражданства: историко-правовой аспект // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2020. № 3. С. 115—129.
7.
Боярс Ю.Р. Гражданство в международном и внутреннем праве. Рига: Латвийский государственный университет им. П. Стучки, 1981. 160 с.
8.
Кутафин О.Е. Российское гражданство. М.: Юристъ, 2003. 587 с.
9.
Миронов В.Ф., Миронов А.В. Гражданство в Российской Федерации: Российские и международные акты. Комментарии законодательства: / Под общей ред. канд. юрид. наук В.Ф. Миронова. М.: Издательство «НОРМА», 2003. 503 с.
10.
Fernandes F.L. La contratacion en Espana por extranjeros. Madrid, 1978. P. 69-71.
11.
Автономов А.С. Конституционное (государственное) право зарубежных стран: учеб. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2007. 547 с.
12.
Красинский В.В. Защита государственного суверенитета: монография.-М.: Норма, 2017. 607 с.
13.
Волох В.А., Воронина Н.А. К вопросу о двойном гражданстве // Право и политика. 2018. № 1. С. 39-47.
14.
Тишин А.П. Бипатрид: особенности трудоустройства и налогообложения доходов // Актуальные вопросы бухгалтерского учета и налогообложения. 2021. № 11. С. 75-82.
15.
Бацылева И.А. Налоговое резидентство физических лиц: критерии и условия. М.: Редакция «Российской газеты», 2017. 143 с.
16.
Авакьян С.А. Гражданство, иностранцы, внешняя миграция. СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2003. 641 с.
17.
Егоров А.В. К вопросу о формировании правовой системы Союзного государства Беларуси и России // Журнал российского права. 2021. № 6. С. 14-26.
References
1.
Konyukhova, I.A. (2006). International and constitutional law: theory and practice of interaction. Moscow: Formula of Law. 496 p.
2.
Shevtsov, V.S. (1969). Citizenship in the Soviet Union State. Moscow: Jurid. lit. 167 p.
3.
Gessen, V.M. (1909). Citizenship, its establishment and termination. SPb: Type. Pravda. 458 p.
4.
Chernichenko, S.V. (1968). International legal issues of citizenship. Moscow: International relations. 160 p.
5.
Smirnova, E.S. (2019). The problem of determining the rights of persons with multiple citizenship: the movement from constitutional law to international law. Constitutional and municipal law, 4, 35-41.
6.
Gagloev, O. F. (2020). International legal development of dual citizenship: historical and legal aspect. Journal of foreign legislation and comparative law, 3, 115-129. doi: 10.12737/jflcl.2020.022
7.
Boyars, Yu.R. (1981). Citizenship in international and domestic law. Riga: Latvian State University P. Stuchki. 160 p.
8.
Kutafin, O.E. (2003). Russian citizenship. Moscow: Jurist. 587 p.
9.
Mironov, V.F. (Ed.). (2003). Citizenship in the Russian Federation: Russian and international acts. Comments of the legislation. Moscow: Publishing house NORMA.503 p.
10.
Fernandes, F.L. (1978). La contratacion en Espana por extranjeros. Madrid.
11.
Avtonomov, A.S. (2007). Constitutional (state) law of foreign countries. Moscow: TK Velby, Publishing House Prospekt. 547 p.
12.
Krasinsky, V.V. (2017). Protection of state sovereignt. Moscow: Publishing house NORMA. 607 p.
13.
Volokh, V.A., Voronina, N.A. (2018). On the issue of dual citizenship. Law and Politics, 1, 39-47. doi: 10.7256/2454-0706.2018.1.22850 Retrieved from https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=22850.
14.
Tishin, A.P. (2021). Bipatride: features of employment and income taxation. Actual issues of accounting and taxation, 11, 75-82.
15.
Batsyleva, I.A. (2017). Tax residence of individuals: criteria and conditions. Moscow: Editorial board of Rossiyskaya Gazeta. 143 p.
16.
Avakyan, S.A. (2003). Citizenship, foreigners, external migration. St. Petersburg: Publishing house Legal Center Press. 641 p.
17.
Egorov, A.V. (2021). To the question of the formation of the legal system of the Union State of Belarus and Russia. Journal of Russian Law, 6, 14-26.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ
на статью на тему «Вопросы двойного гражданства в контексте взаимодействия международного и национального публичного права».

Предмет исследования.
Предложенная на рецензирование статья посвящена актуальным вопросам правового регулирования отношений по поводу двойного гражданства с точки зрения норм международного и национального публичного права. Автор выявляет проблемы в соотношении данного регулирования, предлагает по ним собственное решение. В качестве предмета исследования выступили положения международно-правовых актов, нормы российского законодательства, мнения ученых.

Методология исследования.
Цель исследования прямо в статье не заявлена. При этом она может быть ясно понята из названия и содержания работы. Цель может быть обозначена в качестве рассмотрения и разрешения отдельных проблемных аспектов вопроса о правового регулирования отношений по поводу двойного гражданства с точки зрения норм международного и национального публичного права. Исходя из поставленных цели и задач, автором выбрана методологическая основа исследования.
В частности, автором используется совокупность общенаучных методов познания: анализ, синтез, аналогия, дедукция, индукция, другие. В частности, методы анализа и синтеза позволили обобщить и разделить выводы различных научных подходов к предложенной тематике, а также сделать конкретные выводы из положений международно-правовых актов.
Наибольшую роль сыграли специально-юридические методы. В частности, автором активно применялся формально-юридический метод, который позволил провести анализ и осуществить толкование норм действующего законодательства (прежде всего, положений международно-правовых актов). Например, следующий вывод автора: «Декларативные нормы о запрете дискриминации содержит Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1966 года (заключена в Нью-Йорке 7 марта 1966 г.). В данной Конвенции было закреплено, что осуществление права на гражданство не должно быть ограничено по признакам расы, пола, языка, религии, политических или иных убеждений».
Следует положительно оценить возможности историко-правового метода исследования, связанного с изучением тенденций в развитии рассматриваемых автором институтов. В частности, исследованы аспекты развития правил о двойном гражданстве в различные исторические периоды. Например, предложен следующий вывод: «В XIX в. и начале XX в. помимо «права почвы» при определении гражданства ребенка большинство государств следовало принципу предпочтения по отцовской линии. Такая практика способствовала сокращению случаев двойного гражданства в браках с различным гражданством супругов. Однако с распространением движения за права женщин и нормативного закрепления равноправия полов многие государства стали отказываться от принципа примата отцовского гражданства для детей. Кроме того, если раньше женщина, заключив брак, принимала гражданство мужа, лишаясь своего первоначального гражданства, то после принятия Генеральной Ассамблеей ООН 29 января 1957 г. Конвенции о гражданстве замужней женщины ситуация изменилась. Согласно данной Конвенции заключение, расторжение брака, перемена гражданства мужа не влияет на гражданство жены».
Следует отметить, что автором статьи эффективно использованы и иные методы исследования.
Таким образом, выбранная автором методология в полной мере адекватна цели исследования, позволяет изучить все аспекты темы в ее совокупности.

Актуальность.
Актуальность заявленной проблематики не вызывает сомнений. Имеется как теоретический, так и практический аспекты значимости предложенной темы. С точки зрения теории тема двойного гражданства сложна и неоднозначна. В науке по поводу данной тематики ведутся дискуссии, предлагаются различные точки зрения, ряд из которых приведены в рецензируемой статье. Автор прав, что осветил этот аспект актуальности. С практической стороны следует признать, что нередко возникают проблемы на практике при разрешении отдельных аспектов, например, в сфере взимания налогов с лиц, имеющих двойное гражданство. Следовательно, перспективными и необходимыми могли бы быть конкретные практические предложения по разрешению этих проблем.
Тем самым, научные изыскания в предложенной области стоит только поприветствовать.

Научная новизна.
Научная новизна предложенной статьи не вызывает сомнений. Во-первых, она выражается в конкретных выводах автора. Среди них, например, такой вывод:
«В результате проведенного исследования по вопросу международно-правового регулирования вопросов двойного гражданства можно сделать следующие выводы. 1. Большинство международно-правовых актов, принятых в XX-XXI вв. по вопросам двойного гражданства, направлено на сокращение случаев возникновения двойного гражданства, что свидетельствует о нежелании стран признавать институт двойного гражданства. 2. Двусторонние международно-правовые договоры о двойном гражданстве, как правило, содержат положения, регламентирующие вопросы исполнения воинской обязанности, в частности, предусматривают военную службу только в одном из государств. 3. Вопросы исполнения обязанности физических лиц по уплате налогов регулируются международно-правовыми актами об избежании двойного налогообложения. Полагаем, что они должны содержать дополнительные критерии определения налогового резидентства для бипатридов в целях избежания двойного налогообложения. 4. В целях развития международного сотрудничества Российской Федерации с Республикой Беларусь актуально принятие единого союзного нормативно - правового акта в области гражданства, закрепляющего права и обязанности граждан Союзного государства и устанавливающего, что граждане Союзного государства не являются лицами с двойным гражданством».
Указанный и иные теоретические выводы могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях.
Во-вторых, автором сделаны обобщения международно-правовых актов различных исторических периодов по вопросу двойного гражданства субъектов, что может быть полезно практикующим юристам и иным специалистам в данной сфере.
Таким образом, материалы статьи могут иметь определенных интерес для научного сообщества с точки зрения развития вклада в развитие науки.

Стиль, структура, содержание.
Тематика статьи соответствует специализации журнала «Юридические исследования», так как она посвящена правовым проблемам, связанным с международным и национальным регулированием отношений по поводу гражданства физических лиц.
Содержание статьи в полной мере соответствует названию, так как автор рассмотрел заявленные проблемы, достиг цели исследования.
Качество представления исследования и его результатов следует признать в полной мере положительным. Из текста статьи прямо следуют предмет, задачи, методология и основные результаты исследования.
Оформление работы в целом соответствует требованиям, предъявляемым к подобного рода работам. Существенных нарушений данных требований не обнаружено.

Библиография.
Следует высоко оценить качество использованной литературы. Автором активно использована литература, представленная авторами из России и других стран (Конюхова И.А., Шевцов В.С., Гессен В.М., Черниченко С.В., Смирнова Е.С., Егоров А.В. Fernandes F.L. и другие). Многие из цитируемых ученых являются признанными учеными в области конституционного и международного права.
Таким образом, труды приведенных авторов соответствуют теме исследования, обладают признаком достаточности, способствуют раскрытию различных аспектов темы.

Апелляция к оппонентам.
Автор провел серьезный анализ текущего состояния исследуемой проблемы. Все цитаты ученых сопровождаются авторскими комментариями. То есть автор показывает разные точки зрения на проблему и пытается аргументировать более правильную по его мнению.

Выводы, интерес читательской аудитории.
Выводы в полной мере являются логичными, так как они получены с использованием общепризнанной методологии. Статья может быть интересна читательской аудитории в плане наличия в ней систематизированных позиций автора применительно к вопросу о совершенствовании правового регулирования отношений по поводу двойного гражданства.

На основании изложенного, суммируя все положительные и отрицательные стороны статьи
«Рекомендую опубликовать»