Читать статью 'Анализ лексико-семантической группы «сутки/昼夜» в русской и китайской лингвокультурах' в журнале Litera на сайте nbpublish.com
Рус Eng Cn Перевести страницу на:  
Please select your language to translate the article


You can just close the window to don't translate
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Litera
Правильная ссылка на статью:

Анализ лексико-семантической группы «сутки/昼夜» в русской и китайской лингвокультурах

Ван Суюе

аспирант, кафедра общего и сравнительно-исторического языкознания, Московский Государственный Университет

119991, Россия, Москва область, г. Москва, ул. Ленинские Горы, Гсп, 1, ауд. 955

Wang Suyue

Postgraduate student, Department of General and Comparative Historical Linguistics, Moscow State University

119991, Russia, Moskva oblast', g. Moscow, ul. Leninskie Gory, Gsp, 1, aud. 955

sudayue126@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8698.2022.6.38042

Дата направления статьи в редакцию:

11-05-2022


Дата публикации:

19-05-2022


Аннотация: Статья является анализом лексико-семантической группы, что является важной частью изучения семантики. Актуальность темы исследования обусловлена большим исследовательским значением и ценностью изучения лингвокультуры в различных национальных языковых картинах мира. Сутки как часть времени являются основным ключевым понятием для изучения времени, а изучение времени для анализа различий и сходств между языком и культурой разных стран и народов стало горячей темой для учёных лингвистического сообщества. Цель работы заключается в рассмотрении специфических различий и сходств между лексемами «сутки» русского и китайского языков путём выделения лексико-семантической группы. Также в статье анализируется термин «сутки» с целью выявления различий в языковых картинах мира у разных национальностей.   В качестве основных методов анализа и исследования был использован компонентный метод, позволяющий более глубоко и детально интерпретировать лексему «сутки» и её лексико-семантическую группу в двух языковых картинах мира. Научная новизна работы заключается в выявлении различия и сходства между русским и китайским языками и культурой через отражение различных деталей и подробный анализ лексико-семантической группы с выделением в ней сем «измерение времени», «движение солнца и луны», «деятельность человека». Продемонстрированы различия и сходства в восприятии времени человеком в разных языковых картинах мира.


Ключевые слова:

лексико-семантическая группа, семантическое поле, русский язык, китайский язык, языковая картина мира, измерение времени, сутки, сходство, различие, лингвокультура

Abstract: The article is an analysis of the lexico-semantic group, which is an important part of the study of semantics. The relevance of the research topic is due to the great research significance and value of studying linguoculture in various national language pictures of the world. The day as a part of time is the main key concept for the study of time, and the study of time for the analysis of differences and similarities between the language and culture of different countries and peoples has become a hot topic for scientists of the linguistic community. The purpose of the work is to consider the specific differences and similarities between the lexemes "day" of the Russian and Chinese languages by highlighting the lexico-semantic group. The article also analyzes the term "day" in order to identify differences in the linguistic worldview of different nationalities.   As the main methods of analysis and research, the component method was used, which allows a deeper and more detailed interpretation of the lexeme "day" and its lexico-semantic group in two language pictures of the world. The scientific novelty of the work is to identify the differences and similarities between the Russian and Chinese languages and culture through the reflection of various details and a detailed analysis of the lexico-semantic group with the allocation of the "measurement of time", "movement of the sun and moon", "human activity" in it. The differences and similarities in the perception of time by a person in different linguistic pictures of the world are demonstrated.



Keywords:

lexico-semantic group, semantic field, Russian language, Chinese language, language picture of the world, time measurement, day, similarity, difference, linguocultures

В современной лингвистике изучение лексикологии стало одним из приоритетов многих учёных в исследовании лингвокультуры. Как отмечает Абрамов В. П. в своей монографии, «данные современной семантики свидетельствуют, что системность в лексике проявляется на всех уровнях: на уровне лексико-семантических вариантов, многозначного слова (как системы взаимосвязанных ЛСВ), лексико-семантических групп (ЛСГ) и семантического поля (СП)» [1, с. 24]. Из этого следует, что изучение лексико-семантических групп и их использование на практике имеет большое значение для изучения лексикологии и семантики. Однако до сих пор нет единого мнения о природе ЛСГ. Первая категория понимает ЛСГ как разновидность семантического поля, что предлагают учёные Ф. П. Филин, Л. М. Васильев и другие. Вторая категория - это категория равенства обоих объединений слов в системе языка, которой придерживаются в основном такие исследователи, как А. А. Уфимцева. Третья категория, предложенная лингвистами, в основном Л. В. Быстровой, Н. Д. Капатруком и В. В. Левицким, считает, что ЛСГ существует в свойствах лексико-семантической системы самого языка. [3, с. 75] В современной лингвистике при анализе ЛСГ в лингвокультуре учёные в основном придерживаются точки зрения, предложенной Е. В. Кузнецовой, И. Т. Вепревой, М. Л. Кусовой, Т. В. Матвеевой и Л. М. Васильевым, о том, что семантические поля характеризуются охватом большего количества лексических единиц, чем ЛСГ, включая слова разных частей речи, в то время как ЛСГ объединяет лексику одной части речи. Таким образом, ЛСГ представляет собой участки семантического поля. [6, с. 127]

Большое количество учёных провели ряд исследований о принципах и способах группировки и пришли к различным выводам. Однако большинство исследователей в целом согласны с тем, что полная ЛСГ имеет основное базовое слово. Это базовое слово должно носить категориальный характер (В. Г. Гак) и иметь малосодержательную семную структуру (В. П. Абрамов). Все остальные элементы ЛСГ привативно связаны с базовым словом.

Как обобщает Буйленко И. В., разные исследователи дают разные названия базовым словам в ЛСГ. Например, идентификатор (В. П. Абрамов, Э. В. Кузнецова); категориальная архисема (В. Г. Гак); имя поля (Ю. Н. Караулов); гиперсема (В. К. Андреева); доминанта (В. В. Богданов); ядерная единица (В. Л. Ибрагимова); интегрирующий семантический множитель (В. И. Супрун) и др. Но мнения сходятся в одном: этому слову должен быть свойственен категориальный характер. [2, с. 90]

Гак В. Г., разработавший исследовательскую структуру для практики ЛСГ, в работе «Сопоставительная лексикология (на материале французского и русского языков)» указывает, что «в ЛСГ можно различить ядро, включающее слова, несомненно, относящиеся к данному общему значению, и периферийные элементы, состоящие из слов, у которых данное значение прослеживается уже не так чётко, поскольку оно совмещается с иными категориальными значениями... Структура словаря образуется совокупностью ЛСГ, в основе выделения которых лежат категориальные архисемы... Структура ЛСГ есть совокупность слов в тех их значениях, где представлена соответствующая категориальная сема» [4, с. 150 - 154]. Данное исследование представляет большой практический интерес, так как демаркация лексико-семантических групп исследуемой лексики может быть множественной и иметь размытые границы, поэтому необходимо установить ядро слов, то есть архисему, для определённой лексико-семантической группы и расширить её периферийные части, а периферийные элементы могут быть ядрами слов (архисемами) для других лексико-семантических групп в других случаях. Изученная таким образом структура ЛСГ лаконична и понятна.

Являясь важным аспектом измерения времени, сутки также имеют свои уникальные выражения для человеческой деятельности и различных национальных языковых культур. В данной работе слово выбрано в качестве лексемы для анализа лексико-семантических групп, что может лучше отразить важность теории лексико-семантических групп на практике и различные выражения одних и тех же лексико-семантических групп в различных языковых картинах мира.

Для более детальной классификации лексико-семантических групп лексемы «сутки» необходимо определить её понятие в этимологических, толковых и семантических словарях, чтобы иметь возможность проводить семантические различия и формировать другие лексико-семантические группы. С этимологической точки зрения различные этимологические словари в целом согласны с тем, что «сутки» происходят от слова «сътъкъ », то есть «столкновение », которое первоначально означало «нечто (в пространстве ) стыкающееся » (то, что касается друг друга в пространственной сфере), а позже превратилось в « стыковка дня и ночи » ( соединение солнца и луны) . [7, с. 382] Однако в старославянской системе выражения, поскольку общий смысл суток появился позже, термин «денно и нощно » часто использовался для выражения современного смысла «круглосуточно », « целые сутки » (полный день и ночь) . Только после этого русское слово « дневать и ночевать » стало использоваться в том же смысле.

Основные объяснения значения слова «сутки» во многих толковых словарях русского языка сводятся к следующему: 1. Единица времени, равная 24 часам или промежуток времени в 24 часа без перерыва. [11] 2. Промежуток времени от одной полуночи до другой, то есть продолжительность дня и ночи. День и ночь вместе. [5][8] 3. 1/7 часть недели. [8] В русских семантических словарях существует два основных толкования значения слова «сутки»: 1. Единица исчисления времени, равная 24 часам, отсчитываемым от ноля часов, одна седьмая часть недели. 2. Промежуток времени в 24 часа, отсчитываемых от какого-н. часа. [9, с. 47-50] Таким образом, из словарей видно, что сутки как измерение времени составляют одну седьмую часть недели, имеют 24 часа и делятся в основном на день и ночь.

В китайской лингвокультуре китайский иероглиф, который может просто обобщить значение «сутки», - это « /жи» , но поскольку существует множество значений, представленных китайским иероглифом « /жи» , таких как солнце, конкретная дата в календаре или день месяца, конкретная дата (например, день рождения, юбилей, годовщина), день (в отличие от ночи), каждый день (например, дневник) и т. д. [14], значение «сутки» сравнительно слабее и не является его основным значением, а чаще используется как производное значение и выделяется в контексте. Поэтому в китайском языке для обозначения истинного смысла «сутки» чаще всего используется специфическое слово, состоящее из двух китайских иероглифов, а именно « 昼夜 /чжоу е» или « 日夜 /жи е» . В китайском лексиконе « /чжоу» означает « день » , в отличие от ночи, а « /е» означает « ночь » , в отличие от дня. [14] В силу специфики идеограммы очевидно, что китайский иероглиф « /чжоу» (день) имеет в своём составе иероглиф « /жи» (солнце), символизирующий свет, а китайский иероглиф « /е» (ночь) содержит иероглиф « /юэ» (луна), символизирующий тьму. Чередующиеся циклы солнца и луны вместе образуют день и ночь, отражая цикличность времени.

В данной статье проводится анализ лексико-семантической группы лексемы «сутки», где основой инварианта признается архисема «измерение времени ». В качестве архисемы «измерение времени» её лексико-семантическая группа может делиться на «век», «год», «месяц», «календарь», «сезон», «месяц», «сутки» «час» и т. д. В китайском языке лексема «昼夜/чжоу е» (сутки ) тоже имеет архисему: « 时间度量 / шицзянь дулян » (измерение времени ). В лексико-семантическую группу по архисеме «时间 /шицзянь » [shíjiān] входят слова «世纪 /шицзи » (век) , « /нян ь» (год) , « 日历 /жили» (календарь), « 季节 /цзицзе » (сезон) ,月 /юэ » (месяц) , « 昼夜 /чжоу е » (сутки ), « /ши» (час) и т.д.

Стандарт длины суточной единицы как единицы времени, указывающей на цикл и разделение на 24 часа в сутках, можно назвать как чётким, так и смутным. С одной стороны, международно принятый стандарт, согласно которому «сутки» состоят из фиксированного числа часов, минут и секунд, делает продолжительность суток бесспорным, так что сема, служащая для разделения дневного и ночного времени, это «стандартная шкала времени », по данной семе выделяется такая лексико-семантическая подгруппа как « час », « минут ы» , « секунд ы» . В китайском языке лексико-семантическая подгрупппа по семе « 标准时间尺度 /Бяочжун Шицзянь Чиду» (стандартная шкала времени) выражается как « /ши» (ча с ) , « /фэнь» ( минута ) , « /мяо» ( секунда ) . Сутки делятся на 24 часа, час - на 60 минут, а минута - на 60 секунд, образуя непрерывную и единую единицу времени. Этот способ деления распространён во всём мире и используется как в русской, так и в китайской языковых картинах мира для единообразного исчисления времени. Другой способ деления единиц времени в традиционной китайской культуре - деление суток на двенадцать сегментов, каждый из которых называется « 时辰 /шичэнь» и равняется двум современным часам. «时辰/шичэнь» назван в честь земной ветви китайской уникальной хронологической системы и отсчитывается с одиннадцати часов ночи. Таким образом, семой для особого разделения дневного и ночного времени является « 时辰 /шичэнь» . Её лексико-семантическая подгруппа делится на следующие ряды: « 子时 / ЦзыШи » ( с 23 часов до 1 час ), « 丑时 /Чоу Ши » ( с 1 часа до 3 часа ), « 寅时 /Инь Ши » ( с 3 часа до 5 часов ), « 卯时 Мао Ши » ( с 5 часов до 7 часов ), « 辰时 /Чэнь Ши » ( с 7 часов до 9 часов ), « 巳时 /Сы Ши » ( с 9 часов до 11 часов ), « 午时 Ши » ( с 11 часов до 13 часов ), « 未时 /Вэй Ши » ( с 13 часов до 15 часов ), « 申时 /Шэнь Ши » ( с 15 часов до 17 часов ), « 酉时 Ю Ши » ( с 17 часов до 19 часов ), « 戌时 /Сюй Ши » ( с 19 часов до 21 часов ) и « 亥时 /Хай Ши » ( с 21 часов до 23 часов ) , каждый из которых можно разделить на « /Чу» ( первый час) и « /Чжэн» (второй час ) , и далее на «刻/Кэ», четверти часа, таким образом каждый «时辰 /шичэнь » имеет два периода по четыре «刻/Кэ»: четыре верхние четверти и четыре нижние. Например, « 酉时三刻 /ЮШи Санкэ» означает 17:45, что также можно назвать « 酉初三刻 /ЮЧу Санкэ» . Если сейчас 18:45, это время может называться « 酉正三刻 /ЮЧжэн Санкэ» . [13, с. 116-124]

С другой стороны, сутки разделяют также на периоды дня и ночи, а день и ночь являются постоянной общностью, вместе составляя сутки. Как описывает в своей работе Филин Ф. П., « слова день и ночь в известной мере контрастны по своим значениям, но вряд ли являются в полном смысле антонимами, поскольку выступают как частные величины по отношению к слову сутки . Вместе с семантической контрастностью здесь выступают отношения видового к родовому, имеющие в данной лексико-семантической группе, ввиду ограниченности состава её компонентов, существенный характер». Как и год, месяц и сутки как основная единица времени основаны на циклах небесных тел, и поэтому способ измерения времени связан с движением солнца и чередованием солнца и луны. В русской языковой картине мира сутки разделяются в основном движением солнца, таким образом можно считать «движение солнца» семой в этой лексико-семантической подгруппе, разделяющейся на «день» и «ночь» . Также в рамках этих двух основных делений время может быть разделено по конкретному положению солнца на небольшие лексико-семантические подгруппы: «утро», «день», «вечер», «ночь» , в том числе «утро» ещё может делиться на «восход», «рассвет», «зоря», «зорька» , а «вечер» - на «заход», «закат», «сумерки» и т. д.

В китайской языковой картине мира некоторые учёные считают, что дихотомия между днём и ночью, представленная солнцем и луной, была самым ранним понятием времени для первобытного человека. [12] В пределах поля зрения людей солнце было видно днём, а луна - ночью. Если фазы солнца и луны на небе принять за причину соответствующего понятия времени, то "день — ночь" должны быть исходной семантикой солнца и луны как единиц времени. «Солнце» и «луна» сами по себе могут быть языковыми формами дня и ночи. Чередование солнца и луны также стало стандартом для разделения ритма жизни предков на "четырехвременную систему". Используя сему « 日月交替 /Жиюэ цзяоти» (чередование солнц а и луны) в качестве лексического элемента, можно выделить лексико-семантические подгруппы в соответствии с четырьмя временными частями суток: « /Чжао»( утро ), « /Чжоу»( день ), « /Хи»( вечер ), « /Е»( ночь ) , которые представляют восход солнца, закат солнца и восход луны соответственно. « /Чжао» означает утро, когда восходит солнце и заходит луна, когда начинается новый день. « /Чжао» можно разделить на подгруппу синонимов: « /цзао», « /чэнь», « /дань», « /хяо», « /бао», « /мэй» , все они имеют форму и этимологию восхода и зари. « /Чжоу» - обычное значение лексемы « день » , которое представляет собой период времени, когда солнце восходит, проходит до середины неба, а затем заходит. В соответствии с различными положениями солнца при его наблюдении и измерении времени с подразделением на различные временные диапазоны для семы « /Чжоу» можно выделить подгруппу « 上午 /шан у», « 下午 /ся у», « /сян» , все зависят от положения солнца и формы солнечной тени. Лексико-семантическая подгруппа « /хи» такая же, как « /му» и« /вань» , обе производные от заката солнца, что означает период от захода солнца до наступления ночи или перед сном. Китайский иероглиф « /хи» - это половина луны, что означает, что луна рассматривается как символ ночи. В китайском языке противопоставление «夕/хи» и « /Чжао» схоже с противопоставлением «ночи» и «дня», оба эти понятия происходят от изображения вращения солнца и луны во времени. Таким образом, период времени солнца и период времени луны образуют полный цикл дня и ночи. В традиционной китайской лингвокультуре «时辰 /шичэнь » также называются попеременно в соответствии с чередованием солнца и луны. Тот же «时辰 /шичэнь » также используется в качестве семы и может быть сгруппирован как « 夜半 /Е бань»(с 23 часов до 1 час ) , также известная как полночь; « 鸡鸣 /Цзымин» , также известный как пустынный петух; « 平旦 /Пиндань» , также известный как рассвет, утро, закат и т. д., является чередованием солнца и луны; « 日出 /Жичу» , также известный как заря, восходящее солнце и т. д.; « 食时 /Шиши» , также известное как утреннее затмение и т. д. Время "утреннего затмения" также является временем завтрака; « 隅中 /Юйчжун» , также известная как «к пол у д ню» и т. д.; « 日中 /Жичжун» , также известный как восход, полдень и т. д.; « 日昳 /Жи и», «солнце движется на запад»; « 哺时 /Пуши», также известный как ужин; « 日入 /Жижу» , также известный как закат, вечер, то есть когда солнце садится; « 黄昏 /Хуанхуэнь» , также известные как закат, сумерки и т. д. В это время солнце уже зашло, и небо скоро потемнеет, поэтому это время называется сумерками. « 人定 /Жэньдин» - э то время, когда люди перестают двигаться и спят . [13, с. 116-124]

Таким образом, разделение времени на день и ночь тесно связано с повседневной жизнью людей, которые более активны днём, чем ночью, и поэтому более озабочены течением времени в этот период и нуждаются в более точной шкале времени, чтобы регулировать ритм своей продуктивной жизни. С этой точки зрения понятие времени вытекает из адаптации человеческой деятельности к конкретному моменту времени и длительности периода, который меняется в зависимости от поведения человека. В русской языковой картине мира, например, соответствующие выражения в современном русском языке фактически наследуют древнеславянское и древнерусское понимание дня и ночи и правила организации деятельности, т. е. разделение дневных и ночных периодов по выполняемым делам. Следует сказать, что в привычном русском понимании разделение времени дня и ночи во многом зависело от того, что люди делали и говорили в соответствующие периоды времени. Таким образом, в отличие от большинства западных языков, которые рассматривают утро как период до полудня, для русского языка утро - это время, когда люди встают рано и готовятся к последующим дневным делам, т. е. освежаются, завтракают. По аналогии с утром россияне понимают день как время, когда они заканчивают свою дневную деятельность, а ночь - как время, когда они заканчивают работу и ложатся спать. «Транзакционный смысл» русских размывает границы между днём, утром, вечером, ночью и не имеет точного моментального разделения, в то время как утро часто используется как маркер для «конца ночи и начала дня/нового дня». [10, с. 57-67] В этом отношении система суточных периодов в России и Китае имеет определённое сходство в своей коннотации, т. е. хотя она и является отражением смены ритмов внешнего мира в сознании человека, она полна влияния субъективной деятельности человека и имеет ярко выраженный искусственный волевой и бытовой характер.

Вывод

В данной статье анализируются определение и рамки лексико-семантических групп лексемы «сутки». Представлены сходства и различия между тремя различными формами суток в китайской и русской языковых картинах мира, используя измерение времени как основной архисемы, а стандартную шкалу времени, движение солнца или чередование солнца и луны и повседневную деятельность человека как семы. Очевидно, что в современной русской и китайской лингвокультурах измерение времени по стандартной шкале совпадает, хотя в традиционной китайской культуре существует собственная система измерения времени, которая значительно отличается от других культур. Что касается второго пункта, то деление на день и ночь в русском языке основано на движении солнца, периоды которого делятся на утро, день, вечер и ночь. В китайском языке разделение дня и ночи основано на чередовании солнца и луны, но оно также делится на четыре временных периода, которые примерно совпадают с таковыми в русской лингвокультуре. Однако, в силу уникальности собственной системы измерения времени, здесь существует полная 24 часовая система деления времени на день и ночь по чередующемуся солнечно-лунному стандарту, что значительно отличается от русского языка. Анализируя измерение времени в китайском языке, можно заметить, что существует определённое сходство в характере системы суточного времени в повседневной деятельности человека, как китайского, так и русского. Сравнивая и анализируя различные способы группировки и мышления об измерении времени, а также их предпосылки в лингвокультуре, можно улучшить понимание более глубоких причин, лежащих в основе форм развития языка и восприятия объекта в различных лингвокультурах. Это позволяет лучше понять различные влияния на ЛСГ и СП в разных странах в различных лингвистических и культурных контекстах.

Библиография
1.
Абрамов В. П. Семантические поля русского языка: Монография.-М.; Краснодар: Акад. пед. и соц. наук РФ, Кубан. гос. ун-т, 2003. С. 338.
2.
Буйленко И. В. Лексико-семантические объединения слов // Электронный научно-образовательный журнал ВГСПУ «Грани познания». №5(19). Декабрь 2012. С. 89 – 92.
3.
Быстрова Л. В., Капатрук Н. Д., Левицкий В. В. К вопросу о принципах и методах выделения лексико-семантических групп слов // Филол. науки. 1980. № 6. С. 75 – 78.
4.
Гак В. Г. Сопоставительная лексикология (на материале французского и русского языков). М. : Междунар. отношения, 1977.
5.
Даль В. И. Толковый словарь Даля. 1863-1866.
6.
Денисов П. Н. Лексика русского языка и принципы ее описания. М. : Рус. яз., 1980.
7.
Крылов Г. А. Этимологический словарь русского языка.-СПб.: ООО «Полиграфуслуги», 2005. С. 432.
8.
Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь Ожегова. 1949-1992.
9.
Шведова Н. Ю. Русский семантический словарь. Толковый словарь, систематизированный по классам слов и значений // РАН. Ин-т рус. яз. М.: Азбуковник, 1998.
10.
Шмелёв А. Д. Русская языковая модель мира: материалы к словарю. [М]. М., Языки славянской культуры, 2002. С. 224
11.
Ушаков Д. Н. Толковый словарь Ушакова. 1935-1940.
12.
Лю Вэньин, Концепция времени и пространства в Древнем Китае. Тяньцзинь, Издательство Нанькайского университета, 2000.
13.
Чэнь Цзюцзинь Ян И. Астрономия и календарь в древнем Китае. // Обновлённое издание, Пекин: Коммерческая пресса, 1998. С. 190.
14.
Редакционный комитет Большого китайского словаря. Большой китайский словарь. // изд. Сычуаньское издательство словарей. Сычуань, 2010
References
1.
Abramov V.P. Semantic fields of the Russian language: Monograph.-M.; Krasnodar: Acad. ped. and social Sciences of the Russian Federation, Kuban. state un-t, 2003. p. 338.
2.
Buylenko I. V. Lexico-semantic combinations of words // Electronic scientific and educational journal of VGSPU "Edges of knowledge". No. 5(19). December 2012, p. 89 – 92.
3.
Bystrova L. V., Kapatruk N. D., Levitsky V. V. On the issue of principles and methods of singling out lexico-semantic groups of words // Philol. Sciences. 1980. No. 6. p. 75-78.
4.
Gak VG Comparative lexicology (based on the French and Russian languages). M. : Intern. relations, 1977.
5.
Dal V.I. Dahl's Explanatory Dictionary. 1863-1866.
6.
Denisov P.N. Vocabulary of the Russian language and principles of its description. M. : Rus. lang., 1980.
7.
Krylov G. A. Etymological dictionary of the Russian language.-St. Petersburg: Polygraph Services LLC, 2005. p. 432.
8.
Ozhegov S. I., Shvedova N. Yu. Ozhegov's Explanatory Dictionary. 1949-1992.
9.
Shvedova N. Yu. Russian semantic dictionary. Explanatory dictionary, systematized by classes of words and meanings // RAS. In-t rus. lang. M.: Azbukovnik, 1998.
10.
Shmelev AD Russian language model of the world: materials for the dictionary. [M]. M., Languages ​​of Slavic Culture, 2002. p. 224
11.
Ushakov D. N. Explanatory Dictionary of Ushakov. 1935-1940.
12.
Liu Wenying, The Concept of Time and Space in Ancient China. Tianjin, Nankai University Press, 2000.
13.
Chen Jiujin Yang Yi. Astronomy and calendar in ancient China. // Updated Edition, Beijing: Commercial Press, 1998. p. 190.
14.
Editorial Committee of the Great Chinese Dictionary. Big Chinese Dictionary. // ed. Sichuan dictionary publishing house. Sichuan, 2010

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная на рассмотрение статья «Анализ лексико-семантической группы «сутки/昼夜» в русской и китайской лингвокультурах», предлагаемая к публикации в журнале «Litera», несомненно, является актуальной, так как автор рассматривает анализ ЛСГ «сутки» на материале двух неродственных языков: русского и китайского.
Несомненно, работа имеет большой научный потенциал, вносит существенный вклад в развитие как теории лингвокультурологии, так и в сопоставительное изучение русского и китайского языков.
В рецензируемой статье проводится анализ лексико-семантической группы лексемы «сутки», где основой инварианта признается архисема «измерение времени».
В качестве основных итого исследования представлены сходства и различия между тремя различными формами суток в китайской и русской языковых картинах мира, используя измерение времени как основной архисемы, а стандартную шкалу времени, движение солнца или чередование солнца и луны и повседневную деятельность человека как семы.
В фокусе рецензируемой работы находятся вопросы лексикологического и лингвокультурологического характеров. Однако в работе не приведены данные о практической базе исследования, а именно какой объем корпуса /выборки был взят для анализа, каков принцип отбора фактического материала?
Настоящее исследование выполнено в русле сформировавшейся в отечественной лингвистике традиции изучения рекламных текстов. Автором был проведен анализ отечественных исследований в области лингвокультурологии и лексикологии, а также собственные наблюдения над эмпирическим материалом. В своем исследовании автор прибегает к научному обобщению литературы и статистических данных по избранной теме и анализу фактических данных. Особый интерес представляют примеры на русском и китайском языках, которые анализирует автор. Отметим, что в исследовании автор рассматривает как теоретическую основу затрагиваемого проблемного поля, так и практическую проблематику. Исследование выполнено в русле современных научных подходов, работа состоит из введения, содержащего постановку проблемы, основной части, традиционно начинающуюся с обзора теоретических источников и научных направлений, исследовательскую и заключительную, в которой представлены выводы, полученные автором. В статье представлена методология исследования, выбор которой вполне адекватен целям и задачам работы. Данная работа выполнена профессионально, с соблюдением основных канонов научного исследования.
Как и любая масштабная работа, рассматриваемый труд не лишен недостатков. Так, считаем, что в первом предложении допущена неточность: «В современной лингвистике изучение лексикологии стало одним из приоритетов многих учёных в исследовании лингвокультуры». Предположим, что под словом «лексикология» автор подразумевает «лексику», так как лексикология является комплексной лингвистической дисциплиной и не может быть приоритетом при исследовании лингвокультуры.
Библиография статьи насчитывает 14 источников, в которые включены как отечественные, так и зарубежные труды (китайских исследователей). Однако, отсутствие ссылок на зарубежные англоязычные работы ограничивает работу, изолируя от достижений общемировой науки. Также возникают сомнения в том, что работы китайских лингвистов были опубликованы в китайских журналах на русском языке. Вероятнее в настоящей статье представлен авторский перевод китайских заглавий статей. По анализу актуальности и современности отметим, что приведены работы 20 века, самое свежее издание датировано 2012 годом, что не позволяет в работе отразить новейшие достижения и подходы к изучению заявленной темы.
Однако высказанные замечания не являются критическими и не влияют на общее впечатление от прочитанной работы.
Статья, несомненно, будет полезна широкому кругу лиц, филологам, востоковедам, магистрантам и аспирантам профильных вузов. Пунктуационные и орфографические ошибки, существенно затрудняющее понимание текста не обнаружены, Общее впечатление после прочтения рецензируемой статьи положительное, она может быть рекомендована к публикации в научном журнале из перечня ВАК.