Читать статью 'Юридическое мировоззрение как атрибут и компонент правосознания ' в журнале Юридические исследования на сайте nbpublish.com
Рус Eng Перевести страницу на:  
Please select your language to translate the article


You can just close the window to don't translate
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Юридическое мировоззрение как атрибут и компонент правосознания

Зозуля Александр Александрович

ORCID: 0000-0002-6571-136X

кандидат юридических наук

доцент кафедры теории и истории государства и права, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования Санкт-Петербургский университет государственной противопожарной службы МЧС России

196105, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Московский Проспект, 149

Zozulia Aleksandr

PhD in Law

Associate Professor of the Department of Theory and History of State and Law, Federal State Budgetary Educational Institution of Higher Education St. Petersburg University of the State Fire Service of the Ministry of Emergency Situations of Russia

196105, Russia, g. Saint Petersburg, ul. Moskovskii Prospekt, 149

alezozulya@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-7136.2022.5.38006

Дата направления статьи в редакцию:

05-05-2022


Дата публикации:

31-05-2022


Аннотация: Объектом исследования является правосознание как явление сферы позитивного права. Предмет исследования - юридическое мировоззрение как правовая категория и явление правовой реальности. Автор подробно рассматривает терминологический аспект, анализирует различные подходы и формулирует интегративную дефиницию юридического мировоззрения. Особое внимание уделяется современным детерминантам формирования юридического мировоззрения и определению ключевых критериев социально приемлемого юридического мировоззрения. Теоретической основой исследования являются постнеклассические концепции правопонимания, рассматривающие право как средство социальной коммуникации. Использованы системный, аксиологический и формально-юридический методы. Целью исследования является выработка направлений формирования социально приемлемого юридического мировоззрения.   Примененный автором подход к исследованию правосознания через призму юридического мировоззрения с учетом детерминант правовой реальности обеспечивает новизну результатов исследования. Автор в русле широкого понимания юридического мировоззрения предлагает рассматривать его как доминантный ценностно-нормативный компонент правосознания, исследует факторы государственно-правовой действительности, оказывающие влияние на общественное правосознание, в числе которых выделяет диверсификацию современного правопонимания, кризисные явления в сфере позитивного права, актуализацию саморегулирования в правовой сфере. На этой основе сформулированы ключевые признаки социально приемлемого юридического мировоззрения и сделан вывод о необходимости модернизации правоведческого компонента образовательных программ различных уровней.


Ключевые слова: правосознание, юридическое мировоззрение, правопонимание, нормативность, нравственность, правовое регулирование, социальное регулирование, мораль, правовая реальность, позитивное право

Abstract: The object of the study is legal awareness as a phenomenon of the sphere of positive law. The subject of the research is the legal worldview as a legal category and a phenomenon of legal reality. The author examines in detail the terminological aspect, analyzes various approaches and formulates an integrative definition of the legal worldview. Special attention is paid to the modern determinants of the formation of a legal worldview and the definition of key criteria for a socially acceptable legal worldview. The theoretical basis of the research is post-non-classical concepts of legal understanding, considering law as a means of social communication. The system, axiological and formal legal methods were used. The purpose of the study is to develop directions for the formation of a socially acceptable legal worldview.The approach applied by the author to the study of legal consciousness through the prism of the legal worldview, taking into account the determinants of legal reality, ensures the novelty of the research results. The author, in line with a broad understanding of the legal worldview, suggests considering it as a dominant value-normative component of legal consciousness, examines the factors of state-legal reality that influence public legal consciousness, among which he highlights the diversification of modern legal understanding, crisis phenomena in the field of positive law, the actualization of self-regulation in the legal sphere. On this basis, the key features of a socially acceptable legal worldview are formulated and a conclusion is made about the need to modernize the legal component of educational programs at various levels.



Keywords:

positive law, legal reality, moral, social regulation, legal regulation, normativity, morality, legal understanding, legal worldview, legal awareness

Введение

Отечественная правовая действительность все больше актуализирует различные аспекты проблематики «духовного измерения» права, и в первую очередь формирования социально приемлемого правосознания. При этом отдельное внимание исследователей уделяется юридическому мировоззрению как явлению, тесно связанному с правосознанием. На повестке дня стоят не только практические вопросы юридического мировоззрения - содержание, формирование, закрепление в правосознании, но и общетеоретические проблемы, в том числе понятийный аспект.

До недавнего времени понимание юридического мировоззрения как высшей формы законоодобряющего правосознания, как системы взглядов, в соответствии с которой условия жизнедеятельности в обществе рассматриваются их членами исключительно сквозь призму юридических прав, обязанностей и ответственности, представлялось вполне оправданным. Такие характеристики правосознания воспринимались в качестве вполне достижимого идеала, о чем свидетельствовал опыт развитых западных правопорядков, что вполне объяснимо, если вслед за Ф. Энгельсом считать «юридическое мировоззрение основой духовной жизни возникшего в Европе буржуазного общества» [1, с. 115]. В этом контексте юридическое мировоззрение предстает как абсолютный антипод правового нигилизма.

К сожалению, отечественная правовая действительность говорит о более чем скромных результатах почти 30-ти летнего продвижения постсоветского российского общества к обозначенным идеалам юридического мировоззрения. Разнообразные программы и практические меры по формированию должного индивидуального и общественного правосознания не только не приблизили наших сограждан к безусловному восприятию ценности права, но результат этих мер в конечном итоге дает основание говорить о современном кризисе отечественного права, который непосредственно связан с процессами модернизации, возникновением в обществе новых противоречий и проблемами правового регулирования [2]. Налицо парадокс – нигилистическое по своей сути (понимание сущности права как необходимого, но преходящего зла) общественное правосознание советского периода обеспечивало большую эффективность правового регулирования, чем стремящееся (во всяком случае декларативно) к восприятию безусловной ценности права правосознание современного российского общества.

Обозначенные проблемы актуализируют необходимость общетеоретической разработки именно мировоззренческих характеристик правосознания. Целью исследования является выработка направлений формирования социально приемлемого юридического мировоззрения. В рамках исследования поставлены следующие задачи:

- определение содержания юридического мировоззрения как правового явления, его соотношения с правосознанием;

- выявление детерминант формирования юридического мировоззрения;

- определение ключевых критериев социально приемлемого юридического мировоззрения.

Дефиниция юридического мировоззрения

В правовой доктрине как системе устоявшихся, доминирующих представлений о праве юридическое мировоззрение нередко отождествляется с правосознанием, отвечающим определенным критериям, и анализируется в контексте правовой культуры. Так, в учебнике «Философия права» под редакцией академика В.С. Нерсесянца при рассмотрении проблем взаимодействия права с другими социальными нормами применительно к системе форм общественного сознания говорят о правосознании и юридическом мировоззрении как о синонимах. Т.Н. Громова определяет юридическое мировоззрение как комплексную систему чувств, ценностей и рациональных представлений об обществе, основанную на определяющей роли права и законности в социальной жизни [3]. Очевидно, что в качестве главного критерия, позволяющего наделить правосознание «степенью» юридического мировоззрения, в доктрине чаще всего признается восприятие права как безусловной ценности, стремление носителя правосознания к такому порядку, при котором правовые нормы вне зависимости от иных социальных регуляторов и обстоятельств подлежат обязательному применению.

На взгляд автора для выявления сущности мировоззрения как правового явления необходимо прежде всего отойти от формально-догматической трактовки соотношения юридического мировоззрения и правосознания. В этой связи представляется достаточно аргументированным предложение Г.В. Паластровой воспринимать юридическое мировоззрение «в качестве основы, идейного ядра правового сознания, ведущего элемента его структуры, обусловленного национальным или цивилизационным контекстом» [1, с. 115]. Эвристический потенциал такого подхода значительно выше традиционной трактовки, поскольку позволяет исследовать юридическое мировоззрение как особый компонент структуры правосознания, производный от целого комплекса факторов, включая правовую реальность, ментальные, аксиологические и духовные характеристики носителей правосознания. Автор, в целом разделяя обозначенный выше взгляд, считает необходимым обозначить еще некоторые ключевые характеристики юридического мировоззрения как компонента правосознания.

Первое, что следует подчеркнуть - юридическое мировоззрение является интегрирующим звеном правосознания. Именно юридическое мировоззрение, являясь идейной основой правосознания, обеспечивает единый вектор идейно-рациональных и эмоционально-волевых элементов. Далее – аксиологическая роль юридического мировоззрения, которое, как субстанциальный компонент правосознания, формирует его смысло-ценностные характеристики, задает критерии истинности в оценке явлений сферы правового регулирования. И, наконец, важно отметить, что юридическое мировоззрение не есть некое отвлеченное от внешнего мира (за границами человеческой личности) субъективное образование, и в то же время оно производно от психологических характеристик личности. Из этого следует, что юридическое мировоззрение является результатом правовой социализации личности в конкретных условиях государственно-правовой действительности. И здесь необходимо дифференцировать юридическое мировоззрение и правовую ментальность. Последняя также нередко предстает в научной дискуссии по вопросам правосознания и правовой культуры как их некая первооснова, обусловленная комплексом факторов [4], однако не имеет важнейшего признака юридического мировоззрения – признания определяющей роли права в социальной жизни.

Таким образом, рассматривая правосознание и мировоззрение как онтологически целое явление, автор под юридическим мировоззрением понимает доминантный ценностно-нормативный компонент правосознания, обусловленный комплексом объективных и субъективных факторов, обеспечивающий такую интеграцию его идейно-рациональной и эмоционально-волевой структуры, которая гарантирует социально-полезную правомерную деятельность субъектов. Применительно к специфике юридического мировоззрения в современных условиях изложенный подход вызывает необходимость оценки тех факторов государственно-правовой действительности, которые оказывают определяющее воздействие на общественное правосознание.

Современные детерминанты формирования юридического мировоззрения

Одной из характеристик современной правовой реальности как фактора, влияющего на правосознание, является её обусловленность процессами глобализации [5], давать которым категорическую негативную или позитивную оценку как минимум неконструктивно. Между тем не вызывает никаких сомнений тот факт, и это все чаще отмечается в научной литературе, что в качестве неоспоримого последствия глобализации мы имеем актуализацию проблемы правопонимания [6], в рамках которой объективно выдвигаются на первый план ряд других (помимо государственной обязательности) сущностных характеристик права как регулятора общественных отношений, и особенно его коммуникативного, социализирующего потенциала. По справедливой оценке Л.И. Глухаревой, «монистический подход, в котором правопонимание выводит право в качестве монолитного и однородного феномена, не соответствует реальности, поскольку затушевывает факт множества форм права, имеющих разную сущность» [7]. И учитывая, что правопонимание можно считать центральным, определяющим элементом юридического мировоззрения, которое в свою очередь, как ядро правосознания, является весомым фактором правообразования и правового регулирования, доминирующие концепции права во многом предопределяют бытие позитивного права, и не в последнюю очередь его реализацию.

Развернувшаяся в научной литературе последнего времени оживленная дискуссия о типах правопонимания позволяет сделать однозначный вывод - в условиях глобализации право как социальный регулятор не может существовать в парадигме единственно верной всеобъемлющей концепции. Тем не менее, у большинства современных трактовок права можно выявить общий знаменатель - легитимность правовых предписаний так или иначе обуславливается их комплементарностью явлениям более высокого порядка, так называемого «духовного измерения» права. Неизбежным следствием сформированного на базе такого постулата юридического мировоззрения является критическое, рациональное отношение адресатов правовых норм к позитивному (исходящему от государства) праву, что вовсе не является проявлением правового нигилизма, поскольку граждане в условиях здоровой демократии по определению имеют естественную потребность не быть безоговорочно подчиненными государственному праву (да и особой необходимости в таком подчинении нет при наличии развитого гражданского общества).

В качестве следующего значимого детерминанта современного юридического мировоззрения можно выделить уровень доверия адресатов правового регулирования к источнику правовых норм и правоприменителю. В данном контексте под источником понимается не столько формы позитивации правовых предписаний, сколько субъекты государственного нормотворчества различных уровней. Особенно актуально это для условий формирования юридического мировоззрения в постсоветской России. Здесь проблем наберется не на одно серьезное исследование. В частности, в научной литературе отмечается закрытость нормотворческого субъекта как коммуниканта в системе бюрократического управления [8], оппозиционность населения действующей власти, неизбежно разрастающаяся в условиях глубоких кризисов [9], фактическое поглощение провозглашенных в Конституции РФ демократических принципов публичным правом [10], отсутствие у власти духовной стратегии развития, духовная недостаточность провозглашаемых ею целей [11], использование права для защиты и лоббирования партикулярных, а не всеобщих интересов [12, с. 133] и т.д.

Понятно, что обозначенные проблемы не приближают правосознание к «высотам» юридического мировоззрения (в классическом его понимании). Скорее наоборот - законоодобряющие суперэго, сталкиваясь с общественно-политическими реалиями, формирует прямо-противоположную реакцию, что само по себе не только позволяют сделать вывод об отдаленности во времени идеалов юридического мировоззрения (как высшей ступени развития правосознания), но заставляет задуматься в принципе о достижимости такой цели.

Все названные характеристики правовой действительности привели к тому, что позитивное (государственное) право перестало отражаться в господствующем правосознании на уровне юридического мировоззрения в качестве высшего нравственного критерия, а это неизбежно влечет за собой снижение эффективности правового регулирования. В сочетании с повышением роли динамичного правового сознания как основного фактора правотворчества и правоприменения в условиях ускоряющейся социальной динамики [13], на практике такой результат вызвал логически оправданную реакцию субъектов правоотношений - стремление к свободе или автономии в определении границ своего поведения, то есть к саморегулированию общественных отношений.

Представляется, что названную рефлексию вполне можно считать одной из ключевых характеристик современного юридического мировоззрения, и с учетом этого актуальной представляется концепция социального права Ж. Гурвича, позволяющая представить общую функцию права как объективную интеграцию некой тотальности посредством устроения единства общения его членов [14]. С позиций такого подхода вполне оправданно рассматривать стремление к саморегулированию не как своеобразный «реверанс» юридического мировоззрения правовому нигилизму, а как отражение в правосознании объективной в существующей реальности синергии права и иных социальных регуляторов.

Критерии социально приемлемого юридического мировоззрения

Некоторые обобщения в фокусе рассматриваемой проблематики позволяют автору обозначить две ключевые характеристики социально приемлемого юридического мировоззрения. Первая - в рамках социально-нормативного аспекта обозначенных вопросов необходимо констатировать, что юридическое мировоззрение является комплексным феноменом, который включает в себя как осознание собственно правовых предписаний, так и морально-этических требований, в том числе признанных в локальных сообществах. Указанная характеристика вызывает необходимость особого «сплава» нравственности и рациональных структур правосознания в рамках юридического мировоззрения, который обеспечит восприятие права в качестве безусловного нравственного идеала.

Далее, поскольку «типы правопонимания могут быть использованы как инструменты оценки реальных проблем государственно-правового развития» [12, с. 135], юридическое мировоззрение должно быть основано на таком правопонимании, которое исключало бы противопоставление права позитивного (закона в широком смысле слова) и «подлинного права». В этой связи на первый план выступает проблема целесообразности и справедливости в праве, что само по себе означает необходимость понимания глубинных свойств правовой материи: принципов права, его сущности, целей правового регулирования, социальной ценности права.

Выводы.

Проведенное исследование позволяет автору рассматривать юридическое мировоззрение как доминантный ценностно-нормативный компонент правосознания. Формирование юридического мировоззрения обусловлено комплексом объективных и субъективных факторов, среди которых необходимо выделить диверсификацию современного правопонимания, кризисные явления в сфере позитивного права, актуализацию саморегулирования в правовой сфере. Надлежащее юридическое мировоззрение должно обеспечивать такую интеграцию идейно-рациональных и эмоционально-волевых компонентов правосознания, которая обеспечивает синергию права и иных социальных регуляторов, гарантирует социально-полезную правомерную деятельность субъектов правоотношений. В практической плоскости указанное приводит к выводу о необходимости адекватного этим целям юридического просвещения граждан. В этой связи содержание правоведческого компонента образовательных программ должно стать предметом комплексного теоретического исследования с целью его модернизации.

Библиография
1.
Паластрова Г.В. Юридическое мировоззрение: теоретико-методологический аспект // Философия права. 2008. № 3(28). С. 113-117.
2.
Денисенко В.В. Кризис позитивного права в условиях общественной модернизации // Кризис права: история и современность / под общ. ред. В. В. Денисенко, М. А. Беляева, Е. Н. Тонкова. СПб. 2018. С. 83.
3.
Громова Т.Н. Социально-исторические предпосылки формирования юридического мировоззрения // Современные исследования социальных проблем. №5(49), 2015. С. 155.
4.
Klimova G. P. Legal mentality and legal culture: problems of interaction. In: Вісник Національної юридичної академії України. 2017. №4(35). С. 32-40. URL: https://www.researchgate.net/publication/ 322101964_LEGAL_MENTALITY_AND_LEGAL_CULTURE_PROBLEMS_OF_INTERACTION (дата обращения: 28.01.2022).
5.
Olga V. Kravchenko. Legal consciousness and forms of its deformation. In: Journal of Legal, Ethical and Regulatory Issues. 2021. Vol. 24, Special Issue 1., pp. 1-13. URL: https://www.abacademies.org/articles/legal-consciousness-and-forms-of-its-deformation-12151.html (дата обращения: 08.02.2022).
6.
Орлова И.А. Концепт «нигилизм» в международном праве // Типы правопонимания и вызовы меняющегося мира: сборник научных статей по результатам международной научно-практической конференции. СПб. 2016. С. 473.
7.
Глухарева Л.И. О правопонимании в измерении форм права (на примере сравнения индивидуального и государственного права) // Типы правопонимания и вызовы меняющегося мира: Сборник статей по результатам Международной научно-практической конференции. 2016. С. 81.
8.
Беляев М.А. Саморегулирование с точки зрения права: свобода или автономия // Границы права с точки зрения либертарно-правовой теории. (К 80-летию академика РАН В. С. Нерсесянца). Воронеж. 2018. С. 160.
9.
Лупарев Г.П. К вопросу о правовом нигилизме // Государство и право. 2020. №4. С. 68.
10.
Усанов В.Е. Экспансия публичного права в сферу частных интересов: новая управленческая парадигма // Государство и право. 2020. №9. С. 136.
11.
Кудрявцев В.А. Духовно-ценностные проблемы власти и правосознания в России // Вестник Московского университета. Сер. 18. Социология и политология. 2014. №1. С.63.
12.
Беляев М.А. К вопросу об инструментальном аспекте правопонимания (на примере проблемы сверхрегулирования) // Типы правопонимания и вызовы меняющегося мира: сборник научных статей по результатам международной научно-практической конференции. СПб. 2016. С. 127-138.
13.
Тихомиров Ю.А. Правовое сознание в условиях социальной динамики // Государство и право. 2020. №3. С. 37.
14.
Гурвич Г.Д. Философия и социология права: избр. соч./пер. В.Д Антонова, Л.В Ворониной. СПб.: Издательский Дом С.-Петербургского гос. ун-та, 2004. С. 56.
References
1.
Palastrova, G.V. (2008). Legal ideology: methodological and theoretical aspect. Philosophy of Law Journal, 3(28), 113-117.
2.
Denisenko, V.V. (2018). The crisis of positive law in the circumstance's of social modernization. In V. Denisenko & M. Belyaev & E. Tonkova (Eds.), The crisis of law: history and modernity (p. 83). Saint Petersburg: Publishing company Aletheia.
3.
Gromova, T.N. (2015). Social and historical factors of legal weltanschauung development. Modern Research of Social Problems Journal, 5(49), 155.
4.
Klimova, G. P. (2017). Legal mentality and legal culture: problems of interaction. Journal of the National Academy of Legal Sciences of Ukraine. 4(35). 32-40. Retrieved from: https://www.researchgate.net/publication/ 322101964_LEGAL_MENTALITY_AND_LEGAL_CULTURE_PROBLEMS_OF_INTERACTION.
5.
Kravchenko, O.V. (2021). Legal consciousness and forms of its deformation. Journal of Legal, Ethical and Regulatory Issues, 24(1S), 1-13. Retrieved from: https://www.abacademies.org/articles/legal-consciousness-and-forms-of-its-deformation-12151.html.
6.
Orlova, I.A. (2016). The concept of "nihilism" in international law. In A. Dorskaya (Ed.), Types of legal understanding and challenges of the changing world: collection of scientific articles based on the results of the international scientific and practical conference (p. 473). Saint Petersburg: Scientific and Information Technologies Center Asterion.
7.
Gluhareva, L.I. (2016). On the understanding of law in the measurement of forms of law (on the example of comparing individual right and state law). In A. Dorskaya (Ed.), Types of legal understanding and challenges of the changing world: collection of scientific articles based on the results of the international scientific and practical conference (p. 81). Saint Petersburg: Scientific and Information Technologies Center Asterion.
8.
Belyaev, M.A. (2018). Self-regulation from the point of view of law: freedom or autonomy. In V. Denisenko & M. Belyaev (Eds.), The boundaries of human rights and freedoms from the point of view of libertarian legal theory (to the 80th anniversary of academician of the RAS V.S. Nersesyants). Proceedings of the International Scientific Conference (p. 160) Voronezh: Autonomous Non-Profit Organization NAUKA-UNIPRESS.
9.
Luparev, G.P. (2020). To the question of legal nihilism, State and Law Journal, 4, 68.
10.
Usanov, V.E. (2020). Expansion of public law into the sphere of private interests: new management paradigm, State and Law Journal, 2020, 9, 136.
11.
Kudryavcev, V.A. (2014). Spiritually-value problems of power and justice in Russia, Moscow State University Bulletin. Series 18. Sociology and Political Science, 1, 63.
12.
Belyaev, M.A. (2016). On the question of the instrumental aspect of legal understanding (on the example of the problem of overregulation). In A. Dorskaya (Ed.), Types of legal understanding and challenges of the changing world: collection of scientific articles based on the results of the international scientific and practical conference (p. 127-131). Saint Petersburg: Scientific and Information Technologies Center Asterion.
13.
Tihomirov, Yu.A. (2020). Legal consciousness in the conditions of social dynamics, State and law Journal, 3, 37.
14.
Gurvich, G.D. (2004). Philosophy and Sociology of Law: selected writings. Saint Petersburg: Publishing house of Saint Petersburg University.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью на тему «Юридическое мировоззрение как атрибут и компонент правосознания».
Предмет исследования. Предложенная на рецензирование статья посвящена актуальным вопросам рассмотрения юридического мировоззрения как атрибута и компонента правосознания. Автором выбран особый предмет исследования: предложенные вопросы исследуются с точки зрения философии и права, при этом автором отмечено, что «…отдельное внимание исследователей уделяется юридическому мировоззрению как явлению, тесно связанному с правосознанием». Изучается и обобщается определенный объем научной литературы по заявленной проблематике. При этом автор отмечает, что «Разнообразные программы и практические меры по формированию должного индивидуального и общественного правосознания не только не приблизили наших сограждан к безусловному восприятию ценности права, но результат этих мер в конечном итоге дает основание говорить о современном кризисе отечественного права…».
Методология исследования. Цель исследования определена названием и содержанием работы и «… является выработка направлений формирования социально приемлемого юридического мировоззрения». Она может быть обозначена в качестве рассмотрения и разрешения отдельных проблемных аспектов, связанных с вышеназванными вопросами и использованием определенного опыта (который также в статье отсутствует). Исходя из поставленных цели и задач, автором выбрана определенная методологическая основа исследования. В частности, автором используется совокупность всеобщих (диалектика) и общенаучных методов познания. В частности, методы анализа и синтеза позволили обобщить и разделить выводы различных подходов к предложенной тематике, а также сделать некоторые выводы из материалов оппонентов. Ставятся задачи «…определение содержания юридического мировоззрения как правового явления, его соотношения с правосознанием; … выявление детерминант формирования юридического мировоззрения» и др., которые автор рассматривает. В частности, делается такие выводы: «…позволяет автору рассматривать юридическое мировоззрение как доминантный ценностно-нормативный компонент правосознания …» и др. Таким образом, выбранная автором методология в полной мере адекватна цели статьи, позволяет изучить определенные аспекты темы.
Актуальность заявленной проблематики не вызывает сомнений. Данная тема является важной в России, с правовой точки зрения предлагаемая автором работа может считаться актуальной, а именно он отмечает, что «…проблемы актуализируют необходимость общетеоретической разработки именно мировоззренческих характеристик правосознания». Автор приводит также рекомендации и предложения. Тем самым, научные изыскания в предложенной области стоит только приветствовать.
Научная новизна. Научная новизна предложенной статьи не вызывает сомнения. Она выражается в конкретных научных выводах автора. Среди них, например, такой: «рассматривая правосознание и мировоззрение как онтологически целое явление, автор под юридическим мировоззрением понимает доминантный ценностно-нормативный компонент правосознания, обусловленный комплексом объективных и субъективных факторов, обеспечивающий такую интеграцию его идейно-рациональной и эмоционально-волевой структуры, которая гарантирует социально-полезную правомерную деятельность субъектов». Как видно, указанный и иные «теоретические» выводы могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях. Таким образом, материалы статьи в представленном виде могут иметь определенный интерес для научного сообщества с точки зрения вклада в развитие науки. Этот интерес может выражаться в новой авторской позиции, которая не совсем однозначна: «Надлежащее юридическое мировоззрение должно обеспечивать такую интеграцию идейно-рациональных и эмоционально-волевых компонентов правосознания, которая обеспечивает синергию права и иных социальных регуляторов, гарантирует социально-полезную правомерную деятельность субъектов правоотношений». Но на то и нужны юридические исследования.
Стиль, структура, содержание. Тематика статьи соответствует специализации журнала «Юридические исследования», так как она посвящена актуальным вопросам рассмотрения юридического мировоззрения как атрибута и компонента правосознания. В статье присутствует аналитика по научным работам оппонентов, поэтому автор отмечает, что уже ставился этот вопрос, но несколько в ином ключе. Содержание статьи соответствует названию, так как автор рассмотрел заявленные проблемы, достиг цели своего исследования. Качество представления исследования и его результатов следует признать доработанным. Из текста статьи прямо следуют предмет, задачи, методология, результаты юридического исследования, научная новизна. Оформление работы в целом соответствует требованиям, предъявляемым к подобного рода работам. Существенных нарушений данных требований не обнаружено.
Библиография. Следует высоко оценить качество использованной литературы, которая автором активно использована. Труды приведенных авторов соответствуют теме исследования, обладают признаком достаточности, способствуют раскрытию отдельных аспектов темы.
Апелляция к оппонентам. Автор провел серьезный анализ текущего состояния исследуемой проблемы. Автор описывает разные точки зрения на проблему, аргументирует правильную по его мнению позицию, предлагает варианты решения отдельных проблем.
Выводы, интерес читательской аудитории. Выводы являются логичными, конкретными, но не совсем однозначны, они получены с использованием общепризнанной методологии. Статья в данном виде может быть интересна читательской аудитории в плане наличия в ней систематизированных позиций автора применительно к заявленным в статье вопросам. На основании изложенного, суммируя все положительные и отрицательные стороны статьи рекомендую «опубликовать».