Читать статью 'Опыт регламентации освидетельствования в уголовном процессе Германии и Швейцарии' в журнале Юридические исследования на сайте nbpublish.com
Рус Eng Перевести страницу на:  
Please select your language to translate the article


You can just close the window to don't translate
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Опыт регламентации освидетельствования в уголовном процессе Германии и Швейцарии

Шамсутдинов Марат Минефаетович

кандидат юридических наук

доцент, кафедра уголовного процесса и криминалистики, Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования "Казанский (Приволжский) федеральный университет"

420111, Россия, г. Казань, ул. Кремлевская, 18, каб. 309А

Shamsutdinov Marat Minefaetovich

PhD in Law

Associate Professor, Department of Criminal Procedure and Criminalistics, Federal State Autonomous Educational Institution of Higher Education "Kazan (Volga Region) Federal University"

420111, Russia, respublika Tatarstan, g. Kazan', ul. Kremlevskaya, 18, kab. 309A

mshamsutdinov@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7136.2022.5.37975

Дата направления статьи в редакцию:

30-04-2022


Дата публикации:

12-05-2022


Аннотация: Статья преследует цель осветить опыт отдельных зарубежных государств (Германии и Швейцарии) в правовом регулировании такого специфичного института уголовно-процессуального права как освидетельствование. Объектом настоящего исследования являются уголовно-процессуальные правоотношения, возникающие в ходе производства визуального обследования тела живого человека в целях получения сведений, имеющих значение для уголовного дела. Предмет исследования - нормы уголовно-процессуального законодательства России, ФРГ и Швейцарии, регламентирующие основания и порядок производства данного следственного действия, а также труды отдельных ученых, посвященных исследуемому следственному действию. Основным методом познания в ходе проведенного исследования выступил сравнительно-правовой метод, также использовались методы анализа, синтеза, системно-структурный метод и метод моделирования. Новизной исследования стало то, что автором были критически исследованы нормы уголовно-процессуального законодательства отдельных зарубежных государств из романо-германской правовой семьи об освидетельствовании как в сравнении с друг другом, так и с аналогичным институтом российского уголовного процесса. В результате сравнения норм законодательства ФРГ и Швейцарии были выявлены особенности правовой природы и законодательного регулирования института освидетельствования в данных государствах. Итогом проведенного исследования стали оригинальные авторские предложения и рекомендации по использованию опыта отдельных норм зарубежного законодательства для внесения соответствующих изменений в отечественное уголовно-процессуальное законодательство.


Ключевые слова: следственные действия, предварительное расследование, принуждение, свидетель, потерпевший, осмотр, следователь, медицинское освидетельствование, досудебное производство, суд

Abstract: The article aims to highlight the experience of individual foreign countries (Germany and Switzerland) in the legal regulation of such a specific institution of criminal procedure law as examination. The object of this study is criminal procedural legal relations arising during the production of a visual examination of a living person's body in order to obtain information relevant to a criminal case. The subject of the study is the norms of the criminal procedure legislation of Russia, Germany and Switzerland, regulating the grounds and procedure for the production of this investigative action, as well as the works of individual scientists devoted to the investigative action under study. The main method of cognition in the course of the study was the comparative legal method, methods of analysis, synthesis, system-structural method and modeling method were also used. The novelty of the study was that the author critically examined the norms of the criminal procedure legislation of certain foreign states from the Romano-German legal family on examination, both in comparison with each other and with a similar institution of the Russian criminal process. As a result of comparing the norms of the legislation of Germany and Switzerland, the peculiarities of the legal nature and legislative regulation of the institute of examination in these states were revealed. The result of the research was the original author's proposals and recommendations on using the experience of certain norms of foreign legislation to make appropriate changes to domestic criminal procedure legislation.



Keywords:

pre-trial proceedings, medical examination, investigator, inspection, the victim, witness, force, preliminary investigation, investigative actions, court

Одним из неоднозначных следственных действий, постоянно вызывающих множество дискуссий как среди ученых-процессуалистов, так и среди правоприменителей, является освидетельствование, предусмотренное ст.179 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ)[1]. С одной стороны, являясь разновидностью следственного осмотра, оно, казалось бы, не должно носить какого-либо принудительного характера, в то же время цели данного следственного действия ставят следователей (дознавателей) в весьма сложную ситуацию: получить искомые сведения от противодействующего этому лица, не имея возможности применить к нему физического принуждения. Добавим к этой проблеме еще несколько: неопределенность в порядке освидетельствования, сопряженного с обнажением тела лица [2, 3], пробел в регламентации освидетельствования несовершеннолетнего [4, 5], отсутствие четкого разграничения между следственным и медицинским освидетельствованием [6, 7]. В целом же проблемы освидетельствования в разное время становились предметом исследований представителей различных авторитетных юридических научных школ [8-20], однако комплексного процессуально-криминалистического монографического исследования, подобно осуществленному Ю. Г. Торбиным [21, 22], не проводилось уже более 15 лет [23], что не способствует дальнейшему развитию данного института российского уголовно-процессуального права. Не умаляя результаты осуществленных исследователями института освидетельствования достижений, в свою очередь, хотелось бы обратить внимание на опыт его регламентации в отдельных зарубежных странах романо-германской правовой семьи.

Сравнительно-правовые исследования различных правовых институтов уголовно-процессуального права, как правило, преследуют цель уяснить исторические традиции в уголовном судопроизводстве и законодательстве тех или иных зарубежных государств, и, что представляет значительную практическую ценность для отечественного законодателя, на этой основе наметить вектор дальнейшего развития российских правовых институтов. Поэтому подобную цель можно определить и для исследования регламентации освидетельствования в уголовном процессе зарубежных государств. Изучение схожих процессуальных институтов в законодательстве зарубежных государств, а также опыт их практического применения, помогает наглядно показать отечественному исследователю и законодателю оптимальные пути и приемы для совершенствования российского уголовно-процессуального законодательства.

В этой связи считаем, что для исследования уголовно-процессуального института освидетельствования интересным будет рассмотрение законодательства таких государств Западной Европы, как ФРГ и Швейцария. Данные государства, во-первых, являются представителями наиболее близкой нам континентальной системы права и имеют кодифицированное уголовно-процессуальное законодательство, во-вторых, регламентация производства следственных действий в странах романо-германской правовой семьи, в отличие от государств англо-саксонской правовой семьи, рассматривается именно с точки зрения уголовного процесса. Кроме того, стоит обозначить, что в отличие от той же Франции Германия имеет более практичный, и как следствие этого, на наш взгляд, более эффективный уголовный процесс. Что касается Швейцарии, то уголовное судопроизводство этого государства крайне редко рассматривалось в уголовно-процессуальной литературе [24], что также подтолкнуло нас к освещению его опыта в вопросе регламентации освидетельствования.

Итак, уголовный процесс в Германии осуществляется в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Федеративной Республики Германия (с нем. – Strafprozessordnung, сокр. - StPO), который с учетом достаточно многочисленных и концептуальных изменений основывается на Имперском уголовно-процессуальном кодексе Германии от 1 февраля 1877 г.[25] В этой связи отметим удивительно щепетильное отношение в Германии к своим законодательным традициям, которые не смогли переломить ни годы правления национал-социалистической партии, ни раздел Германии после Второй Мировой войны, ни ее объединение в конце XX века.

Институт освидетельствования немецким законодателем помещен в раздел VII «Эксперты и восприятие вещественных доказательств» и включает в себя параграфы, посвященные как собственно освидетельствованию (аналогично ст.179 УПК РФ), так и судебно-медицинской экспертизе, генетическим исследованиям, что наталкивает нас на аналогию с российским Уставом уголовного судопроизводства 1864 г. [26, с.117-384].

Освидетельствование в УПК ФРГ законодатель и трактующие его замысел немецкие юристы включают в так называемое «физическое обследование» (körperliche Untersuchung), отличая его от личного обыска (körperliche Durchsuchung), в основном преследующего цель получения вещественных доказательств, имеющихся на теле или в одежде подозреваемого. Освидетельствование же, напротив, предполагает использование и так называемых «инвазивных медицинских методов». Указанное вкупе позволяет нам, вслед за немецкими юристами, отнести освидетельствование в УПК ФРГ к принудительным мерам, вторгающимся в личную сферу (сферу тела) участника уголовного судопроизводства [25, c.52]. В практике наряду с «внешним освидетельствованием», при котором обследуют тело снаружи, включая естественные отверстия, а также с помощью УЗИ, выделяют так называемые «инвазивные меры», предусматривающие внедрение в организм. В любом случае к допустимым мерам относят компьютерную томографию, электроэнцефалографию, ЭКГ, рентген, а к недопустимым - ангиографию, изъятие желчи при помощи катетера, фаллографию, принудительное введение рвотных и слабительных препаратов. Кроме того, на допустимость применения тех или иных медицинских мер влияет также степень подозрения, тяжесть преступления, либо научная апробированность методов исследования.

Также, как и в России, для производства освидетельствования требуется вынести специальное постановление, которое в ФРГ выносит судья суда, которому подсудно данное уголовное дело, либо в случаях, не терпящих отлагательства - прокуратура и лица, производящие расследование по поручению прокуратуры. При этом такое постановление может и не выноситься, если обвиняемый не возражает против проведения в отношении себя освидетельствования, однако, в случае необходимости использования особенно «жестких инвазивных мер», вынесение постановления для их использования является обязательным в любом случае.

В рамках освидетельствования по УПК ФРГ допускается принудительно получать у обвиняемого образцы для сравнительного исследования, в том числе биологического происхождения (пробы крови, клеток), постричь волосы и бороду, сфотографировать его (в том числе отдельные части тела), получить его отпечатки пальцев, ладоней рук, ступней ног, провести иные измерения.

Одной из особенностей УПК ФРГ является то, что в нем выделяются в отдельный параграф нормы, направленные на регламентацию освидетельствования других, нежели обвиняемый, лиц, к примеру, потерпевших или свидетелей. Так, согласно положениям параграфа §81с, они могут быть освидетельствованы без их согласия по постановлению судьи или в случаях, не терпящих отлагательства, по постановлению прокурора или лиц, осуществляющих расследование, по указанию прокуратуры, если на их теле можно обнаружить определенные следы или последствия преступного деяния, имеющие значение для расследуемого преступления [25, с.128]. При этом под следами понимают, к примеру, изменения на теле потерпевшего, используя которые можно установить личность преступника: раны, нанесенные холодным и огнестрельным оружием, а также следы преступника биологического характера (кровь, сперма, частицы эпителия в подногтевом содержимом). Под последствиями же преступления понимают изменения на теле потерпевшего, которые не имеют идентификационного значения: выбитые зубы, царапины, синяки, общее состояние здоровья потерпевшего. Все указанные манипуляции могут быть произведены, если с учетом всех обстоятельств это является приемлемым для лица, подлежащего освидетельствованию, в противном случае они недопустимы. Приемлемость в подобных ситуациях определяется с учетом баланса личных интересов свидетеля, а также видом и последствиями производимых при освидетельствовании мер. В целях выяснения приемлемости таких действий свидетель предварительно уведомляется о запланированных действиях, ему разъясняется их характер, а также его право отказаться от их производства, к примеру свидетель может отказаться от осуществления в отношении себя подобных действий, если он относится к близким лица, в отношении которого ведется расследование. В любом случае без согласия свидетеля недопустимо проводить его освидетельствование, направленное на установление фактов, позволяющих оценивать его показания (психическое состояние, наблюдательные и зрительные возможности) [25, c.129]. В случае отсутствия у отказывающегося от освидетельствовании лица указанных выше уважительных оснований, оно может быть подвергнуто денежному взысканию, а если несмотря на денежное взыскание также продолжает отказываться от участия в данном действии, то оно может быть подвергнуто аресту на срок до шести месяцев, а само освидетельствование будет проведено с применением физического принуждения по особому постановлению судьи.

Весьма интересным в УПК ФРГ является параграф §81d, направленный на недопущение так называемого «оскорбления чувства стыдливости», в котором содержатся достаточно подробные правила о порядке проведения освидетельствования лиц другого пола [25, c.130]. Во-первых, указывается, что такое освидетельствование должно проводиться лицом того же пола или врачом женского или мужского пола. Во-вторых, освидетельствование в любом случае проводится с соблюдением этих правил, если оно осуществляется в отношении лица старше шести лет и сопряжено с обнажением тела. В-третьих, лицу, в отношении которого планируется провести такое освидетельствование, разъясняется его право требовать проведения освидетельствования лицом или врачом определенного пола, а также присутствия при проведении освидетельствовании своего доверенного лица. Причем такие разъяснения даются лицу, даже если оно добровольно согласилось участвовать в освидетельствовании.

Согласно УПК Швейцарии от 5 октября 2007 г. (в ред. от 1 июля 2014 г.) [24, c. 167-319] регламентация освидетельствования (в дословном переводе - «обследование») осуществляется взаимосвязанными нормами различных разделов, посвященных как собиранию доказательств, так и применению мер процессуального принуждения. Так, следует отметить, что глава 5 «Обследование лиц» входит в раздел 4 «Обыски и обследования», помещенный швейцарским законодателем в титул 5 «Меры процессуального принуждения», а не в титул 4 «Доказательства», как например, это было сделано в отношении осмотра. Согласно ст. ст. 15, 16, 18, 198 и 241 УПК Швейцарии проведение освидетельствования (обследования) предписывается в письменном приказе, издаваемом прокуратурой, судами (председателями судов) по вопросам мер процессуального принуждения, а в установленных законом случаях полицией. В неотложных случаях проведение обследования может быть осуществлено на основании устного предписания, которое впоследствии должно быть подтверждено письменно. Согласно ч. 2 ст. 241 УПК Швейцарии приказ о проведении обследования должен определять: лиц, подвергаемых обследованию; цель проведения обследования; органы или должностных лиц, уполномоченных провести обследование. Также к общим правилам проведения обследования следует, по нашему мнению, отнести установленные УПК Швейцарии правила о том, что:

- предписание на проведение обследования может быть выдано, если оно предусмотрено законом, а обстоятельства дела указывают на достаточность подозрения, невозможность получить доказательства иным менее ограничивающим права лиц способом (ч. 1 ст. 197 УПК Швейцарии);

- предписания о проведении обследования в отношении других лиц, нежели обвиняемых, должны назначаться (выдаваться) особенно сдержанно (ч. 2 ст. 197 УПК Швейцарии);

- средства принуждения, применение силы, угрозы, обещания, введение в заблуждение и средства, которые могут причинить ущерб способности мыслить и свободе воли, при собирании доказательств, запрещаются, даже если лицо согласилось с их применением (ст. 140 УПК Швейцарии);

- при производстве обследования должностные лица или органы должны соблюдать все необходимые меры предосторожности для достижения цели этой меры (ч. 1 ст. 242 УПК Швейцарии).

Говоря, собственно, об обследовании лиц, УПК Швейцарии в ст. 251 устанавливает, что оно предполагает выявление их физического или психического состояния, а обследование обвиняемого направлено на установление обстоятельств дела, а также на выяснение его вменяемости, процессуальной дееспособности и возможности избрать ему меру процессуального принуждения в виде заключения под стражу. Особо отмечается, что нарушение физической неприкосновенности обвиняемого может быть предписано, «если оно не повлечет за собой ни сильных болевых ощущений, ни угрозы здоровью» (ч. 3 ст. 252 УПК Швейцарии). В этой связи также хотелось бы обратить внимание на право полиции при существовании «опасности промедления» провести обследование естественных отверстий и полостей тела без соответствующего приказа указанных ранее должностных лиц и органов с последующим немедленным их информированием об этом (ч. 3 ст. 241 УПК Швейцарии). Обследование и нарушение физической неприкосновенности лица осуществляется врачом или иным медицинском работником соответствующей специальности (ст. 252 УПК Швейцарии).

Соотнося регламентацию института освидетельствования в Германии и Швейцарии следует отметить, что, несмотря на близость этих двух государств и не только территориальную (не менее трети населения Швейцарии говорит на немецком языке, являющегося одним из официальных) в законодательстве этих государств относительно данного следственного действия имеются существенные различия и особенности:

- регулирование освидетельствования в УПК ФРГ является, на наш взгляд, более полным и тщательным по сравнению с УПК Швейцарии;

- освидетельствование по УПК Швейцарии является мерой процессуального принуждения, хотя, как отмечают исследователи, каких-то четко установленных предпосылок для этого не усматривается [24, c. 142];

- положительно следует оценить нормы УПК ФРГ, направленные на соблюдение прав личности при освидетельствовании иных лиц, в частности на недопущение так называемого «оскорбления чувства стыдливости», а также тщательную проработку положений об условиях и основаниях применения принуждения при освидетельствовании.

Завершая анализ института освидетельствования в уголовно-процессуальном законодательстве ФРГ и Швейцарии стоит высказать следующие обобщенные предложения, ориентированные на использование их законодательного опыта российским законодателем, и которые следует сосредоточить в следующих трех направлениях:

1. следует более четко и прямо во взаимосвязанных статьях УПК РФ обозначить принудительный характер освидетельствования, к примеру:

- следует закрепить в ст. 179 УПК РФ возможность провести освидетельствование в отношении обвиняемого и подозреваемого без предварительного получения их согласия. Также следует поддержать озвученное еще в 2007 г. предложение А Г. Потаповой, что в случае прямого отказа или уклонения этих лиц от участия в освидетельствовании без уважительных причин, установить правило о возможности проведения так называемого «принудительного» освидетельствования, в рамках которого на основании соответствующего судебного решения, принятого в порядке ст. 165 УПК РФ, может быть использовано физическое принуждение.При этом отметим, что пределы и интенсивность такого принуждения требуют отдельного обсуждения и исследования.

- такое «принудительное освидетельствование» необходимо включить в перечень следственных действий, указанных в ч. 2 ст. 29 УПК РФ и проводимых только по решению суда, установив исключение из этого правила случаями, не терпящими отлагательства и грозящими утратой следов, а также в случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления.

- установить правило о наложении на потерпевшего или свидетеля, без уважительных причин уклоняющегося или прямо отказывающего от прохождения освидетельствования, денежного взыскания в размере 10 000 рублей.

2. следует установить более четкие гарантии прав потерпевших и свидетелей при производстве освидетельствования, к примеру:

- в отношении потерпевшего и свидетеля установить единый процессуальный порядок освидетельствования, которое допустимо проводить только с их согласия, фиксируемого в постановлении собственноручной подписью такого лица. При невозможности получить такое согласие, либо при отказе от прохождения освидетельствования без уважительных причин, установить право следователя в таком случае осуществить освидетельствование этих лиц только после получения судебного решения, взяв за основу процедуру, указанную в ст. 165 УПК РФ;

- установить особые правила освидетельствования несовершеннолетних лиц, закрепив необходимость обязательного участия в освидетельствовании законных представителей несовершеннолетнего, за исключением случаев, когда несовершеннолетний, достигший десятилетнего возраста, не заявит об обратном, либо если будет установлено, что действия его законных представителей наносят ущерб интересам несовершеннолетнего;

3. уточнить иные процедуры освидетельствования, к примеру:

- заменить в ч. 1 ст. 179 УПК РФ термин «телесные повреждения» термином «признаки причинения вреда здоровью»;

- дополнить ч. 1 ст. 179 УПК РФ еще одной целью проведения освидетельствования - определение возможности применить к лицу меры процессуального принуждения;

- предусмотреть право суда провести закрытое судебное заседание при необходимости осуществить освидетельствование, сопровождаемое обнажением лица;

- включить в перечень лиц, которых можно освидетельствовать лицо, на которое прямо указывают потерпевшие или очевидцы;

- закрепить правило о возможности применения в ходе освидетельствования специфичных именно для него «не инвазивных» технических средств (к примеру, ультразвуковых исследований, электрокардиограммы, магниторезонансной томографии, рентгенографии) с соблюдением порядка, указанного в ч. 5 ст. 166 УПК РФ, а также запрета использования методов, опасных для жизни и здоровья человека или унижающих его честь и достоинство;

- закрепить правило о том, что при проведении освидетельствования недопустимо использование не предусмотренного законом физического принуждения, а также угроз, шантажа, обмана или злоупотребления доверием, введение в заблуждение, а также средств, которые могут привести к нарушению свободы волеизъявления лица.

Библиография
1.
URL: http://ivo.garant.ru/#/document/12125178/paragraph/1073767763:1 (дата обращения: 18.04.2022).
2.
Данилова, Н. А. Возможно ли принуждение на стадии возбуждения уголовного дела? / Н. А. Данилова, Т. Г. Николаева // Уголовно-процессуальные и криминалистические средства обеспечения эффективности уголовного судопроизводства: Материалы международной научно-практической конференции, Иркутск, 25-26 сентября 2014 г. / А.А. Протасевич (отв. ред.). – Иркутск: Байкальский государственный университет экономики и права, 2014. – С. 70–76.
3.
Синенко, С. А. Обеспечение принципа уважения чести и достоинства личности при проведении освидетельствования / С. А. Синенко // Современное уголовно-процессуальное право-уроки истории и проблемы дальнейшего реформирования. – 2020. – Т. 2. – № 1(2). – С. 211–217.
4.
Ломакина, А. А. К вопросу о производстве освидетельствования несовершеннолетнего потерпевшего при расследовании преступлений, посягающих на половую неприкосновенность личности / А. А. Ломакина // Вестник Краснодарского университета МВД России. – 2018. – № 1(39). – С. 45–48.
5.
Кузьмина, О. Л. Проблемы освидетельствования несовершеннолетних в уголовном судопроизводстве / О. Л. Кузьмина // Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. – 2018. – № 4(54). – С. 48–50.
6.
Даниленко, И. А. Следственное освидетельствование: практические и технологические аспекты / И. А. Даниленко, С. Б. Россинский // Криминалистика: вчера, сегодня, завтра. – 2020. – № 4(16). – С. 135–144.
7.
Юшеева, Н. С. Освидетельствование с использованием медицинских знаний в досудебном производстве: история и перспективы / Н. С. Юшеева // Пробелы в российском законодательстве. – 2018. – № 3. – С. 419–423.
8.
Татьянина, Л. Г. Освидетельствование как следственное действие / Л. Г. Татьянина // Российский следователь. – 2004. – № 1. – С. 7–9.
9.
Россинский, С. Б. Освидетельствование как невербальное следственное действие / С. Б. Россинский // Российская юстиция. – 2014. – № 12. – С. 26–29.
10.
Кудрявцева, A. B. Освидетельствование по УПК РФ / A. B. Кудрявцева // Международные юридические чтения: Материалы научно-практической конференции. – Омск, 2004. – С. 247–248.
11.
Смолькова, И. В. Допустимо ли принуждение при производстве освидетельствования в российском уголовном судопроизводстве? / И. В. Смолькова // Уголовное право. – 2018. – №3. – С. 122–128.
12.
Стельмах, В. Ю. Освидетельствование как следственное действие: понятие, процессуальный порядок, отличия от административного освидетельствования / В. Ю. Стельмах // Библиотека криминалиста. Научный журнал. – 2016. – № 4 (27). – С. 70–79.
13.
Рыжаков, А. П. Освидетельствование, осуществляемое на стадии предварительного расследования / А. П. Рыжаков // Известия высших учебных заведений. Правоведение. – 2004. – № 5 (256). – С. 151–161.
14.
Казанцев, С. Я. Некоторые аспекты освидетельствования при расследовании причинения тяжкого вреда здоровью вследствие ненадлежащего оказания медицинской помощи / С. Я. Казанцев, Р. Г. Амиров // Образование. Наука. Научные кадры. – 2014. – № 6. – С. 103–105.
15.
Насонова, И. А. Освидетельствование по законодательству Российской Федерации и Республики Беларусь (проблемные вопросы правового регулирования) / И. А. Насонова // Актуальные проблемы права и правоприменительной деятельности на современном этапе: Материалы Международной научно-практической конференции; под общей редакцией В. А. Сосова, Новороссийск, 25-26 сентября 2014 года / Краснодарский университет МВД России, Новороссийский филиал Краснодарского университета МВД России, ООО «Издательский Дом-Юг». – Новороссийск: Общество с ограниченной ответственностью «Издательский Дом – Юг», 2014. – С. 130–135.
16.
Степанов, В. В. Процессуальные и криминалистические аспекты производства освидетельствования в уголовном судопроизводстве / В. В. Степанов, В. И. Галушкин // Вестник Саратовской государственной юридической академии. – 2016. – № 6(113). – С. 135–142.
17.
Галушкин, В. И. О применении принуждения при производстве отдельных процессуальных действий / В. И. Галушкин // Проблемы уголовного процесса, криминалистики и судебной экспертизы. – 2019. – № 1(13). – С. 9–14.
18.
Якимович, Ю. К. Производство освидетельствования / Ю. К. Якимович // Правовые проблемы укрепления российской государственности / Под редакцией С. А. Елисеева, М. К. Свиридова, Р. Л. Ахмедшина. – Томск: Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Национальный исследовательский Томский государственный университет, 2009. – С. 183–185.
19.
Брагер, Д. К. Принудительное проведение освидетельствования и получение образцов для сравнительного исследования: отдельные проблемы / Д. К. Брагер // Вестник Томского государственного университета. – 2013. – № 377. – С. 99–101.
20.
Виницкий, Л. В. Теория и практика освидетельствования на предварительном следствии / Л. В. Виницкий. – Караганда: Караганд. высш. шк, 1982.
21.
Торбин, Ю. Г. Теоретические и прикладные проблемы обнаружения и использования в уголовном судопроизводстве следов и особых примет на живых лицах: автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук / Ю. Г. Торбин. – М., 2004. – 52 с.
22.
Торбин, Ю. Г. Процессуальные и тактические особенности производства освидетельствования: монография / Ю. Г. Торбин; Ю. Г. Торбин; Федеральное гос. бюджетное образовательное учреждение высш. проф. образования «Российская правовая акад. М-ва юстиции Российской Федерации». – М.: РПА Минюста России, 2012. – ISBN 978-5-89172-381-8.
23.
Потапова, А.Г. Освидетельствование в уголовном судопроизводстве России: процессуальный аспект: автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук / А. Г. Потапова. – Челябинск, 2007. – 28 с.
24.
Трефилов, А. А. Организация досудебного производства по УПК Швейцарии. / А. А. Трефилов-М.: Изд-во «Юрлитинформ», 2015.-336 с.
25.
Головненков, П. Уголовно-процессуальный кодекс Федеративной Республики Германия - Strafprozessordnung (StPO): Научно-практический комментарий и перевод текста закона; со вступительной статьей профессора Уве Хелльманна «Введение в уголовно-процессуальное право ФРГ» / П. Головненков, Н. Спица. – Потдсдам: Университет Потсдама, 2012. – 404 с. doi: https://doi.org/10.25932/publishup-6039 // URL: https://publishup.uni-potsdam.de/frontdoor/index/index/docId/6039 (дата обращения: 18.04.2022).
26.
Российское законодательство X–XX веков. Т. 8. Судебная реформа.-М.: Юрид. лит., 1991. – 496 c.
References
1.
URL: http://ivo.garant.ru/#/document/12125178/paragraph/1073767763:1
2.
Danilova, N. A., & Nikolaeva, T. G. (2014). Whether coercion at the stage of verification of the message on a crime is possible? In A. Protasevich (Eds.), Criminal procedural and forensic means to ensure the effectiveness of criminal proceedings. (pp. 70–76). Irkutsk: Baikal State University of Economics and Law.
3.
Sinenko, S. A. (2020). Ensuring the principle of respect for honor and dignity when conducting an evaluation. Modern Criminal Procedure Law-Lessons of History and Problems of Further Reforming, 1(2), 211–217.
4.
Lomakina, A. A. (2018). On the issue of conducting an examination of a minor victim in the investigation of crimes infringing on the sexual inviolability of a person. Bulletin of the Krasnodar University of the Ministry of the Interior of Russia, 1(39), 45–48.
5.
Kuzmina, O. L. (2018). Problems of production of examination of juveniles in a criminal proceedings. Bulletin of the Kaliningrad Branch of the Saint-Petersburg University of the Ministry of the Interior of Russia, 4(54), 48–50.
6.
Danilenko, I. A., & Rossinskiy, S. B. (2020). Investigative examination of the human body: practical and technological aspects. Criminalistics: yesterday, today, tomorrow, 4(16), 135–144.
7.
Yusheeva, N. S. (2018). Medical examination in pre-trial proceedings: history and prospects. Gaps in Russian legislation, 3, 419–423.
8.
Tatjanina, L.G. (2004). Examination as an investigative action. Russian investigator, 1, 7–9.
9.
Rossinskiy, S. B. (2014). Examination as non-verbal investigative action. Russian justice, 12, 26–29.
10.
Kudryavtseva, A. V. (2004). Examination according to the Code of Criminal Procedure of the Russian Federation. In Yu. P. Solovei, & A. I. Kazannik (Eds.), International Legal Readings: Materials of the scientific-practical conference (pp. 247–248). Omsk: Omsk Law Institute.
11.
Smolkova, I. V. (2008). Is compulsion to be a witness admissible within the russian criminal proceedings? Criminal Law, 3, 122–128.
12.
Stelmakh, V. Yu. (2016). Examination as investigative action: notion, procedural order, difference from administrative examination. Criminologist's library. Science Magazine, 4(27), 70–79.
13.
Ryzhakov, A.P. (2004). Identification carried out at the stage of preliminary inquisition. News of higher educational institutions. Jurisprudence, 5(256). 151–161.
14.
Kazantsev, S.Ya., & Amirov, R.G. (2014). Some aspects of the examination in the investigation of causing grievous bodily harm due to improper care. Education. The science. Scientific personnel, 6, 103–105.
15.
Nasonova, I. A. (2014). Examination under the legislation of the Russian Federation and the Republic of Belarus (problematic issues of legal regulation). In V. A. Sosov (Eds.), Actual problems of law and law enforcement at the present stage: Proceedings of the International Scientific and Practical Conference (pp.130–135). Novorossiysk: Publishing House-South.
16.
Stepanov, V. V., & Galushkin, V. I. (2016). Procedural and criminalistical aspects of human body examination in criminal procedure. Bulletin of the Saratov State Legal Academy, 6(113), 135–142.
17.
Galushkin, V. I. (2019). About the use of duress in the production of certain procedural actions. Problems of the criminal process, criminalistics and forensic examination, 1(13), 9–14.
18.
Yakimovich, Yu. K. (2009). Conducting examination. In S. A. Eliseeva, M. K. Sviridova, & R. L. Akhmedshina (Eds.), Legal problems of strengthening Russian statehood. (pp. 183–185). Tomsk: Tomsk State University.
19.
Brager, D. K. (2013). Forced examination and receipt of samples for comparative research: selected issues. Bulletin of Tomsk State University, 377, 99–101.
20.
Vinitsky, L.V. (1982). Theory and practice of examination during the preliminary investigation. Karaganda: Karaganda higher school.
21.
Torbin, Yu. G. (2004). Theoretical and applied problems of detection and use in criminal proceedings of traces and special marks on living faces. Moscow: Research Institute for the Problems of Strengthening Law and Order under the General Prosecutor's Office of the Russian Federation.
22.
Torbin, Yu. G. (2012). Procedural and tactical features of the examination. Moscow: Russian Law Academy of the Ministry of Justice of the Russian Federation.
23.
Potapova, A.G. (2007). Examination in criminal proceedings in Russia: procedural aspect. Chelyabinsk South Ural State University (National Research University).
24.
Trefilov, A. A. (2015). Organization of pre-trial proceedings under the Code of Criminal Procedure of Switzerland. Moscow: Yurlitinform.
25.
Golovnenkov, P. & Spitca N. (2012). Code of Criminal Procedure of the Federal Republic of Germany-Strafprozessordnung (StPO): Scientific and practical commentary and translation of the text of the law; with an introductory article by Professor Uwe Hellmann «Introduction to German criminal procedure law». Potsdam: University of Potsdam. doi: https://doi.org/10.25932/publishup-6039.
26.
Russian legislation of the X-XX centuries. (1991). Judicial reform. Volume 8. Moscow: Legal literature.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ
на статью на тему «Опыт регламентации освидетельствования в уголовном процессе Германии и Швейцарии».

Предмет исследования.
Предложенная на рецензирование статья посвящена актуальным вопросам правового регулирования процедуры освидетельствования в уголовном процессе Германии и Швейцарии. Автором рассматриваются проблемы регулирования вопросов освидетельствования в указанных странах в целях лучше понимания процессов изменения уголовно-процессуального законодательства России. В качестве предмета исследования выступили нормы российского права, законодательство Германии, Швейцарии, мнения ученых из России и из-за рубежа.

Методология исследования.
Цель исследования понятна из статьи. Автор отмечает, что «подобную цель можно определить и для исследования регламентации освидетельствования в уголовном процессе зарубежных государств. Изучение схожих процессуальных институтов в законодательстве зарубежных государств, а также опыт их практического применения, помогает наглядно показать отечественному исследователю и законодателю оптимальные пути и приемы для совершенствования российского уголовно-процессуального законодательства». Исходя из поставленных цели и задач, автором выбрана методологическая основа исследования.
В частности, автором используется совокупность общенаучных методов познания: анализ, синтез, аналогия, дедукция, индукция, другие. В частности, методы анализа и синтеза позволили обобщить и разделить выводы различных научных подходов к предложенной тематике, а также сделать конкретные выводы из законодательства Германии и Швейцарии.
Наибольшую роль сыграли специально-юридические методы. В частности, автором активно применялся формально-юридический метод, который позволил провести анализ и осуществить толкование норм действующего законодательства (прежде всего, норм УПК РФ). Например, следующий вывод автора: «Одним из неоднозначных следственных действий, постоянно вызывающих множество дискуссий как среди ученых-процессуалистов, так и среди правоприменителей, является освидетельствование, предусмотренное ст.179 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ)[1]. С одной стороны, являясь разновидностью следственного осмотра, оно, казалось бы, не должно носить какого-либо принудительного характера, в то же время цели данного следственного действия ставят следователей (дознавателей) в весьма сложную ситуацию: получить искомые сведения от противодействующего этому лица, не имея возможности применить к нему физического принуждения».
Следует положительно оценить возможности сравнительно-правового метода исследования, который ввиду цели и задач работ стал основой для изучения. Так, важными являются следующие выводы: «Соотнося регламентацию института освидетельствования в Германии и Швейцарии следует отметить, что, несмотря на близость этих двух государств и не только территориальную (не менее трети населения Швейцарии говорит на немецком языке, являющегося одним из официальных) в законодательстве этих государств относительно данного следственного действия имеются существенные различия и особенности: - регулирование освидетельствования в УПК ФРГ является, на наш взгляд, более полным и тщательным по сравнению с УПК Швейцарии; - освидетельствование по УПК Швейцарии является мерой процессуального принуждения, хотя, как отмечают исследователи, каких-то четко установленных предпосылок для этого не усматривается [24, c. 142]; - положительно следует оценить нормы УПК ФРГ, направленные на соблюдение прав личности при освидетельствовании иных лиц, в частности на недопущение так называемого «оскорбления чувства стыдливости», а также тщательную проработку положений об условиях и основаниях применения принуждения при освидетельствовании».
Таким образом, выбранная автором методология в полной мере адекватна цели исследования, позволяет изучить все аспекты темы в ее совокупности.

Актуальность.
Актуальность заявленной проблематики не вызывает сомнений. Имеется как теоретический, так и практический аспекты значимости предложенной темы. С точки зрения теории тема правового регулирования процедуры освидетельствования в России вызывает споры в плане ее сущности, соотношения с иными категориями. В данном случае обобщение иностранного опыта действительно могло бы быть полезным в плане выработки на этой основе уникальной отечественной концепции, которая позволила бы разрешить указанные проблемы. С практической стороны следует признать, что необходимо совершенствование российского уголовно-процессуального законодательства, что помогло бы сделать процедуру освидетельствование более эффективной и в более полной мере, отвечающей требованиям защит прав и законных интересов граждан.
Тем самым, научные изыскания в предложенной области стоит только поприветствовать.

Научная новизна.
Научная новизна предложенной статьи не вызывает сомнений. Во-первых, она выражается в конкретных выводах автора. Среди них, например, такой вывод:
«следует установить более четкие гарантии прав потерпевших и свидетелей при производстве освидетельствования, к примеру: - в отношении потерпевшего и свидетеля установить единый процессуальный порядок освидетельствования, которое допустимо проводить только с их согласия, фиксируемого в постановлении собственноручной подписью такого лица. При невозможности получить такое согласие, либо при отказе от прохождения освидетельствования без уважительных причин, установить право следователя в таком случае осуществить освидетельствование этих лиц только после получения судебного решения, взяв за основу процедуру, указанную в ст. 165 УПК РФ; - установить особые правила освидетельствования несовершеннолетних лиц, закрепив необходимость обязательного участия в освидетельствовании законных представителей несовершеннолетнего, за исключением случаев, когда несовершеннолетний, достигший десятилетнего возраста, не заявит об обратном, либо если будет установлено, что действия его законных представителей наносят ущерб интересам несовершеннолетнего».
Указанный и иные теоретические выводы могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях.
Во-вторых, автором предложены идеи по совершенствованию действующего законодательства. В частности,
«уточнить иные процедуры освидетельствования, к примеру: - заменить в ч. 1 ст. 179 УПК РФ термин «телесные повреждения» термином «признаки причинения вреда здоровью»; - дополнить ч. 1 ст. 179 УПК РФ еще одной целью проведения освидетельствования - определение возможности применить к лицу меры процессуального принуждения; - предусмотреть право суда провести закрытое судебное заседание при необходимости осуществить освидетельствование, сопровождаемое обнажением лица; - включить в перечень лиц, которых можно освидетельствовать лицо, на которое прямо указывают потерпевшие или очевидцы».
Приведенный вывод может быть актуален и полезен для правотворческой деятельности.
Таким образом, материалы статьи могут иметь определенных интерес для научного сообщества с точки зрения развития вклада в развитие науки.

Стиль, структура, содержание.
Тематика статьи соответствует специализации журнала «Юридические исследования», так как она посвящена правовым проблемам, связанным с определением вопросами уголовно-процессуального законодательства в России и за рубежом.
Содержание статьи в полной мере соответствует названию, так как автор рассмотрел заявленные проблемы, достиг цели исследования.
Качество представления исследования и его результатов следует признать в полной мере положительным. Из текста статьи прямо следуют предмет, задачи, методология и основные результаты исследования.
Оформление работы в целом соответствует требованиям, предъявляемым к подобного рода работам. Существенных нарушений данных требований не обнаружено.

Библиография.
Следует высоко оценить качество использованной литературы. Автором активно использована литература, представленная авторами из России и из-за рубежа (Данилова, Н. А., Даниленко, И. А., Синенко, С. А., Юшеева, Н. С, Ломакина, А. А., Кузьмина, О. Л. и другие). Многие из цитируемых ученых являются признанными учеными в области уголовного процесса. Хотело бы отметить использование автором большого количества правовых документов Швейцарии и Германии, что особенно важно в контексте цели и задач проведенного исследования.
Таким образом, труды приведенных авторов соответствуют теме исследования, обладают признаком достаточности, способствуют раскрытию различных аспектов темы.

Апелляция к оппонентам.
Автор провел серьезный анализ текущего состояния исследуемой проблемы. Все цитаты ученых сопровождаются авторскими комментариями. То есть автор показывает разные точки зрения на проблему и пытается аргументировать более правильную по его мнению.

Выводы, интерес читательской аудитории.
Выводы в полной мере являются логичными, так как они получены с использованием общепризнанной методологии. Статья может быть интересна читательской аудитории в плане наличия в ней систематизированных позиций автора применительно к вопросам совершенствования российского уголовно-процессуального законодательства.

На основании изложенного, суммируя все положительные и отрицательные стороны статьи
«Рекомендую опубликовать»