Читать статью 'Контроль (надзор) за безопасностью дорожного движения в парадигме проводимой административной реформы ' в журнале NB: Административное право и практика администрирования на сайте nbpublish.com
Рус Eng Перевести страницу на:  
Please select your language to translate the article


You can just close the window to don't translate
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

NB: Административное право и практика администрирования
Правильная ссылка на статью:

Контроль (надзор) за безопасностью дорожного движения в парадигме проводимой административной реформы

Былинин Игорь Александрович

старший преподаватель, кафедра организации деятельности ГИБДД, Орловский юридический институт МВД России имени В.В. Лукьянова

302028, Россия, Орловская область, г. Орел, ул. Игнатова, 2, каб. а-416

Bylinin Igor Aleksandrovich

Senior Researcher of the Department of Organisational Activity at Oryol Law Institute under the Ministry of Internal Affairs of Russia

302028, Russia, Orlovskaya oblast', g. Orel, ul. Ignatova, 2, kab. a-416

bylinin.igor@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2306-9945.2022.2.37813

Дата направления статьи в редакцию:

07-04-2022


Дата публикации:

20-06-2022


Аннотация: Предметом исследования являются нормативно-правовые акты, регулирующие деятельность органов государственной власти по осуществлению контроля (надзора) за безопасностью дорожного движения, правоприменительная практика, изучение авторских точек зрения по совершенствованию контрольно-надзорной деятельности. Объектом исследования выступают общественные отношения, возникающие при осуществлении контроля (надзора) за гражданами и организациями осуществляющими деятельность в части соблюдения обязательных требований в сфере безопасности дорожного движения. Целью исследования является совершенствование законодательства в области государственного контроля (надзора) со стороны государственных органов власти, для предупреждения, выявления и пресечения нарушений обязательных требований, посредством профилактики нарушений, оценки соблюдения гражданами и организациями обязательных требований, выявления их нарушений, а также принятия мер по пресечению выявленных нарушений обязательных требований.   Научная новизна статьи заключается в предложении дополнений и изменений в действующее законодательство о государственном контроле (надзоре) и изложении статьи 2 Федерального закона № 248 -ФЗ «Государственный контроль (надзор) и муниципальный контроль» в дополненной редакции. Внесенные изменения позволят сделать механизм осуществления государственного контроля (надзора) за лицами, осуществляющими деятельность в соответствии с требованиями более прозрачным и доступным в части досудебного обжалования. Контролируемое лицо должно иметь право на выбор подачи жалобы. При проведении исследования использовались всеобщий диалектический, логический, формально-юридический, сравнительного анализа, герменевтический методы.


Ключевые слова: безопасность дорожного движения, Контроль, Надзор, государственный контроль, Административная реформа, Риск ориентированный подход, Профилактика, Надзорные мероприятия, Обязательные требования, Досудебный порядок обжалования

Abstract: The subject of the study is the normative legal acts regulating the activities of state authorities for the control (supervision) of road safety, law enforcement practice, the study of author's points of view on improving control and supervisory activities. The object of the study is the social relations arising during the control (supervision) of citizens and organizations engaged in activities in terms of compliance with mandatory requirements in the field of road safety.The purpose of the study is to improve legislation in the field of state control (supervision) by state authorities, to prevent, detect and suppress violations of mandatory requirements, through the prevention of violations, assessment of compliance by citizens and organizations with mandatory requirements, identification of their violations, as well as taking measures to curb the identified violations of mandatory requirements. В  The scientific novelty of the article consists in the proposal of additions and amendments to the current legislation on state control (supervision) and the presentation of Article 2 of Federal Law No. 248 -FZ "State Control (Supervision) and municipal Control" in an amended version. The amendments will make the mechanism of state control (supervision) of persons carrying out activities in accordance with the requirements more transparent and accessible in terms of pre-trial appeal. The controlled person should have the right to choose to file a complaint. The study used universal dialectical, logical, formal-legal, comparative analysis, hermeneutic methods.



Keywords:

Supervisory measures, Prevention, Risk-based approach, Administrative reform, state control, Supervision, Control, road safety, Mandatory requirements, Pre-trial appeal procedure

До настоящего времени в сфере обеспечения безопасности дорожного движения, как и в прошлые десятилетия, просматривается отсутствие единого подхода в использовании терминологического аппарата. Возникшая проблематика в части соотношения контроля и надзора имеет важное практическое значение для органов государственной власти.

В рассмотрении основ изучаемой терминологии в теории права, а также и действующих законодательных актах, практически отсутствуют четкие аспекты разграничения контрольной и надзорной деятельности, поэтому в национальном законодательстве этот вопрос по-прежнему остается открытым.

При изучении сущности и содержании федерального контроля (надзора), необходимо, прежде всего, определиться с терминологическим аппаратом, который следует использовать при характеристике контрольно-надзорной деятельности как института государственного управления в целом, так и его проявлениях в области безопасности дорожного движения.

Так теоретическая неопределенность в соотношении понятийного аппарата «контроль» и «надзор» может иметь одинаковое, объясняемое некоторыми «внешними» сходствами таких дефиниций, описываемых в юридической литературе как различные способы, используемые для обеспечения законности в различных сферах общественных отношений.

Филологическое толкование рассматриваемых терминов предполагает, что «контроль» здесь подразумевается как учет, проверка счетов, отчетности»; «надзор» – как деятельность по присмотру, наблюдению. В дополнение необходимо указать, «контроль» – наблюдение, надсмотр за чем-нибудь с целью проверки; надзор» – деятельность по наблюдению, присмотру, сопряженная с ответственностью за ее ведение. «Контроль» – проверка деятельности кого-, чего-либо, наблюдение с целью проверки; «надзор» – наблюдение, с целью присмотра, проверки.

Анализируемые понятия по факту тождественны, а связующими элементами для них, предполагаются термины «наблюдение» и «проверка».

Однако следует сказать, что на практике контроль и надзор являются самостоятельными способами обеспечения законности, которые должны соответственно обладать специфическими характерными чертами.

Делать вывод о тождественности понятий, на основе анализа нормативных правовых актов, регламентирующих различные аспекты контроля и надзора в различных областях общественных отношений нельзя.

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ (далее – КоАП РФ) рассматриваемые понятия использует в одних случаях как равнозначные, когда законодатель применяет «повсеместные» формулировки «государственный контроль (надзор)» или «государственный надзор (контроль)», а в другом – как самостоятельные: например, «надзор» в частях 5, 8, 12 статьи 19.5 КоАП РФ; «контроль» в части 2 статьи 19.5 КоАП РФ.

Следует сказать, что такой подход к использованию понятий «контроль» и «надзор» можно наблюдать практически в каждом нормативном документе, регулирующем вопросы осуществления таких видов деятельности в различных сферах общественных отношений.

Так, важно указать, что Федеральный закон от 07 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции» (далее – Федеральный закон № 3-ФЗ), используемые понятия, в отличие от Закона Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. № 1026-1 «О милиции» (далее – Федеральный закон «О милиции»), использует как равнозначные ( пункт 19 части 1 статьи 12 Федерального закона № 3 и часть 10 статьи 10 Федерального закона «О милиции»).

До сегодняшнего дня в применяемых нормативных правовых актах отсутствует единый подход к четкому пониманию и толкованию понятий «контроль» и «надзор».

Анализируя труды ученых административистов на современном этапе исследования проблематики, необходимо отметить, что С.Н. Антонов изучая федеральный государственный надзор, рассматривал понятийный аппарат «контроль» и «надзор» как термины обладающие разными отличительными признаками [1].

Проведенный системный и комплексный анализ результатов изучения справочной и специальной литературы, нормативных правовых источников, а также выводов С.Н. Антонова в рамках поднятой проблемы юридического толкования рассматриваемых терминов, позволяет выделить группу особенностей, которые подчеркивают специфику надзора и контроля как совершенно самостоятельные способы обеспечения законности.

Так, в закреплении обоснованности суждений, следует выделить основные моменты:

– полномочия органов контроля по сравнению с органами надзора гораздо шире и разнообразнее;

– органы контроля проводят оценку деятельности подконтрольных объектов, как с точки зрения законности, так и целесообразности;

– объектом контроля являются конкретные объекты, однако надзор может распространяться как на определенный (персонифицированный), так и на неопределенный круг объектов;

– методы осуществления контроля и надзора различаются: для надзора характерно систематическое наблюдение, реагирование на заявления и жалобы, инструменты методов государственного контроля гораздо шире;

– надзор осуществляется в отношении третьих лиц, которые не находятся в подчинении власти;

– объектом надзора являются специальные правила (противопожарные, санитарные, ветеринарные, правила дорожного движения и др.), в то время как объект контроля имеет более широкий и разнообразный спектр;

– надзор не может в прямых связях вмешиваться в хозяйственную деятельность проверяемых объектов, а при контроле такое вмешательство имеет место;

– по результатам надзора может применяться административные наказания (административный штраф, лишение специального права, приостановление работ ), следствием контрольной деятельности может быть дисциплинарная, а иногда и уголовная ответственность.

Таким образом, прежде чем перейти к рассмотрению контрольной надзорной деятельности реализуемой в контексте проводимой реформы, следует отметить, что несмотря на внешнюю схожесть «контроля» и «надзора», последний имеет специфику и занимает особое место среди способов обеспечения законности в государственном управлении.

Однако в настоящее время, в контексте проводимой реформы контрольно-надзорной деятельности, законодателем в сфере безопасности дорожного движения понятия контроль и надзор применяются как тождественные.

Одним из основных направлений деятельности, законодателем определено обеспечение безопасности дорожного движения, так закреплено в части 1 статьи 2 Федерального закона № 3-ФЗ «О полиции». Такое направление деятельности полиции непосредственно связано с реализацией положений статьи 30 Федерального закона № 196-ФЗ, которое предусматривает полномочия по осуществлению федерального государственного контроля (надзора) в области безопасности дорожного движения.

Правом на осуществление федерального государственного контроля (надзора) в области безопасности дорожного движения на сегодняшний день наделено МВД России и его территориальные подразделения, что имеет законодательное закрепление в пункте 1 постановления Правительства Российской Федерации от 30 июня 2021г. № 1101 «Об утверждении Положения о федеральном государственном контроле (надзоре) в области безопасности дорожного движения». Госавтоинспекция осуществляет государственный контроль и надзор за соблюдением нормативно-правовых актов в области обеспечения безопасности дорожного движения в соответствии с обязанностью, закрепленной в пп. «а» пункта 11 Указа Президента Российской Федерации от 15 июня 1998 г. № 711.

Реализация контрольных (надзорных) полномочий Госавтоинспекцией, как правило, затрагивает права граждан и организаций, осуществляющих свою деятельность. Организациями выступают юридические лица и индивидуальные предприниматели, что требует рассмотрения данного вида деятельности со стороны ее соответствия положениям федерального законодательства, гарантирующего защиту прав и законных интересов.

Во-первых, необходимо рассмотреть соответствие положений о данном виде контроля (надзора) и положений Федерального закона от 31 июля 2020 № 248-ФЗ «О государственном контроле (надзоре) и муниципальном контроле» (далее – Федеральный закон № 248-ФЗ), который устанавливает, в частности, виды и сроки проведения проверочных мероприятий. Мероприятия, осуществляемые надзорными органами, в соответствии с законом делятся на две большие группы: плановые и внеплановые (статьи 61, 66 Федерального закона 248-ФЗ). Проведение указанного вида проверочных мероприятий подразделениями Госавтоинспекции осуществляется с соблюдением требований, изложенных в названном законе.

Обоснованность проведения мероприятий по надзору (контролю) подразделениями ГИБДД в области обеспечения безопасности дорожного движения, кроме положений Федерального закона № 196-ФЗ определяется также пунктом 3 статьи 2 Федерального закона № 248-ФЗ, закрепляющего возможность установления дополнительных особенностей соответствующих видов проверочных мероприятий.

Особенности получили уточнение в принятом постановлении Правительства России от 30 июня 2021 г. № 1101, однако ведомственные нормативные документы, устанавливающие возможность осуществления Госавтоинспекцией административных процедур, связанных с контролем (надзором) за дорожным движением, охватывающих процедуры организации плановых и внеплановых проверочных мероприятий до настоящего времени не приняты.

В части особенности проведения административной процедуры контроля (надзора) за дорожным движением, следует выделить непрерывность его осуществления. В процессе контроля (надзора) сотрудникам Госавтоинспекции необходимо осуществлять ряд действий, связанных с выявлением, пресечением и предупреждением нарушений обязательных требований безопасности при строительстве, реконструкции, ремонте и эксплуатации автомобильных дорог или эксплуатации транспортных средств.

Полученные результаты контроля (надзора) при обнаружении нарушений обязательных требований безопасности необходимо фиксировать процессуально, однако в настоящее время такой документ отсутствует. Ранее применялся акт о выявленных недостатках в эксплуатационном состоянии автомобильной дороги (улицы), железнодорожного переезда (п. 81 приказа МВД России от 30.03.2015 № 380, который утратил силу 25.12.2021 г.). Сложившаяся ситуация не позволяет выработать однозначного пути решения по фиксации нарушений требований законодательства в части контроля (надзора) за эксплуатационным состоянием автомобильной дороги и дорожных сооружений. Постановление Правительства № 1101 не устанавливает порядок фиксации нарушений требований законодательства, а раскрывает особенности видов профилактических мероприятий. Выявление нарушений требования законодательства является одним из оснований проведения проверочного мероприятия предусмотренного ФЗ № 248.

По мнению современных исследователей в сфере государственного контроля (надзора) Д.С. Фесько, не вызывает сомнения тот факт, что уровень правовых гарантий для контролируемых лиц во многом определяется качеством самого контрольно-надзорного законодательства. Чем более оно совершенно, тем более защищенными чувствуют себя и физические, и юридические лица в своих отношениях с контрольными (надзорными) органами [2].

Порядок проведения проверочного мероприятия и фиксации выявленных нарушений закреплен в ФЗ № 248, что делает процедуру наиболее прозрачной, чего нельзя сказать о повседневной работе при осуществлении федерального государственного контроля (надзора). Сотрудники подразделений Госавтоинспекции зачастую фиксируют выявленные нарушения законодательства в части эксплуатационного содержания автомобильных дорог рапортом (ведомственный документ) на имя руководителя территориального подразделения органа внутренних дел МВД России, что не может быть процессуальным документом, тем самым, нарушая порядок фиксации, ограничивая доступ лиц, осуществляющих деятельность, к информации о выявленных недостатках.

Изменения в контрольной и надзорной деятельности получили направленность на предупреждение, выявление и пресечение нарушений обязательных требований, через призму профилактики нарушений обязательных требований, а также принятие мер по пресечению выявленных нарушений обязательных требований и устранению их последствий.

Необходимо отметить, что решением президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам от 19 октября 2016 года [3] МВД России включено в состав федеральных органов исполнительной власти - участников приоритетной программы «Реформа контрольной надзорной деятельности» (далее – КНД).

Распоряжением Министра внутренних дел Российской Федерации [4] утвержден паспорт приоритетного проекта «Совершенствование функции федерального государственного надзора в области безопасности дорожного движения МВД России в рамках реализации приоритетной программы «Реформа контрольной и надзорной деятельности».

К целям приоритетного проекта относят снижение числа лиц, погибших и получивших ранения в дорожно-транспортных происшествиях, в счет повышения эффективности и открытости деятельности МВД России, оптимизации использования имеющихся сил и средств при осуществлении федерального государственного контроля и надзора в области безопасности дорожного движения посредством повышенного внимания на деятельности субъектов контроля (надзора), распределенных по категориям риска в зависимости от результатов их деятельности, систематизации, сокращения количества и актуализации обязательных требований, внедрения комплексной профилактики нарушений и автоматизации контрольно-надзорной деятельности.

В рамках реализации мероприятий паспорта проекта:

- приняты постановления Правительства Российской Федерации [5], обеспечивающие применение риск-ориентированного подхода при осуществлении федерального государственного контроля (надзора) в области безопасности дорожного движения; утверждены формы проверочных листов (списков контрольных вопросов), используемых при осуществлении федерального контроля (надзора) (приказ МВД России от 11 января 2022 г. № 39);

- утвержден Порядок организации систематической оценки эффективности и пересмотра обязательных требований, оценка соблюдения которых является предметом федерального государственного надзора МВД России в области безопасности дорожного движения (приказ МВД России от 21 августа 2018 г. № 539).

В основе проведенных исследований авторы Кунин В.А., Упорова И.В. придерживаются позиции, что применение контролирующим органом риск-ориентированного подхода за деятельностью организаций, должно быть сосредоточено на наиболее существенных нарушениях законодательства, расположенных в зонах с высоким уровнем нарушений [6].

На современном этапе реформирования контрольной (надзорной) деятельности, использование риск-ориентированного подхода позволит снизить количество проверочных мероприятий. Однако, следует отметить, что в этом случае возникает необходимость увеличить профилактику нарушений по соблюдению обязательных требований.

Следует отметить, что Федеральный закон от 31 июля 2020 г. № 248-ФЗ в соответствии с Планом мероприятий («дорожная карта») по реализации механизма «регуляторной гильотины» [7], призванным снизить административное давление на бизнес и направлен на комплексное правовое регулирование вопросов организации и осуществления государственного контроля (надзора) и муниципального контроля и установление гарантий защиты прав граждан и организаций как контролируемых лиц.

Важно указать, что положения Федерального закона № 248-ФЗ в отличие от требований Федерального закона № 294-ФЗ не применяются к участникам дорожного движения.

Пункт 19 статьи 12 Федерального закона № 3-ФЗ возлагает обязанности на полицию осуществлять государственный контроль (надзор) за соблюдением правил, стандартов, технических норм и иных требований нормативных документов в области обеспечения безопасности дорожного движения.

В соответствии с пунктом 21 статьи 13 указанного Закона полиция имеет право ограничивать или запрещать проведение на дорогах ремонтно-строительных и других работ, осуществляемых с нарушением требований нормативных правовых актов в области обеспечения безопасности дорожного движения.

До настоящего времени за Госавтоинспекцией согласно Указа Президента Российской Федерации от 01 июня 2013 г. № 527 «О внесении изменений в Положение о Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденное Указом Президента Российской Федерации от 15 июня 1998 г. № 711» сохранен государственный контроль и надзор за соблюдением нормативных правовых актов в области обеспечения безопасности дорожного движения, которыми устанавливаются требования к строительству и реконструкции дорог.

В принципе процесс реформирования контрольно-надзорной деятельности (далее – КНД) в Российской Федерации подходит к завершению. Основной целью реформы КНД являлось повышение уровня безопасности и устранение избыточной административной нагрузки на субъекты предпринимательской деятельности. Она проводится с помощью отмены всех неактуальных нормативных актов в сфере надзора и контроля, а также построения новой, современной, эффективной системы государственного контроля (надзора), направленной на снижение социально значимых рисков [8].

На сегодняшний день, практически все законодательные акты приведены в соответствие с положениями Федерального закона № 248-ФЗ, который вступил в силу с 1 июля 2021 года, за исключением отдельных ведомственных нормативных правовых актов МВД России, например Приказ МВД России от 14.11.2016 № 727 в части утративших силу положений о проведении проверок.

Так, новыми редакциями статей для каждого вида контроля устанавливается его наименование с указанием отнесения к федеральному государственному контролю (надзору), региональному государственному контролю (надзору), муниципальному контролю.

Законом о государственном контроле (надзоре) внесены изменения в основной законодательный акт, регламентирующий общественные отношения в области обеспечения безопасности дорожного движения, – Федеральный закон «О безопасности дорожного движения». Согласно его положениям, МВД России осуществляет федеральный государственный надзор в области безопасности дорожного движения (далее – государственный надзор).

В новой редакции Федерального закона понятийный аппарат предмета контроля (надзора) существенно расширен, под предметом федерального надзора теперь рассматривается не только соблюдение юридическими и должностными лицами, индивидуальными предпринимателями и участниками дорожного движения требований законодательства Российской Федерации о безопасности дорожного движения, но и составляющими право Евразийского экономического союза, Европейским соглашением о международной дорожной перевозке опасных грузов от 30 сентября 1957 года (ДОПОГ/ADR) обязательных требований в области безопасности дорожного движения.

В законе представлен исчерпывающий перечень объектов, где помимо юридических лиц; индивидуальных предпринимателей; участников дорожного движения, также представлен перечень должностных лиц дорожных и автотранспортных предприятий, которые так же, как и другие объекты федерального надзора, несут обязанности по соблюдению требований безопасности в области дорожного движения.

Так, теперь следует предположить, что неисполнение должностными лицами соответствующих обязанностей влечет административную ответственность. Федеральный закон «О полиции» (пункт 21 части 1 статьи 13) предусматривает право полиции выдавать таким лицам предписания об устранении выявленных нарушений по результатам проверки.

Таким образом, можно сказать, что названные выше должностные лица наравне с юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями и участниками дорожного движения являются самостоятельными объектами федерального контроля (надзора).

В части государственного контроля (надзора) за реализацией органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления полномочий, связанных с соблюдением требований в области безопасности дорожного движения, необходимо отметить, что осуществляется уполномоченным Президентом Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти в соответствии с положениями Федерального закона от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и Федерального закона от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

Сегодня в контексте положений Федерального закона № 248 у граждан, осуществляющих деятельность, связанную с эксплуатацией транспортного средства как «самозанятые» не имеющие статус индивидуального предпринимателя, возникают вопросы по реализации механизма государственного контроля (надзора). Так, сфера применения Федерального закона в пункте 3 статьи 2 действует на проведение плановых контрольных (надзорных) мероприятий в отношении юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, имеющих лицензию.

Таким образом, следует сказать, что в настоящее время органами власти в части реализации полномочий по осуществлению государственного контроля (надзора) в области безопасности дорожного движения отсутствует возможность проведения контрольных (надзорных) мероприятий в отношении «самозанятых», деятельность которых связана с эксплуатацией транспортных средств не подлежащая лицензированию.

В целях устранения возникающей проблематики в сфере с необходимостью повышенного контроля (надзора) за безопасностью жизни и здоровья участников дорожного движения, следует предложить следующие изменения в действующее законодательство о государственном контроле (надзоре) и дополнить статью 2 Федерального закона № 248-ФЗ пунктом 4 и изложить в следующей редакции:

«Настоящий Федеральный закон применяется в отношении граждан осуществляющих свою деятельность, в соответствии с Федеральным законом от 27.11.2018 № 422-ФЗ «О проведении эксперимента по установлению специального налогового режима «Налог на профессиональный доход», в следующем содержании:

1) проведение плановых контрольных (надзорных) мероприятий в отношении граждан осуществляющих свою деятельность. Проведение плановых контрольных (надзорных) мероприятий в отношении граждан может быть отменено либо заменено на периодическое подтверждение соответствия граждан требованиям, осуществляемое в форме государственной услуги;

2) проведение внеплановых контрольных (надзорных) мероприятий в отношении граждан осуществляющих деятельность в порядке и случаях, предусмотренных главами 12 и 13 настоящего Федерального закона;

3) проведение профилактических мероприятий в отношении граждан осуществляющих деятельность.

Следует отметить, что сейчас в законодательстве о государственном контроле (надзоре) досудебная жалоба может быть подана только в электронном виде посредством портала «Госуслуги» или аналогичный региональный портал и более того с 2023 года такой порядок установлен для всех видов и уровня контроля.

До настоящего времени некоторые юридические лица, индивидуальные предприниматели и граждане осуществляют свою деятельность (например, эксплуатация транспортных средств, содержание автомобильных дорог в эксплуатационном состоянии) в труднодоступных районах, где зачастую не доступны цифровые технологии. Поэтому они будут ограничены в возможностях подачи жалобы на действия должностных лиц.

В данном случае полагаем, что законодательством о государственном контроле (надзоре) необходимо закрепить право подачи жалобы как в электронном виде, так и в письменном. Контролируемое лицо должно иметь право на выбор подачи жалобы, что позволит сделать механизм досудебного обжалования доступным для всех лиц осуществляющих деятельность.

Внесение разъяснений и изменений в правовом поле позволит сделать механизм осуществления государственного контроля (надзора) за лицами, осуществляющими деятельность в соответствии с требованиями более прозрачным, не нарушая права и законные интересы.

Библиография
1.
С.Н. Антонов Проблемы правового регулирования федерального государственного надзора в области безопасности дорожного движения// Вестник университета имени О.Е. Кутафина. 2018. №1. С. 70 – 77.
2.
Д.С. Фесько Новое законодательство о государственном контроле (надзоре) и гарантии прав контролируемых лиц // Вестник Нижегородского университета имени Н.И. Лобачевского. 2021. №1. С. 163 – 171.
3.
Протокол президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам от 19.10.2016 № 8.
4.
Распоряжение Министра внутренних дел Российской Федерации от 23.12.2016 № 1 13880.
5.
Постановления Правительства Российской Федерации от 17.02.2018 № 172 и 26.09.2019 № 1257 «О внесении изменений в Положение о федеральном государственном надзоре в области безопасности дорожного движения».
6.
В.А. Кунин, И.В. Упорова Риск-ориентированный подход контрольно-надзорной деятельности: международный опыт и особенности применения в российских условиях // Экономика и управление. 2019. № 2 (160). С. 59 – 68.
7.
План мероприятий (дорожная карта) по реализации механизма «регуляторной гильотины» (утв. Правительством РФ 29.05.2019 N 4714п-П36).
8.
http:// knd.ac.gov.ru /about/ «Регуляторная гильотина».
References
1.
S.N. Antonov Problems of legal regulation of federal state supervision in the field of road safety// Bulletin of the University named after O.E. Kutafin. 2018. No. 1. pp. 70-77.
2.
D.S. Fesko New legislation on state control (supervision) and guarantees of the rights of controlled persons // Bulletin of the Nizhny Novgorod University named after N.I. Lobachevsky. 2021. №1. pp. 163-171.
3.
Minutes of the Presidium of the Council under the President of the Russian Federation for Strategic Development and Priority Projects dated October 19, 2016 No. 8.
4.
Order of the Minister of Internal Affairs of the Russian Federation dated December 23, 2016 No. 1 13880.
5.
Decrees of the Government of the Russian Federation dated February 17, 2018 No. 172 and September 26, 2019 No. 1257 “On Amendments to the Regulations on Federal State Supervision in the Field of Road Safety”.
6.
V.A. Kunin, I.V. Uporova Risk-based approach to control and supervision activities: international experience and features of application in Russian conditions // Economics and Management. 2019. No. 2 (160). pp. 59-68.
7.
Action plan (roadmap) for the implementation of the “regulatory guillotine” mechanism (approved by the Government of the Russian Federation on May 29, 2019 N 4714p-P36).
8.
http:// knd.ac.gov.ru /about/ "Regulatory guillotine"

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ
на статью на тему «Контроль (надзор) за безопасностью дорожного движения в парадигме проводимой административной реформы».

Предмет исследования.
Предложенная на рецензирование статья посвящена актуальным вопросам контроля (надзора) за безопасностью дорожного движения. Автором рассматривается указанная проблема с точки зрения проводимой в настоящее время административной реформы. В качестве предмета исследования выступили нормы отечественного законодательства, мнения ученых.

Методология исследования.
Цель исследования прямо в статье не заявлена. При этом она может быть ясно понята из названия и содержания работы. Цель может быть обозначена в качестве рассмотрения и разрешения отдельных проблемных аспектов вопроса о контроле (надзоре) за безопасностью дорожного движения с учетом принципов проводимой в России административной реформы. Исходя из поставленных цели и задач, автором выбрана методологическая основа исследования.
В частности, автором используется совокупность общенаучных методов познания: анализ, синтез, аналогия, дедукция, индукция, другие. В частности, методы анализа и синтеза позволили обобщить и разделить выводы различных научных подходов к предложенной тематике, а также сделать конкретные выводы из материалов судебной практики.
Наибольшую роль сыграли специально-юридические методы. В частности, автором активно применялся формально-юридический метод, который позволил провести анализ и осуществить толкование норм действующего законодательства (прежде всего, норм административного законодательства РФ). Например, следующий вывод автора: «Обоснованность проведения мероприятий по надзору (контролю) подразделениями ГИБДД в области обеспечения безопасности дорожного движения, кроме положений Федерального закона № 196-ФЗ определяется также пунктом 3 статьи 2 Федерального закона № 248-ФЗ, закрепляющего возможность установления дополнительных особенностей соответствующих видов проверочных мероприятий».
При этом стоит сказать, что автором статьи не в полной мере использован потенциал теоретических и эмпирических методов исследования поставленных в статье задач. Так, теоретические методы связаны с изучением теории по данному вопросу. Автором изучено в соответствии с библиографическим списком всего три научных источника. Следует расширить данный перечень, так как работ по предложенным автором проблемам существенно больше. С позиции эмпирических методов познания следует сказать, что автором не приведено достаточно примеров из практики. Данные примеры могли бы конкретно подтвердить научные выводы автора.
Таким образом, выбранная автором методология в полной мере адекватна цели исследования, но не позволяет изучить все аспекты темы в ее совокупности.

Актуальность.
Актуальность заявленной проблематики не вызывает сомнений. Имеется как теоретический, так и практический аспекты значимости предложенной темы. С точки зрения теории тема контроля (надзора) за безопасностью дорожного движения с учетом принципов проводимой в России административной реформы важна и необходима. Имеется как ряд сугубо теоретических вопросов (например, разграничение категорий контроль и надзор), так и необходимость рассмотрения отдельных положений реформы административного законодательства России. С практической стороны важными могли бы быть научно обоснованные рекомендации в рассматриваемой сфере.
Тем самым, научные изыскания в предложенной области стоит только поприветствовать.

Научная новизна.
Научная новизна предложенной статьи не вызывает сомнений. Во-первых, она выражается в конкретных выводах автора. Среди них, например, такой вывод:
«сейчас в законодательстве о государственном контроле (надзоре) досудебная жалоба может быть подана только в электронном виде посредством портала «Госуслуги» или аналогичный региональный портал и более того с 2023 года такой порядок установлен для всех видов и уровня контроля.
До настоящего времени некоторые юридические лица, индивидуальные предприниматели и граждане осуществляют свою деятельность (например, эксплуатация транспортных средств, содержание автомобильных дорог в эксплуатационном состоянии) в труднодоступных районах, где зачастую не доступны цифровые технологии. Поэтому они будут ограничены в возможностях подачи жалобы на действия должностных лиц».
Указанный и иные теоретические выводы могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях.
Во-вторых, автором предложены идеи по совершенствованию действующего законодательства. В частности,
«В целях устранения возникающей проблематики в сфере с необходимостью повышенного контроля (надзора) за безопасностью жизни и здоровья участников дорожного движения, следует предложить следующие изменения в действующее законодательство о государственном контроле (надзоре) и дополнить статью 2 Федерального закона № 248-ФЗ пунктом 4 и изложить в следующей редакции:
«Настоящий Федеральный закон применяется в отношении граждан осуществляющих свою деятельность, в соответствии с Федеральным законом от 27.11.2018 № 422-ФЗ «О проведении эксперимента по установлению специального налогового режима «Налог на профессиональный доход», в следующем содержании:»
Приведенный вывод может быть актуален и полезен для правотворческой деятельности.
Таким образом, материалы статьи могут иметь определенных интерес для научного сообщества с точки зрения развития вклада в развитие науки.

Стиль, структура, содержание.
Тематика статьи соответствует специализации журнала «NB: Административное право и практика администрирования», так как она посвящена правовым проблемам, связанным с совершенствованием административного законодательства России.
Содержание статьи в полной мере соответствует названию, так как автор рассмотрел заявленные проблемы, достиг цели исследования.
Качество представления исследования и его результатов следует признать в полной мере положительным. Из текста статьи прямо следуют предмет, задачи, методология и основные результаты исследования.
Оформление работы в целом соответствует требованиям, предъявляемым к подобного рода работам. Существенных нарушений данных требований не обнаружено.

Библиография.
Следует оценить качество использованной литературы. Автором активно использована литература, представленная авторами из России (С.Н. Антонов, Д.С. Фесько, В.А. Кунин, И.В. Упорова). При этом автором использовано всего три работы в качестве научных источников, что явно недостаточно в контексте цели заявленного исследования.
Таким образом, труды приведенных авторов соответствуют теме исследования, способствуют раскрытию различных аспектов темы.


Выводы, интерес читательской аудитории.
Выводы в полной мере являются логичными, так как они получены с использованием общепризнанной методологии. Статья может быть интересна читательской аудитории в плане наличия в ней систематизированных позиций автора применительно к заявленным вопросам.

Таким образом, статья может быть рекомендована к опубликованию.

На основании изложенного, суммируя все положительные и отрицательные стороны статьи
«Рекомендую опубликовать»