Читать статью 'Методы 3D-моделирования и архитектурная история особняка на Тверской 21: дворянская усадьба, Московский Английский клуб, музей' в журнале Историческая информатика на сайте nbpublish.com
Рус Eng Перевести страницу на:  
Please select your language to translate the article


You can just close the window to don't translate
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Историческая информатика
Правильная ссылка на статью:

Методы 3D-моделирования и архитектурная история особняка на Тверской 21: дворянская усадьба, Московский Английский клуб, музей

Беклямишева Алиса Андреевна

ведущий специалист, Лаборатория естественно-научных методов в гуманитарных науках, Национальный исследовательский центр «Курчатовский институт»

123182, Россия, г. Москва, площадь Академика Курчатова, 1

Beklyamisheva Alisa Andreevna

Leading specialist, National Research Center "Kurchatov Institute"

123182, Russia, Moscow, Academician Kurchatov Square, 1

alisa0296@yandex.ru

DOI:

10.7256/2585-7797.2022.1.37731

Дата направления статьи в редакцию:

22-03-2022


Дата публикации:

11-05-2022


Аннотация: Цель работы — с использованием методов трехмерного моделирования представить этапы архитектурной истории здания Московского Английского клуба, расположенного в центре Москвы на Тверской улице. Объект исследования — памятник культурного наследия, последовательно являвшийся городской усадьбой, дворянским клубом и музеем. Особенности его расположения, исторические события, социокультурный контекст и смена назначения оказали влияние как на внешнее оформление здания, так и на его внутреннее устройство. Автором выявляются и анализируются причины изменений в архитектуре здания, обобщаются сведения из архивных источников, выявляются неточности и противоречия, которые встречаются в документах. На основе архивных материалов из фондов ГНИМА им. А.В.Щусева и ЦГА г. Москвы и опубликованных источников автором была систематизирована архитектурная история здания и информация о его владельцах. Данные о перестройках здания, основанные на сравнении чертежей и пояснений к ним, прошений и проектов, эскизов и планов участка, были зафиксированы на схеме. Для 3D-визуализации в программе 3Ds max были выбраны наиболее показательные временные срезы: 1830-е гг., 1875 г., 1883 г., 1896 г., 1912 г., 1940-е гг. В работе также использовались Agisoft PhotoScan и Adobe Photoshop. В результате исследования автор выявляет причины, повлиявшие на изменение облика постройки.


Ключевые слова: Московский Английский клуб, культурное наследие, трехмерное моделирование, 3Ds max, историческая информатика, историческая виртуальная реконструкция, верификация, архивные источники, городская усадьба, история Москвы

Abstract: The article presents architectural history of the building of the Moscow English Club, located in the center of Moscow on Tverskaya Street using the methods of three-dimensional modeling. The object of study is an object of cultural heritage, which during its history used to be a city estate, a noble club and now is a museum. Features of its location, historical events, socio-cultural context and change of purpose have influenced both the external design of the building and its internal structure. The author identifies and analyzes causes of changes in the architecture of the building, summarizes information from archival sources, identifies inaccuracies and contradictions that are found in documents. Based on materials from the funds of the Schusev State Museum of Architecture, the Central State Archive of Moscow and published sources, the author systematized the architectural history of the building and information about its owners. The data on the reconstruction of the building, based on the comparison of drawings and explanations to them, applications and projects, sketches and site plans, were shown in the scheme. For 3D visualization in 3Ds max six time periods were chosen: 1830s, 1875, 1883, 1896, 1912, 1940s. Agisoft PhotoScan and Adobe Photoshop were also used in the work.



Keywords:

Moscow English club, cultural heritage, three-dimensional modeling, 3Ds max, Historical Information Science, historical virtual reconstruction, verification, archival sources, city manor, history of Moscow

В последние десятилетия в исторических и археологических исследованиях всё чаще применяются методы 3D-моделирования, которые позволяют воссоздавать облик как отдельных артефактов, так и утраченных архитектурных объектов (в том числе, в исторической динамике, с отражением всех перестроек). Ряд работ, опирающихся на методы 3D-моделирования, может быть отнесен к новому течению в исторической урбанистке, направленному на реконструкцию городского пространства в определенный исторический период. В этой связи внимание исследователей неоднократно привлекали и утраченные постройки исторического центра Москвы [1, 2]. В силу своего особого положения и статуса, Москва неоднократно оказывалась в эпицентре знаковых событий отечественной истории.

В таком контексте интересно рассмотреть архитектурную историю особняка на Тверской улице под номером 21, где ныне расположен Государственный центральный музей современной истории России. Первоначально созданный как городская усадьба, с 1831 г. он стал местом собраний Московского Английского клуба, а после революции его залы занял музей. Изменяя своё назначение, здание перестраивалось, изменялось состояние его внутренних помещений. Несмотря на широкую известность, архитектурная история объекта прослеживается фрагментарно. В связи с этим, предметом исследования стали изменения внешнего облика здания Английского клуба с конца XVIII в. до начала XXI в., которые рассмотрены в контексте исторического развития центра Москвы, и изменения функционала самой постройки.

История особняка и его владельцев

Согласно меткому замечанию историка искусства Б.Р. Виппера, для восприятия художественного организма постройки необходимы «не только виды здания, но и движение в нем», под чем следует понимать «весь ритм жизни, наполняющий здание или когда-то происходивший в его стенах» [3, c. 288]. О владельцах и посетителях знаменитого Английского клуба на Тверской написан ряд работ, наиболее известные— журналистом В. А. Гиляровским и историком А. В. Буторовым.

Первым владельцем здания был действительный статский советник Александр Матвеевич Херасков (1730–1799). Его брат, поэт и издатель Михаил Матвеевич Херасков (1733–1807), был связан с масонским движением, потому и о доме на Тверской улице в документах сообщается, что в 1786 г. [4] в нем происходили заседания первого московского кружка масонов, куда входили: М. М. Херасков, А. А. Черкасский, И. П. Тургенев, Н. В. Карамзин, К. М. Енгалычев, А. М. Кутузов и Н. И. Новиков.

В 1799 г. дом перешел вдове А. М. Хераскова, Анне Васильевне (в девичестве Зыбиной), которая продала дом семье Мятлевых [5, с. 153]. В документе от 1802 г. из ОХНТД ЦГА г. Москвы указано, что особняком владел тайный советник и кавалер Пётр Васильевич Мятлев, а уже следующим владельцем отмечен генерал майор граф Лев Кириллович Разумовский [6, ед.1]. По купчей от 11 мая 1806 г. владение было продано от тайного советника П. В. Мятлева генерал-майорше Графине Марье Григорьевне Разумовской [6, ед.2]. Так или иначе, особняк оказался в собственности одной из самых известных и богатых семей Москвы. Л. К. Разумовский (1757–1818) был пятым сыном графа К. Г. Разумовского и Е. И. Нарышкиной. Он получил хорошее образование и построил успешную карьеру. В 1796 г. вышел в отставку и жил в Москве, устраивая в своем доме на Тверской улице праздники, спектакли, концерты и балы. Супругой Разумовского была Мария Григорьевна Вяземская (1772–1865). Её первый муж – Александр Николаевич Голицын, славившийся расточительством и склонностью к праздному образу жизни. Брат княгини, Николай Григорьевич Вяземский, был женат на племяннице графа Разумовского, Е. В. Васильчиковой, потому Лев Кириллович часто встречал в их доме Голицыну, «и нежное его сердце не устояло при виде её миловидности и того несчастного положения, в котором она находилась вследствие самодурства мужа» [5, c. 153]. После обоюдного согласия состоялся развод с Голицыным, а затем брак с Разумовским. Сам Александр Николаевич продолжал вести дружбу с графом, часто обедал у бывшей жены и выходил с ней в театр. Широко известна история, когда на балу у графа В. П. Кочубея в 1809 г. император Александр I, громко обратившись к Марии Григорьевне, назвал её графиней, что было принято за её официальное признание в свете.

В паспорте на памятник архитектуры середины XX в., который был составлен на особняк советскими экспертами, отдельным пунктом вынесены результаты социологического анализа, сформулированные в духе времени. Они констатируют, что величественный фасад и богатое убранство здания отражают «господствующее положение дворянской знати, в эпоху реакции державшей в своих руках власть и использовавшей её для выявления своей силы и значения в разработке местного архитектора» [4]. Здание — свидетель образа жизни дворянства XIX в., жизни города и верхов общества этого периода. В 1831 г. в особняке разместился легендарный дворянский Московский Английский клуб.

С 1834 г. владельцем особняка стал действительный тайный советник князь Николай Григорьевич Вяземский [6, ед. 4] — брат Марии Григорьевны. Его второй женой была Софья Егоровна Панина, чей сын от первого брака, генерал-майор Алексей Александрович Тимашев-Беринг (1813–1872), получил в наследство особняк [6, ед.7]. Его супруга Варвара Николаевна продала дом Ивану Павловичу Шаблыкину в 1872 г. Уже в 1880 г. А. А. Васильчиков, описывая жизнь Л. К. Разумовского, отмечает, что дом, «купленный графом у Мятлевых, принадлежит ныне г-ну Шаблыгину, в нем помещается Английский клуб» [5, с. 153]. И. П. Шаблыкин ещё в 1831 г. был избран старшиной Английского клуба, после его смерти старшиной был избран его старший сын Павел Иванович (1841–1895), а затем и внук Иван Павлович [7, с. 47]. Интересно, что в разных работах фамилия Шаблыкина имеет разное написание. Так, в архивных материалах из ГНИМА им. А. В. Щусева — «Шатлыкин», в описи из ЦГА г. Москвы — «Шалбыкин», у Гиляровского — «Шаблыкин», у Васильчикова — «Шаблыгин». Но документы с его собственной подписью указывают на то, что правильное написание «Шаблыкин», остальные варианты ошибочны.

В 1894 г., когда в кассе клуба появились достаточные суммы, П. И. Шаблыкин предложил правлению приобрести у него дом в собственность [7, с.46]. Согласно документам в ЦГА г. Москвы, левое крыло здания и его центральная часть перешли во владения Английского клуба, а у Шаблыкиных осталась вся правая часть здания [6, ед.21]. У Английского клуба снимали помещения арендаторы: на первом этаже располагался магазин по торговле сыром и квартира его хозяина, колониальный магазин с подвалом [8, с. 198].

После революции 1905 г. дела клуба пришли в упадок, и возникла необходимость в новом источнике дохода, поэтому уже в конце 1911 г. участок земли площадью 180 кв. саженей по главному фасаду на 24 года был сдан в аренду подольскому мещанину М. М. Левинсону. К 1912 г. он возвел на выделенной территории одноэтажные торговые помещения.

В 1913 г. граф Алексей Павлович Капнист (1871–1918) выкупил у Шаблыкина оставшуюся в его собственности часть дома [9, ед. 8], но, в связи с событиями 1917 г., владел ею недолго. Во время войны 1914–1916 гг. все комнаты, выходившие на Тверскую улицу, были приспособлены под госпиталь [10, с.221].

В 1918 г. в доме помещались продовольственная комиссия милиции и склад. В 1919 г. — сразу несколько учреждений, среди которых один из отделов Наркомпроса, затем межведомственная комиссия по организации музея архитектуры. С сентября 1920 г. в здании стали проходить заседания российского общества друзей книги. В ноябре 1922 г. прошло торжественное открытие выставки «Красная Москва». Затем выставку преобразовали в Историко-революционный музей Москвы, а в 1924 г. был создан Музей Революции СССР. В 1968 г. он получил новое название — «Центральный музей революции СССР», а с 1998 г. — «Государственный центральный музей современной истории России» (ГЦМСИР).

Таким образом, объект исследования имеет высокую значимость для истории и культуры. Создание его трехмерной модели позволяет визуально закрепить сведения об архитектурных переменах, происходивших в здании в контексте изменения его назначения.

Работа с источниками и процесс 3D-моделирования

Выявленные в ходе работы источники для реконструкции можно разделить на нарративные и изобразительные. Первая группа — материалы, содержащие описание и технические характеристики здания, включая цвет стен, состояние фасадов и иные сведения в текстовом виде. Иногда обработка этих данных вызывала сложность, так как большинство представленных в архиве материалов — рукописные, а почерк не всегда легко читаем. Более того, в отдельных документах встречалось повреждение текста (разрывы бумаги, размытие чернил водой). Вторая группа источников включает чертежи, планы и карты, фотографии и изображения фасада здания. Учитывая, что особняк сохранился до наших дней, задачи реконструкции его исторического облика значительно облегчены.

Из-за сложности некоторых элементов оформления фасадов было принято решение воспользоваться методами фотограмметрии и специализированной программой Agisoft PhotoScan. На первом этапе была проведена детальная фотосъемка здания, снимки декора и белокаменных львиных фигур на воротах были выполнены в разных ракурсах. На каждый объект приходилось несколько десятков фотографий, которые затем обрабатывались в Adobe Photoshop (очищался фон). По каждой группе изображений в программе было получено плотное «облако точек», на основе которого создавались 3D-модели (рис. 1). Далее каждый объект сохранялся в формате OBJ и дорабатывался уже в программе 3dsMax.

Рис.1. Процесс работы с декоративными элементами в Agisoft PhotoScan

Для воссоздания архитектурных изменений, происходивших в постройке, необходимо было обратиться к неопубликованным архивным источникам.

В ГНИМА им. А. В. Щусева хранятся два паспорта на памятник архитектуры, документы, связанные с заказом постаментов для белокаменных фигур львов (проект и смета 1958 г. на изготовление двух постаментов из белого камня под скульптуры львов [11]), цветной рисунок фасада здания с прорисовкой ограды. Из них была получена общая краткая информация о материалах, использованных для постройки здания, о его предполагаемых архитекторах, этапах постройки и годах, когда здание было перестроено и изменено. Но для создания виртуальной реконструкции этой информации было недостаточно.

Наиболее важная часть документов по истории здания хранится в ЦГА г. Москвы в отделе хранения научно-технической документации (ОХНТД). В тематическом фонде содержится проектная документация по планировке и застройке, материалы комиссии для строений в Москве. Дело 455 включает документы Московской городской управы, планы и изображения фасадов, документы от Правления IV-го округа путей сообщений и публичных зданий, иные материалы, связанные с изменениями на участке, где находится особняк. В деле 456 хранятся бумаги, связанные с прошениями Шаблыкина, основного собственника особняка, и обращения старшин Английского клуба, который с 1894 г. владел левой и центральной частью дома, поданными в Московскую городскую управу, а также прошения арендаторов. В деле 457 находятся материалы, связанные с послереволюционным периодом, например, данные об обследовании технического состояния постройки и обращения в Главмузей с просьбой принять меры по улучшению здания. К прошениям и проектам прилагаются планы участка и здания, чертежи фасадов и отдельных элементов.

Несмотря на достаточно большое число источников, в них встречаются противоречия, а также отсутствует некоторая информация. В частности, не удалось обнаружить изображения двухэтажной постройки, возведенной в конце XVIII в. и при последующей реконструкции ставшей центральной частью особняка. Самые ранние визуальные изображения относятся лишь к началу XIX в., когда здание уже было перестроено. Кроме того, анализ прошений по перестройке показал, что некоторые утвержденные архитектурные проекты на практике так и не были реализованы, хотя и зафиксированы на чертежах. По этой причине планы здания, участка и письменные дополнения к ним тщательно сопоставлялись. В паспортах на памятник архитектуры, которые могли бы облегчить работу, встречаются расхождения и неточности, каждый раз требующие дополнительной проверки.

Первоначальной задачей было проследить архитектурную историю здания, понять, как оно было построено, как и когда менялось, какие были при- и перестройки. Планы здания из архива были обработаны в Adobe Photoshop и помещены на общую план-схему, где были отмечены наиболее значимые изменения, происходившие в здании за весь изучаемый период (рис. 2). Желтым цветом обозначены планируемые, но нереализованные постройки, фиолетовым — изменения в сравнении с предыдущей схемой здания.

Рис. 2. План-схема здания с указанием изменений

Затем были выбраны периоды, которые наиболее ясно и полно отражены в имеющихся источниках, чтобы быть визуализированными посредством 3D-моделирования.

Необходимые для работы материалы для удобства были обработаны в программе Adobe Photoshop: выровнены, обрезаны лишние края, увеличена контрастность изображений.

Для построения геометрии объекта было отдано предпочтение программе 3DsMax, обладающей широкими возможностями группировки, копирования и редактирования элементов. Для создания моделей здания и отдельных элементов были совмещены фасадные изображения, чертежи боковой части (или изображения в разрезе) и планы участка и постройки.

Реконструкция отдельных объектов требовала создания сложных фигурных деталей. Например, в ходе моделирования проезда было необходимо создание декоративных элементов его обрамления, а для воссоздания террасы, размещенной на заднем дворе Английского клуба, необходимо было смоделировать два типа штор, а также детали самой террасы.

Рис. 3. Чертеж террасы. Чертеж проезда. План владения на 1894 г. ЦГА г. Москвы. Ф. Т-1. Оп. 1. Д. 456.

Рис. 4. Терраса на заднем дворе с каменным пандусом

Для создания штор двух видов были использованы три сплайна, созданные инструментом «line»: первый – прямой, означающий высоту будущей шторы, второй – волнистый сплайн, указывающий на количество и характер складок ткани, третий – силуэт будущей шторы (рис. 4).

Рис. 5. Процесс создания шторы

Сплайны использовались для создания элементов перил и решетки. После выполнения карниза террасы получался разрыв на стыке, который согласно архивным изображениям был заполнен фигурой, получившейся после применения к сплайну модификатора «lathe» (рис. 5).

Рис. 6. Создание элементов террасы

В конце XIX в. над главным входом в здание появился металлический зонтик. Это отражено в архивных документах: он отмечен и подписан на схеме. Для воссоздания облика зонтика использовался снимок начала XX в.

Рис. 7. Сопоставление фотографии, архивного плана участка и элемента моделирования.

История перестроек здания и результаты моделирования

Центральное здание усадебного комплекса было возведено ещё в конце XVIII века при А. М. Хераскове [12], причём первоначально оно представляло собой каменные палаты в два этажа. В период, когда участком владели Разумовские, появился южный флигель (ок. 1811 г.). Затем центральное здание украсил портик и был возведен северный флигель. Оба флигеля объединили с центральным зданием.

В историографии нет единого мнения об авторе постройки. Ещё В. А. Гиляровский упоминал о том, что архитектор, построивший для Хераскова дворец посреди огромного векового парка, неизвестен, хотя некоторые приписывают работу Казакову, а что касается пристроенных флигелей, «называют Джилярди и работавшего с ним вместе А. Григорьева — но и это пока предположения» [7, с.15]. В работе Е. А. Белецкой и З. К. Покровской, посвященной творчеству Д. И. Жилярди, указывается: «…в литературе этот дом приписывается то Д. И. Жилярди, то А. А. Менеласу, много строившему для Разумовских. Впервые он был внесен в перечень работ Жилярди И. Э. Грабарем без ссылки, однако, на источники» [13, с.138].

В паспорте, составленном М. Барановской и С. Тороповым в 1943 году на здание Музея Революции СССР по ул. Горького д. 59 (Тверская улица с 1932 г. по 1990 г. была частью улицы Горького) [14, с. 62; 15, с. 358], сказано: «Центральное здание построено по заказу Хераскова (брата писателя) в конце XVIII века по проекту арх. Менеласа, в 1814 г. по заказу Л. К. Разумовского Доменико Жилярди сделал портик, выступы и крылья, что придало дому ампирный характер». Иное мнение высказывает А. В. Буторов в книге, посвященной Московскому Английскому клубу, где полагает, что в истории постройки здания было три этапа: на первом здание могло быть выстроено по замыслу, высказанному М. Ф. Казаковым, затем в 1806 г. над зданием работал А. А. Менелас, который мог быть автором пристройки южного крыла здания, а после проект мог перейти к Д. И. Жилярди [8, с.186]. В архитектурном путеводителе по Москве, составленном И. Л. Бусевой-Давыдовой, М. В. Нащокиной, М. И. Астафьевой-Длугач, сказано, что в 1780-х гг. была выстроена центральная часть, в 1811 г. к дому было пристроено левое крыло по проекту, созданному архитектором А. Менеласом, но здание приобрело завершенный вид только после пожара 1812 г., его архитектурные особенности позволяют предполагать авторство Д. И. Жилярди [15, с.362–364].

В паспорте 1943 г. зданию, определенному, как типичный памятник московской архитектуры конца XVIII начала XIX века ампирного облика, дано следующее описание: «В основе — центральный прямоугольник с восьмиколонным дорийским портиком соединен пристроенными к нему полукруглыми флигелями с боковыми выступами, образующими большой курдонер, отделенный от улицы железной решеткой на белокаменном цоколе, с воротами украшенными львами. Вся средняя часть здания — в три этажа (кирпич и белый камень). Правое крыло во втором этаже деревянное» [12].

В первой половине XIX в. усадьба регулярно ремонтировалось: приводились в порядок крыши, осуществлялись как мелкие, так и значимые изменения. В материалах Комиссии для строений в Москве от сентября 1834 года указывается, что левое крыло здания (правое при выходе на улицу) двухэтажное (первый этаж каменный, второй – деревянный), правое крыло каменное двухэтажное, центральное здание трехэтажное каменное.

Рис. 8. Вид в 1830-е гг.

В 1855 г. из второго слева фасадного окна первого этажа в северном флигеле была сделана дверь [6, ед.7]. Особенно насыщено документами с прошениями в Московскую Городскую Управу о внесении изменений в постройку время, когда домом владела семья Шаблыкиных. В 1874 году Иван Павлович Шаблыкин обратился с проектом по постройке на территории двора, выходящего на Тверскую улицу, четырехэтажных жилых зданий. Специальная комиссия выразила согласие, утвердив план и чертеж и выдав разрешение сломать мелкие лишние строения на участке, «построить вновь каменные четырехэтажные жилые с подвалами строения» и над существующим каменным двухэтажным строением надстроить третий и четвертый каменные жилые этажи [6, ед.8]. Уже в сентябре 1875 г. Шаблыкин подает прошение [6, ед.9] о том, чтобы отложить реализацию строительства, но при этом просит разрешить сделать над правым крылом каменную надстройку для «жилищного фотографического павильона». Собрание Московской Городской Управы от 12 сентября 1875 г. дозволяет согласно утвержденным детальным чертежам надстроить над лит. А. в третьем этаже несгораемый фонарь для фотографии.

Рис. 9. Вид после 1875 г.

В марте 1875 г. Шаблыкин вновь подает прошение в Московскую городскую управу, на этот раз связанное со сносом мелких строений на участке и возведении над зданием гостиницы Английского клуба третьего и четвертого этажей [6, ед.10]. Уже к июню 1879 г. относится новое прошение Шаблыкина [6, ед.11]: разрешить уничтожить фотографический фонарь и на его месте возвести третий каменный жилой этаж на две трети правого крыла, т.е. захватывая ту часть, где ранее недолго был «фонарь». В августе того же года подается ещё одно прошение, связанное уже с небольшими изменениями [6, ед.12]: в нижнем этаже двухэтажного жилого строения, выходящего на Тверскую улицу из двух дверей, обозначенных на плане лит. «а», устроить окна, а из окна под лит. «в» устроить дверь. К сентябрю 1879 г. и лету 1881 г. относятся прошения об очередных небольших пристройках и изменениях во владении [6, ед.13,14].

Отдельно можно выделить застройку пространства перед фасадом галереей для членов клуба и их семей на время Высочайшего въезда в Москву. Согласно правилам, женщины в Английский клуб не допускались, но время коронаций было исключением. Установка масштабных конструкций требовала согласования с городскими властями, потому в архиве сохранились чертежи и планы галереи к коронационным торжествам императора Александра III в 1883 г. [6, ед.16,17] и Николая II в 1896 г. [6, ед.25], а также запросы на проведения ремонта балконов на левом флигеле, которые не выдержат нагрузки, если на них выйдут наблюдать за торжеством [6, ед.26].

В 1883 году галереи было две: первая занимала большую часть двора, вторая, меньше размером, была достроена с левой стороны. В 1896 г. галерея была цельной, но больше по размеру.

Рис. 10. Вид в 1883 г.

В 1894 г. часть дома перешла в собственность от Шаблыкина к Английскому клубу, который начал работы по обновлению и ремонту здания [6, ед.23; 16, ед.22]. Старшины Московского Английского клуба — А. С. Костанда, А. Я. Германов, граф А. Е. Комаровский, Ф. А. Беклемишев — просят городскую управу дать разрешение в доме Английского клуба сделать проезд шириною 4 аршина на задний двор в левом флигеле, низ коего каменный, а верх деревянный [16, ед.24]. Впоследствии этот проезд был заделан, но до сих пор во внутренних помещениях хорошо заметно, где он проходил.

Рис. 11. Вид в 1896 г.

В 1899 г. в здании были проведены ремонтные работы и устроена новая лестница в гостинице Английского клуба (пристройка с правой стороны).

Арендаторы помещений также направляли запросы в Московскую Городскую Управу. От жены коллежского асессора Елены Афанасьевой, имевший магазин в доме Шаблыкина на Тверской улице, в мае 1890 г. поступило прошение [6, ед. 18] сделать в арендуемом помещении дверь на улицу из окна.

В июле 1896 г. от старшин клуба [6, ед. 27] было подано прошение на реконструкцию террасы, выходящей во двор клуба, с заменой деревянных деталей металлическими.

В мае 1899 г. было подано прошение [6, ед. 28] от опекунского управления на дом Шаблыкиных с просьбой разрешить построить на участке одноэтажный каменный дом для торговых помещений. Его предполагалось пристроить к правому крылу здания (длиной в треть флигеля начиная от фасада). Это дело Московской Городской управы длилось долго, с 11 мая 1899 г. по 31 декабря 1899 г., а окончилось заключением, что возведение может быть разрешено при соблюдении ряда условий. Учитывая, что следов этой постройки на последующих планах нет, владельцы отказались от идеи её создания.

В то же время, 18 мая 1899 г., опекунское управление по дому Шаблыкиных подало прошение об устройстве новой каменной лестницы в четырехэтажной каменной пристройке [6, ед. 29].

Ещё одно значительное изменение касается территории здания Английского клуба в 1911 г. В Московскую городскую управу было подано прошение [6, ед. 40] от Михаила Михайловича Левенсона. Он просил разрешить в арендуемом владении Московского Английского клуба построить каменное одноэтажное строение для торговых целей и в левом флигеле изменить оформление окон первого этажа и оконные косяки второго. По итогам реализации этого проекта была ликвидирована существовавшая ограда со львами и выстроены одноэтажные магазины, закрывшие вид двора и фасада здания. В связи с этим, по просьбе [6, ед. 42] Левинсона, 13 января 1912 г. также был возведен забор сроком по 1 июля 1912 г. по Тверской улице длиной 26 сажень и шириной 2 и 1/2 аршина.

Рис. 12. Вид в 1912 г.

К ноябрю 1914 г. относится прошение [6, ед. 45] нового владельца, графа А. П. Капниста, о проведении ремонта и устройстве магазина в дальней части (рядом с изгибом) правого крыла здания. Ему было дано разрешение в первом этаже заложить два пролета для создания магазинных окон и дверей согласно представленному вместе с прошением плану. К 1914 г. у правого крыла вдоль границы владения А. П. Капниста были помещены временные деревянные торговые палатки.

Основная деятельность по строительству и перестройке во время владения участком графа А.П. Капниста пришлась на соседнюю со зданием клуба постройку, в которой разместился кинотеатр «АРС». Граф Капнист занимается обустройством кинотеатра, поэтому подавал ряд прошений в городскую управу [9, ед. 49; ед. 50]. На планах, приложенных к этим делам Московской Городской Управы, можно увидеть и часть интересующего нас здания. По ним видно, что к этому времени уже было возведено торговое одноэтажное здание во дворе клуба между крыльями-флигелями, а также обозначен забор, разделявший владения клуба и графа А. П. Капниста.

После революции на фронтоне белый герб республики сменил золоченый графский герб Разумовских [10, с.], в 1919 г., была проведена реставрация залов, а в 1924–1926 гг. восстановлена белокаменная ограда и снесены торговые помещения, закрывавшие фасад здания с 1911 г. Тогда же на ворота были возвращены белокаменные львы.

В послереволюционное время зданию, получившему новый статус, требовался ремонт. В марте 1922 г. осмотр крыши Комиссией Трёх в доме 61 на Тверской выявил, что крыша пока пребывает в удовлетворительном состоянии, но весной потребует частичного ремонта и покраски [9, ед. 57]. Затем в Главмузей было дважды подано сообщение [9, ед.58] о том, что зданию бывшего Английского клуба необходим ремонт стен и крыши, а также очистка двора от остатков разрушенных зданий и другого мусора.

На внешний облик ансамбля в 1940-е гг. сильно повлияла реконструкция улицы Горького [14, с. 62]. Бывший Английский клуб оставался центром фасадной застройки на участке до Пушкинской площади, но у здания отсекли по половине боковых флигелей и перенесли на новую линию ограду со львами на воротах [14, с.63]. Фасады усеченных флигелей некоторое время оставались без надлежащего оформления. Память об этом сохранилась на фотографиях, которые также позволяют увидеть, насколько сократилась территория, прилежащая к фасаду здания.

Рис. 13. Вид в 1940-е гг.

В 1949 г. были построены музейные флигеля во дворе, а в 1952 г. у них появился второй этаж. В начале XXI в. в здании музея также проходили ремонтно-реставрационные работы, в ходе которых к 2015 г. был восстановлен исторический облик фасада и ограды главного здания, а также проведена реставрация фигур львов.

Изучение истории здания показало, что за время его существования внешний вид постройки неоднократно изменялся под влиянием комплекса факторов. Перестройки были вызваны сменой владельцев, их статуса, сменой функционала с жилой усадьбы на дворянский клуб, а затем музей, крупными городскими событиями, изменением уклада городской жизни и экономическими причинами.

Автор выражает благодарность Государственному центральному музею современной истории России, Центральному государственному архиву города Москвы и Государственному научно-исследовательскому музею архитектуры имени А.В.Щусева за предоставленную возможность ознакомиться с архивными материалами при подготовке настоящего исследования.

Библиография
1.
Бородкин Л.И. Виртуальная реконструкция монастырских комплексов Москвы: проекты в контексте DigitalHumanities // Вестник Пермского университета. Серия «История». 2014. № 3(26). С. 107–112.
2.
Бородкин Л.И., Жеребятьев Д.И., Ким О.Г., Мишина Е.М., Моор В.В., Остапенко М.Ю. Источниковедение и методологические аспекты виртуальной реконструкции исторической застройки центра Москвы: Страстная площадь, 1830-е гг. // Историческая информатика. 2015. № 1. С. 45–52.
3.
Виппер Б.Р. Введение в историческое изучение искусства. 3-е изд. М.: Издательство В. Шевчук. 2010. 368 с.
4.
ГНИМА им. А.В. Щусева. Ф.30. Оп.1. Д.160. Л.
5.
Васильчиков А. А. Семейство Разумовскихъ. Том 2. Спб., 1880. С.147-168.
6.
ЦГА г. Москвы. Ф.Т-1. Оп. 1. Д. 455.
7.
Гиляровский В. А. От Английского клуба к музею революции. М.: Изд. Музея революции, 1926. 54 с.
8.
Буторов А. В. Московский Английский клуб: Страницы истории. М.: Моск. англ.клуб. 1995. 280 с.
9.
ЦГА г. Москвы. Ф.Т-1.Оп.1.Д.457.
10.
Гиляровский В. А. Москва и москвичи. М., 1934.
11.
ГНИМА им. А.В. Щусева. Ф.28. Оп.2. Д.110.
12.
ГНИМА им. А.В. Щусева. Ф.30. Оп.1. Д.160. Л. 1-7.
13.
Белецкая Е. А., Покровская З.К. Д.И. Жилярди. М.: Стройиздат. 1980. 168 с.
14.
Архитектура Москвы 1933-1941 гг. / Автор-сост. Н. Н. Броновицкая. М.: Искусство-XXI век, 2015. 320 с.
15.
Москва: Архитектурный путеводитель / И. Л. Бусева-Давыдова, М. В. Нащокина, М. И. Астафьева-Длугач. М.: Стройиздат, 1997. 512 с.
16.
ЦГА г. Москвы. Ф.Т-1.Оп.1.Д.456
References
1.
Borodkin L.I. Virtual reconstruction of the monastic complexes of Moscow: projects in the context of DigitalHumanities // Bulletin of the Perm University. Series "History". 2014. No. 3(26). pp. 107–112.
2.
Borodkin L.I., Zherebyatiev D.I., Kim O.G., Mishina E.M., Moor V.V., Ostapenko M.Yu. Source study and methodological aspects of the virtual reconstruction of the historical buildings of the center of Moscow: Strastnaya Square, 1830s. // Historical informatics. 2015. No. 1. P. 45–52.
3.
Vipper B.R. Introduction to the historical study of art. 3rd ed. M.: Publishing house V. Shevchuk. 2010. 368 p.
4.
GNIMA them. A.V. Shchusev. F.30. Op.1. D.160. L.
5.
Vasilchikov A. A. The Razumovsky family. Volume 2. St. Petersburg, 1880. S. 147-168.
6.
Central State Administration of Moscow. F.T-1. Op. 1. D. 455.
7.
Gilyarovsky V. A. From the English Club to the Museum of the Revolution. M.: Ed. Museum of the Revolution, 1926. 54 p.
8.
Butorov A. V. Moscow English Club: Pages of History. M.: Mosk. English club. 1995. 280 p.
9.
Central State Archive of Moscow. F.T-1.Op.1.D.457.
10.
Gilyarovsky V. A. Moscow and Muscovites. M., 1934.
11.
Archive of Schusev State Museum of Architecture. F.28. Op.2. D.110.
12.
Archive of Schusev State Museum of Architecture. F.30. Op.1. D.160. L. 1-7.
13.
Beletskaya E. A., Pokrovskaya Z.K. DI. Gilardi. Moscow: Stroyizdat. 1980. 168 p.
14.
Architecture of Moscow 1933-1941. / Author-comp. N. N. Bronovitskaya. M.: Art-XXI century, 2015. 320 p.
15.
Moscow: Architectural Guide / I. L. Buseva-Davydova, M. V. Nashchokina, M. I. Astafyeva-Dlugach. Moscow: Stroyizdat, 1997. 512 p.
16.
Central State Archive of Moscow. F.T-1.Op.1.D.456

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Трехмерное моделирование за последние годы получило широкое распространение в историко-культурных исследованиях и превратилось из своеобразной экзотики в научный метод исследования и сохранения историко-культурного наследия. Как отмечается в рецензируемой статье, в исторической урбанистике посредством 3D-моделирования осуществляется реконструкция городского пространства в различные исторические периоды. В статье рассматривается архитектурная история одного из зданий на Тверской улице Москвы, неоднократно перестраивавшегося и менявшего свое назначение.
Методология статьи определяется прежде всего тем, что исследование проводится в русле научной реконструкции, где основное внимание обращается на историческую достоверность и создание адекватной источниковой базы для последующих методических процедур. В соответствии с этим тщательно изучена история особняка, выявлены достоверные нарративные и изобразительные источники для его реконструкции, создана соответствующая методика их обработки и представления.
Актуальность работ определяется необходимостью и возможностью на современном уровне развития информационных технологий создавать адекватные трехмерные модели исторических зданий и сооружений, восстанавливая на этой основе городское пространство. Применительно к Москве имеется много примеров подобных исследований, рецензируемая статья добавляет еще одну страницу в развитие этой сферы изучения истории города.
Новизна работы заключается в том, что впервые рассматривается архитектурная история особняка на Тверской улице 21, здания, широко известного под различными названиями и выполнявшего различные назначения в разные исторические эпохи, представляющего высокую значимость для российской истории и культуры.
Структуру статьи можно назвать классической для подобных исследований, связанных с виртуальными историческими реконструкциями. Изложение начинается с постановки проблемы, далее рассматривается история здания, вписанная в контекст различных исторических эпох. Именно в этом доме размещался «легендарный дворянский Московский Английский клуб», как характеризует его автор статьи. Весьма символичным представляется и тот факт, что сегодня там располагается музей современной истории России. Далее в статье подробно рассматривается источниковая база работы, в которой наблюдаются некоторые противоречия и отсутствие части нужной информации. Первоначально была создана план-схема наиболее значимых изменений в архитектуре здания за все исторические периоды. Затем были выбраны наиболее подходящие варианты для дальнейшей реконструкции. Для воссоздания облика здания использовался широкий арсенал программного обеспечения, уже зарекомендовавшего себя в подобных исследованиях. В статье представлены результаты реконструкции для шести исторических периодов, начиная с 1830-х гг. и заканчивая 1940-ми. Все иллюстрации статьи отличаются высоким качеством. Работа написана хорошим академическим языком и стилем.
Библиография статьи (16 названий) содержит прежде всего ссылки на источники, использованные при реконструкции, основной массив которых составляют архивные материалы.
В статье не рассматриваются дискуссионные вопросы в связи с рассмотрением и использованием в ней оригинального материала, значительная часть которого впервые вводится в научный оборот.
Статья представляет собой яркий пример научной исторической реконструкции, которая, безусловно, займет достойное место среди подобных работ. Рецензируемая работа не содержит выраженных недостатков и полностью соответствует формату журнала «Историческая информатика». Нет сомнений в том, что к результатам опубликованной в статье исторической реконструкции будет проявлен большой интерес читателей. Статья рекомендуется к публикации.