Читать статью 'К вопросу об имплементации моделей судебной медиации в административный процесс ' в журнале NB: Административное право и практика администрирования на сайте nbpublish.com
Рус Eng Cn Перевести страницу на:  
Please select your language to translate the article


You can just close the window to don't translate
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

NB: Административное право и практика администрирования
Правильная ссылка на статью:

К вопросу об имплементации моделей судебной медиации в административный процесс

Куценко Татьяна Михайловна

ORCID: 0000-0002-4282-2059

кандидат юридических наук

доцент, кафедра гражданско-правовых дисциплин, Центральный филиал Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования "Российский государственный университет правосудия"

394000, Россия, Воронежская область, г. Воронеж, ул. 20 Лет Октября, 95

Kutsenko Tatyana Mikhailovna

PhD in Law

Docent, the department of Civil Law Disciplines, Russian State University of Justice

Voronezh, st. 20 years of October, 95

kutsenko.tatyana@bk.ru

DOI:

10.7256/2306-9945.2021.4.37390

Дата направления статьи в редакцию:

25-01-2022


Дата публикации:

10-02-2022


Аннотация: В данной статье рассматриваются вопросы возможной имплементации уже апробированных моделей судебной медиации в международной практике применительно к административным спорам. Анализируются модели судебной медиации, выделяются их достоинства и недостатки. Также обозначаются сферы и категории административных дел, по которым возможно рассмотрение вопроса о судебной медиации, в заключении приводится авторский вывод и взгляд на проблему. Интеграция медиации в судебный процесс возможна не только в качестве отдельной процедуры – в ряде стран широко распространена практика применения судьями медиационной технологии (in-house meditation), представляющей собой особый подход к построению диалога со сторонами по делу, нацеленный на урегулирование конфликта между ними в рамках судебного разбирательства. Проанализировав существующие точки зрения в научной литературе, представляется возможным выделить следующие критерии, которые обеспечивают возможность имплементации примирительных процедур в административном процессе: отсутствие в законе прямого запрета на использование медиативных процедур; отсутствие нарушений публичного интереса в сочетании с соблюдением (не нарушением) прав и законных интересов других лиц; наличие соответствующей компетенции у должностного лица на проведение примирительной процедуры, предусмотренной нормативно; нормативно-правовое закрепление возможности проведения примирительной процедуры; четкое следование должностным лицом целям, обусловленным его компетенцией и профессиональной деятельностью (предметной, субъектной, территориальной и временной).


Ключевые слова:

медиация, медиативные процедуры, имплементация, модели, судебная медиация, примирительные процедуры, судья, действующий закон, административное судопроизводство, интеграция

Abstract: This article examines the possibility of implementation of the models of judicial mediation tested in international practice applicable to administrative disputes. Analysis is conducted on the models of judicial mediation, their merits and flaws. The author outlines the spheres and categories of administrative cases that may require judicial mediation, as well as provides original perspective upon the problem. The integration of mediation into judicial process is feasible not only as a separate procedure – a number of countries features such mediation technique as in-house-mediation, which represents a peculiar approach towards establishing dialogue between the parties to the case aimed at conflict resolution within the framework of judicial proceedings. The analysis of the existing points of view in scientific literature reveals the following criteria that ensure the possibility of implementation of conciliation procedures in the administrative process: absence in the law of a direct ban on the use of mediation procedures; absence of violations of public interest along with observance of the rights and legitimate interests of other parties; competence of the official to conduct conciliation procedure set in the regulatory framework; normative legal consolidation of the possibility of conducting conciliation procedure; strict adherence by the official to the objectives determined by their competence and professional activity (objective, subjective, territorial, and temporal).



Keywords:

mediation, mediation procedures, implementation, models, judicial mediation, conciliation procedures, judge, current law, administrative proceedings, integration

В настоящее время активно внедряются в судебный процесс процедуры медиации, судьи при рассмотрении споров содействуют примирению сторон, а в судах и на их сайтах размещено немало информации о возможности обратиться к институту медиации. Однако востребованность в процедуре медиации все еще остается достаточно низкой, а в сфере публичных интересов практически не используется.

КАС РФ предусматривает в статье 137 возможность примирения сторон и заключения соглашения о примирении. При этом практика в данном случае пока проходит активную стадию апробации и складывается неоднозначно. Так как законодательно не определены многие теоретические аспекты – конкретные медиативные процедуры, требования к медиатору, случаи, не допускающие процедуры медиации и др.

При этом важно сделать акцент на том, что собой представляет судебная медиация. Это соответствующая примирительная процедура, существующая в рамках судебной системы, осуществляемая после начала судебного разбирательства по инициативе суда или лиц, участвующих в деле, либо до его начала в качестве обязательного досудебного порядка по определенным, установленным в законе категориям дел [1, с. 68].

Анализ мировой практики позволяет выделить несколько подходов, отличающихся друг от друга, прежде всего, местом проведения медиационной процедуры и статусом посредника: 1) «частная медиация в рамках судебного процесса» (данный подход характеризуется тем, что для проведения примирительной процедуры стороны или суд привлекают в качестве медиаторов независимых посредников, состоящих в саморегулируемых организациях медиаторов или занимающихся частной практикой; сама же процедура проводится вне здания суда); 2) «медиация, инкорпорированная в судебный процесс» (отличительной особенностью этого варианта реализации судебной медиации можно считать то, что примирительная процедура проводится непосредственно в помещении суда его сотрудниками, в том числе судьями (как действующими, так и находящимися в отставке)); 3) «интеграция медиационной технологии в судебный процесс» (медиатором выступает непосредственно судья, рассматривающий дело) [2, с. 126].

Проанализируем особенности вышеупомянутых моделей реализации судебной медиации, для выявления их особенностей и возможностей имплементации.

1. Ассоциированная модель медиации выражается в сотрудничестве судов с частнопрактикующими медиаторами, успех которого гарантируется существованием системы контроля за соблюдением посредниками норм действующего законодательства и профессиональной этики. В качестве гаранта выступает партнерская организация, задача которой состоит в обеспечении суду и сторонам высокого качества проводимой примирительной процедуры, а также гарантировании наличия у примирителя необходимых знаний (компетенции) для урегулирования конфликта. В случае отсутствия такой организации ее функции берет на себя государство в лице судов или каких-либо иных органов. Отличительной чертой этого варианта реализации судебной медиации служит наличие в распоряжении суда и лиц, участвующих в деле, реестров медиаторов. Данные реестры представляют собой специальные списки медиаторов, которые содержат в себе сведения о посредниках, допущенных к проведению судебной медиации. За их ведение отвечают председатели судов, которые, в свою очередь, получают необходимую информацию от саморегулируемых организаций медиаторов (такая схема реализована, в частности, в Нидерландах) либо государственных органов (подобный подход действует, например, в Австрии и Португалии).

Для того чтобы выбор примирительной процедуры стал более осознанным, в судах, помимо реестров, нередко создаются консультационные службы с так называемыми «конфликт-менеджерами» – судебными координаторами, в задачи которых входит содействие сторонам в выборе конкретного медиатора, установление с ним первоначального контакта, курирование хода процедуры и доведение до суда сведений о ее результатах. Наконец, существенной особенностью ассоциированной медиации выступает ее платный характер, делающий примирительную процедуру выгодной, прежде всего, для частных медиаторов, но не для участников спора. Размер оплаты услуг примирителя, как правило, решается сторонами самостоятельно и устанавливается в соглашении о проведении процедуры медиации, которое подписывают все ее участники.

К преимуществам ассоциированной медиации можно отнести следующие моменты: проведение судебной примирительной процедуры профессиональными медиаторами; обеспечение посредством системы контроля за соблюдением посредниками норм действующего законодательства и профессиональной этики высокого качества проводимой примирительной процедуры; существование реестров медиаторов, позволяющих легко и быстро найти подходящего для участников спора примирителя [3, с. 11].

К недостаткам этой модели, в свою очередь, стоит указать: платный характер примирительной процедуры, делающий ее выгодной для частных медиаторов, но не для участников спора; высокая вероятность невостребованности данной примирительной процедуры в случае неразвитости механизмов стимулирования применения судебной медиации.

Как представляется, данная модель в меньшей степени может быть адаптирована в сферу разрешения административных споров.

2. Интегрированная модель медиации, в соответствии с которой суды преобразуются в соответствующие «центры урегулирования споров», предлагающие не только судебное разбирательство как традиционный вариант разрешения конфликтов, но и иные процедуры урегулирования споров – в частности, судебную медиацию. Авторы концепции считают, что стороны спора должны иметь возможность выбрать наиболее подходящую процедуру для урегулирования конкретного конфликта, поскольку судебное решение, принятое в соответствии с законом, не всегда дает такие положительные результаты, на которые рассчитывают участники спорного правоотношения. Стоит заметить, что примирительная процедура предлагается сторонам спора непосредственно в помещении суда. Нередко выбор такой процедуры происходит после консультации с конфликт-менеджером, которым может быть как отдельный специалист суда, так и судья, к которому дело поступило на рассмотрение. В его задачу входит определение наиболее подходящего способа урегулирования спорного правоотношения (в том числе посредством решения вопроса о медиабельности спора, переданного на рассмотрение в суд).

Помимо этого, отличительными особенностями интегрированной медиации являются ее бесплатность для участников процесса, чьи расходы, как правило, сводятся лишь к оплате госпошлины, а также непродолжительный характер – проводимая сотрудниками суда примирительная процедура редко когда проводится дольше нескольких заседаний, длительность которых не превышает двух-трех часов.

Наконец, немаловажной чертой этой модели является тот факт, что в качестве медиатора может выступать как судья (действующий или находящийся в отставке), так и иной сотрудник суда.

Практика проведения судебной медиации непосредственно судьями распространена в современной Германии и Финляндии, а также в некоторых штатах США [4, с. 42]. Здесь важно подчеркнуть, что в целях соблюдения принципов медиации (прежде всего, принципа конфиденциальности) не допускается проведение примирительной процедуры компетентным судьей, то есть судьей, рассматривающим данное дело.

Некоторые страны (в том числе Россия) практикуют привлечение судей, находящихся в отставке, в качестве судебных медиаторов. Объясняется это, прежде всего, тем, что большинство таких лиц находятся в работоспособном возрасте, и потому накопленный ими опыт (наряду с профессиональной квалификацией) можно применить с пользой для общества в целом и судебной системы в частности.

Следует обратить внимание, что реализация такого подхода требует установления в законе положения о необходимости обязательного прохождения судьями в отставке, желающими стать медиаторами, курсов обучения медиации, иначе возникает риск проведения ими примирительной процедуры с нарушением правил, а, следовательно, и принципов медиации. Однако законодатель не предусмотрел такой важный аспект.

Стоит отметить, что сторонники привлечения сотрудников аппарата суда в качестве примирителей развивают данный подход не только за рубежом, но и в нашей стране – например, А.Н. Кузбагаров указывает на то, что в аппаратах судов работают помощники судей, в компетенцию которых входит, в частности, знакомство с сутью предстоящего судебного разбирательства – потому логично было бы наделить их функциями по примирению сторон. Существенным плюсом в таком случае выступило бы исключение из процесса примирения судей, которые смогут осуществлять правосудие, не отвлекаясь на попытки урегулировать спор посредством примирительных процедур.

Интеграция медиации в судебный процесс возможна не только в качестве отдельной процедуры – в ряде стран широко распространена практика применения судьями медиационной технологии (in-house meditation), представляющей собой особый подход к построению диалога со сторонами по делу, нацеленный на урегулирование конфликта между ними в рамках судебного разбирательства.

Как видится, данная модель может быть интегрирована в административный процесс. Рассмотрим достоинства и недостатки исследуемой модели.

Достоинства интегрированной медиации проявляются в следующем: а) возможность урегулировать спор непосредственно в ходе судебного заседания; б) отсутствие каких-либо дополнительных затрат, связанных с организацией проведения примирительной процедуры; в) утверждение судом соглашения, заключаемого в случае успешного применения медиационных технологий, в том же судебном заседании; г) возможность медиатора ознакомиться со всеми материалами дела, которые не покидают здания суда.

Упущения данной модели выражаются в таких моментах, как: а) неопределенность в вопросе о том, кто выступает судебным медиатором (поскольку первостепенная задача судьи заключается в осуществлении правосудия, а не в примирении сторон); б) привлечение же в качестве судебных примирителей судей в отставке требует дополнительных бюджетных средств, что представляется не простой задачей, требующей заблаговременного планирования; в) необходимость прохождения сотрудниками суда, желающими стать судебными медиаторами, длительных курсов, позволяющих приобрести знания и навыки, необходимые для этой работы; г) опасность формального подхода посредников к примирению спорящих сторон по причине ограниченности во времени; д) невозможность соблюдения в ходе применения медиационных технологий принципов, на которых основывается процедура медиации (например, конфиденциальность не соотносится с гласностью судебного разбирательства) [5, с. 118].

Имеется также практика сочетания моделей, например, в Белоруссии, где каждый подход дополняет друг друга. Что же касается России, то с учетом невостребованности альтернативных (по отношению к судебному разбирательству) процедур урегулирования спора, наиболее подходящим вариантом для нашей страны может стать внедрение и развитие интегрированной модели, особенно если мы говори о разрешении административных споров, но для этого она должна быть доработана и адаптирована под российские реалии и особенности.

В науке существует достаточно большое количество мнений авторитетных ученых, которые выступают против применения судебной медиации по административным делам. Но при этом все чаще стали появляться научные мнения, допускающие такую возможность по отдельным категориям дел, например, А.Б. Зеленцов считает, что институт примирения может иметь место в административном споре.

Проанализировав существующие точки зрения в научной литературе, отметим следующие критерии, которые обеспечивают возможность имплементации примирительных процедур в административном процессе: отсутствие в законе прямого запрета на использование медиативных процедур; отсутствие нарушений публичного интереса в сочетании с соблюдением (не нарушением) прав и законных интересов других лиц; наличие соответствующей компетенции у должностного лица на проведение примирительной процедуры, предусмотренной нормативно; нормативно-правовое закрепление возможности проведения примирительной процедуры;

четкое следование должностным лицом целям, обусловленным его компетенцией и профессиональной деятельностью (предметной, субъектной, территориальной и временной).

Однако можно выделить разновидности административных споров, когда использовать примирительные процедуры не целесообразно, к таковым он относит: а) споры о законности нормативных актов; б) в случае отсутствия соответствующей компетенции у должностного лица, рассматривающего спор; в) при указании в законе на невозможность рассмотрения спора в порядке медиации.

Таким образом, проанализировав научную литературу и практику правового применения, целесообразно выделить следующие категории административных споров в рамках административно-процессуальных отношений, по которым возможна имплементация интегрированной модели примирительных процедур: а) лицензирование отдельных видов деятельности, б) выдача различных специальных разрешений, в) государственная регистрация объектов и прав на них, г) взимание обязательных платежей (налогов, сборов, пошлин), д) разрешение споров между соответствующими органами публичного управления и физическими лицами (организациями), обусловленные наличием разногласий по техническим, финансовым и иным специальным вопросам, (например, оценка стоимости имущества), е) соблюдение лицом специальных технических и иных обязательных требований при эксплуатации различных объектов и оборудования, ж) соответствие подготовленной лицом специальной документации (проектной, технической) установленным нормативным требованиям, з) правильность исчисления налога, сбора или пошлины, наличия имущественного или иного ущерба, причиненного государству, муниципальному образованию, физическому или юридическому лицу. Как представляется, процедуры примирения также актуальны и при разрешении служебных споров, например, в органах внутренних дел в случае, когда привлечение к административной ответственности оказывает негативное влияние на репутацию сотрудника и не наносит вреда публичным интересам ведомства, а напротив позволяет выявить и разрешить системные проблемы в органах исполнительной власти. Поэтому, для возможности применения примирительных процедур в административном процессе, необходимо системное реформирование действующего законодательства с включением статей в нормативно-правовые акты, позволяющие осуществить данную процедуру.

Библиография
1.
Мачучина О.А. Медиация и судебное примирение как разновидности примирительных процедур, в рамках Постановления Пленума ВС РФ № 1 от 18 января 2018 г. // Российская юстиция. – 2018. – № 4. – С. 68-70.
2.
Нагорных Р.В. К вопросу о перспективах имплементации процедуры медиации в производство по делам об административных правонарушениях Российской Федерации // Человек: преступление и наказание. – 2014. – № 4 (87). – С. 126.
3.
Шеянов В.Г., Велькина М.В. Преимущества медиации // Отечественная юриспруденция. – 2016. – № 5. – С. 11.
4.
Загайнова С.К., Малюшин К.А. Медиация в гражданском процессе : опыт Финляндии и России // Арбитражный и гражданский процесс. – 2013. – № 8. – С. 42.
5.
Носырева Е.И., Фильченко Д.Г. Основные положения концепции об институте примирения сторон в гражданском процессе (часть первая) // Вестник гражданского процесса. – 2015. – № 1. – С. 118.
References
1.
Machuchina O.A. Mediation and judicial reconciliation as types of conciliation procedures, within the framework of the Resolution of the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation No. 1 of January 18, 2018 // Russian Justice.-2018.-No. 4.-pp. 68-70.
2.
Nagornykh R.V. On the prospects for the implementation of the mediation procedure in proceedings on administrative offenses of the Russian Federation // Man: crime and punishment. – 2014. – № 4 (87). – P. 126.
3.
Sheyanov V.G., Elkina M.V. Advantages of mediation // Domestic jurisprudence.-2016.-No. 5.-p. 11.
4.
Zagainova S.K., Malyushin K.A. Mediation in the civil process: the experience of Finland and Russia // Arbitration and civil process.-2013.-No. 8.-p. 42.
5.
Nosyreva E.I., Filchenko D.G. The main provisions of the concept of the institute of reconciliation of the parties in the civil process (part one) // Bulletin of Civil Procedure.-2015.-No. 1.-p. 118

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования
Статья посвящена изучению вопроса имплементации моделей судебной медиации в административный процесс. Одновременно необходимо отметить недостаточность охвата предмета исследования, имея в виду то, что специфика административного процесса отражена в неадекватно скромных объемах в финальной части статьи.
Методология исследования
В статье применены анализа, обобщения, метод абстрагирования, методы индукции, дедукции, моделирования, дескриптивный методы.
Актуальность
Тематика в целом обладает актуальностью в силу необходимости проведения исследования имплементации моделей судебной медиации в административный процесс. В этом же ключе актуален анализ ошибок, недостатков применяющейся модели регуляции, в том числе установленных гарантий.
Научная новизна
Научная новизна в статье присутствует фрагментарно в виде собственных авторских суждений в отношении проблематики, связанной с имплементацией моделей судебной медиации в административный процесс. Вместе с тем следует положительно отметить стремление автора подчеркнуть особенности исследуемых феноменов, их значимость для научного анализа, систематичность построения методологического аппарата (в вышеобозначенных пределах). Кроме того, автор практически везде вставляет собственные ремарки, охотно дает оценки.
Стиль статьи соответствует требованиям к публикациям юридического профиля.
Структура статьи в целом выдержана. Вместе с тем хотелось бы порекомендовать автору расширить спектр материала, посвященного медиации именно в административном процессе. В представленной редакции усматривается значительной крен в сторону общетеоретических аспектов медиации (видовая классификация и характерные особенности). В обосновании нуждаются данные о целесообразности применения той или иной модели медиации.
В содержательном отношении необходимо отметить следующее. Автор представил интересный и при этом весьма лаконичный материал по тематике медиации. Заслуживают внимания тезисы автора о классификациях форм медиации, практиках их применения. Вместе с тем должен расширен практико-ориентированный блок исследования. Неприемлемым представляется обозначение вопросов, связанных с непосредственным предметом исследования в финальной части работы путем приведения категорий административных правонарушений, в отношении которых могут быть применены процедуры медиации.
Библиографии достаточно.
Апелляционный блок отсутствует. Статья имеет описательно-аналитический характер.
Выводы, интерес читательской аудитории
Статья отражает весьма интересный и полезный с точки зрения научного анализа и правоприменительных практик срез проблематики, относящейся к имплементации моделей судебной медиации в административный процесс. В этом плане работа автора соответствует требованиям актуальности и новизны. В качественном отношении материал в целом неплохо проработан. Следует отметить, что автор владеет юридической лексикой. На этой основе, считаю, что материал может быть рекомендован к публикации. При этом предлагается внести соответствующие изменения с учетом сделанных предложений и замечаний с тем, чтобы обеспечить необходимый баланс объемов материала.