Читать статью 'Развитие социокультурной инфраструктуры в сельских поселениях Тобольской и Томской губерний в начале XX в.: сравнительный анализ' в журнале Genesis: исторические исследования на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1628,   статей на доработке: 220 отклонено статей: 300 
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Развитие социокультурной инфраструктуры в сельских поселениях Тобольской и Томской губерний в начале XX в.: сравнительный анализ

Татарникова Анна Ивановна

кандидат исторических наук

старший научный сотрудник, ФГБУН "Тобольская комплексная научная станция УрО РАН"

626152, Россия, Тюменская область, г. Тобольск, ул. Ак.Ю. Осипова, 15

Tatarnikova Anna Ivanovna

PhD in History

Senior Scientific Associate, Tobolsk Complex Scientific State of Ural Branch of the Russian Academy of Sciences

626152, Russia, Tyumenskaya oblast', g. Tobol'sk, ul. Ak. Yu. Osipova, 15

tatob777@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-868X.2022.1.37291

Дата направления статьи в редакцию:

05-01-2022


Дата публикации:

12-01-2022


Аннотация: Статья посвящена сравнительному анализу развития учреждений социокультурной инфраструктуры сельских населенных пунктов в двух губерниях Западной Сибири – Тобольской и Томской. Объектом исследования выступают сельские поселения региона, предметом – социокультурная инфраструктура названных населенных пунктов, представленная религиозными, образовательными, медицинскими и иными учреждениями. Целью работы стала сравнительная характеристика развития учреждений инфраструктуры в тобольских и томских селениях, выявление их общих и специфических черт. В основу методологии исследования положены принципы историзма, сравнительности, проблемности, объективности. Ключевым источником для написания работы выступили «Списки населенных мест» Тобольской и Томской губерний за 1903–1904 и 1911–1912 гг. Однотипные сведения, содержащиеся в «Списках», позволили провести анализ статистических данных о числе поселений, имевших разные элементы социокультурной инфраструктуры, по двум временным срезам, проследить изменения в развитии населенных пунктов в исторической динамике   Сделан вывод о более высоком уровне социокультурного развития селений Томской губернии по сравнению с Тобольской. Отмечена существенная разница между социокультурным развитием русских населенных пунктов и поселений коренных жителей региона (татар, ханты, манси и др.). Инфраструктура селений аборигенов оставалась слабой. В некоторых из них имелись лишь духовные учреждения (мечети) и школы при них. В целом, количество религиозных, школьных, медицинских, почтовых учреждений в сибирских поселениях увеличивалось, но их сеть еще оставалась разреженной, а темпы развития были медленными и не соответствовали темпам роста поселенческой сети региона.


Ключевые слова: социокультурная инфраструктура, сеть сельских поселений, Тобольская губерния, Томская губерния, социальное развитие, модернизация, религиозные учреждения, образовательно-просветительные учреждения, медицинские заведения, учреждения связи

Abstract: This article carries out a comparative analysis of the development of sociocultural infrastructure of rural localities in the two Western Siberian governorates – Tobolsk and Tomsk. The object of this research is the rural localities of the region, while the subject is their sociocultural infrastructure represented by religious, educational, medical care, and other institutions. The goal lies in comparative characteristics of the development of infrastructure facilities in Tobolsk and Tomsk rural localities, as well as determination of their common and specific features. The “Lists of Populated Localities” of Tobolsk and Tomsk governorates for 1903 – 1904 and 1911 – 1912 served as the key source for this research. Similar data contained in the aforementioned “Lists” allowed analyzing the statistical data on the number of localities that featured different elements of sociocultural infrastructure in two time samples, as well as tracing changes in the development of settlements in historical dynamics. The conclusion is made that in the level of sociocultural development of rural localities, Tomsk governorate was ahead of Tobolsk governorate. The author notes is a significant difference between the sociocultural development of Russian localities and settlements of the indigenous population of the region (Tatars, Khanty, Mansi, and other). The infrastructure of the indigenous population remained poorly developed. Some of them had only religious facilities, such as mosques, and schools under them. The number of religious, educational, medical care, and postal institutions in Siberian settlements was increasing; however, their network remained scarce, and the slow pace of development did not correspond to the growth rate of the settlement network of the region.



Keywords:

educational and educational institutions, religious institutions, modernization, social development, Tomsk Province, Tobolsk province, network of rural settlements, socio-cultural infrastructure, medical institutions, communication institutions

Введение

Последние несколько десятилетий российское село переживает непростые времена. Численность его жителей неуклонно сокращается, наблюдается отток молодежи в города, стареет население, закрываются (либо укрупняются за счет объединения с близлежащими поселениями) медицинские, образовательные учреждения, отделения связи, магазины и др.

Жизнеспособность многих сел и деревень во многом зависит от государственной поддержки, создания привлекательных экономических условий для сельчан, развития социальной (производственно-экономической и социокультурной) инфраструктуры. При решении последней проблемы важно учитывать исторический опыт предшествующих поколений в деле создания и поддержки функционирования различных учреждений и организаций, обеспечивающих условия жизнедеятельности населения.

Целью настоящей работы является проведение сравнительного анализа развития социокультурной инфраструктуры сельских поселений, выявление общих и специфических черт данного процесса в двух основных губерниях региона – Тобольской и Томской – на рубеже XIX–XX вв.

Выбор хронологических рамок исследования обусловлен тем, что в конце XIX – начале XX вв. Западная Сибирь переживала процесс интенсивной аграрной колонизации. Массовое переселение крестьян из центральной части страны на периферию привело к укрупнению уже существовавших и возникновению новых населенных пунктов на местах водворения новоселов. В Сибири большая часть переселенцев оседала на территории Тобольской и Томской губерний, что привело к расширению масштабов поселенческой сети названных административно-территориальных единиц, увеличению плотности селений в их границах.

Устроившись на новом месте, обзаведясь необходимыми жилыми и хозяйственными постройками, крестьяне стремились удовлетворить свои религиозные, образовательные и иные потребности, ходатайствуя перед местными властями о постройке церквей, часовен, школ грамоты, библиотек, лечебниц в их селении.

Рубеж XIX–XX вв. стал, таким образом, периодом интенсивного развития социокультурной инфраструктуры сельских поселений Западной Сибири. Под последней понимается совокупность объектов непроизводственной сферы (здравоохранения, образования, культуры и т.п.), способствующих воспроизводству духовных, интеллектуальных (через культурно-образовательную среду), физических свойств индивида, формированию его как личности.

В качестве основного источника по инфраструктуре сельских населенных пунктов Западносибирских губерний стали «Списки населенных мест» [7, 9–11]. Это массовый статистический источник, содержащий ценные сведения об элементах инфраструктуры в селах, деревнях, заимках, выселках, переселенческих поселках и других типах сельских поселений. На основе «Списков» были произведены подсчеты количества населенных пунктов, в которых имелись те или иные учреждения социокультурной инфраструктуры. Сравнительный анализ инфраструктуры тобольских и томский селений проведен по двум временным срезам – за 1903–1904 и 1911–1912 гг.

Основная часть

В конце XIX – начале XX вв. вслед за ускорением производственно-экономического развития сельских населенных пунктов Западной Сибири начинаются изменения в их социокультурных характеристиках. Причинами положительных сдвигов в социальной инфраструктуре стали ускорение экономического развития региона, начало активного использования его ресурсного потенциала для решения проблемы малоземелья в центральных областях страны, строительство Транссибирской железнодорожной магистрали, увеличение численности населения, постепенная трансформация традиционного уклада жизни сибиряков, рост их социальных и духовных потребностей.

Одним из самых распространенных элементов социокультурной инфраструктуры в сельской местности были религиозные учреждения. В зависимости от вероисповедания основной части жителей населенного пункта, названные учреждения были представлены православными церквями и часовнями, католическими храмами, старообрядческими молитвенными домами и «магометанскими» мечетями.

К 1903–1904 гг. на территории двух западносибирских губерний существовало 1949 населенных пунктов, имевших религиозные учреждения (23,2 % всей поселенческой сети края). Наиболее обеспеченной ими была Томская губерния. В 1904 г. религиозные учреждения присутствовали в каждом четвертом томском населенном пункте. В период с 1875 по 1911 гг. количество церквей выросло в 2,4 раза – с 471 до 1158 соответственно. Наибольшим количеством церквей отличалась поселенческая сеть Змеиногорского (храм имелся в каждом 2-м его селении) и Бийского уездов (в каждом 3-м селении), наименьшим – Каинского (в каждом 7-м).

В Тобольской губернии «божьи дома» имели меньшее распространение. Только в Тюменском уезде названный элемент инфраструктуры встречался в каждом втором населенном пункте. В остальных уездах земледельческой полосы Тобольской губ. богослужебные учреждения присутствовали в среднем в одном из пяти населенных пунктов. В северных Березовском и Сургутском уездах религиозные учреждения имелись в одном из каждых 15-ти и 32-х селений соответственно.

К 1911–1912 гг. «божьи дома» существовали в 2367 тобольских и томских поселениях (23,4 % от общего числа селений). Более плотной сетью учреждений религии отличались Бийский, Змеиногорский, Барнаульский, Тюменский и Ялуторовский уезды Западной Сибири.

В начале XX в. церковь начинает постепенно утрачивать свою главенствующую роль в жизни российского общества. В крестьянской среде наблюдалось отчуждение от церкви, проявлявшееся в равнодушии к таинствам исповеди и причастия [5, с. 131–151]. Дети и особенно молодежь появлялись в церкви сравнительно редко и потому не испытывали ее каждодневного влияния. Ученый и общественный деятель С. П. Швецов, описывая сибирские «вольные земли» начала XX в., отмечал: «Церквей в Сибири по деревням мало, что переселенцам не очень нравится: на каждую волость одна–две церкви, редко больше. Сибиряки не очень прилежны к церкви…» [14, с. 41]. Власти пытались усилить влияние государственной церкви на воспитание сельской молодежи через усиленное строительство церквей. Важно отметить, что, несмотря на несоблюдение некоторых церковных таинств, крестьянство в основной своей массе оставалось верующим и не только ратовало за постройку церкви в их селении, но и жертвовало на это посильные средства [13, с. 427].

В рассматриваемый период социокультурная инфраструктура сельских поселений существенно пополнилась образовательно-просветительными учреждениями. Развитие промышленности и торговли, совершенствование агрикультуры требовали все больше и больше грамотных людей. Восполнить образовательный вакуум можно было только через создание развитой сети учреждений образования.

Во второй половине XIX в. сеть образовательных учреждений региона была достаточно редкой. Так, в Тобольской губернии к 1880 г. только 7 % сельских поселений имели общеобразовательные школы, 1/3 деревень находилась на расстоянии до 10 верст от местонахождения школ, 2/3 селений располагались на таком расстоянии от школ, что дети не имели возможности их посещать [6, с. 252–253].

Введение в эксплуатацию Транссибирской железной дороги и рост переселенческого движения в конце XIX – начале XX в. актуализировали для правительства задачу культурного развития сибирского населения. С конца XIX в. начинается период наиболее плодотворного развития школьной сети в селениях. В 1894–1911 гг. в сельской местности Западной Сибири число официальных школ увеличилось с 1157 до 3096, т. е. на 167,7 %, а количество учащихся в них – с 33 036 до 140 951 (на 326,6 %). Рост системы образования в селах Западной Сибири стал опережать темпы ее развития в местных городах (соответствующие показатели составили в последних 162,4 и 241,5 %) [2, с. 125].

В 1903–1904 гг. образовательные учреждения действовали в 2210 населенных пунктах Томской и Тобольской губерний. В среднем учебное заведение имелось в одном из четырех селений изучаемого региона. В Томской губ. образовательные учреждения входили в инфраструктуру каждого третьего населенного пункта. В Тобольской губ. школьная сеть развивалась хуже, чем в Притомье. За период с 1903–1904 по 1911–1912 гг. в Томской и Тобольской губерниях учебные заведения появились еще в 114 населенных пунктах. По мере продвижения на север плотность школьной сети ослабевала. Если в южных уездах Тобольской губернии школа имелась в каждом 13-м поселении, то в северных Березовском – в каждом 20-м, Сургутском – в 38-м.

В начале XX столетия, наряду с количественными, начались качественные изменения школьной сети. Школы низшего типа заменялись или преобразовывались в училища, срок обучения в которых был дольше, а учебная программа обширнее. Позиции церковных школ ослабевали, а «министерских», наоборот, усиливались. Стремление все большей части сельских жителей получить хотя бы начальное образование стало одним из свидетельств кризиса традиционного общества и начала перехода к обществу современному.

Значительный вклад в развитие школьной сети внес Комитет Сибирской железной дороги, выделявший средства на открытие школ Министерства народного просвещения, особенно в Тюкалинском и Тарском уездах Тобольской губернии. К 1906 г. на средства Комитета, выделенные благотворительному Фонду имени Императора Александра III, в Сибири было построено 244 церковных и 164 школьных здания [8, с. 111].

Способствовало развитию образования создание во многих городах активных обществ содействия народному просвещению, открытие новых учительских институтов и семинарий.

Тяга крестьян к грамотности порождала потребность в чтении. В деревнях и селах начали создаваться библиотеки, читальни [3, с. 331]. К 1903 г. в Тобольской губернии библиотеки и читальни существовали в 78 населенных пунктах, т. е. в каждом 61-м селении. К 1912 г. число населенных пунктов Тобольской губернии, в инфраструктуру которых входили библиотеки, увеличилось в 1,4 раза. При этом плотность библиотечной сети выросла. В среднем по губернии одна библиотека приходилась на 48 поселений.

Фрагментарность данных о численности библиотек Томской губернии лишает возможности сравнить уровень развития ее библиотечной сети с аналогичной в Тобольской губернии. Предположительно, чем выше был уровень экономического развития населенных пунктов, тем чаще в их инфраструктуре встречались библиотеки и другие просветительные учреждения.

В плачевном состоянии находилась в изучаемый период сеть медицинских учреждений сельской местности западносибирского края. Согласно нашим подсчетам, к 1903–1904 гг. в Томской и Тобольской губерниях насчитывалось всего 83 населенных пункта, в которых функционировали медицинские учреждения. В среднем одно лечебное учреждение приходилось на 101 поселение. При этом в Тобольской губ. медицинские учреждения действовали в одном из каждых 84 населенных пунктов, а в Томской – в одном из 140. Столь разреженная медицинская сеть, конечно, не удовлетворяла все потребности медицинского обслуживания населения. В Томской губ. за период с 1904 по 1911 г. число медицинских учреждений выросло в три раза. В 1911 г. лечебные заведения присутствовали в каждом шестьдесят первом ее селении.

Более высокой плотность сети медицинских учреждений была в экономически развитых районах Западной Сибири, через которые проходил Транссиб [1, с. 15]. Здесь врачебные участки имели меньший радиус действия, нежели в северных районах, что делало врачебную помощь более доступной.

Среди образованных людей того времени встречалось немало сельских жителей, ратовавших за развитие профессионального медицинского обслуживания [12, с. 72]. Все большая часть крестьян сознавала необходимость вакцинации как средства профилактики различных болезней. Нередко сельские и волостные крестьянские общества содержали сельские медицинские учреждения и их персонал на собственные средства [4, с. 69].

Социокультурное развитие сельских поселений Западной Сибири нашло свое проявление в работе учреждений связи: почтовых или телеграфных контор, почтово-телеграфных отделений, телефонных станций. Названные учреждения входили в инфраструктуру административных, экономических центров региона. Часто подобный элемент социальной инфраструктуры присутствовал в селениях, расположенных вдоль крупных почтовых и земских трактов.

К 1903–1904 гг. на территории Томской и Тобольской губерний насчитывалось 149 населенных пунктов, имевших учреждения связи. Почтово-телеграфные учреждения функционировали в одном из каждых 58 томских населенных пунктов, в одном из каждых 55 тобольских селений. В период с 1904 по 1911 г. в Томской губ. число населенных пунктов, в которых существовали учреждения почтово-телеграфного обслуживания, выросло с 63 до 93, или почти в 1,5 раза.

Развитие сети учреждений связи оказало влияние на расширение внешнего круга общения западносибирских крестьян, увеличивало их потребность в образовании, приобретении знаний об окружающем мире, в путешествиях.

В экономически развитых районах Западной Сибири существовало немало населенных пунктов с богатой инфраструктурой. К примеру, в Бийском уезде Пристанской волости в с. Усть-Чарышская Пристань, где проживало около 12-ти тыс. жителей, имелись церковь, 2 образовательных учреждения, телеграф, аптека, 2 фотоателье, библиотека и пр.

Важно отметить, что социокультурное развитие поселений коренных жителей региона (татар, ханты, манси и др.) оставалось слабым. Из учреждений инфраструктуры в некоторых из них имелись лишь духовные учреждения (мечети) и школы при них.

Заключение

Таким образом, в начале XX в. наиболее развитой в социокультурном отношении в Томской губернии являлась поселенческая сеть Змеиногорского, Бийского и Барнаульского уездов, в Тобольской – сеть поселений Ишимского, Курганского, Ялуторовского и Тюкалинского уездов. Наиболее динамично развивалась социокультурная инфраструктура Тюменского уезда, через который прошла знаменитая сибирская «чугунка». Слабым уровнем социокультурного развития отличались северные уезды региона – Березовский, Сургутский и Томский. В последнем из-за малонаселенного Нарымского края, входившего в состав уезда, учреждения социокультурной инфраструктуры практически отсутствовали.

В Тобольской губернии по сравнению с Томской более развитой была сеть медицинских учреждений. Что касается религиозных и образовательных учреждений, почты, телеграфа, библиотек, то по их численности и плотности пальму первенства удерживала Томская губерния, социокультурная инфраструктура которой оказалась более развитой, чем в Тобольской губернии.

В целом, в рассматриваемый период произошли существенные изменения в развитии социокультурной инфраструктуры сельских поселений Западной Сибири. Количество религиозных, школьных, медицинских, почтовых учреждений последовательно увеличивалось, но их сеть еще оставалась разреженной, а темпы развития были медленными и не соответствовали темпам роста поселенческой сети региона.

Библиография
1.
Бова А. А., Олейниченко В. Ф. Очерки по истории здравоохранения Томской обл. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1986. 152 с.
2.
Зверева К. Е. Грамотность крестьянства Западной Сибири в период капитализма // Образ жизни сибирского крестьянства периода разложения феодализма и развития капитализма. Новосибирск: Новосиб. пед. ин-т, 1983. С. 116–128.
3.
Крестьянство Сибири в эпоху капитализма. Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1983. 399 с.
4.
Нагнибеда В. Я. Поселения сельского типа и их благоустройство // Томская губерния и ее производительные силы. Томск: Типо-лит. Том. жел. дороги, 1922. 125 с.
5.
Островская Л. В. Источники для изучения отношения сибирских крестьян к исповеди (1861–1904 гг.) // Исследования по истории общественного сознания эпохи феодализма в России. Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние,, 1984. С. 131–151.
6.
Памятная книжка Тобольской губ. на 1884 г. Тобольск: Тоб. губ. стат. ком., 1884. 408 с.
7.
Памятная книжка Томской губ. на 1904 г. Томск: Изд. Том. губ. стат. ком., 1904. 268 с.
8.
Соловьева Е. И., Константинов Д. В. Деятельность Фонда им. Императора Александра III в церковно-школьном строительстве Сибири // Культурный потенциал Сибири в досоветский период. Новосибирск: Изд-во Новосиб. пед. ин-та, 1992. С. 105–114.
9.
Список населенных мест Тобольской губ. Тобольск: Изд. Тобол. губ. стат. ком., 1904. 341 с.
10.
Список населенных мест Тобольской губ. Тобольск: Изд. Тобол. губ. стат. ком., 1912. 634 с.
11.
Список населенных мест Томской губ. на 1911 г. Томск: Изд. Том. губ. стат. ком., 1911. 576 с.
12.
Федотов Н. П. Очерки по истории здравоохранения Сибири. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1975. 259 с.
13.
Шамахов Ф. Ф. Динамика развития общеобразовательной школы Западной Сибири в конце XIX – начале XX в. // Ученые записки Томского педагогического института. Томск: Том. пед. ин-т, 1955. Т. 13. С. 426–429.
14.
Швецов С. П. Сибирь, кто в ней живет и как живет. СПб.: Печатня т-ва «Ш. Буссель. Наследники», 1909. 64 с.
References
1.
Bova A. A., Oleinichenko V. F. Ocherki po istorii zdravookhraneniya Tomskoi obl. Tomsk: Izd-vo Tom. un-ta, 1986. 152 s.
2.
Zvereva K. E. Gramotnost' krest'yanstva Zapadnoi Sibiri v period kapitalizma // Obraz zhizni sibirskogo krest'yanstva perioda razlozheniya feodalizma i razvitiya kapitalizma. Novosibirsk: Novosib. ped. in-t, 1983. S. 116–128.
3.
Krest'yanstvo Sibiri v epokhu kapitalizma. Novosibirsk: Nauka. Sib. otd-nie, 1983. 399 s.
4.
Nagnibeda V. Ya. Poseleniya sel'skogo tipa i ikh blagoustroistvo // Tomskaya guberniya i ee proizvoditel'nye sily. Tomsk: Tipo-lit. Tom. zhel. dorogi, 1922. 125 s.
5.
Ostrovskaya L. V. Istochniki dlya izucheniya otnosheniya sibirskikh krest'yan k ispovedi (1861–1904 gg.) // Issledovaniya po istorii obshchestvennogo soznaniya epokhi feodalizma v Rossii. Novosibirsk: Nauka. Sib. otd-nie,, 1984. S. 131–151.
6.
Pamyatnaya knizhka Tobol'skoi gub. na 1884 g. Tobol'sk: Tob. gub. stat. kom., 1884. 408 s.
7.
Pamyatnaya knizhka Tomskoi gub. na 1904 g. Tomsk: Izd. Tom. gub. stat. kom., 1904. 268 s.
8.
Solov'eva E. I., Konstantinov D. V. Deyatel'nost' Fonda im. Imperatora Aleksandra III v tserkovno-shkol'nom stroitel'stve Sibiri // Kul'turnyi potentsial Sibiri v dosovetskii period. Novosibirsk: Izd-vo Novosib. ped. in-ta, 1992. S. 105–114.
9.
Spisok naselennykh mest Tobol'skoi gub. Tobol'sk: Izd. Tobol. gub. stat. kom., 1904. 341 s.
10.
Spisok naselennykh mest Tobol'skoi gub. Tobol'sk: Izd. Tobol. gub. stat. kom., 1912. 634 s.
11.
Spisok naselennykh mest Tomskoi gub. na 1911 g. Tomsk: Izd. Tom. gub. stat. kom., 1911. 576 s.
12.
Fedotov N. P. Ocherki po istorii zdravookhraneniya Sibiri. Tomsk: Izd-vo Tom. un-ta, 1975. 259 s.
13.
Shamakhov F. F. Dinamika razvitiya obshcheobrazovatel'noi shkoly Zapadnoi Sibiri v kontse XIX – nachale XX v. // Uchenye zapiski Tomskogo pedagogicheskogo instituta. Tomsk: Tom. ped. in-t, 1955. T. 13. S. 426–429.
14.
Shvetsov S. P. Sibir', kto v nei zhivet i kak zhivet. SPb.: Pechatnya t-va «Sh. Bussel'. Nasledniki», 1909. 64 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Известный литературный критик В.Г. Белинский как-то заметил: «Русская история есть неистощимый источник для всякого драматика и трагика». И действительно, история России богата героическими победами и не менее трагическими неудачами. Одним из самых сложных для нашей страны оказался прошедший двадцатый век: чего стоят только два распада государственности (1917 и 1991 гг.). На этом фоне нельзя не отметить и кризис русской деревни, особенно заметный как в 1930-е гг., так и в 1990-е. Все это вызывает важность изучения исторического опыта развития русского села.
Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой является развитие социокультурной инфраструктуры в сельских поселениях Тобольской и Томской губерний в начале XX в. Автор ставит своими задачами рассмотреть изменения на селе в указанных регионах, а также определить различия между ними.
Работа основана на принципах анализа и синтеза, достоверности, объективности, методологической базой исследования выступает историко-генетический метод, в основе которого по определению академика И.Д. Ковальченко находится «последовательное раскрытие свойств, функций и изменений изучаемой реальности в процессе ее исторического движения, что позволяет в наибольшей степени приблизиться к воспроизведению реальной истории объекта», а его отличительными сторонами выступают конкретность и описательность.
Научная новизна статьи заключается в самой постановке темы: автор стремится осуществить
сравнительный анализ развития социокультурной инфраструктуры сельских поселений, выявление общих и специфических черт данного процесса в двух основных губерниях сибирского региона – Тобольской и Томской – на рубеже XIX–XX вв.
Рассматривая библиографический список статьи, как позитивный момент следует отметить его масштабность и разносторонность: всего список литературы включает в себя 14 различных источников и исследований. Из привлекаемых автором источников отметим прежде всего статистические данные и работу С.П. Швецова. Из используемых исследований укажем на труды Н.П. Федотова и Ф.Ф. Шамахова, в центре внимания которых различные аспекты сибирской истории. Заметим, что библиография обладает важностью как с научной, так и с просветительской точки зрения: после прочтения текста статьи читатели могут обратиться к другим материалам по ее теме. В целом, на наш взгляд, комплексное использование различных источников и исследований способствовало решению стоящих перед автором задач.
Стиль написания статьи можно отнести к научному, вместе с тем доступному для понимания не только специалистам, но и широкой читательской аудитории, всем, кто интересуется как историей русского села, в целом, так и сибирской деревней, в частности. Аппеляция к оппонентам представлена на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой статьи.
Структура работы отличается определённой логичностью и последовательностью, в ней можно выделить введение, основную часть, заключение. В начале автор определяет актуальность темы, показывает, что под социальной инфраструктурой понимается «совокупность объектов непроизводственной сферы (здравоохранения, образования, культуры и т.п.), способствующих воспроизводству духовных, интеллектуальных (через культурно-образовательную среду), физических свойств индивида, формированию его как личности». Автор обращает внимание на то, что «в Тобольской губернии по сравнению с Томской более развитой была сеть медицинских учреждений». В работе показано, что относительно религиозных и образовательных учреждений, почты, телеграфа, библиотек, «то по их численности и плотности пальму первенства удерживала Томская губерния, социокультурная инфраструктура которой оказалась более развитой, чем в Тобольской губернии».
Главным выводом статьи является то, что в рассматриваемом регионе «количество религиозных, школьных, медицинских, почтовых учреждений последовательно увеличивалось, но их сеть еще оставалась разреженной, а темпы развития были медленными и не соответствовали темпам роста поселенческой сети региона».
Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, вызовет читательский интерес, а ее материалы могут быть использованы как в курсах лекций по истории России, так и в различных спецкурсах.
В целом, на наш взгляд, статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Genesis: исторические исследования».