Читать статью 'Легкая комедия и водевиль: специфика жанра' в журнале Litera на сайте nbpublish.com
Рус Eng Cn Перевести страницу на:  
Please select your language to translate the article


You can just close the window to don't translate
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Litera
Правильная ссылка на статью:

Легкая комедия и водевиль: специфика жанра

Высокович Ксения Олеговна

ORCID: 0000-0002-6019-2492

аспирант Калужского государственного университета им. К.Э. Циолковского

214000, Россия, Смоленская область, г. Смоленск, ул. Проспект Гагарина, 26

Vysokovich Kseniya Olegovna

Postgraduate student, the department of Literature, Kaluga State University in the name of K. E. Tsiolkovsky

214000, Russia, Smolenskaya oblast', g. Smolensk, ul. Prospekt Gagarina, 26

ksusha161094@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8698.2022.1.37247

Дата направления статьи в редакцию:

31-12-2021


Дата публикации:

30-01-2022


Аннотация: Предметом исследования выступает легкая (салонная, светская, благородная) комедия «Своя семья, или Замужняя невеста», написанная в соавторстве А. А. Шаховским, Н. И. Хмельницким, А. С. Грибоедовым, а также водевиль А. С. Грибоедова и П. А. Вяземского «Кто брат, кто сестра, или Обман за обманом». Цель – проанализировать сходные жанровые модели: легкую комедию и водевиль – вариант салонной комедии. Основным методом исследования выступает мотивно-образный анализ, который позволит выделить ряд общих мотивов, рассмотреть образы героев. Сравнительно-сопоставительный метод необходим для установления общего и различного между рассматриваемыми жанровыми моделями.    Новизна исследования заключается в сравнении двух близких жанровых моделей, выявление в их структуре общего и частного. В ходе исследования мы пришли к выводу, что водевиль и легкая комедия тесно связаны с большим количеством жанров: анекдотом, басней, комической оперой, интермедией, мелодрамой, а также зачастую выступают средством ведения литературной полемики. Внешним отличительным признаком водевиля является наличие куплета. Помимо этого, несмотря на схожесть фабулы, стоит отметить, что легкая комедия в большей степени тяготеет к высокой литературной традиции, внешний действенный комизм редуцирован, он выражается через манеру речи героев, остроумность диалогов, афористичность речи. Героями, как правило, являются светские молодые люди, место действия также ограниченно: это светские гостиные, помещичий дом и приусадебная территория. В свою очередь водевиль не ограничен рамками светской условности, его героями могут быть офицеры, актеры, слуги, крепостные и т.д. Помимо этого весь комизм положений героев усиливается внешними эффектами: буффонадой, множественными переодеваниями, стремительным и непредсказуемым развитием действия.


Ключевые слова:

Шаховской, Хмельницкий, Грибоедов, Вяземский, Карамзин, литературная полемика, легкая комедия, водевиль, вариант салонной комедии, театр

Abstract: The subject of this research is the light (salon, secular, noble) comedy "One's Own Family, or a Married Bride", co-authored by A. A. Shakhovsky, N. I. Khmelnitsky amd A. S. Griboyedov, as well as the vaudeville by A. S. Griboyedov and P. A. Vyazemsky "Who is a Brother, Who is Sister, or Deception after Deception". The goal lies in the analysis of similar genre models: light comedy and vaudeville – a variety of salon comedy. The key method of research is the motif-imagery analysis, which reveals a number of common a number of motifs and allowed examining the images of heroes. The comparative method is used for establishing the common and different between the indicated genre models. The novelty of this article consists in the comparison of two cognate genre models, as well as determine universals and particulars within their structure. The conclusion is drawn that vaudeville and light comedy are closely interrelated with a wide variety of genres: anecdote, fable, comic opera, interact, melodrama, and often serve as a means for conducting literary polemics. The external distinguishing characteristic of vaudeville is the presence of a verse. Despite the similarity of the fabula. it is worth noting that the light comedy rather tends towards high literary tradition; the external actable comism is reduced, and expressed through the speech manner of the heroes, witty dialogues, and aphoristic speech. The heroes are usually secular young people. The scene is also limited to secular living rooms and manor estates. Vaudeville in turn, is not restricted by the framework of secularism; its heroes can be officers, actors, servants, serfs, etc. Moreover, comism of the status of heroes is enhanced by external effects: buffoonery, multiple outfit changes, rapid and unpredictable narrative arc.



Keywords:

Shakhovskoy, Khmelnitsky, Griboyedov, Vyazemsky, Karamzin, literary controversy, light comedy, vaudeville, a version of salon comedy, theatre

В 10-20-е годы XIX века особую популярность приобретают легкие комедии и водевили, что объясняется «возросшим после 1812 года самосознанием русского общества» [8], а также влиянием французской культуры, ведь многие произведения являлись вольными переделками французского первоисточника. Однако сохранить свою популярность жанрам удастся недолго, водевиль во второй половине XIX века почти полностью исчезает из репертуара русского театра [2].

Рассматриваемые жанры долгое время воспринимались литературными критиками и авторами как «несерьезная» литература. В. Г. Белинский даёт следующую характеристику: «Водевиль есть легкое, грациозное дитя общественной жизни во Франции: там он имеет смысл и достоинство; там он видит для себя богатые материалы в ежедневной жизни, в домашнем быту. К нашей русской жизни, к нашему русскому быту водевиль идет, как санная езда и овчинные шубы к жителям Неаполя. И потому переводный водевиль еще имеет смысл на русской сцене, как любопытное зрелище домашней жизни чужого народа; но переделанный, переложенный на русские нравы, или, лучше сказать, на русские имена, водевиль есть чудовище бессмыслицы и нелепости» [1]. Н. В. Гоголь в «Петербургских записках 1836 года» тоже нелестно отзывался о русских водевилях, отмечая их чуждость русскому духу: «Давно уже пролезли водевили на русскую сцену, тешат народ средней руки, благо смешлив. Кто бы мог думать, что водевиль будет не только переводный на русской сцене, но даже и оригинальный? Русский водевиль! право, немножко странно, странно потому, что эта легкая, бесцветная игрушка могла родиться только у французов, нации, не имеющей в характере своем глубокой, неподвижной физиономии…» [6, с. 181].

Для анализа мы выбрали наиболее сходные в сюжетном плане произведения, комедию «Своя семья, или Замужняя невеста», написанную тремя комедиографами А. А. Шаховским, Н. И. Хмельницким и А. С. Грибоедовым и водевиль «Кто брат, кто сестра, или Обман за обманом» А. С. Грибоедова, П. А. Вяземского.

В 1817 году А. А. Шаховской начинает работать над сюжетом комедии о «замужней невесте», написанной специально для бенефиса М. И. Вальберховой. В процессе работы он привлёк молодых драматургов Николая Ивановича Хмельницкого и Александра Сергеевич Грибоедова. В предисловии к комедии «Своя семья, или Замужняя невеста» А. А. Шаховской отмечает следующее: «для бенефиса г-жи Валберховой (украсившей прелестным даром своим «Липецкие воды»), я выбрал такое содержание пиесы, в котором бы могла она показать разнообразность игры своей, и старался сколько можно связать простою интригою эпизодические явления» [12]. Однако, как отмечает А. А. Гозенпуд, дело здесь было вовсе не во времени. А. А. Шаховской любил покровительствовать молодым талантам.

Основной коллизией легкой комедии принято считать вопросы любви, брака, флирта, измены, а одним из ключевых мотивов является мотив удачной женитьбы. В комедии «Своя семья, или Замужняя невеста» молодые люди, Любим и Наташа, поженились, не сказав родственникам. Согласно завещанию, без их благословения молодой человек лишается всего наследства. Незадачливым молодожёнам решает помочь Варвара Саввишна Вельдюзева, она представляет Наташу как свою дальнюю родственницу, а также рассказывает ей о вкусах и нравах родни. Наташа ловко подстраивается под многочисленных родственников, обманывая их с целью расположить к себе. Образ Натальи постоянно меняется по ходу сюжета в зависимости от ситуации. Она становится то застенчивой простушкой, то сентиментальной воздыхательницей, то знатоком философии и других наук, а то бережливой скромницей.

В итоге родственникам становится известно о состоявшейся свадьбе молодых людей, но к этому моменту они уже не имеют ничего против. Тем не менее, они стараются упрекнуть Наташу, которая не чувствует укоров совести, потому что поступала так по велению сердца:

«И это всё не ложь.

По воле тётушки, кто я, от вас скрывала,

Но в прочем ничего неправды не сказала» [9, с. 229]

Несмотря на кажущуюся простоту сюжета, легкая комедия имеет связь с разными жанрами, например, басней, сатирой, анекдотом, а также зачастую является средством полемики. А.А. Шаховской отрицательно относился к новым веяниям в области языка, известно, что он принадлежал к архаистам и входил в литературное общество «Беседа любителей российского слова». К новаторам относилось творчество сентименталистов, лидером которого был Н.М. Карамзин.

В легкой комедии «Своя семья, или Замужняя невеста» Шаховской, как и ранее в «Липецких водах» делает укол в сторону сентименталистов. Так, фигура чувственного воздыхателя уже появлялась в комедии «Новый Стерн» (1805), где он выводит сентиментального путешественника графа Пронского, а также в комедии «Урок кокеткам, или Липецкие воды» (1815), где за фигурой поэта Фиалкина несложно увидеть пародию на Василия Андреевича Жуковского. В рассматриваемой комедии сатира направлена скорее против творчества Н.М. Карамзина, неслучайно Раиса Саввишна, расспрашивая девушку о её жизни, говорит:

«Ах! вы смущаетесь, стыдитесь! Боже мой!

Несчастная! скажи, или Эраст другой,

Как с бедной Лизою...» [9, c. 191]

<…>

«Легко ль бог знает сколько верст

Обегать в два часа? - Отсюда на погост

С Раисой Саввишной мы прямо побежали, -

Там над могилами немного повздыхали;

Потом, по бережку иссохшего ручья,

Дошли до рощицы, где тетушка и я

Стадами пестрыми, вздыхая, любовались.

Потом на горке мы природой восхищались,

Под горкой, встретившись с старушкою одной,

Дарили, бедную, горячею слезой» [9, c. 200].

Критика противоречиво отнеслась к совместной пьесе трёх авторов. Журнал «Сын Отечества» положительно отозвался о постановке комедии: «…пьеса была принята зрителями с удовольствием и одобрением <…> разыграно прекрасно: все актеры играли хорошо» [10, с. 213]. Но в том же журнале были и негативные оценки: «Главное достоинство сей комедии, доставившее ей одобрение публики, состоит в нескольких острых и замысловатых стихах. Известно, что нравится нашим зрителям: легкие двусмысленности и эпиграммы на женщин возбуждают всегда громкий смех и общее рукоплескание. Вторую степень составляют выходки на французских мамзелей и модное воспитание, на мотовство и светскую жизнь. Наконец, слова: “Лейпциг”, “Кульм”, “Париж”, которые кстати и некстати приплетают ко всякому фарсу, но уже ныне от беспрерывного употребления на сцене понизились в курсе» [10, с. 215]. Вопреки отзывам комедию многие годы играли на сцене императорского театра. В советское время пьеса также пользовалась популярностью.

Обратимся к жанру водевиля – варианту салонной комедии, исследователи [Мещеряков, Сербул, Соровегина – К.В.] отмечали «особенную черту водевиля 1810-1820-х гг. – это его “промежуточность”, способность смыкаться с самыми разными жанрами – комической оперой, интермедией, мелодрамой, сатирической и благородной комедией, что обуславливает его самые разные жанровые модификации» [8].

В 1824 году Грибоедов вместе с Вяземским принимается за работу над водевилем «Кто брат, кто сестра, или Обман за обманом», в котором практически полностью повторится сюжет пьесы «Своя семья, или Замужняя невеста». Юлия и Рославлев-младший скрывают свой брак от Рославлева-старшего, ведь тот способен лишить младшего брата наследства. Молодоженам приходиться пойти на множество хитростей, чтобы получить одобрение своего брака.

Юлия, заручившись поддержкой хозяина почты и его дочерей, обманывает старшего Рославлева. Она притворяется гусаром, который служит с младшим Рославлевым в Петербурге. В разговоре с Рославлевым старшим Юлия в образе мужчины соглашается с его строгими взглядами на женщин и упоминает свою сестру, которая должна идеально подойти для Рославлева-старшего. Рославлев-старший влюбляется в Юлию, которая ловко меняет образ от сцены к сцене. В это время Рославлев-младший притворяется больным старцем, за которым Юлия присматривает.

Кульминационным моментом водевиля становится сцена объяснения – снятия масок. Юлия, переодетая в мужчина, рассказывает о том, как была брошена мужчиной, в котором угадывается Рославлев-старший. Юлия сбрасывает мужское одеяние, Рославлев понимает, как жестоко обманут, однако окончательно путается, когда понимает, что в образе больного старика был его младший брат. В конце концов Рославлев-старший одобряет выбор брата, и всё заканчивается благополучно: «К вам и как можно скорей, с прекрасной Юлией!.. А может быть, имя вымышленное, всё равно: с твоей женой! Знакомиться нам нечего, мы, кажется, довольно подружились» [5, с. 190].

Совместная работа сблизила А.С. Грибоедова и П.А. Вяземского, водевиль был написан специально для бенефиса Львовой-Синецкой. В своих письмах Вяземский вспоминал: «Мы условились в некоторых основных началах <…> Грибоедов брал на себя всю прозу, расположение сцен, разговор и проч. Я брал всю стихотворную часть, то-есть всё, что должно быть пропето... Незадолго перед тем возвратился я из Варшавы. В память пребывания моего в Польше предложил я Грибоедову перенести место действия в Польшу и дать вообще лицам и содержанию польский колорит» [4, с. 336].

Водевиль не обрел нужной популярности, Вяземский считал, что причина неуспеха кроется «в закулисных тайнах. В тогдашней московской театральной дирекции числился молодой Писарев. Он был ловкий переводчик французских водевилей и неутомимый поставщик их на московскую сцену, которая ими только и жила. Вообще был он не без дарования, но, вероятно, вследствие болезненного организма, был раздражителен и желчен. Он меня, не знаю за что, невзлюбил. Не любил он и Грибоедова, который уже пользовался рукописною славою своего “Горя от ума”. Влиятельным лицом в дирекции был и Загоскин, также ко мне тогда недоброжелательный. С Грибоедовым же имел он старые счеты по Петербургу» [3, с. 196].

При анализе пьес стоит отметить, что легкая комедия имеет более тесную связь с высокой литературной традицией, что уже было отмечено М. Н. Сербул и М. Н. Соровегиной: «В благородной комедии, как в “высоком”, “литературном” жанре, комизм положений уступает место комизму словесному, “интеллектуальному”; диалог преобладает над внешним действием, на первый план выдвигается психологическая характеристика персонажей, внешние театральные эффекты обычно отпадают» [8]. Водевиль, имея истоки площадной культуры, всё-таки в большей степени ориентируется на внешнее действие, используя такие приёмы как буффонаду, переодевание, неожиданность развязки. Важно также отметить роль места действия и выбор персонажей: «Благородная комедия, ограниченная рамками светской гостиной, не впускает в свой мир “низких” персонажей; исключение составляют слуги-“наперсники” и слуги-“вестники”. Иное дело водевиль. Локальность и анекдотичность конфликта не мешают водевилистам расширять сценическое пространство пьесы за счет ввода массовых сцен» [8]. Таким образом, как отмечают исследователи [М.Н. Сербул, М.Н. Соровегина – К.В.] легкая комедия, несмотря на свою неоцененность как жанра, имеет связь с высокой литературной традицией, в то время как водевиль «целиком и полностью ориентирован на сцену – основное внимание уделялось остротам, куплету, каламбурам, забавным положениям, в которых с наибольшей яркостью мог бы проявиться талант конкретного актера» [11, с. 71].

Библиография
1.
Белинский, В. Г. Русский театр в Петербурге. Игроки, оригинальная комедия в одном действии, соч. Гоголя // Отечественные записки. 1843. Т. XXVIII. № 5. Отд. VIII "Смесь". С. 31-33. URL: http://dugward.ru/library/gogol/belinsky_rus_teat_igroki_gogol.html (дата обращения: 29.12.2021).
2.
Борисенкова, Т. Водевиль // Краткая литературная энциклопедия / Гл. ред. А. А. Сурков. М.: Сов. энцикл., 1962-1978. Т. 1. 1962. URL: http://feb-web.ru/feb/kle/kle-abc/ke1/ke1-a031.htm (дата обращения: 29.12.2021).
3.
Вяземский, П. А. Литературно-критические статьи. М.: Издательство Юрайт, 2018. 207 с.
4.
Вяземский, П. А. Полное собрание сочинений. Т. VII, Санкт-Петербург. 1880.
5.
Грибоедов, А. С. Полное собрание сочинений : в трех томах. Т. 2 / Подг. текст. и коммент. А. В. Архипова, В. Э. Вацуро, Е. А. Вильк, Р. Ю. Данилевский, П. Р. Заборов, Д. М. Климова, В. В. Колесов, Л. А. Степанов, М. В. Строганов, Н. А. Тархова, Ю. П. Фесенко, С. А. Фомичев. СПб.: Нотабене, 1999. 619 с.
6.
Гоголь, Н. В. Петербургские записки 1836 года // Полное собрание сочинений: [В 14 т.] / АН СССР. Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом). М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1937-1952. Т. 8. Статьи. 1952. С. 177-190. URL: http://feb-web.ru/feb/gogol/texts/ps0/ps8/ps8-177-.htm (дата обращения: 29.12.2021).
7.
Мещеряков, В. П., Сербул, М. Н. Герменевтический комментарий к произведениям мировой культуры и биографиям. Т. I: Герменевтический комментарий к русской комедиографии 1-й трети XIX века. Шуя, изд-во ФГБОУ ВПО «ШГПУ», 2011. 239 с.
8.
Сербул, М. Н., Соровегина, М. Н. Легкая комедия и водевиль 1810-1820-х гг. : проблема генезиса жанра и героя1 // Научный журнал КубГАУ. 2013. №90. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/legkaya-komediya-i-vodevil-1810-1820-h-gg-problema-genezisa-zhanra-i-geroya1 (дата обращения: 29.12.2021).
9.
Стихотворная комедия, комическая опера, водевиль конца XVIII– начала XIX века: Т. 2. Советский писатель, 1990. 768 с.
10.
Сын Отечества. 1818, ч. 43, № 5. С. 213-223
11.
Шахматова, Т. С. «Водевильное поветрие» в русской литературе XIX века // Учен. зап. Казан. ун-та. Сер. Гуманит. науки. 2008. Т. 150, кн. 6. 296 с.
12.
Шаховской, А. А. Своя семья, или Замужняя невеста Спб., 1818. URL: http://az.lib.ru/s/shahowskoj_a_a/text_0050.shtml (дата обращения: 29.12.2021).
References
1.
Belinskii, V. G. Russkii teatr v Peterburge. Igroki, original'naya komediya v odnom deistvii, soch. Gogolya // Otechestvennye zapiski. 1843. T. XXVIII. № 5. Otd. VIII "Smes'". S. 31-33. URL: http://dugward.ru/library/gogol/belinsky_rus_teat_igroki_gogol.html (data obrashcheniya: 29.12.2021).
2.
Borisenkova, T. Vodevil' // Kratkaya literaturnaya entsiklopediya / Gl. red. A. A. Surkov. M.: Sov. entsikl., 1962-1978. T. 1. 1962. URL: http://feb-web.ru/feb/kle/kle-abc/ke1/ke1-a031.htm (data obrashcheniya: 29.12.2021).
3.
Vyazemskii, P. A. Literaturno-kriticheskie stat'i. M.: Izdatel'stvo Yurait, 2018. 207 s.
4.
Vyazemskii, P. A. Polnoe sobranie sochinenii. T. VII, Sankt-Peterburg. 1880.
5.
Griboedov, A. S. Polnoe sobranie sochinenii : v trekh tomakh. T. 2 / Podg. tekst. i komment. A. V. Arkhipova, V. E. Vatsuro, E. A. Vil'k, R. Yu. Danilevskii, P. R. Zaborov, D. M. Klimova, V. V. Kolesov, L. A. Stepanov, M. V. Stroganov, N. A. Tarkhova, Yu. P. Fesenko, S. A. Fomichev. SPb.: Notabene, 1999. 619 s.
6.
Gogol', N. V. Peterburgskie zapiski 1836 goda // Polnoe sobranie sochinenii: [V 14 t.] / AN SSSR. In-t rus. lit. (Pushkin. Dom). M.; L.: Izd-vo AN SSSR, 1937-1952. T. 8. Stat'i. 1952. S. 177-190. URL: http://feb-web.ru/feb/gogol/texts/ps0/ps8/ps8-177-.htm (data obrashcheniya: 29.12.2021).
7.
Meshcheryakov, V. P., Serbul, M. N. Germenevticheskii kommentarii k proizvedeniyam mirovoi kul'tury i biografiyam. T. I: Germenevticheskii kommentarii k russkoi komediografii 1-i treti XIX veka. Shuya, izd-vo FGBOU VPO «ShGPU», 2011. 239 s.
8.
Serbul, M. N., Sorovegina, M. N. Legkaya komediya i vodevil' 1810-1820-kh gg. : problema genezisa zhanra i geroya1 // Nauchnyi zhurnal KubGAU. 2013. №90. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/legkaya-komediya-i-vodevil-1810-1820-h-gg-problema-genezisa-zhanra-i-geroya1 (data obrashcheniya: 29.12.2021).
9.
Stikhotvornaya komediya, komicheskaya opera, vodevil' kontsa XVIII– nachala XIX veka: T. 2. Sovetskii pisatel', 1990. 768 s.
10.
Syn Otechestva. 1818, ch. 43, № 5. S. 213-223
11.
Shakhmatova, T. S. «Vodevil'noe povetrie» v russkoi literature XIX veka // Uchen. zap. Kazan. un-ta. Ser. Gumanit. nauki. 2008. T. 150, kn. 6. 296 s.
12.
Shakhovskoi, A. A. Svoya sem'ya, ili Zamuzhnyaya nevesta Spb., 1818. URL: http://az.lib.ru/s/shahowskoj_a_a/text_0050.shtml (data obrashcheniya: 29.12.2021).

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная на рассмотрение статья «Легкая комедия и водевиль: специфика жанра», предлагаемая к публикации в журнале «Litera», несомненно, является актуальной, ввиду того, что рассматриваемые жанры долгое время воспринимались литературными критиками и авторами как «несерьезная» литература.
Практическим материалом для написания статьи послужили сходные в сюжетном плане произведения, а именно комедия «Своя семья, или Замужняя невеста», написанную тремя комедиографами А. А. Шаховским, Н. И. Хмельницким и А. С. Грибоедовым и водевиль «Кто брат, кто сестра, или Обман за обманом» А. С. Грибоедова, П. А. Вяземского.
Исследование выполнено в русле современных научных подходов, работа состоит из введения, содержащего постановку проблемы, основной части, традиционно начинающуюся с обзора теоретических источников и научных направлений, исследовательскую и заключительную, в которой представлены выводы, полученные автором. Структурно статья состоит из нескольких смысловых частей, а именно: введение, обзор литературы, методология, ход исследования, выводы. В статье представлена методология исследования, выбор которой вполне адекватен целям и задачам работы. Так, в статье применяются следующие методы исследования: герменевтический, сравнительно-исторический, биографический. Данная работа выполнена профессионально, с соблюдением основных канонов научного исследования. Постулируемое автором иллюстрируется практическим материалом. Подобные работы с применением различных методологий являются актуальными и, с учетом фактического материала, позволяют тиражировать предложенный автором принцип исследования на иной языковой материал. Выводы статьи логичны и обоснованы. В статье намечена дальнейшая перспектива исследования. Библиография статьи насчитывает 12 источников, в которые включены исключительно работы на русском языке. К сожалению, отсутствует апелляция к работам на иностранных языках, что важно для включения работы в общемировую научную парадигму, особенно, с учетно м того, что данный жанр был заимствован из французской культуры. Большинство источников являются иллюстративным материалом, отсутствуют ссылки на фундаментальные работы в области литературоведения, такие как кандидатские и докторские диссертации, которых было защищено достаточное количество в последние годы. Как и любая масштабная работа, рассматриваемый труд не лишен недостатков. Так, в работе присутствуют отдельные нарушения ГОСТа, допущенные при оформлении списка источников: погрешности в оформлении интернет источника, а также неточность в описании источников 4, 10. Статья, несомненно, будет полезна широкому кругу лиц, филологам, журналистам, магистрантам и аспирантам профильных вузов. В общем и целом, следует отметить, что статья написана научным языком, хорошо структурирована, опечатки, орфографические и синтаксические ошибки, неточности не обнаружены. Общее впечатление после прочтения рецензируемой статьи положительное, работа может быть рекомендована к публикации в научном журнале из перечня ВАК.