Читать статью 'Административно-правовое регулирование проактивных форм управленческой деятельности органов государственной власти: текущее состояние и перспективы' в журнале Юридические исследования на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1687,   статей на доработке: 303 отклонено статей: 359 
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Административно-правовое регулирование проактивных форм управленческой деятельности органов государственной власти: текущее состояние и перспективы

Мазеин Артем Владимирович

аспирант, кафедра правового обеспечения государственного управления и национальной безопасности, Уральский институт управления – филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

620034, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. 8 Марта, 66

Mazein Artem Vladimirovich

Postgraduate student, the department of Legal Support of State Administration and National Security, Ural Institute of Management – branch of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration under the President of the Russian Federation

620034, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. 8 Marta, 66

artemmazein@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7136.2021.9.36501

Дата направления статьи в редакцию:

21-09-2021


Дата публикации:

30-09-2021


Аннотация: В статье рассматривается правовое регулирование осуществления управленческой деятельности в проактивной форме. В отечественной управленческой практике проактивная деятельность получила распространение в 2019–2020 годах. В настоящей работе автор по результатам обзора научной литературы указывает, что содержание принципа проактивности, определенное в действующих нормативных правовых актах, отражает известные научные подходы. В результате контент-анализа нормативных правовых актов автор делает вывод, что в настоящее время принцип проактивности уже применяется в областях социального обеспечения, охраны здоровья граждан, налогового администрирования, государственного контроля. При этом автор предлагает расширить сферы применения и распространить принцип проактивности на сферы охраны общественного порядка, обеспечения бесперебойного снабжения коммунальными ресурсами, в дорожную деятельность.   Автор обобщает положения правовых актов, регулирующих проактивную управленческую деятельность, и предлагает структуру элементов ее правового закрепления. К числу элементов, которые должны быть определены правом, автор предлагает относить субъектов и объектов деятельности, а также содержание управленческого действия, в том числе технологии и инструменты, обеспечивающие проактивное управленческое воздействие. К числу нормативных правовых актов, в которых могут определяться соответствующие элементы, автор относит прежде всего административные регламенты предоставления государственных (муниципальных) услуг. Проведенный анализ показывает, что на момент выполнения исследования из 103 тысяч действующих на региональном и муниципальном уровнях административных регламентов только 575 (или 0,6%) закрепляют возможность или невозможность проактивного оказания услуг. Автор делает вывод, что в дальнейшем число таких правовых актов будет увеличиваться.


Ключевые слова: принцип проактивности, проактивная деятельность, управленческая деятельность, государственное управление, правовое регулирование, государственная услуга, государственная функция, административный регламент, цифровизация, модернизация

Abstract: This article examines the legal regulation of proactive form of exercising administrative activity. In the domestic practice, proactive activity became widespread in 2019–2020. Leaning on the analysis of scientific literature, the author underlines that the content of the principle of proactivity, defined in the existing normative legal acts, reflects the well-known scientific approaches. As a result of the content analysis of normative legal acts, the conclusion is drawn that the principle of proactivity is currently applied in the spheres of social security, public health, tax administration, and state control. The author offers to extend application of the principle of proactivity to the spheres of enforcement of public order, uninterrupted supply of public utilities, and road management. The article summarizes the provisions of legal acts that regulate proactive administrative activity and proposes the structure of elements of its legal consolidation. Among the elements that should be defined by law, the author suggests to include the subjects and objects of activity, as well as the content of administrative action, including technologies and instruments that ensure proactive administrative impact. The normative legal acts that may establish the corresponding elements are the administrative regulations for ensuring state (municipal) services. At the time of carrying out the research, out of 103,000 administrative regulations effective on the regional and municipal levels, only 575 ( 0.6%) indicate the ability or inability of proactive rendering of services. The conclusion is made that in the future the number of such legal acts would increase.



Keywords:

state function, public service, legal regulation, public administration, management activities, proactive activity, the principle of proactivity, administrative regulations, digitalization, modernization

1. Введение

Сегодня общественные отношения стремительно развиваются с учетом распространения новых информационно-коммуникационных технологий [9]. При этом многие современные технологии становятся все более востребованными со стороны государства [4, с. 17]. К настоящему времени использование современных технологий уже позволило органам государственной власти внедрить электронный документооборот, «оцифровать» различные реестры, перевести совещания в онлайн-формат. Все это свидетельствует об изменениях во внешнем выражении управленческой деятельности. При этом цифровые технологии влекут не только изменение внешнего выражения управленческой деятельности, они «трансформируют и сущность принятия управленческого решения» [32, с. 39].

Одним из трендов в развитии государственного управления, свидетельствующим об изменении сущности принятия управленческих решений, является внедрение проактивных форм деятельности. Задача по внедрению соответствующих форм деятельности впервые на государственном уровне прозвучала в Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. 20 февраля 2019 года Президент Российской Федерации отметил, что «до конца 2020 года предоставление всех ключевых государственных услуг следует перевести именно в проактивный формат» [29].

Поскольку принцип проактивности применяется в отечественной управленческой практике недавно, необходимо выявить сферы его применения и имеющуюся практику правового закрепления для определения перспектив использования и подготовки предложений по совершенствованию правового регулирования соответствующих отношений.

2. Методология исследования

Автор в настоящем исследовании использует контент-анализ нормативных правовых актов, а также применяет сравнительно-правовой метод, что позволяет ему выявить сферы управленческой деятельности, в которых к настоящему времени реализовано проактивное предоставление государственных услуг.

По итогам анализа научной литературы и нормативных правовых актов автором определяются элементы правового регулирования проактивных форм деятельности, формулируются предложения по распространению принципа проактивности на иные сферы общественных отношений и высказываются идеи о совершенствовании правового регулирования рассматриваемых отношений. Использование диалектического метода позволяет сделать вывод, что реализация принципа проактивности отражает новый этап в развитии правового регулирования управленческой деятельности.

3. Понятие принципа проактивности

Понятие «проактивность» является междисциплинарным и рассматривается разными науками, в том числе психологией, педагогикой, экономикой и другими. Сегодня идея о проактивности в деятельности органов исполнительной власти получает распространение в праве.

При этом представления о проактивности в большей степени разработаны именно неправовыми науками. В частности, проактивность рассматривается в работах по психологии А. И. Ерзиным, Г. А. Епанчинцевой, О. А. Абрамовой и А. Н. Татарко и др. [3; 7]. А. В. Трегубчак, К. В. Асламова, Н. И. Чуркина и другие авторы рассматривают проактивность обучающихся в своих работах по педагогике [5; 31]. В экономике проактивную деятельность в качестве объекта исследования в своих работах определяли A. M. Grant, S. J. Ashford, В. М. Безденежных и А. С. Родионова и другие экономисты [2, 6].

Среди юристов принцип проактивности раскрывают Р. М. Янковский, П. П. Кабытов, О. Е. Стародубова, И. А. Пуляевская, Е. М. Якимова и другие авторы [8; 30, 33].

Обзор литературы позволяет сделать вывод о том, что ученые-юристы и представители других наук имеют одинаковые представления о сущности принципа проактивности. К числу основных признаков проактивной деятельности относятся инициативность субъекта деятельности, самостоятельный и опережающий характер деятельности.

В законодательстве проактивность закреплена в Федеральном законе «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг», который в конце 2020 года был дополнен новой статьей 73 «Организация предоставления государственных и муниципальных услуг в упреждающем (проактивном) режиме».

При этом принцип проактивности не отнесен данным законом к числу принципов предоставления государственных и муниципальных услуг, установленных в статье 4. Это требует признать заявительный порядок предоставления государственных и муниципальных услуг в качестве базового принципа соответствующей деятельности [30].

Отдельные трактовки принципа проактивности встречаются в иных нормативных правовых актах, в том числе актах субъектов Российской Федерации. Например, Стратегия социально-экономического развития Ленинградской области до 2030 года определяет принцип проактивности формулировкой «что положено гражданину по закону, получается им автоматически» [17].

Таким образом, можно сделать вывод, что принцип проактивности в управленческой деятельности органов государственной власти означает, что субъекты управленческой деятельности самостоятельно принимают управленческие решения до получения соответствующих запросов от граждан и организаций (в том числе определяют алгоритмы автоматического принятия таких решений), стремятся действовать «на опережение» с целью достижения позитивного результата или минимизации возможных негативных последствий.

4. Правовое закрепление принципа проактивности

4.1. Сферы применения принципа проактивности

В первую очередь отметим, что фактическая реализация принципа проактивности началась еще до принятия Федерального закона от 30 декабря 2020 года № 509-ФЗ, которым в Федеральный закон «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» была введена статья 73 «Организация предоставления государственных и муниципальных услуг в упреждающем (проактивном) режиме» [11].

Так, в соответствии с изменениями, внесенными в Налоговый кодекс Российской Федерации (далее – НК РФ) Федеральным законом от 29 сентября 2019 года № 325-ФЗ, отдельные органы и организации обязаны сообщать в Федеральную налоговую службу сведения, способствующие исчислению налогов или свидетельствующие о праве на применение налоговых льгот [13].

На основании этих сведений налогоплательщику предоставляются налоговые льготы даже в тех случаях, когда он не представил в налоговый орган заявление об их предоставлении или не сообщил об отказе от их применения. В частности, в этом режиме льготы предоставляются в соответствии со статьей 3611 НК РФ по транспортному налогу, в соответствии со статьей 396 НК РФ по земельному налогу [10].

В сфере социального обеспечения одной из первых услуг, доступных в проактивном формате стало принятие решения о выдаче либо об отказе в выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал в форме электронного документа. В связи с принятием Федерального закона от 1 марта 2020 года № 35-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам, связанным с распоряжением средствами материнского (семейного) капитала» решение о выдаче либо об отказе в этом выносится на основании сведений, содержащихся в Едином государственном реестре записей актов гражданского состояния, и сведений, запрашиваемых через систему межведомственного взаимодействия.

Также в 2020 году проактивные формы управленческой деятельности внедрялись на уровне субъектов Российской Федерации. В условиях распространения новой коронавирусной инфекции органы государственной власти вынуждены были обеспечить взаимодействие с гражданами и организациями без личных посещений, предоставления бумажных заявлений и т. п.

В частности, в Иркутской области был принят Закон от 20 августа 2020 года № 76-ОЗ, в соответствии с которым предоставление социальной выплаты работникам государственных учреждений здравоохранения осуществляется на основании сведений, имеющихся в распоряжении подведомственного государственного учреждения, без подачи работником заявления и документов [16].

Позднее соответствующие начала были распространены на другие отношения, например:

- Федеральным законом от 11 июня 2021 года № 170-ФЗ внесены изменения в Федеральный закон от 4 мая 2011 года № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», которыми заявительный подход к переоформлению лицензий был заменен проактивным – внесением изменений в реестр лицензий в автоматическом режиме на основании полученной из государственных информационных систем информации [12];

- в соответствии с Приказом Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы от 20.12.2019 № 1402 одним из принципов программы профилактики нарушений обязательных требований в области квотирования рабочих мест для инвалидов и молодежи является проактивный подход. Этот подход обеспечивает использование статистических данных и налаживание взаимодействия с организациями, в отношении которых осуществляется региональный государственный контроль (надзор) за приемом на работу инвалидов в пределах установленной квоты, что позволяет предупредить нарушение обязательных требований [26];

- в соответствии со Стратегией социально-экономического развития Санкт-Петербурга на период до 2035 года предполагается, что с целью обеспечения охраны здоровья граждан и для повышения качества и эффективности профилактических мероприятий необходимо внедрять проактивную систему диспансерного наблюдения за лицами, относящимися к группам риска, и больными хроническими заболеваниями [18];

- в соответствии с Указом Главы Удмуртской Республики от 26.08.2021 № 148 предполагается реализация проактивного подхода по выявлению и минимизации рисков финансовых нарушений участниками бюджетного процесса, а также юридическими лицами, не являющимися участниками бюджетного процесса. В рамках этого подхода осуществляется мониторинг состояния процессов без фактического выхода на объекты контроля [20].

Таким образом, в настоящее время принцип проактивности стремительно распространяется в различных областях государственного управления. Сегодня этот принцип применяется:

- при предоставлении отдельных мер социальной поддержки;

- для организации профилактических мероприятий, направленных на обеспечение охраны здоровья граждан;

- в области налогового администрирования, при предоставлении налоговых льгот, налоговых вычетов;

- для выявления и минимизации рисков финансовых нарушений;

- при осуществлении государственного и муниципального контроля (надзора) за соблюдением обязательных требований и т. д.

4.2. Элементы правового регулирования проактивных форм деятельности

Анализ нормативных правовых актов, регулирующих управленческую деятельность в вышеуказанных областях государственного управления, позволяет выделить элементы регулирования проактивных форм деятельности. По нашему мнению, к числу таких элементов относятся:

- определение субъектов деятельности, а также условий их взаимодействия;

- определение объектов, на которых может быть направлено соответствующее проактивное воздействие;

- определение содержания управленческого действия, в том числе технологий и инструментов, обеспечивающих проактивное управленческое воздействие.

Наиболее распространенным способом правового регулирования осуществления конкретного управленческого действия является закрепление в одном правовом акте – в административном регламенте.

В соответствии с Правилами разработки и утверждения административных регламентов предоставления государственных услуг, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 20.07.2021 № 1228 (далее – Правила), органы, предоставляющие государственные услуги, при разработке административных регламентов, предусматривают возможность предоставления государственной услуги в упреждающем (проактивном) режиме. В соответствии с пунктом 33 названных Правил в регламенте должны быть определены:

1) указание на:

- необходимость предварительной подачи заявителем запроса о предоставлении ему данной государственной услуги в упреждающем (проактивном) режиме;

- необходимость подачи заявителем запроса о предоставлении данной государственной услуги после осуществления мероприятий в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 73 Федерального закона «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг»;

2) сведения о юридическом факте, поступление которых в информационную систему является основанием для предоставления государственной услуги в упреждающем (проактивном) режиме;

3) наименование информационной системы, из которой должны поступить сведения, а также информационной системы, в которую должны поступить данные сведения;

4) состав, последовательность и сроки выполнения административных процедур, осуществляемых после поступления в информационную систему необходимых сведений [25].

Указанные в Правилах элементы в первую очередь позволяют установить содержание управленческой деятельности:

- условия совершения управленческих действий (наличие или отсутствие специального запроса заявителя, а также наличие или отсутствие юридического факта);

- средства, обеспечивающие выполнение управленческих действий (информация об используемых информационных системах);

- состав выполняемых процедур.

Несмотря на то, что в пункте 33 Правил не устанавливаются требования к определению субъектов и объектов управленческой деятельности, это не означает, что такие элементы не регулируются в принципе. Анализ структуры административных регламентов и иных актов, регулирующих управленческую деятельность, позволяет сделать вывод, что соответствующие элементы регулируются иными нормами таких правовых актов.

Ниже определим, каким образом выделенные нами элементы закрепляются в нормативных правовых актах.

4.2.1. Определение субъектов управленческой деятельности, осуществляемой в проактивной форме

В настоящее время система субъектов управленческой деятельности, осуществляемой в проактивной форме, включает следующие группы:

1) субъекты, непосредственно осуществляющие выполнение государственных функций, государственных услуг – эти субъекты взаимодействуют с контролируемыми лицами и получателями услуг;

2) субъекты, обеспечивающие функционирование информационных систем, каналов связи, координирующие деятельность первой группы субъектов – эти субъекты не взаимодействуют с контролируемыми лицами и получателями услуг.

Субъекты первой группы определяются правовыми актами, регулирующими соответствующую управленческую деятельность. Так, в административных регламентах эти субъекты закрепляются в разделе «Наименование органа, предоставляющего государственную услугу». Например, административными регламентами предоставления государственным бюджетным учреждением Свердловской области «Центр государственной кадастровой оценки» государственных услуг в качестве субъекта управленческой деятельности определено соответствующее бюджетное учреждение [28].

В рамках расширения практики применения проактивных форм деятельности и с целью обеспечения функционирования используемых информационных систем, каналов связи, для координации деятельности иных субъектов управленческой деятельности на федеральном уровне и в субъектах Российской Федерации созданы специальные органы исполнительной власти (или их подразделения), которые относятся ко второй группе.

Так, Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации в соответствии с Положением о Министерстве (пункт 5.3.11) обеспечивает готовность информационных систем предоставления государственных услуг в упреждающем (проактивном) режиме [27].

Отдельные органы государственной власти (подразделения органов), обеспечивают координацию деятельности по переводу предоставления государственных и муниципальных услуг в проактивный режим. Например, в Республике Бурятия для этих целей создан Комитет цифрового развития Администрации Главы Республики Бурятия и Правительства Республики Бурятия [24].

4.2.2. Определение объектов, на которых может быть направлено соответствующее проактивное воздействие

Система объектов управленческой деятельности, осуществляемой в проактивной форме, устанавливается федеральными законами, законами субъектов РФ и детализируется в подзаконных нормативных правовых актах.

Выше, говоря о сферах применения принципа проактивности, нами были приведены примеры правовых актов, регулирующих соответствующие отношения. С учетом этих примеров отметим, что является объектом проактивного управленческого воздействия:

- в соответствии с Федеральным законом «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» – отношения по поводу получения государственных и муниципальных услуг.

- в соответствии с НК РФ – отношения по поводу получения налоговых льгот в соответствии со статьей 3611 НК РФ по транспортному налогу, в соответствии со статьей 396 НК РФ по земельному налогу.

- в соответствии с Федеральным законом «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам, связанным с распоряжением средствами материнского (семейного) капитала» - отношения по поводу получения государственного сертификата на материнский (семейный) капитал в форме электронного документа.

Следует подчеркнуть, что не любые отношения, регулируемые соответствующими правовыми актами, могут являться объектом проактивного управленческого воздействия. В частности, в НК РФ предоставление налоговых льгот в проактивной форме не осуществляется при оплате государственной пошлины при обращении в Верховный Суд Российской Федерации, проактивное предоставление государственного сертификата на материнский (семейный) капитал не осуществляется для бумажных сертификатов и т. д.

4.2.3. Определение содержания управленческого действия, в том числе технологий и инструментов, обеспечивающих проактивное управленческое воздействие

Как уже отмечалось, содержание управленческого действия устанавливается посредством определения элементов, указанных в пункте 33 Правил разработки и утверждения административных регламентов предоставления государственных услуг (сведения о юридическом факте; используемые информационные системы; состав, последовательность и сроки выполнения административных процедур).

Для оценки закрепления указанных элементов нами проанализирован Административный регламент Министерства труда и социального развития Мурманской области по предоставлению государственной услуги «Выдача удостоверения многодетной семьи», в котором соответствующие вопросы регулируются пунктом 3.6 [21].

Соответствующие элементы в указанном регламенте определены следующим образом:

1) юридическим фактом является в соответствии с абзацем первым пункта 3.6.1 поступление в Автоматизированную информационную систему сведений, подтверждающих факт рождения третьего ребенка;

2) в качестве используемых информационных систем определены Автоматизированная информационная система «Электронный социальный регистр населения Мурманской области» и Федеральная государственная информационная система «Единый государственный реестр записей актов гражданского состояния»;

3) состав, последовательность процедур определены абзацем вторым пункта 3.6.1 и предполагают:

- направление межведомственных запросов в отдельные органы;

- при получении ответов на межведомственные запросы осуществление проверки на предмет наличия всех сведений, необходимых для предоставления государственной услуги;

- уведомление гражданина о возможности подать запрос о предоставлении государственной услуги для немедленного получения результата предоставления такой услуги.

Отметим, что в административных регламентах соответствующие элементы должны быть определены в обязательном порядке.

5. Перспективы распространения проактивных форм управленческой деятельности

На наш взгляд, на федеральном уровне и во многих субъектах Российской Федерации уже сегодня созданы условия для предоставления услуг в проактивной форме. Во многом это возможно благодаря функционированию различных информационных систем.

На федеральном уровне создано более 100 различных информационных систем. Правовой статус некоторых из них устанавливается специальными федеральными законами, например Федеральным законом «О государственной информационной системе жилищно-коммунального хозяйства», Федеральным законом «О государственной информационной системе топливно-энергетического комплекса», Федеральным законом «О Государственной автоматизированной системе Российской Федерации «Выборы».

В большинстве случаев правовой статус информационных систем устанавливается отдельными нормами федеральных законов, подзаконными нормативными актами.

Анализ федерального законодательства показывает, что за последние 10 лет регулированию создания и использования информационных систем уделялось значительное внимание. Сведения, представленные на Рисунке 1, подтверждают это.

Рис. 1. Количество ежегодно принимаемых нормативных правовых актов федерального уровня, содержащих упоминания о государственных информационных системах (по результатам анализа СПС КонсультантПлюс)

Также необходимые информационные системы функционируют в субъектах Российской Федерации. Например, в Республике Коми – государственная информационная система «Лицензирование отдельных видов деятельности», которая допускает использование упреждающего (проактивного) режима предложения государственных услуг [14]; в Кировской области – государственная информационная система Кировской области «Платформа проактивных услуг и сервисов Кировской области» [19].

Таким образом, технологическая основа для внедрения проактивных форм управленческой деятельности создана. В ближайшее время предстоит сформировать правовую основу.

Так, в настоящее время совокупно в субъектах Российской Федерации и в муниципальных образованиях действует около 103 тысяч административных регламентов (выявлено по результатам анализа СПС КонсультантПлюс). При этом только 575 административных регламентов содержат положения о предоставлении или невозможности предоставления государственной (муниципальной) услуги в упреждающем (проактивном) режиме. Таким образом, сегодня только 0,6% административных регламентов субъектов Российской Федерации и муниципальных образований приведены в соответствие с требованиями Федерального закона от 30 декабря 2020 года № 509-ФЗ и Постановления Правительства Российской Федерации от 20.07.2021 № 1228.

Отметим, что в настоящее время такая ситуация допустима, поскольку в соответствии с частью 5 статьи 4 Федерального закона от 30 декабря 2020 года № 509-ФЗ административные регламенты субъектов Российской Федерации, муниципальных образований подлежат приведению в соответствие с указанными требованиями поэтапно в срок до 1 января 2024 года в соответствии с планом-графиком, утверждаемым высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации.

Очевидно, что до 2024 года число соответствующих регламентов будет увеличиваться, поскольку органы государственной власти ставят задачи по расширению практики использования проактивных форм деятельности. Так, положения о намерении дальнейшего внедрения проактивных форм деятельности содержатся в различных документах стратегического планирования.

Во многих субъектах Российской Федерации определена задача по увеличению к 2024 году до 50 единиц количества государственных услуг, предоставляемых органами государственной власти в реестровой модели и (или) в упреждающем (проактивном) режиме с предоставлением результата в электронном виде на Едином портале государственных и муниципальных услуг (функций) [15; 23]. В отдельных субъектах Российской Федерации предполагается достижение более высокого показателя (в частности, в Алтайском крае – до 80 единиц) [22].

6. Выводы

Начиная с конца 2019 года – начала 2020 года в Российской Федерации на федеральном уровне и на уровне субъектов Российской Федерации распространяется применение принципа проактивности при предоставлении государственных услуг (функций).

При этом число областей общественных отношений, в которых этот принцип уже нашел отражение, незначительно – социальное обеспечение, охрана здоровья граждан, налоговое администрирование, государственный контроль. H. M. Byung и O. Youngmin признают, что не следует ожидать от проактивной деятельности одинаково активного реагирования на различные проблемы и вызовы [1]. Поэтому исследователям необходимо рассмотреть вопросы постепенного внедрения принципа проактивности в иные сферы.

На наш взгляд, в перспективе этот принцип будет уместен также при решении следующих вопросов:

- охрана общественного порядка;

- обеспечение бесперебойного электро-, тепло-, газо- и водоснабжения населения, водоотведения, снабжения населения топливом;

- дорожная деятельность и др.

Расширение практики использования проактивных форм деятельности требует изменения нормативных правовых актов. С учетом специфики соответствующей деятельности такие акты должны раскрывать структуру субъектов и объектов управленческой деятельности, а также технологии и инструменты, обеспечивающие проактивное управленческое воздействие, в том числе используемые информационные системы.

Полагаем, что в ближайшее время органы государственной власти должны активно разрабатывать нормативные правовые акты, регулирующие деятельность в проактивной форме, поскольку:

- к настоящему времени уже появился опыт применения таких форм деятельности;

- некоторыми органами государственной власти уже разработаны отдельные нормативные правовые акты, которые могут стать основой, примером для детализации регулирования иными субъектами государственного управления;

- создана необходимая технологическая основа внедрения таких форм деятельности.

Библиография
1.
Byung H. M. How Do Performance Gaps Affect Improvement in Organizational Performance? Exploring the Mediating Roles of Proactive Activities / H. M. Byung, O. Youngmin // Public Performance & Management Review. – 2020. – 43:4. – С. 766–789.
2.
Grant A. M. The dynamics of proactivity at work / A. M. Grant, S. J. Ashford // Research in Organizational Behavior. – 2008. – 28. С. 3–34.
3.
Абрамова О. А. Инновационная культура в организации: на пути к проактивному поведению / О. А. Абрамова, А. Н. Татарко // Организационная психология. – 2019. – Т. 9. – № 4 – С. 98–124.
4.
Анисимова А. С. Правовая политика в сфере цифровизации права / А. С. Анисимова // Правовая политика и правовая жизнь. – 2019. – № 3. – С. 173–175.
5.
Асламова К. В. Сущность проактивной личности в педагогике / К. В. Асламова, Н. И. Чуркина // Актуальные проблемы лингвистики и методики преподавания иностранных языков : Материалы международной научно-практической конференции, Омск, 27 апреля 2018 года / Ответственный редактор М. Н. Никонова. – Омск: Омская юридическая академия, 2018. – С. 21–25.
6.
Безденежных В. М. Проактивный риск-ориентированный подход в сценарном планировании деятельности хозяйствующих субъектов / В. М. Безденежных, А. С. Родионов // Экономика. Налоги. Право. – 2017. – Т. 10. – № 6. – С. 76–83.
7.
Ерзин А.И. Cамоэффективность, проактивность и жизнестойкость в обучении (влияние на академические интересы и достижения студентов) / А. И. Ерзин, Г. А. Епанчинцева // Современное образование. – 2016. – № 2. – С. 65–83.
8.
Кабытов П. П. Влияние цифровизации на реализацию полномочий органов исполнительной власти / П. П. Кабытов, О. Е. Стародубова // Журнал российского права. – 2020. – № 11. – С. 113–126.
9.
Мау В. А. Экономика и политика 2019–2020 гг.: глобальные вызовы и национальные ответы / В. А. Мау // Вопросы экономики. – 2020. – № 3. – С. 5–27.
10.
Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая): Федеральный закон от 5 августа 2000 года № 117-ФЗ // СПС «Консультант Плюс». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 10.09.2021).
11.
О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»: Федеральный закон от 30 декабря 2020 года № 509-ФЗ // СПС «Консультант Плюс». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 10.09.2021).
12.
О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О государственном контроле (надзоре) и муниципальном контроле в Российской Федерации»: Федеральный закон от 11 июня 2021 года № 170-ФЗ // СПС «Консультант Плюс». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 24.08.2021).
13.
О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации: Федеральный закон от 29 сентября 2019 года № 325-ФЗ // СПС «Консультант Плюс». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 10.09.2021).
14.
О государственной информационной системе Республики Коми «Лицензирование отдельных видов деятельности»: Постановление Правительства Республики Коми от 18.06.2021 № 295 // СПС «Консультант Плюс». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 10.09.2021).
15.
О государственной программе Санкт-Петербурга «Повышение эффективности государственного управления в Санкт-Петербурге»: Постановление Правительства Санкт-Петербурга от 23 июня 2014 года № 494 // СПС «Консультант Плюс». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 10.09.2021).
16.
О дополнительной мере социальной поддержки работников государственных учреждений здравоохранения Иркутской области, на территории обслуживания которых были зарегистрированы случаи заболевания новой коронавирусной инфекцией, вызванной 2019-nCoV: Закон Иркутской области от 20 августа 2020 года № 76-ОЗ // СПС «Консультант Плюс». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 24.02.2021).
17.
О Стратегии социально-экономического развития Ленинградской области до 2030 года и признании утратившим силу областного закона «О Концепции социально-экономического развития Ленинградской области на период до 2025 года»: Областной закон Ленинградской области от 8 августа 2016 года № 76-оз // СПС «Консультант Плюс». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 10.09.2021).
18.
О Стратегии социально-экономического развития Санкт-Петербурга на период до 2035 года: Закон Санкт-Петербурга от 19 декабря 2018 года № 771-164 // СПС «Консультант Плюс». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 24.08.2021).
19.
О цифровой трансформации государственных услуг и сервисов: Постановление Правительства Кировской области от 20.09.2019 № 471-П // СПС «Консультант Плюс». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 10.09.2021).
20.
Об основных направлениях бюджетной и налоговой политики Удмуртской Республики на 2022 год и на плановый период 2023 и 2024 годов: Указ Главы УР от 26.08.2021 № 148// СПС «Консультант Плюс». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 10.09.2021).
21.
Об утверждении административного регламента Министерства труда и социального развития Мурманской области по предоставлению государственной услуги "Выдача удостоверения многодетной семьи: Приказ Министерства труда и социального развития Мурманской области от 14.10.2020 № 616 // СПС «Консультант Плюс». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 10.09.2021).
22.
Об утверждении государственной программы Алтайского края «Цифровое развитие экономики и информационной среды Алтайского края» Постановление Правительства Алтайского края от 24.01.2020 № 25 // СПС «Консультант Плюс». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 10.09.2021).
23.
Об утверждении государственной программы Республики Алтай «Развитие экономического потенциала и предпринимательства»: Постановление Правительства Республики Алтай от 29.06.2018 № 201 // СПС «Консультант Плюс». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 10.09.2021).
24.
Об утверждении Положения о Комитете цифрового развития Администрации Главы Республики Бурятия и Правительства Республики Бурятия: Указ Президента Республики Бурятия от 15.11.2007 № 674 // СПС «Консультант Плюс». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 10.09.2021).
25.
Об утверждении Правил разработки и утверждения административных регламентов предоставления государственных услуг, о внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых актов и отдельных положений актов Правительства Российской Федерации: Постановление Правительства Российской Федерации от 20.07.2021 № 1228 // СПС «Консультант Плюс». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 10.09.2021).
26.
Об утверждении Программы профилактики нарушений обязательных требований в области квотирования рабочих мест для инвалидов и молодежи на 2020-2022 гг.: Приказ Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы от 20.12.2019 № 1402 // СПС «Консультант Плюс». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 24.08.2021).
27.
О Министерстве цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации: Постановление Правительства Российской Федерации от 02.06.2008 № 418 // СПС «Консультант Плюс». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 24.09.2021).
28.
Об утверждении административных регламентов предоставления государственным бюджетным учреждением Свердловской области «Центр государственной кадастровой оценки" государственных услуг»: приказ Министерства по управлению государственным имуществом Свердловской области от 29.06.2021 № 2230 // СПС «Консультант Плюс». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 24.09.2021).
29.
Послание Президента Федеральному Собранию: Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию от 20 февраля 2019 года // СПС «Консультант Плюс». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 10.09.2021).
30.
Пуляевская И. А. Проактивный режим предоставления публичных услуг: на пути к отмене заявительного порядка предоставления публичных услуг / И. А. Пуляевская, Е. М. Якимова // Административное право и процесс. – 2021. – № 4. – С. 58–61.
31.
Трегубчак А. В. Проактивность обучаемых как необходимое условие успешности процесса обучения иностранным языкам / А. В. Трегубчак // Романо-германская филология. Достижения и перспективы обучения иностранным языкам в новом столетии : Материалы четвертой итоговой научно-практической конференции, Рязань, 20 апреля 2018 года / Под ред. Г. А. Плюхиной, Н. К. Костиной. – Рязань: федеральное государственное казенное военное образовательное учреждение высшего образования «Рязанское высшее воздушно-десантное ордена Суворова дважды Краснознаменное командное училище имени генерала армии В. Ф. Маргелова» Министерства обороны Российской Федерации, 2018. – С. 50–54.
32.
Щукина Т. В. Обновление форм, методов и инструментов управленческой деятельности в системе публичного управления: особенности и направления правового регулирования / Т. В. Щукина // Вопросы экономики и права. – 2020. – № 141. – С. 36–40.
33.
Янковский Р. М. Legal design: новые вызовы и новые возможности / Р. М. Янковский // Закон. – 2019. – № 5. – С. 76–86.
References (transliterated)
1.
Byung H. M. How Do Performance Gaps Affect Improvement in Organizational Performance? Exploring the Mediating Roles of Proactive Activities / H. M. Byung, O. Youngmin // Public Performance & Management Review. – 2020. – 43:4. – S. 766–789.
2.
Grant A. M. The dynamics of proactivity at work / A. M. Grant, S. J. Ashford // Research in Organizational Behavior. – 2008. – 28. S. 3–34.
3.
Abramova O. A. Innovatsionnaya kul'tura v organizatsii: na puti k proaktivnomu povedeniyu / O. A. Abramova, A. N. Tatarko // Organizatsionnaya psikhologiya. – 2019. – T. 9. – № 4 – S. 98–124.
4.
Anisimova A. S. Pravovaya politika v sfere tsifrovizatsii prava / A. S. Anisimova // Pravovaya politika i pravovaya zhizn'. – 2019. – № 3. – S. 173–175.
5.
Aslamova K. V. Sushchnost' proaktivnoi lichnosti v pedagogike / K. V. Aslamova, N. I. Churkina // Aktual'nye problemy lingvistiki i metodiki prepodavaniya inostrannykh yazykov : Materialy mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii, Omsk, 27 aprelya 2018 goda / Otvetstvennyi redaktor M. N. Nikonova. – Omsk: Omskaya yuridicheskaya akademiya, 2018. – S. 21–25.
6.
Bezdenezhnykh V. M. Proaktivnyi risk-orientirovannyi podkhod v stsenarnom planirovanii deyatel'nosti khozyaistvuyushchikh sub''ektov / V. M. Bezdenezhnykh, A. S. Rodionov // Ekonomika. Nalogi. Pravo. – 2017. – T. 10. – № 6. – S. 76–83.
7.
Erzin A.I. Camoeffektivnost', proaktivnost' i zhiznestoikost' v obuchenii (vliyanie na akademicheskie interesy i dostizheniya studentov) / A. I. Erzin, G. A. Epanchintseva // Sovremennoe obrazovanie. – 2016. – № 2. – S. 65–83.
8.
Kabytov P. P. Vliyanie tsifrovizatsii na realizatsiyu polnomochii organov ispolnitel'noi vlasti / P. P. Kabytov, O. E. Starodubova // Zhurnal rossiiskogo prava. – 2020. – № 11. – S. 113–126.
9.
Mau V. A. Ekonomika i politika 2019–2020 gg.: global'nye vyzovy i natsional'nye otvety / V. A. Mau // Voprosy ekonomiki. – 2020. – № 3. – S. 5–27.
10.
Nalogovyi kodeks Rossiiskoi Federatsii (chast' vtoraya): Federal'nyi zakon ot 5 avgusta 2000 goda № 117-FZ // SPS «Konsul'tant Plyus». [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://www.consultant.ru (data obrashcheniya: 10.09.2021).
11.
O vnesenii izmenenii v otdel'nye zakonodatel'nye akty Rossiiskoi Federatsii»: Federal'nyi zakon ot 30 dekabrya 2020 goda № 509-FZ // SPS «Konsul'tant Plyus». [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://www.consultant.ru (data obrashcheniya: 10.09.2021).
12.
O vnesenii izmenenii v otdel'nye zakonodatel'nye akty Rossiiskoi Federatsii v svyazi s prinyatiem Federal'nogo zakona «O gosudarstvennom kontrole (nadzore) i munitsipal'nom kontrole v Rossiiskoi Federatsii»: Federal'nyi zakon ot 11 iyunya 2021 goda № 170-FZ // SPS «Konsul'tant Plyus». [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://www.consultant.ru (data obrashcheniya: 24.08.2021).
13.
O vnesenii izmenenii v chasti pervuyu i vtoruyu Nalogovogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii: Federal'nyi zakon ot 29 sentyabrya 2019 goda № 325-FZ // SPS «Konsul'tant Plyus». [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://www.consultant.ru (data obrashcheniya: 10.09.2021).
14.
O gosudarstvennoi informatsionnoi sisteme Respubliki Komi «Litsenzirovanie otdel'nykh vidov deyatel'nosti»: Postanovlenie Pravitel'stva Respubliki Komi ot 18.06.2021 № 295 // SPS «Konsul'tant Plyus». [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://www.consultant.ru (data obrashcheniya: 10.09.2021).
15.
O gosudarstvennoi programme Sankt-Peterburga «Povyshenie effektivnosti gosudarstvennogo upravleniya v Sankt-Peterburge»: Postanovlenie Pravitel'stva Sankt-Peterburga ot 23 iyunya 2014 goda № 494 // SPS «Konsul'tant Plyus». [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://www.consultant.ru (data obrashcheniya: 10.09.2021).
16.
O dopolnitel'noi mere sotsial'noi podderzhki rabotnikov gosudarstvennykh uchrezhdenii zdravookhraneniya Irkutskoi oblasti, na territorii obsluzhivaniya kotorykh byli zaregistrirovany sluchai zabolevaniya novoi koronavirusnoi infektsiei, vyzvannoi 2019-nCoV: Zakon Irkutskoi oblasti ot 20 avgusta 2020 goda № 76-OZ // SPS «Konsul'tant Plyus». [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://www.consultant.ru (data obrashcheniya: 24.02.2021).
17.
O Strategii sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya Leningradskoi oblasti do 2030 goda i priznanii utrativshim silu oblastnogo zakona «O Kontseptsii sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya Leningradskoi oblasti na period do 2025 goda»: Oblastnoi zakon Leningradskoi oblasti ot 8 avgusta 2016 goda № 76-oz // SPS «Konsul'tant Plyus». [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://www.consultant.ru (data obrashcheniya: 10.09.2021).
18.
O Strategii sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya Sankt-Peterburga na period do 2035 goda: Zakon Sankt-Peterburga ot 19 dekabrya 2018 goda № 771-164 // SPS «Konsul'tant Plyus». [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://www.consultant.ru (data obrashcheniya: 24.08.2021).
19.
O tsifrovoi transformatsii gosudarstvennykh uslug i servisov: Postanovlenie Pravitel'stva Kirovskoi oblasti ot 20.09.2019 № 471-P // SPS «Konsul'tant Plyus». [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://www.consultant.ru (data obrashcheniya: 10.09.2021).
20.
Ob osnovnykh napravleniyakh byudzhetnoi i nalogovoi politiki Udmurtskoi Respubliki na 2022 god i na planovyi period 2023 i 2024 godov: Ukaz Glavy UR ot 26.08.2021 № 148// SPS «Konsul'tant Plyus». [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://www.consultant.ru (data obrashcheniya: 10.09.2021).
21.
Ob utverzhdenii administrativnogo reglamenta Ministerstva truda i sotsial'nogo razvitiya Murmanskoi oblasti po predostavleniyu gosudarstvennoi uslugi "Vydacha udostovereniya mnogodetnoi sem'i: Prikaz Ministerstva truda i sotsial'nogo razvitiya Murmanskoi oblasti ot 14.10.2020 № 616 // SPS «Konsul'tant Plyus». [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://www.consultant.ru (data obrashcheniya: 10.09.2021).
22.
Ob utverzhdenii gosudarstvennoi programmy Altaiskogo kraya «Tsifrovoe razvitie ekonomiki i informatsionnoi sredy Altaiskogo kraya» Postanovlenie Pravitel'stva Altaiskogo kraya ot 24.01.2020 № 25 // SPS «Konsul'tant Plyus». [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://www.consultant.ru (data obrashcheniya: 10.09.2021).
23.
Ob utverzhdenii gosudarstvennoi programmy Respubliki Altai «Razvitie ekonomicheskogo potentsiala i predprinimatel'stva»: Postanovlenie Pravitel'stva Respubliki Altai ot 29.06.2018 № 201 // SPS «Konsul'tant Plyus». [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://www.consultant.ru (data obrashcheniya: 10.09.2021).
24.
Ob utverzhdenii Polozheniya o Komitete tsifrovogo razvitiya Administratsii Glavy Respubliki Buryatiya i Pravitel'stva Respubliki Buryatiya: Ukaz Prezidenta Respubliki Buryatiya ot 15.11.2007 № 674 // SPS «Konsul'tant Plyus». [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://www.consultant.ru (data obrashcheniya: 10.09.2021).
25.
Ob utverzhdenii Pravil razrabotki i utverzhdeniya administrativnykh reglamentov predostavleniya gosudarstvennykh uslug, o vnesenii izmenenii v nekotorye akty Pravitel'stva Rossiiskoi Federatsii i priznanii utrativshimi silu nekotorykh aktov i otdel'nykh polozhenii aktov Pravitel'stva Rossiiskoi Federatsii: Postanovlenie Pravitel'stva Rossiiskoi Federatsii ot 20.07.2021 № 1228 // SPS «Konsul'tant Plyus». [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://www.consultant.ru (data obrashcheniya: 10.09.2021).
26.
Ob utverzhdenii Programmy profilaktiki narushenii obyazatel'nykh trebovanii v oblasti kvotirovaniya rabochikh mest dlya invalidov i molodezhi na 2020-2022 gg.: Prikaz Departamenta truda i sotsial'noi zashchity naseleniya goroda Moskvy ot 20.12.2019 № 1402 // SPS «Konsul'tant Plyus». [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://www.consultant.ru (data obrashcheniya: 24.08.2021).
27.
O Ministerstve tsifrovogo razvitiya, svyazi i massovykh kommunikatsii Rossiiskoi Federatsii: Postanovlenie Pravitel'stva Rossiiskoi Federatsii ot 02.06.2008 № 418 // SPS «Konsul'tant Plyus». [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://www.consultant.ru (data obrashcheniya: 24.09.2021).
28.
Ob utverzhdenii administrativnykh reglamentov predostavleniya gosudarstvennym byudzhetnym uchrezhdeniem Sverdlovskoi oblasti «Tsentr gosudarstvennoi kadastrovoi otsenki" gosudarstvennykh uslug»: prikaz Ministerstva po upravleniyu gosudarstvennym imushchestvom Sverdlovskoi oblasti ot 29.06.2021 № 2230 // SPS «Konsul'tant Plyus». [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://www.consultant.ru (data obrashcheniya: 24.09.2021).
29.
Poslanie Prezidenta Federal'nomu Sobraniyu: Poslanie Prezidenta Rossiiskoi Federatsii Federal'nomu Sobraniyu ot 20 fevralya 2019 goda // SPS «Konsul'tant Plyus». [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://www.consultant.ru (data obrashcheniya: 10.09.2021).
30.
Pulyaevskaya I. A. Proaktivnyi rezhim predostavleniya publichnykh uslug: na puti k otmene zayavitel'nogo poryadka predostavleniya publichnykh uslug / I. A. Pulyaevskaya, E. M. Yakimova // Administrativnoe pravo i protsess. – 2021. – № 4. – S. 58–61.
31.
Tregubchak A. V. Proaktivnost' obuchaemykh kak neobkhodimoe uslovie uspeshnosti protsessa obucheniya inostrannym yazykam / A. V. Tregubchak // Romano-germanskaya filologiya. Dostizheniya i perspektivy obucheniya inostrannym yazykam v novom stoletii : Materialy chetvertoi itogovoi nauchno-prakticheskoi konferentsii, Ryazan', 20 aprelya 2018 goda / Pod red. G. A. Plyukhinoi, N. K. Kostinoi. – Ryazan': federal'noe gosudarstvennoe kazennoe voennoe obrazovatel'noe uchrezhdenie vysshego obrazovaniya «Ryazanskoe vysshee vozdushno-desantnoe ordena Suvorova dvazhdy Krasnoznamennoe komandnoe uchilishche imeni generala armii V. F. Margelova» Ministerstva oborony Rossiiskoi Federatsii, 2018. – S. 50–54.
32.
Shchukina T. V. Obnovlenie form, metodov i instrumentov upravlencheskoi deyatel'nosti v sisteme publichnogo upravleniya: osobennosti i napravleniya pravovogo regulirovaniya / T. V. Shchukina // Voprosy ekonomiki i prava. – 2020. – № 141. – S. 36–40.
33.
Yankovskii R. M. Legal design: novye vyzovy i novye vozmozhnosti / R. M. Yankovskii // Zakon. – 2019. – № 5. – S. 76–86.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования довольно интересный и посвящен текущему состоянию и перспективам административно-правового регулирования «…проактивных форм управленческой деятельности органов государственной власти», как заявлено автором в наименовании статьи. Но им этот предмет практически не раскрыт, хотя статья интересная, но в основном направлена на рассмотрение «…проактивных форм управленческой деятельности органов государственной власти», а не их регулирование. Методология исследования – ряд методов, правильно используемых автором: статистический, сравнительно-правовой, формально-юридический, контент-анализ и диалектический метод, синтез, логика и др. Актуальность обоснована автором во введении к статье и выражается в следующем: «Одним из трендов в развитии государственного управления, свидетельствующим об изменении сущности принятия управленческих решений, является внедрение проактивных форм деятельности». Научная новизна обоснована в исследовании автора в части «…проактивных форм управленческой деятельности органов государственной власти». Стиль, структура, содержание заслуживают внимания. Необходимо отметить структурированность работы. Исследование имеет все необходимые структурные элементы: актуальность, постановка проблемы, цели и задачи, предмет, научная новизна, методология и выводы. Стиль работы хороший, она легко читается и носит исследовательский характер. Но содержание не в полной мере отражает существо статьи. Автор логично подводит читателя к существующей проблеме. Он акцентирует внимание читателя на предмете статьи. Он, говоря о принципе проактивности и опираясь на исследования оппонентов и свои собственные, отмечает, что «… необходимо выявить сферы его применения и имеющуюся практику правового закрепления для определения перспектив использования и подготовки предложений по совершенствованию правового регулирования соответствующих отношений». Переходя к анализу вопросов «Понятие принципа проактивности» исследуемых в статье, автор показывает, используя работы оппонентов, «…К числу основных признаков проактивной деятельности относятся инициативность субъекта деятельности, самостоятельный и опережающий характер деятельности», а в случае с НПА: «… В законодательстве проактивность закреплена в Федеральном законе «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг»…», «Стратегия социально-экономического развития Ленинградской области до 2030 года определяет принцип проактивности формулировкой «что положено гражданину по закону, получается им автоматически» [17]». При этом автор делает «вывод, что принцип проактивности в управленческой деятельности органов государственной власти означает, что субъекты управленческой деятельности самостоятельно принимают управленческие решения до получения соответствующих запросов от граждан и организаций (в том числе определяют алгоритмы автоматического принятия таких решений), стремятся действовать «на опережение» с целью достижения позитивного результата или минимизации возможных негативных последствий». Он приводит ссылки на НПА и примеры на «Сферы применения принципа проактивности»: «…в настоящее время принцип проактивности стремительно распространяется в различных областях государственного управления …». Переходя к анализу вопросов «Элементы правового регулирования проактивных форм деятельности» исследуемых в статье, автор показывает, используя работы оппонентов, «К числу таких элементов относятся» и перечисляет их: «… определение субъектов деятельности, а также условий их взаимодействия; «определение объектов, на которых может быть направлено соответствующее проактивное воздействие; определение содержания управленческого воздействия, в том числе технологий и инструментов…». При этом автор делает вывод «Наиболее распространенным способом правового регулирования осуществления конкретного управленческого действия является закрепление в одном правовом акте – в административном регламенте», «В настоящее время совокупно в субъектах Российской Федерации и в муниципальных образованиях действует около 103 тысяч административных регламентов. … только 575 административных регламентов содержат положения о предоставлении или невозможности предоставления государственной (муниципальной) услуги в упреждающем (проактивном) режиме…. сегодня только 0,6% административных регламентов субъектов Российской Федерации и муниципальных образований приведены в соответствие с требованиями Федерального закона от 30 декабря 2020 года № 509-ФЗ и Постановления Правительства Российской Федерации от 20.07.2021 № 1228», «…во многих субъектах созданы специальные исполнительные органы государственной власти (подразделения органов), обеспечивающие координацию деятельности по переводу предоставления государственных и муниципальных услуг в проактивный режим». В заключение автор подводит итог: «Начиная с конца 2019 года – начала 2020 года в Российской Федерации на федеральном уровне и на уровне субъектов Российской Федерации активно распространяется применение принципа проактивности при предоставлении государственных услуг (функций)» и далее «Расширение практики использования проактивных форм деятельности требует изменения нормативных правовых актов», «При этом субъекты государственного управления, по мнению автора, не должны создавать большое количество информационных систем, …». Как нам кажется, приведены не совсем конкретные, дающие для практики и теории выводы. Необходимо констатировать, что журнал, в который представлена статья является научным, и автор направил в издательство статью, соответствующую требованиям, предъявляемым к научным публикациям, в частности для научной полемики он обращается к текстам научных работ. Библиография достаточная и содержит современные научные исследования, как российских, так и зарубежных авторов, есть ссылки на НПА федерального и регионального уровня, к которым автор обращается. Это позволяет автору правильно определить проблемы и поставить их на обсуждение. Он, исследовав их, не раскрывает предмет статьи «Административно-правовое регулирование проактивных форм …». Об этом практически ничего нет, кроме упоминания административных регламентов, а где же само «Административно-правовое регулирование». Автор продемонстрировал хорошее знание вопроса «проактивные формы», но не их регулирование. Им приведены и проанализированы работы ученых, исследовавших его прежде, он привнес своей статьей определенную научную новизну в исследование вопроса «проактивные формы» «… управленческой деятельности органов государственной власти». Апелляция к оппонентам в связи с вышесказанным присутствует. Автором используется материал других исследователей. Выводы – работа требует доработки (в части изменения наименования или расширения предмета исследования в части «Административно-правовое регулирование», тем более автором в разделе «Элементы правового регулирования проактивных форм деятельности» отмечены эти элементы), интерес читательской аудитории будет присутствовать после этого.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ
на статью на тему «Административно-правовое регулирование проактивных форм управленческой деятельности органов государственной власти: текущее состояние и перспективы».

Предмет исследования.
Предложенная на рецензирование статья посвящена актуальным вопросам административно-правовое регулирование проактивных форм управленческой деятельности органов государственной власти. Автором рассмотрены проблемы понятия принципа проактивности, его правовое закрепление, сфера применения, элементы правового регулирования проактивных форм деятельности, субъекты управленческой деятельности, осуществляемой в проактивной форме, другие вопросы. В качестве предмета исследования выбраны нормативно-правовые акты, доктринальная литература.

Методология исследования.
Цель исследования прямо в статье не заявлена. При этом она может быть ясно понята из названия и содержания работы. Как пишет автор, «Поскольку принцип проактивности применяется в отечественной управленческой практике недавно, необходимо выявить сферы его применения и имеющуюся практику правового закрепления для определения перспектив использования и подготовки предложений по совершенствованию правового регулирования соответствующих отношений». Исходя из поставленных цели и задач, автором выбрана методологическая основа исследования.
В частности, автором используется совокупность общенаучных методов познания: анализ, синтез, аналогия, дедукция, индукция, другие. В частности, методы анализа и синтеза позволили обобщить и разделить выводы различных научных подходов к предложенной тематики.
Учитывая цель исследования, наибольшую роль сыграли специально-юридические методы исследования, в частности формально-юридический, который позволил автору сделать конкретные выводы по поводу принципа проактивности, исходя из толкования норм действующего правового регулирования (прежде всего, положений административного законодательства России). В частности, автор пишет: «фактическая реализация принципа проактивности началась еще до принятия Федерального закона от 30 декабря 2020 года № 509-ФЗ, которым в Федеральный закон «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» была введена статья 73 «Организация предоставления государственных и муниципальных услуг в упреждающем (проактивном) режиме»».
Также стоит отметить, что автором проанализировано правовое регулирования не только на федеральном уровне, но и на региональном уровне. В частности, указывается, что «Отдельные органы государственной власти (подразделения органов), обеспечивают координацию деятельности по переводу предоставления государственных и муниципальных услуг в проактивный режим. Например, в Республике Бурятия для этих целей создан Комитет цифрового развития Администрации Главы Республики Бурятия и Правительства Республики Бурятия».
Таким образом, выбранная автором методология в полной мере адекватна цели исследования, позволяет изучить все аспекты темы в ее совокупности.

Актуальность.
Актуальность заявленной проблематики не вызывает сомнений. Имеется как теоретический, так и практический аспекты значимости предложенной темы. С точки зрения теории тема административно-правового регулирования проактивных форм управленческой деятельности органов государственной власти является важной, но малоисследованной. Как пишет автор, «Задача по внедрению соответствующих форм деятельности впервые на государственном уровне прозвучала в Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. 20 февраля 2019 года Президент Российской Федерации отметил, что «до конца 2020 года предоставление всех ключевых государственных услуг следует перевести именно в проактивный формат»». При этом несмотря на наличие подобных, установленных на самом высоком уровне задач, не ясны принципы проактивных форм деятельности, основные вопросы их правового регулирования. С позиции практики полезными могут оказаться конкретные рекомендации участникам изучаемых отношений и законодателю.
Тем самым, научные изыскания в предложенной области стоит только поприветствовать.

Научная новизна.
Научная новизна предложенной статьи не вызывает сомнений. Во-первых, она выражается в конкретных выводах автора. Среди них, например, такой вывод:
«в перспективе этот принцип будет уместен также при решении следующих вопросов: охрана общественного порядка; обеспечение бесперебойного электро-, тепло-, газо- и водоснабжения населения, водоотведения, снабжения населения топливом; дорожная деятельность и др. Расширение практики использования проактивных форм деятельности требует изменения нормативных правовых актов. С учетом специфики соответствующей деятельности такие акты должны раскрывать структуру субъектов и объектов управленческой деятельности, а также технологии и инструменты, обеспечивающие проактивное управленческое воздействие, в том числе используемые информационные системы».
Указанный и иные теоретические выводы могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях.
Во-вторых, автором предложены идеи по совершенствованию практической составляющей вопроса. В частности,
«в ближайшее время органы государственной власти должны активно разрабатывать нормативные правовые акты, регулирующие деятельность в проактивной форме, поскольку: к настоящему времени уже появился опыт применения таких форм деятельности; некоторыми органами государственной власти уже разработаны отдельные нормативные правовые акты, которые могут стать основой, примером для детализации регулирования иными субъектами государственного управления; создана необходимая технологическая основа внедрения таких форм деятельности».
Приведенный вывод может быть актуален и полезен для правотворческой деятельности.
Таким образом, материалы статьи могут иметь определенных интерес для научного сообщества с точки зрения развития вклада в развитие науки.

Стиль, структура, содержание.
Тематика статьи соответствует специализации журнала «Юридические исследования», так как она посвящена правовым проблемам, связанным с деятельностью органов государственной и муниципальной власти.
Содержание статьи в полной мере соответствует названию, так как автор рассмотрел заявленные проблемы, достиг цели исследования.
Качество представления исследования и его результатов следует признать в полной мере положительным. Из текста статьи прямо следуют предмет, задачи, методология и основные результаты исследования.
Оформление работы в целом соответствует требованиям, предъявляемым к подобного рода работам. Существенных нарушений данных требований не обнаружено.

Библиография.
Следует высоко оценить качество использованной литературы. Автором активно использована литература, представленная авторами из России и из-за рубежа (Пуляевская И. А., Трегубчак А. В., Щукина Т. В., Янковский Р. М., Byung H. M., Byung H. M. и другие). Кроме того, в исследовании проанализирован большой объем нормативно-правового материала как федерального, так и регионального уровня.
Таким образом, труды приведенных авторов соответствуют теме исследования, обладают признаком достаточности, способствуют раскрытию различных аспектов темы.

Апелляция к оппонентам.
Автор провел серьезный анализ текущего состояния исследуемой проблемы. Все цитаты ученых сопровождаются авторскими комментариями.

Выводы, интерес читательской аудитории.
Выводы в полной мере являются логичными, так как они получены с использованием общепризнанной методологии. Статья может быть интересна читательской аудитории в плане наличия в ней систематизированных позиций автора применительно к заявленным исследовательским вопросам.
На основании изложенного, суммируя все положительные и отрицательные стороны статьи
«Рекомендую опубликовать»