Читать статью 'Отражение проблематики политических конфликтов в истории общественной мысли' в журнале Genesis: исторические исследования на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1697,   статей на доработке: 299 отклонено статей: 358 
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Отражение проблематики политических конфликтов в истории общественной мысли

Пупыкин Николай Иванович

кандидат исторических наук

доцент, кафедра социального управления и конфликтологии, Орловский государственный университет имени И.С. Тургенева

302026, Россия, Орловская область, г. Орел, ул. Комсомольская, 95

Pupykin Nikolay

PhD in History

docent, social management and conflict studies department, Orel State University

302026, Russia, Orlovskaya oblast', g. Orel, ul. Komsomol'skaya, 95

nickset@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-868X.2021.9.36473

Дата направления статьи в редакцию:

16-09-2021


Дата публикации:

30-09-2021


Аннотация: В статье анализируется процесс эволюции теоретических подходов представителей зарубежной (европейской и американской) общественной мысли к изучению проблемы политического мирного и конфликтного взаимодействия. Объектом исследования выступают конфликтогенные политические отношения как форма исторического развития государственных и общественных институтов. Предметом исследования является поступательное развитие общественно-политических и социально-философских теорий о политических конфликтах и социальной стабильности. В качестве основных методологических подходов исследования использованы структурно-функциональный и системный анализ, сравнительно-исторический и проблемно-хронологический методы, а также другие общенаучные и специальные принципы исторического познания. Автор приходит к выводу, что представления о политических формах социального конфликтного взаимодействия имеют устоявшиеся причинно-следственные связи с разными историческими эпохами (Античность, Средневековье, Возрождение, Новое время, Новейшее время) и прошли долгий путь – от «наивности» и догматизма до междисциплинарности, от безусловного историзма до социальной системности в своих концептуальных подходах. Новизна исследования заключается в том, что автор комплексно рассматривает вопросы развития методологии исследования понятийно-категориального пространства политического конфликта сквозь призму исторического развития человечества, выявляя тем самым особенности влияния конфликтогенности политического процесса на ход мировой истории.


Ключевые слова: общественная мысль, политика, политический конфликт, политическое взаимодействие, история науки, история конфликтологии, история политической мысли, история философской мысли, политические отношения, политическая стабильность

Abstract: This article analyzes the evolution of theoretical approaches of the representatives of foreign (European and US) public thought towards studying the problem of political peace and conflict interaction. The object of this research is the conflictogenic political relations as a form of historical development of the state and social institutions. The subject of this research is the steady development of socio-political and socio-philosophical theories related to political conflicts and social stability. Research methodology is based on the structural-functional and systemic analysis, comparative-historical and problematic-chronological methods, as well as other general scientific and special principles of historical cognition. The author comes to the conclusion that the representations of the political forms of social conflict interaction have deeply rooted causal links with different historical eras (Antiquity, Middle Ages, Renaissance, Modern Age, Contemporary History), and have made a long way from “naivety” and dogmatism to interdisciplinarity, from unconditional historicism to social systematicity in their conceptual approaches. The novelty of this article consists in comprehensive examination of the evolution of methodology for studying the conceptual-categorical space of political conflict through the prism of the historical development of mankind, thereby revealing the impact of conflictogenic nature of the political process upon the course of world history.



Keywords:

history of philosophical thought, history of political thought, history of conflictology, history of science, political interaction, political conflict, politics, social thought, political relations, political stability

На протяжении многовековой истории человечества политическая сфера всегда осталась в фокусе научных исследований философов, мыслителей, политических теоретиков. Проблема развития политических отношений касается каждого социального субъекта, поэтому логично, что представители самых разных научных течений пытались раскрыть конфликтогенную сущность политики, конфронтационные позиции ее субъектов, особенности политического взаимодействия в мирное и военное время.

Существует множество трактовок и определений понятийно-категориального аппарата политического пространства:

1) в древнегреческой философии основное внимание уделялось функциональной составляющей политики – мыслители понимали под ней некое «искусство», отражающее набор определенных ораторских, военных и прочих управленческих умений и навыков [10, с. 22]. Например, Платон полагал, что политика – это умение «оберечь всех граждан и по возможности сделать их из худших лучшими» [3, с. 98];

2) известный общественно-политический мыслитель эпохи Возрождения Н. Макиавелли отмечал, что политика – это «знание о правильном и мудром правлении» [2, с. 174];

3) в социологии М. Вебера основной акцент в анализе политической реальности сделан на феномен лидерства, которым объясняются многие социальные процессы и явления, возникающие в ходе исторического развития [18, с. 41];

4) марксистские теории в качестве ключевого источника политических действий и изменений выделяли классовые противоборства в рамках смены общественно-экономических формаций.

Важно отметить, что все существующие определения отличаются авторским пониманием и опосредованы тем или иным историческим периодом.

В последнее время в общественной науке прослеживается тенденция на комплексное и междисциплинарное обоснование политики как социального явления:

1) в теориях государственного управления под политикой чаще всего понимают системные и комплексные действия институтов государственной власти разных уровней, которые отражают все изменения в общественном и экономическом устройстве определенных территорий [11, с. 8];

2) в толковых словарях русского языка, далеких от политологических теорий, представлено довольно широкое определение. Например, С. И. Ожегов отмечает, что политика – это «вопросы и события общественной и государственной жизни» [14, с. 541];

3) согласно правоведческим концепциям, политика – это «определенным образом направленная деятельность государства или социальных групп в различных сферах: экономике, социальных и национальных отношениях, демографии, безопасности и т. д.» [9, с. 109].

Большинство современных подходов к трактовке политики направленны на то, чтобы показать всеобщий обхват ею всех сфер общественного развития в целом и жизнедеятельности каждого индивида в частности.

Близким к понятию «политика», но более узким по смысловому наполнению, является термин «политическая сфера» – это «одна из основных подсистем общества, охватывающая политико-властные отношения государства и общества» [16, с. 301]. В истории общественной мысли политическая сфера анализируется как область социальной реальности, в которой осуществляется управление развитием общества, регулирование социальных отношений между различными группами (классы, нации, этнические и конфессиональные группы и др.) в контексте распределения властных отношений в государстве.

Практически на всех этапах исторического развития ключевая роль в политической сфере отводилась государству. Как любой политический институт оно постоянно эволюционировало – трансформировались его структурные компоненты, функции, механизмы взаимодействия с гражданами и т. д. Создатели многочисленных теорий общественного договора (Дж. Локк, Т. Гоббс, Ж.-Ж. Руссо и др.) отмечали, что на этапе государственного строительства данный институт выступал чаще всего посредником (арбитром), которому граждане передавали часть своих прав для выполнения функции управления и представительства всеобщих интересов. Сторонники марксистского подхода полагают, что государство возникло в результате острого политического антагонизма (классового конфликта) и существовало как форма закрепления власти класса эксплуататоров над классом эксплуатируемых. В любом случае государство является общественным институтом, который управляет делами всего общества, возникает из объективной потребности регулировать социальные отношения в интересах всех граждан. Поскольку государство – это всегда подчинение одного класса другому, то неизбежны различные противоречия, конфликты и политические столкновения.

Политическая сфера включает в себя следующие структурные элементы:

1. Политические отношения – это устойчивые отношения разных категорий социальных субъектов в рамках распределения властных полномочий и удовлетворения политических интересов и потребностей [6, с. 125]. Данный структурный элемент политической сферы раскрывает сущность деятельности социальных субъектов, в которой кроются их ключевые и жизненные интересы и потребности, мотивы и ценности. При этом необходимо отметить, что любые политические отношения не могут анализироваться на индивидуальном уровне или в контексте деятельности лидеров общественного мнения, государственных деятелей. Важной функцией политических отношений выступает непрекращающийся процесс воспроизводства компонентов политического процесса в обществе, аккумуляция политических умений, знаний, навыков, идеологических ценностей, а также методологии практического политического управления. Характерные черты тех или иных политических отношений опосредуются отношениями между государственным аппаратом и институтами гражданского общества, разными органами власти и каждым отдельным индивидом, большими и малыми социальными группами. Подобные отношения могут сочетать в себе совершенно противоположные компоненты (стремление к консенсусу и компромиссу, конфликтогенность, направленность на господство и принуждение, ориентация на основные свободы и права человека и гражданина и пр.).

2. Второй важный элемент политической сферы – это политическое сознание, которое можно определить как «совокупность представлений и чувств, взглядов и эмоций, оценок и установок, выражающих отношение людей к осуществляемой и желаемой политике, определяющих способность к участию в управлении делами общества и государства» [13, с. 118].

Можно констатировать, что политическое сознание является неотъемлемым и ключевым компонентом общественного сознания, который начинает играть важную роль в общественных отношениях сразу же после зарождения государства и его институтов. Важно понимать, что политическое сознание включает в себя многие субъективные (оценочные) и объективные (теоретические) суждения социальных субъектов о политической сфере, возникающие в процессе их политического участия в управлении государством. Оно постоянно трансформируется, обладает исторической памятью, отражает реальное положение дел и прогнозирует возможные изменения в политике в будущем. Именно по этой причине политическое сознание может прямым образом влиять на целеполагание в политическом процессе, его методологию и инструментарий, а также сам факт его развития.

3. Не менее важным элементом политической сферы выступает политическая деятельность, которую можно определить как постоянный упорядоченный и регламентированный процесс вмешательства социальных субъектов в систему общественно-политических отношений с целью защиты определенных ценностей и идеалов и реализации соответствующих потребностей в будущем [17, с. 72]. Данный элемент политической сферы проявляется непосредственным образом в политических действиях (иногда бездействии) социальных групп и отдельных индивидов (политические акции, демонстрации, избирательные кампании, абсентеизм, общенародные волеизъявления и т. д.).

Объектами политической деятельности являются социально-политическое устройство общества и система управления им, социальное группообразование, устои общественного взаимодействия, институциональные и функциональные механизмы регулирования политических отношений.

Первостепенными задачами политической деятельности в любом государстве выступают следующие направления: 1) поддержание устойчивости и стабильности социальных отношений на разных уровнях взаимодействия; 2) своевременные преобразования в социально-политической сфере (при необходимости, создание новой политической системы); 3) распределение властных полномочий в государстве; 4) создание разветвленной сети политических институтов и общественных организаций, а также регулирование их деятельности; 5) организация и осуществление разноуровневых форм политического участия социальных субъектов в управлении государством (выборы, референдумы, принятие ключевых решений, реформы и др.).

Основными субъектами политической деятельности являются органы государственной власти, политические партии, их коалиции и объединения, многочисленные институты гражданского общества. Взаимодействие этих вторичных политических субъектов, как между собой, так и «внутри себя» ведет к возникновению политических конфликтов. При условии конструктивного разрешения социально-политических противоречий государство может поступательно развиваться.

В целом, можно отметить, что политическая сфера является постоянной, неотъемлемой частью жизни всего общества, она регулирует абсолютно все процессы в нем, выступает действенным механизмом, который интегрирует все сферы общественной жизни. Однако постоянная борьба различных групп или элит приводит к возникновению деструктивных социально-политических антагонизмов.

Активное изучение проблематики политического конфликтного взаимодействия, его основных причин, а также его природы происходило на протяжении длительного времени в рамках эволюции общественно-политической мысли.

Самыми известными ранними работами, посвященными указанной научной проблеме, по праву считаются труды древних философов с различных континентов (Парменид, Эпикур, Сократ, Сунь-Цзы, «школа законников» и др.). Мыслители древности не просто констатировали неизбежность многих острых конфликтов (войны и вооруженные противостояния), но при этом рассуждали об их источниках и роли в общественном развитии.

Большинство представителей Античной философии (Платон, Аристотель, Гомер, Демокрит и др.) отмечали, что «конфликты являются естественным и вечным состоянием общества» [12, с. 18]. Рассуждая о конфликтном взаимодействии, они уходили от распространенных философских суждений и старались анализировать конкретные, а не абстрактные цели участников конфликтов и войн, а также их ориентацию на применение насильственных форм противоборства. Например, в данный период развития общественной мысли был весьма распространен тезис о том, что одним из основных источников социальных и политических конфликтов выступает необходимость поддержания целостности общественной системы через завоевание и подчинение рабов. Кроме того древнегреческие мыслители акцентировали внимание не только на сугубо политические или психологические аспекты зарождения конфликтной реальности, но и на биологические, демографические, экономические и другие детерминанты.

Дальнейшая эволюция общественной мысли о проблеме политических конфликтов была опосредована распространением христианства в Европе в эпоху Средневековья (А. Блаженный, Ф. Аквинский и др.). Именно в период максимальной религиозной догматизации в многочисленных теологических учениях возобладало мнение, что «божественная воля и мировой дух выступают в качестве основной причины всех общественных явлений. Духовная власть ставилась выше светской, проповедовался приоритет религиозной политики» [1, с. 280]. Таким образом, воцарившаяся христианская парадигма мирового развития излишне упрощала многофакторность конфликтной социально-политической реальности и сужала рамки возможного построения бесконфликтного общества в будущем до необходимости полного утверждения религиозных догматов и церковных ценностей. Ответом на подобные учения стали многочисленные труды философов эпохи Возрождения (XVI – XVII вв.) – Н. Кузанский, Н. Макиавелли, Н. Копперник, Дж. Бруно, Э. Роттердамский, Ф. Бэкон и др. Своей главной задачей они видели необходимость возвращения общественной мысли к углубленному изучению всех детерминант возникновения конфликтов, а не только их возможной божественной составляющей. Кроме того они начали активно исследовать субъективные и психологические аспекты конфликтогенеза: человеческий эгоизм и эгоцентризм, склонность к проявлению насилия и агрессии, подозрительность, корыстолюбие, тщеславие и т. д. Мыслители эпохи Ренессанса указывали, что кроме генетических причин конфликтогенности человеческого рода необходимо говорить и о «психолого-экономическом факторе – стремлении людей к собственности, порождающем имущественное неравенство» [7, с. 88].

Не могли обойти стороной проблематику зарождения и развития социальных и политических конфликтов и представители общественной мысли Нового времени. Особое место среди них занимают французские просветители (Ж.-Ж. Руссо, Вольтер, Ш. Монтескье, П. А. Гольбах) и английский мыслители (Дж. Локк, Т. Гоббс), работы которых неразрывно связаны с анализом предреволюционной и революционной обстановки в странах Европы. Безусловно, их монументальные труды можно лишь с допущением считать бесспорными, однако, они стали более обосновано характеризовать не только конфликтное взаимодействие и его внутренние и внешние причины, но и перспективы создания мирной (бесконфликтной) социальной реальности (теории общественного договора, принцип разделения властей, географический детерминизм и др.). В частности они обратили внимание, как на объективные факторы конфликтогенеза, так и на субъективные. Например, многие из мыслителей периода раннего Нового времени подчеркивали, что причинно-следственные связи, приводящие к возникновению острых политических и социальных волнений, необходимо объяснять не только божественной волей или вмешательством высших сил, но и человеческой природой – пороками и инстинктами, низким уровнем образования и культуры, отсутствием аналитического склада ума. Одним из основных источников распространения насильственных форм взаимодействия они называли нарушение общественного договора.

В конце XVIII – начале XX вв. в общественной мысли сформировались три основных подхода к анализу социально-политических конфликтов:

1. Многофакторный подход нашел свое отражение в немецкой философской и социально-политической школе (К. Клаузевиц, И. Кант, Г. Гегель). Ее представители утверждали, что первостепенным источником конфликтов выступают чувства и воля социальных субъектов. По их мнению, подобные внутренние механизмы конфликтогенеза невозможно устранить, их можно лишь минимизировать. Однако при этом немецкие мыслители не сводили все только к инстинктивной или психологической составляющим, они неоднократно подчеркивали, что причины конфликтного взаимодействия многогранны и опосредуются множеством других факторов: социальные (статус, роль в обществе, стремление к престижу и признанию и др.), политические (борьба за власть и права), экономические (удовлетворение потребностей, повышение уровня жизни), духовные (идеологические и нравственные расхождения во взглядах), демографические (гендерные и возрастные особенности), географические (среда обитания и перераспределение ресурсов), этнические (национальные и культурно-исторические различия), конфессиональные (столкновение религиозных догм), личностные (темпераментные и психологические особенности), ситуативные и др.

2. Психолого-идеологический подход оформился к многочисленных работах А. Шопенгауэра, Ф. Ницше, А. Дюринга, Н. Бердяева, Л. Гумпловича, К. Каутского и др. Удивительно, но представители совершенно разных течений общественной мысли (экзистенциализм, марксизм, религиозно-идеалистическая философия) пришли к близким по смыслу выводам о том, что основными причинами большинства политических и социальных конфликтов можно считать коллективные и индивидуальные амбиции социальных субъектов, их внутреннюю предрасположенность к девиантному социальному самовыражению или участию в протестных акциях. Важно отметить, что все вышеперечисленное, по их мнению, опосредуется какой-либо идеологией или системой ценностей, которые могут значительно расширять классовые, временные или пространственные рамки социального взаимодействия. Представители данного подхода придерживались устойчивого мнения, что в процессе исторического развития общества и государства должна учитываться ключевая роль различных форм политического насилия [7, с. 90].

3. Социально-экономический подход к анализу конфликтной реальности наиболее полно раскрыт в классических работах отцов-основателей марксизма (К. Маркс, Ф. Энгельс, В. И. Ленин и др.). Апологеты данного подхода утверждали, что большинство острых социально-политических конфликтов возникают и развиваются сугубо по экономическим причинам (система распределения благ в обществе, доступ к средствам производства и др.). При этом важно отметить, что марксисты не отличались категоричностью в отношении возможности применения насилия в конфликтах. Для них оно выступает необходимым средством урегулирования антагонистических противоречий и универсальным механизмом общественного развития.

Многие исследователи в начале XX в. пробовали развить теории марксизма, отказавшись от излишней безапелляционности и некоторых аспектов классового подхода (М. Вебер, Г. Моска, Ж. Сорель, Ф. Оппенгеймер, В. Парето и др.). В этот период происходит активное становление социологической науки, которая заложила основы конфликтологической парадигмы мира. Например, немецкий философ Г. Зиммель пришел к выводу, что необходимо трактовать конфликты как норму социальной реальности. Кроме того он признал конструктивную функциональность конфликтного взаимодействия, а также доказал целесообразность отказа от идей силового завершения конфликтов и необ­ходимость их институционализации в процессе урегулирования и разрешения.

С середины по конец XX в. широкое распространение получила структурно-функциональная школа конфликтологии, основателями которой являются американские исследователи Р. Дарендорф, Т. Парсонс и Л. Козер. В конфликтной модели общества, предложенной Р. Дарендорфом, раскрываются основные источники социально-политических противоречий, «которыми являются неравномерное распреде­ление власти и авторитета внутри императивно координированных ассоциа­ций, а также осознание своих интересов их членами, т. е. неравенство позиций власти рассматривается как источник конфликтов» [5, с. 146].

Кроме того Р. Дарендорф структурировал базовые основания теории конфликтов, которые заключаются в следующих утверждениях:

1. Любое общество подвержено изменениям и трансформациям, которые могут происходить на всех уровнях социальной системы.

2. Конфликты пронизывают социальную реальность, они являются неизбежным результатом общественного развития.

3. В любом обществе распространены те или иные формы насильственного взаимодействия [15, с. 11].

Важно отметить, что Р. Дарендорф четко разграничивал социально-политические противоречия прошлых эпох (классовые конфликты) и современные общественные антагонизмы: «Реальные конфликты всегда зримы. Мало смысла говорить о глубоком расколе социальных структур, если из него не следует заметных социальных и политических разногласий. Поэтому очевидно, что в современных обществах нет классового конфликта в его классическом понимании» [4, с. 210].

Другой американский исследователь Л. Козер обратил внимание широкой общественности на конструктивную роль современных конфликтов в социальном взаимодействии: 1) группообразование и институционализация; 2) сплочение групп и коллективов; 3) инициация социальных преобразований; 4) выявление лидеров; 5) стимулирование появления новых форм социального поведения и др. [8, с. 53].

В современной общественной мысли условно можно выделить три основных теоретическо-концептуальных модели анализа политического конфликтного взаимодействия.

1. Диалектическая модель базируется на основных постулатах теории немецкого философа Г. Гегеля, который рассуждал о необходимости выявления противоречий в любом социальном процессе, поскольку именно они выступают двигателем общественного развития. Диалектические законы Г. Гегеля (закон единства и борьбы противоположностей, закон перехода количественных изменений в качественные, закон «отрицания отрицания») отражает весь ход исторического развития, которое сопровождалось огромным количеством крупных социально-политических конфликтов (революции, гражданские войны, восстания, бунты и т. д.), а также межгосударственных войн.

2. Эмоционально-психологическая модель подразумевает «показ природы конфликта через самолюбие, враждебность и агрессивность человеческой натуры» [7, с. 92]. Ее приверженцы предлагают при анализе конфликтной реальности смещать акценты на изучение эмоционального и психофизиологического состояния социальных субъектов, а также выявлять причинно-следственные связи между их действиями и естественными побудительными мотивами (страх, ненависть, упрямство, сила воли и др.).

3. Социально-мотивирующая модель основана на придании интересам конфликтующих сторон ключевой роли в процессе зарождения конфликтов и развития их динамики.

В целом, можно отметить, что анализ эволюции представлений о политическом мирном и конфликтном взаимодействии в истории общественной мысли в полной мере иллюстрирует разницу в методологических подходах между представителями разных эпох. Накопление знаний о политической реальности происходило параллельно с расширением понятийно-категориального пространства социальных конфликтов. На первых этапах развития социально-политических учений прослеживается определенная «наивность» некоторых суждений, отражающих в первую очередь определение конфликтов как таковых и понимание их двоякой природы. Однако постепенно был сделан крен в сторону углубленного анализа их причин и особенностей зарождения. И только в XX в. общественно-политические мыслители активно занялись вопросом исследования не только самой природы политических конфликтов, но и особенностей их предупреждения, урегулирования и разрешения. Все больше появляется работ, посвященных проблематике создания общей теории конфликтов, которая будет иметь одинаковое прикладное значение для регулирования общественных процессов в разных сферах. События последних десятилетий наглядно демонстрируют, что представления о политических конфликтах не теряют своей актуальности и будут востребованы еще долгие годы.

Библиография
1.
Аземкулова, А. Основные эволюционные подходы к изучению политических конфликтов [Текст] / А. Аземкулова // Известия вузов (Кыргызстан). – 2011. – №7. – С. 280–283.
2.
Бутов, А. В. Концепция государственного управления Н. Макиавелли [Текст] / А. В. Бутов // Вестник РЭА им. Г.В. Плеханова. – 2016. – №6 (90). – С. 174–182.
3.
Вол¬ков, Ю. Г., Лубский, А. В. Основы социологии и политологии [Текст] : учебное пособие / Ю.Г. Вол¬ков, А.В. Лубский. – М. : ИНФРА-М, 2016. – 204 с.
4.
Дарендорф, Р. Современный социальный конфликт. Очерк политики свободы [Текст] / Р. Дарендорф ; пер. с нем. Л. Ю. Пантиной. – М. : Росспэн, 2002. – 288 с.
5.
Дарендорф, Р. Элементы теории социального конфликта [Текст] / Р. Дарендорф // Социологические исследования. – 1994. – № 5. – С. 142–147.
6.
Казанцева, В. А. Политические отношения в системе общественных отношений [Текст] / В. А. Казанцева // Мировоззренческие основания культуры современной России: сборник материалов VII Международной научной конференции. Выпуск 7 / под ред. Жилиной В.А. – Магнитогорск : ФГБОУ ВО «МГТУ им. Г.И. Носова», 2016. – С. 123–129.
7.
Коваленко, Б. В., Пирогов, А. И., Рыжков, О. А. Политическая конфликтология [Текст] : учебное пособие для студентов высших учебных заведений / Б. В. Коваленко, А. И. Пирогов, О. А. Рыжков. – М. : Ижица, 2002. – 400 с.
8.
Козер, Л. Функции социального конфликта [Текст] / Л. Козер / пер. с англ. О. Назаровой ; под общ. ред. Л. Г. Ионина. – М. : Идея-пресс, 2000. – 205 с.
9.
Константинова, Л. В. К понятию «Социальная политика» в современной общественной теории [Текст] / Л. В. Константинова // Управленческое консультирование. – 2005. – №2. – С. 108–124.
10.
Котляров, И. В. Социология лидерства: теоретические, методологические и аксиологические аспекты [Текст] / И. В. Котляров. – Минск : Беларуская навука, 2013. – 479 с.
11.
Кудряшова, Л. В. Основы государственного и муниципального управления [Текст] : учебное пособие. В 2-х частях. – Ч. I : Основы государственного управления / Л. В. Кудряшова. – Томск : ФДО, ТУСУР, 2015. – 137 с.
12.
Любимов, Г. П. Конфликт в контексте генезиса античной философии (античные модели) [Текст] / Г. П. Любимов // Научно-технический вестник информационных технологий, механики и оптики. – 2003. – №8. – С. 17–27.
13.
Нигматзянова, А. А. Понятие политического сознания в современном обществе [Текст] / А. А. Нигматзянова // Манускрипт. – 2016. – №1 (63). – С. 115–118.
14.
Ожегов, С. И. Толковый словарь русского языка : 72500 слов и 7500 фразеологических выражений [Текст] / С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. – М. : Азъ, 1994. – 907 с.
15.
Политическая конфликтология [Текст] : учебное пособие / под ред. С. А. Ланцова. – СПб. : Питер, 2008. – 320 с.
16.
Политология [Текст] : краткий словарь / под ред. В.Н. Коновалова. – Ростов н/Д. : Феникс, 2001. – 447 с.
17.
Соловьев, В. А. Технологии взаимодействия субъектов общественно-политической деятельности [Текст] / В. А. Соловьев // Вестник Кемеровского государственного университета культуры и искусств. – 2017. – №41-2. – С. 70–74.
18.
Щербинина, Н. Г. Теории политического лидерства [Текст] : учебное пособие / Н. Г. Щербинина. – М. : Весь Мир, 2004. – 181 с.
References (transliterated)
1.
Azemkulova, A. Osnovnye evolyutsionnye podkhody k izucheniyu politicheskikh konfliktov [Tekst] / A. Azemkulova // Izvestiya vuzov (Kyrgyzstan). – 2011. – №7. – S. 280–283.
2.
Butov, A. V. Kontseptsiya gosudarstvennogo upravleniya N. Makiavelli [Tekst] / A. V. Butov // Vestnik REA im. G.V. Plekhanova. – 2016. – №6 (90). – S. 174–182.
3.
Vol¬kov, Yu. G., Lubskii, A. V. Osnovy sotsiologii i politologii [Tekst] : uchebnoe posobie / Yu.G. Vol¬kov, A.V. Lubskii. – M. : INFRA-M, 2016. – 204 s.
4.
Darendorf, R. Sovremennyi sotsial'nyi konflikt. Ocherk politiki svobody [Tekst] / R. Darendorf ; per. s nem. L. Yu. Pantinoi. – M. : Rosspen, 2002. – 288 s.
5.
Darendorf, R. Elementy teorii sotsial'nogo konflikta [Tekst] / R. Darendorf // Sotsiologicheskie issledovaniya. – 1994. – № 5. – S. 142–147.
6.
Kazantseva, V. A. Politicheskie otnosheniya v sisteme obshchestvennykh otnoshenii [Tekst] / V. A. Kazantseva // Mirovozzrencheskie osnovaniya kul'tury sovremennoi Rossii: sbornik materialov VII Mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii. Vypusk 7 / pod red. Zhilinoi V.A. – Magnitogorsk : FGBOU VO «MGTU im. G.I. Nosova», 2016. – S. 123–129.
7.
Kovalenko, B. V., Pirogov, A. I., Ryzhkov, O. A. Politicheskaya konfliktologiya [Tekst] : uchebnoe posobie dlya studentov vysshikh uchebnykh zavedenii / B. V. Kovalenko, A. I. Pirogov, O. A. Ryzhkov. – M. : Izhitsa, 2002. – 400 s.
8.
Kozer, L. Funktsii sotsial'nogo konflikta [Tekst] / L. Kozer / per. s angl. O. Nazarovoi ; pod obshch. red. L. G. Ionina. – M. : Ideya-press, 2000. – 205 s.
9.
Konstantinova, L. V. K ponyatiyu «Sotsial'naya politika» v sovremennoi obshchestvennoi teorii [Tekst] / L. V. Konstantinova // Upravlencheskoe konsul'tirovanie. – 2005. – №2. – S. 108–124.
10.
Kotlyarov, I. V. Sotsiologiya liderstva: teoreticheskie, metodologicheskie i aksiologicheskie aspekty [Tekst] / I. V. Kotlyarov. – Minsk : Belaruskaya navuka, 2013. – 479 s.
11.
Kudryashova, L. V. Osnovy gosudarstvennogo i munitsipal'nogo upravleniya [Tekst] : uchebnoe posobie. V 2-kh chastyakh. – Ch. I : Osnovy gosudarstvennogo upravleniya / L. V. Kudryashova. – Tomsk : FDO, TUSUR, 2015. – 137 s.
12.
Lyubimov, G. P. Konflikt v kontekste genezisa antichnoi filosofii (antichnye modeli) [Tekst] / G. P. Lyubimov // Nauchno-tekhnicheskii vestnik informatsionnykh tekhnologii, mekhaniki i optiki. – 2003. – №8. – S. 17–27.
13.
Nigmatzyanova, A. A. Ponyatie politicheskogo soznaniya v sovremennom obshchestve [Tekst] / A. A. Nigmatzyanova // Manuskript. – 2016. – №1 (63). – S. 115–118.
14.
Ozhegov, S. I. Tolkovyi slovar' russkogo yazyka : 72500 slov i 7500 frazeologicheskikh vyrazhenii [Tekst] / S. I. Ozhegov, N. Yu. Shvedova. – M. : Az'', 1994. – 907 s.
15.
Politicheskaya konfliktologiya [Tekst] : uchebnoe posobie / pod red. S. A. Lantsova. – SPb. : Piter, 2008. – 320 s.
16.
Politologiya [Tekst] : kratkii slovar' / pod red. V.N. Konovalova. – Rostov n/D. : Feniks, 2001. – 447 s.
17.
Solov'ev, V. A. Tekhnologii vzaimodeistviya sub''ektov obshchestvenno-politicheskoi deyatel'nosti [Tekst] / V. A. Solov'ev // Vestnik Kemerovskogo gosudarstvennogo universiteta kul'tury i iskusstv. – 2017. – №41-2. – S. 70–74.
18.
Shcherbinina, N. G. Teorii politicheskogo liderstva [Tekst] : uchebnoe posobie / N. G. Shcherbinina. – M. : Ves' Mir, 2004. – 181 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Историю человеческой цивилизации невозможно представить без государства и политики. Уже древние греки пытаются определить не только роль государства в жизни человека, но и сконструировать модели идеального общества, в котором каждый человек занимал то место, которое подходит ему по характеру. Вспомним и слова К. Клаузевица о том, что «война есть продолжение политики другими средствами»: данная ставшей хрестоматийной цитата прекрасно иллюстрирует роль конфликтов в истории. И сегодня политические конфликты в различных уголках нашей планеты нуждаются в разрешении, а это обуславливает и необходимость теоретического осмысления самой природы конфликтов.
Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой являются политические конфликты в общественной мысли. Автор ставит своими задачами проанализировать понятийно-категориальный аппарат политической науки, рассмотреть основные работы, посвящённые политическому конфликтному взаимодействию.
Работа основана на принципах анализа и синтеза, достоверности, объективности, методологической базой исследования выступает системный подход, в основе которого находится рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов.
Научная новизна статьи заключается в самой постановке темы: автор на основе различных источников стремится охарактеризовать отображение проблематики политических конфликтов в истории общественной мысли.
Рассматривая библиографический список статьи как позитивный момент следует отметить его масштабность: всего список литературы включает в себя 18 различных источников и исследований. Из привлекаемых автором трудов отметим работы таких корифеев общественной мысли как Р. Дарендорфа и Л. Козера, а также исследование А. Азенкуловой, в центре внимания которой эволюция подходов в изучении политических конфликтов. В то же время обратим внимание на следующие аспекты: 1) автор масштабно привлекает учебную литературу, 2) автор в тексте часто упоминает различных мыслителей от древнего до нового времени, но ссылается при этом на учебную литературу, а не на первоисточники, что недопустимо для научного исследования. Заметим, что библиография обладает важностью как с научной, так и с просветительской точки зрения: после прочтения текста рецензируемой статьи читатели могут обратиться к другим материалам по ее теме. Таким образом, на наш взгляд, библиография статьи нуждается в переработке.
Стиль написания статьи можно отнести к научному, вместе с тем доступному для понимания не только специалистам, но и широкой читательской аудитории, всем, кто интересуется как политической наукой, в целом, так и политическими конфликтами, в частности. Аппеляция к оппонентам представлена на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой статьи.
Структура работы отличается определённой логичностью и последовательностью, в ней можно выделить введение, основную часть, заключение. В начале автор определяет актуальность темы, показывает, что «проблема развития политических отношений касается каждого социального субъекта, поэтому логично, что представители самых разных научных течений пытались раскрыть конфликтогенную сущность политики, конфронтационные позиции ее субъектов, особенности политического взаимодействия в мирное и военное время». Рассматривая проблематику политического конфликтного взаимодействия, автор отмечает, что уже «мыслители древности не просто констатировали неизбежность многих острых конфликтов (войны и вооруженные противостояния), но при этом рассуждали об их источниках и роли в общественном развитии». В то же время в работе показано, что только «в XX в. общественно-политические мыслители активно занялись вопросом исследования не только самой природы политических конфликтов, но и особенностей их предупреждения, урегулирования и разрешения».
Главным выводом статьи является то, что «события последних десятилетий наглядно демонстрируют, что представления о политических конфликтах не теряют своей актуальности и будут востребованы еще долгие годы».
Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, вызовет читательский интерес, а ее материалы могут быть использованы как в курсах лекций по политологии и социологии, так и в различных спецкурсах.
В то же время к статье есть замечания:
1) В библиографии статьи учебные пособия следует заменить на первоисточники.
2) Статья по своей тематике подходит для научных журналов по политическим наукам, нежели для журнала «Genesis: исторические исследования».
3) Читателям было бы интересно узнать фамилии современных авторов, рассматривающих теорию политических конфликтов.
Несмотря на указанные замечания статья может быть рекомендована для публикации.