Читать статью 'Демография саамов Кольского уезда во второй половине XVIII в. (по материалам статистической ведомости 1764 г.) ' в журнале Genesis: исторические исследования на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1697,   статей на доработке: 299 отклонено статей: 358 
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Демография саамов Кольского уезда во второй половине XVIII в. (по материалам статистической ведомости 1764 г.)

Чаплыгина Дарья Александровна

ORCID: 0000-0002-0396-015X

аспирант кафедры истории и права Социально-гуманитарного института, Мурманский арктический государственный университет

183038, Россия, Мурманская область, г. Мурманск, ул. Капитана Егорова, 15

Chaplygina Daria Aleksandrovna

Postgraduate student, the department of History and Law, Institute for the Humanities and Social Sciences of Murmansk Arctic State University

183038, Russia, Murmanskaya oblast', g. Murmansk, ul. Kapitana Egorova, 15

dariabeattis@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-868X.2021.9.36450

Дата направления статьи в редакцию:

09-09-2021


Дата публикации:

16-09-2021


Аннотация: Тема статьи находится на стыке таких актуальных направлений исторической науки, как история массовых источников, история демографических процессов населения России и региональная история. Обращение к статистическим данным позволяет нам раскрыть разнообразные социально-экономические и демографические показатели. Например, численность и структуру населения, расселение, половозрастной состав, брачно-семейные отношения, а также специфические особенности демографического развития региона. Предметом исследования является демография кольских саамов во второй половине XVIII в. Объектом – статистическая ведомость 1764 г., которая была составлена по распоряжению архангелогородского губернатора Е. А. Головцына. История Русского Севера в целом и Кольского уезда в частности изучается неравномерно. Новизна исследования заключается в том, что в отечественной историографии отсутствуют специальные работы по демографии Кольского уезда интересующего нас периода. Статистическая ведомость 1764 г. была введена в научный оборот сравнительно недавно С. А. Никоновым и представляет интерес, так как в сравнении с другими источниками, которые используются при изучении исторической демографии региона, дает наиболее полную характеристику. Исследование позволило прийти к следующим выводам: основными социальными институтами саамов во второй половине XVIII в. были «погост» и «вежа»; вежа представляла собой коллектив, состоящий в основном из четырех и более семей, которые не всегда обладали родственными связями; в сравнении с данными источников за конец XVII – начало XVIII в. статистическая ведомость 1764 г. фиксирует рост численности кольских саамов (мужчин); преобладающим типом семьи была семья прямого родства, включающая два поколения родственников.


Ключевые слова: Архангелогородская губерния, Кольский уезд, демография, саамы, погост, сийт, вежа, семья, Головцын, статистическая ведомость

Исследование выполнено при финансовой поддержке Министерства образования и науки Мурманской области в рамках Соглашения о предоставлении грантов в форме субсидий из областного бюджета некоммерческим организациям, не являющимся казенными учреждениями, на поддержку научно-исследовательских проектов молодых ученых Мурманской области в 2021 г. от 02.09.2021 г. № 223

Abstract: The selected topic is at the intersection of such relevant trends of historical science as the history of popular sources, history of demographic processes of the Russian population, and regional history. The appeal to statistical data allows revealing various socioeconomic and demographic indicators, for example: the size and structure of the population, displacement of population, gender and age composition, matrimonial relations, as well as the regional peculiarities of demographic development. The subject of this research is the demographics of the Sami people of Kolksy Uyezd in the late XVIII century. The object of this research is the statistical report of 1764 compiled by order of the governor of Arkhangelsk E. A. Golovtsyn. The history of the Russian North overall and Kolsky Uyezd in particular is studied nonuniformily. The novelty of this article lies in the fact that in the Russian historiography there are no special research dedicated to the demographics of Kolsky Uyezd of that period. The statistical report of 1764 was introduced into the scientific discourse by S. A. Nikonov a short while ago. By giving a more detailed perspective on the subject matter, it draws interest in comparison with other sources used for studying the historical demographics of the region. The following conclusions were made: the main social institutions of the Sami people in the late XVIII century were “pogost” and “vezha”; vezha represented a collective that consisted of four or more families that usually were not blood-related; unlike other sources, statistical report of 1764 has records on the growing male population of the Sami population of Kolsky Uyezd; lineal consanguinity was a prevalent type of family, which included two generations.



Keywords:

Golovtsyn, family, vezha, sijt, pogost, Sami, demography, Kola uyezd, Arkhangelsk province, statistical statement

Введение

История кольских саамов относится к числу востребованных проблем отечественной историографии. Преимущественно исследователи уделяли внимание положению саамов в XIX­­–XX вв., в то время как более ранний период истории народа не находил подобного интереса. Среди современных исследований посвященных социально-экономическому и демографическому развитию кольских саамов можно назвать работы И. Ф. Ушакова, С. А. Никонова и М. Г. Кучинского [3],[6],[7],[10],[11].

Кольский уезд - территориально-административная единица XVII–первой половины XIX в. Её границы совпадали с границами Кольского полуострова. До 1780 г. уезд находился в составе Двинской провинции Архангелогородской губернии, затем вошёл в состав Архангельской области Вологодского наместничества. Этнический состав был разнообразный: русские (поморы), саамы, карелы.

***

Исследование демографии кольских саамов проведено на основе статистической ведомости Кольского уезда 1764 г. Она была составлена по распоряжению губернатора Архангелогородской губернии Е. А. Головцына (1763–1780). В последнее время в отечественной историографии особое внимание уделяется личности этого государственного деятеля [2, с. 239-241],[6, с. 359],[9, с. 42, 287-291]. Связано это с тем, что Е. А. Головцын оказывал большое внимание развитию морских промыслов, освоению Шпицбергена, а также колонизации Мурманского берега.

Рукопись ведомости Кольского уезда 1764 г. хранится в Государственном архиве Архангельской области и впервые была введена в научный оборот С. А. Никоновым (ГААО. Ф. 51. Оп. 4. Т. 1. Д. 217. Л. 1-233) [6, с. 69-70],[7].

Ведомость состоит из статистических описаний 24 поселений уезда – русских (7 волостей), саамов (16 погостов) и карел (1 волость). Вся информация структурирована в таблице, состоящей из 8 граф, и включает в себя информацию о составе двора и саамской вежи, об основных занятиях и состоянии хозяйства. В конце описания каждого поселения составители ведомости, как бы подводя итог, указывают сведения о наличии других промыслов, особенностях местности, а также предлагают меры, необходимые для развития промыслового хозяйства.

Основными учетными единицами исследуемой ведомости выступают двор (вежа) и семья. Интересен тот факт, что в одном дворе (веже) чаще всего проживала не одна семья, а несколько. При этом они могли быть никак не связаны родством. Чтобы зафиксировать внутрисемейные отношения составителями ведомости использовалась разнообразная терминология, которая включает понятия как для родственников (отец, мать, сын, дочь, внук, сестра, брат и др.), так и для свойственников (невестка, пасынок, тёща).

При изучении демографии кольских саамов на основе ведомости 1764 г. нами были выделены их важнейшие социальные институты – погост и вежа.

Так как саамы полукочевой народ, то способы их расселения весьма сложны. Самоназванием саамского общества, состоявшего из семей и родов, было понятие «сийт». В русских источниках использовалось другое понятие – погост, являвшееся многозначным. Это – место сбора дани, территория вокруг церкви. Известно это понятие и в топонимике Русского Севера [3, с. 94],[8].

Обычно зимой саамы жили в зимних погостах, а летом переходили в летние. И лишь некоторые саамы, которые проживали в лесотундровой зоне, не имели летние погосты [5, с. 3].

В качестве временного жилища у саамов выступала «вежа». В источниках она описывается как конусообразная постройка «высотой до 2,5 и внизу в поперечнике до 11 метров» [10, с. 216]. Бревенчатый остов выкладывался оленьей шкурой, тканью, корой или дерном.

Составители ведомости использовали слово «вежа», как синоним к слову «хозяйство». Аналогично при описании русских поселений использовалась такая социальная единица как «двор».

Из таблицы 1 мы видим, что по данным переписи 1764 г., на Кольском полуострове проживало 1485 саамов. И. Ф. Ушаков в своё время предложил следующую классификацию кольских саамов по месту их обитания и характеру хозяйственной деятельности: 1) жители внутренней части полуострова, и 2) жители морского побережья [10, с. 212]. К первой группе относятся саамы Ловозерского, Масельского, Бабенского, Екостровского, Нотозерского, Сонгельского, Орьезерскогои Пяезерскогопогостов. А ко второй саамы Пазрецкого, Печенгского, Мотовского, Кильдинского, Воронежского, Семиостровского, Нявдемского, Иокангского и Понойского погостов. При этом два последних погоста по данным ведомости 1764 г. вошли в собирательное наименование Терской лопи пять погостов.

Из 323 саамских семей, имевшихся в 1764 г., 158 относились к первой группе и 165 – ко второй.

Полученные нами данные мы сопоставили с данными источников конца XVII–первой половины XVIII в., которые были введены в научный оборот Н. Н. Харузиным [4, с. 25-26]. Из таблицы 2 видно, что в конце XVII в. в погостах проживало 383 жителя мужского пола и ко второй половине XVIII в. этот показатель увеличился почти вдвое, составив 736 мужчин. При этом прирост населения заметен в большинстве погостов, исключением стали Мотовский, Печенгский, Пазрецкий и Нявдемский погосты, где число мужчин значительно уменьшилось.

Количество веж также постоянно менялось. М. Г. Кучинский отмечает, что проводимая в период с 1679 по 1718 гг. налоговая реформа, привела к сокращению числа веж в погостах [3, с. 182]. Но данные за 1764 г. показывают нам уже иную картину: число веж увеличилось, практически восстановив дореформенное состояние. Но стоит отметить, что состав веж саамов был весьма специфичен, и налоговая реформа в этом сыграла не последнюю роль. Вежи могли включать в себя от 2 до 27 человек. При этом в одной веже чаще всего проживало четыре семьи, которые могли не обладать родственными связями.

Интересен половозрастной состав саамского населения. Анализ погостов, расположенных вдоль морского побережья, показал, что возрастная группа до 14 лет составляла 36% от общего числа населения прибрежных погостов. Во внутренней части полуострова данная возрастная группа была больше и составила 40%. При этом трудоспособного населения от 15 до 49 лет в прибрежных погостах было больше (342 человека), чем во внутренних районах (335 человек).

Для саамской семьи было характерно иметь одного-двух детей. При этом доля бездетных семей составляла 13% от общего числа семей.

Анализ поколенного состава показал, что среди саамов была распространена двухпоколенная семья (51%) с преобладанием семей прямого родства. Братские семьи составляли всего 11% от общего количества семей (см. табл. 3). Количество братьев в братской семье в основном не превышало четырех и только в одном случае их число достигло шести.

Заключение

В рамках изучения демографии Кольского уезда статистическая ведомость 1764 г. имеет важное преимущество перед другими видами источников [1, с. 11-53] – ею дается максимально подробная информация о составе населения. С её помощью возможно выяснить помимо численности мужского и женского населения типы семейных объединений, половозрастной состав, характер внутрисемейных отношений. Сопоставление численности мужского населения по данным источников конца XVII–второй половины XVIII в. дает основание говорить о росте населения. Одной из причин, обусловивших этот процесс, могло стать восстановление нормального течения жизни уезда в период после петровских реформ.

Основными социальными институтами кольских саамов являлись «погост» и «вежа». Ведомость фиксирует в рамках одной вежи обычно от четырех семей и больше. При этом общее количество человек могло доходить до 25. Среди саамов преобладали семьи прямого родства, преимущественно двухпоколенные. Братские и сложные семьи не были распространены.

Приложения

Таблица 1

Численность саамов Кольского уезда во второй половине XVIIIвека

Поселение

Веж

Во дворах

Без дворов

Всего людей

мужчин

женщин

мужчин

женщин

мужчин

женщин

Екостровский погост

10

35

29

-

2

35

31

Масельский погост

9

34

36

-

-

34

36

Орьезерский погост

6

20

20

1

-

21

20

Бабенский погост

17

59

61

4

-

63

61

Ловозерский погост

5

55

49

-

-

55

49

Воронежский погост

8

45

51

2

-

47

51

Пяезерский погост

14

44

42

4

1

48

43

Терской лопи пять погостов

15

121

124

3

-

124

124

Семиостровский погост

10

82

74

1

-

83

74

Сонгельский погост

7

64

53

2

-

66

53

Нотозерский погост

7

59

62

4

1

63

63

Кильдинский погост

5

33

24

3

-

36

24

Печенгский погост

4

24

30

-

-

24

30

Пазрецкий погост

5

27

32

6

1

33

33

Нявдемский погост

2

10

7

-

-

10

7

Мотовской погост

3

24

18

2

-

26

18

Итого

127

736

712

32

5

768

717

Примечание. Подсчитано по: ГААО. Ф. 51. Оп. 4. Т. 1. Д. 217. Л. 1-39 об., 73-83 об., 94-101 об., 120-134 об., 210-224 об.

Таблица 2

Численность саамов мужского пола в XVII– второй половине XVIIIвека

Погосты

Данные конца XVII в.

Данные на 1716 год

Данные на 1764 год

Число веж

Жител. м. п.

Число веж

Жител. м. п.

Число веж

Жител. м. п.

Масельский

7

13

5

30

9

34

Екостровский

6

10

5

28

10

35

Бабенский

7

16

4

42

17

59

Мотовской

6

23

4

34

3

24

Печенгский

6

21

4

38

4

24

Пазрецкий

3

8

5

48

5

27

Нявдемский

3

13

3

22

2

10

Сонгельский

6

27

6

48

7

64

Нотозерский

10

34

6

58

7

59

Орьезерский

3

9

2

17

6

20

Муномашский (Кильдинский)

15

42

4

28

5

33

Воронежский

6

17

5

33

4

45

Ловозерский

10

16

5

40

5

55

Норенский

16

43

-

-

-

-

Еконский иПонойский

32

91

5

25

-

-

Пяозерский

-

-

3

32

14

44

Семиостровский

-

-

5

39

10

82

Лунданский

-

-

3

10

-

-

Тунванский

-

-

5

25

-

-

Каменский

-

-

5

28

-

-

Пурнацкий

-

-

2

7

-

-

Терской лопи пять погостов

-

-

-

-

15

121

Итого

136

383

86

606

123

736

Примечание. Составлено по: Лапландия и лапландцы / сост. А. С. Розонов. СПб., 1903. С. 25-26.

Таблица 3

Состав семьи по виду родства

Погосты

Семей прямого родства

Братских семей

Всего семей

Соотношение в %

прямого

братских

Ловозерский п.

18

4

22

82

18

Масельский п.

24

1

25

96

4

Бабенский п.

29

4

33

88

12

Екостровский п.

15

1

16

94

6

Нотозерский п.

28

7

35

80

20

Сонгельский п.

28

-

28

100

-

Пазрецкий п.

18

-

18

100

-

Печенгский п.

15

2

17

88

12

Мотовской п.

10

1

11

91

9

Кильдинский п.

13

2

15

87

13

Воронежский п.

22

3

25

88

12

Семиостровский п.

35

4

39

90

10

Терской лопи пять п.

57

7

64

89

11

Нявдемский п.

4

-

4

100

-

Орьезерский п.

7

1

8

88

12

Пяезерский п.

22

4

26

85

15

Примечание. Подсчитано по: ГААО. Ф. 51. Оп. 4. Т. 1. Д. 217. Л. 1-39 об., 73-83 об., 94-101 об., 120-134 об., 210-224 об.

Библиография
1.
Кабузан В. М. Народы России в XVIII веке: Численность и этнический состав / АН СССР, Ин-т истории СССР. М.: Наука, 1990. 254 с.
2.
Ковальчук А. В. Об экономической свободе, северных морских промыслах и архангелогородском губернаторе Е. А. Головцыне (1760–1770-е гг.) // Образы аграрной России IX–XVIII вв.: сб. ст. М., 2013. С. 239-241.
3.
Кучинский М. Г. Саами Кольского уезда в XVI–XVIII вв.: модель социальной структуры. Каутокеино: Саам. Высш. Шк., 2008. 261 с.
4.
Лапландия и лапландцы: [Обзор] / сост. А. С. Розонов; ред. Н. В. Романова; Ком. для помощи поморам Рус. севера. СПб.: тип. И. Усманова, 1903. 116 с.
5.
Лукьянченко Т. В. Жилище саамов (лопарей) Кольского полуострова к. XIX – н. XX вв. // Советская этнография. 1966. № 6. С. 3-16.
6.
Никонов С. А. «Кто в море не ходил, тот Богу не маливался»: Промысловая колонизация Мурманского берега и Новой Земли крестьянами и монастырями Поморья в XVI–XVIII вв. М.; СПб., 2020. 496 c. (DOI 10.31754/nestor4469-1771-6).
7.
Никонов С. А. Морское прибрежное хозяйство саамов Кольского уезда во второй половине XVIII в. // Русь, Россия: Средневековье и Новое время. Выпуск 5: Пятые чтения памяти академика РАН Л. В. Милова. Материалы к международной научной конференции. Москва, 9–10 ноября 2017 г. М., 2017. С. 327-334.
8.
Платонова Н. И. Погосты и волости Северо-Западных земель Великого Новгорода (к проблеме формирования административной структуры) // Археологические исследования Новгородской земли. Л.: [б. и.], 1984. С. 173-187.
9.
Поморские промыслы на Шпицбергене в XVIII – нач. XIX в.: Исследование. Документы / М. М. Дадыкина, А. В. Крайковский, Ю. А. Лайус; Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», Центр исторических исследований, Лаборатория экологической и технологической истории. М.: [б.и.]; СПб.: Альянс-Архео, 2017. 504 с.
10.
Ушаков И. Ф. Избранные произведения историко-краеведческие исследования. Т. 1. Кольская земля. Мурманск: Кн. изд-во, 1998. 350 с.
11.
Ушаков И. Ф. Краеведческий материал по истории для школ Мурманской области. Часть II, выпуск I. Кольский край в конце XVI – первой четверти XVIII вв. Мурманск: Кн. изд-во, 1965. 87 с.
References (transliterated)
1.
Kabuzan V. M. Narody Rossii v XVIII veke: Chislennost' i etnicheskii sostav / AN SSSR, In-t istorii SSSR. M.: Nauka, 1990. 254 s.
2.
Koval'chuk A. V. Ob ekonomicheskoi svobode, severnykh morskikh promyslakh i arkhangelogorodskom gubernatore E. A. Golovtsyne (1760–1770-e gg.) // Obrazy agrarnoi Rossii IX–XVIII vv.: sb. st. M., 2013. S. 239-241.
3.
Kuchinskii M. G. Saami Kol'skogo uezda v XVI–XVIII vv.: model' sotsial'noi struktury. Kautokeino: Saam. Vyssh. Shk., 2008. 261 s.
4.
Laplandiya i laplandtsy: [Obzor] / sost. A. S. Rozonov; red. N. V. Romanova; Kom. dlya pomoshchi pomoram Rus. severa. SPb.: tip. I. Usmanova, 1903. 116 s.
5.
Luk'yanchenko T. V. Zhilishche saamov (loparei) Kol'skogo poluostrova k. XIX – n. XX vv. // Sovetskaya etnografiya. 1966. № 6. S. 3-16.
6.
Nikonov S. A. «Kto v more ne khodil, tot Bogu ne malivalsya»: Promyslovaya kolonizatsiya Murmanskogo berega i Novoi Zemli krest'yanami i monastyryami Pomor'ya v XVI–XVIII vv. M.; SPb., 2020. 496 c. (DOI 10.31754/nestor4469-1771-6).
7.
Nikonov S. A. Morskoe pribrezhnoe khozyaistvo saamov Kol'skogo uezda vo vtoroi polovine XVIII v. // Rus', Rossiya: Srednevekov'e i Novoe vremya. Vypusk 5: Pyatye chteniya pamyati akademika RAN L. V. Milova. Materialy k mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii. Moskva, 9–10 noyabrya 2017 g. M., 2017. S. 327-334.
8.
Platonova N. I. Pogosty i volosti Severo-Zapadnykh zemel' Velikogo Novgoroda (k probleme formirovaniya administrativnoi struktury) // Arkheologicheskie issledovaniya Novgorodskoi zemli. L.: [b. i.], 1984. S. 173-187.
9.
Pomorskie promysly na Shpitsbergene v XVIII – nach. XIX v.: Issledovanie. Dokumenty / M. M. Dadykina, A. V. Kraikovskii, Yu. A. Laius; Natsional'nyi issledovatel'skii universitet «Vysshaya shkola ekonomiki», Tsentr istoricheskikh issledovanii, Laboratoriya ekologicheskoi i tekhnologicheskoi istorii. M.: [b.i.]; SPb.: Al'yans-Arkheo, 2017. 504 s.
10.
Ushakov I. F. Izbrannye proizvedeniya istoriko-kraevedcheskie issledovaniya. T. 1. Kol'skaya zemlya. Murmansk: Kn. izd-vo, 1998. 350 s.
11.
Ushakov I. F. Kraevedcheskii material po istorii dlya shkol Murmanskoi oblasti. Chast' II, vypusk I. Kol'skii krai v kontse XVI – pervoi chetverti XVIII vv. Murmansk: Kn. izd-vo, 1965. 87 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Демография саамов Кольского уезда во второй половине XVIII в. (по материалам статистической ведомости 1764 г.) // Журнал: Genesis: исторические исследования.
Актуальность темы о численности саамов в середине XVIII в. определяется тем, что в начале XXI в. саамы представляют собой малочисленный народ (по данным Мурманской государственной областной универсальной научной библиотеки, в РФ насчитывают около 2 тысяч чел.). К тому же саамы разделены между государствами северной Европы (Норвегией, Швецией, Финляндией и Россией). Учитывая сказанное, тем более интересно исследование по демографии саамов периода средневековья, тем более что речь идет о демографическом развитии национальной окраины России в послепетровский период, когда были проведены многие радикальные реформы. Эта тема востребована среди специалистов историков, демографов, да и широких читательских кругов, особенно занимающихся краеведением и генеалогией собственных семей. Научная новизна статьи очевидна. Несмотря на то, что источник впервые введен в научный оборот относительно недавно, его содержание требовало более полного анализа, что и выполнено автором. Автор отмечает прирост населения в большинстве погостов с конца XVIII в. до середины XVIII в., приводит данные о половозрастном составе саамского населения, и характере внутрисемейных отношений. Анализ поколенного состава показал, что среди саамов была распространена двухпоколенная семья. Рост населения автор объясняет восстановлением «нормального течения жизни уезда в период после петровских реформ». Библиографический список свидетельствует, что автор привлек для раскрытия темы не только классическую литературу, но и новейшие исследования. Представляется, что наиболее интересным сюжетом в рецензируемой статье является демографические различия между саамами морского побережья и внутренних волостей, что определялось видами их трудовой деятельности. Недаром, хозяйственные традиции прибрежных саамов (занятия оленеводством и рыболовством), и саамов тундры и тайги, которые вели комплексное хозяйство, трактуются в современной литературе как уникальные и своеобразные. Статья четко структурирована, однако, во введении не сформулирована задача, которую собирается решать автор, однако это хорошо показано в основной части, где автор характеризует разные аспекты саамского населения. Таблицы являются очень важной составной частью статьи, но автор почему-то придал им второстепенный статус, назвав приложениями. Информация, что в анализируемой таблице «В конце описания каждого поселения составители ведомости, как бы подводя итог, указывают сведения», в том числе об особенностях местности не очень корректна, т.к. особенности местности являются определяющими, скорее для вступительной части, а не как выводы. Несмотря на указанные мелкие замечания, статья интересна по содержанию, выдвигает новые данные по средневековой истории малочисленного народы саамов и тем самым привлечет внимание, учитывая возрастающий в последние годы интерес к саамской тематике и ее популяризации в самых разных изданиях. Статью рекомендую опубликовать.