Читать статью 'Измерение площадей природных угодий русских дворянских имений конца XVIII – первой половины XIX в. средствами ГИС-технологий' в журнале Историческая информатика на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1697,   статей на доработке: 299 отклонено статей: 358 
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Историческая информатика
Правильная ссылка на статью:

Измерение площадей природных угодий русских дворянских имений конца XVIII – первой половины XIX в. средствами ГИС-технологий

Канищев Валерий Владимирович

доктор исторических наук

профессор, кафедра всеобщей и российской истории, Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина

392000, Россия, Тамбовская область, г. Тамбов, ул. Интернациональная, 33

Kanishchev Valery Vladimirovich

Doctor of History

Professor, Department of General and Russian History, Derzhavin Tambov State University

392000, Russia, Tambovskaya oblast', g. Tambov, ul. Internatsional'naya, 33

valcan@mail.ru
Кунавин Константин Сергеевич

кандидат исторических наук

старший преподаватель, кафедра всеобщей и российской истории, Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина

392000, Россия, Тамбовская область, г. Тамбов, ул. Интернациональная, 33

Kunavin Konstantin Sergeevich

PhD in History

Senior lecturer, Department of General and Russian History, Derzhavin Tambov State University

392000, Russia, Tambovskaya oblast', g. Tambov, ul. Internatsional'naya, 33

kunavinks@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2585-7797.2021.3.36317

Дата направления статьи в редакцию:

20-08-2021


Дата публикации:

07-10-2021


Аннотация: Статья посвящена выяснению возможностей использования геоинформационных технологий в изучении исторической динамики экологических процессов в аграрном обществе. Объектами исследования являлись несколько помещичьих имений Тамбовской губернии периода конца XVIII – первой половины XIX в., когда в регионе завершалось включение в хозяйственный оборот обширных степных пространств. При отсутствии чётких сведений письменных документов о динамике размеров различных природных угодий изучаемых имений основным источником для расчётов этой динамики стали картографические материалы. Хотя планы Генерального межевания и межевания Менде имеют некоторые отклонения от географических координат, ГИС-технологии позволили с минимальной долей погрешностей установить изменения площадей имений в целом и селитебных, пашенных, луговых, лесных, эрозионных земель в отдельности. Получение убедительных результатов геоэкологических расчётов создало надёжную основу для конкретно-исторического исследования экологических процессов в помещичьих имениях лесостепной полосы России.   Геониформационные технологии позволили установить вполне допустимые минимальные погрешности в измерении площадей имений в целом и отдельных угодий в частности. Полученные результаты об изменениях абсолютных и относительных размеров селитебных, пашенных, луговых, степных, лесных, эрозионных земель создали надёжную основу для последующих конкретно-исторических исследований экологических процессов в двух конкретных помещичьих имениях. В рассмотренных имениях шёл рост территорий самих поселений, пашни за счёт лугов и степей, отсутствие широкой эксплуатации лесных угодий. Предложенная методика может применяться в исследованиях по истории помещичьих и других имений, по которым сохранились планы земельных угодий, зачастую не имеющие чёткой географической привязки.


Ключевые слова: экологическая история, помещичьи имения, геоинформационные технологии, природные ресурсы, природопользование, лесные угодья, эрозионные сети, геоэкологические процессы, Планы Генерального межевания, Планы межевания Менде

Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского научного фонда, грант 19-18-00322 «Сравнительно-историческое изучение антропогенных ландшафтов различных регионов средствами беспилотных летательных аппаратов (Тамбовская область и Удмуртия, середина XVIII – начало XX вв.)».

Abstract: The article explores the way GIS technologies can be used to study historical dynamics of environmental processes in an agrarian society. It addresses several landowner estates in Tambovskaya Guberniya in the late 18th — first half of the 19th centuries when the vast steppe lands in the region were finally reclaimed. Since written documents have no clear evidence of the dynamics of sizes of various estate lands understudy, cartographic materials were the primary source for calculating this dynamics. Although there are some deviations from geographic coordinates in maps of the General Land Survey and Mende Land Survey, GIS technologies made it possible to determine (with a minimal error margin) changes in the area of the estates in general and residential, arable, meadow, forest and erosion lands in particular. Promising results of geoenvironmental calculations provided a solid foundation for a historical case study of environmental processes in landowner estates of the forest-steppe belt of Russia. The estates understudy were expanding due to the growth of settlements and arable lands at the expense of meadows and steppes and were characterized by a lack of forest exploitation. A technique introduced can be of value when studying the history of landowner and other estates which can boast preserved plans without distinct geographical references.



Keywords:

geoecological processes, erosion networks, forest lands, nature management, natural resources, geographic information system technologies, landowner estates, environmental history, General land surveying plans, Mende land surveying plans

Введение

История русских имений явление многогранное. Одним из ее малоизученных аспектов является историко-экологическая составляющая, изучение поместий как сельскохозяйственных предприятий, действующих посредством эксплуатации природных ресурсов.

Экономическая деятельность многих помещичьих хозяйств хорошо изучена целым рядом историков [1, 2, 3, 4, 5, 6, 7]. Последствия этой деятельности для природной среды изучены значительно меньше. Тамбовские историки одними из первых обратились к экологической тематике, прежде всего в контексте аграрной истории [8, 9, 10, 11]. В последнее время интерес к изучению исторической динамики агроландшафтов проявляют историки и других регионов [12, 13].

Каждое новое обращение к этой тематике ставит перед исследователями новые вопросы, особенно источниковедческого и методологического характера.

Источниковая база для таких исследований, казалось бы, широка и разнообразна. Однако практическое обращение к источникам выявило немало сложностей для сопоставления разновременных данных о размерах ресурсов конкретных имений и их изменениях. Существенной проблемой для анализа динамики экологической информации является постоянное изменение размеров конкретных имений, связанных с их дроблением и объединением наследниками или покупателями.

Во многих источниках мы встречались с неполнотой данных об отдельных видах ресурсов. Зачастую речь идет только об общих площадях имений, реже – о пахотных угодьях, еще реже о покосах, выгонах, лесах, неудобьях и т.д. Неодинаковыми и несовершенными были методы измерения помещичьих владений в целом, их составных природных компонентов в отдельности. Особенно отчетливо эта проблема проявилась в материалах Экономических примечаний к Генеральному межеванию и межеванию Менде, которые неоднократно переделывались, имели по несколько вариантов [14].

В такой ситуации особое значение приобретают картографические материалы, планы межеваний. В историко-географических публикациях уже отмечалась возможность таких планов при определенных поправках достаточно адекватно отражать площади находящихся в хозяйственном обороте ресурсов [15, 16, 17]. При этом речь главным образом шла о планах Генерального межевания. Сравнения с другими аналогичными материалами не проводились.

Объекты и методы

Тамбовской губернии «повезло» в том смысле, что здесь были проведены и Генеральное межевание, и межевание Менде. Поэтому исследователи экологической истории региона имеют возможность сравнивать состояние природных ресурсов в конце XVIII и середине XIX в.

В настоящее время в ходе реализации проекта по комплексному изучению антропогенной нагрузки на аграрное общество необходимым оказалось исследование исчезнувших под воздействием сельского хозяйства ландшафтов и угодий.

В частности, объектами исследования стали села Воронцовка, Знаменка, Шаховка Тамбовского уезда, расположенные на самой границе массивного Цнинского леса и обширных степных просторов. В первой половине XIX в. хозяева имений продолжали осваивать девственную лесостепную природную среду, что дает возможность изучать незавершенные экологические процессы.

В Знаменском имении в этот период появились новые поселения, но все они находились в пределах одного поместья. В Воронцовке и окрестностях (включая Шаховку, которая долгое время входила в состав Воронцовского имения) в конце XVIII – первой половине XIX в. неоднократно происходило разделение и объединение владельческих дач. В такой ситуации наиболее оптимальными источниками оказались планы двух имений (Рис.1).

Для выполнения расчётов потребовался определенный набор методических и технологических приёмов, которые мы попытались охарактеризовать в данной статье. При этом мы посчитали важным пояснить возможности использования полученных результатов для историко-экологических исследований. Мы сознательно не углубляемся в историческое объяснение этих результатов, что отнесено к задачам других статей авторов и их коллег.

1

Рис. 1. Села Воронцово, Знаменка и Шаховка на Планах Генерального межевания (ПГМ) и Планах межевания Менде. В этих и последующих иллюстрациях используются: Карты межевания Тамбовской губернии 1:42000 (конец XVIII в.) [Электронный ресурс] // Литера. URL: https://maps.litera-ru.ru/data/karty/nmap_tamb.html (дата обращения 01.07.2021); Топографический межевой атлас Тамбовской губернии 1:84000 (1862) [Электронный ресурс] // Это Место. URL:http://www.etomesto.ru/karta5623/ (дата обращения 01.07.2021).

Для необходимых расчетов в программе ArcGIS 10.4.1 была осуществлена привязка Планов генерального межевания конца XVIII в. и Планов Менде 60-х гг. XIX в., отражающих территорию Тамбовского уезда. В качестве опорных точек использовались меандры и слияния основных рек, а также центры крупных сел. Такой подход позволяет получить достаточно корректных точек для трансформации плана посредством полинома 3-го порядка. Использование проекции Гаусс-Крюгера с системой координат 1942 (Зона 7) осуществляет трансформацию плана с допустимыми искажениями.

Дальнейшие операции в этой программной среде осуществлялись посредством создания полигональных (площадных) объектов и автоматического измерения их площади на геоиде.

В первую очередь мы посчитали необходимым определиться на счет допустимой погрешности при сравнении площадей на планах Генерального межевания и межевания Менде.

Для этого была составлена и измерена контрольная группа объектов, площадь которых не должна была измениться между 1789 и 1862 г. В основном это треугольники, образуемые центрами различных сёл. За центр села принималась церковь либо однозначно определяемый перекресток центральных улиц. Логично допустить, что эти центры за такой промежуток времени не меняли своего местоположения, а значит и площадь образуемого треугольника должна оставаться постоянной. Треугольники намеренно брались разных размеров, чтобы учесть искажения карт на разных масштабах. Таким образом было проведено измерение площадей 8-ми контрольных треугольников. К ним же добавлено измерение площади межевой границы города Тамбова – по ее конфигурации на планах Генерального межевания и межевания Менде видно, что она осталась неизменной (Рис. 2).

2

Рис. 2. Контрольные объекты на планах Генерального межевания.

Конечно, к этому вопросу можно было подойти еще более аккуратно. Дело в том, что можно ожидать зависимость погрешности картографирования от типа ландшафта. Хорошо освоенная территория обычно легко доступна для необходимых измерений и точность передачи информации на карту достаточно высока. Искажения измерений в лесах и болотах будет на порядок выше. Правильнее было бы проверить искажения для каждой отдельной группы ландшафтов, но для этого придется векторизовать ландшафт в пределах всего Тамбовского уезда, а это очень трудоёмкая работа. Поэтому пока мы ограничимся более простым, хотя и менее точным, но достаточным для наших целей вариантом.

Результаты и перспективы использования

Результаты контрольных измерений (группа c) приведены в Приложении 1.

По ним видно, что средняя погрешность измерений составляет всего 2%, но при ощутимом разбросе (стандартное отклонение 8%).

Для определения динамики ландшафтных изменений в пределах территории Воронцовка, Знаменка и Шаховка было проведено 16 измерений. Их результаты (группа f) также представлены в Приложении 1.

Площади владений, относящиеся к Воронцовке, Знаменке и Шаховке. Границы владений между планами Генерального межевания и межевания Менде остались неизменными. Исключение составляет конфигурация общей границы между Воронцовкой и Знаменкой, незначительно изменившей свою форму в восточной части. На территории каждого владения уже после Генерального межевания появился небольшой участок церковных земель. Он продолжает учитываться в площади владения для расчетов по плану Менде. К Воронцовке примыкает небольшой участок другого владения (№ 215). В силу близости он был включен в состав измеряемой территории (Рис.3).

3

Рис. 3. Сравнение контуров владений по планам двух межеваний. Пояснение: эта и последующая карты заданы комбинацией полигональных и линейных векторных слоев с автоматическим расчетом площади геометрии.

Специально были изучены площади эрозионных сетей для Воронцовки и Знаменки (на территории Шаховки их нет) (Рис.4). Под объектами эрозии в географической литературе понимаются овраги и болота – то, что затрудняет хозяйственную деятельность [18]. В текущих географических и хронологических рамках мы можем приравнять объекты эрозионной сети к сельскохозяйственным неудобьям, однако, строго говоря, не каждое неудобье является следствием эрозионных процессов и не каждый эрозионный процесс формирует ландшафт, именуемый неудобьями.

4

Рис.4. Сравнение эрозионных сетей по планам двух межеваний.

Измерение динамики эрозионных сетей важно для осмысления историками геоэкологических процессов (в частности, естественного высыхания болот или заболачивания, рост оврагов вследствие естественной эрозии или близкой распашки и т.д.)

В исторических исследованиях редко изучаются изменения селитебных территорий. Мы специально определили возможности анализа Воронцовки, Знаменки и Шаховки как территорий населенных пунктов (Рис. 5).

5

Рис. 5. Сравнение селитебных территорий по планам двух межеваний.

Такие территории также следует изучать в историко-экологических исследованиях. В повседневной жизнедеятельности населения здесь происходила нагрузка на земли под домами, дворами, огородами, дорогами, прилегающие водоёмы и подземные воды, загрязнение земли, воды, воздуха различными бытовыми и хозяйственными отходами.

Одним из направлений исследования стало измерение динамики площадей лесных угодий Воронцовки и Знаменки (в границах Шаховки нет леса). Для Знаменки этот показатель может быть несколько искажен. Дело в том, что в южной части владения вдоль оврага росли редкие массивы деревьев. Они отмечены на карте Менде, но не представлены на плане Генерального межевания (Рис.6). Можно предположить, что во время межевания 1789 г. деревья у оврага также были, но картографы не обратили на них. Это не удивительно, главной задачей планов Генерального межевания конца XVIII в. было точное определение и фиксация границ участков. Незначительные природные объекты глубоко внутри дачи могли не учитываться землемерами [19, с. 128]. Также не исключено, что это был кустарник, который в лесостепной полосе то учитывали как лес, то нет. Чтобы не искажать динамику для Знаменки мы рассчитали площадь только северного массива леса, который представлен на обеих картах.

6

Рис. 6. Сравнение лесных угодий по планам двух межеваний.

Изучение изменений лесных площадей очень важно для экологической истории лесостепных территорий, применительно к которым традиционно говорится о сведении в XVII – XIX вв. больших участков лесов. Сохранение, а в некоторых землевладениях рост лесных угодий дает основания рассуждать о неоднозначном сочетании «хищнического» и рационального лесопользования.

Известно, что Воронцовы стремились организовывать образцовое лесное хозяйство в большинстве своих имений, разбросанных по территории Российской империи [20, с. 119].

Одним из необходимых направлений измерений стало изучение динамики площадей лугов для Воронцовки, Знаменки и Шаховки (Рис.7).

7

Рис. 7. Сравнение луговых территорий по планам двух межеваний.

В условных обозначениях к планам Генерального межевания и межевания Менде нераспаханные безлесные пространства называются лугами. В реалиях лесостепной природной зоны зачастую эти пространства представляют собой сочетание луговой и степной растительности. Изменения их размеров в конкретных имениях свидетельствуют о соотношении потребительских и рациональных подходов к этим видам сельскохозяйственных ресурсов.

8

Рис.8. Сравнение пашни по планам двух межеваний.

Сравнение планов демонстрирует существенное изменение площади самых крупных антропогенных объектов, каковыми являются пашни как результат резкого вторжения в девственный почвенный покров (Рис.8).

Для понимания нелинейных эффектов в экологических процессах интересны исключения, в данном случае сохранение площади эрозионной сети Знаменки, небольшие изменения размеров пахотных угодий Воронцовки и общей территории каждого владения. Последнее – ожидаемо и косвенно говорит о корректности наших границ допустимой погрешности.

Сводные данные по каждому типу представлены в Приложении 2. Там указывается абсолютная площадь объектов каждой группы (в кв. м.) и их доля относительно площади всего владения. Показатели приведены как для планов Генерального межевания, так и для планов межевания Менде. Так же рассчитывается абсолютный и относительный прирост за рассмотренный период.

В Приложении 3 более наглядно приведены данные о соотношении долей различных типов в границах владения. Картограмма (Рис. 9) позволяет увидеть не только количественную, но и пространственную динамику.

9

Рис. 9. Сравнение совокупности угодий по планам двух межеваний.

Проведенные историко-географические эксперименты создали достаточно чёткую и объективную основу для толкования геоэкологических процессов в конкретном микро- регионе. Надеемся, что представленный в статье опыт использования ГИС-технологий станет полезным для изучения аграрной истории во многих регионах России.

Выводы

Результаты исследования показали не только новые возможности использования ГИС-технологий в изучении исторической динамики экологических процессов, но и позволили сделать ценные источниковедческие наблюдения. Данные большей части выявленных письменных источников о динамике размеров различных природных угодий Воронцовки и Знаменки, их окрестностей оказались весьма противоречивыми. Поэтому мы избрали в качестве основного источника для расчетов этой динамики картографические материалы и соответствующие технологии их обработки.

Обсчеты планов Генерального межевания и межевания Менде показали, что общие размеры Знаменского имения в конце XVIII – первой половине XIX в., принадлежавшего тогда Загряжским, почти не менялись.

Более сложной выглядит информация о земельных угодьях Воронцовки, которая почти всегда принадлежала нескольким владельцам. Ее земельные владения по-разному учитывались в различных переписях и планах угодий. Поэтому при колебании данных письменных источников о размере имения в интервале 2–19 тыс. дес. наиболее достоверные показатели могли дать только картографические материалы о ближайших к Воронцовке дачах конца XVIII – первой половины XIX в.

Геониформационные технологии позволили установить вполне допустимые минимальные погрешности в измерении площадей имений в целом и отдельных угодий в частности. Полученные результаты об изменениях абсолютных и относительных размеров селитебных, пашенных, луговых, степных, лесных, эрозионных земель создали надёжную основу для последующих конкретно-исторических исследований экологических процессов в двух конкретных помещичьих имениях. Уже на данном этапе исследования можно говорить о том, что в обоих имениях шёл рост территорий самих поселений, пашни за счёт лугов и степей, отсутствие широкой эксплуатации лесных угодий. Предложенная методика может применяться в исследованиях по истории помещичьих и других имений, по которым сохранились планы земельных угодий, зачастую не имеющие чёткой географической привязки. Это проблема может быть в достаточной для историков мере преодолена путём грамотного использования геоинформационных технологий.

Благодарности

Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского научного фонда, грант 19-18-00322 «Сравнительно-историческое изучение антропогенных ландшафтов различных регионов средствами беспилотных летательных аппаратов (Тамбовская область и Удмуртия, середина XVIII – начало XX вв.)».

Приложение 1. Таблица площадей объектов по Плану Генерального межевания и Плану Менде.

Пояснение: Серым выделена контрольная группа (группа c), относительно которой определены допустимые параметры погрешности. В её пределах фактическая площадь могла не меняться (средний прирост ± 2 × стандартное отклонение. Столбец 7 для группы C фактически является показателем ошибки измерения, а для группы F – показателем прироста). Средний прирост для группы с = 2%; стандартное отклонение прироста в группе с = 8%.

1

2

3

4

5

6

7

Объект

Группа

Площадь по
Плану
Генерального
межевания, м2

Площадь по
Плану Менде,
м2

Абсолютный
прирост
площади
(5-6)

Относительный
прирост
площади, %
(5-6)

1

Троицкая Вихляйка –
Нов. Слобода – Поганка

c

37696157

36521312

-1174845

-3

2

Поганка – Троицкая Дубрава –
Гулынки

c

1966714

2051645

84931

4

3

Бычки – Городище –
Кривополянье

c

1894693

1748680

-146013

-8

4

Казыванье – М. Талинка –
Горелое

c

329274172

327464350

-1809822

-1

5

Грязная – Каменка – Вязовка

c

146148166

134434964

-11713202

-8

6

Лавровка – Грачевка –
Дунина

c

20924276

24505229

3580953

17

7

Воронцово – Шаховка –
Знаменка

c

11731962

12416565

684603

6

8

Округ Тамбова

c

138292843

139210126

917283

1

9

Тамбов – Бокино –
Богородицкое

c

42255417

45895979

3640562

9

10

Округ Воронцово

f

21571237

23406859

1835622

9

11

Округ Знаменки

f

173666561

197594117

23927556

14

12

Округ Шаховки

f

3223981

3060243

-163738

-5

13

эрозия Воронцово

f

4400297

2310095

-2090202

-48

14

эрозия Знаменка

f

17617362

20248700

2631338

15

15

селитебная Воронцово

f

548942

1102365

553423

101

16

селитебная Знаменка

f

1328636

4907176

3578540

269

17

селитебная Шаховка

f

436540

615267

178727

41

18

лес Воронцово

f

11406417

13903734

2497317

22

19

лес Знаменка

f

4503915

6303803

1799888

40

20

луг Воронцово

f

555241

1482906

927665

167

21

луг Знаменка

f

108026139

41592186

-66433953

-61

22

луг Шаховка

f

2059763

0

-2059763

-100

23

пашня Воронцово

f

4016777

4189329

172552

4

24

пашня Знаменка

f

42014282

123788646

81774364

195

25

пашня Шаховка

f

0

2338286

2338286

-

Приложение 2. Сводные таблицы изменений площадей отдельных групп угодий в конце XVIII – первой половины XIX в.

Эрозионная сеть

1798

1862

Прирост

абс. (кв м)

% от всей

абс. (кв м)

% от всей

абс. (кв м)

%

Воронцово

4 400 297

20

2 310 095

10

-2 090 202

-48

Знаменка

17 617 362

10

20 248 700

10

2 631 338

15

Шаховка

0

0

0

0

0

-

Селитебная площадь

1798

1862

Прирост

абс. (кв м)

% от всей

абс. (кв м)

% от всей

абс. (кв м)

%

Воронцово

548 942

3

1 102 365

5

553 423

101

Знаменка

1 328 636

1

4 907 176

2

3 578 540

269

Шаховка

436 540

14

615 267

20

178 727

41

Площадь лесных угодий

1798

1862

Прирост

абс. (кв м)

% от всей

абс. (кв м)

% от всей

абс. (кв м)

%

Воронцово

11 406 417

53

13 903 734

59

2 497 317

22

Знаменка

4 503 915

3

6 303 803

3

1 799 888

40

Шаховка

0

0

0

0

0

-

Луга

1798

1862

Прирост

абс. (кв м)

% от всей

абс. (кв м)

% от всей

абс. (кв м)

%

Воронцово

555 241

3

1 482 906

6

927 665

167

Знаменка

108 026 139

62

41 592 186

21

-66 433 953

-61

Шаховка

2 059 763

64

0

0

-2 059 763

-100

Пашня

1798

1862

Прирост

абс. (кв м)

% от всей

абс. (кв м)

% от всей

абс. (кв м)

%

Воронцово

4 016 777

19

4 189 329

18

172 552

4

Знаменка

42 014 282

24

123 788 646

63

81 774 364

195

Шаховка

0

0

2 338 286

76

2 338 286

-

Приложение 3. Сравнение долей каждой группы угодий в площади имений (в %).

ПГМ

селитебная

пашня

луг

лес

эрозия

прочее

Воронцово

3

19

3

53

21

1

Знаменка

1

24

62

3

10

0

Шаховка

14

0

64

0

0

22

Менде

Селитебная

Пашня

луг

лес

эрозия

прочее

Воронцово

5

18

6

59

10

2

Знаменка

2

63

21

3

10

1

Шаховка

20

76

0

0

0

4

pril1

pril2

pril3

pril4

pril5

pril6

Библиография
1.
Сивков К. В. Очерки по истории крепостного хозяйства и крестьянского движения в России в первой половине XIX века. По материалам архива Степных вотчин Юсуповых. М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1951. 252 с.
2.
Никишин И. И. Некоторые вопросы экономики крепостного хозяйства первой половины XIX в. // Исторические записки. Т.44. М., 1953. С. 177-205.
3.
Индова Е. И. Крепостное хозяйство в начале XIX в. По материалам вотчинного архива Воронцовых. М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1955. 200 с.
4.
Ковальченко И. Д. Русское крепостное крестьянство в первой половине XIX в. М.: Изд-во МГУ, 1967. 400с.
5.
Быков Д. А. Помещик и крестьянин в России XVIII – первой четверти XIX вв.: к проблеме патронирования и управления хозяйством. Дис. …канд. ист. наук. М., 2005. 24 с.
6.
Фирсова О. Г. Эволюция методов хозяйственной деятельности крупных помещиков XVIII – первой половины XIX вв. Автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 2006. 24 с.
7.
Рянский Р. Л. Развитие помещичьего хозяйства Черноземного центра в первой половине XIX века: Автореф. дис. ...докт. ист. наук. Курск, 2015. 49 с.
8.
Канищев В. В. Хозяйственная деятельность В. И. Вернадского в контексте экологической ситуации в Тамбовской губернии в конце XIX – начале XX в. //В. И. Вернадский и Тамбовский край. М., 2003. С. 42-74;
9.
Канищев В. В. Экономика, демография, экология в контексте модернизации аграрного общества (Тамбовская губерния в XIX – начале XX в.) // Экономическая история: Ежегодник. М., 2002. С. 513-532.
10.
Канищев, В. В., Хмель, Е. В. 2002. Элементы рационального природопользования в хозяйствах крестьян и крупных землевладельцев Тамбовской губернии в 1880-е гг. Сравнительный историко-экологический анализ // Тамбовское крестьянство: от капитализма к социализму (вторая половина XIX – начало XX в.): сб. науч. статей. Вып. 4. Тамбов: ТГУ им. Г. Р. Державина. С. 34-47.
11.
Цинцадзе Н. С. Государство, общество и природа в России конца XIX–первой трети XX века: танго втроём. СПб.: Алетейя, 2019. 570 с.
12.
Степанова Л. Г. Материалы Генерального межевания XVIII в. как источник по истории крестьянского землепользования в России предыдущих столетий // Русь, Россия, Средневековье и новое время: материалы конференции; Чтения памяти акад. РАН Л.В. Милова. М.: Московский гос. ун-т им. М. В. Ломоносова, 2011. С. 264-268.
13.
Козыкин А. В. Методика оценки изменений агрокультурного ландшафта на основе ГИС-обработки планов межевания 1861 г. и современного описания лесного фонда Национального парка «Кенозерский» // Историческая информатика. 2021. № 2. С. 221-232. DOI: 10.7256/2585-7797.2021.2.35089 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=35089
14.
Милов Л. В. Исследование об «Экономических примечаниях» к Генеральному межеванию (К истории русского крестьянства и сельского хозяйства второй половины XVIII в.). М.: Изд-во Моск. ун-та, 1965. 312 с.
15.
Голубинский А. А., Хитров Д. А., Черненко Д. А. Итоговые материалы Генерального межевания: о возможностях обобщения и анализа // Вестник МГУ. Серия История. 2011. № 3. С. 35-51.
16.
Козлов Д. Н., Глухов А. В., Голубинский А. А., Хитров Д. А. Роль природно-позиционных условий в дифференциации землепользования Европейской России конца XVIII в. – методика цифрового анализа материалов Генерального межевания // Русь, Россия: Средневековье и Новое время. Вып. 3: Третьи чтения памяти академика Л.В. Милова. Материалы к международной научной конференции. Москва, 21-23 ноября 2013 г. М., 2013. Вып. № 3. С. 26-33.
17.
Канищев В. В., Кончаков Р. Б., Костовска С. К. Пространственное моделирование экологических процессов в истории // Fractal Simulation. 2011. № 1. С. 15-20.
18.
Лисецкий Ф. Н. Оценка развития линейной эрозии и эродированности почв по результатам аэрофотосъемки // Землеустройство, кадастр и мониторинг земель. 2009. №10. С. 39-43.
19.
Брагин П. Н., Пасхина М. В. «Гадания» по картам Менде // Ярославский педагогический вестник. 2011. №2. С. 127-132.
20.
Истомина Э. Г. Леса России. Экологическая и социоэкономическая история (XVII – начало XIX в.). М.: Квадрига, 2019. 258 с.
References (transliterated)
1.
Sivkov K. V. Ocherki po istorii krepostnogo khozyaistva i krest'yanskogo dvizheniya v Rossii v pervoi polovine XIX veka. Po materialam arkhiva Stepnykh votchin Yusupovykh. M.: Izd-vo Akad. nauk SSSR, 1951. 252 s.
2.
Nikishin I. I. Nekotorye voprosy ekonomiki krepostnogo khozyaistva pervoi poloviny XIX v. // Istoricheskie zapiski. T.44. M., 1953. S. 177-205.
3.
Indova E. I. Krepostnoe khozyaistvo v nachale XIX v. Po materialam votchinnogo arkhiva Vorontsovykh. M.: Izd-vo Akad. nauk SSSR, 1955. 200 s.
4.
Koval'chenko I. D. Russkoe krepostnoe krest'yanstvo v pervoi polovine XIX v. M.: Izd-vo MGU, 1967. 400s.
5.
Bykov D. A. Pomeshchik i krest'yanin v Rossii XVIII – pervoi chetverti XIX vv.: k probleme patronirovaniya i upravleniya khozyaistvom. Dis. …kand. ist. nauk. M., 2005. 24 s.
6.
Firsova O. G. Evolyutsiya metodov khozyaistvennoi deyatel'nosti krupnykh pomeshchikov XVIII – pervoi poloviny XIX vv. Avtoref. dis. … kand. ist. nauk. M., 2006. 24 s.
7.
Ryanskii R. L. Razvitie pomeshchich'ego khozyaistva Chernozemnogo tsentra v pervoi polovine XIX veka: Avtoref. dis. ...dokt. ist. nauk. Kursk, 2015. 49 s.
8.
Kanishchev V. V. Khozyaistvennaya deyatel'nost' V. I. Vernadskogo v kontekste ekologicheskoi situatsii v Tambovskoi gubernii v kontse XIX – nachale XX v. //V. I. Vernadskii i Tambovskii krai. M., 2003. S. 42-74;
9.
Kanishchev V. V. Ekonomika, demografiya, ekologiya v kontekste modernizatsii agrarnogo obshchestva (Tambovskaya guberniya v XIX – nachale XX v.) // Ekonomicheskaya istoriya: Ezhegodnik. M., 2002. S. 513-532.
10.
Kanishchev, V. V., Khmel', E. V. 2002. Elementy ratsional'nogo prirodopol'zovaniya v khozyaistvakh krest'yan i krupnykh zemlevladel'tsev Tambovskoi gubernii v 1880-e gg. Sravnitel'nyi istoriko-ekologicheskii analiz // Tambovskoe krest'yanstvo: ot kapitalizma k sotsializmu (vtoraya polovina XIX – nachalo XX v.): sb. nauch. statei. Vyp. 4. Tambov: TGU im. G. R. Derzhavina. S. 34-47.
11.
Tsintsadze N. S. Gosudarstvo, obshchestvo i priroda v Rossii kontsa XIX–pervoi treti XX veka: tango vtroem. SPb.: Aleteiya, 2019. 570 s.
12.
Stepanova L. G. Materialy General'nogo mezhevaniya XVIII v. kak istochnik po istorii krest'yanskogo zemlepol'zovaniya v Rossii predydushchikh stoletii // Rus', Rossiya, Srednevekov'e i novoe vremya: materialy konferentsii; Chteniya pamyati akad. RAN L.V. Milova. M.: Moskovskii gos. un-t im. M. V. Lomonosova, 2011. S. 264-268.
13.
Kozykin A. V. Metodika otsenki izmenenii agrokul'turnogo landshafta na osnove GIS-obrabotki planov mezhevaniya 1861 g. i sovremennogo opisaniya lesnogo fonda Natsional'nogo parka «Kenozerskii» // Istoricheskaya informatika. 2021. № 2. S. 221-232. DOI: 10.7256/2585-7797.2021.2.35089 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=35089
14.
Milov L. V. Issledovanie ob «Ekonomicheskikh primechaniyakh» k General'nomu mezhevaniyu (K istorii russkogo krest'yanstva i sel'skogo khozyaistva vtoroi poloviny XVIII v.). M.: Izd-vo Mosk. un-ta, 1965. 312 s.
15.
Golubinskii A. A., Khitrov D. A., Chernenko D. A. Itogovye materialy General'nogo mezhevaniya: o vozmozhnostyakh obobshcheniya i analiza // Vestnik MGU. Seriya Istoriya. 2011. № 3. S. 35-51.
16.
Kozlov D. N., Glukhov A. V., Golubinskii A. A., Khitrov D. A. Rol' prirodno-pozitsionnykh uslovii v differentsiatsii zemlepol'zovaniya Evropeiskoi Rossii kontsa XVIII v. – metodika tsifrovogo analiza materialov General'nogo mezhevaniya // Rus', Rossiya: Srednevekov'e i Novoe vremya. Vyp. 3: Tret'i chteniya pamyati akademika L.V. Milova. Materialy k mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii. Moskva, 21-23 noyabrya 2013 g. M., 2013. Vyp. № 3. S. 26-33.
17.
Kanishchev V. V., Konchakov R. B., Kostovska S. K. Prostranstvennoe modelirovanie ekologicheskikh protsessov v istorii // Fractal Simulation. 2011. № 1. S. 15-20.
18.
Lisetskii F. N. Otsenka razvitiya lineinoi erozii i erodirovannosti pochv po rezul'tatam aerofotos''emki // Zemleustroistvo, kadastr i monitoring zemel'. 2009. №10. S. 39-43.
19.
Bragin P. N., Paskhina M. V. «Gadaniya» po kartam Mende // Yaroslavskii pedagogicheskii vestnik. 2011. №2. S. 127-132.
20.
Istomina E. G. Lesa Rossii. Ekologicheskaya i sotsioekonomicheskaya istoriya (XVII – nachalo XIX v.). M.: Kvadriga, 2019. 258 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Известно, что во второй половине XX в. в различных странах мира развернулось движение зелёных, то есть представителей различных экологических организаций, пытающихся остановить процесс разрушения биосферы нашей планеты. И действительно, укажем только на то, что несколько тысяч лет назад почти вся территория Европы была покрыта лесами, а чего стоит только ситуация с исчезнувшим Аральским морем. В этой связи крайне важным является реконструкция природных угодий Центральной России в XVIII-XIX вв., что возможно сегодня благодаря использованию современных компьютерных технологий.
Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой является историческая динамика агроландшафтов Тамбовской губернии. Автор ставит своими задачами проанализировать экологическую составляющую в регионе, а также показать новые возможности использования ГИС-технологий в изучении исторической динамики экологических процессов.
Работа основана на принципах анализа и синтеза, достоверности, объективности, методологической базой исследования выступает системный подход, в основе которого находится рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов. Сам автор достаточно подробно описывает применяемые методы в разделе «Объекты и методы».
Научная новизна статьи заключается в самой постановке темы: автор на основе различных источников стремится охарактеризовать измерение площадей природных угодий русских дворянских имений конца XVIII – первой половины XIX в. средствами ГИС-технологий.
Рассматривая библиографический список статьи, как позитивный момент следует отметить его масштабность и разносторонность: всего список литературы включает в себя свыше 20 различных источников и исследований. Из привлекаемых автором источников укажем на Карты межевания Тамбовской губернии и Топографический межевой атлас Тамбовской губернии. Из используемых исследований укажем на труды В.В. Канищева, В.А. Козыкина, Е.И. Индовой, в которых раскрываются различные аспекты трансформации агрокультурного ландшафта дворянских имений. Заметим, что библиография обладает важностью как с научной, так и с просветительской точки зрения: после прочтения текста статьи читатели могут обратиться к другим материалам по ее теме. В целом, на наш взгляд, комплексное использование различных источников и исследований способствовало решению стоящих перед автором задач.
Стиль написания статьи можно отнести к научному, вместе с тем доступному для понимания широкому кругу читателей, всем тем, кто интересуется как исторической географией, в центр, так и изменением в агроландшафтах Центральной России. Аппеляция к оппонентам представлена на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой статьи.
Структура работы отличается определённой логичностью и последовательностью, в ней можно выделить введение, основную часть, заключение. В начале автор определяет актуальность темы, показывает, что в истории русских имений малоизученным аспектом «является историко-экологическая составляющая, изучение поместий как сельскохозяйственных предприятий, действующих посредством эксплуатации природных ресурсов». В центре внимания автора рецензируемой статьи находятся «села Воронцовка, Знаменка, Шаховка Тамбовского уезда, расположенные на самой границе массивного Цнинского леса и обширных степных просторов», где в первой половине XIX в. хозяева имений продолжали осваивать лесостепную природную среду. В работе показано, что в рассматриваемых имениях «шёл рост территорий самих поселений, пашни за счёт лугов и степей, отсутствие широкой эксплуатации лесных угодий».
Главным выводом статьи является то, что «полученные результаты об изменениях абсолютных и относительных размеров селитебных, пашенных, луговых, степных, лесных, эрозионных земель создали надёжную основу для последующих конкретно-исторических исследований экологических процессов в двух конкретных помещичьих имениях».
Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, снабжена 9 рисунками и 3 приложениями, вызовет читательский интерес, а ее материалы могут быть использованы как в курсах лекций по истории России, так и в различных спецкурсах.
К статье есть отдельные замечания: так, в частности, в названии статьи можно было бы указать территориальные рамки исследования.
Однако, в целом, на наш взгляд, статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Историческая информатика».