Читать статью 'Психодиагностическая оценка родительской позиции при решении правовых споров о воспитании детей в ходе судебно-психологической экспертизы' в журнале Психология и Психотехника на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1613,   статей на доработке: 234 отклонено статей: 279 
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Психология и Психотехника
Правильная ссылка на статью:

Психодиагностическая оценка родительской позиции при решении правовых споров о воспитании детей в ходе судебно-психологической экспертизы

Королев Андрей Александрович

кандидат психологических наук

И.о. заведующего кафедры клинической психологии, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Алтайский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации

656000, Россия, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Ленина, 40, каб. 338

Korolev Andrei Aleksandrovich

PhD in Psychology

Acting Head of the Department of Clinical Psychology, Federal State Budgetary Educational Institution of Higher Education "Altai State Medical University" of the Ministry of Health of the Russian Federation

656000, Russia, Altaiskii krai, g. Barnaul, ul. Lenina, 40, kab. 338

korollev-psy@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Соколов Ярослав Владимирович

Медицинский психолог, КГБУЗ "Алтайская краевая клиническая психиатрическая больница им. Ю.К. Эрдмана"

656049, Россия, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Партизанская, 147, оф. 1

Sokolov Yaroslav Vladimirovich

Medica Psychologist, Altai Regional Clinical Psychiatric Hospital named after Y. K. Erdman

656049, Russia, Altaiskii krai, g. Barnaul, ul. Partizanskaya, 147, of. 1

yar_sokoloff@mail.ru

DOI:

10.7256/2454-0722.2021.3.36225

Дата направления статьи в редакцию:

01-08-2021


Дата публикации:

08-08-2021


Аннотация: Авторами рассмотрены основные трудности, связанные с объективной оценкой родительской позиции в процессе судебно-психологической экспертизы. Предметом исследования является специфика родительской позиции в ситуации судебно-психологического экспертного исследования. Объектом исследования являются родители в ситуации судебной психологической экспертизы. Описаны основные возможности психологической диагностики родительской позиции в экспертной практике. Проанализированы данные, полученные с помощью психометрических опросников у 46 родителей/опекунов, участвующих в судебно-психологической экспертизе по гражданским делам о спорах на воспитание детей. Использованные методы исследования: психометрические опросники, направленные на оценку детско-родительских отношений (опросник АСВ, опросник ВРР). На основе массива экспертного материала проведен статистический анализ данных, полученных с помощью апробированных психометрических методик, направленных на оценку родительской позиции. За счет полученной корреляции между шкалами психометрических опросников выделены максимально значимые диагностические критерии, позволяющие дать интегральную оценку родительской позиции. Новизна исследования заключается в нахождении диагностических параметров, которые достаточно четко верифицируют основные критерии родительской позиции в ходе проведения судебно-психологической экспертизы: адекватность, прогностичность, гибкость. Полученные сведения способствуют объективизации выводов психолога в сложных экспертных ситуациях по решению вопросов, связанных с воспитанием детей.


Ключевые слова: судебно-психологическая экспертиза, детско-родительские отношения, родительская позиция, подходы к воспитанию, трудности психодиагностики родителей, стили воспитания, гражданский процесс, методы психологической экспертизы, психометрические опросники, интегральная оценка

Abstract: This article explores the crucial points associated with the objective assessment of parental position in the process of forensic psychological examination. The subject of this research is the specificity of parental position in the situation of forensic psychological expert study. The object is the parents in the situation of forensic psychological examination. The author describes the main capabilities of psychological diagnostics of parental position in the expert practice. The article analyzes the data acquired from psychometric surveys carried out among 46 parents/custodians involved in forensic psychological examination on civil cases related to disputes over child upbringing. The study employs the psychometric surveys for evaluation of child-parent relations (“The Analysis of Family Relationship” and “Child-Parent Interaction”). Based on the array of expert material, the author carries out statistical analysis of the data acquired via tested psychometric methods aimed at the assessment of parental position. The obtained correlation between the scales of psychometric surveys, the author highlights the most significant diagnostic criteria give an integral estimate of parental position. The novelty of this work consists in determination of diagnostic parameters that verify the key criteria of parental position in the course of forensic psychological examination: adequacy, predictivity, flexibility. The acquired materials contribute to objectification of conclusions of the psychologist in complicated expert situations on settling the issues related to child upbringing.



Keywords:

civil process, parenting styles, difficulties in parenting psychodiagnostics, approaches to education, parental position, child-parental relations, forensic psychological examination, methods of psychological examination, psychometric questionnaires, integral assessment

Судебные споры между родителями о правах, связанных с воспитанием детей, в последнее время стали достаточно частым предметом разбирательств в гражданском процессе [7]. Судебное производство при решении вопросов подобного рода в большинстве случаев предусматривает экспертную психологическую оценку членов семьи и особенностей отношений между ними [10]. Психологическое экспертное заключение является важнейшей составляющей в принятии судебного решения при разбирательстве вопросов, связанных с определением места жительства ребенка, порядком общения ребенка с каждым из родителей, восстановлением гражданина в его родительских правах. Основной круг вопросов, поставленных судом перед экспертом-психологом, связан с оценкой индивидуально-психологических особенностей родителей / опекунов и ребенка, оценкой специфики воздействия каждым из родителей / опекунов на ребенка, а также изучением ведущих воспитательных стратегий, свойственных родителям / опекунам [5].

Практический опыт авторов и анализ литературы, посвященной проблемам производства судебно-психологической экспертизы, указывает, что наибольшую трудность для эксперта представляет оценка родительской позиции [4]. Именно концепт «родительская позиция» представляется наиболее релевантным в контексте рассматриваемых экспертом вопросов. Само понятие «родительская позиция», предложенное А.С. Спиваковской [8], определяется как целостное образование, обусловливающее направленность родительского поведения, в основе которой лежит сознательная или бессознательная оценка ребенка, которая выражается в способах и формах взаимодействия с детьми. Так, родительская позиция рассматривается как система личности, включающая в себя основные родительские характеристики и воспитательные установки, оцениваемые экспертом [3, с. 249], а именно: адекватность – возможность объективной оценки родителем себя и своего ребенка, гибкость – возможность менять воспитательную позицию от изменения условий, прогностичность – способность родителя понимать влияние собственной модели воспитания на формирование личности ребенка [9].

В процессе проведения экспертизы существует несколько устоявшихся, как правило, взаимосвязанных методов оценки родительской позиции [6]. Прежде всего, это анализ материалов гражданского дела, в данном случае речь идет о процедуре, сравнимой с архивным методом, когда анализируется документация характеризующая родителя: справки с места работы, характеристики от соседей, акт жилищно-бытовых условий и т.п. Описанный метод подчас предоставляет для эксперта ценную информацию, однако в силу незаинтересованности лиц, составляющих характеристики (формальные отписки), отсутствия в тексте психологического субстрата для анализа, из-за профессиональной ориентации составителя данный метод не всегда оказывается эффективным. Следующий, обязательный для технологии проведения экспертизы метод – это направленная психологическая беседа с родителем / опекуном на предмет выяснения его отношения к ребенку и используемых им воспитательных стратегий. Однако в силу заинтересованности сторон (сознательное или неосознанное искажение сведений) данный метод также не может предоставить эксперту полноценной объективной информации, проясняющей родительскую позицию.

В ситуации подобных затруднений тестовый метод (использование психометрических опросников) можно рассматривать как наиболее объективный в плане получения информации о родительской позиции, естественно, не допуская возможности его использования в экспертизе изолировано, исключив два выше описанных метода.

Несмотря на очевидные преимущества тестового метода в экспертной ситуации возникают определенные трудности связанные с подбором самого инструмента и правильной интерпретацией полученных с помощью него данных. Действительно, многие психометрические методики, нацеленные на оценку родительской позиции, отвечают всем необходимым тестовым критериям и успешно зарекомендовали себя в психологической работе, направленной на оценку и коррекцию детско-родительских отношений. К ситуации же экспертной практики применимы далеко не все опросниковые методы, что связано с рядом причин. Во-первых, психологическая экспертиза в подавляющем большинстве случаев предполагает разовую встречу с подэкспертным, что требует от психодиагностического инструмента максимальной информативности в плане изучаемого предмета. Во-вторых, не все опросники подходят для оценки родительской позиции, что связано с гендерной ориентацией инструмента. В-третьих, наряду с максимальной информативностью в экспертной ситуации приветствуется также и портативность самого инструмента, так как процесс судебной экспертизы связан с повышенным эмоциональным напряжением, когда объемные тестовые батареи могут выступить провоцирующим фактором, влиять на возникновение аффективных реакций у подэкспертного и тем самым быть причиной искажения результата.

Все описанные затруднения актуализируют необходимость нахождения надежного психодиагностического инструмента для получения интегральной модели для оценки родительской позиции в экспертной ситуации.

Цель исследования – получение интегральной модели, способствующей объективизации оценки родительской позиции в ситуации судебно-психологической экспертизы с помощью психометрических опросников.

Материалы и методы. Из большого многообразия психодиагностического инструмента в качестве наиболее удовлетворяющих вышеотмеченным критериям экспертной оценки родительской позиции в исследовании были проанализированы результаты опросников АСВ (анализ семейных отношений) и ВРР (взаимодействие родитель ребенком). Выбор опросников также был продиктован апробированностью их в практике судебной экспертизы.

Ведущие шкалы опросника ВРР, отражающие дихотомию воспитательного подхода родителя: 1) нетребовательность – требовательность; 2) мягкость – строгость; 3) автономность – контроль; 4) эмоциональная дистанция – близость; 5) отвержение – принятие; 6) отсутствие сотрудничества – сотрудничество; 7) тревожность за ребенка; 8) непоследовательность – последовательность; 9) воспитательная конфронтация в семье; 10) удовлетворенность отношениями с ребенком [2].

Шкалы опросника АСВ:

– шкалы, относящиеся к нарушениям процесса воспитания: Гиперпротекция (шкала Г+), Гипопротекция (шкала Г-), Потворствование (шкала У+), Игнорирование потребностей ребенка (шкала У-), Чрезмерность требований-обязанностей (шкала Т+), Недостаточность требований-обязанностей ребенка (шкала Т-), Чрезмерность требований-запретов (шкала З+), Недостаточность требований-запретов к ребенку (шкала З-), Чрезмерность санкций (шкала С+), Минимальность санкций (шкала С-), Неустойчивость стиля воспитания (шкала Н),

– шкалы, относящиеся к личностным проблемам родителей:Расширение сферы родительских чувств (шкала РРЧ), Предпочтение в подростке детских качеств (шкала ПДК), Воспитательная неуверенность родителя (шкала ВН), Фобия утраты ребенка (шкала ФУ), Неразвитость родительских чувств (шкала НРЧ), Проекция на ребенка (подростка) собственных нежелательных качеств (шкала ПНК), Вынесение конфликта между супругами в сферу воспитания (шкала ВК), предпочтение мужских качеств (шкала ПМК), предпочтение женских качеств (шкала ПЖК) [11].

Рассматриваемые в исследовании опросники по-разному отражают проявление родительской позиции, вместе с этим разнонаправленная структура их шкал (опросник АСВ – полиполярный, опросник ВРР – биполярный) не всегда дает возможности её объективной оценки с учетом механического сопоставления данных в каждом конкретном экспертном случае.

Подобное обстоятельство требует выявления взаимосвязей между шкалами опросников, что способствует нахождению возможности взвешенной интегральной оценки родительской позиции, устранению диагностических лакун при использовании психодиагностического инструмента изолировано.

В ходе исследования были проанализированы результаты по данным опросникам у 46 родителей (23 респондента – женщины; 23 респондента – мужчины), проходивших экспертное исследование. Возрастной диапазон респондентов от 24 до 43 лет. Выборка была сформирована на протяжении продолжительной экспертной практики авторов, в период с 2015 по 2020 гг. В ходе исследования для статистической обработки данных использовался непараметрический критерий корреляции Ч. Спирмена, U-критерий Манна-Уитни и дескриптивная статистика.

Анализ результатов. На начальном этапе исследования был проведен сравнительный анализ между показателями опросников, с учетом гендера подэкспертных. Подобная процедура была направлена на выявление потенциальных различий в воспитательной позиции родителей в зависимости от половой принадлежности. Для реализации данного этапа оценивались средние значения по шкалам обоих опросников полученные в группе женщин и мужчин, а также был использован статистический критерий Манна-Уитни. Результаты анализа представлены в таблицах 1-3.

Таблица 1.

Сравнительный анализ по методике ВРР, согласно гендерного признака

N=46

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

M

14,1

10,2

16,5

18,9

22,5

22,4

16,7

21,9

11,7

14,2

М (n=23)

14,5

10

16,7

18,1

22,3

22,5

18,1

22

12,3

21,8

Ж (n= 23)

13,6

10,5

16,4

19,7

22,7

22,3

15,3

21,8

11,2

21,1

p-level

0,31

0,56

0,79

0,12

0,85

0,94

0,18

0,79

0,27

0,19

По результатам сравнительного анализа не было установлено значимых различий ни по одной из шкал опросника. То есть в экспертной практике данные, полученные по опроснику ВРР, не имеют значимых искажений при оценке родительской позиции в зависимости от половой принадлежности самого родителя / опекуна.

Таблица 2.

Сравнительный анализ по методике АСВ (шкалы оценивающие выраженность черт воспитательного процесса), согласно гендерного признака

N=46

Г+

Г-

У+

У-

Т+

Т-

З+

З-

С+

С-

Н

M

5,5

1,6

4,5

0,1

1,2

0,9

2,1

1,4

0,7

3,4

1,1

М (n=23)

5,8

1,5

4,7

0,1

1,1

0,9

2,3

1,4

0,7

3,7

1

Ж (n= 23)

5,2

1,6

4,2

0,1

1,2

0,8

1,8

1,4

0,7

3,2

1,2

p-level

0,45

0,76

0,67

0,80

0,91

0,76

0,30

0,75

0,91

0,25

0,60

Сравнительный анализ шкал, оценивающих выраженность черт воспитательного процесса по опроснику АСВ, также не показал достоверных различий в зависимости от гендера родителя. Как и в случае с шкалами опросника ВРР, следует констатировать, что анализируемые шкалы опросника являются достаточно универсальными с позиции гендерного подхода.

Таблица 3.

Сравнительный анализ по методике АСВ (шкалы оценивающие личностные проблемы родителей) согласно гендерному признаку

N=46

РРЧ

ПДК

ВН

ФУ

НРЧ

ПНК

ВК

ПМК

ПЖК

M

3

1,1

2,3

1,4

0,6

0,2

2,1

1,4

1,2

М (n=23)

2,8

1,7

2,5

1,5

0,8

0,1

2,4

1

0,1

Ж (n= 23)

3,3

0,5

2,1

1,2

0,4

0,3

1,8

1,9

1,1

p-level

0,52

0,02

0,16

0,30

0,20

0,73

0,24

0,06

0,00

Результаты сравнительного анализа, представленные в данной таблице, указывают на наличие достоверно значимых различий в проявлении родительской позиции между мужчинами и женщинами. Так, для мужчин наиболее характерно стремление игнорировать взросление детей по сравнению с женщинами, на что указывает статистическое различие по шкале ПДК (р=0,02). Женщинам же в большей степени свойственна тенденция к сдвигу в установках к ребенку в зависимости от его пола. В частности, у женщин проявлена тенденция к предпочтению у ребенка женских качеств (р=0,00).

Установленные различия по данному блоку шкал нередко наблюдаются в процессе экспертной практики. Статистически подтвержденные различия должны быть приняты экспертом психологом как специфический факт, который необходимо учитывать в экспертизе.

Таким образом, несмотря на установленные различия по ряду шкал опросника АСВ, полученные сведения не указывают на принципиальные отличия, подчеркивающие специфику родительской позиции в зависимости от половой принадлежности. Полученные результаты дают возможность реализации основной цели исследования.

Для нахождения диагностических критериев, способствующих интегральной оценке родительской позиции, была составлена корреляционная матрица для установления взаимосвязи между шкалами опросника ВРР и АСВ (Табл. 4; Табл. 5.).

Таблица 4.

Взаимосвязи между шкалами опросника ВРР и АСВ (шкалы оценивающие выраженность черт воспитательного процесса)


АСВ

ВРР

Г+

Г-

У+

У-

Т+

Т-

З+

З-

С+

С-

Н

1

0,30

-0,21

-0,15

0,05

0,08

-0,14

-0,01

-0,12

0,04

0,04

-0,16

2

-0,38*

0,05

-0,44*

0,31

-0,14

0,10

-0,01

-0,12

0,20

-0,55*

-0,02

3

0,61*

-0,16

0,45*

-0,01

-0,05

0,08

0,34*

-0,10

0,04

0,19

0,26

4

0,23

-0,15

0,13

0,13

-0,01

0,21

-0,20

-0,06

0,03

0,09

0,18

5

0,36*

-0,13

0,25

0,03

0,14

-0,09

-0,17

-0,15

-0,05

0,00

-0,11

6

0,43*

0,08

0,46*

-0,08

0,07

0,16

0,09

0,15

-0,01

0,09

0,21

7

0,27

0,11

0,22

-0,03

-0,10

0,34*

0,44*

0,12

-0,15

0,31

-0,02

8

-0,08

-0,10

-0,09

0,22

-0,07

0,02

-0,29

0,01

0,04

0,00

-0,24

9

-0,11

0,15

-0,02

0,30

0,13

-0,19

0,17

0,09

0,18

0,08

0,33

10

0,58*

-0,31

0,30

0,01

0,20

-0,20

0,43*

-0,26

-0,05

0,29

-0,13

Символом «*» обозначены связи для p≤0,05

Таблица 5.

Взаимосвязи между шкалами опросника ВРР и АСВ (шкалы оценивающие личностные проблемы родителей)


АСВ

ВРР

РРЧ

ПДК

ВН

ФУ

НРЧ

ПНК

ВК

ПМК

ПЖК

1

-0,14

-0,27

0,15

-0,01

0,09

-0,01

0,11

-0,29

0,15

2

-0,23

-0,21

-0,22

-0,34*

-0,12

-0,02

-0,15

-0,16

-0,24

3

0,35*

0,23

0,10

0,36*

0,19

0,34*

0,24

0,13

0,17

4

0,19

-0,10

0,07

0,16

-0,07

-0,03

0,01

0,19

-0,35

5

0,06

0,12

0,46*

0,12

0,06

-0,24

-0,08

-0,00

-0,02

6

0,20

0,20

0,29

0,25

0,06

-0,22

0,03

0,15

-0,12

7

0,32

0,57*

0,15

0,55

0,29

0,00

0,30

0,13

0,24

8

0,01

-0,08

0,10

-0,32

0,07

-0,01

0,04

0,18

-0,17

9

-0,02

0,08

0,17

0,05

0,34*

0,28

0,61*

0,09

-0,02

10

0,15

0,29

0,32

0,42*

0,17

-0,18

-0,02

-0,30

0,17

Символом «*» обозначены связи для p≤0,05

Установленные взаимосвязи между шкалами опросников способствуют выделению важных проблемных зон, связанных с основными показателями родительской позиции: гибкость, прогностичность, адекватность. Для наглядности все значимые корреляции были представлены в виде сводной таблицы (таблица 6) с последующим их обсуждением в контексте реализуемой исследовательской цели.

Таблица 6.

Сводная таблица значимых корреляций между шкалами опросников ВРР и АСВ

Шкалы опросника ВРР

Взаимосвязь

Шкалы опросника АСВ

Мягкость —строгость

Положительная

-

Отрицательная

Г+; У+; С- ; ФУ

Автономность—контроль

Положительная

Г+ ; У+; З+; ФУ; ПНК

Отрицательная

-

Отвержение — принятие

Положительная

Г+; ВН

Отрицательная

-

Отсутствие сотрудничества—сотрудничество

Положительная

Г+; У+

Отрицательная

-

Тревожность за ребенка

Положительная

Т+; З+; ПДК; ФУ

Отрицательная

-

Воспитательная конфронтация в семье

Положительная

ВК

Отрицательная

-

Удовлетворенность отношениями с ребенком

Положительная

Г+; З+ ;ФУ

Отрицательная

-

Представленные корреляции указывают на значимость определенных характеристик при определении родительской позиции. Прежде всего, обращает на себя внимание диагностическая значимость шкалы Гиперпротекция (Г+) опросника АСВ. Именно эта шкала имеет наиболее частую взаимосвязь с рядом шкал опросника ВРР. Так, высокие значения по шкале Г+ имеют среднюю силу связи с такими показателями ВРР, как контроль, принятие, сотрудничество и удовлетворенность в отношениях с ребенком. Характеристика обозначенных шкал опросника ВРР действительно во многом перекликается с содержанием шкалы Г+, которая указывает на ориентацию родителя в полной мере быть включенным в жизнь ребенка.

Диагностическая значимость установленного положения для психолога заключается в том, что в ситуации экспертизы повышение по шкале Г+ без одновременного повышения соответствующих шкал опросника ВРР свидетельствует о демонстрации гиперсоциальной позиции родителя, попытки предстать в лучшем свете, что объясняется эксплицитной направленностью вопросов, входящих в саму шкалу. Описываемый феномен был неоднократно отмечен авторами в ходе экспертного исследования. То есть выявление подобного факта в экспертизе указывает на дефект родительской позиции, заключающейся в невозможности объективной оценки родителем себя (критерий адекватности).

Проявленная положительная связь (r=0,61) между шкалой опросника ВРР «Воспитательная конфронтация в семье» и шкалой опросника АСВ «Вынесение конфликта между супругами в сферу воспитания» определяет обоюдную чувствительность опросников к редукции способности у родителя понимать роль своей воспитательной стратегии, которая определяет формирование личности ребенка (критерий прогностичности). В ситуации экспертизы такое сочетание повышения по шкалам опросников наиболее достоверно подчеркивает эту особенность, определяет родителя как личность, не способную выбрать конкретную воспитательную модель, с свойственной попыткой переложить ответственность на другого члена семьи, обвинить второго родителя в использовании «неправильных» воспитательных методах. По факту, установление в ходе экспертизы подобной особенности потенциально настораживает эксперта в плане риска развития невротических реакций у ребенка, так как подобная рассогласованность в семейном воспитании нарушает сплоченность внутри семьи, что по мнению Захарова А.И. [1] выступает ведущим патогенным фактором в развитии невротических состояний у ребенка.

В продолжении темы риска невротизации ребенка важно отметить корреляцию между шкалой опросника ВРР «Тревожность за ребенка» с рядом шкал, определяющих контролирующий стиль поведения родителя по опроснику АСВ: Чрезмерность требований-обязанностей (шкала Т+); Чрезмерность требований-запретов (шкала З+); Предпочтение в подростке детских качеств (шкала ПДК). Хотя направленность корреляционногоанализа не дает возможности построения воспитательной модели родителя, сама полученная взаимосвязь между шкалами, имеющими сходство в воспитательной стратегии – повышенная моральная ответственность, – подчеркивает изъян родительской позиции в плане проявления необходимой гибкости. Проявленное сочетание шкал в ситуации экспертизы указывает на устойчивое стремление родителя путем наложения на ребенка требований и запретов препятствовать его взрослению, тем самым снижая свой уровень тревоги.

Отдельно следует отметить, что ряд шкал опросника АСВ и ВРР не имеют общей взаимосвязи, что является диагностически важным, так как эти шкалы дают дополнительные сведения о родительской позиции, то есть дополняют общее представление о родители.

Так, шкалы опросника ВРР «эмоциональная дистанция – близость», «непоследовательность – последовательность» в сочетании с вышеописанными диагностическими критериями способствуют более тонкой дифференциальной диагностике родительской позиции, так как по факту они дополняют шкалы опросника АСВ.

Выводы. В ходе исследования, на основании статистического сопоставления данных опросников АСВ и ВРР, были выявлены диагностические критерии, позволяющие выделить интегральную модель для оценки родительской позиции. Установленные корреляции между шкалами опросников дают возможность более объективной оценки изъянов в родительской позиции по каждому из параметров: адекватность, гибкость, прогностичность, что весьма важно для взвешенной экспертной оценки в ситуации разрешения вопросов, связанных с детско-родительскими отношениями. Именно принцип взаимодополняемости шкал опросников дает возможность объективизации исследования. Сам используемый инструмент показал достаточную чувствительность к оцениваемому феномену, что выразилось во взаимосвязи семантически схожих шкал. Дополнительным преимуществом данных опросников следует выделить их достаточную универсальность в плане отсутствия значимых искажений в зависимости от половой принадлежности родителя.

С учетом изменчивости общественной жизни, появления все новых методов психологической диагностики приходится констатировать, что научный поиск в данном направлении должен быть продолжен, так как от выверенности и четкости диагностических критериев, определяющих родительскую позицию, во многом зависит объективность экспертного вывода в столь непростом вопросе.

Библиография
1.
Захаров А.И. Происхождение детских неврозов и психотерапия. – М.: ЭКСМО-Пресс, 2000. – 448 с.
2.
Марковская И. М. Тренинг взаимодействия родителей с детьми. – СПб.: Речь, 2005. – 150 с.
3.
Посысоев Н.Н. Родительская позиция как система отношений / Н.Н.Посысоев // Ярославский педагогический вестник – 2017 – № 6. С. 248-251.
4.
Русаковская О.А., Сафуанов Ф.С., Харитонова Н.К. Актуальные вопросы участия специалистов в судебных спорах о воспитании детей раздельно проживающими родителями // Психология и право. 2011. – № 1.
5.
Сафуанов Ф. С. Судебно-психологическая экспертиза : учебник для вузов / Ф. С. Сафуанов. — 2-е изд., перераб. и доп. – Москва : Издательство Юрайт, 2019. – 309 с.
6.
Сафуанов Ф.С., Александров М.Ф. Использование психологических знаний в непроцессуальной форме при судебных спорах между родителями о воспитании ребенка // Юридическая психология. – 2011. – № 4. – С. 18-23.
7.
Сафуанов Ф.С., Харитонова Н.К., Русаковская О.А. Психолого-психиатрическая экспертиза по судебным спорам между родителями о воспитании и месте жительства ребенка. М.: Генезис, 2011. – 192 с.
8.
Спиваковская A. C. Обоснование психологической коррекции неадекватной родительской позиции [Текст] / А.С. Спиваковская // Семья и формирование личности : сб. научных трудов / под ред. A.A. Бодалева. – М. : Изд-во НИИ ОП, 1981. – С. 38–45.
9.
Спиваковская А.С. Психотерапия: игра, детство, семья. Том 2. – М.: ООО Апрель Пресс, ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000. – 464 с.
10.
Судебно-психологическая экспертиза в гражданском и уголовном процессе: учебно-методическое пособие [Электронный ресурс] / сост. Е. Ю. Федоренко, А. А. Лопатин. – Электрон. дан. – Красноярск: Сиб. федер. ун-т, 2012.
11.
Эйдемиллер Э. Г., Добряков И. В., Никольская И. М. Семейный диагноз и семейная психотерапия. Учебное пособие для врачей и психологов. Изд. 2-е, испр. и доп. – СПб.: Речь, 2006. – 352 с.
References
1.
Zakharov A.I. Proiskhozhdenie detskikh nevrozov i psikhoterapiya. – M.: EKSMO-Press, 2000. – 448 s.
2.
Markovskaya I. M. Trening vzaimodeistviya roditelei s det'mi. – SPb.: Rech', 2005. – 150 s.
3.
Posysoev N.N. Roditel'skaya pozitsiya kak sistema otnoshenii / N.N.Posysoev // Yaroslavskii pedagogicheskii vestnik – 2017 – № 6. S. 248-251.
4.
Rusakovskaya O.A., Safuanov F.S., Kharitonova N.K. Aktual'nye voprosy uchastiya spetsialistov v sudebnykh sporakh o vospitanii detei razdel'no prozhivayushchimi roditelyami // Psikhologiya i pravo. 2011. – № 1.
5.
Safuanov F. S. Sudebno-psikhologicheskaya ekspertiza : uchebnik dlya vuzov / F. S. Safuanov. — 2-e izd., pererab. i dop. – Moskva : Izdatel'stvo Yurait, 2019. – 309 s.
6.
Safuanov F.S., Aleksandrov M.F. Ispol'zovanie psikhologicheskikh znanii v neprotsessual'noi forme pri sudebnykh sporakh mezhdu roditelyami o vospitanii rebenka // Yuridicheskaya psikhologiya. – 2011. – № 4. – S. 18-23.
7.
Safuanov F.S., Kharitonova N.K., Rusakovskaya O.A. Psikhologo-psikhiatricheskaya ekspertiza po sudebnym sporam mezhdu roditelyami o vospitanii i meste zhitel'stva rebenka. M.: Genezis, 2011. – 192 s.
8.
Spivakovskaya A. C. Obosnovanie psikhologicheskoi korrektsii neadekvatnoi roditel'skoi pozitsii [Tekst] / A.S. Spivakovskaya // Sem'ya i formirovanie lichnosti : sb. nauchnykh trudov / pod red. A.A. Bodaleva. – M. : Izd-vo NII OP, 1981. – S. 38–45.
9.
Spivakovskaya A.S. Psikhoterapiya: igra, detstvo, sem'ya. Tom 2. – M.: OOO Aprel' Press, ZAO Izd-vo EKSMO-Press, 2000. – 464 s.
10.
Sudebno-psikhologicheskaya ekspertiza v grazhdanskom i ugolovnom protsesse: uchebno-metodicheskoe posobie [Elektronnyi resurs] / sost. E. Yu. Fedorenko, A. A. Lopatin. – Elektron. dan. – Krasnoyarsk: Sib. feder. un-t, 2012.
11.
Eidemiller E. G., Dobryakov I. V., Nikol'skaya I. M. Semeinyi diagnoz i semeinaya psikhoterapiya. Uchebnoe posobie dlya vrachei i psikhologov. Izd. 2-e, ispr. i dop. – SPb.: Rech', 2006. – 352 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензия на статью «Психодиагностическая оценка родительской позиции при решении правовых споров о воспитании детей в ходе судебно-психологической экспертизы»

Предмет исследования не уточнен в тексте публикации. Он только косвенно заявлен автором статьи в ее названии. Это психодиагностическая оценка родительской позиции при решении правовых споров о воспитании детей в ходе судебно-психологической экспертизы.
Методология исследования построена на традиционных методах психологического исследования. В первой части применены методы анализа, систематизации и обобщения литературных данных, используется обзор 11 литературных источников.
Эмпирическая часть исследования представлена как исследование возможностей и ограничений применения двух известных опросников - АСВ (анализ семейных отношений) и ВРР (взаимодействие родитель ребенком).
В исследовании приняли участие 46 родителей, среди которых 23 женщины и 23 мужчины. Из математических методов применены непараметрический критерий корреляции Ч. Спирмена, U-критерий Манна-Уитни и дескриптивная статистика.
С методологической точки зрения представленная статья не вызывает вопросов. Продуманы этапы исследования и выборка респондентов.
Актуальность представленной статьи не вызывает сомнения. Интерес к изучению методов психодиагностики как способов оценки родительского поведения в ситуации правовых споров проявляется не только со стороны психологов, но и со стороны юристов. Таким образом, данное исследование имеет междисциплинарный характер, что повышает его ценность и актуальность.
Кроме того, важна необходимость нахождения надежного психодиагностического инструмента для получения интегральной модели для оценки родительской позиции в экспертной ситуации.
Статья раскрывает исследование, которое посвящено работе над целью - получение интегральной модели, способствующей объективизации оценки родительской позиции в ситуации судебно-психологической экспертизы с помощью психометрических опросников
Научная новизна – проявляется только в заявленной теме в части рассмотрения вопроса психодиагностики как инструмента в решении правовых споров. В части содержания исследования новизна связана с разработкой интегральной модели объективизации родительской позиции в правовых споров с помощью методов психологической диагностики.
Стиль, структура, содержание
Статья имеет традиционную структуру – вводная, основная и заключительная части.
Вводная часть логично и четко обосновывает выбор темы. Важно, что автор сопровождает обзор литературы объемными материалами и обширными исследованиями отечественных авторов (А.С.Спиваковский и др.). Описаны основные положения, связанные с темой – судебно-психологическая экспертиза, родительские установки, экспертная ситуация и пр.
В основной части статьи представлены результаты многочастного корреляционного анализа шкал методик. Материалы представлены в грамотно оформленных таблицах. Важно, что выявлены диагностические критерии, позволяющие выделить интегральную модель для оценки родительской позиции.
В заключении статьи представлены содержательные выводы.
Стиль изложения материала соответствует требованиям научности, но при этом он вполне доступен для восприятия.
Библиография
Насчитывает 11 источников. Среди литературных источников представлены монографии, статьи, классические издания, статьи из периодических изданий Они датированы разными периодами, в том числе 2019 годом.
Данный список литературы можно рассматривать как подборку источников по проблеме диагностики родительской позиции и использования результатов в судебно-психологической экспертизе.
В качестве рекомендаций можно добавить расширение списка литературы – применение более современных источников (за 2020-21 г.г.) а также исследования зарубежных авторов.
Апелляция к оппонентам – статья может быть рекомендована к публикации. Содержание соответствует заявленной теме и цели работы. Оформление статьи соответствует требованиям журналов, предъявляемых к статьям, публикуемым к журналам, рекомендованных списком ВАК.
Выводы, интерес читательской аудитории – статья вызовет интерес читательской аудитории – психологов, социальных работников, юридических психологов и юристов, которые практикуют в сфере правовых споров о воспитании детей.