Читать статью 'Правовые вопросы возмещения вреда, причиненного окружающей среде в результате разливов нефти и нефтепродуктов' в журнале Юридические исследования на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1697,   статей на доработке: 299 отклонено статей: 358 
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Правовые вопросы возмещения вреда, причиненного окружающей среде в результате разливов нефти и нефтепродуктов

Куделькин Николай Сергеевич

кандидат юридических наук

ведущий научный сотрудник сектора экологического, земельного и аграрного права Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института государства и права Российской академии наук

119019, Россия, г. Москва, ул. Знаменка, 10

Kudelkin Nikolai

PhD in Law

Leading Scientific Associate, the sector of Environmental, Land and Agrarian Law, Institute of State and Law of the Russian Academy of Sciences

119019, Russia, g. Moscow, ul. Znamenka, 10

nkkix@inbox.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7136.2021.9.36218

Дата направления статьи в редакцию:

03-08-2021


Дата публикации:

25-08-2021


Аннотация: Предметом работы является совокупность правовых норм, регулирующих общественные отношения, возникающие в процессе возмещения вреда, причиненного окружающей среде, в том числе в результате разливов нефти и нефтепродуктов. Целью работы является формулирование выводов и предложений теоретической и практической направленности, касающихся как совершенствования института возмещения экологического вреда в целом, так и правовых аспектов возмещения вреда, причиненного окружающей среде в результате разливов нефти и нефтепродуктов. Методологическую основу исследования составила совокупность различных логических приемов, методов, и средств познания.Актуальность выбранной темы подтверждается в том числе и статистическими данными, например, на территории Арктической зоны Российской Федерации общая площадь нарушенных земель по состоянию на 2019 г. составила 218 641 га, причем большая часть таких земель (по данным за весь период наблюдений) образовалась из-за ведения деятельности по добыче полезных ископаемых, а также в результате разливов нефти и нефтепродуктов при их транспортировке.     В 2019 г. на территории Российской Федерации произошло 17 тыс. аварий, связанных с разливами нефти, из них 10,5 тыс. аварий – на нефтепроводах. В работе рассмотрены вопросы, связанные с возмещением экологического вреда. Анализ действующего в данной сфере законодательства и практики его применения позволил прийти к ряду выводов. Так, в статье отмечается, что механизм возмещения вреда окружающей среде в Российской Федерации не лишен существенных недостатков, в частности, связанных с возмещением вреда в натуре, зачетом расходов, понесенных причинителем экологического вреда на устранение такого вреда. Открытыми и практически неурегулированными остаются вопросы, связанные с процедурой расходования взысканных в счет компенсации экологического вреда средств на восстановление нарушенного состояния окружающей среды. Делаются предложения, направленные на решение указанных проблем.


Ключевые слова: экологический вред, возмещение экологического вреда, восстановление окружающей среды, юридическая ответственность, охрана окружающей среды, экологические права человека, разливы нефти, экологическая катастрофа, загрязнение окружающей среды, деградация окружающей среды

Abstract: The subject of this research is the set legal norms that regulate public relations arising in the process of compensation for damage inflicted to the environment as a result of oil spills. The goal of this work consists in formulating the theoretical and practical conclusions and proposals on the improvement of the institution of compensation for environmental damage as a whole, and the legal aspects of compensation for damage inflicted to the environment due to oil spills in particular. The relevance of this topic is substantiated by the statistical data; for example, in the Arctic Zone of the Russian Federation, the total area of disturbed land as of 2019 was 218,641 hectares, and most of them (according to the data for the entire observation period) were formed due to the extraction of mineral resources, as well as a result of oil and spills during their transportation. In 2019, 17, 000 accidents related to oil spills took place in the Russian Federation, among which 10, 500 were the accidents on oil pipelines. The article explores the questions associated with compensation for environmental damage. The analysis of the effective legislation in this sphere and its practical implementation allowed making a range of conclusions It is noted that the mechanism of compensation for environmental damage in the Russian Federation has significant flaws, namely with regards to compensation for damage in kind, offsetting the costs incurred by the infliction of environmental damage to repair such damage. The issues related to the procedure of disbursement of compensation for environmental damage to restore the state of the environment remain open and virtually unresolved. Recommendations are made on solution of the indicated problems.



Keywords:

oil spills, environmental human rights, environmental protection, legal responsibility, environmental restoration, compensation for environmental harm, environmental harm, environmental disaster, environmental pollution, environmental degradation

Введение. На современном этапе развития общества, который характеризуется высоким уровнем антропогенной нагрузки на окружающую среду, причинение вреда природе является распространенным явлением. Состояние как отдельных природных компонентов, так и окружающей среды в целом часто нельзя назвать благоприятным. Например, по официальным данным за 2019 г., в Российской Федерации в 141 водоеме (поверхностные пресные воды) в 734 случаях наблюдался экстремально высокий уровень загрязнения, высокий уровень загрязнения был отмечен в 346 водоемах в 2361 случае. При этом число инцидентов, связанных с загрязнением вод нефтепродуктами, по сравнению с 2018 г. возросло в 2,4 раза [1, с. 992]. На территории Арктической зоны Российской Федерации общая площадь нарушенных земель по состоянию на 2019 г. составила 218 641 га, причем большая часть таких земель (по данным за весь период наблюдений) образовалась из-за ведения деятельности по добыче полезных ископаемых, а также в результате разливов нефти и нефтепродуктов при их транспортировке [1, с. 345]. В данном контексте следует упомянуть, что в 2019 г. на территории Российской Федерации произошло 17 тыс. аварий, связанных с разливами нефти, из них 10,5 тыс. аварий – на нефтепроводах [1, с. 994]. 29 мая 2020 г. произошла одна из самых крупных аварий в российской истории, повлекшая за собой разлив нефтепродуктов, – в результате разрушения резервуара норильской ТЭЦ-3 в окружающую среду попало 20 тыс. т дизельного топлива [2]. Приведенные факты говорят о высокой актуальности исследований, посвященных возмещению вреда, причиненного окружающей среде, в том числе и в результате разливов нефти и нефтепродуктов. Как справедливо пишет Г. А. Мисник, возмещение вреда окружающей среде является одним из центральных институтов экологического права и имеет высокое правовое значение [3, с. 3]. Соответственно вопросы, связанные с возмещением экологического вреда, заслуживают особого внимания со стороны ученых-юристов.

Правовые основы возмещения вреда окружающей среде. Согласно ст. 9 Конституции РФ природные ресурсы являются основой жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующих территориях. В соответствии со ст. 42 Конституции РФ каждому гарантировано право на благоприятную окружающую среду. Статьей 18 Конституции РФ установлено, что права человека являются непосредственно действующими и определяют в том числе смысл, содержание и применение законов. Основываясь на приведенных выше положениях Конституции, можно прийти к выводу о том, что возмещение вреда окружающей среде, с одной стороны, является средством, направленным на восстановление нарушенной в результате антропогенной деятельности природы, относящейся к высшим конституционным ценностям, с другой же стороны, способствует обеспечению права каждого на благоприятную окружающую среду. Однако данный тезис будет верен только в тех случаях, когда за счет взысканных с причинителя вреда средств удается восстановить надлежащие состояние пострадавшей окружающей среды (состояние, характеризующееся соответствием установленным нормативам).

Понятие «вред окружающей среде» содержится в ст. 1 Федерального закона от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» (СЗ РФ. 2002. № 2. Ст. 133) , под ним понимается негативное изменение окружающей среды в результате ее загрязнения, повлекшее за собой деградацию естественных экологических систем и истощение природных ресурсов. Такое определение нельзя назвать удачным, поскольку, во-первых оно связывает произошедшие негативные изменения исключительно с загрязнением, во-вторых, необходимо наступление двух негативных последствий для окружающей среды – деградации естественных экосистем и истощения природных ресурсов. Таким образом, исходя из буквального толкования определения вреда окружающей среде, содержащегося в ст. 1 Закона «Об охране окружающей среды», негативные изменения окружающей среды в результате какой-либо деятельности, не связанные с загрязнением, например, снятие плодородного слоя почвы, разрушение ландшафта и т.п., нельзя отнести к рассматриваемому виду вреда. Также можно предположить, что не любое негативное воздействие на окружающую среду вызывает одновременно истощение ресурсов и деградацию естественных экосистем. Более логичным представляется раскрытие понятия «вред окружающей среде» через другие термины, используемые в Законе «Об охране окружающей среды», такие как «качество окружающей среды», «негативное воздействие на окружающую среду». В таком случае «экологический вред» можно определить как любые негативные изменения качества окружающей среды, вызванные воздействием на нее хозяйственной и иной деятельности. Примечательно, что в ст. 77 Закона «Об охране окружающей среды», устанавливающей обязанность полного возмещения вреда окружающей среде, в качестве такового признается вред, причиненный в результате загрязнения окружающей среды, истощения, порчи, уничтожения, нерационального использования природных ресурсов, деградации и разрушения естественных экологических систем, природных комплексов и природных ландшафтов и иного нарушения законодательства в области охраны окружающей среды. Таким образом, в тексте нормы содержится широкий (открытый) перечень видов негативного воздействия на окружающую среду, но делается привязка к тому, что все эти действия (бездействия) должны быть противозаконными. Далее в ст. 78 рассматриваемого Закона в контексте вреда, причиненного окружающей среде, также говорится о вреде, причиненном в результате нарушения законодательства. Следовательно, в Законе «Об охране окружающей среды» термин «вред окружающей среде» раскрывается различно.

Отметим, что в Решении Арбитражного суда Красноярского края от 12 февраля 2021 г. по иску Енисейского межрегионального Управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования к акционерному обществу «Норильско-Таймырская энергетическая компания» (АО «НТЭК») ( URL : https://kad.arbitr.ru/Card/4490905b-aec9-472e-a30a-c384e1679527 (дата обращения: 23.06.2021)) , поданном в целях возмещении вреда от загрязнения дизельным топливом водных объектов и почв, которое наступило в результате разгерметизации резервуара хранения, принадлежащего АО «НТЭК», 29 мая 2020 г. (далее – Решение по делу № А33-27273/2020), используется определение вреда окружающей среде, содержащееся в ст. 1 Закона «Об охране окружающей среде» (с. 19 Решения по делу № А33-27273/2020). Здесь следует подчеркнуть, что в данном случае причиненный окружающей среде вред связан с загрязнением и полностью соответствует определению, содержащемуся в ст. 1 Закона «Об охране окружающей среды», следовательно, его применение судом в рассматриваемом Решении является логичным.

Далее целесообразно рассмотреть порядок возмещения экологического вреда. Так, в соответствии с п. 1 ст. 77 Закона «Об охране окружающей среды» физические и юридические лица, причинившие вред окружающей среде в результате нарушения законодательства, обязаны возместить его в полном размере. Согласно п. 3 рассматриваемой статьи возмещение вреда окружающей среде осуществляется в соответствии с утвержденными в установленном порядке таксами и методиками, а в случае их отсутствия – исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды. Таким образом, в рассматриваемой норме, говоря о возмещении экологического вреда, законодатель отдает приоритет специальным таксам и методикам. Примечательно, что в тексте данного пункта в качестве субъектов причинения вреда указываются только юридические лица и индивидуальные предприниматели, физические лица не упоминаются, в свою очередь, в тексте п. 1 рассматриваемой статьи отсутствуют индивидуальные предприниматели.

Согласно п. 1 ст. 78 Закона «Об охране окружающей среды» компенсация вреда, причиненного окружающей среде вследствие нарушения природоохранного законодательства, может быть осуществлена либо добровольно, либо по решению суда. Говоря об определении размера вреда в тексте рассматриваемой нормы, законодатель в качестве приоритетного способа указал фактические затраты на восстановление нарушенного состояния окружающей среды с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды, а также в соответствии с проектами рекультивационных и иных восстановительных работ, а в случае их отсутствия размер вреда определяется в соответствии с таксами и методиками. Таким образом, можно заметить некоторое противоречие с текстом п. 3 ст. 77 Закона «Об охране окружающей среды», рассмотренном выше. В данном контексте следует указать на п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30 ноября 2017 г. № 49 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении вреда, причиненного окружающей среде» («Бюллетень Верховного Суда РФ». № 2. Февраль. 2018) (далее – постановление Пленума Верховного Суда РФ № 49), согласно которому приоритет в рассматриваемом вопросе отдается таксам и методикам исчисления размера вреда (ущерба), причиненного окружающей среде.

Например, согласно информации, содержащийся в Решении по делу № А33-27273/2020, для расчета экологического вреда, причиненного в результате аварии на ТЭЦ-3, истцом использовались «Методика исчисления вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды», утвержденная приказом Минприроды России от 8 июля 2010 г. № 238 («Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти». № 40. 04.10.2010) , и «Методика исчисления размера вреда, причиненного водным объектам вследствие нарушения водного законодательства», утвержденная приказом Минприроды России от 13 апреля 2009 г. № 87 («Российская газета». № 113. 24.06.2009.) . Отметим, что такие происшествия, как нефтяные разливы, причиняют вред различным компонентам природы, например, животному и растительному миру, атмосферному воздуху, почвам, водным объектам и т.п., т.е. вред носит комплексный характер [4, с. 39]. И соответственно причиненный суммарный ущерб окружающей среде может выходить за пределы существующих методик, в результате чего он может быть не полностью учтен при расчете компенсации или планировании мероприятий по восстановлению пострадавший природы. В связи со сказанным выше следует привести мнение И.А. Игнатьевой, согласно которому совершенствование порядка возмещения экологического вреда необходимо начинать с учета комплексного характера правового института возмещения вреда окружающей среде, с выработки системного подхода, направленного на преодоление проблем действующего законодательства [5, с. 17].

Пунктом 2 ст. 78 Закона «Об охране окружающей среды» предусмотрена возможность по решению суда возложить на причинителя экологического вреда обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды в соответствии с проектом восстановительных работ. По мнению А.В. Винницкого, В.В. Круглова, М.С. Соловьева, приоритет возмещению вреда окружающей среде в натуре должен отдаваться при соблюдении таких условий, как возможность возмещения вреда в натуре полностью либо в максимально возможной части, возможность оперативного принятия мер и их эффективность для восстановления пострадавшей природы [6]. Однако при этом авторы не раскрывают такое понятие, как «максимально возможная часть», в результате чего до конца не ясно, до какого состояния, по их мнению, должна быть восстановлена окружающая среда в результате возмещения экологического вреда в натуре, кроме того, в случае причинения экологического вреда, например, при разливе нефти и нефтепродуктов меры по ликвидации разлива (по ликвидации вреда) должны приниматься в максимально короткие сроки, однако вопрос об их эффективности на современном этапе развития техники остается открытым, так, в ледовых условиях, по существующем данным, удается собирать около 15–30% разлившихся нефти или нефтепродуктов [7, с. 31–34], данные факты также говорят о необходимости осуществления деятельности, направленной на предупреждение разливов нефти [8].

Безусловно, если восстановление нарушенной окружающей среды возможно, способу возмещения экологического вреда в натуре должно отдаваться предпочтение, поскольку в этом случае непосредственно происходит улучшение (восстановление) пострадавшей от действий (бездействия) причинителя вреда окружающей среды. По данному вопросу Пленум Верховного Суда РФ дал следующие разъяснения: способ возмещения причиненного вреда при обращении в суд выбирает истец, однако суд с учетом позиции лиц, участвующих в деле, и конкретных обстоятельств дела вправе применить такой способ возмещения вреда, который наиболее соответствует целям и задачам природоохранного законодательства. Кроме того, при решении вопроса об удовлетворении требования о возмещении вреда в натуре суд должен определить, является ли такое восстановление объективно возможным. При принятии решения о форме возмещения вреда окружающей среде суд должен основываться на соответствующем проекте восстановительных работ, в случае отсутствия такого проекта суд выносит решение о возмещении вреда в денежной форме (п. 13, 17, 18 постановления Пленума Верховного суда РФ № 49). Таким образом, исходя из позиции Пленума Верховного Суда РФ, выбор способа возмещения экологического вреда во многом оставлен на усмотрение суда. Так, из Решения по делу № А33-27273/2020 следует, что Ответчик возразил против избранного Истцом способа возмещения вреда, ссылаясь на наличие возможности возмещения вреда в натуре, настаивал на возложении на него судом обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды (с. 159 Решения). По результатам разбирательства суд пришел к выводу, что взыскание убытков является наиболее эффективным способом возмещения вреда в настоящем деле, отвечающим целям и задачам природоохранного законодательства. При этом указав на то, что возможность и эффективность возмещения вреда в натуре ответчиком не подтверждена (с. 171 Решения). Следует обратить внимание на то, что полное восстановление окружающей среды от последствий крупных нефтяных разливов либо невозможно [9, с. 32–37], либо может занимать десятки лет [10].

Заслуживающим особого внимания является п. 2.1 ст. 78 Закона «Об охране окружающей среды», согласно которому при определении размера вреда, причиненного окружающей среде, предусмотрена необходимость учета затрат, понесенных лицом, причинившим экологический вред, на его устранение. Такую позицию законодателя можно объяснить тем, что виновное лицо начинает добровольно производить возмещение вреда в натуре, и логично, что в таком случае размер компенсации за причиненный вред должен уменьшаться. Кроме того, данная норма обладает стимулирующим характером, поскольку способствует повышению заинтересованности лица, причинившего экологический вред, в совершении действий, направленных на его устранение. При этом порядок и условия учета указанных выше затрат в соответствии с рассматриваемым пунктом должен быть установлен уполномоченными федеральными органами исполнительной власти, однако в настоящий момент дынный порядок не определен, что может вызывать трудности в применении рассматриваемого положения на практике. Давая разъяснения по применению п. 2.1 ст. 78 Закона «Об охране окружающей среды», Пленум Верховного Суда РФ высказал позицию, согласно которой до тех пор, пока указанный выше порядок не будет утвержден, суды должны исходить из того, что при определении размера возмещаемого вреда допускается учет затрат, понесенных причинителем такого вреда, по его устранению (примечательно, что в рассматриваемом постановлении Пленума Верховного Суда РФ речь идет только об устранении загрязнения окружающей среды). При этом Пленум Верховного Суда РФ указывает на необходимость соблюдения ряда условий, при которых такой учет возможен, в их числе: неумышленное причинение вреда, добросовестные активные действия, направленные на реальное устранение вреда окружающей среде. Также при вынесении решений по данному вопросу имеют значение форма и степень вины причинителя вреда, цель совершения правонарушения, характер последующего поведения причинителя вреда, последствия правонарушения, объем затрат причинителя вреда, направленных на устранение правонарушения (п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30 ноября 2017 г. № 49). По сути, решение по зачету потраченных причинителем вреда средств в счет компенсации экологического вреда должно приниматься судом по его усмотрению.

Из Решения по делу № А33-27273/2020 следует, что в процессе судебного разбирательства Ответчик попросил учесть понесенные им затраты на ликвидацию аварии, произошедшей 29 мая 2020 г. на опасном производственном объекте «Топливное хозяйство ТЭЦ-3», в размере 4 078 959 254 руб. При этом Истец возразил в принятии указанных расходов (с. 173 Решения). Оценив доводы сторон и материалы дела, суд пришел к выводу о невозможности принятия понесенных ответчиком расходов на ликвидацию последствий разлива дизельного топлива. При принятии такого решения учитывались в том числе такие обстоятельства, как систематическое неисполнение требований промышленной безопасности в отношении принадлежащего ответчику источника повышенной опасности, причины, способствовавшие масштабности разлива и др. Также суд указал на то, что последствия аварии необратимы и носят беспрецедентный характер для региона и страны в целом (см.: с. 173–194 Решения). В итоге в доход федерального бюджета по решению суда взыскано 145 492 562 907 (сто сорок пять миллиардов четыреста девяносто два миллиона пятьсот шестьдесят две тысячи девятьсот семь) руб. 96 коп. в счет возмещения вреда водным объектам, в доход муниципального образования – город Норильск – 684 904 320 (шестьсот восемьдесят четыре миллиона девятьсот четыре тысячи триста двадцать) руб. в счет возмещения вреда почвам как объекту охраны окружающей природной среды (с. 194 Решения).

Таким образом, опираясь на показательный пример из практики, можно сделать вывод о том, что в целом механизм возмещения вреда окружающей среде в Российской Федерации работает, хотя и не лишен некоторых существенных недостатков, в частности, связанных с возмещением вреда в натуре, зачетом расходов, понесенных причинителем экологического вреда на устранение такого вреда. Открытыми и практически неурегулированными остаются вопросы, связанные с процедурой расходования на восстановление нарушенного состояния окружающей среды средств, взысканных в счет компенсации экологического вреда. В данном контексте следует сказать, что в случае отсутствия проведения восстановительных мероприятий за счет взысканных средств компенсация выполняет по своей сути лишь штрафную функцию и не способствует реальному возмещению вреда, причиненного природе.

Специальное правовое регулирование возмещения вреда, причиненного окружающей среде в результате разливов нефти и нефтепродуктов. В соответствии с пп. 2 п. 10 ст. 46 Закона «Об охране окружающей среды» эксплуатирующая организация до начала эксплуатации объектов, используемых при геологическом изучении, разведке и добыче углеводородного сырья, равно, как и используемых при переработке (производстве), транспортировке, хранении, реализации углеводородного сырья и произведенной из него продукции, должна иметь финансовое обеспечение в том числе и на возмещение в полном объеме вреда, причиненного окружающей среде, жизни, здоровью и имуществу граждан, имуществу юридических лиц в результате разливов нефти и нефтепродуктов.

В целом следует положительно охарактеризовать данное положение Закона, поскольку оно представляет собой экономический барьер, способный не допустить к осуществлению опасной для природы деятельности организации, изначально не способные возместить возможный вред окружающей среде и (или) выполнить предусмотренные Законом природоохранные мероприятия.

Согласно п. 13 рассматриваемой статьи методика расчета указанного выше финансового обеспечения разрабатывается и утверждается уполномоченным федеральным органом исполнительной власти. Такая методика утверждена приказом Минприроды России от 31 декабря 2020 г. № 1139 (Официальный интернет-портал правовой информации http://pravo.gov.ru, 10.03.2021) . Согласно п. 12 ст. 46 Закона «Об охране окружающей среды» эксплуатирующая организация должна иметь подтверждение указанного выше финансового обеспечения. В качестве такого подтверждения могут выступать следующие документы: банковская гарантия, договор страхования, документ, подтверждающий создание эксплуатирующей организацией или несколькими эксплуатирующими организациями резервного фонда, гарантийное письмо уполномоченного федерального органа исполнительной власти (пп.1, 2, 3, 4 п. 12 ст. 46 Закона «Об охране окружающей среды»). Подобное требование законодательства может поспособствовать развитию таких инструментов возмещения вреда, причиненного окружающей среде, как экологическое страхование и создание специальных природоохранных фондов, что, безусловно, является положительным моментом.

Подпункт 5 п. 14 ст. 46 Закона «Об охране окружающей среды» возлагает на эксплуатирующую организацию обязанность по возмещению в полном объеме вреда, причиненного окружающей среде, жизни, здоровью людей и имуществу физических и юридических лиц в результате разливов нефти и нефтепродуктов. По своей сути данное положение Закона является зеркальным отражением п. 1 ст. 77 и п. 1 ст. 79 Закона «Об охране окружающей среды».

Также пп. 5 п. 14 ст. 46 Закона «Об охране окружающей среды» предусматривает обязанность эксплуатирующей организации по возмещению расходов на привлечение дополнительных сил и средств единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций. Здесь необходимо упомянуть, что в соответствии со п. 1 ст. 78 Закона «Об охране окружающей среды» при определении размера вреда окружающей среде учитываются в том числе и понесенные убытки, к которым, как представляется, могут быть отнесены и названные виды расходов.

Указанные в пп. 5 п. 14 ст. 46 Закона «Об охране окружающей среды» вред и расходы должны возмещаться в соответствии с порядком, установленном Правительством РФ. Такой порядок утвержден постановлением Правительства РФ от 28 декабря 2020 г. № 2295 (СЗ РФ. 2021. № 1 (часть II). Ст. 153) . Обратим внимание на то, что п. 1 указанного постановления утверждены «Правила» возмещения вреда и понесенных убытков, а не «порядок», который фигурирует в названии постановления. Непосредственно сами Правила состоят из шести пунктов. Пункт 1 посвящен сфере действия рассматриваемых Правил. Пункт 2 содержит отсылочную норму, согласно которой возмещение вреда окружающей среде, здоровью и имуществу граждан, а также имуществу юридических лиц осуществляется в соответствии с гл. 59 Гражданского кодекса РФ. Пункт 3 частично воспроизводит пп. 5 п. 14 ст. 46 Закона «Об охране окружающей среды» в части, касающейся установления обязанности эксплуатирующей организации по возмещению затрат на привлечение дополнительных сил и средств единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций. Пункт 4 посвящен определению размера вреда, причиненного окружающей среде в результате разлива нефти и нефтепродуктов, и текстуально схож с п. 1 ст. 77 Закона «Об охране окружающей среды». Согласно п. 5 рассматриваемых Правил эксплуатирующая организация обязана возместить сумму причиненного вреда, определенного в соответствии с п. 4 настоящих Правил, а также расходы на привлечение дополнительных сил и средств единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций в течение месяца со дня получения от органов государственного надзора соответствующего требования. Согласно п. 6 Правил обязанность по возмещению вреда окружающей среде либо размер такого возмещения могут быть оспорены в суде.

Итак, из анализа постановления Правительства РФ от 28 декабря 2020 г. № 2295 видно, что попытка установления специального порядка возмещения вреда окружающей среде, причиненного в результате разливов нефти и нефтепродуктов, не является удачной. Во-первых, указанный Порядок либо отсылает к уже существующим нормам, либо почти полностью воспроизводит их в своем тексте. Во-вторых, в нем идет речь исключительно о возмещении вреда в денежной форме и ничего не говорится о возмещении вреда окружающей среде в натуре, также не затронут такой важный вопрос, как учет при определении размера вреда окружающей среде понесенных лицом, причинившим такой вред, затрат, направленных на его устранение.

В-третьих, несмотря на чрезвычайную актуальность возмещения экологического вреда, причиненного в результате нефтяных разливов, более целесообразным представляется осуществление совершенствования института возмещения вреда окружающей среде в целом.

Заключение. В целях совершенствования правового регулирования возмещения экологического вреда в натуре следует рассмотреть возможность применения следующего метода (механизма). После расчета суммы компенсации вреда окружающей среде и ее взыскания, в случае если причинитель вреда желает устранить последствия такого вреда в натуре самостоятельно или с привлечением третьих лиц, он разрабатывает проекты восстановительных работ и реализует их. Финансирование такой деятельности осуществляется за счет взысканной с причинителя вреда суммы. В случае если восстановить надлежащее состояние окружающей среды удается за меньшую сумму, чем взысканная с причинителя вреда компенсация, ее остаток возвращается причинителю вреда. В случае если восстановление окружающей среды полностью невозможно, оплачиваются соответственно только те из проведенных мероприятий, которые привили к положительным изменениям в состоянии пострадавшей природы. Таким образом, причинитель вреда должен будет брать на себя «риск невозможности возмещения экологического вреда в натуре». Данный подход может применяться, например, в таких случаях, когда суд назначает возмещение вреда в виде компенсации, а причинитель вреда настаивает на возмещении вреда в натуре. При таком подходе будет гарантировано проведение восстановительных работ и расходование денежных средств непосредственно на реабилитацию пострадавшей природы. Основной сложностью при реализации такого механизма является контроль за выполнением работ и расходованием средств, а также оценка восстановления окружающей среды. Кроме того, для упрощения использования такого метода целесообразно проводить экспертизу состояния окружающей среды перед вводом в эксплуатацию стационарных объектов, являющихся источником повышенной опасности.

Остро стоит вопрос с разработкой и принятием порядка зачета расходов, понесенных лицом, причинившим экологический вред, на его устранение. В таком акте необходимо четко прописать условия такого зачета, в каких случаях он допускается, в каких случаях подобный зачет невозможен. Наличие правового регулирование в рассматриваемой сфере может существенно упростить работу судов по данной категорией дел.

Восстановление пострадавшей окружающей среды за счет средств, взысканных в качестве компенсации экологического вреда, является на сегодняшний день вопросом, заслуживающим повышенного внимания. Для того чтобы такие денежные средства не растворились в соответствующих бюджетах, а были реально использованы на восстановление пострадавшей окружающей среды, целесообразно предусмотреть в законодательстве необходимость создания целевых фондов, в которые будут перечисляться денежные средства, взысканные в качестве компенсации за причиненный вред. Их расход должен быть возможен исключительно на проведение работ (мероприятий), связанных с восстановлением пострадавшей окружающей среды (отдельных природных объектов и т.п.). Особенно это актуально для крупных экологических катастроф, таких как авария на норильской ТЭЦ-3 (29.05.2020 г.).

Библиография
1.
О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации в 2019 году. Государственный доклад. – М.: Минприроды России; МГУ имени М.В. Ломоносова, 2020. – 1000 с.
2.
Коптев Д.П. Норильский разлив: уроки и последствия // https://burneft.ru/archive/issues/2020-07/3.
3.
Мисник Г.А. Возмещение экологического вреда в российском праве: Автореф. дисс. ... докт. юрид. наук / Институт государства и права Российской академии наук. М., 2008. – 56 с.
4.
Гордиенко А.С., Кулик Е.Н. Данные дистанционного зондирования Земли при оценке эколого-экономического ущерба от загрязнений окружающей среды нефтью // Вестник СГУГиТ (Сибирского государственного университета геосистем и технологий). 2021. Т. 26. № 2. С. 37–46.
5.
Игнатьева И.А. Актуальные проблемы возмещения вреда окружающей среде (аспекты правового регулирования, судебной практики и реализации государственной политики в области экологического развития) // Экологическое право. 2016. № 4. С. 10–17.
6.
Винницкий А.В., Круглов В.В., Соловьев М.С. К вопросу о приоритете натуральной формы возмещения вреда, причиненного окружающей среде (на примере водных объектов и почв) // Юридические исследования. 2020. № 12. С. 18–30. DOI: 10.25136/2409-7136.2020.12.34809 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=34809.
7.
Торопов Е.Е., Шабалин А.А., Мохов О.А. Ликвидация разливов нефти подо льдом в удаленных арктических акваториях // Арктика: экология и экономика. 2018. № 4(32). С. 30–42. DOI: 10.25283/2223-4594-2018-4-30-42.
8.
Куделькин Н.С. Правовые вопросы предупреждения и ликвидации аварийных разливов нефти и нефтепродуктов // Юридические исследования. 2021. № 7. С. 74–84. DOI: 10.25136/2409-7136.2021.7.35966 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=35966
9.
Пономарев М.В. Правовые проблемы возмещения вреда окружающей среде от загрязнения нефтью и нефтепродуктами // Судья. 2017. № 9. С. 32–37.
10.
Starre Vartan/ The Exxon Valdez Oil Spill: History and Impact // URL: https://www.treehugger.com/exxon-valdez-oil-spill-history-and-impact-5113545 (дата обращения: 19.07.2021).
References (transliterated)
1.
O sostoyanii i ob okhrane okruzhayushchei sredy Rossiiskoi Federatsii v 2019 godu. Gosudarstvennyi doklad. – M.: Minprirody Rossii; MGU imeni M.V. Lomonosova, 2020. – 1000 s.
2.
Koptev D.P. Noril'skii razliv: uroki i posledstviya // https://burneft.ru/archive/issues/2020-07/3.
3.
Misnik G.A. Vozmeshchenie ekologicheskogo vreda v rossiiskom prave: Avtoref. diss. ... dokt. yurid. nauk / Institut gosudarstva i prava Rossiiskoi akademii nauk. M., 2008. – 56 s.
4.
Gordienko A.S., Kulik E.N. Dannye distantsionnogo zondirovaniya Zemli pri otsenke ekologo-ekonomicheskogo ushcherba ot zagryaznenii okruzhayushchei sredy neft'yu // Vestnik SGUGiT (Sibirskogo gosudarstvennogo universiteta geosistem i tekhnologii). 2021. T. 26. № 2. S. 37–46.
5.
Ignat'eva I.A. Aktual'nye problemy vozmeshcheniya vreda okruzhayushchei srede (aspekty pravovogo regulirovaniya, sudebnoi praktiki i realizatsii gosudarstvennoi politiki v oblasti ekologicheskogo razvitiya) // Ekologicheskoe pravo. 2016. № 4. S. 10–17.
6.
Vinnitskii A.V., Kruglov V.V., Solov'ev M.S. K voprosu o prioritete natural'noi formy vozmeshcheniya vreda, prichinennogo okruzhayushchei srede (na primere vodnykh ob''ektov i pochv) // Yuridicheskie issledovaniya. 2020. № 12. S. 18–30. DOI: 10.25136/2409-7136.2020.12.34809 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=34809.
7.
Toropov E.E., Shabalin A.A., Mokhov O.A. Likvidatsiya razlivov nefti podo l'dom v udalennykh arkticheskikh akvatoriyakh // Arktika: ekologiya i ekonomika. 2018. № 4(32). S. 30–42. DOI: 10.25283/2223-4594-2018-4-30-42.
8.
Kudel'kin N.S. Pravovye voprosy preduprezhdeniya i likvidatsii avariinykh razlivov nefti i nefteproduktov // Yuridicheskie issledovaniya. 2021. № 7. S. 74–84. DOI: 10.25136/2409-7136.2021.7.35966 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=35966
9.
Ponomarev M.V. Pravovye problemy vozmeshcheniya vreda okruzhayushchei srede ot zagryazneniya neft'yu i nefteproduktami // Sud'ya. 2017. № 9. S. 32–37.
10.
Starre Vartan/ The Exxon Valdez Oil Spill: History and Impact // URL: https://www.treehugger.com/exxon-valdez-oil-spill-history-and-impact-5113545 (data obrashcheniya: 19.07.2021).

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования в представленной статье, как следует из ее наименования, составляет проблема возмещения вреда, причиненного окружающей среде в результате разливов нефти и нефтепродуктов (правовой аспект). Заявленные границы исследования полностью соблюдены автором.
Методология исследования не раскрывается автором, но, исходя из содержания работы, им использовались всеобщий диалектический, логический, статистический, формально-юридический, герменевтический методы исследования.
Актуальность избранной ученым темы исследования обоснована следующим образом: автор справедливо отмечает, что современные статистические и аналитические данные свидетельствуют о том, что исследования, посвященные возмещению вреда, причиненного окружающей среде, в том числе и в результате разливов нефти и нефтепродуктов, вызывают повышенный интерес. К тому же «… возмещение вреда окружающей среде является одним из центральных институтов экологического права…». Следовательно, «… вопросы, связанные с возмещением экологического вреда, заслуживают особого внимания со стороны ученых-юристов». Дополнительно ученому необходимо раскрыть степень изученности поднимаемых в статье вопросов и перечислить фамилии ведущих специалистов, которые ими занимались.
В чем проявляется научная новизна исследования, автор прямо не указывает. Фактически она выражается в том, что ученый предлагает свою оригинальную трактовку понятия «экологический вред», выявляет существующие на сегодняшний день проблемы возмещения вреда, причиненного окружающей среде в результате разливов нефти и нефтепродуктов, высказывает заслуживающие внимания читательской аудитории предложения по поводу совершенствования механизма возмещения экологического вреда и проч. В статье делается вывод о том, что механизм возмещения вреда окружающей среде в России «… не лишен некоторых существенных недостатков, в частности, связанных с возмещением вреда в натуре, зачетом расходов, понесенных причинителем экологического вреда на устранение такого вреда. Открытыми и практически неурегулированными остаются вопросы, связанные с процедурой расходования на восстановление нарушенного состояния окружающей среды средств, взысканных в счет компенсации экологического вреда». Кроме того, «… попытка установления специального порядка возмещения вреда окружающей среде, причиненного в результате разливов нефти и нефтепродуктов, не является удачной».
Научный стиль статьи выдержан автором в полной мере.
Структура работы вполне логична. Во вводной части статьи автор обосновывает актуальность избранной темы исследования. Основная часть работы разбита на два логически взаимосвязанных раздела: «Правовые основы возмещения вреда окружающей среде», «Специальное правовое регулирование возмещения вреда, причиненного окружающей среде в результате разливов нефти и нефтепродуктов». В заключительной части статьи содержатся выводы по результатам проведенного исследования.
Содержание работы полностью соответствует ее наименованию и не вызывает особых нареканий. Исследование выполнено на достаточно высоком теоретическом уровне и вносит определенный вклад в развитие отечественной науки экологического права.
Библиография исследования представлена, как указывает автор, 10 источниками – фактически их больше (нормативными правовыми актами, аналитическими и статистическими данными, научными статьями, диссертационной работой, материалами судебной практики). С формальной точки зрения этого достаточно; с фактической – автору рекомендуется дополнительно обратиться к научным трудам Д. Р. Коваленко (Правовые проблемы охраны окружающей среды при добыче и транспортировании нефти в РФ и Норвегии: автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2010), В. С. Кошовской (Правовая охрана окружающей среды при транспортировке нефти: автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2016), В. Б. Агафонова, О. И. Алыковой, Л. И. Брославского, С. М. Бурнашевой, А. Н. Лебедевой, Д. А. Лопатина, А. А. Луговец, Е. М. Михайленко, Е. В. Новиковой, А. А. Поповой, Е. Н. Хмелевой и др. Это поможет уточнить некоторые положения работы, усилить дискуссионность поднимаемых ученым проблем и усилить аргументацию исследователя по спорным вопросам.
Апелляция к оппонентам имеется (как общая, так и частная - А.В. Винницкий, В.В. Круглов, М.С. Соловьев), но не является достаточной. Научная дискуссия ведется исследователем корректно.
Выводы в заключительной части работы имеются, обладают свойством научной новизны и заслуживают внимания читательской аудитории. Автор предлагает свой механизм возмещения экологического вреда, делая акцент на приоритетность его возмещения в натуре. Также ученый считает необходимым возложение на причинителя вреда «риска невозможности возмещения экологического вреда в натуре» (при определенных условиях), дает рекомендации относительно порядка зачета расходов, понесенных лицом, причинившим экологический вред, на устранение этого вреда, предлагает создание целевых фондов, в которые будут перечисляться денежные средства, взысканные в качестве компенсации за причиненный вред.
Интерес читательской аудитории к представленной статье может быть проявлен, прежде всего, со стороны специалистов в сфере экологического права.