Рус Eng Cn Перевести страницу на:  
Please select your language to translate the article


You can just close the window to don't translate
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Культура и искусство
Правильная ссылка на статью:

Анализ социокультурного значения китайской традиционной игры «Продвижение по службе»

Попова Анастасия Викторовна

старший преподаватель кафедры китайского языка, Московский городской педагогический университет

105064, Россия, г. Москва, пер. Малый Казенный, 5-Б, оф. 507

Popova Anastasiia

Senior Educator, Department of Chinese Language, Moscow City Pedagogical University

105064, Russia, g. Moscow, per. Malyi Kazennyi, 5-B, of. 507

anysta@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0625.2021.6.36020

Дата направления статьи в редакцию:

28-06-2021


Дата публикации:

06-07-2021


Аннотация: Предметом исследования является одна из древнейших китайских настольных игр «Продвижение по службе» («Шэнгуаьту»), насчитывающая более 1000 лет. К сожалению, в настоящее время игра считается забытой в Китае, так как после свержения монархического строя в 1911 г. в нее постепенно перестали играть. «Продвижение по службе» можно назвать азартной, так как своими правилами она напоминает современную «Монополию». Два или более игрока по очереди бросают кости, выпавшее значение на которых решает идти ли игроку вперед или отступить назад. Побеждает тот, кто первым достигнет центра, позиции тайши – наставника императора, старшего из трех князей при дворе.   Актуальность данной работы обусловлена отсутствием исследований данного культурного феномена в российской науке. Исследование проводилось в основном на основе аутентичных материалов на китайском языке. Была выделена связь игры с исторической эпохой, структурой общества и иерархичностью государственной службы, образованием и воспитанием молодежи, конфуцианской доктриной, господствующей в китайском обществе. Основными выводами проведенного исследования является признание, что настольная игра «Шэнгуаньту» обладала важным значением для укрепления культа учености среди молодежи и уважения к государственному бюрократическому аппарату, а в оформлении игрового поля нашла свое отражение народная мудрость китайцев.


Ключевые слова:

игра, культура Китая, социальная культура, игровая культура, Древний Китай, Шэнгуаньту, чиновничий аппарат Китая, Продвижение по службе, настольные игры, азартные игры

Abstract: The subject of this research is an ancient Chinese board game “Promoting Officials” (Shengguan Tu), which has a history of more than a thousand years. Unfortunately, after the overthrow of the monarchical structure in 1911, this game gradually ceased to be played. The “Promoting Officials” can be referred to as the game of chance, and its rules remind of the modern game “Monopoly”. Two or more players take turns to roll the dice, which decide whether to move forward or step back. The winner is the one who first reaches the center, position tai shi – mentor of the emperor, grand preceptor. The relevance of this work is substantiated by the absence of research on this cultural phenomenon within the Russian science. The study is based mostly on authentic materials in the Chinese language. The author highlights the connection of the game with the historical era, social structure, hierarchy of state service, education and upbringing of youth, the Confucian doctrine prevalent in the Chinese society. The main conclusions consists in recognition that the board game “Shengguan Tu” played an important role in strengthening the cult of education among youth and regards to the government bureaucratic apparatus. This game also resembles the folk wisdom of the Chinese people.


Keywords:

game, Chinese culture, social culture, game culture, Ancient China, Shengguantu, Chinese bureaucracy, Promoting Officials, board games, gambling

«Продвижение по службе» (升官图, шэнгуаньту) считается в Китае одной из самых древних азартных настольных игр. Она также имела название «Цайсюань ту» (彩选图, «Служебная карьера»). Как следует из названия, целью игры было достижение как можно высокой должности в чиновничьем аппарате. Для этого игроки должны были пройти чрезвычайно сложный путь от самого низшего ранга до самого высшего, а характер продвижения определялся брошенным кубиком.

В данной работе мы ставили перед собой следующие цели: основываясь на сравнительно-историческом анализе научных статей, прежде всего, разобраться в правилах «Продвижения по службе». А затем, сопоставляя историю возникновения и предпосылки развития данной игры, сделать выводы о ее социокультурном значении в традиционном китайском обществе. так как в российской синологии данный феномен представлен чрезвычайно скудно [1, 2], в своем исследовании мы опирались на статьи таких китайских исследователей, как Лю Хайтао и Ши Цзяньминь [7], Сун Бинжэня [8], коллектива авторов в составе Яо Чэнчжу, Цинь Цзюйин и Чжоу Яо [11], Чжан Лэй [12] и др.

«Шэнгуаньту» – это игра для нескольких участников – от двух до десяти. По мнению Сун Бинжэня, 5-7 – это лучшее количество игроков. Если их будет больше, будет потрачено слишком много времени. Если меньше – не получится полностью продемонстрировать характеристики разделения на гражданские и военные, основные и вспомогательные должности [8, с. 64]. Игровой инструментарий включает игровое поле, токены, представляющие игроков, игральные кости и залоговые фишки. Перед началом игры участники делали ставки по 100 фишек в качестве расходов на командировки или императорские награды. В некоторых вариантах игры каждый игрок готовит два представляющих себя токена – один маркирует текущее положение на игровом поле, а другой в случае аттестационной командировки или наказания ставится на соответствующую позицию. После выполнения задания этот токен снимается с поля до следующего раза [7, с. 169].

Рассмотрим игровое поле. Оно могло быть в виде деревянной доски или изготовлено из бумаги. На нем были вырезаны или нарисованы названия чиновничьих должностей, социальное происхождение, подход к отбору на должность, правила экзаменов, а также политика вознаграждений и наказаний. В прошлом большая часть игральных досок была отпечатана на бумаге ксилографическим способом с деревянных клише. Доски, изготовленные при эпохах Мин, Цин или в период Китайской Республики, отличались по своему содержанию: официальные учреждения, представленные на досках разных династий и эпох, были разными. К примеру, на бумажных игральных полях, распространенных в правление династии Цин, изображалась структура цинской чиновничьей иерархии. Игра была нацелена на то, чтобы помочь студентам познакомиться с государственными должностями как при императорском дворе, так и в местных органах власти во времена династии Цин [3, с.5].

Глядя на рисунок игральной доски, игрок «читал» путь карьерного роста, который мог пройти государственный служащий в империи Цин – от простолюдина до чиновника первого, наивысшего ранга. Игровое поле представляло из себя квадратную (круглые встречаются реже) спираль из нескольких витков. Каждый виток изображал очередной этап развития карьеры государственного служащего в виде управ-ямэней.

Наиболее часто встречающаяся структура игрового поля, иллюстрировавшая карьерный рост была следующей: первый отрезок определял «социальное происхождение» (出身, чушэнь) игрока. С определенной броском костей позиции начинался его «карьерный путь», который лежал через систему императорских экзаменов кэцзюй (科举):

- не состоящий на государственной или военной службе простолюдин (白丁, байдин);

- туншэн или ученик (童生). При династиях Мин и Цин так называли готовящихся к конкурсным вступительным экзаменам в уездное, окружное или областное училище на степень студента (生员).

- аньшоу (案首), то есть первый по списку из выдержавших экзамены;

- цзяньшэн (监生) – студент высшего учебного заведения императорского Китая «Академия сынов государства», оно могло располагаться как в столице, так и в центрах провинций;

- закончив это учебное заведение и сдав экзамены, человек становился сюцаем (秀才) и получал первую из трёх учёных степеней в системе государственных экзаменов;

- продолжая свое обучение далее, лучшие студенты могли пройти по конкурсу в число получающих казённый продовольственный паёк, то есть становились стипендиатами, их называли линьшэн (廪生);

- лучших из лучших представляли ко двору в качестве кандидатов на поступление для продолжения учебы в Государственное училище или даже на дворцовые экзамены (朝考 или 殿试), на чины и должности 1-го класса, и называли таких соискателей гуншэн (贡生).

- если студент отличился и сдал экзамены на следующий уровень учености, то получал степень цзюйжэнь (举人), вторую из трёх учёных степеней в системе императорских экзаменов;

- а если стал первым по списку в этом экзамене на степень цзюйжэнь, то его почетно называли цзеюань (解元);

- если человек продолжал учиться и вновь сдавал в столице императорские экзамены, то он мог получить степень цзиньши (进士). Это была высшая учёная степень в системе государственных экзаменов кэцзюй;

- и снова, если он стал лучшим в этих экзаменах, и его имя стояло первым в списке, то он удостаивался обращения хуэйюань (会元);

- далее имена удостоенных этой ученой степени оглашали специальные глашатаи в присутствии императора по окончании дворцовых экзаменов, поэтому таких школяров называли чуаньлу (传胪);

- среди них тоже были отличившиеся. Занявших третье место на высших императорских экзаменах называли таньхуа, или «искатель цветов» (探花);

- второго из сильнейших называли банъянь (榜眼);

- а лучший студент удостаивался почетного звания чжуанъюань (状元), то есть первый из сильнейших. Он автоматически занимал чиновничью должность при дворе [11, с. 120].

Таким образом, игроки начинали «карьерный путь» с 15 ступеней «социального происхождения», которые были обозначены 15-ю клетками на игровом поле. Однако существовали версии игрового поля с гораздо большим количеством видов «социально происхождения». Канадская исследовательница Мэй-Ин Мэри Нгай в своем исследовании упоминает о 34-х видах [5, с. 14-15], что намного усложняет последующую иерархическую систему рангов и должностей и игру в целом.

После того, как вы играющий «приобретал известность ученого», он занимал официальную должность. Сначала начальником уездной управы, затем начальником округа. Далее по возрастанию должности: начальник области, начальник столичного уезда, чиновник ревизионного управления, эмиссар управления по соляным делам, чиновник департамента по гражданским и финансовым делам провинциального уровня, чиновник столичной управы, служащий губернаторского аппарата, чиновник императорского посольского управления, чиновник службы снабжения императрицы и наследника, чиновник цензорской палаты, чиновник контрольно-судебной палаты, служащий «Академии сынов государства», чиновник аппарата 9 высших чинов (3 наставника наследника и 6 начальников приказов), чиновник аппарата 6 министерств, чиновник академии «Ханьлинь», чиновник государственной канцелярии. Самыми высшими должностями были 3 князя (三公): тайфу (太傅) – наставник двора (обычно наставник несовершеннолетнего императора), тайши (太师) – наставник императора. После династии Тан этот почетный титул мог жаловаться двором буддийском монаху. И, наконец, тайбао (太保) – попечитель императора. Всего 19 ступеней этого витка карьерного роста. Однако на игровом поле размещались не только непосредственно чиновничьи должности.

В каждой управе-ямэне (衙门) официальные должности различались по рангам – от низшего до высшего. И ранг чиновника, занимавшего самый высокий пост определял размер ямэня, точно также, как в нынешних учреждениях есть уровни департаментов, бюро и министерств. Например, самым маленьким являлся уездный ямэнь, его начальник был чиновником 7 класса; начальник канцелярии по приёму жалоб и прошений трону в аппарате 9 высших придворных чинов обладал 3 рангом, а тайфу, тайши и тайбао были членами Постоянного правительственного комитета их ранг был первым, самым высшим.

Также игру усложняло и то, что при поступлении на службу ко двору, каждая должность в чиновничьей лестнице делилась на ранги-пинь (品), которые, в свою очередь, еще дробились на меньшие ранги: чжэн (正, постоянный), цун (从, заместитель), чтобы игрок знал, большой это чиновник или маленький. Таким образом, игра была как будто первое учебное пособие в системе государственной службы.

Теперь поговорим о предметах, выполнявших роль игральных костей в игре «Продвижение по службе». Бросок игральной кости определял прогресс игрока на игровом поле. В этом качестве могли использоваться привычные нам кубики с точками, либо волчок с шестью или четырьмя иероглифами на гранях. Игра, в которой использовался волчок, считалась легкой, а самым сложным был вариант, где использовалось 6 кубиков. В одном из вариантов игры было правило: «[Выпало] два красных – “добродетель”, две шестерки – “талант”, две пятерки – “заслуги”, две двойки – “мягкость”, две единицы – “взятка”» [9, с. 32]. В этом правиле нет пояснения для двух троек, причина – неизвестна. Однако в других версиях «шэнгуаньту» две тройки означали «порядочность», это означало хороший ход, который нес соответствующее правилам «повышение» [12].

При использовании кубиков больше всего ценилась цифра 4 (四, сы), так как она была созвучна выражению «продвигаться по службе, делать карьеру чиновника» (仕, ши), и называли ее «красной» (то есть придавали ей счастливое значение, так как красный – цвет счастья). А если игроку выпадало целых шесть «красных четверок», то игрока можно было поздравлять, так как он одним броском мог финишировать, переместившись на позицию «продолжатель рода Совершенномудрого» (потомок Конфуция – прим. Авторов), получал «поздравительные» фишки (денежный выигрыш) и почетно завершал игру [13].

Иногда иероглифы наносились на четыре грани самого токена, таким образом функция токена и игрального кубика /волчка совмещались. В таких случаях в игре использовалось несколько токенов-костей, каждый для своего игрока.

В настоящее время чаще всего встречаются волчки в основном с четырьмя иероглифами, но иногда у коллекционеров можно увидеть волчки и с шестью иероглифами. У кубиков/волчков с шестью гранями были выгравированы иероглифы «добродетель» (德), «талант» (才), «заслуги» (功), «мягкость» (柔), «порядочность» (良) и «взятка» (赃). Если же кость была четырехгранной, то использовались иероглифы «добродетель», «талант», «заслуги» и «взятка». «Добродетель» означала надлежащее поведение и поступки; «талант» – хорошие способности, «заслуги» – хорошие достижения, подвиги, а «взятка» подразумевала коррупцию и беззаконие. Получается, что в игре было несколько видов чиновников: и хорошие, и плохие. Хорошие получали повышение, плохие – понижение или отстранение от должности, все это вписывалось в рамки общепринятых социальных стандартов.

Первый бросок костей носил первостепенную важность. Он напрямую определял, может ли игрок вступить в игру и начать перемещать свой токен. Как писал цинский ученый Сюй Кэ в период Сяньфэн династии Цин, в своем произведении «Записки о незначительных событиях династии Цин»: «Бросьте кубики, подсчитайте очки и запомните цвет, и как определено, происходит повышение или понижение [в должности]… Бросая кости в игре, играйте партию. Первый бросок – самый важный, так как с него начинается «выход в люди». Если из шести выпала четверка, то это «добродетель», шесть точек – «талант», две, три и пять – «заслуги», одна точка – «взятка». [Если] выпала «добродетель», то [ждет] повышение вне очереди (через ступень), если «талант» – уступаешь ход, «заслуги» – перемещаешься вперед с повышением, [а если] единица – плати штраф» [10].

В статье китайских исследователей Лю Хайтао и Ши Цзяньминя мы видим несколько иные правила относительно первого хода: «Если это «добродетель», «талант» или «заслуги», то токены ставились в соответствующем порядке – на позиции «аньшоу», «туншэн» и «байдин». А если выпала «взятка», то нужно было дождаться следующего раза, чтобы бросить кости и вступить в игру» [7, с. 169].

Если игроку, занимавшему позицию «ученик», выпадала «добродетель», согласно пояснению к этому слову, расположенному под званием «ученик», повышался до ранга сюцая. По аналогии происходили продвижения вперед или отступления назад по «карьерной лестнице» внутри игрового ряда. И постепенно, шаг за шагом, следуя указаниям к четырем иероглифам кубика, расположенным под каждой игровой ячейкой, игра продолжалась.

Стоит отметить, что финальная позиция – это тайши – наставник императора, но достигнув этой клетки, игрок должен был еще раз бросить кубик. И только если выпадало слово «добродетель», игрок «заслужив почести и славу, уходил на покой», что рассматривалось как успешное завершение игры [11, с. 121]. Лишь немногие игроки могли не только добиться наилучших результатов и достичь высочайшего ранга, но и благополучно «уйти на покой», то есть достойно закончить игру. Становится очевидно, что древние китайцы одинаково высоко ценили и успешное начало, и успешный конец. Кроме того, если при броске кубика (волчка) на всех трех высочайших позициях тайфу, тайши и тайбао выпадало слово «взятка», то это означало лишь отсутствие вознаграждения и игру можно было продолжать без «наказания» [6].

В конце игры тайфу, тайши и тайбао получали больше всего фишек. Победители и проигравшие определялись в порядке финиширования. Игрока, который достигал наивысшей должности первым, чествовали остальные и должны были вручить ему «поздравительные фишки». К примеру, если играли 7 человек, то победителя поздравляли 6 человек, того, кто финишировал вторым, поздравляли 5 человек. Последний считался проигравшим и ему не доставалось ничего [7, с. 169].

Что касается наличия и использования залоговых фишек, оно это определяется типом игрового поля. По мнению Лю Хайтао и Ши Цзяньминя, встречающиеся сейчас в Китае варианты «Продвижения по службе» достаточно просты, они не имеют залоговых фишек. Так что считается, что современная игра потеряла тот интерес и накал, которые были до свержения монархии. Тогда повышение в должности сопровождалось наградой в виде фишек. Кроме того, можно было купить должность, к примеру столичный чиновник мог купить должность, но не выше постоянного пятого ранга [7, с. 170].

Из всего описанного выше мы видим, что правила игры «Продвижение в карьере были совсем не простыми. Они в полной мере отражали такую же сложную систему чиновничьей иерархии в имперском Китае.

Возникновение и развитие игры «Продвижение по службе» и ее социокультурное значение

Для того, чтобы сделать выводы о историко-культурном значении «Шэнгуаньту» для китайского общества, мы должны исследовать истоки этой игровой практики. Считается, что «Продвижение по службе» была создана во времена династии Тан (618– 907). Тогда она называлась «Служебная карьера» (骰子选格, тоуцзы сюаньгэ,). Считается, что создателем игры был чиновник Ли Хэ (李郃,808–873), живший при династии Тан. В статье «Самая старая китайская «настольная игра» – «Шэнгуаньту» говорится о том, что в то время система чиновничьих должностей, использовавшаяся в игре, была достаточно простой, их было всего несколько десятков. Игровые доски также в основном изготавливались из дерева. По легенде, первоначальной целью создателя игры была сатира на мракобесие чиновничьего мира [13].

Игральные доски, изготовленные при следующей династии – династии Сун (960–1279) – в настоящее время уже утеряны. Но мы знаем, что произошло важное изменение – в это время у игры появилось еще одно название – «Чиновничья карьера» (彩选格, цайсюань гэ, позднее选官图, сюаньгуань ту). Во времена правления династии Мин известный политик и ученый Се Чжаочжэ в своей книге «Пять разнородных чаш» писал: «При Тан у Ли Хэ была «Служебная карьера» (骰子选格), при Сун у Лю Мэнсоу, Ян И и других – «Чиновничья карьера» (彩选格, цайсюань гэ), сегодня мы называем ее «Продвижение по службе» (升官图, шэнгуаньту)...» [Цит. по 7, с. 169]. Также в эпоху Сун появилась игра, по своим правилам и игровому инструментарию похожая на «Продвижение по службе». Называлась она «Выбор бессмертных» (选仙图, сюаньсяньту) и просуществовала до династаии Цин [8, с. 59].

Однако существует и другая версия возникновения игры «Продвижение по службе», согласно которой она была создана во времена правления императора Чунчжэня династии Мин (с 1627 по 1644) главой Ведомства финансов Ни Юаньлу (倪元璐, 1594-1644). Хотя, как пишет Чжан Лэй: «Трудно представить, чтобы такой высокопоставленный чиновник изобрел эту игру. Однако фактом является то, что наименования должностей чиновников на большинстве игровых досок к этой игре, которые сейчас можно встретить, все же соответствуют системе чиновничьих рангов династии Мин» [12].

Во времена династии Цин усовершенствование игрового поля «Продвижения по службе» также было связано со знаменитой личностью – писателем, поэтом и государственным деятелем Цзи Сяоланем (纪晓岚, 1724–1805). Согласно легенде, однажды Цзи Сяолань получил приказ императора отредактировать собрание классических произведений различных династий «Полное собрание книг по четырём разделам» (四库全书), однако он всю ночь играл в азартные игры. Когда император Цяньлун спросил Цзи Сяоланя об этом, последнего осенила блестящая идея и он сказал, что он совсем не играл, а придумывал игру «Продвижение по службе». Вернувшись вечером домой, Цзи Сяолань взяв за основу игровое поле эпохи Мин, внес усовершенствования в систему чиновничьих рангов и должностей в соответствии с системой, принятой при династии Цин, и на следующий день представил ее Цяньлуну. Так родилась одна из самых популярных при династии Цин настольных игр [13].

Далее нам хотелось бы рассмотреть связь игры «Шэнгуаньту» с социальной культурой Китая. Она проявляется в различных аспектах жизни китайского общества.

Во-первых, согласно установленным правилам, игровое поле должно было корректироваться соответствующим образом каждый раз, когда менялись династия и структура государственного аппарата, тем самым становясь удобным для школяров или обычных людей способом ознакомиться с системой официальных должностей как при императорском дворе, так и в местных органах власти в определенную эпоху. Некоторые из правил жестко базировались на официальной ранговой системе соответствующей эпохи. Например: официальные должности, помеченные в игровом поле как «маньчжурские вакансии», могли быть заняты только игроками-«маньчжурами», канцлером мог стать также только «маньчжур». Что касается игрока-«ханьца», то он мог вступить на «правильный путь» (т.е. получить должность или звание законным способом) только полагаясь на сдачу императорских экзаменов-кэцзюй. И было неважно, продвигался ли ханец по карьерной лестнице «правильным путем» или нет, он не мог занять «маньчжурскую вакансию». А претенденты-маньчжуры, не сдавшие имперский экзамен, не могли служить в качестве главного экзаменатора или занимать должности заведующих учебными делами провинций [7, с. 170].

Во-вторых, игра «Продвижение по службе» является зеркалом, которое отражало китайское феодальное общество. В ней содержится осознание официального чиновничьего статуса в феодальном социуме. Вспомним правило, когда игрокам, находящимся на позициях высших чиновников – тайбао, тайши и тайфу – выпадала «взятка», они могли продолжать игру без «штрафа». По мнению Байди, в этом мы можем увидеть, что корни «болезни», когда современные чиновники не подвергаются наивысшей мере наказания за преступления, нужно искать именно в феодальной государственной иерархической системе [6].

В-третьих, «Шэнгуаньту» рассматривалась взрослыми как образовательный инструмент для своих детей. Как считает китайский исследователь Ма Чуньлинь, «чтобы они с раннего возраста понимали путь официального продвижения по службе и сразу могли установить себе цель – стремление к государственной карьере». С этой точки зрения, эта игра имела положительное значение в воспитании детей тому, чтобы они учились с раннего возраста [Цит. по 12]. Член Пекинского общества фольклористики Ли Ши отмечал: «Во время китайского Нового года дети часто играли в «Продвижение по службе» всю ночь напролет. И взрослые поощряли детей играть в эту игру, желая таким образом побудить их усердно учиться, развивать свои моральные принципы, чтобы, повзрослев они поступили на государственную службу и чрезвычайно преуспели в ней» [6].

В-четвертых, «Продвижение по службе» демонстрировала, что важнейшим для императорского чиновника было выбрать модель поведения. Отличаться в работе – это то, к чему должны были стремиться чиновники, делать что-то для простых людей – вот основное содержание их обязанностей. И это отвечало конфуцианским догматам, тысячелетиями определявшим мировоззрение китайцев. С глубокой древности людям с детства во время этой игры прививалась концепция того, как быть достойным человеком, правильным чиновником. Как точно подметил Ма Чуньлинь, «маленькая игральная доска «Продвижения по службе» передавала мечты простого народа о возможности изменить свою судьбу, поступив на государственную службу. Можно сказать, что таким образом люди могли получить и удовольствие от игры и чувство психологического удовлетворения» [Цит. по. 12].

После образования Китайской Республики (1911) была придумана новая версия игры «Продвижение по службе». В отличие от «монархической» версии она изображала карьерный «путь» от учеников начальной школы до президента. Позже появились также игральные доски, основанные на романе «Сон в красном тереме» или игры на тему «Восемь даосских бессмертных переправляются через море». Интересно отметить, что большое исследование, посвященное настольным игровым доскам, родившимся как вариации игры «Продвижение по службе», было проведено американской исследовательницей из Мичиганского университета Эллен Джонстон Лайн [4].

После образования КНР в 1949 году и множества социальных изменений игра «Продвижение по службе» потеряла свое жизненное пространство и практически исчезла из жизни людей. Но как игра, которая по сути является продуктом национальной мудрости, она не может быть навсегда стерта из истории и культуры китайского народа. Ма Чуньлинь считает, что ставшая популярной в последние несколько лет «Монополия: карьерный рост» весьма напоминает своим фреймворком улучшенную версию «Продвижения по службе» [12].

Таким образом, резюмируя все вышесказанное, мы приходим к выводу, что на протяжении своей более, чем 1000-летней истории настольная игра «Шэнгуаньту» обладала большим и неоспоримым значением для укрепления культа учености среди молодежи и уважения к государственному бюрократическому аппарату. Несмотря на свои достаточно сложные правила, она была любима в народе. Сверх того, во множестве вариантов игрового поля нашла свое отражение народная мудрость китайцев.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В журнал «Культура и искусство» автор представил свою статью «Анализ социокультурного значения китайской традиционной игры «Продвижение по службе», в которой древняя китайская настольная игра исследована с позиций ее социокультурной значимости. Актуальность исследования обусловлена тем, что научный анализ китайских настольных игр не проводился должным образом не только для широкого круга читателей, но и в российской синологии данный феномен представлен чрезвычайно скудно. Таким образом, в описании правил игры «Продвижение по службе» и в анализе ее культурологической значимости заключается и научная новизна исследования.
Цели проводимого автором исследования заключаются, во-первых, в описании и разборе довольно сложных правил игры «Продвижение по службе» («Шэнгуаньту»), а во-вторых, проанализировать ее социокультурное значение в традиционном китайском обществе.
В качестве методологической базы автором применен сравнительно-исторический анализ при изучении китайских научных источников, а также правил указанной игры.
Для достижения указанной цели автор структурировал свое исследование, разделив его на две логические части, каждая из которых раскрывает определённую задачу. Так, первая часть исследования содержит детальное описание игры «Продвижение по службе» по таким критериям как история возникновения, начиная со времен династии Тан (618–907 годы), версии причин появления игры, вариации правил и названий игры, количество игроков, описание игрового поля, комплектующих, название ячеек, варианты ходов. Автор показывает в своем исследовании, что правила игры «Продвижение в карьере были довольно сложными. Они в полной мере реалистично отражали такую же сложную систему чиновничьей иерархии в имперском Китае. Примечательно, что на протяжении истории правила данной игры менялись при внесении изменений в систему государственной службы страны.
Вторая часть исследования посвящена изучению той социокультурной роли, которую выполняла игра «Продвижение по службе» в течение многих столетий. Автором выделено четыре аспекта взаимосвязи игры «Шэнгуаньту» с социальной культурой Китая. А именно: игровое поле должно было корректироваться соответствующим образом каждый раз, когда менялись династия и структура государственного аппарата. Игра «Продвижение по службе» является зеркалом, которое отражало китайское феодальное общество. Данная игра выполняла важную воспитательную функцию, поскольку рассматривалась взрослыми как образовательный инструмент для своих детей. Кроме того, «Продвижение по службе» имела аксиологический компонент, так как демонстрировала, что важнейшим для императорского чиновника было выбрать модель поведения. Отличаться в работе – это то, к чему должны были стремиться все находящиеся на службе государства, делать что-то для простых людей – вот основное содержание их обязанностей.
Для формирования у читателей понимания особенностей жизни в Китае и функционирования чиновничьей системы автор приводит в исследовании описание развития, исторических фактов и реалий как китайского общества в целом, так и китайской системы государственной службы в частности. Использование автором источников на китайском языке позволяет сделать вывод о его глубоком знании изучаемой темы.
Несомненным достоинством статьи является библиографический обзор научных трудов, посвященных проблемам изучения феномена китайской настольной игры с позиций культурологического анализа. В исследовании приведена полемика исследователей, работавших в данном научном направлении.
Автором был получен интересный материал для дальнейших исследований, интерпретаций и размышлений, в том числе, о влиянии настольных игр на формирование национальной системы ценностей и нравственных ориентиров.
Автор приходит к выводу, что на протяжении своей более, чем 1000-летней истории настольная игра «Шэнгуаньту» обладала большим и неоспоримым значением для укрепления культа учености среди молодежи и уважения к государственному бюрократическому аппарату. Несмотря на свои достаточно сложные правила, она была любима в народе. Во множестве вариантов игрового поля нашла свое отражение народная мудрость китайцев. Этот процесс имеет свое продолжение, а потому требует своего дальнейшего исследования.
Итак, представляется, что автор в своем материале затронул важные для современного социогуманитарного знания вопросы, избрав для анализа актуальную тему, рассмотрение которой в научно-исследовательском дискурсе помогает некоторым образом изменить сложившиеся подходы или направления анализа проблемы, затрагиваемой в представленной статье. Автор констатирует, что феномен китайских настольных игр уникален и представляет несомненную культурологическую важность.
Библиография позволила автору очертить научный дискурс по рассматриваемой проблематике (было использовано 13 источников, в том числе и иностранных).
Представленный в работе материал имеет четкую, логически выстроенную структуру. Без сомнения, автор выполнил поставленную цель, получил определенные научные результаты, позволившие обобщить материал. Этому способствовал адекватный выбор соответствующей методологической базы
Следует констатировать: статья может представлять интерес для читателей и заслуживает того, чтобы претендовать на опубликование в авторитетном научном издании.