Читать статью 'К вопросу об имущественной ответственности генетических родителей - заказчиков по договору суррогатного материнства: опыт Российской Федерации и Республики Таджикистан ' в журнале Юридические исследования на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1687,   статей на доработке: 303 отклонено статей: 359 
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

К вопросу об имущественной ответственности генетических родителей - заказчиков по договору суррогатного материнства: опыт Российской Федерации и Республики Таджикистан

Пурге Анна Роландовна

кандидат юридических наук

доцент, Владивостокский государственный университет экономики и сервиса

690014, Россия, Приморский край, г. Владивосток, ул. Гоголя, 41, оф. 5502

Purge Anna Rolandovna

PhD in Law

Associate Professor at the Department of Private Law of Vladivostok State University of Economics and Service

690014, Russia, Vladivostok, ul. Gogolya, 41, office 5502

a.purge@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7136.2021.9.35923

Дата направления статьи в редакцию:

11-06-2021


Дата публикации:

09-10-2021


Аннотация: Объектом настоящего научного исследования является институт имущественной ответственности генетических родителей - заказчиков по договору суррогатного материнства, закрепленный в законодательстве Российской Федерации и Республике Таджикистан, а также проблематика, сопряженная с применением договора суррогатного материнства на практике. В свою очередь, в качестве предмета настоящего исследования выступили нормы законодательства, регулирующие порядок привлечения к имущественной ответственности генетических родителей-заказчиков по договору суррогатного материнства на территории российского государства и на территории таджикского государства, соответствующие материалы сформированной правоприменительной практики; статистические данные, сообщения, опубликованные в официальных средствах массовой информации. Основным методом настоящего научного исследования выступил формально-юридический метод. Помимо прочего, при написании настоящей научной работы использованы также такие методы, как всеобщий диалектический, логический, дескриптивный, формально-юридический, сравнительно-правовой методы исследования.Научная новизна настоящего исследования заключается в проведении анализа проблематики имущественной ответственности генетических родителей-заказчиков по договору суррогатного материнства, заключенному на территории Республики Таджикистан. В качестве основного результата настоящего исследования автором разработаны собственные точечные предложения относительно возможного перспективного решения указанных проблем (ранее, также стоит отметить, подобные предложения в контексте правового опыта Республики Таджикистан, в науке не высказывались).


Ключевые слова: суррогатное материнство, договор суррогатного материнства, имущественная ответственность, генетические родители-заказчики, привлечение к ответственности, причинение вреда, моральный вред, противоправное поведение, вина, правоприменительная практика

Abstract: The object of this research is the institution of property responsibility of genetic parents under the surrogacy agreement established in legislation of the Russian Federation and the Republic of Tajikistan, as well as the problematic of practical implementation of the surrogacy agreement. The subject of this research is the legislative norms that regulate the procedure of bringing genetic parents under the surrogacy agreement to property responsibility in the territory of the Russian Federation and the Republic of Tajikistan; corresponding materials of law enforcement practice; statistical data and reports published in the official mass media. The scientific novelty of consists in analysis of the problems of property responsibility of genetic parents under the surrogacy agreement, which was concluded in the territory of the Republic of Tajikistan. The main research results lies in the development of the original pointwise proposals on the long-term solution to these issues (it is worth noting that such proposals have not been previously expressed in the context of legal experience of the Republic of Tajikistan).



Keywords:

causing harm, bringing to justice, genetic parents-customers, property liability, surrogate motherhood agreement, surrogacy, moral damage, illegal behavior, the fault, law enforcement practice

В настоящий момент на законодательном уровне в России, как и на законодательном уровне в Республике Таджикистан [1] остаются неурегулированными вопросы об имущественной ответственности сторон по договору суррогатного материнства. В частности, особенно остро стоят вопросы об имущественной ответственности лиц, являющихся генетическими родителями-заказчиками, в связи с чем в сформированной правоприменительной практике (которой, к сожалению, в свободном доступе в пространстве информационно-телекоммуникационной сети Интернет, представлено относительно небольшое количество), усматривается множество проблем.

Отметим, говоря об актуальности выбранной темы исследования и то, что изучению сущности суррогатного материнства было посвящено множество углубленных доктринальных исследований в области права, в частности, таких авторов, как Е. С. Митрякова [2], А. А. Пестрикова [3], А.Р. Пурге [4], Е. В. Стеблева [5], И. А. Дикова [6], С. П. Журавлева [7], а также ряда других, что, в целом, наглядно говорит о достаточно широкой и углубленной научной разработке выбранной темы исследования. Тем не менее несмотря на то, что в содержании данных исследований проблематика имущественной ответственности лиц, являющихся генетическими родителями эмбриона, и заказчиками по договору суррогатного материнства, хоть и прорабатывалась, к единому и верному решению проблем, сопряженных с ответственностью указанных лиц, ученое сообщество правоведов так и не пришло (в частности, относительно необходимости привлечения их к юридической ответственности, в случае, если они «отказались» от нерожденного ребенка).

Первоначально остановимся на рассмотрении общих условий привлечения к имущественной ответственности, которые в полной мере свойственны и для наступления имущественной ответственности указанных лиц, как отмечают все авторы, названные нами выше. Итак, для общественных отношений, составляющих предмет гражданско-правового регулирования, по общему правилу, как отмечает С.В. Алборов, необходимо наличие совокупности следующих условий:

«- осуществление противоправного поведения (выраженного как в форме какого-либо активного действия, так и в форме бездействия) со стороны лиц, являющихся биологическими родителями ребенка;

- возникновение вреда или причинение убытков лицам, являющимся потерпевшими участниками правоотношений, вытекающих из условий договора суррогатного материнства;

- наличие причинно-следственной связи между противоправным поведением нарушителя (биологических родителей) и наступившими неблагоприятными последствиями в виде причиненного вреда и ущерба потерпевшим лицам;

- наличии вины нарушителя (биологических родителей вынашиваемого ребенка)» [8, c. 166].

Здесь будет вполне корректно сделать небольшое уточнение о том, что далеко не все случаи нарушения генетическими родителями-заказчиками условий заключенного договора о суррогатном материнстве можно считать нарушениями, влекущими неблагоприятные последствия для другой стороны, собственно, суррогатной матери (как отмечено, исходя из общей теории гражданско-правовой ответственности, наличие убытков является обязательным условием, при этом, между деянием противоправного характера и причиненным ущербом.

На фоне сказанного проанализируем пример из сформированной правоприменительной практики: так, в 2007 году судом было рассмотрено дело по иску, заявленному генетическими родителями-заказчиками в адрес суррогатной матери, о взыскании причиненного ею ущерба, а также компенсации морального вреда. Поводом и основанием для возникновения такого рода требований со стороны генетических родителей - заказчиков послужила неявка женщины, являющейся суррогатной матерью, в назначенное и согласованное заранее время в медицинскую организацию для проведения процедуры ЭКО [7]. Приведенный нами пример заставляет совершенно логичным образом задуматься о том, следует ли привлекать к имущественной ответственности генетических родителей - заказчиков за аналогичное нарушений условий заключенного договора суррогатного материнства, например, в случае их неявки в согласованное заблаговременно время в медицинскую организацию для проведения процедуры забора их генетического материала (яйцеклетки или сперматозоидов) для последующего создания искусственным путем эмбриона и его переноса в полость матки суррогатной матери (то есть, с целью обеспечения реальной возможности фактического исполнения договора суррогатного материнства в последующем).

Казалось бы, ответ очевидный, ведь в рассматриваемой части условия договора суррогатного материнства генетическими родителями-заказчиками нарушаются, однако, при всем этом в таком случае суррогатная мать не несет никаких финансовых затрат и убытков, только если так называемую действующим российским гражданским законодательством упущенную выгоду в виде неполучения желаемого ею финансового вознаграждения за готовность выносить и родить чужого ребенка. Соответственно, на первый взгляд, и привлекать к имущественной ответственности неявившихся на процедуру забора генетических материалов родителей-заказчиков формально не имеется абсолютно никаких оснований. И такое мнение бытует, собственно, и среди авторов, названных нами выше. Однако, если посмотреть на эту ситуацию несколько глубже, то все-таки определенный финансовый ущерб суррогатная мать все-таки может понести при подобного рода сложившейся ситуации, и связан он вот с чем: женщина, согласившаяся на данную роль, еще до начала забора генетического материала родителей-заказчиков, должна пройти курс весьма серьезной гормональной терапии, для того, чтобы ее организм как можно лучше перенес и воспринял подсадку эмбриона в полость матки, а последний прижился. Такая «мощная» гормональная терапия так или иначе наносит урон естественному гормональному фону женщины, а реабилитация и восстановление будут достаточно дорогостоящими. И в таком случае, на наш взгляд, вполне оправданным и обоснованным представляется закрепление на законодательном уровне предписания о том, что в случае одностороннего отказа генетических родителей, являющихся заказчиками по договору суррогатного материнства, от его исполнения (в том числе и в виде отказа от проведения забора генетического материала (яйцеклеток, сперматозоидов) еще до момента переноса эмбриона в полость матки суррогатной матери, при условии проведения гормональной стимуляции-подготовки последней, генетические родители должны быть привлечены к имущественной ответственности в виде возмещения причиненного материального ущерба на восстановление репродуктивного здоровья суррогатной матери, а также на возмещение в виде выплаты компенсации морального вреда последней.

Для выплаты компенсации морального вреда со стороны генетических родителей, являющихся заказчиками по договору суррогатного материнства, на наш взгляд, в подавляющем большинстве случаев, описанных выше, основания все-таки имеются. Связано это, в первую очередь, с тем, что чаще всего женщина решается стать суррогатной матерью в силу тяжелых жизненных обстоятельств, точнее, финансового неблагополучия, и потому остро нуждается в денежных средствах, рассчитывая на получение вознаграждения при исполнении данного договора и решении собственных проблем. И потому представляется с позиции психологии вполне закономерно, что, не получив денежного вознаграждения за услуги суррогатной матери, на которые она рассчитывала, женщина испытывает серьезный стресс и панику, потеряв возможное решение ее финансовых сложностей. Кроме того, женщина по природе своей весьма щепетильно и трепетно переносит любые гормональные перестройки ее организма, и потому в период гормональной стимуляции для нее вполне вероятно будет характерна подавленность, плаксивость, утомляемость, и резкое, неожиданное изменение обстоятельств, в которые она попала в связи с заключением договора суррогатного материнства, вполне способно будет и вовсе выбить ее из колеи, ввергнув в депрессивное состояние. Все описанное нами выше вполне свидетельствует о наличии испытываемых суррогатными матерями нравственных и физических страданий, которые, собственно, и выступают специфическим основанием для возможности требования компенсации морального вреда со стороны последних.

Здесь будет вполне уместно отметить, что правоприменительная практика по спорам, связанным с неисполнением или ненадлежащим исполнением условий договора суррогатного материнства генетическими родителями, являющимися заказчиками, на территории Республики Таджикистан и вовсе отсутствует. Однако, это одновременно с этим не может свидетельствовать об отсутствии аналогичных пробелов в действующем гражданском и семейном законодательстве данного государства, в связи с чем, мы убеждены, что все предложенные рекомендации нами выше должны быть учтены и таджикским законодателем.

Учитывая общую концепцию гражданско-правовой ответственности, отметим, что в текущий момент крайне остро стоит проблема одностороннего отказа генетических родителей-заказчиков от исполнения условий договора суррогатного материнства, и отсутствии должных мер гражданско-правовой ответственности за такие действия, в виду того, что прямо в законе данный отказ по сей день не запрещен.

Подобного рода положение дел, как свидетельствует сформированная российская правоприменительная практика, может привести к крайне неблагоприятным последствиям. Так, в официальных средствах массовой информации получило широкое освещение резонансное гражданское дело, при котором генетические родители рожденного суррогатной матерью ребенка потребовали передать его им несмотря на то, что ранее отказались от исполнения договора о суррогатном материнстве, уже после наступления беременности. Они предполагали, что в таком случае суррогатная мама сделает искусственное прерывание беременность, однако, последняя, отказавшись от этого, решила сохранить беременность, и не стала отказываться от ребенка при его рождении в роддоме. Однако, суд в удовлетворении заявленных требований отказал, при этом, удовлетворил требования суррогатной матери, содержащиеся в заявленном ею встречном исковом заявлении о возмещении причиненного ей ущерба и компенсации морального вреда [10].

Тем самым, налицо крайне негативные последствия одностороннего отказа от исполнения договора суррогатного материнства уже после наступившей беременности, при которых, ребенок рискует никогда не узнать своих кровных родителей, суррогатная мама вынуждена содержать и воспитывать неродного ей ребенка, неся при этом существенные финансовые потери, а генетические родители, осознав, какую ошибку совершили в прошлом, будут испытывать серьезные нравственный страдания (в противном случае, они просто бы не стали обращаться в компетентные судебные органы).

Надо заметить, что компенсация расходов суррогатной матери в случае отказа потенциальных родителей (одного из них) от договора не является мерой ответственности. Указанные действия могут быть определены скорее как возврат сторон в первоначальное положение, когда в силу невозможности возвратить полученное в натуре другой стороне предписывается выплатить денежную компенсацию [4, c. 194]. По мнению Г.Б. Романовского, рождение ребенка в данном случае следует рассматривать как вред в гражданско-правовом смысле, причиненный суррогатной матери [11, c. 35].

В этой связи нами высказывается мысль о необходимости закрепления легальной возможности привлечения генетических родителей-заказчиков к имущественной ответственности: например, это может быть выражено в виде установления в законе алиментной обязанности для потенциальных родителей (одного из них), использовавших суррогатную мать для рождения ребенка и отказавшихся впоследствии от него. В связи с чем, нами предлагается внести следующее дополнение в ст.84 Семейного кодекса РФ: «На детей, рожденных суррогатной матерью и оставшихся без попечения родителей вследствие отказа от ребенка потенциальными родителями (одним из них) и суррогатной матерью, алименты взыскиваются с потенциальных родителей в соответствии со ст.81-83 настоящего Кодекса и выплачиваются опекуну (попечителю) детей или их приемным родителям или на счета организаций, в которых находятся дети». В завершении исследования отметим также и то, что аналогичные изменения должны быть внесены в действующее семейное законодательство Республики Таджикистан, особенно, при учете того, что данная проблема по сей день не была разрешена в рамках правоприменительной практики.

Библиография
1.
Семейный кодекс Республики Таджикистан 1988 г. // Законодательство стран СНГ: [сайт]. – URL: http://ncz.tj/system/files/Legislation/682_RU.pdf (дата обращения: 07.05.2021).
2.
Митрякова Е. С. Правовое регулирование суррогатного материнства в России: дис. … канд. юрид. наук: 12.00.03 / Митрякова Елена Сергеевна. – Тюмень, 2006. – 175 с.
3.
Пестрикова А.А. Обязательства суррогатного материнства: дис. … канд. юрид. наук: 12.00.03 / Пестрикова Анастасия Александровна. – Самара, 2007. – 202 с.
4.
Пурге А.Р. Правовое регулирование суррогатного материнства как метода вспомогательных репродуктивных технологий: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03 / Пурге Анна Роландовна. – Душанбе, 2015. –.237 с.
5.
Стеблева Е.В. Проблемы реализации прав участников отношений суррогатного материнства: дис. … канд. юрид. наук: 12.00.03 / Стеблева Екатерина Викторовна. – Москва, 2012. – 202 с.
6.
Дикова И.А. Регулирование отношений, возникающих при применении вспомогательных репродуктивных технологий, в семейном и гражданском праве России: дис. … канд. юрид. наук: 12.00.03 / Дикова Ирина Анатольевна. – Москва, 2011. – 202 с.
7.
Журавлева С.П. Правовое регулирование договора о суррогатном материнстве в Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук: 12.00.03 / Журавлева Светлана Петровна. – Москва, 2011. – 175 с.
8.
Алборов С.В. Правовое и индивидуальное регулирование суррогатного материнства: дис. … канд. юрид. наук: 12.00.03 / Алборов Сулико Викторович. – Москва, 2018. – 243 с.
9.
Определение Свердловского областного суда от 28 августа 2007 г. по делу № 33-5744/2007 // СПС «КонсультантПлюс». – URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=RASVR (дата обращения: 07.05.2021).
10.
Суд в Ульяновске принял сторону суррогатной матери // Русская правда: [сайт]. – URL: https://mama-poisk.ru/news/surrogatnoe-materinstvo-za-rubezhom.html (дата обращения: 14.05.2021).
11.
Романовский Г.Б. Право на суррогатное материнство: от истории к современности / Г.Б. Романовский // Проблемы репродукции. – 2006. – № 1. – С. 35-51.
References (transliterated)
1.
Semeinyi kodeks Respubliki Tadzhikistan 1988 g. // Zakonodatel'stvo stran SNG: [sait]. – URL: http://ncz.tj/system/files/Legislation/682_RU.pdf (data obrashcheniya: 07.05.2021).
2.
Mitryakova E. S. Pravovoe regulirovanie surrogatnogo materinstva v Rossii: dis. … kand. yurid. nauk: 12.00.03 / Mitryakova Elena Sergeevna. – Tyumen', 2006. – 175 s.
3.
Pestrikova A.A. Obyazatel'stva surrogatnogo materinstva: dis. … kand. yurid. nauk: 12.00.03 / Pestrikova Anastasiya Aleksandrovna. – Samara, 2007. – 202 s.
4.
Purge A.R. Pravovoe regulirovanie surrogatnogo materinstva kak metoda vspomogatel'nykh reproduktivnykh tekhnologii: dis. ... kand. yurid. nauk: 12.00.03 / Purge Anna Rolandovna. – Dushanbe, 2015. –.237 s.
5.
Stebleva E.V. Problemy realizatsii prav uchastnikov otnoshenii surrogatnogo materinstva: dis. … kand. yurid. nauk: 12.00.03 / Stebleva Ekaterina Viktorovna. – Moskva, 2012. – 202 s.
6.
Dikova I.A. Regulirovanie otnoshenii, voznikayushchikh pri primenenii vspomogatel'nykh reproduktivnykh tekhnologii, v semeinom i grazhdanskom prave Rossii: dis. … kand. yurid. nauk: 12.00.03 / Dikova Irina Anatol'evna. – Moskva, 2011. – 202 s.
7.
Zhuravleva S.P. Pravovoe regulirovanie dogovora o surrogatnom materinstve v Rossiiskoi Federatsii: dis. … kand. yurid. nauk: 12.00.03 / Zhuravleva Svetlana Petrovna. – Moskva, 2011. – 175 s.
8.
Alborov S.V. Pravovoe i individual'noe regulirovanie surrogatnogo materinstva: dis. … kand. yurid. nauk: 12.00.03 / Alborov Suliko Viktorovich. – Moskva, 2018. – 243 s.
9.
Opredelenie Sverdlovskogo oblastnogo suda ot 28 avgusta 2007 g. po delu № 33-5744/2007 // SPS «Konsul'tantPlyus». – URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=RASVR (data obrashcheniya: 07.05.2021).
10.
Sud v Ul'yanovske prinyal storonu surrogatnoi materi // Russkaya pravda: [sait]. – URL: https://mama-poisk.ru/news/surrogatnoe-materinstvo-za-rubezhom.html (data obrashcheniya: 14.05.2021).
11.
Romanovskii G.B. Pravo na surrogatnoe materinstvo: ot istorii k sovremennosti / G.B. Romanovskii // Problemy reproduktsii. – 2006. – № 1. – S. 35-51.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования в представленной статье, как следует из ее наименования, составляет проблема имущественной ответственности генетических родителей-заказчиков по договору суррогатного материнства. Автор указывает, что в данной работе будет проанализирован соответствующий опыт Российской Федерации и Республики Таджикистан. Заявленные границы исследования не вполне соблюдены ученым, поскольку в статье кроме указанной проблемы, затрагивается вопрос о привлечении к гражданско-правовой ответственности суррогатной матери. Таким образом, содержание статьи шире ее наименования.
Методология исследования в тексте статьи не раскрывается, но, исходя из анализа содержания статьи, автором использовались всеобщий диалектический, логический, дескриптивный, формально-юридический, сравнительно-правовой методы исследования.
Актуальность избранной автором темы исследования обоснована им достаточно подробно: «В настоящий момент ни на законодательном уровне в России, ни на законодательном уровне в Республике Таджикистан [1] остаются неурегулированными вопросы об имущественной ответственности сторон по договору суррогатного материнства. В частности, особенно остро стоят вопросы об имущественной ответственности лиц, являющихся генетическими родителями-заказчиками, в связи с чем в сформированной правоприменительной практике усматривается множество проблем». Ученый раскрывает степень изученности поднимаемых в статье проблем: «Отметим… и то, что изучению сущности суррогатного материнства было посвящено множество углубленных доктринальных исследований в области права, в частности, таких авторов, как Е. С. Митрякова [2], А. А. Пестрикова [3], А.Р. Пурге [4], Е. В. Стеблева [5], а также ряда других, что, в целом, наглядно говорит о достаточно широкой и углубленной научной разработке выбранной темы исследования. Тем не менее несмотря на то, что в содержании данных исследований проблематика имущественной ответственности лиц, являющихся генетическими родителями эмбриона, и заказчиками по договору суррогатного материнства, хоть и прорабатывалась, решение существующих проблем до сих пор не найдено».
В чем проявляется научная новизна исследования, автор не указывает. Фактически она отсутствует. Предложение автора «… о необходимости закрепления легальной возможности привлечения генетических родителей-заказчиков к имущественной ответственности», в частности, «… в виде установления в законе алиментной обязанности для потенциальных родителей (одного из них), использовавших услуги суррогатной матери для рождения ребенка и отказавшихся впоследствии от него» не является оригинальным. Аналогичные предложения содержатся в работах Е. Е. Богдановой, Т. Е. Борисовой, А. С. Коломиец, Е. А. Коршуновой и др. Кроме того, первая половина представленной на рецензирование статьи ранее была опубликована в журнале Инновации. Наука. Образование. 2021. № 30 («К вопросу о некоторых проблемах имущественной ответственности суррогатных матерей за нарушений условий договора суррогатного материнства»).
Научный стиль статьи выдержан автором в полной мере.
Структура работы вполне логична и представлена введением, основной частью и заключением.
Во введении автор обосновывает актуальность избранной им темы исследования. В основной части работы ученый рассматривает некоторые вопросы привлечения к гражданско-правовой ответственности суррогатной матери и генетических родителей-заказчиков по договору суррогатного материнства. В заключительной части статьи содержатся выводы по результатам исследования.
Содержание работы, как уже отмечалось, не вполне соответствует ее наименованию, а также не свободно от ряда других недостатков.
Так, автор пишет: «… для наступления гражданско-правовой (имущественной) ответственности любых участников правоотношений, составляющих предмет гражданско-правового регулирования, по общему правилу как в Российской Федерации, так и в Республике Таджикистан, необходимо наличие совокупности следующих условий….». Правоотношения (т.е. уже урегулированные правом общественные отношения) не могут составлять предмет гражданско-правового регулирования. Его составляют общественные отношения.
Ученый в своей работе собирался остановиться на проблеме привлечения к гражданско-правовой ответственности генетических родителей-заказчиков по договору суррогатного материнства, но почти половина работы посвящена описанию примера из судебной практики, где речь шла об иске потенциальных родителей к суррогатной матери о взыскании причиненного им ущерба и компенсации морального вреда в связи с ее неявкой в установленное время и дату в медицинскую организацию для проведения процедуры ЭКО.
Автору необходимо обратиться к зарубежному опыту правового регулирования привлечения к гражданско-правовой ответственности генетических родителей-заказчиков по договору суррогатного материнства, что позволило бы ему высказать новые научные идеи, усилить аргументацию своей позиции по спорным вопросам и проч.
Необходимо отметить, что представленная на рецензирование работа отличается поверхностностью, не носит самостоятельного характера и не представляет особой теоретической и практической ценности для наук гражданского и семейного права.
Библиография исследования представлена 9 источниками (нормативным правовым актом, диссертационными работами, научной статьей, аналитическими данными, материалами судебной практики). С формальной точки зрения этого достаточно; с фактической – автору необходимо обратиться к диссертационным работам И. А. Диковой (Регулирование отношений, возникающих при применении вспомогательных репродуктивных технологий в семейном и гражданском праве России: автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2011), С. П. Журавлевой (Правовое регулирование договора о суррогатном материнстве в Российской Федерации: автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2011), В. В. Самойловой (Семейно-правовые аспекты реализации репродуктивных прав при применении вспомогательных репродуктивных технологий: автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2011) и др., монографиям и научным статьям А. А. Азизова, А. П. Анисимова, З. А. Ахмедовой, Д. А. Беловой, Е. Е. Богдановой, М. А. Волковой, К. А. Жириковой, Д. С. Ксенофонтовой, Л. В. Кудрявцевой, Т. А. Мосиенко, А. В. Нечаевой, А. А. Пестриковой, Г. С. Працко, Е. Г. Телегиной, О. А. Хазовой и др. Это поможет углубить содержание работы, высказать новые научные идеи, усилить аргументацию позиций автора по спорным вопросам и т.д.
Апелляция к оппонентам как таковая отсутствует. Автор ссылается на ряд теоретических работ (С. В. Алборова, А. Р. Пурге, Г. Б. Романовского) в подтверждение своих суждений, но в научную дискуссию не вступает. Положения работы не аргументированы в необходимой степени.
Выводы в заключительной части работы имеются, но не обладают свойством научной новизны («В этой связи нами высказывается мысль о необходимости закрепления легальной возможности привлечения генетических родителей-заказчиков к имущественной ответственности: например, это может быть выражено в виде установления в законе алиментной обязанности для потенциальных родителей (одного из них), использовавших услуги суррогатной матери для рождения ребенка и отказавшихся впоследствии от него» и проч.» - см. работы Е. А. Коршуновой). Таким образом, заключительная часть статьи нуждается в существенной доработке.
Статья не вычитана автором. В ней встречаются орфографические, пунктуационные, синтаксические и стилистические ошибки.
Интерес читательской аудитории к представленной статье может быть проявлен, прежде всего, со стороны специалистов в сфере гражданского права, семейного права при условии ее существенной доработки: уточнении предмета статьи, описании методологии исследования, углублении содержания работы за счет расширения ее теоретической базы, введении элементов научной новизны и дискуссионности, усилении аргументации позиций автора по спорным вопросам, уточнении выводов по результатам исследования, устранении нарушений в оформлении работы.


Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования довольно интересный и посвящен актуальным вопросам «…имущественной ответственности генетических родителей - заказчиков по договору суррогатного материнства», используя опыт РФ и РТ. Сразу необходимо отметить, что автор не использует опыт РТ, а только делает отсылку ««…аналогичные изменения должны быть внесены в действующее семейное законодательство Республики Таджикистан, особенно, при учете того, что данная проблема по сей день не была разрешена в рамках правоприменительной практики», которой нет «…правоприменительная практика … на территории Республики Таджикистан и вовсе отсутствует». Методология исследования – ряд методов, правильно используемых автором: сравнительно-правовой (только ссылка на Семейный кодекс РТ), формально-юридический (отчасти), анализ и синтез, логика и др. Актуальность обоснована автором во введении к статье и выражается в следующем: «В настоящий момент на законодательном уровне в России, как и на законодательном уровне в Республике Таджикистан [1] остаются неурегулированными вопросы об имущественной ответственности сторон по договору суррогатного материнства…» и более того «… особенно остро стоят вопросы об имущественной ответственности лиц, являющихся генетическими родителями-заказчиками, в связи с чем в сформированной правоприменительной практике …, усматривается множество проблем». Научная новизна обоснована в исследовании автора применительно к России. Стиль, структура, содержание заслуживают внимания. Исследование имеет все необходимые структурные элементы: актуальность, постановка проблемы, цели и задачи, предмет (правда не совсем точно определенный), научная новизна, методология и выводы. Стиль работы хороший, она легко читается и носит исследовательский характер. Содержание отражает существо статьи. Автор логично подводит читателя к существующей проблеме. Он акцентирует внимание читателя на предмете статьи. Он показывает, опираясь на исследования оппонентов, что «…изучению сущности суррогатного материнства было посвящено множество углубленных доктринальных исследований в области права …» и приводит ФИО оппонентов и ссылки на их исследования (диссертации), а также рассматривает положение дел в данной сфере. Автор при постановки проблемы отмечает «… в содержании данных исследований проблематика имущественной ответственности лиц, являющихся генетическими родителями эмбриона, и заказчиками по договору суррогатного материнства, хоть и прорабатывалась, к единому и верному решению проблем, сопряженных с ответственностью указанных лиц, ученое сообщество правоведов так и не пришло …», «…остановимся на рассмотрении общих условий привлечения к имущественной ответственности, которые в полной мере свойственны и для наступления имущественной ответственности указанных лиц», и перечисляет совокупность определенных условий, при этом анализируя «…пример из сформированной правоприменительной практики…», делает, как кажется правильный вывод: «… вполне оправданным и обоснованным представляется закрепление на законодательном уровне предписания о том, что в случае одностороннего отказа генетических родителей, являющихся заказчиками по договору суррогатного материнства, от его исполнения … еще до момента переноса эмбриона в полость матки суррогатной матери, при условии проведения гормональной стимуляции-подготовки последней, генетические родители должны быть привлечены к имущественной ответственности в виде возмещения причиненного материального ущерба на восстановление репродуктивного здоровья суррогатной матери, а также на возмещение в виде выплаты компенсации морального вреда последней». Переходя к анализу вопросов, исследуемых в статье, автор показывает, не используя работы оппонентов, что «…правоприменительная практика по спорам, связанным с неисполнением или ненадлежащим исполнением условий договора суррогатного материнства генетическими родителями, являющимися заказчиками, на территории Республики Таджикистан и вовсе отсутствует». Перечисляя примеры из практики судов РФ, автор отметил (на основании СМИ), что «… суд в удовлетворении заявленных требований отказал, при этом, удовлетворил требования суррогатной матери, содержащиеся в заявленном ею встречном исковом заявлении о возмещении причиненного ей ущерба и компенсации морального вреда [10]». В заключение автор подводит итог: «… нами высказывается мысль о необходимости закрепления легальной возможности привлечения генетических родителей-заказчиков к имущественной ответственности…» и далее «… нами предлагается внести следующее дополнение в ст.84 Семейного кодекса РФ…», а учитывая законодательство РТ, автор отмечает (бездоказательно) «…аналогичные изменения должны быть внесены в действующее семейное законодательство Республики Таджикистан, особенно, при учете того, что данная проблема по сей день не была разрешена в рамках правоприменительной практики». Как нам кажется, приведены конкретные, дающие для практики и теории выводы (но только для РФ). Необходимо констатировать, что журнал, в который представлена статья является научным, и автор направил в издательство статью, соответствующую требованиям, предъявляемым к научным публикациям, в частности для научной полемики он практически не обращается к текстам научных работ оппонентов (делает только ссылку на них «изучению сущности суррогатного материнства было посвящено множество углубленных доктринальных исследований в области права, в частности, таких авторов, как Е. С. Митрякова [2], А. А. Пестрикова [3], А.Р. Пурге [4], Е. В. Стеблева [5], И. А. Дикова [6], С. П. Журавлева [7], а также ряда других, что, в целом, наглядно говорит о достаточно широкой и углубленной научной разработке выбранной темы исследования»). Библиография не достаточная и не содержит современные научные исследования, как российских (в т. ч. и свои работы), так и зарубежных авторов, есть ссылки на НПА, судебную практику (отсутствует ссылка в тексте на нее) и СМИ, к которым автор обращается. Это позволяет автору правильно определить проблемы и поставить их на обсуждение. Он, исследовав их, раскрывает частично предмет статьи в отношении России. Автор продемонстрировал знание обсуждаемого вопроса, работ ученых (но без анализа этих работ), исследовавших его прежде, привнес своей статьей определенную научную новизну. Апелляция к оппонентам в связи с вышесказанным присутствует отчасти. Автором используется материал других исследователей в общем виде без анализа. Выводы – работа может быть опубликована, интерес читательской аудитории присутствует.