Читать статью 'Некоторые способы и средства выражения начинательности в условиях семантической недифференцированности глагольной лексики языка дари ' в журнале Litera на сайте nbpublish.com
Рус Eng Cn Перевести страницу на:  
Please select your language to translate the article


You can just close the window to don't translate
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Litera
Правильная ссылка на статью:

Некоторые способы и средства выражения начинательности в условиях семантической недифференцированности глагольной лексики языка дари

Григорьев Денис Юрьевич

адъюнкт Военного университета Министерства обороны Российской Федерации

123001, Россия, г. Москва, ул. Ул. Б. Садовая, 14

Grigoryev Denis Yurievich

Adjunct of the Military University of the Ministry of Defense of the Russian Federation

123001, Russia, g. Moscow, ul. Ul. B. Sadovaya, 14

yakuwkina@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-8698.2022.6.35916

EDN:

PQTQNO

Дата направления статьи в редакцию:

10-06-2021


Дата публикации:

04-07-2022


Аннотация: Предметом данного исследования являются средства и способы выражения категории начала действия и начинательности в условиях семантической недифферинцированности глагольной лексики в языке дари. Объектом исследования выступает грамматический строй языка дари, характеризующийся малой изученностью. Категории начала действия и начинательности в языке дари могут выражаться различными способами, например, с помощью определённого комплекса средств – лексико-синтаксических конструкций, в которых взаимодействуют синтаксические, морфологические средства и лексическое значение самих глаголов. Данные аспекты подробно рассматриваются автором в данной статье. Материал данного исследования может представлять интерес для специалистов в области теории и практики перевода. Основными выводами проведённого исследования являются: средства выражения начинательности действия, составляющие в русском языке значительную семантическую группировку глаголов соответствующего способа глагольного действия, в языке дари практически полностью завязаны на другие уровни языковой структуры и включают элементы морфологического и словообразовательного уровней языка. Особым вкладом автора в исследование темы является подробное рассмотрение средств и способов выражения категории начинательности в условиях семантической недифферинцированности глагольной лексики в языке дари. Новизна исследования связана с подробным рассмотрением комплекса лексико-синтаксических конструкций, которые могут быть использованы для выражения значения начинательности в языке дари.


Ключевые слова:

глагол, грамматические средства, язык дари, русский язык, семантика, сопоставительное языкознание, классификация глаголов, категория начала, категория начинательности, внутренняя форма языка

Abstract: The subject of this study is the means and methods of expressing the category of the beginning of action and the beginning in the conditions of semantic undifferentiation of verbal vocabulary in the Dari language. The object of the study is the grammatical structure of the Dari language, characterized by little study. The categories of the beginning of action and beginnings in the Dari language can be expressed in various ways, for example, with the help of a certain set of means – lexical and syntactic constructions in which syntactic, morphological means and the lexical meaning of the verbs themselves interact. These aspects are discussed in detail by the author in this article. The material of this study may be of interest to specialists in the field of theory and practice of translation. The main conclusions of the study are: the means of expressing the initiality of action, which in the Russian language constitute a significant semantic grouping of verbs of the corresponding method of verbal action, in the Dari language are almost completely tied to other levels of the linguistic structure and include elements of the morphological and word-formation levels of the language. A special contribution of the author to the research of the topic is a detailed consideration of the means and ways of expressing the category of beginnings in the conditions of semantic undifferentiation of verbal vocabulary in the Dari language. The novelty of the research is associated with a detailed consideration of the complex of lexical and syntactic constructions that can be used to express the meaning of the beginning in the Dari language.



Keywords:

verb, grammatical means, dari language, Russian, semantics, comparative linguistics, classification of verbs, start category, the category of beginnings, internal form of the language

Актуальность данного исследования обусловлена тем, что несмотря на многолетний опыт изучения грамматического строя языка дари, отражённый в учебных пособиях, монографиях, диссертационных работах и научных статьях по грамматике языка дари, остается немало вопросов, характеризующихся малой изученностью. Среди них – вопрос о выражении начинательности в языке дари. Научная новизна темы связана с подробным рассмотрением комплекса лексико-синтаксических конструкций, которые могут быть использованы для выражения значения начинательности в языке дари. Цель работы – выделить и подробно рассмотреть средства и способы выражения начинательности в условиях семантической недифферинцированности глагольной лексики в языке дари. Цель работы определила следующие задачи: представить разветвленную систему разноуровневых средств выражения начинательности в языке дари, определить, как выражается значение начинательности в глагольных конструкциях с gereftan, š oru’ kardan, âγâ z kardan, pardâ xtan, dast zadan maš γul š odan, masruf š odan , dar â madan , dar â wardan, â madan, oftâ dan, andâ xtan и др., сравнить средства и способы выражения значения начинательности в дари и русском языках.

В дифференциации глагольной семантики языка дари значение начинательности может выражаться самыми различными способами [1, 2]. Формализованным средством его выражения, не требующим дополнительных лексических и контекстуальных показателей, является глагольная конструкция с глаголом gereftan , в самостоятельном употреблении имеющем значение «брать» [3, с. 605]. Конструкция образуется следующим образом: к инфинитиву смыслового глагола добавляется глагол gereftan в требуемой личной форме (обычно в форме претерита, в третьем лице единственного числа). Среди отечественных иранистов нет единого мнения о статусе конструкции с глаголом gereftan . Одни относят её к грамматическим формам глагола, другие не разделяют этого мнения. Для нас здесь важно лишь то, что её с полным правом можно рассматривать как устойчивую модель, специализированную в выражении начинательного действия. Ее системный статус в данном случае не так важен.

Конструкция с gereftan является факультативной, в дари есть много других способов выражения начинательности. Количество глаголов, которые встречаются в этой конструкции, ограничено незначительным списком слов. Тем не менее, она довольно часто встречается как в устном, так и в письменном языке. В конструкции с gereftan используются глаголы, способные обозначать длительный, не стремящийся к быстрому завершению процесс. В научно-методических работах в качестве иллюстративных примеров часто фигурируют примеры типа: Asp dawidan gereft «Лошадь побежала»; B â d wazidan gereft «Подул ветер»; Del - e mard t â pidan gereft «Сердце у мужчины затрепетало».

Форма начинательности с глаголом gereftan обычно встречается в форме простого прошедшего времени в третьем лице единственного числа. Эта форма хорошо приспособлена для проявления значения начинательности, не осложняя его другими видовыми признаками. Хотя главная роль в выражении значения начинательности в конструкции с глаголом gereftan принадлежит этому служебному или полуслужебному глаголу, форма претерита тоже принимает участие в этом процессе, поскольку склонна выражать результативное действие. Поскольку форма с gereftan является факультативной, для выражения начинательности обычно используются другие средства.

К числу средств выражения начинательности относятся глагольные сочетания, включающие в свой состав компоненты с соответствующим значением: š oru kardan [3, с. 480], âγâ z kardan «начинать» [3, с. 53]. Глагол, обозначающий начинающееся действие, обычно следует впереди в форме инфинитива, ему предшествует предлог ba : Delh â du b â ra ba tapidan â γ â z kard «Сердца опять затрепетали; Sar - am š oru ba daur zadan kard «У меня начала кружиться голова»; Waqt ê ke â ft â b bar mad â nh â š oru ba r â h raftan kardand «Когда поднялось солнце, они тронулись в путь».

В рассмотренных выше примерах глаголы š oru kardan и â γ â z kardan стоят в форме претерита, что встречается наиболее часто. Действие при этом является единичным. Если глаголы стоят в имперфекте, то действие представляет собой процесс, состоящий из неограниченного количества повторяющихся актов, значение начинательности сохраняется у каждого из этих составных актов: B ê mow â zena m êš odand č and qadam lang - lang m ê raftand wa b â z ba dawidan â γ â z m ê kardand «Они теряли равновесие, несколько шагов шли хромая, затем снова начинали бежать».

Однократное начинательное действие выражается синтаксическими конструкциями с глаголами šoru’ kardan и âγâz kardan с использованием формы претерита. Видовая семантика этой глагольной формы очень хорошо согласуется с таким конкретным языковым значением.

Достаточно часто встречаются синтаксические конструкции начинательности, где вместо глаголов š oru kardan и â γ â z kardan используются глаголы pard â xtan [3, с. 157], mob â derat kardan [3, с. 631], dast zada [3, с. 157] «приступать», «заняться»: Mard - e hams â ya bar - x â st bedun - e inke ba soxan - e ô waq ’ê nehad , yak b â r - e digar in s ô wa â n s ô ba dawidan pard â xt «Соседподнялся, не придавая ни малейшего значения тому, что тот говорил, стал бегать туда-сюда». Значение начинательности в конструкциях с глаголами pard â xtan иdast zadan выражается лишь тогда, когда они стоят в форме претерита. Если же глагол стоит в форме имперфекта или презенсе, то действие выражается в процессе совершения: Dar hang â m - e solh as â ker ba ma š q - o - tamrin m ê pard â xtand «В мирное время солдаты занимались боевой учебой».

Значит, в отличие от глаголов šoru’ kardan и âγâz kardan , выражающих начинательность даже при сопротивлении контекста и значения грамматической формы, глаголы pard â xtan иdast zadan выражают начинательность лишь в благоприятном контексте вместе с формой претерита. То есть, в данном случае начинательность выражается двумя средствами совместно-лексическим средством и грамматической формой. Претерит здесь выступает равноправным участником выражения начинательности. Еще одним важным фактором, способствующим этому, является контекст. Если же контекст препятствует выражению начинательности, то даже претерит не помогает: Dar amrik â ba hays - e â w â zx â n moddat ê ba k â r pard â xt wa pul - e q â bel - e tawaj joh ê ba dast â ward «Некоторое время он в качестве певца выступал в Америке, заработав приличные деньги». Выражению начинательности здесь препятствует обстоятельство времени moddat ê «некоторое время» [3, с. 644]. Лексическое средство, обладающее конкретной семантикой, довлеет над полисемантичной грамматической формой. Не будь этого лексического средства, начинательность проявилась бы здесь в яркой форме.

К синтаксическим конструкциям начинательности относятся построенные по такой же модели с предлогом ba словосочетания с глаголами ma š γul š odan [3, с. 655]иmasruf š odan [3, с. 657]«заняться». Когда эти глаголы стоят в претерите, то обычно выражается значение становления действия, обозначаемого именем действия или инфинитивом, перед которым следует предлог ba [5]. Предлог может отсутствовать, в этом случае используется изафет: Sar az r ô z - e dowwom ba ejr â- ye wazife - ye rasmi - ye x êš masruf š od «Со второго дняон занялся исполнением своих официальных обязанностей».

К числу самых употребительных синтаксических конструкций начинательности относятся образуемые по той же модели сочетания с глаголами dar â madan (в самостоятельном употреблении имеет значение «входить») [3, с. 349], dar â wardan («вносить») [3, с. 349], â madan («приходить») [3, с. 66], oftâ dan («падать») [3, с. 71], andâ xtan («бросать») [3, с. 71]. Если глаголы стоят в форме претерита, то значение становления действия в благоприятном контексте выражается без помощи каких-либо дополнительных средств [2, 5]: Dar in zamâ n pesarak- az b r š od wa ba gerya oftâ d «В это время ее сынишка проснулся и заплакал»; Mard xandid, du mard- e digar ham ba xanda dar â madand «Мужчина засмеялся, двое других мужчин тоже начали смеяться». Наличие обстоятельств образа действия, придающих действию признаки продолжительности, может замедлять процесс становления действия: Wali â hesta-â hesta hâ- yam ba larza oftâ d «Но потихоньку мои ноги стали дрожать».

Значение начинательности в конструкциях с глаголами dar â madan, dar â wardan, â madan, oftâ dan, andâ xtan выражено в достаточно сильной степени, что подтверждается примерами использования в них форм презенса и имперфекта, обычно не склонных к выражению становления действия: Mardom- e qariyahâ ke qowâ- ye englis az â n ‘ aqab raftand aslaha ba dast gerefta ba â teš bar qowâ- ye englis pardâ xtand «Жители селений, через которые отступали английские войска, брались за оружие и открывали огонь по английским солдатам»; Ba’ d az â n ke dasthâ- ye xod ba š o’- le- ye xunin- e â teš nazdik kardand yakê donbâ l- e digarê ba h oftâ dand «Погрев руки у ярко красных языков пламени костра, один за другим отправлялись в путь». В этих примерах значение начинательности сохраняется у отдельных повторяющихся актов, составляющих сложное продолжительное действие. В рассмотренных конструкциях начинательности в их прямой функции в рамках прошедшего времени превалирует претерит, хотя иногда встречаются перфектные формы. В определенных случаях претерит прямо участвует в формировании признака начинательности. В конструкциях с глаголами š oru’ kardan и â γâ z kardan активная роль претерита не проявляется, поскольку сами глаголы выражают рассматриваемый видовой признак достаточно определенно и однозначно.

Глаголы dar â madan , bar â madan , oft â dan и and â xtan тоже достаточно определенно выражают начинательность, хотя и допускают его нейтрализацию. В конструкциях с глаголами dar â madan , bar â madan , oft â dan и and â xtan еще в большей степени, чем с названными выше глаголами проявляется активная роль имперфекта в выражении значения начинательности. Рассмотренные конструкции начинательности представляют собой вполне сложившиеся в языке дари лексико-синтаксические модели выражения начинательности, которые могут рассматриваться в качестве моделированных средств формирования этого видового значения.

Помимо проанализированных средств в современном языке дари существует еще много других способов выражения значения начинательности действия. В частности, с этой целью могут использоваться глаголы for ô raftan «спускаться», «погружаться» [3, с. 544] и γarq š odan «погружаться», «тонуть» [3, с. 530]: Moddat - e tul â ni č e š m ba dar d ô xt ba d ham â nj â ne š ast wa ba x â b - e sangin ê for ô raft «Он долго и упорно смотрел на дверь, затем там же сел и погрузился в тяжелый сон».

Для выражения начинательности используются также и некоторые другие, не имеющие универсального характера речевые средства, в том числе идиомы и фразеологизмы [5], например: P â h â- yam ben â- ye larza r â goz âš t wa halq - am xo š ki nomud «Мои ноги задрожали, в горле пересохло». К средствам выражения начинательности относится конструкция, постоянными членами которой являются слово r ô «лицо», предлог ba «к», «в», «на» и глагол neh â dan «класть», «ставить»: Sawâ r š od wa r ô ba r â h neh â d «Он сел на коня и тронулся в путь».

Для выражения начинательного действия используются также сочетания имен существительных или инфинитивов с глаголами sar d â dan «начинать» [4, с. 330], mowajeh š odan «сталкиваться» [4, с. 625], tan dar d â dan «сталкиваться» [4, с. 625], «подвергаться», w â red š odan «входить», «вступать» [4, с. 97], dast d â dan «доставаться» [4, с. 163]. M ê d â n ê d az š anidan - e č enin xabar , č e waz ba man dast d â d «Вы понимаете, какое у меня настроение стало, когда я услышал такую новость».

Существует также много других интересных словосочетаний, часто фразеологического характера, выражающих начинательность. Однако наш анализ ограничен наиболее распространенными и устойчивыми конструкциями, которые можно отнести к числу стандартизированных моделей.

В ряду чисто лексических средств выражения начинательности заметное место занимают сочетания имен с глаголом gereftan «брать». Здесь мы имеем в виду не сложные глаголы типа qar â r gereftan «занимать положение», «располагаться», anjâ m gereftan «завершаться», «заканчиваться», где gereftan является полноценным компонирующим глаголом, а те сочетания, где этот глагол в значительной мере сохраняет свои качества знаменательной части речи и лексическое значение, мало уступая в этом смысле второму компоненту сочетания. В роли второго компонента могут выступать имена существительные и субстантивированные инфинитивы: Zan r â xanda gereft «Женщину разобрал смех»; B â z ham dawidan r â gereft «Он снова побежал».

О том, что в приведенных здесь примерах сочетания с глаголом gereftan имеют статус синтаксических словосочетаний, а не сложных глаголов, наиболее четко свидетельствует последнее предложение, где после первого компонента следует объектный послелог , делающий этот компонент прямым дополнением предложения, а gereftan – сказуемым. У всех действий отчетливо наблюдается признак начинательности, обусловленный в основном лексической семантикой глагола gereftan, хотя, конечно, выражению этого значения очень способствует форма претерита.

Выражение начинательности может появляться как результат прямого взаимодействия компонентов семантики грамматических форм с лексическим значением глаголов определенных семантических классов. Наиболее активно в этом участвует форма претерита. Глаголы движения в форме претерита в минимальном контексте выражают становление действия:Hama ba â n sarâ sima dawidand «Все в растерянности побежали в том направлении». В этих случаях значение начинательности действия формируется как следствие равноправного взаимодействия грамматической формы и компонентов лексической семантики глаголов.

Таким образом, для выражения начинательности в языке дари используется комплекс средств – лексико-синтаксические конструкции, где взаимодействуют синтаксические, морфологические средства и лексическое значение самих глаголов.

Сопоставляя средства выражения значений из области глагольного вида и способов действия, в дари и русском языках, видим, что между этими языками существуют коренные различия. В русском языке эти средства сосредоточены в основном в области словообразования и представлены на уровне исходных форм глагола, включающих широчайший набор приставок и суффиксов, позволяющих детализировать в широком диапазоне разнообразные признаки внутренних свойств глагольных действий. В языке дари на уровне исходных форм глагольная лексика не дифференцирована даже по важнейшим видовым признакам, не говоря уж о тех, которые относятся к сфере способов глагольного действия. В процессе перевода с целью точной передачи тех компонентов лексической семантики глаголов, которые касаются внутренних свойств действия, используется морфологические, лексические и синтаксические средства в их различном наборе и разнообразных комбинациях.

Одним из способов перевода русских глагольных словоформ, обозначающих процесс в фазе его становления, на язык дари возможно рассмотреть использование устойчивых синтаксических конструкций, включающих в качестве постоянного компонента глаголы dar â madan , oft â dan , â madan , dar â wardan , andâ xtan . Именно эти глаголы наиболее часто фигурируют в конструкциях начинательности, и их частое употребление – нормальное явление, соответствующее современной языковой норме.

На втором месте по употребительности являются конструкции начинательности с глаголами š oru kardan (š odan ), â γ â z kardan (š odan ). Примерно той же частотностью употребления характеризуются сочетания с глаголами dast zadan , pardâ xtan . С помощью этих средств представляется возможным разнообразить способы перевода русских глаголов начинательного способа действия, помня при этом, что по употребительности они уступают средствам, названным в предыдущем абзаце. Другие лексико-синтаксические средства рекомендуется использовать в переводе с русского языка с осторожностью, помня, то частое их появления в речи может создать впечатление отклонения от современной литературной нормы.

В современном дари имеется специальная аналитическая форма с вспомогательным глаголом gereftan , предназначенная для выражения такой конкретной разновидности непроцессного действия, как начинательное действие. Наличие подобного морфологического средства обусловило внимание исследователей к самому этому значению из области способов глагольного действия и средствах ее выражения. Ввиду факультативности и малоупотребительности формы начинательности с глаголом gereftan для выражения становления действия в дари широко используются морфологические, лексические, словообразовательные и синтаксические, а также фразеологические ресурсы языка. Основную массу таких средств составляют устойчивые синтаксические словосочетания, в которых в качестве компонента входят глаголы с значением перехода в состояние, становления действия.

Разветвленная система разноуровневых средств выражения начинательности особенно настойчиво диктует также и особый подход к оценке такого явления лексико-семантической системе языка, как синонимия. Сам термин лексико-семантическая система языка здесь представляется не вполне корректным в виду того, что средства выражения начинательности действия, составляющие в русском языке значительную семантическую группировку глаголов соответствующего способа глагольного действия, в языке дари практически полностью завязаны на другие уровни языковой структуры и включают элементы морфологического и словообразовательного уровней языка.

Библиография
1.
Арсланбеков А.И. История развития персидского языка. Учебное пособие по курсу «История языка и введение в спецфилологию». М.: Военный университет, 2008. 224 с.
2.
Иванов В.Б. Учебник персидского языка (для 1-го года обучения) / под ред. А. Акбарипура. М.: Садра, 2016. 417 с.
3.
Киселева Л.Н., Миколайчик В.И. Дари-русский словарь. М.: Русский язык, 1978. 744 с.
4.
Лебедев К.А., Яцевич Л.С., Конаровский М.А. Русско-пушту-дари словарь: ок. 20000 слов. М.: Дрофа: Русский язык медиа, 2009. 725 с.
5.
Миколайчик В.И. Курс лекций по основам теоретической грамматики персидского языка. М.: ВКИ, 1980. 359 с.
References
1.
Arslanbekov A.I. Istoriya razvitiya persidskogo yazyka. Uchebnoe posobie po kursu «Istoriya yazyka i vvedenie v spetsfilologiyu». M.: Voennyi universitet, 2008. 224 s.
2.
Ivanov V.B. Uchebnik persidskogo yazyka (dlya 1-go goda obucheniya) / pod red. A. Akbaripura. M.: Sadra, 2016. 417 s.
3.
Kiseleva L.N., Mikolaichik V.I. Dari-russkii slovar'. M.: Russkii yazyk, 1978. 744 s.
4.
Lebedev K.A., Yatsevich L.S., Konarovskii M.A. Russko-pushtu-dari slovar': ok. 20000 slov. M.: Drofa: Russkii yazyk media, 2009. 725 s.
5.
Mikolaichik V.I. Kurs lektsii po osnovam teoreticheskoi grammatiki persidskogo yazyka. M.: VKI, 1980. 359 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная статья «Некоторые способы и средства выражения начинательности в условиях семантической недифференцированности глагольной лексики языка дари» несомненно является актуальной.
Актуальность данного исследования обусловлена малоизученностью особенностей грамматического строя языка дари, несмотря на имеющиеся научные публикации и фундаментальные работы.
Более того, ввиду того, что язык дари является языком межнационального общения в Афганистане и ряде других стран, но малоисследованным и не распространенным в академической среде в Европе, настоящее исследование ценно.
Исследование несомненно характеризуется научной новизной темы, которая связана с подробным рассмотрением комплекса лексико-синтаксических конструкций, которые могут быть использованы для выражения значения начинательности в языке дари.
Данная работа выполнена профессионально, с соблюдением основных канонов научного исследования. Автор представляет интересный материал с научной точки зрения, который имеет весомое значение для общей теории лингвистики.
Исследование выполнено в русле современных научных подходов, работа состоит из введения, содержащего постановку проблемы, основной части, традиционно начинающуюся с обзора теоретических источников и научных направлений, исследовательскую и заключительную, в которой представлены выводы, полученные автором. Автор ссылается на работы предшественников по исследуемой тематике, анализируя статус проблемы в лингвистике. Особо стоит отметить то, что автор не компилирует работы предшественников, не приводит перечни фамилий, а поясняет существующие теории и, на основании имеющегося, синтезирует новое научное знание, что позволяет сделать вывод о наличии авторской позиции в тексте работы.
В статье представлена методология исследования, выбор которой вполне адекватен целям и задачам работы. Данная работа выполнена профессионально, с соблюдением основных канонов научного исследования. Подобные работы с применением различных методологий являются актуальными и, с учетом фактического материала, позволяют тиражировать предложенный автором принцип исследования на иной языковой материал. Постулируемое автором иллюстрируется практическим материалом. Автор подводит свое исследования под научный базис, ссылаясь на работы предшественников, что позволяет в полной мере оценить степень разработанности проблемы и выявить лакуны. Статья структурирована, состоит из введения, основной части, описания результатов исследования и представления выводов. Однако библиография, содержащую 5 позиций, которые не являются фундаментальными работам, а учебниками и словарями. Считаем, что для всестороннего рассмотрения исследуемого вопроса немаловажным было бы обращение к большему количеству научной литературы: статьям, монографиям для представления объективной картины. Статья, несомненно, будет полезна широкому кругу лиц, филологам, магистрантам и аспирантам профильных вузов. В общем и целом, следует отметить, что статья написана научным языком, хорошо структурирована, опечатки, орфографические и синтаксические ошибки, неточности не обнаружены. Общее впечатление после прочтения рецензируемой статьи положительное, работа может быть рекомендована к публикации в научном журнале из перечня ВАК.