Читать статью 'Здоровьесберегающие технологии для горожан в фокусе градостроительной политики' в журнале Урбанистика на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1686,   статей на доработке: 305 отклонено статей: 357 
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Урбанистика
Правильная ссылка на статью:

Здоровьесберегающие технологии для горожан в фокусе градостроительной политики

Астафьева Ольга Николаевна

доктор философских наук

профессор кафедры ЮНЕСКО Института государственной службы и управления, Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

119571, Россия, г. Москва, проспект Вернадского, 82, стр.1

Astafyeva Olga Nikolaevna

Doctor of Philosophy

Professor, the department of UNESCO, Institute of Public Service and Administration, Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration

119571, Russia, g. Moscow, prospekt Vernadskogo, 82, str.1

on.astafyeva@igsu.ru
Кузнецова Ирина Викторовна

магистр, кафедра Государственное и муниципальное управление, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

119571, Россия, г. Москва, проспект Вернадского, 82 стр 1

Kuznetsova Irina

Master's Degree. the department of State and Municipal Administration, Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration

119571, Russia, g. Moscow, prospekt Vernadskogo, 82 str 1

kuznetsova.mka@gmail.com

DOI:

10.7256/2310-8673.2021.3.35740

Дата направления статьи в редакцию:

18-05-2021


Дата публикации:

14-07-2021


Аннотация: В последние годы в мировой практике городского и государственного управления набирает популярность подход Urban Health: его особенность в том, что при выстраивании любых политик и при принятии любых решений, связанных с городским развитием, в приоритете оказываются здоровье и благополучие населения, а главным показателем эффективности — продолжительность жизни. Существует целый пласт работ, касающихся взаимосвязи физического и психического здоровья граждан и устройства городской среды. С другой стороны, в единственном пока что русскоязычном исследовании, связанном с анализом практики применения Urban Health в разных странах, российский опыт представлен исключительно Москвой и без акцента на архитектуру и градостроительство. Поэтому в статье, во-первых, систематизируются существующие здоровьесберегающие технологии, на которых можно основывать городские программы средового развития; во-вторых, успешные градостроительные программы других стран сравниваются с теми, что действуют в Москве и в России, что помогает выявить сильные и слабые стороны последних. В частности, делается вывод, что несмотря на то, что комплекс мероприятий, в результате которых должно улучшиться благополучие и состояние здоровья горожан, сегодня присутствует во многих программах и документах, продолжительность жизни и снижение риска различных заболеваний почти нигде не фигурируют как цели этих программ. Соответственно, градостроительная политика может быть объективно более здоровьесберегающей , а сама риторика и оптика Urban Health, будучи артикулированной со стороны государства, может оказаться значительно понятнее для населения, чем экологическая повестка, и, соответственно, стимулировать необходимые городские изменения гораздо эффективнее.


Ключевые слова: градостроительная политика, городская среда, здоровьесберегающие технологии, городское здоровье, реновация городских территорий, пешеходизация, активный дизайн, благоустройство городов, urban health, устойчивое развитие

Abstract: In the last few years, the approach “Urban Health” is gaining popularity in the world practice of municipal and state administration. Its peculiarity consists in the fact that in structuring any policies and making any decisions, priority is given to health and wellbeing of the population, and the key indicator of effectiveness is life expectancy. There is a range of works dedicated to ratio between physical and mental health of citizens and organization of the urban environment. However, the yet only Russian-language research on the practice of using Urban Health approach in different countries, the Russian experience is presented by Moscow alone and without emphasis on architecture and urban planning. The author systematizes the existing health-saving technologies that can serve as the foundation for environmental development programs; successful urban development programs of other countries are compared with such in Moscow and Russia, which allows revealing the merits and flaws of the latter. The conclusion is made that despite a set of measures presented in multiple programs and documents, which are aimed at improvement of health and well-being of the citizens, life expectancy and mitigation of risk of various diseases, do not appear as the goals of these programs. Therefore, urban planning policy can objectively be much more health-saving; the rhetoric and optics of the Urban Health approach, being articulated by the government,  can be more comprehensible for the population than the environmental agenda, and thus, promote the necessary urban changes.



Keywords:

urban improvement, active design, pedestrianization,, urban renewal, urban health, health-saving technologies, urban environment, urban policy, health, sustainable development

Введение

Культурная политика ориентирована сегодня на стратегии территориального развития, когда само понятие культура рассматривается в контексте ресурсного и средового подхода. Такой подход обуславливает необходимость обоснования модернизации социокультурной среды, которая во многом зависит от творческих активов территории, включающих, помимо человеческого потенциала, инфраструктуру и располагающиеся на ней учреждения, здания и т. д. В ряду факторов, стимулирующих изменения, выделяют смену ценностно-смысловых оснований культурной политики и внедрение новых подходов управленческой деятельности. При этом возникает множество новых проблем, требующих теоретического осмысления, поскольку под влиянием пересекающихся локальных, региональных и глобальных процессов на первый план выходят вопросы обеспечения качества социокультурной среды, доступности культурных благ и услуг и активного включения населения в культурную деятельность. Исходя из этого актуализируется проблема поиска новых технологий социокультурного программирования территорий и внедрения современных идей о гармонизации природных и искусственных ландшафтов, как мест благоприятных для жизнедеятельности человека. Одной из таких идей становится здоровьесберегающая технология, отвечающая принципам концепции устойчивого развития, основной задачей которого провозглашается удовлетворение наиболее важных для жизни потребностей всех людей и предоставление всем возможности удовлетворять свои стремления к лучшей жизни в равной степени[1]. Культура, в свою очередь, становится драйвером устойчивого развития территории, поскольку обладает творческим потенциалом к созданию новых достижений путем разработки инновационных способов, технологий и практик; к согласованию высоких целей и практических задач[2].

Объектом данной статьи является градостроительная политика, трактуемая нами как важный элемент социокультурной политики, понимаемой в широком смысле и имеющей высокие ориентиры на благополучие граждан, целевыми показателями которого выступают качество и продолжительность жизни. Исходя из этого, предметом нашего исследования становится здоровьесберегающая технология, отвечающая экологическим ценностям, в том числе по созданию пространственной среды, позволяющей поддерживать здоровье населения. Согласно определению ВОЗ, «здоровье характеризуется как состояние полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствия болезней и физических дефектов»[3]. В рамках данного видения последние 30 лет ВОЗ разрабатывает концепцию «Здоровые города Европы», в основе которой лежат четыре принципа:

● улучшение детерминантов здоровья, повышение справедливости в отношении здоровья и реализация принципов достижения здоровья для всех;

● обеспечение согласованности и продвижения приоритетов общественного здравоохранения на европейском и глобальном уровнях;

● повышение значимости вопросов здравоохранения в политической и социальной повестке городов;

● содействие оптимальному управлению и интегрированному планированию в интересах здоровья.

В частности, в Загребской декларации по здоровым городам заявлена концепция «Учет интересов здоровья во всех стратегиях», которая основывается на признании того, что здоровье населения не является просто продуктом деятельности сектора здравоохранения, а во многом определяется стратегиями, программами и действиями вне сектора здравоохранения; в этой концепции один из трех основных приоритетов — окружающая среда и дизайн городов, благоприятные для здоровья [4].

В связи с этим в мире набирает популярность подход Urban Health, который «с точки зрения управления включает весь спектр клинических, градостроительных, государственных и других политик, направленных на приоритизацию аспектов здоровья и благополучия населения при принятии всех решений о развитии города»[5, с. 4].

Целью статьи является раскрытие особенностей данного подхода и специфики его применения в градостроительной политике России.

Обзор литературы и степень изученности

К изучению взаимосвязи устройства городской среды и физического и психического здоровья граждан исследователи обращались неоднократно. Целый пласт исследований связан с влиянием на заболеваемость и смертность таких факторов, как климат, погодные условия[6, 7], загрязненная атмосфера. Однако в разрезе градостроительных и архитектурных практик самый большой пакет исследований, инициируя ежегодные симпозиумы, публикует ВОЗ, изучая влияние на продолжительность жизни, например, количества и качества зеленых пространств[8]. Американский урбанист Джефф Спек в своих исследованиях фокусируется на понятии walkable city — города, ориентированного в своем устройстве на горожанина-пешехода. В книге «Город для пешеходов» он приводит данные о том, как дизайн городской среды связан с ожирением, астмой и количеством автомобильных аварий, а также на примере самых разных городов показывает, как спланировать их так, чтобы они сохраняли и продлевали жизнь[9].

В 2016 году компания ARUP также проанализировала 80 различных кейсов и выявила 50 причин сделать городские улицы удобными для пешеходов, и из этих 50 причин 20 оказались напрямую связаны со здоровьем и благополучием человека[10].

Нейробиолог Колин Эллард в книге «Среда обитания. Как архитектура влияет на наше поведение и самочувствие» исследует окружающую среду с точки зрения психологического воздействия на людей и вводит понятие нейроурбанистики, изучающей, каким образом можно программировать среду, чтобы она вызывала определенные эмоции[11].

Датский урбанист Ян Гейл также изучал влияние среды на человека и, наблюдая за пешеходами, установил, что хороший город должен быть устроен таким образом, чтобы при движении со средней скоростью 5 км/ч человек встречал новое интересное место каждые 5 секунд[12].

Исследование «Комфортный город» от 2019 года предлагает видение того, из чего складывается психологический комфорт как неотъемлемая часть понятия «комфортная городская среда» в таком городе, как Москва[13]. Исходной точкой исследования стал социологический опрос, проводившийся в форматах интервью экспертов и дискуссионных фокус-групп. Архитекторы, градостроители, урбанисты и городские активисты, включенные в городскую повестку, рассказывали, что они вкладывают в понятия «комфортная городская среда» и «психологический комфорт». Кроме того, авторы анализируют существующие урбанистические теории на тему психологического комфорта, включая такие, как видеоэкология, исследования на тему восприятия городской среды (визуальной, аудиальной и других ее составляющих), делают выводы относительно того, чего хочет современный горожанин, и дают рекомендации планировщикам по созданию комфортной городской среды. В том числе рекомендуется неоднородность городской среды, повышающая уровень разнообразия и функций и типов застройки; разнообразные и интересные фасады зданий, формирующих городскую улицу; благоустроенные пространства улиц и площадей; благоустроенные приватные (дворовые) пространства.

В то же время психиатр Мазда Адли, изучающий эффективные стратегии профилактики заболеваний, вызванных стрессом, опубликовал выводы, говорящие о том, что в большом городе следует не столько уменьшать количество источников стресса, сколько укреплять социальную сплоченность[14]. Одним из способов достижения этой цели он называет создание такого города, который бы стимулировал своих жителей находиться вне дома, в общественных пространствах.

В исследовании на тему «Здоровая городская среда: принципы создания и практики внедрения» рассматривается опыт создания здоровой среды в тех городах и странах, где средняя продолжительность здоровой жизни выше, чем в России[14], таких как Копенгаген (Дания), Сингапур, Стокгольм (Швеция), Хельсинки (Финляндия) и др.[15], как один из важных индикаторов здорового города выделяется активность населения и приводится список рекомендаций для Москвы. Однако, в отличие от заявленного принципа выбора городов для исследования, принципы создания здоровой среды, декларируемые авторами, базируются на «принятии всех решений с оглядкой на экологию», а не на здоровье граждан (хотя эти два факторы, безусловно, взаимосвязаны). В результате в исследовании говорится прежде всего о практиках, связанных либо с созданием в городе природно-экологического каркаса и рекреационных пространств, либо с технологиями так называемого «зеленого» энергоэффективного строительства. Что касается рекомендаций для Москвы, то основное предлагаемое решение — проработка повседневных непрерывных пешеходных маршрутов для жителей, стимулирующих их к физическим нагрузкам буквально на каждом шагу, вплоть до шведских стенок на автобусных остановках[16].

Таким образом, несмотря на интенсивность такого рода изысканий, работы, раскрывающих подходы Urban Health в виде конкретных управленческих решений градостроительной политики, встречаются крайне редко. Главным генератором руководств в этой области выступает опять-таки Всемирная организация здравоохранения, но они носят лишь общий лишь рекомендательный характер[17].

Отечественный социолог Л.С. Ковальжина подробно разбирает концепцию здорового города ВОЗ и здоровьесберегающих технологий, но анализирует их в разрезе исключительно социологических практик, не затрагивая в вопросах формирования «доступной социальной, физической и культурной среды, которая способствует повышению уровня здоровья и благополучия», градопланировочные и архитектурные факторы[18].

Наиболее полно описывает зарубежный и отечественный опыт Urban Health одноименное русскоязычное издание (2019)[5]. Авторы выделяют наиболее удачные примеры применения подхода Urban Health в Великобритании, Канаде, США, Сингапуре и России и анализируют их с точки зрения ответственных департаментов и достигнутых эффектов, в том числе экономических. Тем не менее, российский опыт представлен исключительно Москвой и без акцента на архитектуру и градостроительство.

Предпосылки концепции Urban Health: интенсивная урбанизация

Одной из основных предпосылок возникновения здоровьесберегающих управленческих политик можно без колебаний назвать урбанизацию. К 2050 году 68 % населения Земли (около 5 миллиардов) будут жить в городах. В России эта доля обещает быть более 80%. При этом число городов с населением от 5 до 10 млн человек увеличится на 52 %, а городов с населением от 10 млн человек — на 45 %.[19] То есть большая часть человечества будут жить в не просто в городской, а в высокоплотной городской среде. С другой стороны, по данным исследования Агентства по охране окружающей среды США, средний американец проводит около 93 % своего активного времени жизни в закрытых помещениях, а европеец — 90 %[20]. То есть физическое и душевное состояние горожан напрямую зависит от качества жилья и городской инфраструктуры: по расчетам Региональной ассоциации планировщиков Нью-Йорка, доступность и качество услуг здравоохранения только на 20 % влияет на здоровье людей, а около 80 % «здоровья» любого сообщества приходится на социально-экономические факторы и факторы уровня развития среды[21]. При этом среди наиболее актуальных вызовов, спровоцированных урбанизацией и негативно сказывающихся на здоровье горожан, — это социальное неравенство, климатические факторы, включая загрязнение среды, и психические заболевания.

Результаты исследования, выполненного АНО «Социологическая мастерская Задорина» в ноябре 2019 г. Суть в анализе представлений содержания понятий «комфортная городская среда» и «психологический комфорт» экспертным сообществом (архитекторами, градостроителями, урбанистами) и городскими активистами, включенными в градостроительную повестку.[13]

Предпосылки концепции Urban Health: эпидемии и «болезни изобилия»

Вторая вечно актуальная предпосылка — это эпидемии. Эпидемии исторически определяли облик зданий и устройство городов. Лондон обязан появлением канализации и водопровода в домах эпидемии холеры 1850-х, которая обострила антисанитарные проблемы. Необходимость закапывать трубы под землю привела, в свою очередь, к расширению и спрямлению улиц, и реформа быстро распространилась на другие крупные города. Построить Центральный парк в Нью-Йорке после Гражданской войны правительство убедил военный санитар, аргументируя тем, что город остро нуждается в «зеленых легких», которые очистят воздух. Символом борьбы с туберкулезом, главной болезнью горожан XX века, стали санатории и дома архитекторов-модернистов: они были убеждены, что если поселить больных в изолированные помещения, наполненные светом и сухим воздухом, с большими балконами и окнами и гигиеничными белыми поверхностями, на которых видна малейшая пыль, — это поможет выздоровлению.

С распространением вакцинаций на смену инфекциям пришли «болезни изобилия»: сердечно-сосудистые заболевания (инфаркт и инсульт), рак, хронические респираторные заболевания (астма), диабет.

Сегодня мы вновь наблюдаем исключительно масштабную вирусную пандемию. В целом, в докладах организации ООН «Хабитат», сообщающих о главных опасностях современного города, от пандемии и наводнения и до политического конфликта и коррупции, рассматриваются три ключевые сферы, грамотная работа с которыми помогает им противостоять: городское планирование, городское законодательство и городской бюджет[22]. В то же время, главной мерой борьбы с болезнями, которые наносят существенный урон экономике, будь то эпидемия или другое хроническое заболевание, остается профилактика влияния на горожан негативных факторов и стимулирование здорового образа жизни. По этому пути уже пошли ряд стран: мэр Милана объявил о создании после карантина дополнительных 65 км вело-пешеходной инфраструктуры в центре города; план с аналогичными мерами озвучил и мэр Парижа — прокладка 50 км временных велодорожек вдоль основных магистралей. Более долгосрочные стратегии в обязательном порядке включают развитие спортивной и пешеходной инфраструктуры, расширение тротуаров (в том числе для возможности социального дистанцирования на террасах летних кафе) и дополнительное увеличение площади озеленения. Аналогичные рекомендации — реорганизация профиля улиц для выделения большего пространства под пешеходные и велодороги с целью повышения перемещений по городу альтернативными способами — содержит исследование «Городское развитие в период пандемии COVID-19», анализирующее политику разных городов по всему миру[23]. Таким образом, инструменты городского планирования, являясь неотъемлемой частью обеспечения устойчивости городов, становятся также ключевым проводником подхода Urban Health и внедрения здоровьесберегающих технологий.

Концепция Urban Health. Определение, отличие от других управленческих подходов и основные принципы

Одна из русских версий перевода Urban Health — «городское развитие, направленное на улучшение здоровья горожан». Как уже упоминалось выше, на здоровье и благополучие человека в городе влияет целый ряд факторов: транспортная доступность, качество жилья, уровень экономического развития территории, наличие доступа к медицинским и социальным услугам, состояние окружающей среды и эпидемиологическая ситуация в регионе и стране[24]. Поэтому в разработке программ и концепций Urban Health Главное всегда участвует несколько разнопрофильных агентств, служб и департаментов. Для осуществления этих усилий используется преимущественно программно-целевой подход к управлению развитием городов, в котором ключевой индикатор — продолжительность жизни — становится и главной целью, и основой комплексных программ социально-экономического развития государственного и муниципального уровня[25].

Именно в ключевом индикаторе заключается главное отличие Urban Health от прочих управленческих подходов и стратегий. Несмотря на то, что сам термин возник с подачи американских ученых-медиков еще в XX веке[26], подход Urban Health и оптика Urban Health, рассматривающая все городские процессы с точки зрения здоровья жителей, относительно молоды: стратегические планы большинства городов и стран стран ориентированы либо на экологическое благополучие с фокусом на состояние природной экосистемы, либо на околонаучное и абстрактное самоощущение граждан от жизни.

Примером первого подхода может служить Цюрих (Швейцария) и его стратегия пространственно-экономического развития «Цюрих 2035», принятая в 2015 г., в которой рассматриваются следующие основные направления развития города: привлекательность для ведения бизнеса, финансовая устойчивость, экономическое развитие, экологическая устойчивость, социальная интеграция различных групп населения и развитие городских сообществ, развитие цифровых технологий в управление городом, а также взаимодействие городских властей с федеральными, кантональными и окружными органами власти и соответствие предоставляемых муниципальных услуг общественному спросу, эффективность и гибкость управления[27].

Характерным примером второго — государство Бутан, в котором впервые, еще в 1972 году, появился такой управленческий орган, как Министерство счастья и было введено понятие Валового национального счастья, включающее в себе не материальные, а моральные и духовные ценности: семья, культура, природа, религия. Помимо изменений в социальной сфере, включая реформу образования, стратегия Министерства предусматривала и такие меры, как строительство дорог, поддержание в чистоте и озеленение улиц, запрет химических удобрений и экологически вредных производств[28].

Есть и пример сбалансированного подхода — Копенгаген, где параллельно существует две городских стратегии, разработанных Управлением технологий и окружающей среды: «Город для людей» и «Эко-город». Индикатором достижения целей первой программы заявлено, помимо повышения пешеходной активности и увеличения продолжительности пребывания горожан на открытом воздухе на 20 %, увеличение числа жителей, удовлетворенных качеством городской жизни, до 80 % от общей численности населения. Основные целевые показатели экологической программы — улучшение условий для велосипедных перемещений, повышение энергоэффективности и снижение вредных воздействий на окружающую среду; повышение доступности озелененных и прибрежных территорий; снижение уровня шума и загрязнения воздуха, повышение эффективности утилизации отходов и уровня потребления органических продуктов питания[27]. Как раз такой всесторонний подход, учитывающий разносторонние аспекты, влияющие на здоровье горожанина, можно считать прототипом подхода Urban Health.

Авторы русскоязычного исследования Urban Health Московского урбанистического форума выделяют три ключевых принципа, которые лежат в основе современного понимания управления городским развитием, ориентированным на вопросы здоровья и благополучия людей:

● интеграция приоритетов здоровья во все аспекты городского управления (повестка, связанная с улучшением состояния здоровья горожан, должна быть включена во все стратегии и политики городского управления);

● пространственное развитие и изменение среды как драйвер общественного здравоохранения (разработка градостроительных решений или планов территориального развития основываются на пространственном анализе ключевых рисков здоровью, на данных о загрязнении среды, трендах заболеваемости и социально-экономических параметрах; кроме того, каждый документ содержит план мониторинга и оценки эффектов — как предварительных, так и, согласно классификации И.Н. Барцица, промежуточных и обобщающих, делая процесс гибким и настраиваемым в зависимости от результатов его протекания);

● комплексная экономическая оценка — экономическая основа для принятия градостроительных решений об изменении среды[5. с. 4].

Рассмотрим опыт внедрения Urban Health в России и попробуем оценить, насколько существующие программы этим принципам отвечают.

Архитектура и урбанистика как сфера внедрения Urban Health. Опыт России. Москва

В 2002 г. Распоряжением Правительства РФ от 31 августа 2002 г. № 1225-р была одобрена Экологическая доктрина Российской Федерации, где в качестве приоритетных направлений развития декларировались устойчивое природопользование, снижение загрязнения окружающей среды и ресурсосбережение, а также сохранение и восстановление природной среды. В Экологической стратегии города Москвы на период до 2030 года эти направления были расширены и сориентированы на «обеспечение системного подхода к охране окружающей среды, сохранение природных систем города Москвы, в том числе для создания здоровой и комфортной среды обитания населения, предупреждения экологически обусловленных заболеваний и обеспечения возможности ведения здорового образа жизни». Направления стратегии Москвы следующие: сохранение природных экосистем и биоразнообразия; совершенствование системы обращения с отходами; оценка и снижение рисков воздействия негативных факторов окружающей среды на здоровье населения, в том числе обеспечение нормативных показателей качества атмосферного воздуха и поверхностных водных объектов, рациональное водопользование, охрана городских почв и обеспечение нормативных показателей почвогрунтов; регулирование недропользования и охрана недр; снижение сверхнормативного воздействия физических факторов, таких как шум и электромагнитное излучение; лидерство в зеленых практиках; адаптация к изменениям климата и снижение выбросов парниковых газов; ликвидация накопленного экологического вреда, предотвращение и снижение экологических последствий чрезвычайных ситуаций; формирование экологической культуры, экологическое просвещение, образование и воспитание[29].

Важным пунктом Стратегии стало положение о том, что «следование положениям Стратегии обязательно при разработке новых законодательных и нормативных актов города Москвы, разработке новых и актуализации действующих государственных программ города Москвы, принятии решений в области градостроительного планирования, планирования и осуществления хозяйственной деятельности, формировании бюджетов всех уровней». Таким образом, в качестве основной оптики для городского управления закреплена эко-ориентированность.

В то же время сегодня вопросами здоровой городской среды в Москве так или иначе занимаются Департамент здравоохранения города Москвы, Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по городу Москве, Управление Роспотребнадзора по городу Москве, Департамент природопользования и охраны окружающей среды города Москвы, Департамент градостроительной политики города Москвы, Комитет по архитектуре и градостроительству города Москвы, Главное архитектурно-проектное управление Москвы и другие. И в целом ряде мегапроектов, в рамках которых происходит межведомственное взаимодействие, в той или иной степени можно проследить подходы Urban Health.

Программа реновации

Один из них — московская программа обновления жилищного фонда. Это не просто замена старых зданий на новые, а прежде всего формирование качественно другой среды и, учитывая охват программы, возможность масштабных изменений за конечный период времени. Принципы, заложенные в программу реновации, в полной мере отвечают международным стандартам устойчивого развития и формирования комфортной среды. А широкий охват программы — это возможность масштабных изменений за конечный период времени.

Принципы московской реновации:[30]

1. Деликатная интеграция в сложившуюся среду

2. Цельный архитектурный образ, в том числе разнообразие типов жилой застройки и фасадных решений, отвечающих современным стандартам энергоэффективности

3. Оптимизация использования территории, в том числе разграничение приватных и публичных территорий, «дворы без машин», выделенные преимущественно пешеходные озелененные территории (скверы, бульвары)

4. Формирование качественных открытых пространств, в том числе благоустроенных улиц, скверов, бульваров, площадей как буфера между новой и старой застройкой

5. Продуманная стратегия озеленения, в том числеформирование полноценных зеленых территорий для отдыха в пределах квартала и микрорайона

6. Удобное расположение социальной инфраструктуры: объектов торговли, образования, культуры, здравоохранения, социальной защиты и др., а также детских и спортивных площадок, площадок для выгула собак и парковок в шаговой доступности

7. Удобное расположение транспортной инфраструктуры, в том числе уплотнение улично-дорожной сети

Запланированная реновация жилого фонда должна оказать значительное влияние на здоровье человека не только за счет существенного улучшения качества жилья, но и за счет внедрения стандартов строительства и проектирования, ориентированных на создание «здоровых кварталов». Это позволит снизить все уровни загрязнения среды (шумовое, световое, загрязнение воздуха), повысить уровень вовлеченности людей в жизнь города и создаст стимулы для ведения активной и здоровой жизни. Исследование уже утвержденных проектов планировок территории микрорайонов показало значительные улучшения в отношении здоровья горожан по сравнению с текущим состоянием. Тем не менее, оценивать реальные результаты можно будет только после завершения значительной части этапов программы.

Структура экокаркаса территории реновации в районе Хорошево-Мневники. Конкурсный проект консорциума под руководством «А-Проект»

Программа «Моя улица»

Программа комплексного благоустройства московских улиц, стартовавшая в 2015 году, опять таки демонстрирует принцип межведомственного взаимодействия. Официально проект входит в программу «Развитие индустрии отдыха и туризма на 2012—2018 годы», при этом к его разработке приложили руку столичные департаменты культуры, транспорта и ЖКХ и благоустройства. В рамках программы по заказу мэрии КБ Стрелка разработало Стандарт комплексного благоустройства улиц, согласно которому осуществлялись все работы. В частности, расширялись тротуары, устраивались велодорожки, создавались благоприятные условия для развития ритейла.

Четыре ключевых принципа программы:

- озеленение улиц города;

- восстановление исторического архитектурного облика столицы;

- создание удобных условий для проживания и досуга в городе;

- формирование безопасной городской среды.

Только за 2017 год было благоустроено 119 улиц и площадей, в том числе Садовое и Бульварное кольцо, Тверская улица и Варварка, Славянская, Хохловская, Биржевая площади и Тверская застава, Якиманская, Краснопресненская, Пречистенская, Москворецкая набережные, вернув на них зелень. За осень 2017 года рябину, яблони, черемуху, иргу, багряник и сирень высадили более чем по 40 адресам — всего около 5 тыс деревьев и кустарников.

«Моя улица» как завершенная программа дает возможность пост-оценки эффектов:

- пешеходизация и велосипедизация центральных улиц Москвы, стимулирование физической активности (проходимость увеличилась в 2-4 раза);

- повышение безопасности улиц для пешеходов (по данным Департамента транспорта, в 2017 году в частях города, реконструированных по программе «Моя улица», количество ДТП снизилось на 55%);

- снижение таких негативных эффектов городской среды, как шум, выбросы CO2, тепловые волны, загрязенный воздух (замена асфальта на плитку сократила содержание в воздухе крупно-дисперсных частиц и также положительно повлияла на температуру воздуха, поскольку плитка существенно меньше нагревается);

- позитивное влияние на психоэмоциональное состояние горожан (за счет озеленения).

У программы «Моя улица» просматривается очевидное сходство с программой «Здоровые улицы» в Лондоне. В ней Согласно вышеупомянутому исследованию ARUP, отсутствие физической активности находится на четвертом месте среди основных причин смертности в мире, а для людей старше 60 лет даже непродолжительные прогулки по 15 минут в день снижают риск смерти на 22%.

Прогулки пешком на расстояние в 3 км снижают вероятность ожирения на 4,8%[10]. Прогулки в целом уменьшают вероятность диабета второго типа, болезней сердца и рака кишечника. Кроме того, у людей, которые гуляют 8,6 минут в день, на 33% выше вероятность хорошего психического здоровья.

Программа «Мой район»

Это комплексная программа по созданию единого стандарта качества жизни и городской среды во всех районах города, которую начали разрабатывать и внедрять вслед за «Моей улицей» в 2018 году. Она объединяет в одну систему наработки для развития сфер благоустройства, образования, здравоохранения, а также предложения, связанные с работой и досугом горожан. Чтобы понять, чего именно не хватает москвичам, был проведен анализ ситуации в каждом районе. Итогом стал первый вариант программы, включивший в себя наиболее важные и неотложные мероприятия. Параллельно запущена онлайн-платформа, информирующая обо всех предстоящих изменениях внутри каждого района и агрегирующая новые пожелания горожан. По словам мэра Москвы Сергея Собянина, на базе этой программы «должны объединить и скоординировать деятельность различные ведомств по комплексному обустройству московских районов и при этом учесть особенности развития, историю, ландшафт территорий, настроения жителей».

Интерактивная платформа по отслеживанию изменений в районах Москвы[35]

Важный вектор развития программы «Мой район» — создание комфортной и здоровой городской среды, позволяющей и способствующей ведению активного образа жизни, доступной для пользования каждому жителю Москвы без исключений. Среди мероприятий 2018-2019 года — открытие в отдаленных районах города ландшафтных парков (Братеевская Пойма, Бутово, Митино), физкультурно-оздоровительных центров и стадионов; благоустройство дворов и установка шумозащитных экранов вдоль магистралей; реконструкция поликлиник, а также приспособление существующих зданий (библиотек, ДК, советских кинотеатров) под районные досуговые центры или центры для пожилых людей по программе «Мой социальный центр».

Платные парковки и развитие общественного транспорта

Одна из первых программ московского руководящего аппарата после выбора в мэры Сергея Собянина была направлена на уменьшение количества пробок, когда наряду со строительством новых развязок, хорд и ремонтом вылетных магистралей развивался общественный транспорт: значительно выросли темпы строительства метрополитена, добавился новый вид городского железнодорожного транспорта — Московское центральное кольцо (а с недавних пор — и Московские центральные диаметры, «городские электрички»), увеличилось покрытие улиц наземным транспортом и т.д. Важной мерой, вызвавшей неоднозначную реакцию в обществе, стало введение платных парковок. Между тем, это на 25 % снизило нагрузку на дорожную сеть в местах размещения платных парковок, а значит, снизило вредные выбросы (удельный вклад выбросов от автотранспорта в атмосферу города по-прежнему превышает 90 % и составляет наиболее значительную их часть)[31]. Кроме того, начиная с 2014 года по заказу Департамента транспорта Москвы на средства, вырученные за платную парковку, было реализовано несколько ярких проектов общественных пространств. Причем все они изначально проводились в тестовом режиме, когда на определенное время проезжая улица превращается в пешеходную с помощью уличной мебели. И по итогам того, насколько интенсивно использовалась эта «инсталляция» и каковы отзывы жителей, решалась дальнейшая судьба проекта. Например, проект для Среднего Овчинниковского переулка (ТО «Утро») после тестирования почти не изменился. А вот Черниговский переулок (проект команды во главе с бюро megabudka) остался пешеходным, но вместо белой деревянной мебели (сконструированной специально для тестового режима) здесь впоследствии появились более массивные бетонные конструкции.

Таким образом, к позитивным эффектам внедрения платных парковок в разрезе рассматриваемой темы можно отнести не только улучшение качества воздуха, но и увеличение проходимости, последствия которого для здоровья горожан упоминались выше.

Программа по работе с набережными Москва-реки

Реконструкция береговой линии Москва-реки — одна из самых масштабных задач, стоящих сегодня перед городом. Площадь потенциальной зоны развития — 3,5 тыс. гектар, то есть до недавнего времени 10% площади Москвы в старых границах были фактически вычеркнуты из городской жизни, так как большую ее часть занимали промышленные предприятия. В XXI веке город решил вернуть себе реку и превратить ее набережные в систему рекреационных пространств — обустроенных, доступных и эффективно используемых.

Первым большим прорывом в теме благоустройства набережных стала Крымская набережная возле здания ЦДХ: в 2013 году по проекту Wowhaus из автомагистрали она превратилась в многофункциональную пешеходную зону, мгновенно ставшую популярной.

В 2014 году по инициативе Комитета по архитектуре и градостроительства города Москвы и НИиПИ Генплана города Москвы был проведен международный конкурс на концепцию развития прибрежных территорий Москва-реки. Выиграла концепция создания новых городских центров вокруг портов, а точнее, порталов — мест, где город встречается с рекой. Таких портов в результате большого исследовательского анализа выявили 39, руководствуясь доступностью частного и общественного транспорта, характером существующего землепользования, стратегическим соседством и знаковостью места. В настоящее время Комитет по архитектуре и градостроительству Москвы ведет совместную работу с ГАУ «НИ и ПИ Градплан Москвы» и архитекторами по проработке этой концепции. Целый ряд московских набережных был благоустроен с 2015 года по программе «Моя улица». Несколько прогулочных зон у воды появились в рамках девелоперских проектов жилых комплексов. Ведется детальная проработка еще серии проектов. Результатом программы должны стать не только протяженные благоустроенные и озелененные набережные, подходящие для занятий спортом, но и постепенное очищение речных вод.

Архитектура и урбанистика как сфера внедрения Urban Health. Опыт России. Регионы

В отличие от Москвы, в других регионах страны до недавнего времени ценности городского здоровья если и закладывались в каком-то виде в стратегические документы планирования, то по тем или иным причинам не реализовались. Так произошло, например, с мастер-планом Перми, разработанном нидерландской компанией KCAP в 2010 году. Многие его положения формулировались в совместной работе с местным управлением Роспотребнадзора и на уровне стратегий городских ландшафтов, общественных пространств и планировки кварталов учитывали здоровьесберегающие технологии. Однако большая часть плана так и не была реализована.

Тем не менее, сейчас мы наблюдаем новую волну разработки мастер-планов и генеральных планов городов — от Калининграда до Владивостока и от Суздаля до Ангарска. Так, Краснодар станет первым в России в городом, в генеральный план которого официально включен такой пункт, как развитие экокаркаса. В структуру зеленого фонда войдут территории общегородского значения, парки, расположенные в пешей доступности для каждого жилого района, разветвленная система зеленых «связок» — бульваров, которая обеспечит пространственную непрерывность природного каркаса, земли лесного фонда и особо охраняемые природные территории. Также предусмотрено озеленение вдоль улиц и дорог, кварталов, территорий школ, детских садов, больниц. Планируется создание рекреационного комплекса вдоль реки Кубань и Краснодарского водохранилища. Всего появится 440 новых озелененных территорий общего пользования, их общая площадь увеличится в десять раз. При этом идеолог проекта, советник мэра Краснодара Александр Водяник, подчеркивает, что реальным показателем деятельности по озеленению города является не количество высаженных деревьев, кустарников или устроенных газонов, а конкретные изменения параметров среды и сроки достижения этих изменений, и среди этих параметров — те, которые влияют на человека непосредственно: чистота атмосферы, средняя температура воздуха, шумовые и ветровые нагрузки и т.д.

Уникальная здоровьесберегающая инициатива разворачивается в Казани. В результате реализации стратегии развития набережных реки Казанки, длина которых только в черте города составляет 68 км, вокруг реки появятся 12 новых парков, которые (по самым консервативным расчетам) будут посещать 5 700 000 человек ежегодно. Общая площадь новых парков вокруг Казанки составит 1536 га – это размеры 5 центральных парков Нью-Йорка. Реализация стратегии увеличит размер парковых территорий Казани в 5 раз. И при этом проведенные авторами стратегии — бюро Orchestra Design — исследования показали, что создание в рамках проекта новых возможностей для активного отдыха может снизить уровень ежегодной общегородской смертности на 13,4%, а уровень респираторных и сердечно-сосудистых заболеваний — на 30-40%[32]. 


Выводы

В целом комплекс мероприятий, в результате которых должно улучшиться благополучие и состояние здоровье горожан, сегодня присутствует во многих (но не во всех) программах и документах (1-й принцип). Но при этом такие показатели, как продолжительность жизни и снижение риска различных заболеваний почти нигде не фигурируют как цели этих программ (2-й принцип Urban Health) и, соответственно, не рассчитываются и не оцениваются. Вышеупомянутая программа «Моя улица» также не ставила перед собой задач, связанных со здоровьем населения, хотя будь это так, результаты могли бы быть более впечатляющими (например, озеленение можно было бы проводить согласно предварительному плану экокаркаса, а не случайным образом).

Кроме того, лишь в редких случаях экономические расчеты, если даже и выполняются, то принимаются во внимание при принятии градостроительных решений (3-й принцип Urban Health).

Поэтому именно сейчас, когда, с одной стороны, здоровье как социокультурная ценность во всем мире вышло на первый план, а с другой стороны, города вновь готовятся к перестройке и есть возможность скорректировать планы их развития, представляется особенно важным артикулировать риторику и оптику Urban Health, которая может оказаться значительно понятнее для населения, чем экологическая повестка, и, соответственно, стимулировать необходимые городские изменения гораздо эффективнее.

Библиография
1.
Наше общее будущее Докл. Междунар. комис. по окружающей среде и развитию (МКОСР) : Пер. с англ. / Под ред. С. А. Евтеева, Р. А. Перелета; [Предисл. Г. Харлем Брундтланд]. - Москва : Прогресс, 1989 – 371 с. - Текст : непосредственный.
2.
Астафьева, О. Н. Коммуникативные стратегии культурной политики: «креативное» управление как маркер модернизации / Современная культурная политика как креативная деятельность: управление и инновации. Коллективная монография. - СПб.: «Эйдос», 2013. – 639 с. - Текст : непосредственный.
3.
Устав Всемирной организации здравоохранения. - URL: https://apps.who.int/gb/bd/PDF/bd47/RU/constitution-ru.pdf (дата обращения: 05.05.2021). – Текст: электронный.
4.
Этап V Европейской сети ВОЗ «Здоровые города»: цели и требования к участникам / ВОЗ Европейское региональное бюро. - URL: https://www.euro.who.int/__data/assets/pdf_file/0005/100994/E92260R.pdf (дата обращения 19.04.2021). - Текст: электронный.
5.
Urban Health. Издание на русском языке / Московский урбанистический форум. - Москва: Издательство «Проспект», 2019. – 160 с.
6.
Ревич, Б.А., Шапошников Д. А. Особенности воздействия волн холода и жары на смертность в городах с резко-континентальным климатом. - Текст : непосредственный // Сибирское медицинское обозрение. - 2017. - №2 (104). – с. 84-89.
7.
Ревич, Б.А., Шапошников Д. А. Волны холода в южных городах Европейской части России и преждевременная смертность населения - Текст : непосредственный // Проблемы прогнозирования. - 2015. - №2. - С. 56-67.
8.
Urban green space interventions and health: A review of impacts and effectiveness. Full report / WHO Regional office for Europe. Copenhagen, 2017. URL: http://www.euro.who.int/en/health-topics/environment-and-health/urban-health/publications/2017/urban-green-space-interventions-and-health-a-review-of-impacts-and-effectiveness.-full-report-2017 (дата обращения 16.05.2021).
9.
Спек, Дж. Город для пешехода. - Москва: Искусство-ХХI век, 2015. – 352 с. - Текст : непосредственный.
10.
Cities Alive: Towards a Walking World / ARUP. London, 2016. - URL: https://www.arup.com/perspectives/publications/research/section/cities-alive-towards-a-walking-world (дата обращения 19.04.2021).
11.
Эллард К. Среда обитания. Как архитектура влияет на наше поведение и самочувствие. - Москва: Альпина Паблишер, 2019. – 288 с. - Текст : непосредственный.
12.
The City at Eye Level : Lessons for Street Plinths. Second and extended version ed. / Karssenberg, Hans, Jeroen Laven, Meredith Glaser, and Mattijs van 't Hoff, eds. Delft, the Netherlands: Eburon Academic, 2016.
13.
Комфортный город-2019 / Комитет по архитектуре и градостроительству Москвы – Москва, 2019. – 119 с. - Текст : непосредственный.
14.
Адли, М. Стресс в большом городе. - Москва: Точка, 2019. – 392 с. - Текст : непосредственный.
15.
Worldometer [сайт]. Life Expectancy of the World Population. – URL: https://www.worldometers.info/demographics/life-expectancy/ (дата обращения 18.05.2021).
16.
Здоровая городская среда: принципы создания и практики внедрения. Отчет об исследовании / Лепешкина, М. Н., Дридзе Д. Б., Попова Е. А. [и др.]. - Москва, 2020. - Текст : непосредственный.
17.
Белфастская хартия по здоровым городам. 2018. - URL: https://www.euro.who.int/__data/assets/pdf_file/0009/385722/belfast-charter-healthy-cities-rus.pdf (дата обращения: 05.05.2021). – Текст: электронный.
18.
Здоровая городская среда: принципы создания и практики внедрения. Отчет об исследовании / Лепешкина, М. Н., Дридзе Д. Б., Попова Е. А. [и др.]. - Москва, 2020. - Текст : непосредственный.
19.
Департамент по экономическим и социальным вопросам ООН. Ежегодный отчет / United Nations. – New York, 2019. – URL: https://news.un.org/ru/story/2019/04/1352171 (дата обращения 19.04.2021) - Текст : электронный.
20.
Klepeis, Neil E. and et al. The National Human Activity Pattern Survey (NHAPS): A resource for assessing exposure to environmental pollutants // Journal of Exposure Analysis and Environmental Epidemiology. 2001. 11(3). P. 231-252.
21.
State of the Region's Health: How the New York Metropolitan Region’s Urban Systems Influence Health. A Report of the Fourth Regional Plan. / Sen, Mandu; Regional Plan Association. July 2016.
22.
Хабитат-III Исследовательские доклады. 3 - Безопасность городов / ООН Хабитат. - URL: http://uploads.habitat3.org/hb3/15-Habitat-III-Issue-Paper-15_Urban-Resilience_rus-AI_fin.pdf (дата обращения 19.04.2021). - Текст: электронный.
23.
Ильина, И.Н., Овденко Е.Н. Исследования по повестке форума «Сильные идеи для нового времени». Городское развитие в период пандемии COVID-19 / Факультет городского и регионального развития НИУ ВШЭ. - URL: https://www.hse.ru/mirror/pubs/share/399694871.pdf (дата обращения 12.05.2021). - Текст: электронный.
24.
Barton, Hugh and Grant, Marcus. A health map for the local human habitat // The Journal for the Royal Society for the Promotion of Health. 2006. 126 (6). Р. 252-253.
25.
Барциц, И.Н. Программно-целевой подход в правовом обеспечении муниципального и государственного управления / Система государственного и муниципального управления. Курс лекций в 2 т. - Москва: Изд-во РАГС, 2011. – Том 2. – 487 с. - Текст : непосредственный.
26.
Urban Health: Global Perspectives / Vlahov, David, Jo Ivey Boufford, Clarence E. Pearson, Laurie Norris, eds. 1st edition. San Francisco : Jossey-Bass, ©2010.
27.
Архитектурная политика как драйвер развития городов : Сборник статей. - Москва : КБ «Стрелка», 2016. - 368 с.
28.
Валовое национальное счастье. - URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/ . путь: Валовое национальное счастье (дата обращения 21.05.2021). – Текст: электронный.
29.
Экологическая стратегия города Москвы на период до 2030 года. - URL: https://www.mos.ru/eco/documents/prochie/view/112231220/ (дата обращения 21.05.2021). – Текст: электронный.
30.
пилотных площадок реновации жилищного фонда, Москва, 2017. Техническое задание к международному архитектурному конкурсу / Комитет по архитектуре и градостроительству города Москвы. - Москва, 2017. – URL: https://archsovet.msk.ru/competitions/renovaciya-zhilyh-kvartalov-pyatietazhek (дата обращения: 13.04.2021). - Текст: электронный.
31.
Шишалова Ю. Москва. Город ближе! – Москва: «Красивая книга», 2018. – 510 с. - Текст : непосредственный.
32.
Стратегия пространственного развития прибрежных территорий реки Казанки в Казани. - URL: https://prorus.ru/interviews/kak-obedinit-12-parkov-polmilliona-chelovek-sberech-15-mlrd-rub-v-god-i-ostanovit-vysotnoe-stroitelstvo/ (дата обращения 11.05.2021). – Текст: электронный.
References (transliterated)
1.
Nashe obshchee budushchee Dokl. Mezhdunar. komis. po okruzhayushchei srede i razvitiyu (MKOSR) : Per. s angl. / Pod red. S. A. Evteeva, R. A. Pereleta; [Predisl. G. Kharlem Brundtland]. - Moskva : Progress, 1989 – 371 s. - Tekst : neposredstvennyi.
2.
Astaf'eva, O. N. Kommunikativnye strategii kul'turnoi politiki: «kreativnoe» upravlenie kak marker modernizatsii / Sovremennaya kul'turnaya politika kak kreativnaya deyatel'nost': upravlenie i innovatsii. Kollektivnaya monografiya. - SPb.: «Eidos», 2013. – 639 s. - Tekst : neposredstvennyi.
3.
Ustav Vsemirnoi organizatsii zdravookhraneniya. - URL: https://apps.who.int/gb/bd/PDF/bd47/RU/constitution-ru.pdf (data obrashcheniya: 05.05.2021). – Tekst: elektronnyi.
4.
Etap V Evropeiskoi seti VOZ «Zdorovye goroda»: tseli i trebovaniya k uchastnikam / VOZ Evropeiskoe regional'noe byuro. - URL: https://www.euro.who.int/__data/assets/pdf_file/0005/100994/E92260R.pdf (data obrashcheniya 19.04.2021). - Tekst: elektronnyi.
5.
Urban Health. Izdanie na russkom yazyke / Moskovskii urbanisticheskii forum. - Moskva: Izdatel'stvo «Prospekt», 2019. – 160 s.
6.
Revich, B.A., Shaposhnikov D. A. Osobennosti vozdeistviya voln kholoda i zhary na smertnost' v gorodakh s rezko-kontinental'nym klimatom. - Tekst : neposredstvennyi // Sibirskoe meditsinskoe obozrenie. - 2017. - №2 (104). – s. 84-89.
7.
Revich, B.A., Shaposhnikov D. A. Volny kholoda v yuzhnykh gorodakh Evropeiskoi chasti Rossii i prezhdevremennaya smertnost' naseleniya - Tekst : neposredstvennyi // Problemy prognozirovaniya. - 2015. - №2. - S. 56-67.
8.
Urban green space interventions and health: A review of impacts and effectiveness. Full report / WHO Regional office for Europe. Copenhagen, 2017. URL: http://www.euro.who.int/en/health-topics/environment-and-health/urban-health/publications/2017/urban-green-space-interventions-and-health-a-review-of-impacts-and-effectiveness.-full-report-2017 (data obrashcheniya 16.05.2021).
9.
Spek, Dzh. Gorod dlya peshekhoda. - Moskva: Iskusstvo-KhKhI vek, 2015. – 352 s. - Tekst : neposredstvennyi.
10.
Cities Alive: Towards a Walking World / ARUP. London, 2016. - URL: https://www.arup.com/perspectives/publications/research/section/cities-alive-towards-a-walking-world (data obrashcheniya 19.04.2021).
11.
Ellard K. Sreda obitaniya. Kak arkhitektura vliyaet na nashe povedenie i samochuvstvie. - Moskva: Al'pina Pablisher, 2019. – 288 s. - Tekst : neposredstvennyi.
12.
The City at Eye Level : Lessons for Street Plinths. Second and extended version ed. / Karssenberg, Hans, Jeroen Laven, Meredith Glaser, and Mattijs van 't Hoff, eds. Delft, the Netherlands: Eburon Academic, 2016.
13.
Komfortnyi gorod-2019 / Komitet po arkhitekture i gradostroitel'stvu Moskvy – Moskva, 2019. – 119 s. - Tekst : neposredstvennyi.
14.
Adli, M. Stress v bol'shom gorode. - Moskva: Tochka, 2019. – 392 s. - Tekst : neposredstvennyi.
15.
Worldometer [sait]. Life Expectancy of the World Population. – URL: https://www.worldometers.info/demographics/life-expectancy/ (data obrashcheniya 18.05.2021).
16.
Zdorovaya gorodskaya sreda: printsipy sozdaniya i praktiki vnedreniya. Otchet ob issledovanii / Lepeshkina, M. N., Dridze D. B., Popova E. A. [i dr.]. - Moskva, 2020. - Tekst : neposredstvennyi.
17.
Belfastskaya khartiya po zdorovym gorodam. 2018. - URL: https://www.euro.who.int/__data/assets/pdf_file/0009/385722/belfast-charter-healthy-cities-rus.pdf (data obrashcheniya: 05.05.2021). – Tekst: elektronnyi.
18.
Zdorovaya gorodskaya sreda: printsipy sozdaniya i praktiki vnedreniya. Otchet ob issledovanii / Lepeshkina, M. N., Dridze D. B., Popova E. A. [i dr.]. - Moskva, 2020. - Tekst : neposredstvennyi.
19.
Departament po ekonomicheskim i sotsial'nym voprosam OON. Ezhegodnyi otchet / United Nations. – New York, 2019. – URL: https://news.un.org/ru/story/2019/04/1352171 (data obrashcheniya 19.04.2021) - Tekst : elektronnyi.
20.
Klepeis, Neil E. and et al. The National Human Activity Pattern Survey (NHAPS): A resource for assessing exposure to environmental pollutants // Journal of Exposure Analysis and Environmental Epidemiology. 2001. 11(3). P. 231-252.
21.
State of the Region's Health: How the New York Metropolitan Region’s Urban Systems Influence Health. A Report of the Fourth Regional Plan. / Sen, Mandu; Regional Plan Association. July 2016.
22.
Khabitat-III Issledovatel'skie doklady. 3 - Bezopasnost' gorodov / OON Khabitat. - URL: http://uploads.habitat3.org/hb3/15-Habitat-III-Issue-Paper-15_Urban-Resilience_rus-AI_fin.pdf (data obrashcheniya 19.04.2021). - Tekst: elektronnyi.
23.
Il'ina, I.N., Ovdenko E.N. Issledovaniya po povestke foruma «Sil'nye idei dlya novogo vremeni». Gorodskoe razvitie v period pandemii COVID-19 / Fakul'tet gorodskogo i regional'nogo razvitiya NIU VShE. - URL: https://www.hse.ru/mirror/pubs/share/399694871.pdf (data obrashcheniya 12.05.2021). - Tekst: elektronnyi.
24.
Barton, Hugh and Grant, Marcus. A health map for the local human habitat // The Journal for the Royal Society for the Promotion of Health. 2006. 126 (6). R. 252-253.
25.
Bartsits, I.N. Programmno-tselevoi podkhod v pravovom obespechenii munitsipal'nogo i gosudarstvennogo upravleniya / Sistema gosudarstvennogo i munitsipal'nogo upravleniya. Kurs lektsii v 2 t. - Moskva: Izd-vo RAGS, 2011. – Tom 2. – 487 s. - Tekst : neposredstvennyi.
26.
Urban Health: Global Perspectives / Vlahov, David, Jo Ivey Boufford, Clarence E. Pearson, Laurie Norris, eds. 1st edition. San Francisco : Jossey-Bass, ©2010.
27.
Arkhitekturnaya politika kak draiver razvitiya gorodov : Sbornik statei. - Moskva : KB «Strelka», 2016. - 368 s.
28.
Valovoe natsional'noe schast'e. - URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/ . put': Valovoe natsional'noe schast'e (data obrashcheniya 21.05.2021). – Tekst: elektronnyi.
29.
Ekologicheskaya strategiya goroda Moskvy na period do 2030 goda. - URL: https://www.mos.ru/eco/documents/prochie/view/112231220/ (data obrashcheniya 21.05.2021). – Tekst: elektronnyi.
30.
pilotnykh ploshchadok renovatsii zhilishchnogo fonda, Moskva, 2017. Tekhnicheskoe zadanie k mezhdunarodnomu arkhitekturnomu konkursu / Komitet po arkhitekture i gradostroitel'stvu goroda Moskvy. - Moskva, 2017. – URL: https://archsovet.msk.ru/competitions/renovaciya-zhilyh-kvartalov-pyatietazhek (data obrashcheniya: 13.04.2021). - Tekst: elektronnyi.
31.
Shishalova Yu. Moskva. Gorod blizhe! – Moskva: «Krasivaya kniga», 2018. – 510 s. - Tekst : neposredstvennyi.
32.
Strategiya prostranstvennogo razvitiya pribrezhnykh territorii reki Kazanki v Kazani. - URL: https://prorus.ru/interviews/kak-obedinit-12-parkov-polmilliona-chelovek-sberech-15-mlrd-rub-v-god-i-ostanovit-vysotnoe-stroitelstvo/ (data obrashcheniya 11.05.2021). – Tekst: elektronnyi.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная к публикации статья «Здоровьесберегающие технологии для горожан в фокусе градостроительной политики» посвящена актуальной теме стратегического развития территорий в контексте в контексте ресурсного и средового подхода.
Особое внимание авторы статьи уделяют градостроительной политике, трактуемой как важный элемент социокультурной политики, понимаемой в широком смысле и имеющей высокие ориентиры на благополучие граждан, целевыми показателями которого выступают качество и продолжительность жизни.
Предметом пристального изучения авторов являются здоровьесберегающие технологии, отвечающие экологическим ценностям, в том числе по созданию пространственной среды, позволяющей поддерживать здоровье населения.
Научная новизна заключается в разработке на основе научных исследований Urban Health конкретных управленческих решений градостроительной политики.
В качестве теоретико-методологических основ исследования авторами взяты урбанистические зарубежные исследования, в том числе: walkable city — города, ориентированные в своем устройстве на горожанина-пешехода (Джефф Спек, Ян Гейл), нейроурбанистика и влияние на самочувствие и поведение людей (Колин Эллар), город и социальная сплоченность (Мазда Адли), концепция здорового города (Л.С. Ковальжина) и др.
Нам импонирует подход авторов, заключающийся в анализе исследований Urban Health в применении к российским городам, в частности: трех принципов, которые лежат в основе современного понимания управления городским развитием, ориентированным на вопросы здоровья и благополучия людей.

Чрезвычайно интересен представленный авторами анализ существующих градостроительных программ российских городов. В частности московской программы обновления жилищного фонда, которая представляет не просто замену старых зданий на новые, а прежде всего формирование качественно другой среды и, учитывая охват программы, возможность масштабных изменений за конечный период времени. Принципы, заложенные в программу реновации, в полной мере отвечают международным стандартам устойчивого развития и формирования комфортной среды. А широкий охват программы — это возможность масштабных изменений за конечный период времени.
Также интересен региональный опыт (Казань и др.).

Структура и стиль изложения соответствуют требованиям к научным статьям. Материал изложен структурировано, последовательно, снабжен графическими элементами, что делает его удобным и интересным для восприятия.
Статья имеет глубоко практикоориентированный характер, что делает ее полезной и востребованной, на наш взгляд, именно для муниципальной власти РФ.

Библиографический список включает достаточное количество источников, в том числе и зарубежных исследований.
В качестве рекомендации авторам можно пожелать:
1.Переформатировать библиографический список и список цитирований, преобразовав его в один.
Предлагаем статью «Здоровьесберегающие технологии для горожан в фокусе градостроительной политики» отправить на доработку в части библиографического списка.