Читать статью '"Беспощадно уходящее время" (К вопросу комического в драме А.П. Чехова "Три сестры")' в журнале Litera на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1780,   статей на доработке: 368 отклонено статей: 410 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Litera
Правильная ссылка на статью:

"Беспощадно уходящее время" (К вопросу комического в драме А.П. Чехова "Три сестры")

Чэнь Канюй

Аспирант филологический факультет, Университет МГУ-ППИ в Шэньчжэне, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова. Email: hkoch24@outlook.com

000000, Китай, Гуандун область, г. Шэньчжэнь, ул. Гоцзидасюеюань, 1, оф. 754

Chen Kangyu

Postgraduate student, the department of History of Russian Literature, Shenzhen MSU-BIT University under M. V. Lomonosov Moscow State University

000000, Kitai, Guandun oblast', g. Shen'chzhen', ul. Gotszidasyueyuan', 1, of. 754

hkoch24@outlook.com

DOI:

10.25136/2409-8698.2021.5.35539

Дата направления статьи в редакцию:

13-04-2021


Дата публикации:

20-04-2021


Аннотация: Особое внимание уделяется проблеме комического в драматургии Чехова, на примере драмы "Три сестры". В статье рассматриваются теории комического в историческом освещении, выделяются "несоответствие" и "противоречие" как важная основа комического в настоящей жизни, характеризуются формы несоответствия, такие как несоответствие между иллюзией и действительностью, несоответствие между ложным и подлинным и т.д. Затем, автор обращает внимание на тему "время" в драме "Три сестры", где часто слышатся жалобы персонажей об уходящем времени. В конце акцентировано внимание на противоречии между героями пьесы и течением времени. Новизна исследования данной работы заключается в том, что в ней связываются противоречие между иллюзией персонажей в драме "Три сестры" и течением времени с поэтикой комического А.П. Чехова в его дрматургии. Понятие комического в статье рассматривается как объективная категория, "объективная правда", которая не зависит от воли персонажей исследуемой драмы. Основными выводами проведенного исследования является то, что одна из основ комического в драме "Три сестры" лежит в противоречии человека и объективного течения времени. Бессилие персонажей перед действительностью не только трагично, но и комично.


Ключевые слова: Комическое, Чехов, Драматургия, Время, Комедия, Драма, Несоответствие, Противоречие, Общая идея, Объективное комическое

Финансирование: Исследование выполнено при финансовой поддержке стипендии Правительства Шэньчжэня и Университета МГУ-ППИ в Шэньчжэне.

Abstract: This article turns special attention to the problem of the comedic in Chekhov's dramaturgy based on the play “Three Sisters”. The author reviews the theories of the comedic in historical context, highlights “inconformity” and “contradiction” as an important foundation of the comedic in real life, characterizes the forms of inconformity, such as between illusion and reality, between false and genuine, etc. Attention is also drawn to the theme of “time” in the play “Three Sisters”, complaints of the heroes about the passing time. The author reveals the contradiction between the characters of the play and the lapse of time. The novelty of this work consists in associating the contradiction between the illusion of the characters in the play “Three Sisters” and the lapse of time with A. P. Chekhov’s poetics of the comedic in his dramaturgy. The concept of the comedic is viewed as an objective category, “objective truth”, which does not depend on the will of the characters. The conclusion is made that one of the principles of the comedic in the play “Three Sisters” consists in the contradiction between human and the objective lapse of time. Powerlessness of the characters before reality is not only tragic, but also comedic.



Keywords:

Inconsistency, Discrepancy, Drama, Comedy, Time, Dramaturgy, Chekhov, Comic, The common idea, Objective comic

Известно, что после чтения текста драмы «Три сестры», как вспоминал Станиславский, Чехов «был уверен, что он написал веселую комедию, а на чтении все приняли пьесу как драму и плакали, слушая ее» [9, 430]. Немирович-Данченко утверждал, что Чехов «боролся со смущением и несколько раз повторял: я же водевиль писал (…) В конце концов мы так и не поняли, почему он называет пьесу водевилем, когда «Три сестры» и в рукописи называлась драмой». [9, 430]

Расхождение в понимании жанровой природы пьесы, в определении границ между драмой и комедией, объясняется тем, что у Чехова понятие комедии и комического шире, чем в традиционном понимании. Неслучайно по наблюдениям исследователей, именно в этой драме нашли выражение черты, свойственные в целом передовому театру чеховской эпохи, европейской «новой драме». [3] В ней же видятся уже сложившиеся принципы комического у Чехова.

Начиная с Аристотеля, существует огромная литература о комическом и его природе. Цицерон впервые рассматривает комическое в несоответствии формы и содержания, он считает основой комического несоответствие между безобразным и небезобразным: «смех или исключительно или большей частью вызывается тем, что обозначает или выявляет что-либо безобразное небезобразно» [цит. по Сычеву 7, 16].

Теория несоответствия как основы комического получила развитие у Гегеля, который считает, «…В отношении смеха, — пишет он, — мы знаем, что он вызывается противоречием, непосредственно обнаруживающимся вследствие того, что нечто сразу превращается в свою противоположность, следственно, в непосредственно само себя уничтожающее» [2, 122]

Белинский расширяет сферу теории несоответствия. Суть комического он видит в противоречии жизни с ее сущностью. А источником комического он считает жизнь и объективное положение явлений. Белинский обращает внимание на теорию комического, но и на ее реализацию в творчестве. Он утверждает, что в комическом творчестве «жизнь для того показывается нам такою, как она есть, чтобы навести нас на ясное созерцание жизни так, как она должна быть» [1, 60] Настоящая комедия должна быть «плодом горького негодования», должна быть «сарказмом, а не эпиграммою», она должна «обнимать жизнь в ее высшем значении, то есть в ее вечной борьбе между добром и злом, ненавистью и эгоизмом». [1, 50]

Словом, комическое не ограничивается смешным, нелепым и превосходством субъекта над объектом. Оно, согнано Кройчику, представляет собой особую форму действительности, особый тип взаимоотношений между идеальный и реальным. [см. 4]

Граница между «смешным» и «трагическим» достаточно условна, а «комическое» именно находится между ними, представляющее собой субъективную, ценностную категорию. Но Чехов видит в нем объективный характер, «всеохватное» свойство, «жизненную правду». [6, 528]

Изображая жизнеспособное действие «Трех сестрах», где «люди обедают, только обедают, а в это время слагается их счастье и разбиваются их жизни», Чехов в первую очередь концентрирует внимание на взаимоотношении персонажей, на том, как они друг друга не понимают и не хотят понимать, как они не видя и не хотят видеть «скрытую общность» между собой [см. 3], как они стремятся к тому, которым уже обладает другой герой, но страдающий именно из-за того, что у него есть (например, Ирина страстно хочет работать, а именно на работу Ольга в начале пьесы жалуется: «И в самом деле, за эти четыре года, пока служу в гимназии, я чувствую, как из меня выходят каждый день по каплям и силы, и молодость»[9, 120]).

Несоответствие между идеальным и реальным заключается и в том, что сестры мечтают уехать от провинциальной жизни в Москву, а в конце концов, эта мечта никак не сбудется.

Общепринято, что Москва здесь не или не только настоящий город, а идеальный, символический. «Сестры хотят не просто обозначить данный город, а оживить целый мир воспоминаний, который он в них возбуждает.» [8, 136] Москва в их сознании с юношеских лет приравнялась с миром грёз, мечтаний, с делом - прошлым. Прошлое и будущее продолжают жить в этом лейтмотиве, как ностальгия о прошлом или надежда на светлое будущее.

Воспоминание о прошлом, существование в настоящем, надежда на будущее — все они составляют реку времени, течение нашей жизни. В «Трех сестрах» главное действующее лицо — «беспощадно уходящее время». [5, 29]

Обычно в драматическом произведении действие происходит в настоящем времени. Но в пьесе «Три сестры» доминирует прошлое, о котором постоянно вспоминают герои, и будущее, о котором они мечтают и философствуют. Пьеса начинается именно со слова «отец», с воспоминания сестер о нем: «Ольга. Отец умер ровно год назад, как раз в этот день, пятого мая, в твои именины, Ирина.» [9, 119], а заканчивается монологами героинь, мечтающих будущем, о том, чтобы узнать, как жить.

А по ходу драмы нередко слышатся жалобы персонажей на то, как быстро время уходит: «Вершинин. <…> Как идет время! Ой, ой, как идет время!» [9, 126], «Ирина. <…> Мне уже двадцать четвертый год, работаю уже давно, и мозг высох, похудела, подурнела, постарела, и ничего, ничего, никакого удовлетворения, а время идет, и все кажется, что уходишь от настоящей прекрасной жизни, уходишь все дальше и дальше, в какую-то пропасть.» [9, 166]; «Андрей. О, где оно, куда ушло мое прошлое, когда я был молод, весел, умен, когда я мечтал и мыслил изящно, когда настоящее и будущее мое озарялись надеждой?» [9, 181] и т.д.

Течение времени выполняет в драме значительную функцию, вселяет в персонажей беспокойство, потому что они живут не так, как следовало бы. Они испытывают бессилие перед неизбежной действительностью, не могут повернуть колесо времени вспять.

В драме два временных вектора, по словам Хайнади, действие протекает одновременно и в субъективном и в объективном времени. Настоящее — это линейное время, последовательное, имеющее количественный характер (Хронос), а прошлое и будущее — существенное время (Кайрос), которое означает счастливый шанс, мгновение удачи, и носит качественный характер. Это миг удачи, который наступает совершенно неожиданно, и надо успеть им воспользоваться. [8, 138]

Для Прозоровых никогда не настанет кайрос, когда нужно действовать, чтобы достичь успеха, то есть, уехать в Москву. Хронометрирование человека выступает неразрешимым противоречием между неумолимым бегом времени и кратковременной жизнью. Как считает Катаев: «Природа и время равнодушны, их законы неизменны, это им в первую очередь «все равно». А люди, в противовес этому спокойному равнодушию, счастливы или несчастливы, смеются или тоскуют, утверждают себя или оказываются сломленными, надеются или отчаиваются, мирятся или становятся непримиримыми». [3]

Основа комического Чехова лежит именно в этом противоречии. Комическое в понимании Чехова в первую очередь представляет собой объективную категорию, не зависящую от воли персонажей. Оно находится в жизни, в столкновении человека с природой и временем, в этом же столкновении человек испытывает одиночество, отчуждённость и недетерминированность времени.

Сестры в драме не действующие лица в жизни, а «тоскующие зрители или статисты, которые, повинуясь не своей, а чьей-то чужой волей, передвигаются по закоулкам жизненной сцены всегда покорные и раздавленные этой своей покорностью.» [5, 29]

«Общая идея», которую героини ищут, очень простая — «время идет». А людям, живущим в потоке времени, противостоять этому объективному закону, очевидно, невозможно. Он должны следовать им, должны жить в настоящее время.

Чехов, как раньше, не дает своим героям ответы на экзистенциальные вопросы жизни, но правильно ставит вопросы. В действительности, как в драме Чебутыкин говорит, «Может быть, н ам только кажется, что мы существуем, а на самом деле нас нет. Ничего я не знаю, никто ничего не знает.» [9, 162]. Но нужно искать, надо узнать, окончательного ответа не существует. Но для Чехова единственный способ противопоставления человека комическому мира - не «все равно» Чебутыкина, а «надо жить», и «хочется жить».

Библиография
1.
Белинский В. Г. Полн. собр. соч.: В 13 т. М., 1953 — 1956. Т. 5
2.
Гегель Г. Энциклопедия философских наук: В 3 т. М., 1977. Т. 3.
3.
Катаев В.Б. Реминисценции в «Трех сестрах». /Литературные связи Чехова. Электронная версия: http://apchekhov.ru/books/item/f00/s00/z0000017/st019.shtml
4.
Кройчик Л.Е. Поэтика комического в произведениях А. П. Чехова. Воронеж : Изд-во Воронеж. ун-та, 1986. с. 276
5.
Курдюмов М. Г. Сердце смятенное. О творчестве А. П. Чехова. Париж. 1934
6.
Манн Т. Слово о Чехове // Собр. Соч.: В 10 т. Т. 10. М., 1961
7.
Сычев А.А. Природа смеха или Философия комического / Науч. Ред. Д-р филос. Наук Р.И. Александрова. – Саранск: Изд-во Мордов. Ун-та, 2003. – 176 с.
8.
Хайнади З. Текст-контекст-подтекст. «Три сестры» А.П. Чехова / Русская литература. М.: 2015. С 132-146
9.
Чехов А. П. Чехов А. П. Полное собрание сочинений и писем: В 30 т. Сочинения: В 18 т. / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наука, 1974—1982. Т. 13. Пьесы. 1895—1904. — М.: Наука, 1978.
References (transliterated)
1.
Belinskii V. G. Poln. sobr. soch.: V 13 t. M., 1953 — 1956. T. 5
2.
Gegel' G. Entsiklopediya filosofskikh nauk: V 3 t. M., 1977. T. 3.
3.
Kataev V.B. Reministsentsii v «Trekh sestrakh». /Literaturnye svyazi Chekhova. Elektronnaya versiya: http://apchekhov.ru/books/item/f00/s00/z0000017/st019.shtml
4.
Kroichik L.E. Poetika komicheskogo v proizvedeniyakh A. P. Chekhova. Voronezh : Izd-vo Voronezh. un-ta, 1986. s. 276
5.
Kurdyumov M. G. Serdtse smyatennoe. O tvorchestve A. P. Chekhova. Parizh. 1934
6.
Mann T. Slovo o Chekhove // Sobr. Soch.: V 10 t. T. 10. M., 1961
7.
Sychev A.A. Priroda smekha ili Filosofiya komicheskogo / Nauch. Red. D-r filos. Nauk R.I. Aleksandrova. – Saransk: Izd-vo Mordov. Un-ta, 2003. – 176 s.
8.
Khainadi Z. Tekst-kontekst-podtekst. «Tri sestry» A.P. Chekhova / Russkaya literatura. M.: 2015. S 132-146
9.
Chekhov A. P. Chekhov A. P. Polnoe sobranie sochinenii i pisem: V 30 t. Sochineniya: V 18 t. / AN SSSR. In-t mirovoi lit. im. A. M. Gor'kogo. — M.: Nauka, 1974—1982. T. 13. P'esy. 1895—1904. — M.: Nauka, 1978.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Природа комического в сравнении с трагическим представляет собой более сложный механизм. Несмотря на достаточно большой ряд имеющихся исследований – начиная с Античности – способы создания комического эффекта до конца не дешифрованы, загадочна сама процедура рождения данной ситуации. Да и вообще в мировой литературе не так много чистых писателей-сатириков, в частности так нельзя сказать и о А.П. Чехове. Предметом рецензируемой статьи является вопрос «временных смещений» в драме «Три сестры». Отмечу, что этот текст рассмотрен многогранно, вариативно. Исследователи склонны – вслед за автором – также определять / находить магистрали, которые поддерживают комический эффект данного произведения. Статья имеет приметы собственно научного стиля, автор верен концепции с самого начала до т.н. «итоговой развязки». Большая часть работы – это аналитический разбор; удачно в тексте совмещаются собственно теоретические куски и рецептивные блоки. Примечательны для рецензируемой работы цитации: Аристотель, Цицерон, В.Г. Белинский, Л.Е. Кройчик, М.Г. Курдюмов, З. Хайнади… Аналитический пласт исследования логически выверен, суждения автора объективны. На мой взгляд, суть вопроса в принципе раскрыта, так как определен вектор, который реализует комический эффект в пьесе А.П. Чехова. Оперирование основным набором терминов и понятий не вызывает нареканий, фактических нарушений в статье не выявлено. Строгая последовательность анализа маркируется словесными / языковыми моделями. Например, «начиная», «впервые», «словом», «общепринято» и т.д. Фактический разбор воспроизведен в соответствии с текстом «Трех сестер». Интересны наблюдения автора над главной мыслью пьесы, это не только номинация событий – это продуктивное погружение в сферу идей: «общепринято, что Москва здесь не или не только настоящий город, а идеальный, символический», или «Москва в их сознании с юношеских лет приравнялась с миром грёз, мечтаний, с делом - прошлым. Прошлое и будущее продолжают жить в этом лейтмотиве, как ностальгия о прошлом или надежда на светлое будущее», или «обычно в драматическом произведении действие происходит в настоящем времени. Но в пьесе «Три сестры» доминирует прошлое, о котором постоянно вспоминают герои, и будущее, о котором они мечтают и философствуют», или «течение времени выполняет в драме значительную функцию, вселяет в персонажей беспокойство, потому что они живут не так, как следовало бы. Они испытывают бессилие перед неизбежной действительностью, не могут повернуть колесо времени вспять», или «основа комического Чехова лежит именно в этом противоречии. Комическое в понимании Чехова в первую очередь представляет собой объективную категорию, не зависящую от воли персонажей. Оно находится в жизни, в столкновении человека с природой и временем, в этом же столкновении человек испытывает одиночество, отчуждённость и недетерминированность времени» и т.д. Таким образом, вопрос природы комического раскрывается с подачи дешифровки временных сбивов. Стоит с этим согласиться, так как схожие вариации можно наблюдать и в «Вишневом саде», и фрагментарно «Дядя Ване», «Чайке». Методы анализа текста современны, хотя буквальной конкретизации автор и не делает. Актуальность темы налична, новизна – в сведении разных точек зрения к единому зерну. Формальные требования издания учтены, правки и дополнений текста не требуется. Статья «Беспощадно уходящее время» (К вопросу комического в драме А.П. Чехова «Три сестры») может быть рекомендована к публикации в журнале «Litera».