Читать статью 'Новеллы и инновации в праве: понятие и соотношение' в журнале Право и политика на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1697,   статей на доработке: 299 отклонено статей: 358 
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Право и политика
Правильная ссылка на статью:

Новеллы и инновации в праве: понятие и соотношение

Осипов Михаил Юрьевич

кандидат юридических наук

старший научный сотрудник, Автономная некоммерческая организация высшего образования Международная полицейская академия ВПА

300026, Россия, Тульская область, г. Тула, ул. Рязанская, 1

Osipov Mikhail Yur'evich

PhD in Law

Senior Scientific Associate, International Police Academy of All-Russian Police Association

300026, Russia, Tul'skaya oblast', g. Tula, ul. Ryazanskaya, 1

osipov11789@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0706.2021.2.35031

Дата направления статьи в редакцию:

09-02-2021


Дата публикации:

16-02-2021


Аннотация: Проблема соотношения понятий «новелла и инновация в праве – это одна из актуальных проблем, стоящих перед современной юридической наукой. Актуальность данной проблемы обусловлена тем, что неправильное употребление того или иного термина в юридической науке (например, термина «инновация» вместо термина «новелла» может приводить к путанице и затруднять исследование данных правовых феноменов. Цель исследования заключается в том, чтобы на основе анализа сущности понятий «новелла» и «инновация» в праве определить соотношение данных понятий, а также определить критерии классификации данных явлений. Предметом исследования выступают такие закономерности новелл и инноваций в правовой системе, которые влияют на свойства данных правовых феноменов. Методы исследования В качестве методов исследования автором использовались: анализ, синтез, индукция, дедукция, абстрагирование, обобщение, а также метод понятийных рядов В ходе исследования было установлено, что в праве возможны как новеллы, так инновации, которые не следует смешивать друг с другом и которые соотносятся между собой как целое (юридические новеллы) и часть (юридические инновации). Также в статье дается классификация юридических новелл и юридических инноваций по различным критериям, в том числе в зависимости от вида правового процесса, от формы выражения (инновации и новеллы в праве) и (юридические новеллы и инновации).Последние отличаются от них тем, что они находят свое отражение в нормах права. При этом под инновациями в праве и правовой системе следует понимать введенные в употребление принципиально новые и (или) значительно улучшенные процессы, протекающие в правовой системе, а также их результаты. Под новеллами же в праве следует понимать любые изменения в праве и правовой системе.


Ключевые слова: право, юридические новеллы, юридические инновации, консервативное начало, радикальное начало, правовые понятия, закономерности правового регулирования, классификация, понятийные ряды, общая теория права

Abstract: Correlation between the concepts of “novel” and “innovation” in law is one of the topical problems faced by the modern legal science. Its relevance is substantiated by the fact that the improper use of one or another term in legal science (for example, the term "”innovation” instead of the term “novel” may lead to misperception and complicate the research of these legal phenomena. The goal consists in establishing correlation between the concepts of “novel” and “innovation”, as well as the criteria for their classification based on the analysis of the essence of these two concepts. The subject of this article is such principles of the novels and innovations in the legal system that impact the characteristics of these legal phenomena. In the course of research, it was determined that law incorporates both, novels and innovations, which should not be confused, and correlate with each other as a whole (legal novels) and as a part (legal innovations). The article provides classification of legal novels and legal innovations in accordance to various criteria, namely depending on the type of legal process, form of expression (of novels and innovations in law) and (legal novels and innovations). The latter are distinguished by the fact that they are reflected in the legal norms. At the same time, innovations in the law and legal system imply the fundamentally new and (or) significantly improved processes that take place in the legal system, as well as their results. Novelties, in turn, imply any amendments to the law and the legal system.



Keywords:

classification;, patterns of legal regulation, legal concepts, radical beginning;, conservative beginning, legal innovation, legal novels, law, conceptual series, general theory of law

Введение

Одной из актуальных проблем, стоящих перед современной теорией права и юридической наукой является проблема соотношения понятий юридическая новелла и юридическая инновация. Актуальность данной проблемы обусловлена тем, что вопросам инноваций в праве посвящено немало работ [1] [2] [3] [4] [5] [6]. Однако, проблема остается не решенной. Это связано с тем, что в юридической науке не существует четкой градации разделения понятий «юридическая новелла» и «юридическая инновация». Так, например, Л.Ю. Варенцова рассматривают «Указ царя Алексея Михайловича «О недаче дворцовых поместных и пустых земель помещикам...» 1656 г» как юридическую инновацию [6], в то же время тогда и слов таких как инновация не знали, поскольку слово «инновация» в широкий научный оборот было введено Йозефом Шумпетером в его знаменитой работе «Теория экономического развития» [7] Понятно, что скорее в данном случае имеет место быть не столько инновация, сколько новелла в законодательном регулировании поземельных отношений в 17 веке поскольку не ясно, что инновационного содержал в себе соответствующий Указ 1654 г, какие принципиальные изменения он внес в существующее тогда поземельное регулирование общественных отношений

Следовательно, мы можем сделать вывод о наличии проблемы соотношения понятий: «правовая новелла» и «инновация в праве».

Современное состояние научных исследований в области правовых инноваций и новелл в праве (обзор литературы)

О наличии проблемы соотношения понятий «новелла в праве» и «инновация в праве» свидетельствует также анализ наименований статей, опубликованных по итогам XXII Международного научно-практического форума «Юртехнетика». Всего было опубликовано 111 докладов из них подавляющее большинство формально посвящено юридическим инновациям [1], но на самом деле внимательное прочтение данных докладов позволяет сделать вывод о том, что в действительности в докладах рассматривались скорее юридические новеллы, нежели чем юридические инновации. Между тем, некоторые авторы, в частности, Г.М, Ланова отождествляют понятия «инновация», «новшество», «нововведение» [8]. Между тем, это далеко не так. Под инновациями нельзя понимать любое новшество, которое существует или вводится в правовую систему России. Дело все в том, что действующем законодательстве существует четкое определение понятия «инновация» [9] [10] При этом, очевидно, что инновации в сфере права относятся к социальным инновациям, поскольку право является одним из видов социальных регуляторов общественных отношений [11] [12]. Следовательно, не любое изменение в правовой системе можно назвать инновацией в сфере права, но лишь такое изменение, которое направлено или связано с улучшением социально-бытовых условий жизни, экологии, гигиены и безопасности труда, культуры и досуга и.т.д. [13], которое достигается путем принятия соответствующих нормативно- правовых актов и основанных на них иных правовых решений, обеспеченных надлежащим финансированием. Это один из возможных подходов к определению понятия «инновация в праве». Другой возможный подход заключается в анализе термина «инновация» с позиции иных наук. При этом, если обратиться к трактовке термина «инновация» с точки зрения других не юридических наук и прежде всего экономической наукой «под инновацией понимается результат экономической инновационной деятельности, который связан с получением нового или усовершенствованного продукта, нового или усовершенствованного процесса в той или иной сфере деятельности» [14]. В философской же литературе термин «инновация» понимается в разных смыслах: культурная инновация, экономическая инновация, научная инновация, постмодернистская инновация, формальная инновация, технологическая инновация, техническая инновация, теоретическая инновация, концептуальная инновация и.т.д.» [15] Подобного рода сложности возникают и при попытке определить понятие «инновация в сфере права», поскольку та или иная инновация в сфере права может быть отнесена к «культурной инновации (например появление новых культурных образцов в сфере права), научной инновации (появление новых юридических теорий права) , постмодернистской инновации, формальной инновации (изменением правовых значений в правовой системе), технико – технологической инновации (появлением новых юридических технологий, включая технологии роботизации юридической работы или технологии legal tech)» [15] [16] [17] [18]

Подобного рода разнообразное понимание термина «инновация» применительно к правовой сфере затрудняет его введение в научный оборот.

Методология исследования

Поэтому перед исследователем термина «инновация в праве» стоит задача выявить существенные признаки данного понятия, его отличительные особенности и на основе всего вышеизложенного сделать вывод о месте и роли данного понятия в системе других понятий и категорий юридической науки. Каким же образом возможно решить данную проблему. Немалую роль в решении данной проблемы может играть технология использования понятийных рядов, которые позволяют в какой-то мере осмысливать и осознавать правовую реальность [19] [20] В чем же заключается суть данной методики. Суть данной методики заключается в следующем. Как известно, реальность осмысливается и объясняется при помощи таких логических инструментов как «понятие» и «определение». Возникает, однако, вопрос, применительно к правовым понятиям, что понимать под общими и существенными признаками правовых явлений, которые дают возможность определить то или иное правовое понятие. Ответ на данный вопрос, весьма непрост, поскольку обычный путь определения правовых понятий, через ближайший род и видовое отличие представляется весьма затруднительным, поскольку каждое правовое явление, взаимодействуя с другими правовыми и социальными явлениями, по-своему проявляет себя, и тем самым обнаруживает определенные свойства, о которых ранее не было известно. К тому же существенными признаками явления могут в определенных ситуациях выступать то одни свойства того или иного явления, то другие. Соответственно возникает необходимость введения так называемых «понятийных рядов», то есть группы понятий, в рамках которых существенные признаки данного явления не изменяются. Следовательно, при исследовании понятий «новелла и инновация» в праве следует исходить из поиска общих и дифференцирующих признаков для каждого из этих понятий.

Сущность данной методики заключается в следующем. При исследовании того или иного понятия, в том числе таких оценочных понятий как новелла или инновация в праве строится определенная схема соотношения понятий.

Покажем это на конкретном примере соотношение понятия новелла и инновация в праве

Подробная схема будет носить многоуровневый характер. При этом в данной схеме (в скобках) обозначаются те или иные уровни понятийных рядов.

Применительно к данному исследованию схема будет выглядеть следующим образом

Общее понятие −частное понятие (1)

Новелла (общее понятие) −инновация (частное понятие) (2)

Новелла в праве (общее понятие) −инновация в праве (частное понятие) (3)

Юридическая новелла (общее понятие) − юридическая инновация (частное понятие) (4)

Разновидность юридической новеллы (общее понятие) − разновидность юридической инновации (частное понятие) (5)

Если мы посмотрим на данную схему чуть по-другому (вертикально), то мы увидим следующую картину (схема 2)

Общее понятие −частное понятие (1)

Новелла (общее понятие) − Новелла в праве (частное понятие) (2.1.)

Инновация (общее понятие) − Инновация в праве (частное понятие) (2.2)

Новелла в праве (общее понятие) – Юридическая новелла (частное понятие) (3.1.)

Инновация в праве (общее понятие) − юридическая инновация (частное понятие) (3,2)

Юридическая новелла (общее понятие) – разновидность юридической новеллы (частное понятие) (4.1)

Юридическая инновация (общее понятие) - разновидность юридической инновации (частное понятие) (4.2)

Объединяя эти схемы в единое целое, мы увидим следующий развёртывающийся понятийный ряд от общего к частному: новелла – инновация (1) – новелла в праве – инновация в праве (2) –юридическая новелла – юридическая инновация (3)–разновидность юридической новеллы –разновидность юридической инновации (4). Таким образом гипотеза о том, что понятие «новелла в праве» и «инновация в праве» соотносится между собой как общее и частное, а сами явления, которые отражаются в указанных понятиях соотносятся между собой как целое и часть является логически непротиворечивой, а потому имеющий право на существование.

Результаты исследования

Анализ понятий «инновация в праве» и «новелла в праве» при помощи вышеизложенной методологии понятийных рядов позволяет прийти к выводу о том, что инновация в правовой сфере – это разновидность новеллы в праве, но не всякое новшество или нововведение- есть юридическая инновация. По нашему мнению, инновация в праве – это разновидность новеллы в праве, которая заключается в выработке принципиально иного подхода к регулированию тех или иных общественных отношений, к решению тех или иных проблем в правовой сфере. По сути дела инновация – это маленькая «революция» в той или иной сфере общественной жизни. При этом возникает вопрос, а возможны ли инновации в правовой сфере, возможны ли какие – либо принципиально новые подходы к правовому регулированию общественных отношений, кроме традиционных: регулирования общественных отношений путем установления субъективных прав, юридических обязанностей, юридической ответственности? По нашему мнению, содержание данных элементов, а равно формы выражения этих элементов могут конечно же меняться, но сама методика регулирования этих отношений понимается как триединство прав, обязанностей и ответственности меняться не может. При этом следует заметить, что когда мы говорим об инновациях в сфере права то речь прежде всего идет о изменениях в содержании тех или иных правовых явлений, которые принципиально отличаются от всего того, что было ранее. Ярким тому примером является принятие в 1993 г новой Конституции РФ 1993 г, которая радикальным образом поменяла подходы к правовому регулированию общественных отношений по сравнению с советским периодом. Также немало проблем возникает при попытке классифицировать «юридические новеллы» и «юридические инновации» в соотношении с такими понятиями как «инновации в праве», «инновации в правовой системе» «правовые инновации». Отсюда возникает необходимость рассмотрения указанного феномена с точки зрения общей теории государства и права, ибо как справедливо отмечает Л.Ю. Василевская «история развития юридического знания дает возможность увидеть, что к изучению юридической науки, в частности ее предмета, можно подойти с различных позиций - от абстрактной метафизики до вездесущей, всепроникающей эмпирики» [21, С.34]. При этом представляется очевидным, что если исходить из того, что на сегодняшний день юридические инновации затрагивают или могут затрагивать все отрасли права, то следовательно именно общей теории права, которая изучает общие закономерности становления, функционирования и развития правовых явлений должна принадлежать решающая роль в осмыслении такого феномена как юридические инновации, тогда как отраслевым юридическим наукам отводится более скромная роль – рассмотрение особенностей юридических инноваций в той или иной сфере регулирования общественных отношений, которые входят в предмет той или иной отрасли права. Как уже было установлено ранее под инновациями понимается «введенный в употребление новый или значительно улучшенный продукт (товар, услуга) или процесс, новый метод продаж или новый организационный метод в деловой практике, организации рабочих мест или во внешних связях» [9]». Каковы же признаки понятия «инновация в праве»?

По нашему мнению, инновация в праве связана с определенными изменениями в правовой системе, но не всякое изменение в праве является инновацией, но лишь такое изменение, которое связано с принципиально новыми или значительно улучшенными подходами к содержанию и организации правовых процессов, протекающих в правовой системе.

Таким образом, под инновациями в праве и правовой системе следует понимать введенные в употребление принципиально новые и (или) значительно улучшенные процессы, протекающие в правовой системе, а также их результаты.

Под новеллами же в праве следует понимать любые изменения в праве и правовой системе. При этом основное отличие новеллы от инновации в праве состоит в том, что инновация в праве связана с использованием принципиально иных подходов к решению тех или иных проблем в правовой сфере, тогда как новелла в праве может этими свойствами и не обладать.

Далее рассмотрим критерии классификации инноваций и новелл в праве

Каким же образом могут быть классифицированы правовые инновации и правовые новеллы?

В зависимости от вида процесса, протекающего в правовой системе можно выделить следующие виды правовых инноваций: а) инновации в правовом регулировании общественных отношений или юридические инновации, которые представляют собой новые или значительно улучшенные модели правового регулирования общественных отношений; б) инновации в правотворческой деятельности; в) инновации в процессе реализации субъективных прав и обязанностей; г) инновации в процессе применения норм права.

В свою очередь юридические инновации или инновации в правовом регулировании можно разделить на несколько видов:

а) по отраслевой принадлежности;

б) с точки зрения соблюдения требований, предъявляемых к правовому регулированию: инновации, отвечающие требованиям, предъявляемым к правовому регулированию и инновации, которые не отвечают требованиям, предъявляемым к правовому регулированию [22] При этом с точки зрения обоснованности можно выделить обоснованные юридические инновации и необоснованные юридические инновации. К числу необоснованных юридических инноваций в частности можно отнести так называемую административную преюдицию [23] и неосторожное соучастие [24]. Кроме того, в зависимости от характера все юридические инновации можно разделить по своему характеру на материально–правовые и процессуально – правовые. Материально – правовые юридические инновации – это юридические инновации в материальных отраслях права. Процессуально – правовые юридические инновации – это юридические инновации, касающиеся видов юридических процессов. В свою очередь процессуально – правовые юридические инновации можно разделить на несколько групп: а) юридические инновации, касающиеся законотворческого процесса; б) юридические инновации, касающиеся процесса создания, реорганизации и ликвидации субъектов права, в) инновации, касающиеся избирательного процесса; г) инновации, касающиеся бюджетного процесса; д) инновации касающиеся конституционного процесса; е) инновации, касающиеся административного процесса; ж) инновации, касающиеся уголовного процесса; з) инновации, касающиеся гражданского процесса; и) инновации, касающиеся арбитражного процесса.

При этом главные отличительные особенности юридических инноваций состоят в том, что указанные инновации закреплены в нормах права и представляют собой новые или измененные (улучшенные) нормативные модели общественных отношений, входящих в предмет правового регулирования либо нормативные модели совершения какого – либо процессуального действия. Иными словами, юридические инновации всегда формализованы. В отличие от юридических инноваций, инновации в правовой системе могут такими особенностями не обладать, иными словами, не найти своего отражения в нормах права. Например, разработка новой правовой технологии подготовки законодательных актов, или применения норм права, систематизации законодательства или обучения студентов – юристов, не будучи закрепленной в нормах права является инновацией в правовой системе, но никак не юридической инновацией, которая предполагает обязательное её закрепление в нормах права.

Таким образом, в отличие от юридических инноваций все инновации в правовой системе можно подразделить на два вида в зависимости от того, закреплены ли они в нормах права или нет на: юридические инновации и не юридические инновации. При этом конечно же возможно возникновение таких ситуаций, когда не юридическая инновация получает свое закрепление в нормах права и становится юридической инновацией, но это связано с динамизмом правовых явлений.

Аналогичная ситуация обстоит и с юридическими новеллами, которые в отличие от юридических инноваций не вносят радикального изменения в систему правового регулирования общественных отношений. Можно возразить, что в таком случае инновация содержит в себе неопределенные оценочные признаки, но в этом нет ничего удивительного поскольку само понятие «инновация» изначально носит оценочный характер [7] [14] [15]

Выводы и обсуждения

Таким образом на основе всего вышеизложенного можно сделать вывод о том, что при исследовании проблем «новелл и инноваций в праве очень важно установить, каковы существенные признаки данного явления: то есть те свойства, которые проявляются наиболее стабильным образом при регулировании данного общественного отношения (класса отношений). Это позволяет сформировать так называемые «понятийные ряды», то есть группы понятий, которые отражают те или иные правовые явления, проявляющие одни и те же свойства, которые будут выступать в качестве существенных признаков данного понятия. При этом использование методологии понятийных рядов позволило установить, что «инновации в праве» не тождественны понятию «новеллы в праве». При этом главнейшим отличительным признаком «инноваций в праве» является то, что они как правило основываются на принципиально иных подходах к регулированию тех или иных общественных отношений, тогда как новеллы в праве таким свойством обладают не всегда. Следовательно, также можно сделать вывод о том, что правовые новеллы и правовые инновации соотносятся между собой как часть и целое. При этом и юридические новеллы и юридические инновации могут быть классифицированы по различным основаниям, о которых говорилось в данной работе.

Возможны ли иные подходы к решению указанной проблемы. Да, конечно, возможны. Первый подход отрицает возможность применения термина «инновация» к правовым явлениям [25], поскольку правовые явления не относятся к объектам интеллектуальной собственности [7] [25]. Второй же подход предполагает отождествление понятий «новелла» и «инновация» в праве [1] [2] [3] [4] [5] [6]. Если исходить из методологии понятийных рядов, то тогда получается, что те, кто отрицает возможность каких – либо инноваций в праве предлагают юристам рассматривать динамику правовой реальности только через категорию «новелла». Те же кто отождествляет понятие новелла и инновация в праве предлагает рассматривать динамику правовой реальности только через категорию «инновация». Автор же данной статьи является сторонником третьего подхода, который предполагает, что динамика правовой реальности может рассматриваться путем использования двух категорий «новелла» и «инновация». В свою очередь подобного рода подход предполагает прежде всего установление соотношения между понятиями «новелла» и «инновация» в праве, которые по мнению автора соотносятся между собой как общее и частное понятие, а сами эти явления соотносятся между собой как целое (новелла), так и часть (инновация).

В свою же очередь те, кто сводит все явления правовой реальности только к юридическим явлениям по сути дела ограничивает право действующими нормами, тогда как в действительности правовые явления имеют гораздо более разнообразную природу [26] [27] [28]. Следовательно, возникает необходимость соотнесения правовых и юридических явлений, которые также как новелла и инновация соотносятся между собой как целое и часть.

Исходя из вышеизложенного можно сделать вывод о том, что подход, предложенный автором данной работы, обладает большим научным потенциалом, поскольку предполагает использование при анализе динамики правовой реальности не одной категории «новелла» или «инновация», а обе категории и «новелла», и «инновация». Точено также при анализе структуры юридической реальности автор предлагает использовать не одну категорию «правовое» или «юридическое», а обе категории и «правовое», и «юридическое», то есть описывать правовую реальность более богатым научным языком. При этом в науке существует такая закономерность, чем более сложные явления подлежат изучению, тем сложнее становится язык, при помощи которого результаты исследования доносятся до научной общественности [29] [30] [31].

Представляется, что подобного рода подход к анализу понятий «новелла» и «инновация» в праве, изложенный в данной статье способствует более чёткому формированию системы понятий, что на наш взгляд, будет способствовать прогрессу юридической науки.

Библиография
1.
Юридические инновации в ракурсе правовой эволюции. Вступительное слово профессора В.М. Баранова при открытии XXII форума «Юртехнетика»// Юридическая техника. 2021. № 15. С.8-19,
2.
Поляков С.Б. Результаты юридической инновации// Юридическая техника. 2021. № 15. С.58-63
3.
Ромашов Р.А. Поправки к Конституции России как форма конституционно-правовой инновации// Юридическая техника. 2021. № 15. С.41-47.
4.
Смирнова М.Г. Социальные притязания и юридические инновации: проблемы соотношения и взаимодействия// Юридическая техника. — 2021. № 15. С 241244.
5.
Червонюк В.И. Инновационные юридические технологии// Юридическая техника. 2021. № 15. С. 273293
6.
Варенцова Л.Ю. Указ царя Алексея Михайловича «О недаче дворцовых поместных и пустых земель помещикам...» 1656 г. как инновация в законодательстве по вопросу о социально-экономическом и политическом развитии царского домена в Российском государстве в XVII в// Юридическая техника. 2021. № 15. С.301-306
7.
Шумпетер Й Теория экономического развития. М. — «Эксмо», 2007.
8.
Ланова Г.М. Инновации в праве: новшества или нововведения // Юридическая техника. 2021. № 15. С. 199-203
9.
Федеральный закон от 21.07.2011 N 254ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О науке и государственной научно-технической политике"// "Собрание законодательства РФ", 25.07.2011, N 30 (ч. 1), ст. 4602,
10.
Постановление N 476 Межпарламентской Ассамблеи государств участников СНГ "О модельном законе "О совместных исследованиях и кооперации в разработках и производстве инновационной продукции (услуг)"(Принято в г. Санкт-Петербурге 13.04.2018)
11.
Барков А.В. Проблемы социализации частного права и законодательства / А.В. Барков // Концепция частного и публичного права России: Азбука частного права: Монография / Под редакцией В.И. Иванова, Ю.С. Харитоновой. Москва: ЮНИТИ; Закон и право, 2015. 327 с.
12.
Видра Д., Санникова Л.В., Харитонова Ю.С. Социализация права и технология распределенного реестра: трансформация регулятивного воздействия // Гражданское право. 2020. № 4. С. 15-21. DOI: 10.18572/20702140202041521 (www.doi.org).
13.
Решение Совета глав правительств СНГ "О Межгосударственной программе инновационного сотрудничества государств участников СНГ на период до 2020 года" (Вместе с , "Информационной картой инновационного проекта", "Раскрытием магистральных направлений развития науки, технологий и техники в развитых странах", "Дорожной картой...", "Показателями оценки эффективности реализации...", , "Словарем терминов (глоссарием)...") (Принято в г. Санкт-Петербурге 18.10.2011)
14.
Федорова С.Н. Инновации. основы управления инновациями// Вестник Сибирской академии права, экономики и управления. 2011. № 1 (2). С. 57-63.
15.
Дыдров А.А. Дискурсы философии XX В. об инновации и инновациях// Вестник Московского государственного областного университета. Серия: Философские науки. 2015. № 4. С. 8-14. DOI: 10.18384/2310722720154814
16.
Поляков С.Б., Гилев И.А. Алгоритмы судебного решения. Пермь, 2020.
17.
Аликперов Х.Д. Компьютерная программа определения меры наказания. Материалы доклада, сделанного на международной презентации «Электронных весов правосудия» в Баку 14 мая 2019 г. (Издание второе. Дополненное). — Баку, 2019.
18.
Гилев И.А. Информационные технологии — инновация правоприменительного процесса// Юридическая техника. 2021. № 15. С.676-680
19.
Берлявский Л.Г., Липчанская И.В. Правовая реальность как категория онтологии права // История государства и права. 2015. № 17. С. 38-43.
20.
Трофимов В.В. Концепция "правовой жизни": теоретик методологическое значение // Правовая политика и правовая жизнь. 2009. № 2. С. 60-65.
21.
Василевская Л.Ю. К вопросу о предмете юридической науки // Российский юридический журнал. 2017. № 1 С. 34
22.
Осипов М.Ю. Системы в праве и правовые процессы. 3e издание М. 2019. 348 с.
23.
Эргашева З.Э. Обстоятельства, имеющие значение для квалификации по делам о преступлениях с административной преюдицией //, Российский следователь. 2018. № 4. С. 62-65.
24.
Грибков А.В. К вопросу о неосторожном соучастии// Современные проблемы права, экономики и управления. 2015. № 1. С. 18-21.
25.
Азгальдов Г.Г., Костин А.В. Инновации в нетехнической сфере – необходимость и возможность // Научное, экспертно-аналитическое и информационное обеспечение национального стратегического проектирования, инновационного и технологического развития России. Тез. докл. 5-ой Всеросс. научн.-практич. конф. 28-29 мая 2009 г. (ИНИОН РАН) – Москва, 2009.
26.
Birrell, K., Matthews, D. Laws for the Anthropocene: Orientations, Encounters, Imaginaries. Law Critique 31, 233–238 (2020). https://doi.org/10.1007/s10978-020-09282-8
27.
Grear, A. Legal Imaginaries and the Anthropocene: ‘Of’ and ‘For’. Law Critique 31, 351–366 (2020). https://doi.org/10.1007/s10978-020-09275-7
28.
Tacik, P. Melancholy of the Law. Law Critique (2020). https://doi.org/10.1007/s10978-020-09276-6
29.
Карелин В.М. Современный университет перед легитимационными вызовами // Вестник РГГУ. Серия «Психология. Педагогика. Образование». 2016. № 3 (5). С. 9–17. 7.
30.
Салпагарова Л.А. Проблематизация легитимации научного знания в современном обществе // Общество философия, история, культура. 2018. № 12 (56). С. 49-51.
31.
Яник А.А. — «Цифровая легитимация» научного знания: к постановке проблемы // Право и политика. – 2020. – № 10. – С. 27-40. DOI: 10.7256/2454-0706.2020.10.34413 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=34413
References (transliterated)
1.
Yuridicheskie innovatsii v rakurse pravovoi evolyutsii. Vstupitel'noe slovo professora V.M. Baranova pri otkrytii XXII foruma «Yurtekhnetika»// Yuridicheskaya tekhnika. 2021. № 15. S.8-19,
2.
Polyakov S.B. Rezul'taty yuridicheskoi innovatsii// Yuridicheskaya tekhnika. 2021. № 15. S.58-63
3.
Romashov R.A. Popravki k Konstitutsii Rossii kak forma konstitutsionno-pravovoi innovatsii// Yuridicheskaya tekhnika. 2021. № 15. S.41-47.
4.
Smirnova M.G. Sotsial'nye prityazaniya i yuridicheskie innovatsii: problemy sootnosheniya i vzaimodeistviya// Yuridicheskaya tekhnika. — 2021. № 15. S 241244.
5.
Chervonyuk V.I. Innovatsionnye yuridicheskie tekhnologii// Yuridicheskaya tekhnika. 2021. № 15. S. 273293
6.
Varentsova L.Yu. Ukaz tsarya Alekseya Mikhailovicha «O nedache dvortsovykh pomestnykh i pustykh zemel' pomeshchikam...» 1656 g. kak innovatsiya v zakonodatel'stve po voprosu o sotsial'no-ekonomicheskom i politicheskom razvitii tsarskogo domena v Rossiiskom gosudarstve v XVII v// Yuridicheskaya tekhnika. 2021. № 15. S.301-306
7.
Shumpeter I Teoriya ekonomicheskogo razvitiya. M. — «Eksmo», 2007.
8.
Lanova G.M. Innovatsii v prave: novshestva ili novovvedeniya // Yuridicheskaya tekhnika. 2021. № 15. S. 199-203
9.
Federal'nyi zakon ot 21.07.2011 N 254FZ "O vnesenii izmenenii v Federal'nyi zakon "O nauke i gosudarstvennoi nauchno-tekhnicheskoi politike"// "Sobranie zakonodatel'stva RF", 25.07.2011, N 30 (ch. 1), st. 4602,
10.
Postanovlenie N 476 Mezhparlamentskoi Assamblei gosudarstv uchastnikov SNG "O model'nom zakone "O sovmestnykh issledovaniyakh i kooperatsii v razrabotkakh i proizvodstve innovatsionnoi produktsii (uslug)"(Prinyato v g. Sankt-Peterburge 13.04.2018)
11.
Barkov A.V. Problemy sotsializatsii chastnogo prava i zakonodatel'stva / A.V. Barkov // Kontseptsiya chastnogo i publichnogo prava Rossii: Azbuka chastnogo prava: Monografiya / Pod redaktsiei V.I. Ivanova, Yu.S. Kharitonovoi. Moskva: YuNITI; Zakon i pravo, 2015. 327 s.
12.
Vidra D., Sannikova L.V., Kharitonova Yu.S. Sotsializatsiya prava i tekhnologiya raspredelennogo reestra: transformatsiya regulyativnogo vozdeistviya // Grazhdanskoe pravo. 2020. № 4. S. 15-21. DOI: 10.18572/20702140202041521 (www.doi.org).
13.
Reshenie Soveta glav pravitel'stv SNG "O Mezhgosudarstvennoi programme innovatsionnogo sotrudnichestva gosudarstv uchastnikov SNG na period do 2020 goda" (Vmeste s , "Informatsionnoi kartoi innovatsionnogo proekta", "Raskrytiem magistral'nykh napravlenii razvitiya nauki, tekhnologii i tekhniki v razvitykh stranakh", "Dorozhnoi kartoi...", "Pokazatelyami otsenki effektivnosti realizatsii...", , "Slovarem terminov (glossariem)...") (Prinyato v g. Sankt-Peterburge 18.10.2011)
14.
Fedorova S.N. Innovatsii. osnovy upravleniya innovatsiyami// Vestnik Sibirskoi akademii prava, ekonomiki i upravleniya. 2011. № 1 (2). S. 57-63.
15.
Dydrov A.A. Diskursy filosofii XX V. ob innovatsii i innovatsiyakh// Vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo oblastnogo universiteta. Seriya: Filosofskie nauki. 2015. № 4. S. 8-14. DOI: 10.18384/2310722720154814
16.
Polyakov S.B., Gilev I.A. Algoritmy sudebnogo resheniya. Perm', 2020.
17.
Alikperov Kh.D. Komp'yuternaya programma opredeleniya mery nakazaniya. Materialy doklada, sdelannogo na mezhdunarodnoi prezentatsii «Elektronnykh vesov pravosudiya» v Baku 14 maya 2019 g. (Izdanie vtoroe. Dopolnennoe). — Baku, 2019.
18.
Gilev I.A. Informatsionnye tekhnologii — innovatsiya pravoprimenitel'nogo protsessa// Yuridicheskaya tekhnika. 2021. № 15. S.676-680
19.
Berlyavskii L.G., Lipchanskaya I.V. Pravovaya real'nost' kak kategoriya ontologii prava // Istoriya gosudarstva i prava. 2015. № 17. S. 38-43.
20.
Trofimov V.V. Kontseptsiya "pravovoi zhizni": teoretik metodologicheskoe znachenie // Pravovaya politika i pravovaya zhizn'. 2009. № 2. S. 60-65.
21.
Vasilevskaya L.Yu. K voprosu o predmete yuridicheskoi nauki // Rossiiskii yuridicheskii zhurnal. 2017. № 1 S. 34
22.
Osipov M.Yu. Sistemy v prave i pravovye protsessy. 3e izdanie M. 2019. 348 s.
23.
Ergasheva Z.E. Obstoyatel'stva, imeyushchie znachenie dlya kvalifikatsii po delam o prestupleniyakh s administrativnoi preyuditsiei //, Rossiiskii sledovatel'. 2018. № 4. S. 62-65.
24.
Gribkov A.V. K voprosu o neostorozhnom souchastii// Sovremennye problemy prava, ekonomiki i upravleniya. 2015. № 1. S. 18-21.
25.
Azgal'dov G.G., Kostin A.V. Innovatsii v netekhnicheskoi sfere – neobkhodimost' i vozmozhnost' // Nauchnoe, ekspertno-analiticheskoe i informatsionnoe obespechenie natsional'nogo strategicheskogo proektirovaniya, innovatsionnogo i tekhnologicheskogo razvitiya Rossii. Tez. dokl. 5-oi Vseross. nauchn.-praktich. konf. 28-29 maya 2009 g. (INION RAN) – Moskva, 2009.
26.
Birrell, K., Matthews, D. Laws for the Anthropocene: Orientations, Encounters, Imaginaries. Law Critique 31, 233–238 (2020). https://doi.org/10.1007/s10978-020-09282-8
27.
Grear, A. Legal Imaginaries and the Anthropocene: ‘Of’ and ‘For’. Law Critique 31, 351–366 (2020). https://doi.org/10.1007/s10978-020-09275-7
28.
Tacik, P. Melancholy of the Law. Law Critique (2020). https://doi.org/10.1007/s10978-020-09276-6
29.
Karelin V.M. Sovremennyi universitet pered legitimatsionnymi vyzovami // Vestnik RGGU. Seriya «Psikhologiya. Pedagogika. Obrazovanie». 2016. № 3 (5). S. 9–17. 7.
30.
Salpagarova L.A. Problematizatsiya legitimatsii nauchnogo znaniya v sovremennom obshchestve // Obshchestvo filosofiya, istoriya, kul'tura. 2018. № 12 (56). S. 49-51.
31.
Yanik A.A. — «Tsifrovaya legitimatsiya» nauchnogo znaniya: k postanovke problemy // Pravo i politika. – 2020. – № 10. – S. 27-40. DOI: 10.7256/2454-0706.2020.10.34413 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=34413

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования
Предмет статьи посвящен анализу определения и соотношения понятий новация и инновация в праве.
Методология исследования
1. Методологический инструментарий включает в себя следующие методы: системно-структурный метод, метод моделирования, аналогии, сравнения, анализа, синтеза, дедукции, индукции. Не вполне можно согласиться с восхищением автором идеей технологии использования понятийных рядов – «то есть группы понятий, в рамках которых существенные признаки данного явления не изменяются. Иными словами, проявляются они и те же свойства правового явления». Как представляется данная технология есть надстроечная модель над классическим методологическим инструментарием, которая в сущности ничего нового не привносит. Так, любое исследование должно опираться на применении методов, позволяющих обеспечить выявление существенных (и не существенных) признаков (характерных черт) искомого понятия в его «очищенном» состоянии. При этом императивным условием является сохранение устойчивости признаков (определителей) соответствующего понятия. В равной мере это применимо к сравнительно-правовому методу, который в сущности автором используется. Подчеркивает сомнительное отношение к понятийным рядам фраза автора о том, что «технология использования понятийных рядов, которые позволяют в какой-то мере (!) осмысливать и осознавать правовую реальность»


Актуальность
Актуальность тематики не усматривается.
Научная новизна
Научной новизны не выявлено, если не признавать за таковую собственные суждения автора в отношении различий между новеллами и инновациями. В целом весьма тривиальные рассуждения на тему о том, что новеллы – это новшество, а инновация – это совершенствующее новшество.

Стиль, структура, содержание
Стиль работы в целом соответствует требованиям к публикациям юридического характера. При этом в работе содержатся орфографические и пунктуационные ошибки.
Структура
Структура работы выдержана. Смысловых разрывов, неудачных переходов не обнаружено.
Содержание
В отношении содержания можно отметить следующее:
2. Автор не выдерживает единую логическую линию к интерпретации понятия инновация. Так, в первом абзаце он говорит, что инновация предполагает радикальные изменения (применительно к Указу 1654 г.), затем он говорит о том, что «не любое изменение в правовой системе можно назвать инновацией в сфере права, но лишь такое изменение, которое направлено или связано с улучшением социально-бытовых условий жизни, экологии, гигиены и безопасности труда, культуры и досуга и.т.д.». Далее автор вновь возвращается к тому, что «инновация в праве – это разновидность новации в праве, которая заключается в выработке принципиально иного подхода к регулированию тех или иных общественных отношений, к решению тех или иных проблем в правовой сфере». После этого опять подчеркивается, что «улучшенный продукт (товар, услуга) или процесс, новый метод продаж или новый организационный метод в деловой практике, организации рабочих мест или во внешних связях». АВТОРУ НЕОБХОДИМО ОПРЕДЕЛИТЬСЯ С ИМПЛЕМЕНТАЦИЕЙ В СТРУКТУРУ ПОНЯТИЯ ИННОВАЦИЯ ОЦЕНОЧНОЙ (ЦЕННОСТНО-ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ) СОСТАВЛЯЮЩЕЙ.
3. Следует разобраться с применением характеристик «принципиальное», «кардинальное» изменение в контексте инновации при условии, что эти изменения не обеспечивают усовершенствование регуляции тех или иных общественных отношений. В данном аспекте представляется неуместной дизъюнкция в определении инновации - введенные в употребление принципиально новые или значительно улучшенные процессы, протекающие в правовой системе, а также их результаты. Новое не должно противопоставляться улучшенному в условиях, когда мы говорим об инновациях. Если придерживаться такого подхода, то речь должна идти о новеллах.
4. Чересчур категоричным представляется суждение о неизменности форм правового регулирования. Уважаемому автору следует помнить изменения в составе форм (источников) права в современной РФ после СССР, а равно в СССР после Российской Империи. В этом плане отсылаю автора к работе Ж.И. Овсепян об источниках права.
5. Автор придерживается позитивистского подхода (в его советской трактовке). Так, он пишет: «При этом главные отличительные особенности юридических инноваций состоят в том, что указанные инновации закреплены в нормах права и представляют собой новые или измененные (улучшенные) нормативные модели общественных отношений, входящих в предмет правового регулирования либо нормативные модели совершения какого – либо процессуального действия. В отличие от юридических инноваций, инновации в правовой системе могут такими обязанностями не обладать. Например, разработка новой правовой технологии подготовки законодательных актов, или применения норм права, систематизации законодательства или обучения студентов – юристов, не будучи закрепленной в нормах права является инновацией в правовой системе, но никак не юридической инновацией, которая предполагает обязательное ее закрепление в нормах права. Таким образом, в отличие от юридических инноваций все инновации в правовой системе можно подразделить на два вида в зависимости от того, закреплены ли они в нормах права или нет на: юридические инновации и не юридические инновации». Едва ли справедливым будет разделять такой подход. Юридические инновации, зачастую, формируются в теории права, а затем получают (могут получить) формализацию. От того, что они не закреплены в законодательстве, юридические инновации не утрачивают имманентные свойства.

Библиография
Список литературы достаточен.

Апелляция к оппонентам
Апелляционный блок имеется.

Выводы, интерес читательской аудитории
Статья изобилует трюизмами, отражает позитивистский подход автора, что в рассматриваемом контексте представляется весьма спорным, не обеспечено единство к определению понятия инновации. С учетом изложенного, считаю, что статью целесообразно доработать, затем возможно ее повторное рассмотрение на предмет публикации.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная на рецензирование научная статья «Новеллы и инновации в праве: понятие и соотношение» подготовлена на актуальную тему, релевантную специализации журнала «Право и политика», поскольку характерной чертой современного права, являющейся следствием его реакции на усложнение общественных отношений, является динамизм, который проявляется в его постоянной дифференциации, сопровождающейся появлением новых структурных элементов (отраслей, подостраслей, институтов), изменением концептуальных основ правового регулирования обособленных сфер общественных отношений в контексте развития базовых принципов их нормативного правового регулирования. Признавая, что указанная особенность права является объективной, поскольку обусловлена реализацией важнейшей внутренней функции государства, связанной с необходимостью постоянно упорядочивания новых общественных отношений правовыми нормами, нельзя не заметить, что в процессе правотворческой деятельности возникают постоянные сложности, связанные с обеспечением интеграции новых правовых норм в действующую систему правового регулирования. Наряду с этим, в доктринальных источниках не выработаны принципиальные подходы к пониманию и дифференциации новелл и инноваций в праве, что делает невозможной успешную организацию соответствующих процессов, а также актуализирует научный дискуссию, поднятую автором.
Содержание произведения в целом соответствует заявленной в названии теме. Предмет исследования, как следует полагать, составляют доктринальные источники и отдельные теоретические выкладки, правовые нормы, определяющие содержание понятий «новелла» и «инновация» в отечественном праве. Принимая во внимание особенности избранного предмета исследования, автор прибегает к обоснованию необходимости применения частного метода исследования, который обозначается им как «технология использования понятийных рядов», в основу которой положена идея объяснения и осмысления реальности при помощи таких логических инструментов как «понятие» и «определение»». Идея об использовании «групп понятий, в рамках которых существенные признаки данного явления не изменяются» для определения схемы соотношения между понятиями новеллы и инновации вправе, несомненно, отражает творческий подход к организации исследования, достаточно нова и необычна для работ подобного рода. Вместе с тем, сложно согласиться с автором в том, предлагаемые им приемы обозначения уровней отдельных понятийных рядов могут рассматриваться как полноценная «методология (понятийных рядов – в версии автора)», - фактически речь идет об отдельных методологических средствах, позволяющих реализовать на практике традиционные научные методы анализа и синтеза. Следует полагать также, что в разделе, посвященном методологии исследования (при его отдельном обозначении в тексте статьи) необоснованно не определены особенности использования всего комплекса общенаучных и частно-научных (включая специально-юридические) методов – диалектического, формально-юридического, системного и т.п., необходимая для достижения цели исследования – в качестве таковой видится определение содержания понятий «новелла» и «инновация» в праве и установление критериев для их надежной дифференциации. Также нельзя не заметить, что в работе не выделены этапы исследования (можно предполагать, что они состоят в общем обзоре доктринальных источников, относимых к определению понятий «новелла» и «инновация» в праве, выработке и обоснованию методологического инструментария для проведения исследования, обосновании критериев дифференциации рассматриваемых понятий, формулировке выводов и предложений по использованию соответствующей терминологии при характеристике изменений, вносимых в систему правового регулирования общественных отношений), вследствие чего складывается впечатление, что основные выводы и рекомендации выдвигаются автором исключительно на основании выделенных им взаимосвязей в логических рядах юридических понятий.
Стиль изложения произведения научный, научная статья имеет обоснованную внутреннюю структуру, в рамках которой определяется актуальность заявленной темы, дается общий обзор современного состояния научных исследований в области правовых инноваций и новелл в праве (обзор литературы), представляется методология исследования, его результаты и выводы, производится обсуждение и критическая оценка последних с апелляцией к оппонентам. Особую значимость проведенному исследованию придает обоснование автором доктринальных определений «инноваций в праве и правовой системе» (под ними предлагается понимать «введенные в употребление принципиально новые и (или) значительно улучшенные процессы, протекающие в правовой системе, а также их результаты»), «новелл в праве» (как любых «изменений в праве и правовой системе») с выведением критериев их дифференциации («основное отличие новеллы от инновации в праве состоит в том, что инновация в праве связана с использованием принципиально иных подходов к решению тех или иных проблем в правовой сфере, тогда как новелла в праве может этими свойствами и не обладать»), а также предложение нескольких вариантов классификации инноваций и новелл в праве, производимых по различным основаниям (в зависимости от вида процесса, протекающего в правовой системе, по отраслевой принадлежности, с точки зрения соблюдения требований, предъявляемых к правовому регулированию). В то же время, нельзя не заметить, что во всем содержании статьи автор уделяет куда большее внимание именно понятию «инновация в праве», тогда понятие «новеллы в праве» используется в значительной степени во вспомогательных целях, - так, например, срез современного состояния научных исследований в области правовых инноваций и новелл в праве строится в основном на существующих доктринальных подходах к объяснению правовых инноваций и завершается промежуточным выводом о том, что «…разнообразное понимание термина «инновация» применительно к правовой сфере затрудняет его введение в научный оборот» (без каких-либо замечаний относительно термина «правовая новелла»), далее, производя классификацию новелл и инноваций праве, автор дает аргументированный перечень разновидностях только для инноваций, а для юридических новелл ограничивается лишь общим замечанием: «Аналогичная ситуация обстоит и с юридическими новеллами, которые в отличие от юридических инноваций не вносят радикального изменения в систему правового регулирования общественных отношений». Следует полагать, что при подобном подходе автору необходимо было бы рассмотреть вопрос о корректировке предмета исследования.
Библиография представлена достаточным количеством источников (всего 31 шт.), включая как нормативные правовые акты, так и научную литературу (в т.ч. зарубежные источники: Birrell, K., Matthews, D. Laws for the Anthropocene: Orientations, Encounters, Imaginaries. Law Critique 31, 233–238 (2020). https://doi.org/10.1007/s10978-020-09282-8; Grear, A. Legal Imaginaries and the Anthropocene: ‘Of’ and ‘For’. Law Critique 31, 351–366 (2020). https://doi.org/10.1007/s10978-020-09275-7, новейшие работы отечественных авторов по заявленной проблематике: Поляков С.Б. Результаты юридической инновации// Юридическая техника. 2021. № 15. С.58-63; Ромашов Р.А. Поправки к Конституции России как форма конституционно-правовой инновации// Юридическая техника. 2021. № 15. С.41-47; Смирнова М.Г. Социальные притязания и юридические инновации: проблемы соотношения и взаимодействия// Юридическая техника. — 2021. № 15. С 241244; Червонюк В.И. Инновационные юридические технологии // Юридическая техника. 2021. № 15. С. 273293 и др.). Апелляция к оппонентам представлена системно и последовательно, так, в частности, автор не ограничивается доктринальным обоснованием классификаций юридических новелл и юридических инноваций, перечисленных выше, но обращает внимание на возможность иных «подходов к решению указанной проблемы», выделяя здесь два базовых подхода оппонентов («Первый подход отрицает возможность применения термина «инновация» к правовым явлениям…», «Второй же подход предполагает отождествление понятий «новелла» и «инновация» в праве»), аргументируя, что «является сторонником третьего подхода, который предполагает, что динамика правовой реальности может рассматриваться путем использования двух категорий «новелла» и «инновация»….», а соотношение между искомыми понятиями «соотносятся между собой как общее и частное понятие, а сами эти явления соотносятся между собой как целое (новелла), так и часть (инновация)».
Итоговые выводы по статье отражают наиболее значимые результаты исследования, прошедшие критическую оценку сквозь призму качественной оценки наиболее существенных признаков рассматриваемых правовых явлений, которые автор совершенно справедливо определяет в ряду свойств, проявляющихся «наиболее стабильным образом при регулировании данного общественного отношения (класса отношений)». Предлагаемый в рамках данной работы теоретический подход, несомненно, обладает большим научным потенциалов в виду следующих основных факторов: 1) обоснования возможности руководствоваться при анализе динамики правовой реальности не одной из категорий «новелла» или «инновация», а обеими категориями «новелла», и «инновация», четко и последовательно дифференцируя смысл и содержания каждого понятия, их отличия друг от друга; 2) предложения нескольких вариантов классификации инноваций и новелл в праве, производимых по различным основаниям, наиболее ярко отражающим правую реальность и суть исследуемых явлений (в зависимости от вида процесса, протекающего в правовой системе, по отраслевой принадлежности, с точки зрения соблюдения требований, предъявляемых к правовому регулированию).
В целом, несмотря на частные замечания, представленная статья может рассматриваться в качестве самостоятельного научного исследования, способного вызвать интерес у читательской аудитории журнала, обладающего значительной степенью научной новизны и значимости в контексте дальнейшего исследования и обобщения проблем динамического развития современного права, обеспечения теоретических аспектов интеграции новых правовых норм в действующую систему правового регулирования, понимания и дифференциации новелл и инноваций в праве и развития научной дискуссии по смежным проблемам.